Пол хейне: Хейне, Пол — Википедия Переиздание // WIKI 2

Содержание

Книга Пола Хейне «Экономический образ мышления»: отзывы читателей

Известный американский экономист считает, что, делая выбор, человек останавливается на наилучшем из возможных вариантов. Он исходит из сравнительной оценки ожидаемой выгоды с учетом издержек. В рамках такой концепции человеческий индивид предпочитает предпринять только те действия, которые, как он думает, могут принести ему наибольшую выгоду в чистом виде, за вычетом затрат. Чем более серьезным окажется экономическое обоснование этого выбора, тем вероятнее, что поступок рациональный.

Что это за книга?

С теорией, изложенной в труде Пола Хейне, совладает каждый. Книга написана просто и понятно. В ней изложена экономическая теория на доступном для обывателя языке. Пол Хейне в своей книге «Экономический образ мышления» очень интересно рассказывает о процессах мировой экономики. Язык, которым он говорит, очень легкий и доступный. Можно смело утверждать, что так просто о денежных оборотах с нами до выхода этой книги не говорили.

Американский экономист прославился своей безусловной и преданной любовью к экономике. На протяжении долгого времени он был лектором в различных университетах. В итоге Хейне пришел к выводу, что многое из теоретического материала совершенно непонятно простому человеку. Все слишком сложно написано, так что можно запутаться в лабиринтах теоретических объяснений. На самом деле, все экономические процессы просты и прозрачны. Главное – вникнуть в их суть. Только суть любого предмета, главный корень, а не поверхностная шелуха, могут открыть нам все секреты его правильного использования.

Вот тогда и появилась книга с названием «Экономический образ мышления», написанная экономистом. Он обожал свой предмет, и это можно прочувствовать через текст. П. Хейне любил путешествовать по всему миру и обучать основам экономической теории всех, кто того желал.

Какой он человек?

У этого писателя-экономиста множество единомышленников и поклонников одновременно. При этом Пол всегда был дружелюбным и открытым человеком. У него не трудно было взять интервью. Он с большим удовольствием выходил на общение с поклонниками и отвечал на приходящие к нему письма. Хейне уважали и почитали как преподаватели, так и студенты.

Наверное благодаря своей харизме и простоте душевной Пол открыл секрет к изучению экономической теории. Это отлично видно из содержания книги «Экономический образ мышления», которая способна изменить сознание любого человека, открыв ему мир денег в новом свете.

Профессор всегда писал научные статьи и заметки, которые публиковал в печатных изданиях. До самой своей смерти он объяснял происходящие мировые макроэкономические процессы и комментировал их в телевизионных сюжетах.

Очень просто про экономику

Невероятно, но экономический образ мышления человека можно сформировать, не прибегая к сложному понятийному аппарату научных терминов. Благодаря прочтению книги П. Хейне, становятся понятными такие вещи, как:

  • истоки происхождения кризисов;
  • процессы, от которых зависит инфляция;
  • способы защиты себя от «финансовой ямы»;
  • пути реального и быстрого удвоения капитала;
  • процессы, влияющие на ход экономических событий в мире;
  • то, что не терпит экономика.

Этот учебник стоит обязательно принять во внимание студентам, учащимся на факультетах, связанных с экономической наукой. Он будет полезен и простым обывателям, интересующимся природой всего, что происходит в экономике.

Суть книги

Писатель не учит тому, как изменить судьбу государства с точки зрения экономической ситуации, но рассказывает о том, как жить в сложившейся ситуации, предугадать кризис, выйти из него и на что рассчитывать в разные моменты. Вся эта теория поможет сформировать экономический образ мышления. Пол Хейне неоднократно делал акцент на том, что с пониманием всей сути экономической системы мира становится проще управлять своим же собственным кошельком.

Примеры правильного подхода предлагаются в книге. Взяв их себе на вооружение, можно ожидать того, что деньги перестанут быть песком, сыплющимся сквозь пальцы непонятно куда.

В этом поможет сформированный благодаря полученным знаниям экономический образ мышления. Пол Хейне объяснил, как миллионам людей удается достигать необыкновенной согласованности своих действий. Ведь именно это качество характерно для современной индустриальной экономики. Чтобы производить огромное количество сложных благ, необходима высокая степень координирования своих усилий.

Что важно?

Время быстротечно. Не хочется его тратить на изучение сложных понятий, которые могут оказаться неактуальными к тому моменту, когда будут усвоены. Поэтому так важна книга «Экономический образ мышления». Отзывы, оставленные после ее прочтения, говорят о том, что можно быстро и качественно понять теоретический материал. Ведь, как ни крути, а без теории нет практики.

Люди недостаточно часто задаются вопросами, откуда возникают все те чудеса согласованности и координации в современном обществе, которые дают возможность удовлетворять наши насущные потребности. Современные блага и предметы роскоши мы принимаем как должное, не задумываясь и не интересуясь тем, как они возникают.

Об этом заставляет задуматься Хейне Пол. Экономический образ мышления человека дает возможность понять, что в мире нет ничего, что происходит автоматически. Согласованность колоссальных масштабов достигается благодаря наличию важных предпосылок. А мы, люди, в своем невежестве часто уничтожаем эти самые предпосылки или не даем им развиваться. Как следствие – не можем потом понять, почему наша экономическая система терпит внезапное крушение.

Именно поэтому так важна книга «Экономический образ мышления». Пол Хейне дает понять, что знания и понимания теории в этой области приносят пользу в первую очередь потому, что способны объяснить те самые процессы координации в обществе, выявить предпосылки, позволяющие им успешно развиваться.

При написании своего труда, профессор поставил перед собой цель изложить понятийный аппарат, способствующий возможности разобраться в процессах достижения согласованности между миллионами людей, даже незнакомых.

Кроме того, он показывает причину разногласий, способствующих разрушению этой целостности. И это тоже ценные знания, владение которыми позволяет тем, кто владеет рычагами управления обществом, вносить хаос и провоцировать бедствия. Если же правители ставят перед собой цель согласованности, то не стоит пренебрегать знаниями, которые нам поведал в своей книге Пол Хейне: «Экономический образ мышления». Читать ее легко и интересно. Безусловно, это очень важный экономический труд.

Он призывает к лучшему пониманию институтов, обеспечивающих согласованность в обществе и способствующих достижению процветания, социальной гармонии и свободы.

Важно понять, что экономическая теория – это не набор уже готовых рекомендаций, которые можно применить непосредственно в хозяйственной политике. Она лишь метод, интеллектуальный инструмент, техника мышления, помогающая ее владельцу приходить к верным заключениям.

На самом деле, многие преподаватели понимают, что вести курс экономической теории не сложно, так как сведений настолько много, что заполнить учебный день не составляет труда. Ничего не нужно выдумывать, перечень специальных терминов и их разъяснение уже дают основу на составление полного курса лекций. Однако какие результаты это приносит? Ведь важно то, что эти понятия принесут в жизнь новоявленных специалистов, как станет развиваться общество дальше, смогут ли эти люди понять глубину процессов и причинно-следственных связей? Захотят ли и, более того, смогут ли достигать социальной гармонии?

Что для экономического образа мышления характерно? Какие представления оно в себя включает?

Прежде всего, это взгляды и понятия, полученные в результате практической деятельности. Это опыт людей из повседневной экономической жизни. Основано экономическое мышление на практике, а не на познании действия и использовании социально-экономических законов. В своем труде Хейне экономический образ мышления наполняет иным социально-экономическим смыслом. Оно включается в связь с реальной практикой. А экономическое сознание связывается с познанием функционирования и развития социально-экономических законов.

Таким образом, экономическое мышление можно рассматривать как форму проявления экономического сознания относительно конкретной социальной ситуации.

Дело в том, что в оборот вовлекаются не все знания в этой сфере, а лишь те, которые непосредственно применяются на практике. В этом и заключается экономический образ мышления. Книга, о которой идет речь в этой статье, раскрывает вышесказанные вопросы.

Такое мышление тесно связывается с экономическими интересами людей. Оно формируется под влиянием объективных факторов развития экономики, состояния социального сознания, участия трудоспособного населения в экономических преобразованиях и без сомнения отбрасывает лишнее, выхватывая из широкого круга возможностей лишь главное.

В чем смысл?

Главная идея – это фиксация внимания на том, как сделать выбор, каким он должен быть. Здесь главный акцент делается на индивида. Первичная характеристика такого образа мышления – это калькуляция выгод и затрат. Именно на ней основывается экономическое поведение.

Индивиды преследуют собственные цели. Они приспосабливаются к поведению друг друга. Однако каждый из них соблюдает определенные игровые правила и права собственности. Это определяет выбор индивида.

Суть, которую имеет экономический образ мышления, Пол раскрывал в своих лекциях с нескольких сторон. Он хотел дать возможность стать образованными в этой сфере как можно большему числу людей различных профессий. Дело в том, что все мы являемся участниками экономических процессов, происходящих в мировом сообществе. И от того, каким будет наше сознание, зависит ситуация в частности и в целом.

