Пол и характер отто вейнингер: Читать книгу Пол и характер Отто Вейнингера : онлайн чтение

Содержание

Читать книгу Пол и характер Отто Вейнингера : онлайн чтение

Отто Вейнингер
Пол и характер

Часть первая
Введение
Половое многообразие

Всякое мышление исходит из понятий средней общности и развивается из них по двум направлениям, с одной стороны оно стремится к понятиям все высшей абстрактности, обнимающих все большую совокупность вещей и в силу этого охватывающих все шире и шире область действительности, с другой стороны, оно направляется к пункту пресечения понятий, – к конкретному единичному комплексу, к индивидууму к тому, чего мы, в сфере нашего мышления, в состоянии достигнуть только путем бесконечного числа ограничивающих определений, путем присоединения к высшему, общему понятию «вещи» или «чего-то» бесчисленного количества специфических, дифференцированных моментов. Тот факт, что существует класс рыб, отличающийся от млекопитающих, птиц, червей, был всем известен еще задолго до того, как среди рыб стали различать хрящевых и костевых, и значительно раньше, чем, с другой стороны, пришли к мысли объединить всех рыб с птицами и млекопитающими понятием позвоночного, противопоставив червей полученному таким образом единому, более сложному комплексу явлений.

Это самоутверждение духа в сфере действительности, пестрящей бесчисленными сходствами и различиями, люди сравнивали с борьбой за существование в животном мире. С помощью понятий мы защищаемся от мира. Медленно и постепенно схватываем мы ими весь мир, как схватывают буйно помешанного связывают по рукам и ногам, с тем, чтобы обезвредить его для той ограниченной сферы, в которой он находится. Совершив это дело, и устранив главную опасность, мы приступаем к отдельным членам, и тогда все дело обеспечено.

Существуют два понятия, принадлежащие к самым древним с которыми человечеству приходилось с самого начала кое-как перебиваться в своей духовной жизни. Правда, частенько вводили в них незначительные поправки, отправляли в починку, делали лишь заплаты, тогда, когда нужно было чинить либо все, либо части; отбросив от них кое-что и снова прибавив, люди то ограничивали их содержание, то снова расширяли – подобно тому, как старый, узкий избирательный закон под напором новых потребностей вынужден развязывать один за другим свои путы. Но однако, в общем и целом, мы еще и до сих пор уживаемся с этими понятиями, точно также как уживались с ними и в старину. Я говорю здесь о понятиях: мужчина и женщина.

Правда, мы говорим о худощавых, тонких, плоских, мускулистых, энергичных, гениальных «женщинах», о «женщинах» с короткими волосами и низким голосом, говорим также о безбородых, болтливых «мужчинах». Мы даже признаем, что существуют «неженственные женщины», «мужеподобные женщины» и «немужественные», «женственные» «мужчины». Во внимании к одной только особенности, которая еще при рождении определяет принадлежность человека к тому или иному полу, мы решаемся даже приписывать понятиям отрицающие их определения. Но подобное положение вещей логически немыслимо.

Кому не приходилось, в кругу ли друзей или в салоне, в научном или общественном собрании, слушать или даже самому затевать горячие споры о «мужчинах и женщинах», об «освобождении» женщины. Это все разговоры и споры, в которых «мужчины» и «женщины» с безнадежным постоянством противопоставляются друг другу, подобно белым и красным шарам, которые лишены всяких различий между собою в пределах одного цвета! Не было никогда попытки исследовать спорные пункты с точки зрения индивидуальной созданности каждого из них, а так как каждый обладает индивидуальным опытом, то всякое соглашение, естественно, оказывается немыслимым, как и во всех тех случаях, где различные вещи обозначаются одним словом, где язык и понятие не покрывают друг друга. Неужели «женщины» и «мужчины», представляя собою две совершенно различные группы, являются в пределах каждой группы чем-то однообразным, совпадающим во всех пунктах со всеми прочими представителями этой группы. На этом именно и покоятся, большей частью бессознательно, все решительно рассуждения о различиях между полами. Нигде в природе мы не наблюдаем такого резкого разграничения. Мы видим, например, постепенные переходы от металлов к неметаллам, от химических соединений к смесям, мы находим также промежуточные формы между животными и растениями, между явнобрачными и тайнобрачными, между млекопитающими и птицами. Ведь только из соображений всеобщей практической потребности найти точку обозрения мира, мы подразделяем явления, проводим между ними точные границы, вырываем арии из бесконечной мелодии естества. Но «разумное становится нелепым, благодеяние – мукой». Это также относится к понятиям мышления, как и к унаследованным законам оборота. Исходя из приведенных аналогий, мы и в данном случае признаем совершенно невероятным предположение, что природа провела резкую грань между всеми существами мужского рода – с одной стороны, и существами женского рода – с другой. В связи с этим невозможно охарактеризовать какое-либо существо, как нечто, стоящее по ту или другую сторону этой пропасти. Даже грамматике, и той чужда эта резкость. К бесконечным спорам о женском вопросе неоднократно привлекали анатома в качестве верховного судьи. Он должен был разрешить спорное разграничение между врожденными, а потому и неизменными свойствами мужского и женском душевного склада и свойствами приобретенными.