Суть экономического мышления

Выведем несколько важных аспектов:

  • Труд – это необходимость и условие самореализации индивида, а отношение к нему выражается в показателях развития практических усилий и субъективных побудителей, направленных на совершенствование способностей. Индикаторами служат установки, стереотипы, мотивы повышения квалификации наряду с фактами экономического поведения, инспирированными этими побуждениями.
  • Отношение к разным формам собственности тоже отражается в показателях практического использования и ее субъективного восприятия. Индикаторами выступают элементы мышления, показывающие представления об эффективном использовании общественного богатства.
  • Проявление отношения к управлению видно в показателях позиции трудящихся и их возможности влиять на решения вопросов, связанных с организацией производства, социальным и материальным обеспечением, стимулированием. Кроме того, принимаются во внимание показатели активности участия в управлении коллективными, отраслевыми, региональными и общественными делами. Индикаторы – это суждения людей об эффективности и демократичности управления, о способности руководства решать насущные вопросы, а также активность участия трудящихся в практических формах управления.

Это основное содержание, которое имеет экономический образ мышления.

Отзывы о книге

Люди, изучившие труд американского экономиста, считают, что он помогает значительно быстрее понять принципы анализа, систематизации и корректировки знаний, получаемых ежедневно из различных информационных источников. Важным моментом они отмечают возможность применять инструменты экономического мышления практически неограниченно. Книга дает возможность понять и оценить все процессы, происходящие в социально-экономической сфере. Множество студентов остались благодарными профессору экономики, открывшему им мир знаний таким простым и доступным образом.

Интеллектуальный инструмент

Полученные через эту книгу знания помогают научиться распознавать порядок. На примере движения транспорта демонстрируется игнорирование общественного сотрудничества. Но при этом мы все намного больше зависим от механизмов координации, чем можем предположить. Члены общества служат друг для друга побудительным мотивом к выполнению совокупности взаимосвязанных действий, приводящих к результату, необходимому для приобретения материальных и нематериальных благ.

Под экономическим мышлением подразумевается подход. Готовые правила здесь не играют решающую роль. Нет, люди не абсолютные эгоисты, которые чрезмерно материалистичны и интересуются только деньгами без чувствительности ко всему остальному. Экономическая теория говорит о том, что, действуя в своих собственных интересах, человек создает возможность выбора для других. А процесс непрерывного взаимного приспособления к изменениям – это и есть общественная координация.

Экономическое мышление предвзятое. Оно фокусирует внимание на выборе. Главная цель книги, о которой идет речь в статье, — научить читателя думать, как экономисты. Поставленная задача достигается просто и легко. Не верите? Тогда возьмите эту книгу в руки и прочитайте ее.

Пол Хейне “Экономический образ мышления”

Пол Хейне “Экономический образ мышления”

Простая и понятная экономическая теория, с которой совладает каждый. Книга Пола Хейне “Экономический образ мышления” описывает процессы, происходящие в мировой экономике, легким и вполне доступным языком. Так просто о деньгах вам еще никто и никогда не рассказывал.

Был экономистом, стал писателем

Американец Пол Хайне прославился благодаря своей любви к экономике. Много лет он преподавал свой предмет в разных ВУЗах страны и резюмировал: многие теоретические данные из области непонятны простым людям в силу своей запутанности, на самом деле, процессы просты и прозрачны, если вникнуть в их суть.

Так и появилась книга “Экономический образ мышления”. Писателю-экономисту сейчас бы было около 90 лет. Он умер почти в 70. На протяжении своей жизни он обожал путешествовать по миру, с удовольствием преподавал и обучал основам экономической теории всех желающих. У него – толпы фанатов по всему миру. При этом он оставался открытым и дружелюбным человеком – он легко соглашался на интервью, с удовольствием общался с поклонниками и отвечал на и письма, был почитаем и уважаем среди преподавателей, студентов.

Профессор не забывал и об экономике – писал научные статьи, публиковал заметки в различных изданиях, объяснял происходящие в мире макроэкономические процессы, давал комментарии в телевизионных сюжетах вплоть до самой кончины.

Пол Хейне “Экономический образ мышления”

Цены на Пол Хейне Экономический образ мышления

Где купить книгу/аудиокнигу:

Простая экономика

В это сложно поверить, но экономическая теория может быть понятной и доступной каждому. Все дело в том, как ее «подать». Если с помощью многочисленных понятий и научных терминов, то будет сложно, если простыми словами – то невероятно легко. Вот и весь секрет, который вовремя открыл Пол Хейне. Это и дало начало его книге.

Благодаря прочтению этой литературы, становится ясно:

  • почему происходят кризисы;
  • от чего зависит инфляция;
  • как защитить себя от попадания в «финансовую яму»;
  • реально ли быстро удвоить свои накопления;
  • чего не терпит экономика;
  • что влияет на экономические процессы, происходящие в мире.

Учебник рекомендован студентам экономических факультетов и простым людям, которые хотят понять природу всего того, что творится в экономике. Автор не научит тому, как изменить экономическую судьбу государства. Зато отметит – как жить в сложившейся ситуации, на что рассчитывать, как предугадать кризисы и моменты выхода из них.

Благодаря понимаю всей экономической системы мира, проще управлять собственным кошельком – так неоднократно говорил профессор.  Примеры есть в книге, если им следовать, то деньги перестанут уходить непонятно куда, накопить на крупные покупки станет гораздо проще.

Экономика для читателей

Отзывы о книге встречаются на разных тематических сайтах. Одни утверждают, что книга им помогла, другие сетуют, что так и не научились управлять собственными финансами. Но те и другие одинаково уверены – труд легендарного автора должен быть прочитан в обязательном порядке.

Никита, 32 года: «Когда я учился в университете на финансиста, наш преподаватель по экономике рекомендовал нам прочитать труд Пола Хейне. Тогда книгу было тяжело достать. У нас был один экземпляр на весь поток. С момента прочтения книги учиться мне стало проще. В будущем я не раз применял полученные знания на практике»…

Алла, 43 года: «Когда я только начинала свою профессиональную деятельность, мои наставником был опытный бухгалтер Лариса Васильевна. Она все так понятно и просто объясняла, что я схватывала буквально налету. Однажды мне удалось выведать секрет ее профессионализма – она во многом следовала рекомендациям данной книги. С тех пор это и мой настольный учебник»…

Григорий, 36 лет: «По этой книге я писал дипломную работу. Поэтому досконально изучил этот труд. Настолько он мне нравится – ничего подобного я больше не встречал. Язык совсем не характерен для экономики – наверное, в этом и кроется основной успех данной литературы. Я бы рекомендовал почитать эту книгу всем неравнодушным людям – тем, кому интересно, чем живет мир, почему происходят кризисы, можно ли их избежать».

Хейне, Пол — Экономический образ мышления


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду «~» в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

«исследование разработка«~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак «^» в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово «исследование» в четыре раза релевантнее слова «разработка»:

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Читать онлайн книгу Экономический образ мышления

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 46 страниц)

Назад к карточке книги

Пол Хейне. Экономический образ мышления

Предисловие к русскому изданию

С благодарностью моим ближайшим помощникам Уэлли и Рут

Каким образом многим миллионам людей удается достичь необычайной согласованности своих действий, столь характерной для современных индустриальных экономик? Каким образом они могут координировать свои усилия с той высокой степенью точности, которая необходима для производства такого большого количества сложных благ?

Мы недостаточно часто задаем эти вопросы. Те чудеса согласованности и координации в нашем обществе, благодаря которым мы удовлетворяем наши насущные потребности и можем наслаждаться предметами роскоши, мы воспринимаем как нечто должное. Поэтому мы не интересуемся, каким образом они возникают, и не видим, что в этом нет ничего автоматического или неизбежного. Согласованность в таких колоссальных масштабах может достигаться, только если имеются важные предпосылки. В своем невежестве мы порой уничтожаем эти предпосылки или не даем им развиться. А потом не можем понять, почему наша экономическая система вдруг «развалилась».

Экономическая теория приносит пользу в первую очередь потому, что она способна объяснить эти процессы координации в обществе и выявить те предпосылки, которые позволяют им успешно развиваться. При написании «Экономического образа мышления» моя главная цель состояла в том, чтобы изложить понятийный аппарат, который поможет людям разобраться, каким образом и почему достигается согласованность между миллионами людей, даже незнакомых между собой, а также почему такой согласованности иногда достичь не удается. Если те, кто правит обществом, не обладают таким знанием, велика опасность хаоса и бедствий.

Мне бы очень хотелось, чтобы перевод «Экономического образа мышления» на русский язык помог бы лучшему пониманию тех институтов, которые обеспечивают согласованность в обществе, и тем самым способствовал бы достижению процветания, свободы и социальной гармонии.

Пол Хейне

28 декабря 1990 г.

г. Сиэтл, США

Предисловие

Экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимых непосредственно в хозяйственной политике. Она является скорее методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям.

Джон Мейнард Кейнс

Вводный курс экономической теории уже давно не представляет трудностей для преподавания. Правда, он сложен для восприятия, но это уже другая проблема. Объем усилий, необходимых для усвоения начальных курсов, мало связан с усилиями по их преподаванию.

Основам экономической теории легко учить, потому что многие из нас видят в этом лишь повод поделиться со слушателями теми разрозненными знаниями и навыками, которые они приобрели в процессе собственных занятий экономикой. Подобных сведений так много и они настолько сложны, что преподавателям начальных курсов не надо ломать голову над тем, чем заполнить очередной учебный день. Всегда можно пуститься в описание каких-либо новых подробностей или потратить час на разъяснение тех, что остались не разобранными на прошлом занятии. Такого рода вопросы даже не требуется специально выдумывать. Уже один только перечень терминов – эластичность, совокупная (средняя, предельная) выручка, конкурентное равновесие в долгосрочном аспекте, предельная ценность продукта, IS-LM, мультипликатор – дает вполне надежную основу для чтения полного курса лекций.

Что нам нужно?

Какую цель должен преследовать вводный курс по экономической теории? Из сказанного выше легко догадаться, что я не вижу большого смысла в постановке обычной учебной цели: ознакомить студентов с разрозненными элементами техники анализа. И в самом деле, почему мы хотим, чтобы начинающий студент непременно имел представление о концепции средних переменных, средних полных и предельных издержек, помнил, в какую сторону наклонена та или иная линия на соответствующих графиках, чтобы он знал об обязательном пересечении кривых предельных и средних затрат в точке минимума последних, а также – обо всем остальном, что требуется для доказательства равенства цены средним полным и предельным издержкам у всех фирм в долгосрочном аспекте при условии совершенной конкуренции и после капитализации квазиренты? Задать такой вопрос означает, по сути дела, ответить на него. Полагать, что начинающий студент обязан знать все перечисленное, нет никаких разумных оснований. Но тогда зачем мы продолжаем его этому учить?

Частично ответ кроется в нашем похвальном желании обучать теории. Именно теория придает экономической науке почти всю ее объяснительную и предсказательную силу. Без теории мы были бы вынуждены пробираться ощупью, вслепую, через сплетение экономических проблем, конфликтующих мнений и противоречащих друг другу практических рекомендаций.

Но приобщать других к экономической теории оказывается делом чрезвычайно трудным. И многие преподаватели экономики, сталкиваясь с очевидной неудачей вводных общетеоретических курсов, нередко переходят к чтению специальных и частных дисциплин. На таких занятиях студенты обычно читают и обсуждают заявления профсоюзных лидеров, высказывания представителей промышленности и сельского хозяйства, политиков, отечественных радикалов или зарубежных социалистов. Они знакомятся с данными о распределении доходов, валовом национальном продукте, занятости, ценах и темпах экономического роста. Рассматривают доводы в пользу введения гарантированных доходов и аргументы против планируемого устаревания, доводы в пользу свободного предпринимательства и против нерегулируемой конкуренции, соображения в защиту ядерной энергетики и соображения против неконтролируемого экономического роста. О чем же они узнают в итоге, когда курс пройден? Они узнают, что существует множество мнений, каждое из которых опирается на факты, что «все относительно», что любой американец имеет право на собственную точку зрения и что экономика – это не наука, а, вероятно, пустая трата времени.

Убежденность в необходимости обучения теории обоснована в той мере, в какой под этим подразумевается, что факты не имеют самостоятельного значения вне теоретического контекста. Теория здесь существенна! Но какая? Экономическая, конечно, – хотя в действительности это еще не ответ на вопрос. Какого рода экономическая теория? И в каком смысле? Прежде чем мы сможем ответить, необходимо понять, что же все-таки нам нужно.

Концепции и их применение

Я хочу, чтобы начинающие студенты овладели некоторым набором экономических концепций, которые помогут им мыслить более ясно и последовательно в широком диапазоне общественных проблем. Экономические принципы анализа позволяют улавливать смысл в окружающей нас разноголосице. Они проясняют, систематизируют и корректируют то, что мы ежедневно узнаем из газет, слышим от политиков. Сфера применимости инструментов экономического мышления практически неограниченна. Понимание и оценку всему этому студенты и должны вынести из начального курса.

Ничего, однако, не получится, пока нам, учителям и авторам учебников, не удастся убедить студентов. А для того чтобы убедить, необходимо наглядно показать. Следовательно, начальный курс экономической теории должен быть посвящен изучению инструментов анализа. Овладение любой концепцией необходимо совмещать с показом ее практических возможностей. Еще лучше – начать с потенциальных приложений, а затем уже перейти к инструментарию. В пользу такого порядка обучения педагогическая практика накопила уже столько свидетельств, что трудно даже понять, каким образом с ним мог когда-либо конкурировать какой-либо иной подход.

«Вот проблема. Вы понимаете, что это проблема. Что мы можем сказать о ней?» Это первый шаг.

«Вот как о той же проблеме размышляют экономисты. Они пользуются такой-то и такой-то концепцией». Это второй шаг, на котором можно продемонстрировать некоторые элементы экономической теории.

После того как показана применимость этих элементов к исходной проблеме и изучены некоторые следствия, ту же концепцию нужно использовать для решения других дополнительных проблем. Это третий шаг.

Конечно, все не так просто, и дело не сводится к трехэтапному делению. Преподавание основ экономической теории, наряду со знанием формальной техники анализа, также требует воображения, проницательности, знания текущих событий и ощущения перспективы. Сочетание перечисленных качеств встречается не часто. К тому же преподаватели должны и сами верить в то, что знание экономической теории окажется полезным не только для решения искусственно придуманных задач или успешной сдачи столь же искусственных экзаменов, но и для чего-то большего.

Польза ограничений

Никто, вероятно, не станет спорить с тем, что было сказано выше. Но если это так, то следует признать, что наша педагогическая практика сильно не соответствует нашим взглядам на нее. Одна из причин, несомненно, состоит в том, что на всех стадиях изучения экономической теории преподаватели одержимы идеей привить слушателям навыки формального анализа. Последователи великого мастера очень редко поднимаются выше уровня своего учителя. И если «мастера» нашей науки скорее заботятся о форме, чем о содержании, то это сказывается на начальных ступенях обучения. Нет необходимости обсуждать здесь вопрос о том, какую часть теоретического материала следует преподавать на промежуточных и продвинутых курсах или каков оптимальный баланс между математикой и собственно экономикой на аспирантских теоретических курсах. Ибо, независимо от того как решаются подобные проблемы, ответ на вопрос о содержании начального курса можно дать вполне определенно: туда должно войти лишь очень немногое.

Действительно, из всего идейного богатства, накопленного ныне экономической теорией, для правильного понимания происходящих вокруг нас событий и оценки предложений политиков требуется, в сущности, лишь очень немногое. Почти все по-настоящему важное, чему может научить экономическая теория, – это элементарные концепции взаимосвязей, которые любой человек смог бы вывести самостоятельно, если бы только захотел как следует подумать над этим.

 Очерках об экономической науке» (Essays in Economics, London: George Alien and Unwin, 1961, pp. 13-46). – Прим. авт.>.

Вся хитрость в том, чтобы суметь заставить людей оценить эти немногочисленные, но важные концепции. И ради достижения подобной цели необходимо пойти на самоограничение. Чтобы достичь большего, необходимо браться за меньшее. Характер вводного курса определяется не только тем материалом, что в него включен, но и тем, который остался за его пределами. Теорию, которую нельзя немедленно применить на практике, не следует вообще затрагивать в начальном курсе, если только мы не хотим поразить слушателей эзотерическим характером экономических знаний. Иначе мы просто-напросто топим начинающих; заставляем их так отчаянно барахтаться, что они не в состоянии заучить ни одного верного движения пловца. Между тем мы должны всего лишь научить их плаванию и вселить убежденность, что, тренируясь, они будут плавать еще лучше.

Каждому преподавателю вводного курса хорошо было бы прочесть небольшую статью Ноэля Мак-Инниса «Учить большему меньшим». Приведу три отрывка из нее.

«Смею утверждать, что все мы, кто учит студентов, грешны в том, что рассказываем гораздо больше, чем им хочется – или нужно – знать. Я бы даже предположил, что фактически мы рассказываем о наших предметах больше, чем считаем необходимым знать о них сами. В этом – одна из причин, почему при чтении лекций мы испытываем потребность в записях.

Наши теперешние методы преподавания часто затемняют смысл, а не раскрывают его… Трагические результаты этого нередко видны на примере наших «лучших» студентов, которые могут повторить все сказанное нами, но не в состоянии осмысленно использовать полученные сведения в новой ситуации. Их подготовка скорее отличается широтой охвата, чем глубиной понимания.

Обзорные курсы почти во всех дисциплинах становятся все более бесполезными из-за того, что сюда пытаются вместить всю относящуюся к ним информацию. Этим курсам можно было бы вернуть (или придать) практичность, если переориентировать их на изучение пяти-шести фундаментальных концепций и методологических принципов данной дисциплины, используя для этого лишь ту информацию, которая непосредственно показывает связь этих принципов с реальной жизнью» .

Я целиком и полностью согласен с Мак-Иннисом. Пусть даже воплощение его идей в данной книге будет признано далеким от совершенства. Тем же преподавателям, которые спросят, почему в ней опущена та или иная тема или почему не излагаются некоторые традиционные разделы теории, следует напомнить, что знание передается не только посредством того, о чем говорится, но и в равной мере посредством того, о чем умалчивается. Конечно, оценки уместности или относительной важности различных разделов экономической теории не остаются постоянными. Но всякий раз, испытывая искушение внести в программу начального курса еще один пункт или добавить к ней даже незначительный штрих, давайте помнить об аргументах Мак-Инниса.

Один семестр или два?

Любой преподаватель экономической науки, работающий с аспирантами или студентами-дипломниками, знает, что из начальных курсов обучения большинство студентов выносит удручающе мало необходимых сведений. Они, кажется, порой вообще ничего не помнят, кроме того, что когда-то «уже об этом слышали». Можно ли поправить дело, увеличив количество часов начального обучения? Нужно ли нам еще больше и тщательнее натаскивать их в основах нашей науки? По моему мнению, выход как раз в обратном: в уменьшении объема вводного курса.