(Довольно странно ставить разрешение вопроса об одаренности мужчины и женщины в зависимость от анатомических выводов. Если здесь, действительно, не удастся установить никакого различия между ними с помощью опыта, взятого из какой-либо другой сферы человеческого бытия, то неужели могут какие-нибудь двенадцать лишних кубических сантиметров мозга на одной стороне опровергнуть общий результат исследования). Но более вдумчивые анатомы на вопрос о решительных критериях дают во всех случаях, идет ли речь о мозге или о каком-либо другом органе нашего тела, следующий ответ, невозможно указать на общие половые различия между всеми мужчинами и всеми женщинами, правда, у большинства мужчин скелет руки совершенно иной, чем у большинства женщин, однако невозможно с полной достоверностью определить пол не только по одним костям, но и тогда, когда отдельные члены сохранены с их мускулами, связками, сухожилиями, кожей, артериями и нервами. То же самое применимо и к грудной клетке, крестцовой кости и к черепу. Что же тогда можно сказать о той части скелета, которая особенно отчетливо должна была бы подчеркнуть строгое разграничение между полами, что можно сказать о тазе? Ведь по общему убеждению таз в одних случаях приспособлен для акта деторождения, а в других – нет. Тем не менее, и таз не может служить для нас надежным критерием. Каждый человек, наблюдая людей на улице, легко мог бы заметить, что есть много «женщин» с мужским, узким тазом, как и много «мужчин» – с женским, широким. Неужели, таким образом, отсутствуют всякие половые различия? В таком случае, не следует ли посоветовать вообще не делать никаких различий между мужчинами и женщинами!

Где выход из этого затруднения? Старое воззрение отжило свой век и не удовлетворяет нас больше, и все же мы никак не можем обойтись без него. Унаследованные понятия не дают удовлетворительного объяснения вопроса, попробуем же поставить себе задачу – разобраться в них получше.

Глава I
«Мужчины» и «женщины»

Наиболее общая классификация большинства живых существ, подразделение их на самцов и самок, мужчин и женщин, не дает никакой возможности разобраться в фактах действительности. Многие более или менее ясно сознают полную несостоятельность этих понятий. Придти к какому-нибудь ясному положению относительно этого пункта – такова ближайшая цель моей работы.

Я вполне присоединяюсь к тем исследователям, которые в новейшее время подвергли рассмотрению явления, относящиеся к разбираемой мною теме, но тут же считаю долгом оговориться, что исходной точкой этого исследования я избираю установленный историей развития (эмбриологией) факт половой недифференцированности первоначального, эмбрионального строения человека, растений и животных.

Так, у пятинедельного человеческого зародыша нельзя еще никак распознать того пола, в который он впоследствии разовьется. Только по истечении пяти недель начинаются здесь те процессы, которые к концу третьего месяца беременности завершаются односторонним развитием, первоначально общего обоим полам строения. В дальнейшем же течении своем этот процесс приводит к выработке всею индивидуума в каком-нибудь определенном сексуальном направлении. Я не буду здесь останавливаться на описании отдельных деталей этих процессов. Этим бисексуальным строением всякого зародыша, принадлежащего даже к категории высших организмов, объясняется тот факт, что признаки другого пола всегда остаются и никогда вполне не исчезают, хотя бы даже и у вполне однополого индивидуума – растительного, животного или человеческого. Половое дифференцирование никогда не бывает вполне законченным. Все особенности мужского пола, хотя и в слабом, едва развитом состоянии, можно найти и у женского; и наоборот признаки женщины в своей совокупности содержатся и в мужчине, хотя в очень неоформленном виде. В таких случаях обыкновенно говорят, что они находятся в «рудиментарном» состоянии. Для подтверждения нашей мысли возьмем, в качестве примера, человека, который и в дальнейшем изложении явится предметом нашего исключительного интереса. У самой женственной женщины имеется на тех местах, где у мужчины растет борода, легкий пушок непигментированных мягких волосков, так называемый «lanugo». Точно также у самого мужественного мужчины находятся под сосцами комплексы молочных желез, комплексы, остановившиеся на пути своего развития. Все эти явления особенно точно исследованы в области половых органов и их выводных путей, в области так называемого tractus urogenitalis, все они в один голос говорят о существовании полнейшего параллелизма между признаками обоих полов в их рудиментарном состоянии. Эти эмбриологические изыскания могут быть приведены в систематическую связь, будучи сопоставлены с некоторыми другими данными. Если согласиться с Геккелем и назвать разделение полов «гонохоризмом», то тогда у различных классов и видов живых существ придется установить различные степени этого гонохоризма. Не только различные виды растений, но и виды животных, будут отличаться между собою сообразно тому, в какой степени каждый из них скрывает в себе признаки будущего пола. Самой крайней степенью половой дифференцированности, стало быть, сильнейшим гонохоризмом, является, с этой более широкой точки зрения, половой диморфизм, например, у некоторых видов «asellus aquaticus» (водяного ослика) наблюдается та особенность, что мужские и женские особи одного и того же вида с внешней стороны отличаются друг от друга не менее, а подчас и значительно резче, чем члены двух совершенно разных семейств и родов. У позвоночных никогда не видно такого резкого гонохоризма, как, например, у раковидных или у насекомых. У них не наблюдается такого резкого разграничения между самцом и самкой, как в явлениях полового диморфизма. Здесь скорее встречается бесчисленное количество смешанных половых форм, вплоть до так называемого «гермафродитизма», а у рыб мы находим даже целые семейства с исключительной двуполостью, с «нормальным гермафродитизмом». И вот следует заранее принять, что хотя и существуют крайние самцы с самыми незначительными остатками женственности, и крайние самки с совершенно незаметной мужественностью, и в центре между этими двумя типами некоторая гермафродитная форма, тем не менее, между этими тремя точками нет пустоты, совершенно незаполненной. Нас специально занимает человек. Однако все то, что применимо к нему, можно с некоторыми видоизменениями утверждать и относительно большинства других живых существ, обладающих способностью к половому размножению. Относительно же человека можно без колебаний сказать следующее: Существуют бесчисленные переходные степени между мужчиной и женщиной, так называемые «промежуточные половые формы». Как физика говорит об идеальных газах, которые подчиняются закону Бойля-Гей-Люссака (в действительности ему не подчиняется ни один газ), чтобы, исходя из этого закона, установить всевозможные отклонения от него в данном конкретном случае: так и мы можем принять идеального мужчину М и идеальную женщину Ж, как типичные половые формы, которые и действительности не существуют. Установить эти типы не только возможно, но и необходимо. Не один только «объект искусства», но и объект науки является типом, идеей, в смысле Платона. Исследуя свойства абсолютно твердого и абсолютно упругого тела, физика отлично сознает, что действительность не может представить ей ни одного случая, в котором ее выводы могли бы найти полное подтверждение. Эмпирические данные, промежуточные стадии между этими двумя состояниями тела служат для нее лишь исходной точкой для отыскания типических свойств, и эти же стадии при обратном направлении: от теории к практике, рассматриваются и исчерпывающе обсуждаются, как некоторые смешанные формы. Точно также существуют только всевозможные ступени между совершенным мужчиной и совершенной женщиной, только известные приближения к ним, сами же они реально не существуют.