Когда обучение основам экономической науки растягивается на два семестра, то подлинно значимый материал, как правило, теряется в общей массе. Студенты приобретают смутные представления об изучаемом предмете, но плохо схватывают его суть.

Кроме того, неполноценное единство общего двухсеместрового курса порождает множество административных и педагогических проблем. Меняются преподаватели, меняются учебники. Микроанализ ставится перед макроанализом, а затем наоборот. После первого семестра некоторые студенты уходят и возвращаются на второй спустя два года. И все же мы продолжаем упорствовать. Почему? Иногда кажется, что мы просто не хотим укладываться в один семестр, потому что опасаемся вполовину уменьшить спрос на наши услуги. Ведь если удается убедить составителей учебных программ, особенно в школах бизнеса, что два семестра есть абсолютный минимум, то тем самым удается и более успешно поддерживать спрос на наш предмет.

Но один стоящийсеместр может пробудить в начинающих желание большего. А экономическое образование не обязательно заканчивается вводным курсом. И многие, по крайней мере, не худшие студенты, наверняка захотят продолжить его, если только мы постараемся дать им хороший начальный импульс. Может даже оказаться, что спрос на знание экономических основ эластичен: вполовину уменьшив затраты времени, мы, вполне вероятно, увеличили бы число слушателей более чем вдвое.

Некоторые преподаватели полагают, правда, что хотя типичному студенту может хватить и семестрового курса, но для тех, кто специализируется по экономической науке или бизнесу, минимумом являются два семестра. Но разве краткое и живое изложение основ экономической науки не есть лучшее начало для всех: и тех, кто не собирается учиться дальше, и тех, кто намерен продолжить занятия экономической наукой в аспирантуре? В конце концов, односеместровый вводный курс вовсе не препятствует последующему изучению теории, так же, впрочем, как и других необходимых или желательных для выбранной специальности дисциплин. Многие студенты продолжили бы занятия экономической теорией, если бы на вводном курсе их удалось убедить в том, что это и полезно, и интересно.

Изменения и благодарности

В пятое издание этой книги внесены два значительных изменения. Прежде всего, должен сознаться, что если раньше от вопросов для обсуждения, помещенных в конце каждой главы, я испытывал скромное удовлетворение, то теперь оно переродилось в греховное ощущение гордости. Вместо выброшенных тривиальных добавлены новые отличные вопросы. Включено также значительное количество графических задач для тех, кому нравится постигать экономическую теорию таким способом.

Гораздо меньше уверен я в успешности другого крупного изменения: реорганизации обширного материала по макроанализу (гл. 15-22). После неудачного старта, долгих мучений, заминок, плутаний и даже пребывания в состоянии некоего раздражения – все это при терпеливой благосклонности моего редактора Роберта Хорэна – я решил, наконец, сделать макроэкономические главы более простыми и менее категоричными. Если в результате всех усилий произойдет ухудшение по сравнению с предыдущим вариантом, то остается надеяться, что моя трактовка макроэкономики не погасит энтузиазм других экономистов и не заставит их ограничиться одной данной книгой.

Мое понимание предмета продолжает подвергаться испытаниям, уточнениям и корректировкам в ходе общения со студентами, аспирантами и профессорско-преподавательским составом Вашингтонского университета. Я благодарен им всем. Что касается коллег из других учебных заведений, то должен выразить особую признательность П. Дж. Хиллу из Государственного университета в Монтане, Чарльзу Лэйву из Калифорнийского университета в Ирвине и Ховарду Свэйну из Университета Северного Мичигана – трем моим исключительно глубоким критикам. Хочу поблагодарить за полезные советы Эрика Донохью, Мартина Дермоди, Ванду Моррис из Юго-западного технического колледжа; Рональда С. Фиша из Общественного колледжа в Северной Вирджинии, Дж. С. Томпсона из Сенека колледж (Торонто) и Петера Туманова из Маркитского университета. И наконец, должен еще раз признать основополагающее влияние, оказанное на меня Арменом А. Алчианом и Вильямом Р. Алленом, чья » Экономическая теория для университетов» впервые показала мне, каким образом вводный курс по экономике можно сделать и полезным, и интересным.

Отдельной благодарности заслуживают Мишель Хейне – за помощь в редактировании – и Мариан Болэн, которая быстро и неизменно доброжелательно восстанавливала порядок из хаоса. За форму и краски, об исключительной важности которых я слишком часто забывал, я благодарен моей жене Джулиане.

Пол Хейне

Глава 1. Экономический образ мышления

Хорошие механики могут легко обнаружить поломку в вашем автомобиле, потому что знают, как он работает, будучи в полной исправности. Многие люди считают экономические проблемы сложными потому, что не имеют ясного представления о нормально функционирующей экономике. Они похожи на механиков, чья практика ограничивалась изучением одних только неисправных двигателей.

Если мы долгое время полагали нечто самоочевидным, то даже понять, к чему же, собственно говоря, мы так привыкли, становится очень трудно. По этой причине мы редко обращаем внимание на существующий в обществе порядок, и бываем не в состоянии распознать наличие механизмов общественной координации, от которых повседневно зависим. Неплохо поэтому было бы начать изучение экономической теории с того, чтобы попробовать удивиться той ловкости, с какой мы ежедневно принимаем участие в общественном сотрудничестве. Прекрасный пример этому дает дорожное движение в часы пик.

Распознавая порядок

Последнее утверждение могло бы, вероятно, сбить вас с толку. «Как? дорожное движение в часы пик – пример общественного сотрудничества? А разве не является это примером закона джунглей, т. е. расстройства такого сотрудничества?» Совсем нет. Если словосочетание «дорожное движение в часы пик» ассоциируется у вас с «дорожной пробкой», то тем самым еще раз подтверждается выдвинутый выше тезис: мы замечаем только неисправности, а к нормальному положению дел привыкаем настолько, что считаем его самим собою разумеющимся, даже не осознавая этого. Между тем главной особенностью транспорта в часы пик являются не дорожные пробки, а движение; ведь если люди изо дня в день отваживаются доверяться транспорту, то лишь потому, что почти всегда достигают места своего назначения. Конечно, транспортная система работает не без сбоев, но где их не бывает! Замечательный же факт, которому нужно уметь удивляться, состоит в том, что эта система вообще работает.

Тысячи людей по утрам, около восьми часов, выходят из дому, садятся в свои автомобили и едут на работу. Они выбирают маршруты без предварительного согласования. Водительское мастерство их различно, не одинаково отношение к риску, не совпадают и представления о правилах вежливости. Когда это множество легковых автомобилей самых разнообразных форм и размеров вливается в сплетение магистралей, образующих своего рода кровеносную систему города, к ним присоединяется еще более разнородный поток, состоящий из грузовиков, автобусов, мотоциклов, такси. Все водители стремятся к различным целям, думая почти исключительно о собственных интересах, причем не из-за эгоизма, а просто потому, что им ничего не известно о целях друг друга. Каждый знает об остальных только то, что видит: местоположение, направление и скорость небольшой, и к тому же постоянно меняющейся группы транспортных средств в его непосредственном окружении. К этой информации он может добавить важное предположение, что другие водители желают избежать аварии столь же страстно, как и он сам. Ну и, разумеется, есть еще общие правила, которым, по-видимому, подчиняется каждый водитель: такие, как остановка на красный свет и соблюдение ограничений скорости. Вот, собственно, и все. Это похоже на описание инструкции по созданию хаоса. И должно было бы в итоге привести к грудам искореженного железа.

Вместо этого возникает хорошо скоординированный поток, настолько плавный, что, глядя на него с большой высоты, можно получить почти эстетическое наслаждение. Вот они, внизу – все эти автомобили, управляемые независимо друг от друга, моментально вклинивающиеся в образующиеся промежутки между машинами, держащиеся так тесно, и все же почти никогда не касаясь, пересекающие друг другу дорогу буквально за секунду или две до неприятного столкновения, ускоряющие движение, когда перед ними открывается свободное пространство, и замедляющие, когда оно закрывается. Поистине, движение транспорта в часы пик и вообще городского транспорта в любое время дня дает пример удивительно успешного общественного сотрудничества.

Важность общественного сотрудничества

Пример с дорожным движением удачно демонстрирует, сколь часто мы склонны совершенно не замечать общественного сотрудничества. Каждый знаком с транспортом, но почти никто не воспринимает его как некое совместное действо. Однако данный пример полезен еще и по другой причине. Он показывает, что наша зависимость от механизмов координации гораздо шире, чем это обычно подразумевается, когда говорят об «экономических» благах. Если бы не было эффективных процедур, побуждающих людей к сотрудничеству, мы не могли бы наслаждаться никакими плодами цивилизации. «В таком состоянии», – заметил Томас Гоббс (1588– 1679) в одном часто цитируемом отрывке своего » Левиафана«:

«…Нет места для трудолюбия, т. к. ни за кем не обеспечены плоды его труда, и потому нет земледелия, нет судоходства, нет морской торговли, нет удобных зданий, нет средств движения и передвижения вещей, требующих большой силы, нет знания земной поверхности, нет исчисления времени, нет ремесел, нет литературы, нет общества, а что хуже всего – это вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, зверина и кратковременна» .

Гоббс полагал, что люди настолько озабочены самосохранением и удовлетворением личных потребностей, что только сила (или угроза ее применения) может заставить их удерживаться от постоянных нападок друг на друга; поэтому в своих сочинениях он делает акцент лишь на одной из наиболее базисных форм общественного сотрудничества: воздержании от насилия и грабежа. По видимому, он считал, что если бы удалось удержать людей от нападений друг на друга и от захвата чужой собственности, то позитивное сотрудничество – в ходе которого только и зарождаются промышленность, сельское хозяйство, науки и искусства – развилось бы само собою. Но так ли это? И почему оно стало бы развиваться ?

Как это происходит?

Каким образом члены общества побуждают друг друга выполнять именно ту совокупность взаимосвязанных действий, в результате которых производятся необходимые для потребления материальные и нематериальные блага? Механизм, побуждающий к позитивному сотрудничеству нужного вида, должен существовать даже в обществе святых, если только они не хотят вести жизнь «одинокую, бедную, беспросветную, звериную, кратковременную». Ведь и святым, прежде чем они смогут эффективно помогать другим людям, необходимо как-то определить: что, где и когда нужно сделать.

Вероятно, Гоббс не видел всей важности решения этой проблемы для правильного понимания устройства жизни в «государстве». Известное ему общество было намного проще, сильнее опутано обычаями и традициями, и не подвергалось столь же быстрым и разрушительным переменам, как то, в котором выросли мы. По сути дела, лишь с конца восемнадцатого столетия мыслители начинают все чаще задаваться вопросом: почему все-таки происходит так, что общество нормально «работает»? Почему индивидуумы, преследуя свои собственные интересы и обладая крайне ограниченной информацией, умудряются, тем не менее, порождать не хаос, но поразительно организованное общество?

Среди таких мыслителей восемнадцатого столетия одним из самых проницательных и оказавших наибольшее влияние был Адам Смит (1723-1790). Смит жил в эпоху, когда даже высокообразованные люди верили, что только благодаря неусыпному вниманию государственных мужей общество удерживается от неизбежного возврата в состояние беспорядка и бедности. Смит не согласился с этим. Но для того, чтобы опровергнуть общепринятое мнение, ему пришлось открыть и описать механизм общественной координации, действовавший, как он полагал, независимо от поддержки правительства. Причем механизм настолько мощный, что шедшие с ним вразрез правительственные мероприятия нередко оказывались сведенными на нет. Результаты своего анализа Адам Смит опубликовал в 1776 г. в книге » Исследование о природе и причинах богатства народов«, сделав тем самым весомую заявку на звание Основателя Экономической Науки. Не Смит изобрел«экономический образ мышления». Но он развил этот метод в гораздо большей степени, чем любой из его предшественников, и был первым автором, использовавшим его для всестороннего исследования происходящих в обществе процессов изменения и сотрудничества.

Интеллектуальный инструмент

Что мы, собственно говоря, понимаем под «экономическим образом мышления»? Прежде всего, то, что подразумевается самим термином: скорее подход, чем набор уже готовых выводов. Джон Мейнард Кейнс удачно сформулировал это в том отрывке, который цитировался в начале книги:

«Экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимых непосредственно в хозяйственной политике. Она является скорее методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям».

Но что такое «техника мышления»? В самых общих чертах – это некая предпосылка о том, чем человек руководствуется в своем поведении. За удивительно редкими исключениями экономические теории строятся, опираясь на вполне определенную предпосылку, что индивидуумы предпринимают те действия, которые, по их мнению, принесут им наибольшую чистую пользу (net advantage). (Т. е. пользу за вычетом всевозможных затрат или потерь, связанных с этими действиями. – Прим. ред.). Предполагается, что каждый поступает в соответствии с этим правилом: скупец и расточитель, святой и грешник, покупатель и продавец, политический деятель и руководитель фирмы, человек осторожный, полагающийся на предварительные расчеты, и отчаянный импровизатор.

Следование собственным (не «эгоистическим»!) интересам

Важно, однако, чтобы вы правильно это поняли. Экономическая теория вовсе не утверждает, что люди – эгоисты, или что они чересчур материалистичны, с ограниченным кругозором, интересуются только деньгами и не чувствительны ко всему остальному. Ничего этого не предполагается, когда мы говорим, что люди стремятся к возможно большей чистой пользе. В действительности все зависит от того, как они сами понимают свои интересы. Некоторые испытывают огромное удовлетворение, помогая другим. Есть, к сожалению, и такие – вероятно, их немного – которые получают удовлетворение, вредя своим ближним. Кто-то наслаждается видом цветущих роз. Другие с охотой пустились бы в спекуляцию городской недвижимостью.

Даже Мать Тереза не отказалась бы от большего количества денег.

Но если все люди такие разные, то каким же образом, исходя из одной только предпосылки о стремлении каждого удовлетворить свои интересы, экономической теории удается что-то объяснить или предсказать в их поведении? Разве из этой предпосылки следует что-либо помимо того, что люди всегда действуют так, как хотят, в чем бы ни состояли их интересы?

Впрочем, не надо отчаиваться. В действительности люди отнюдь не такие уж разные, как могло бы показаться из сделанных выше сопоставлений. Всем нам постоянно удается правильно предсказывать поступки совершенно не знакомых людей – без этого нормальная жизнь в обществе просто невозможна. Подобно тому, как невозможным при таких условиях был бы транспортный поток в часы пик. Кроме того, в любом обществе, широко использующем деньги, почти каждый человек предпочитает иметь их побольше, потому что деньги расширяют возможности достижения собственных интересов (в чем бы они ни состояли). Последнее обстоятельство сильно помогает предсказывать человеческое поведение.

Оно также оказывается весьма полезным и в тех случаях, когда требуется повлиятьна поведение других людей. Здесь мы снова возвращаемся к вопросу об общественном сотрудничестве и ко второй характерной особенности экономического образа мышления. Экономическая теория утверждает, что, действуя в своих собственных интересах, люди создают возможности выбора для других и что общественная координация есть процесс непрерывного взаимного приспособления к изменениям в чистой выгоде, возникающим в результате их взаимодействия. Это, конечно, очень абстрактное рассуждение. Мы конкретизируем его на прежнем примере с транспортным потоком.

Назад к карточке книги «Экономический образ мышления»

Paul Heine — адрес, номер телефона, публичные записи

( Paul Heine Пол M Heine 9000 Spo4 1211 Lyons Ave, WA, WA Пол Paul

64 (302) 699

Высокий Meadow Run, Gainesville, GA 30506
Paul L Heine 3549 Poppy Cres, Virginia Beach, VA 23450 (757) 427-5692
Paul Heine 1112 230Th Ave Ne, Sammamish, WA 98074 (425) 898-8280
Paul Heine 141 Ludlow, Dayton, OH 45402
)
Пол Heine 412 Essex Ave, Spring Lake, NJ 07762 (732) 449-0991
Paul Heine 38937 Heine 38937 Sassafrass ) 636-5454
Пол Хайне 20747 Flying Eagle, Невис, Миннесота 56467 (218) 652-2069
Пол A Heine 4 66 Spring Garden St, Hamden, CT 06517 (203) 248-6837
Paul Heine Louisville, KY (502) 228-8054
Medford, NJ (609) 953-3817
Paul A Heine 805 Royal Birch, Las Vegas, NV 89144 (702) 365-0952
21 Sherwood Dr, Medford, NJ 08055 (609) 953-8924, (609) 953-3817
Paul Heine (509) 483-0057
Пол M Heine 31566 Sd Hwy 19, Vermillion, SD 57069 (605) 624-2581
Пол
1210 Южный, Та llahassee, FL 32305 (850) 222-6863
Paul W Heine 428 Clearmount, Youngstown, OH 44511 (330) 788-4948
608 Wallace Ave, Louisville, KY 40207 (502) 899-3747
Paul L Heine 64 Country Field, Camden Wyoming, DE 19934
Пол L Heine 64 Country Field, Camden Wyo, DE 19934 (302) 698-1164
Paul J Heine 20 Frantaga0009, NY 14towagen (716) 668-5188
Пол D Heine 512 Big Muddy Levee, Gorham, IL 62940 (618) 687-2261
Paul Heine 009 274 S 3Rd St Apt 2, Columbus, OH 43215 (614) 580 — ****
Paul Heine , возраст 64 8203 Dabney Ave, Springfield, VA 22152 ( 703) 912 — ****
Paul Heine 512 Big Muddy Levee Rd, Gorham, IL 62940 (618) 521 — ****
Paul Heine 31566 Sd Highway 19, Vermillion, SD 57069 (605) 996 — ****
Пол Хайне , 60 лет 2450 Naamans Creek Rd, Upper Chichester, PA 90 1
Пол Heine 20747 Flying Eagle Dr, Невис, Миннесота 56467 (218) 652 — ****
Пол Heine 140 Shepard 43230
Пол Гейне 9 0006, возраст ~ 47 5415 Bullfinch Dr, Westerville, OH 43081
Paul Heine , возраст 64 1112 230Th Ave Ne, Sammamish, WA 98074 (425) 898 — *
Пол Хайне 8254 Олд-Харбор, Гранд-Блан, Мичиган 48439 (810) 694 — ****
Пол Хайне , возраст 52 51
Paul Heine , 71 год 335 Forest Dr, Buffalo, NY 14224 (716) 983 — ****
Paul Хайне , возраст 40 2615 Киннетт доктор Св, Лилберн, Джорджия 30047 (770) 596 — ****
Пол Хайне , возраст 66 21 Шервуд доктор, Медфорд, Нью-Джерси 08055
Пол Хайн e , возраст ~ 60 16 Monterey Rd, Santa Fe, NM 87508 (505) 466 — ****
Paul Heine , возраст ~ 72 1203 Patterson Rd, Dayton, OH 45420 (330) 788 — ****
Paul Heine , возраст 68 946 Hartney Dr, Gahanna, OH 43230 (614) 353 — ****
Пол Хайне , возраст 79 929 Village View Cir, Loganville, GA 30052 (770) 554 — ****
Пол Heine , 67 лет 805 Royal Birch Ln, Las Vegas, NV 89144 (702) 858 — ****
Paul Heine , возраст 47 5674 Blendonridge Dr, Columbus, OH 43230
.