Следует обратить внимание на то, что речь идет здесь не просто о бисексуальном предрасположении, а о постоянно действующей двуполости. Последняя не должна ограничиваться одними только средними половыми формами, физическими или психическими гермафродитами, как это делалось до сих пор во всех исследованиях подобного рода. В этой форме, следовательно, моя мысль является совершенно новой. До сих пор под именем «промежуточных половых ступеней» известны были только средние половые ступени, словно, говоря математически, здесь находилось место скопления половых форм, словно тут появлялось нечто большее, чем некоторое незначительное расстояние на линии, соединяющей две крайности и везде одинаково густо покрытой.

Итак, мужчина и женщина являются как бы двумя субстанциями, которые в самых разнообразных соотношениях распределены на все живые индивидуумы, причем коэффициент каждой субстанции никогда не может быть равен нулю. Можно даже сказать, что в мире опыта нет ни мужчины, ни женщины, а есть только мужественное и женственное. Поэтому индивидуум А или В не следует просто обозначать именем «мужчина» или «женщина», а нужно указать, сколько частей того и другого содержит в себе каждый из них.

В подтверждение этого взгляда можно было бы привести бесконечное число доказательств. Самые общие из них были уже намечены предварительно во введении. Я напомню о «мужчинах» с женским тазом и женскими грудями, со слабой или даже без всякой растительности, с точно оформленной талией, со слишком длинными волосами на голове, далее о «женщинах» с узкими бедрами и плоскими грудями, с плохо развитым perinacum (nates) и худощавыми бедрами, с низким, грубым голосом и усами (которые гораздо чаще бывают у женщин, чем мы это замечаем, так как им, конечно, не дают расти). Борода, которая растет у женщин после климактерия, сюда не относится и т. д. и т. д. Все эти явления, которые удивительным образом сочетаются, обыкновенно, в одном и том же человеке, хорошо известны и врачу, и анатому-практику, но до сих пор их рассматривали отдельно и не приводили в общую связь. Но самым решительным доказательством в пользу защищаемого нами взгляда является сильное колебание чисел, выражающих половые различия, что накладывает неизменную печать шаткости на все специальные труды и на всевозможные измерения антропологического и анатомического характера, предпринятые с целью установить подобные различия: числа для женского пола никогда не начинаются там, где кончаются таковые для мужского, а всегда остается некоторая промежуточная сфера, одинаково заполненная как мужчинами, так и женщинами. Эта неустойчивость теории промежуточных половых форм принесла известную долю пользы, но одновременно с этим она нанесла серьезный вред интересам чистой истинной науки. Специалисты-анатомы и антропологи никогда не стремились к научному установлению половых типов, а хотели лишь найти общие, одинаково применимые признаки, но этого им никогда не удавалось, благодаря бесконечному числу всевозможных исключений. Этим объясняется неопределенность и расплывчатость всех относящихся сюда результатов измерения.

Сильным тормозом в успешном развитии этих идей служит общее увлечение статистикой, которым наша промышленная эпоха отличается от всех предыдущих и которым она думает особенно подчеркнуть свою научность (вероятно, в силу родства статистики с математикой). Искали средний уровень, но не тип. Не понимали, что только тип является центральной фигурой в системе чистой (не прикладной) науки. Поэтому существующая морфология и физиология не в состоянии помочь своими изысканиями человеку, занятому отысканием типов. Здесь следует установить новые измерения и предпринять новые подробнейшие исследования вопроса. Те сведения, которыми мы располагаем в настоящее время, не имеют для науки, в широком, не кантовском только смысле слова – никакого значения.