Генрих Гейне


Heinrich Heine gehört zu den reichsten lyrischen Begabungen im 19. Jahrhundert. Er führte die романтическая ирония в лирике Эйн. Манш seiner künstlerisch virtuosen Lieder und Balladen sind Volksgut geworden.

Als Satiriker hatte Heine eine treffende Schärfe, und mil seinem ironischen Prosastil wurde er zum Begründer des modernen Feuiletonismus. Seine Gedichtc wurden in viele Sprachen übersetzt.

Die Vorstellung von dcr deutschen Romantik im Ausland ist von ihm wesentlich mitbestimmt.

Heinrich Heine wurde 1797 в Дюссельдорфе geboren. Сейн Фатер войны Кауфманн.

Er шляпа во Франкфурте и Гамбурге kaufmännischen Beruf studiert. Da hatte er sich in seine Cousinc Amalia verliebt und widmete ihr viele schöne Gedichte. Kaufmännischer Beruf interessierte ihn aber nicht.

В Бонне, Геттингене и Берлине шляпа er dann Jurawissenschaften studiert. Gleichzeitig hatte er auch Historische und philologische Vorlesungen gehört. Nach dem Studium wurde er als freier Schriftsteller und Journalist tätig.Э unternahm Reisen nach London, nach Italien.

1831 ginger als Berichterstatter der «Allgemeinen Zeitung» nach Frankreich und übersiedelte für immer nach Paris, wo er als demokratischrevolutionärer Publizist wirkte.

1841 наследник в Париже Матильда Mirat und blieb во франкрайхе. Deulschland sah er nur noch bei zwei kurzen Besuchen wieder.

Ab 1848 wurde der Dichler schwer krank und ans Belt gefesselt. 1856 Erlag er seiner schweren Krankheit.

Heine gehört zu den Begablesten Schriftstellern des 19.Jahrhunderts.

Er führte die romantische Ironic in die Lyrik ein und ist als Begründer der deutschen Publizistik bekannt. Viele seine Lieder und Balladen sind zu Volksliedern geworden.

Zu seinen wichtigsten поэтишен Sammlungen gehoren: «Buch der Lieder», «Reisebilder», «Deutschland. Эйн Винтермерхен », «Романзеро». В Германии wurde er durch das «Buch der Lieder bekannt». Das «Buch der Lieder», Heines erstcs groβes Gedichtbuch besteht aus vicr Zyklen: «Junge Leiden», «Lyrischcs Intermezzo», «Die Heimkehr», die «Nordsee».Es wurde 1827 veröffentlicht.

Seine Gedichte wurden in viele Sprachen übersetzt. Besonders trustbt ist das Gedicht «Lorelei». Es wurde von Friedrich Silcher vertont und den Volksliedcharakter bekommen. Das Thema der Schönen Jungfrau auf dem Felsen wurde von vielen Dichtern verarbeitet. Heines Gedichl wurde am bekanntesten und hat den Volksliedcharakter angenommen. Die Fischer auf dem Rhein wurden von ihrem Gesang verzaubert, sahen die Felsenriffe nicht und камен умс Лебен. Es gibt viele übersetzungen dieses Gedichtes ins Руссище.

Heinrich Heine hatte в России Sympathie und Anerkennung gefunden. Seit den zwanziger Jahren des 19. Jahrhunderts kannte jeder namhafte russische Dichter das Schaffen Heines, und viele wurden zu übersetzern seiner Lyrik und сейнер сатиришен Шрифтен. Фон «Deutschland. Эйн Винтермерхен » z.B. entstanden fünf übersetzungen. Besonders bekannt sind die übersetzungen фон Лермонтов.

Maxim Gorki bewunderte in Heine den Schöpfer eines aktiven und forischrittlichen Romanlismus.Шляпа Auch Majakowski durch ein Gedicht seiner Sympathie für Heine Ausdruck gegeben.




.

Паула Хайне — адрес, номер телефона, общедоступные документы

Paula 9004 (503) 356-5808 000 Mula000 Heine Heine 77 9000 4 Паула Heine OH , Columbus , Огайо, 44180, Heine 9 0180
Паула K Хайне 900 26Th St, Каунсил-Блафс, IA 51501 (712) 322-8764, (712) 256-1530, ( 712) 256-1531
Paula Heine 370 Muir Station Rd, Martinez, CA 94553 (925) 372-3636
Paula Heine Антиох, Калифорния 94509 (925) 776-4476
Паула Хайне Антиох, Калифорния (925) 776-4476
Паула M M
M M Dr, Columbus, OH 43221 (614) 487-1409
Paula L Heine 18615 Stubblefield Way, Beaverton, OR 97006 (503) 356-5806 00 Heine 18925 Illahe St, Portland, OR 97229 (503) 466-2137
Paula M Heine 108 Clemson Ct, Elyria, OH 440448 09 , (440) 322-5606, (440) 322-8086
Паула Хайне 305 Columbus Ave, Brillion, WI 54110 (920) 756-2743
513 Washington Ave, Woodbury, NJ 08096 (856) 227-1320
Paula Heine Brillion, WI (920) 756-2743
7310 Copper Mdw, Converse, TX 78109 (210) 233-1668
Paula Heine 2213 Meredith Way, Antioch, CA 9450944
151 Magrath St, Fort Benning, GA 31905 (706) 685-0285
Paula M Heine 3078 Sunset Dr 43202
Паула M Heine 3310 Halsted St, Chicago, IL 60657
Paula M Heine 15610 Van Aken Blvd, Cleveland 3804 2282Nd Rd, Serena, IL 60549
Paula J Heine 4225 2351St Rd, Sheridan, IL 60551
Paula Bassett Rd, Bay Village, OH 44140
Паула Heine , возраст 47 108 Clemson Ct, Elyria, OH 44035
Паула Гейне , возраст 73 3100 N Ocean Blvd Apt 2008, Форт-Лодердейл, Флорида 33308 (954) 565 — ****
Паула He9 401 Delaware Ave, Lansdale, PA 19446
Paula Heine 100 Mary Powell Dr Apt F42, Saint Marys, GA 31558
Paula , возраст 305 Columbus Ave, Brillion, WI 54110 (920) 756 — ****
Paula Heine 3770 W Maple Rd, Bloomfield, MI 48301 (248) 860 — *** *
Паула Хайне , возраст 66 21 Шервуд Др, Медфорд, Нью-Джерси 08055
Паула Хайн , 55 лет 26764 Олмстед Фоллвуд 9000 4 (440) 235 — ****
Паула Heine , возраст ~ 62 3301 Buchanan Rd Unit 46, Антиохия, Калифорния 94509 (925) 776 — ****
Паула Heine 370 Muir Station Rd, Martinez, CA 94553 (530) 908 — ****
Paula Heine 513 Washington Ave, Woodbury
Паула Гейне 8733 Florence Hill Rd, Florence, IN 47020
.

ГЕЙН, ГЕНРИХ — JewishEncyclopedia.com

Немецкий лирический поэт и публицист; родился в Дюссельдорфе 13 декабря 1797 г .; умер в Париже 17 февраля 1856 г .; сын Самсона Гейне и Бетти фон Гельдерн. Хотя он назван в честь брата своего отца Герца, в ранние годы он находился под главным влиянием своей матери и ее дяди, Симона фон Гельдерна, любопытной смеси путешественника, шноррера и авантюриста. Его отец оставил образование своей матери, Бетти фон Гельдерн, которая, тронутая новыми идеями Французской революции и в некотором роде свободомыслящая, дала ему образование в бессистемной манере, в равной степени свободомыслящих иезуитов и французских беженцев.Существует мало свидетельств того, что он имел какое-либо специфически еврейское образование, хотя в своих «Мемуарах» он записывает, что научился спрягать еврейский глагол «паад». Поскольку он также ссылается на корень «хагал», вероятно, ему пришлось позже переучивать иврит у Гесениуса. Время его юности было самым благоприятным для немецких евреев благодаря влиянию Наполеона, и Гейне всегда осознавал и был благодарен за еврейское освобождение благодаря ему.

Ранние влияния.

В возрасте семнадцати лет, в 1815 году, его отправили во Франкфурт попытать счастья в конторе банкира, где он впервые узнал об ограничениях, с помощью которых подавлялись евреи в немецких городах.Сначала он не выдержал и вернулся в Дюссельдорф; на следующий год он отправился в Гамбург, чтобы войти в офис своего дяди, Соломона Гейне, который становился одним из главных купцов этого города. Канцелярская работа оказалась ему неприятной, и в 1818 году он рискнул открыть свой бизнес, но потерпел неудачу. Между тем самое важное влияние на его жизнь оказала разочарованная любовь к кузине Амалии, которая выявила некоторые из самых нежных, а когда ему помешали, некоторые из самых циничных настроений его музы.Когда Соломон Гейне обнаружил, что его дочь, вероятно, связана со своим двоюродным братом, который не проявил никаких способностей к ведению бизнеса, было наложено жесткое эмбарго на любые половые отношения между Гейне и молодой девушкой, которая вскоре после этого, в 1821 году, вышла замуж за Й. Фридлендера. абсента. Возможно, в качестве компенсации его дядя отправил Гейне в 1819 году изучать право в Бонне, а затем в Геттингене, откуда он был подвергнут рустизации; идя рядом с Берлином, он попал под влияние гегельянцев. Здесь появился его первый том стихов, и здесь он впервые соприкоснулся с настоящим еврейским влиянием.Он стал членом кружка вокруг Рахель, а в доме Вайт познакомился с Мозером, Гансом, доктором Розенхаймом, Даниэлем Лессманном и Йозефом Леманном. Он также посетил Мендельсонов и в доме Шамиссо познакомился с Хитцигом (Эмбден, «Семейная жизнь», стр. 44-47, Нью-Йорк, 1892). Он вошел в контакт с Цунцем и его последователями, и они были вовлечены в круг, который пытался создать еврейскую науку, благодаря Verein für Cultur und Wissenschaft des Judenthums. Когда появился «Zeitschrift», Гейне пожаловался на его немецкий («Briefe», изд.Карпелес, стр. 117).

Главное влияние, однако, оказал Моисей Мозер, которого Гейне где-то называет дополнением к «Натану Мудрому». Они, вместе с Людвигом Маркусом и Эмануэлем Вольфом, были вдохновлены идеей объединения современной культуры и древнего иудаизма, и Гейне с энтузиазмом присоединились к их восторженным надеждам, которым, однако, вскоре суждено было не сбыться. В ответ многие члены Verein приняли крещение, которое в то время было единственным ключом к официальной карьере в Пруссии.Эффект на Гейне был скорее направлен на то, чтобы отвлечь его внимание от еврейских вопросов к немецкой литературе, и с 1822 по 1827 год он написал серию стихов и очерков о путешествиях, которые фактически поставили его во главе немецкой литературы, достигнув кульминации, как и они, в » Buch der Lieder », один из самых изысканных сборников лирических стихов немецкого поэта. Однако многое из того, что он писал, было оскорбительным для буржуазии и бюрократии Пруссии, но грубость предложений часто компенсировалась пикантным стилем, в котором они были высказаны, и его легкие лучи сатиры умудрялись пронзить самые толстокожие. смертных.Его остроумие было в основном еврейским и явно происходило из берлинских кругов, в которых он недавно находился. Находясь под их влиянием, он попытался изо всех сил создать роман в своем «Рабби фон Бахарах», историческом средневековом романе о преследовании евреев крестоносцами; К сожалению, он остался незавершенным.

Генрих Гейне Его обращение.

Между тем вопрос о средствах к существованию заставил его заняться проблемой продолжающейся формальной связи с еврейской общиной.Пример Эдуарда Ганса показал ему безнадежность ожидания академической карьеры от исповедующего еврея. Вызывающе, но неохотно он решил номинально изменить свою веру, и был принят в Протестантскую церковь (28 июня 1825 г.) в качестве предварительного экзамена на степень доктора юридических наук. в Гёттингене и его карьере в прусской адвокатуре. Сам он не пытался скрыть мотивы, приведшие к этому отречению. Он заявил, что он «просто крестился, а не обратился». В письме Мозеру он сказал:

«Исходя из моего образа мыслей, вы можете представить, что крещение — дело безразличное.Я не считаю это важным даже символически, и я все больше посвящу себя освобождению несчастных членов нашей расы. И все же я считаю позором и пятном на своей чести, что для того, чтобы получить должность в Пруссии — в любимой Пруссии, — я должен позволить себе креститься ».

Гейне испытал болезненное удовольствие, посетив храм в Гамбурге. чтобы послушать проповедь доктора Саломона против крещеных евреев, и вскоре он узнал, что его жертва — если это была жертва — малоэффективна.

«Меня одинаково ненавидят иудеи и христиане», — писал он 9 января 1826 г .; «Я очень сожалею о том, что крестился. Я не вижу, чтобы с тех пор мне стало лучше. Напротив, я не знал ничего, кроме несчастий и несчастий».

Почти сразу после крещения он опубликовал свою «Buch Le Grand» (1827), которая была настолько революционной по тону и извиняющейся по отношению к Наполеону, тогда имевшая дурную репутацию, что он счел разумным дождаться публикации в Англии.Климат и филистерство Англии того времени были для него отталкивающими, и вскоре он вернулся в Гамбург, чтобы поставить свой шедевр «Buch der Lieder». Отчаявшись получить какую-либо правительственную работу со стороны прусских чиновников, он отправился в Мюнхен, но после антиномической демонстрации, которую он продемонстрировал в «Buch Le Grand», обнаружил, что все попытки тщетны. Соответственно, он отправился в Италию и еще больше вызвал раздражение у общественности расплывчатыми описаниями своих итальянских приключений в своей «Бадер фон Лукка». После смерти отца он выпустил третий том своего «Reisebilder», распространение которого было сразу же запрещено прусским правительством, которое ясно показало этим свое намерение не давать ему официальной карьеры.Французская революция 1830 г. застала его готовым покинуть родную землю, и в мае 1831 г. он поселился в Париже, где в то время его еврейское происхождение было скорее преимуществом, чем каким-либо другим.

Посредник между Францией и Германией.

Следующие восемнадцать лет его жизни были посвящены в основном серии пропагандистских усилий, которые были еврейскими по методу, если не по цели. Гейне постоянно стремился действовать таким же посредником между французской и немецкой культурой, как испанские евреи действовали между христианами и маврами Испании.В частности, он сотрудничал с Людвигом Бёрне, хотя и не в прямой связи с ним, в попытке создать интеллектуальную партию в Германии, которая применила бы к немецким институтам и концепциям свободу и силу французских революционных идей. Тем самым они помогли создать партию «Молодая Германия» в литературе и политике. В то же время он пытался сделать глубины немецкой мысли доступными для французской публики и, таким образом, подготовить почву для более тесного взаимопонимания между умами двух народов.За все это время он мало писал, если вообще писал о еврейской тематике. Его соратники в Париже отнюдь не были исключительно евреями, как в Берлине и Гамбурге. Он был допущен в близкие отношения с Бальзаком, Жорж Санд, Альфредом де Мюссе, Александром Дюма и, по сути, со всем, что было блестящим во французской литературе и искусстве. И все же многие из его самых близких друзей принадлежали к еврейскому кругу. Александр Вайль, Давид д’Ангерс, А. Мельс, А. Карпелес, Оппенгеймы, Фридланды и до некоторой степени парижские Ротшильды вступили с ним в более или менее интимные отношения, пока он мог выйти в свет.

И Гейне, и Бёрне особенно подходили для выполнения той функции, которую они выполняли по передаче французских идей — или, скорее, практических предложений по их воплощению — в Германию, столь богатую своими идеями, но до сих пор не имеющую возможности воплощать их в жизнь. практика. Как евреи, оба могли наблюдать за движениями с определенной беспристрастностью и отличать постоянный элемент от преходящего в текущих событиях. Однако Гейне в действии не был революционером. Он полагался на влияние идей, а не на какое-либо прямое вмешательство в политические дела.Это вызвало разногласия между ним и Бёрне, который яростно напал на него. Гейне хранил молчание при жизни Бёрне, но после его смерти написал анализ слабостей Бёрне. Этот подвиг не сделал Гейне чести и навлек на него дуэль с неким Штраусом, поклонником Бёрне. Опасения по поводу исхода дуэли привели Гейне к узакониванию своих отношений с Матильдой Мират (1841 г.).

Гейне поддерживал себя частично своими литературными усилиями, частично пенсией от французского правительства и в некоторой степени денежным пособием от своего дяди Соломона Гейне, которое продолжалось после некоторых ссор его кузена Шарля после его смерти. обещают, что пособие будет продолжено мадам Гейне после смерти поэта.

Его «Матрасная могила».

Около 1847 г. Гейне охватила болезнь, которая в конце концов привела его в сравнительно раннюю могилу. Какой бы ни была его природа, будь то размягчение спинного мозга, мышечная атрофия или локомоторная атаксия, не может быть никаких сомнений в том, что его нерегулярная жизнь привела к его невропатическому состоянию. После мая 1848 года он не вставал с постели более восьми лет, за это время, мужественно перенося самую мучительную боль, он проявил героическое терпение, которое в значительной степени искупило недостаток вкуса и достоинства, проявленные в его раннем поведении.Его мысли часто возвращались к кредо его юности, и он часто с сожалением признавал свою оценку прекрасных сторон иудаизма и еврейского народа. В своем «Romanzero» он дал то, что до сих пор является, пожалуй, самым ярким изображением Иуды ха-Леви, несомненно, полученным из «Religiöse Poesie» Майкла Сакса. Более почтительный «диспут» показал, что он столь же непочтительно относился к священным еврейским предметам, как его враги обвиняли его в приверженности христианству. В своей «Prinzessin Sabbath» он навсегда сохранил возвышенные стороны еврейского домашнего богослужения.