Самым важным в данном случае является познание М и Ж. точное и верное установление идеального мужчины и идеальной женщины («идеальный» в смысле типичный, без всякой дальнейшей квалификации).

Если нам удастся познать и установить эти типы, тогда уже нетрудно будет применить их к отдельному случаю и изобразить последний в виде некоторого количественного смешения обоих типов, тем самым, этот труд обещает нам богатые результаты.

Я резюмирую содержание этой главы: нет ни одного живого существа, которое можно было бы точно определить с точки зрения одного определенного пола. Действительность скорее обнаруживает некоторое колебание между двумя пунктами, из которых ни один не воплощается целиком в каком-нибудь индивидууме эмпирического мира, но к которым приближается всякий индивидуум. Наука должна поставить себе задачей определить положение единичного существа между этими двумя типами строения. Этим типам не следует приписывать особое метафизическое бытие, находящееся наряду с миром опыта или возвышающееся над ним. К сознанию их неизбежно ведет эвристический мотив возможно совершенного изображения действительности.

Предчувствие этой бисексуальности всех живых существ (как результат неполной дифференцированности полов) относится еще к глубокой древности. Быть может, оно и не чуждо было даже китайским мифам, во всяком случае, оно пользовалось большой известностью в древней Греции. Доказательством служит олицетворение гермафродита в мифическом образе и рассказ Аристофана в платоновском «Пире». И в позднейшее время гностическая секта офитов представляла себе первочеловека андрогином.

Глава II
Arrhenoplasma и thelyplasma

Исследование, которое ставит своей целью всесторонний пересмотр всех относящихся сюда фактов, прежде всего должно удовлетворить естественное ожидание читателя, что он найдет в нем новое и полное описание анатомических и физиологических особенностей половых типов. Но так как я не предпринимал самостоятельных исследований для разрешения этой обширной задачи, что к тому же представляется мне совершенно неважным для конечной цели моей работы, я должен заранее отказаться от этого труда – совершенно независимо от того, по силам ли он одному человеку. Компилятивное же изложение всех выводов, имеющихся в литературе, явилось бы совершенно излишним, так как оно уже прекрасно выполнено Гэвлоком Эллисом. Если попытаться создать половые типы на почве найденных им выводов, путем вероятных умозаключений, то это в лучшем случае приведет нас к гипотетическим положениям, которые ни на йоту не облегчат развитие научной работы. Содержание этой главы носит более формальный, общий характер. Оно направлено на биологические принципы и отчасти хочет обратить внимание будущих исследователей на некоторые отдельные вопросы и этим внести свою лепту в их труд. Читатель, не обладающий биологическими знаниями, может без особенного ущерба для понимания остальной части книги опустить эту главу.

Учение о различных степенях мужественности и женственности было развито выше с чисто анатомической точки зрения. Анатомия же не ограничивается одним только вопросом о формах, в которые выливаются мужественность и женственность. Она интересуется также вопросом о том, в каких местах они особенно резко сказываются. Приведенные примеры половых различий, отражающихся в разных частях тела, привели нас к тому убеждению, что пол не ограничивается исключительно органами оплодотворения и зародышевыми железами. Но где же провести здесь границу? Исчерпывается ли пол одними только «первичными» или «вторичными» половыми признаками? Или сфера его гораздо шире? Иными словами, где находится пол и где его нет?

Масса новых фактов, открытых в последние десятилетия, снова вынуждают нас, по-видимому, принять одну теорию, которая была открыта в сороковых годах XIX столетия, но которая привлекла к себе очень мало сторонников. Дело в том, что следствия, к которым неизбежно приводила эта теория, наталкивали, как ее основателя, так и ее противников, на непримиримые противоречия со всеми выводами научных исследовании. Правда, эти противоречия казались неустранимыми не основателю, а противникам ее. В настоящее время опыт вынуждает нас снова обратиться к этой теории, которая в связи с новейшими научными данными должна быть подвергнута некоторым изменениям. Я говорю об учении копенгагенского зоолога Стэнструпа, который утверждал, что пол распространен по всему телу.

Эллис собрал многочисленные данные о всех почти тканях организма, обнаруживающие везде черты различия в половом строении. Я хочу напомнить, что типичный мужской и типичный женский цвет лица сильно различаются между собою. Это дает основание предположить, что и в клетках кожи и ее кровяных сосудах обнаруживается известное половое различие. И несомненно они имеются и в количестве кровокрасящего вещества, в числе кровяных шариков в кубическом сантиметре жидкости. Бишоф и Рюдингер установили различия полов относительно мозга, а в новейшее время Юстус и Алис Гауль открыли те же различия и в вегетативных органах (печень, легкие, селезенка). И в самом деле, все в женщине – одно сильнее, другое слабее – действует «эрогенно» на мужчину. В свою очередь все мужское возбуждает и привлекает к себе женщину.

И вот в этом пункте мы можем выставить положение, которое, правда, с формально-логической точки зрения является одной только гипотезой, но которое под влиянием целой массы подтверждающих ее фактов приобретает почти полную достоверность: каждая клетка организма обладает определенным половым характером, обладает определенным половым оттенком. В соответствии с нашим принципом всеобщности промежуточных половых форм я тут же прибавлю, что этот половой характер может обладать различной степенью интенсивности. Это необходимое допущение различной силы выражения половой характеристики позволяет без особого труда включить в нашу систему также гермафродитизм, как ложный, так и настоящий (существование которого у животных со времен Стэнструпа находится вне всяких подозрений. Относительно человека, пожалуй, приходится еще несколько сомневаться). Стэнструп говорит: «Если бы пол животного, действительно, ограничивался одними только органами оплодотворения, тогда допустимы были бы два половых механизма, совмещенные в одном животном, существующие рядом друг с другом. Но пол не следует себе представлять в виде чего-то, имеющего своим средоточием определенное место или выражающимся только в определенном механизме. Он сказывается повсюду и развивается во всех точках живого существа. В мужском создании каждая, даже самая незначительная часть – мужская, хотя бы она была очень похожа на соответствующую часть женского существа, в котором, в свою очередь самая ничтожная часть является только женской. Объединение обоих половых механизмов в одном индивидууме только тогда делает его истинно двуполым, когда природа обоих полов господствует в одинаковой степени во всем его теле и обнаруживается в каждом пункте последнего. Но это при существующей противоположности полов равносильно их взаимному уничтожению или исчезновению всяких половых признаков в подобном существе». Если же, поступая сообразно смыслу эмпирических фактов, признать, что принцип бесчисленных переходных половых ступеней между М и Ж следует распространить на все клетки организма, то тогда отпадает то затруднение, с которым столкнулся Стэнструп, и гермафродитизм не представится уже извращенностью.

Все средние ступени от абсолютной мужественности вплоть до ее полнейшего отсутствия, т. е. до того пункта, где она совпадает с наличностью абсолютной женственности, представляется в виде бесчисленных различных половых характеристик каждой отдельной клетки. Следует ли представить себе эту скалу различий в виде двух реальных связанных друг с другом субстанций или принять единую протоплазму в бесконечно многих видоизменениях атомов в больших молекулах – при решении этот вопроса лучше всего воздержаться от всяких предположении. Первое предположение не применимо физиологически – подумать только, что тогда для каждого мужского или женского телодвижения была бы необходима двойственность в определяющих его условиях, тогда как форма его остается физиологически единой. Второе предположение слишком уж напоминает мало удачные теории наследственности. Оба они, быть может, одинаково далеки от истины.

В наше время даже приблизительно на основании опыта нельзя доказать, в чем собственно состоит мужественность или женственность данной клетки, каково гистологическое, молекулярно-физическое или химическое отличие каждой клетки Ж от клетки М. Не предрешая результатов будущих исследований (а они наверное признают невозможным выводить специфически – биологические явления из физики и химии), мы в праве защищать свое мнение о различной силе половой окраски не только во всем организме, как сумме клеток, но и в самих клетках. Женоподобные мужчины обладают большею частью женственной кожей, и клетки мужских органов отличаются у них слабой способностью к делению, на что непосредственно указывает слабый рост макроскопических половых признаков и т. д.

Деление половых признаков точно так же нужно производить по различной степени макроскопическом выражения половой характеристики. Их назначение, главным образом, связано с силою эротического воздействия на другой пол (по крайней мере в животном царстве). Чтобы не уклоняться от общепринятой номенклатуры Джона Гентера, я называю мужскую и женскую зародышевую железу (testis, epididymis, ovariiim, epoophoron) первоосновными половыми признаками. Внутренние придатки зародышевых желез (семенные канатики, семенные пузырьки, tuba uterus, которые, как показал опыт, по своим половым признакам иногда очень отличаются от зародышевых желез) – первичными. И наконец, «внешние половые признаки», по которым при рождении определяется пол человека и даже известным образом предрешается его судьба (часто, как увидим, неправильно). Все другие половые признаки имеют то общее, что они непосредственно не нужны для целей совокупления. Ко вторичным половым признакам причислим прежде всего те, которые наружно проявляются ко времени половой зрелости и, на основании почти достоверно установленного мнения, не могут развиваться без «внутреннего выделения» определенного вещества из зародышевых желез в кровь (рост бороды у мужчин, женские волосы на голове, развитие груди, перемена голоса и т. д.).

Более из практических, чем из теоретических оснований, обозначим третичными признаками, распознаваемые по внешним проявлениям или действиям, прирожденные свойства, как например мускульная сила и твердость воли у мужчины. Сюда же могут быть присоединены, наконец, случайно приобретенные, благодаря обычаю, привычке или занятию побочные, четверичные половые признаки: курение табака, употребление вина у мужчин и рукоделье у женщин. Эти последние также иногда способны проявлять свое эротическое действие на другой пол и это одно указывает, что гораздо чаще, чем, пожалуй, думают, они легко переходят в третичные, а порой простираются еще глубже и связываются с первоосновными признаками пола. Сама классификация не предрешает порядка половых признаков как таковых, она не устанавливает, первичны ли духовные свойства по сравнению с телесными или обусловливаются последними и выводятся из них путем длинной причинной цепи явлений. Она указывает в большинстве случаев лишь силу притягивающего воздействия на другой пол, то время, когда половые признаки бросаются в глаза, ту отчетливость, с которой они выступают перед глазами другого пола.

Говоря о «вторичных признаках», мы указывали уже на внутреннее выделение зародышевых веществ в общий кругооборот организма. Действие этого выделения, как и отсутствие его, искусственно вызванное кастрацией, изучили прежде всего именно на развитии или на отсталости вторичных половых признаков. Внутреннее же выделение оказывает несомненное влияние на все клетки тела. Это доказывает перемены, происходящие ко времени возмужалости во всем организме, а не только в частях тела с вторичными половыми признаками. Точно так же и выделение всяких желез нужно заранее представлять не иначе, как равномерно распространяющимся на все ткани организма.

Внутреннее выделение зародышевых желез завершает собою пол индивидуума. Поэтому для каждой клетки необходимо принять первоначальную половую характеристику, к которой должно быть присоединено в известной мере выделение зародышевых желез, как завершающее дополнительное условие для того, чтобы развился качественно-определенный, вполне готовый masculinum или femininum.

Зародышевая железа представляет из себя только орган, в котором половой признак выступает ярче всего; легче всего заметить этот признак в ее морфологическом единстве.

Точно так же необходимо согласиться, что и родовые, видовые и семейные свойства организма лучше всего представлены в зародышевых железах. С другой стороны Стэнструп с полным правом мог утверждать, что пол распространен во всем организме, а не заключен в специфических «половых частях» его. Так же Нэгели, де-Врис, Оскар Гертвиг и другие развили и обосновали важными аргументами теорию, выясняющую весьма многое в этом вопросе, по которой каждая клетка многоклеточного организма является носителем всех видовых свойств, а эти последние с особенной силой соединены в зародышевых клетках. Теория эта будет, со временем, вероятно, для всех исследователей понятна сама собой, в особенности если принять во внимание тот факт, что каждое живое существо происходит из одной клетки, благодаря образованию в ней борозд и ее делению.

Отто Вейнингер и его «Пол и характер». Что вызвало такой фурор в Европе? | Психология

Отто Вейнингер родился в Вене 3 апреля 1880 года. В 1898 году Отто поступил на философский факультет Венского университета, который с отличием окончил, защитив докторскую диссертацию на тему бисексуальности.

«Разница между мужчиной и женщиной не ограничена первичными и вторичными половыми признаками, но простирается на все клетки и ткани организма.

Можно говорить о двух биологических началах, мужском (М) и женском (Ж). Оба начала сосуществуют в каждом индивидууме: нет ни стопроцентных мужчин, ни абсолютных женщин. Другими словами, у каждого мужчины и каждой женщины имеет место та или иная степень недостаточности определяющего начала; решает дело лишь преобладание М над Ж или наоборот. В этом смысле каждый человек бисексуален».

Позже тезис Вейнингера подтверждается с данными эндокринологии: в организме мужчины вырабатываются вместе с мужскими половыми гормонами гормоны женские, а в женском организме можно обнаружить присутствие мужских гормонов.

Еще в ранние годы Отто проявил необычайную умственную зрелость, необычную даже для еврейского подростка. В университетские годы и после он изучал естественные науки, философию и психологию, слушал курсы математики, физики, медицины. В двадцать лет это был эрудит, прочитавший все на свете, серьезно интересующийся музыкой, владеющий древними и новыми языками.

«Мне кажется, мои духовные силы таковы, что я мог бы в известном смысле решить все проблемы».

В 1902 году 22-летний Отто Вейнингер публикует одну единственную книгу, которая производит фурор в Европе того времени: «Пол и характер. Принципиальное исследование».

«Ключ к женской душе, как и к физической природе женщины, лежит в ее сексуальности. Сексуален, разумеется, и мужчина. Но его сексуальность — довесок к его личности. Сексуальность же женщины тотальна. Пол пронизывает все ее существо. „Ж“ есть не что иное, как сексуальность; „М“ — сексуальность и кое-что еще».

Из воспоминаний об Отто Вейнингере: «У него всегда был такой вид, словно он только что сошел с поезда после тридцатичасовой поездки: грязный, усталый, помятый. Вечно ходил с отрешенным видом, какой-то кривой походкой, точно держался за невидимую стенку, и также кривились его губы под жидкими усиками…» — писал Стефан Цвейг.

Отто Вейнингер в 1903 году А вот что писал его ближайший друг Артур Гербер: «Никогда я не видел его смеющимся, улыбался он редко. Но вечерами, во время совместных прогулок, Отто заметно преображался: он как будто становился выше ростом, увлеченный разговором, фехтовал зонтом или тростью, как будто сражался с призраками, и был в эту минуту похож на персонаж Гофмана».

«Одни и те же психические содержания для мужского и женского сознания принимают совершенно разный вид. Мужчина преобразует их в четкие представления и логические понятия. У женщины все остается в диффузной форме, „мысль“ и „чувство“ нераздельны; мужчина способен психологически дистанцироваться от сексуальности, женщина — никогда».

Круг знакомств юного Отто был, по всей видимости, крайне узок. Нет никаких сведений о его взаимоотношениях с женщинами, никаких следов невесты, подруги. Похоже, что он никогда не пережил страстной любви.

«Женщина — загадка? Мужчина бесконечно загадочней, несравненно сложней. Достаточно пройтись по улице: едва ли увидишь хоть одно женское лицо, на котором нельзя было бы сразу прочесть, что оно выражает. Регистр чувств и настроений женщины так беден!»

«Женщина — раба самой себя. Она лишена дара рефлексии и поэтому ненавидит излишне рефлексирующих мужчин, находя это занятие бесплодным и, что хуже, недостойным настоящего мужчины. Она не в силах подняться над собой, над своей сексуальностью, ей незнаком универсализм — условие гениальности. Женщине недостает интеллектуальной совести. Она безответна, бесчестна и лжива. Понятие чести у женщины свое — исключительно женское. А понятие лжи и лживости ей вообще незнакомо, так как женщина лжет постоянно, ненамеренно, не сознавая того, уверенная в том, что говорит чистую правду».

«В самом общем смысле мужчина олицетворяет начало, созидающее цивилизацию: в лучших своих образцах это существо творческое, нравственное, высокоодаренное. Женщина же, напротив, тянет человечество назад, к докультурному прошлому, к темным и бессознательным истокам. Ей чужда мораль, честь, честность. Она неспособна к творчеству. Мужской воле противостоит женское влечение, мужской любви — женская похоть, мужскому формотворчеству — женский хаос, нечто бесформенное, недоделанное, расползающееся… Женщина есть полномочный представитель идеи соития. Коитус, только коитус — и больше ничего! Идеал женщины — мужчина, целиком превратившийся в фаллос. Подлинное освобождение человечества есть освобождение от власти женщины — воздержание».

4 октября 1903 года, в доме № 5 на улице Черных испанцев города Вена, в комнате, где умер Бетховен, полиция обнаружила прилично одетого молодого человека с огнестрельной раной в области сердца. Он скончался на пути в больницу. Самоубийцей оказался доктор философии Венского университета, 23-летний Отто Вейнингер. В предсмертной записке было написано: «Я убиваю себя, чтобы не убить другого».

К единственной книге Отто Вейнингера «Пол и характер. Принципиальное исследование» можно относиться по-разному. Можно так, как относится к ней большинство женщин — то есть всем сердцем негодовать на нее и ее автора, парадоксальным образом подтверждая тезисы автора о нераздельности мысли и чувства женщины, о невозможности преобразования их в логические и аналитические цепочки, необдуманно выковыривая из книги выхолощенные «ненавистные фашистские бредни».

Можно, наоборот, в своих интересах, шовинистски превозносить откровенно устаревшие взгляды на почти неодухотворенную и куклоподобную женщину эпохи начала двадцатого века, перенося ее тот малоодушевленный образ на образ женщины современной, мало похожей на своего прототипа начала двадцатого века.

А можно попытаться, отстранившись от разумопомрачающих обид и претензий и бесконечной войны полов, заглянуть за ускользающий смысл тех жгущих возмущенное сознание слов необычайного по своему интеллекту мальчика-мужчины, которые сначала перевернули цивилизованный мир, а потом, по всей видимости, и подтолкнули их автора к последней черте.

Как бы то ни было, Вейнингер предвосхитил некоторые исследования гормональной медицины и сексологии, привлек внимание к малоисследованным тогда промежуточным формам сексуальности, создал яркое исследование феномена гениальности. И к тому же Вейнингеру удалось талантливо передать кризис личности, отчаяние индивида и предэкспрессионистские настроения начала XX века.

«Об одном прошу: не пытайтесь узнать слишком много обо мне… Возможно, когда-нибудь я расскажу вам об этом…»

Отто Вейнингер «Пол и характер» — часть 1

Я уже писала об истории Отто Вейнингера. Теперь — о той самой прогремевшей в 1902 году его книге «Пол и характер».

Комментарии на сайтах, откуда можно скачать эту книгу, делятся на две категории. Одни — всегда от мужчин: отличная книга, моя любимая книга, здорово написано! Иногда тема развивается: как же здорово автор раскрыл тему того, что бабы-дуры, что им неведомы высоты духа, что они меркантильные и недалёкие, помешанные на сексе истерички, тупые, слабые и продажные. О, какой же автор открывает нам глубокий смысл в своей исчерпывающей, гениальной книге! Причём сформулировано это почти всегда настолько общими словами и без цитат, что, похоже, авторы таких комментов книгу дальше аннотации не читали. А все аннотации к ней гласят: это прогремевшая на рубеже веков книга, автор — знатный женоненавистник, всячески женщин ругал, называл пустышками и вторым сортом. Похоже, этого мужчинам-комментаторам достаточно, и они удовлетворённо кивают: дуры бабы, как есть дуры. Вон и в книжке про то прописано.

Вторая группа комментирующих — уязвлённые женщины, вступающие в полемику с авторами первой категории. Их аргументация шире, но общая мысль тоже ясна: а сами вы кто? А Отто Вейнингер ваш вообще себя убил, значит, был немножечко куку! И кто вы, мужчины, были бы без нас, женщин? А вы хоть знаете, что женщины сделали для мировой культуры? и т.п. Но комментаторов из первой группы не сбить, они знают главное: великий человек назвал женщин бессмысленными тупицами, сексоманками и психопатками, так что вот вам. Мы-то знаем, как оно в мире устроено. И комментаторши могут бесноваться, сколько им угодно — суровые мужики в комментах твёрдо сидят на своих диванах, и ни крошки уважения тёткам не выкажут.

Я в этот спор ввязываться не буду, а просто перескажу то, что меня действительно в книге Вейнингера впечатлило.

Первая мысль, которая приходит в ходе чтения — даааа, всё-таки наука за этот век невообразимо шагнула вперёд! Многое, о чём пишет Вейнингер, выглядит высосанным из пальца, придуманным — но в том нет его вины. Всё-таки экспериментальная психология только-только зародилась, и проверить многие его предположения было невозможно (а тогда никто так и не делал: Аристотель не проверял на практике верность своих утверждений, на него и равнялись тогдашние учёные). А гениальных догадок в его книге, даже на первый взгляд, множество: это и предположение о бисексуальности человека как грани нормы; о том, что «мужские» и «женские» черты сочетаются в каждом из нас в определённой пропорции (в 20 веке учёные различным образом это подтверждали, взять хотя бы исследования Кинси). Или вот: оказывается, понятие «первичные половые признаки» и «вторичные половые признаки» — предложил Вейнингер. (Он упоминал ещё «третичные половые признаки» — это сугубо «мужские» либо «женские» черты характера, и «четвертичные» — поведенческие. Фактически, в «третичных»-«четвертичных» половых признаках смешано в кучу всё то, что мы сегодня называем гендером).

У теории Вейнингера та же проблема, в которой упрекали построения Фрейда: Фрейд вёл врачебную практику среди среднего класса города Вены, соответственно, мог наблюдать только обеспеченных бюргеров и изучать их неврозы. Однако описал установки и психологические проблемы венского среднего класса таким образом, как будто бы это проблемы общечеловеческие, присущие всем людям на планете.


То же и Вейнингер: 19-летний мальчик, получивший очень строгое воспитание в религиозной еврейской семье и наилучшее по тем временам образование в Венском университете, мог встречать только обеспеченных светских дам и наблюдать их психологические проявления, и только в ходе поверхностного светского общения. Вейнингер не видел, как жительницы деревни решают свои проблемы, не задумывался, о чём грустят и чему радуются простолюдинки, вынужденные сами зарабатывать себе на хлеб. Он не представлял, как именно женщина «из простых» ведёт деловые переговоры (например, с соседкой о возврате одолженного чайника) или какими логическими построениями руководствуется жена рабочего, планируя дела на неделю. У него не было женщин-подруг, у которых он мог бы спросить (например, об их воспоминаниях. Серьёзно, Отто Вейнингер на ясном глазу заявляет, что у женщин слабая память, и всё, что женщина может помнить о своей жизни, обязательно связано с половой жизнью. Остальное, по его мнению, из женской памяти необратимо выветривается. Пара часов разговора с реальной женщиной подарили бы юному Отто бездну новых знаний, просто бездну!).

Всего этого он не видел и не мог видеть — в силу ограниченного жизненного опыта и пуританского воспитания. Поэтому свои скромные знания о поведении и внутреннем мире женщин Отто просто выдумал, или, как сказал бы сам молодой учёный, «логически вывел и рассчитал». На практике он ничего не проверял (не забываем: экспериментальная психология была пока что в зародыше), самих женщин на темы, описанные в книге, не расспрашивал. «Чукча не читатель, чукча писатель». Вот и получилось, что получилось.

А получилось занятно.

Для начала Вейнингер провозглашает, что никакого «женского вопроса» нет, никакой нужды в эмансипации не существует. Вся шумиха на эту тему — всего лишь распропагандированное и модное желание женщины сравняться с мужчиной, достичь его духовной и нравственной свободы, перенять его интересы и скопировать мужскую творческую силу. Женщины заговорили об эмансипации только от зависти, из подражательства и потому, что тема на слуху. (Ну естественно, с самими женщинами Отто этот вопрос не обсуждал, много чести; ну на его мужской, то есть, правильный взгляд всё выглядит именно так).

Но дальше — интереснее: те женщины, которые на деле стремятся к эмансипации (такие есть, неохотно признаёт автор) — они делают это… по зову своего внутреннего мужчины! Это требует свободы, возможностей творить, расти и действовать их мужская часть, которая у таких женщин аномально велика. Более того: одарённые женщины — на самом деле бисексуальны! Ну или мужеподобны, ну хотя бы в чём-то. И Отто описывает, в чём выражается мужеподобность одарённых женщин: у одной это — широкий лоб, у другой — резкость движений без плавной женственности, у третьей — высокая интеллектуальная свобода и логичность высказываний. А для Софьи Ковалевской, женщины-математика это… ненормально короткие волосы! Да! Да! Вот остриглась — и резко стала мужиком! Выкусите! Против логики автора не попрёшь: да, у кого-то и лоб широкий, и руки крупные, и грации немного, ну, видать, именно так прорывается и кричит о своих потребностях их внутренний мужик… Вот только Софья, если стричься перестанет — она же опять станет женщиной, с этим что делать? Непонятно…

Ну а если женщина и выглядит женственно, и