Именно на «могиле на матраце» Гейне высказал свои самые проницательные комментарии по вопросам еврейского:

О Библии и евреях.

«Евреи могут утешиться тем, что потеряли Иерусалим, и Храм, и Ковчег Завета, и золотые сосуды, и драгоценности Соломона. Такая потеря просто незначительна по сравнению с Библией, нетленным сокровищем. Если я не ошибаюсь, именно Магомет назвал евреев «народом Книги», имя, которое осталось их до наших дней на земле и которое является очень характерным.Книга — это их отечество, их сокровище, их правитель, их блаженство и их проклятие. Они живут в мирных границах этой книги. Здесь они осуществляют свои неотъемлемые права. Здесь их нельзя ни вести, ни презирать. Вот они сильные и достойные восхищения. Погруженные в город, описанный в этой книге, они почти не заметили изменений, происходивших вокруг них в реальном мире: нации возникали и исчезали; состояния расцвели и исчезли; революции бушевали из-под земли; но они лежали, преклонившись, над своей книгой и ничего не наблюдали из диких времен, которые прошли над их головами.»

После блестящего упоминания Моисея как замечательного художника, поскольку он создал этот шедевр» Израиль «, он продолжает:

» Как было с ремесленником, так и с его рукотворными евреями. Я никогда не говорил о них с достаточным благоговением, и это было бы правдой из-за моего эллинского темперамента, противоположного еврейскому аскетизму. С тех пор мое предпочтение Элладе уменьшилось. Теперь я вижу, что греки были просто красивыми юношами. Евреи, однако, всегда были мужчинами, энергичными и сильными, не только в то время, но даже в наши дни, несмотря на тысяча восемьсот лет преследований и страданий.С тех пор я научился ценить их лучше, и, если бы всякая гордость от рождения не была глупым противоречием поборника революции и демократических принципов, автор этих страниц мог бы гордиться тем, что его предки принадлежали к благородному дому Израиль, что он потомок тех мучеников, которые дали миру единого Бога и нравственный закон, и боролись и страдали на всех полях сражений мысли ».

Этот контраст между эллинским и еврейским влияниями в Цивилизация была фаворитом Гейне и однажды заставила его отказаться рассматривать христиан как существенно отличающихся от евреев, небольшая разница между ними заключалась в том, что они называли христиан «назареями».

Мемориал Гейне, Нью-Йорк. (С фотографии) «Эллин» и «Иврит».

«Я говорю« назареянин », чтобы избежать использования« еврейского »или« христианского »выражений, которые являются для меня синонимами, поскольку я использую их для характеристики только природы, а не религиозных убеждений.« Еврейский »и «Христианин» для меня полностью синонимичный термин, в отличие от слова «эллинский», которым я обозначаю не определенных людей, а определенное направление духа, манеры и интуиции, результат рождения, а также образования.В этом отношении я могу сказать, что все люди либо евреи со склонностью к аскетизму и чрезмерному одухотворению и ненавистью к пластике, либо эллины с жизнерадостными взглядами на жизнь, гордость за саморазвитие и любовь к реальности ».

Эта концепция была позже подхвачена Мэтью Арнольдом и легла в основу его теории культуры, изложенной в его «Культуре и анархии». Вероятно, она лежит в основе аргумента Гейне в пользу еврейской эмансипации, который в основном основан на как будет видно, о притязаниях евреев на представление религиозного или еврейского принципа в цивилизации.

О еврейской эмансипации.

«Это освобождение рано или поздно будет даровано из любви к справедливости, из благоразумия, из необходимости. Антипатия к евреям больше не имеет религиозной основы у высших классов, и она больше трансформируется в социальную вражду против подавляющая мощь капитала против эксплуатации бедных богатыми. Ненависть к евреям действительно имеет другое название в народе. Что касается правительства, то оно, наконец, пришло к разумному мнению о том, что государство есть Органическое тело, которое не может достичь идеального здоровья, пока одна из его конечностей, если бы это был только мизинец, находилась в воспалении.. . . Инвалиды евреев — всего лишь мозоли на ногах немецкого государства. И действительно ли правительства учли, насколько ужасно позвоночник всех религий, сама идея деизма, находится под угрозой со стороны новых доктрин, ибо вражда между наукой и верой больше не будет ручной схваткой, а скоро будет дикой битвой на смерть. — если бы правительства учли эту скрытую необходимость, они были бы благодарны за то, что в мире еще есть евреи, что «швейцарская гвардия деизма», как назвал их поэт, все же стоит на ногах, что все еще существует «народ». Бога.Вместо того, чтобы пытаться заставить их отречься от своей веры посредством законодательных санкций, они предпочли бы попытаться удержать их в ней, предложив им награды: они построили бы свои синагоги за счет государства только при условии, что они будут ими пользоваться, что люди снаружи могут знать, что в этом мире еще есть какая-то вера. Воздержитесь от распространения крещения среди евреев: это просто вода, и она быстро высыхает. Скорее поощряйте обрезание, то есть веру через разрез во плоти: в духе такие разрезы больше невозможны.Спешите, поторопитесь, эмансипация, чтобы она не наступила слишком поздно, и пока в мире еще не найдены евреи, которые предпочли бы веру своих отцов благополучию своих детей ».

Высокое мнение Гейне об этических нормах Ценность еврейской истории за последние две тысячи лет выражена в следующих отрывках:

«Евреи были единственными людьми, которые сохранили свою духовную свободу в христианизации Европы».

«Еврейская история прекрасна, но более поздние евреи причинить вред старым, которых можно было бы поставить выше греков и римлян.Я думаю, что если бы больше не было евреев и было бы известно, что хоть один пример этой расы существует где угодно, люди проехали бы сотню лиг, чтобы увидеть его и пожать руку; а теперь люди уходят с нашего пути! »

« История более поздних евреев трагична; тем не менее, если бы кто-то написал трагедию на эту тему, над ним бы посмеялись — что является самым трагическим отражением из всех ».

«У евреев были высокоцивилизованные сердца с непрерывной традицией на протяжении двух тысяч лет. Я считаю, что они так быстро усваивают европейскую культуру, потому что им нечему научиться в смысле чувств, и они читают только для того, чтобы получить знания.

Именно в последние дни своей жизни он высказал самое глубокое суждение о еврейском характере:

«Евреи, когда они хорошие, они лучше, а когда они плохие, хуже, чем язычники». ;

и горькое из всех высказываний об иудаизме:

«Иудаизм — это не религия; это несчастье ».

В своем последнем завещании он провозгласил свою веру в Единого Бога, милость которого он просил для своей бессмертной души.

Рассматривая Гейне в его отношении к иудаизму, к какому аспекту его карьеры относится настоящий очерк был ограничен, следует признать, что его предыдущее обучение и окружение не побуждали его посвятить свои великие силы служению своей расе и религии.За исключением нескольких лет в Берлине, он, похоже, не подвергался какому-либо специфически еврейскому влиянию духовного типа; тем не менее влияние Берлина было достаточно глубоким, чтобы на протяжении всей его жизни отмечать еврейские нотки в его работах. Его остроумие и пафос были в основном еврейскими. Его умственное положение как еврея дало ему ту отстраненность от более крупных течений времени, которая позволила ему более ясно и беспристрастно определять их курс. Его работа в качестве журналиста, хотя и находилась под сильным влиянием французских примеров, была в определенной степени эпохальной для немецкоязычных стран, и за ним последовало множество умных еврейских газетных авторов, которые задали тон фельетону Центральной Европы, который он сохраняется и по сей день.Почти во всех аспектах своей прозы он был евреем до мозга костей; только в его стихе преобладала отдельная нота.

Еврейское происхождение Гейне оказало влияние на его репутацию даже после смерти. Историки немецкой литературы долгое время отказывались признать его значение, во многом из-за шовинистических и религиозных предрассудков. Когда в 1897 году была предпринята попытка воздвигнуть памятник поэту в Дюссельдорфе, его родине, правительство отказало в разрешении на основании антинемецких высказываний Гейне.Мемориал, созданный для этой цели, был соответственно предложен муниципалитету Нью-Йорка, который разместил его на Мотт-авеню и 161-й улице. Он широко известен как фонтан Гейне или Лорелей.

Библиография:
  • Grätz, Gesch. xi .;
  • Г. Карпелес, Генрих Гейне унд дас Юдентум, Берлин, 1890;
  • idem, Генрих Гейне: Aus Seinem Leben und aus Seiner Zeit, Берлин, 1901;
  • Мэтью Арнольд, Очерки критики, 1-е изд., pp. 179–183;
  • Леди Магнус, Еврейские портреты, стр. 32-56;
  • G. Brandes, Hauptströmungen der Litteratur des 19. Jahrhunderts, vi .;
  • Strodtmann, Leben und Werke Х. Гейне, Берлин, 1873 г .;
  • Д. Кауфман, Ahnensaal Aus Heinrich Heine, Бреслау, 1896 г. См. Библиографию в «Мемуарах У. Шарпа» из серии «Великие писатели».
S.J. .

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *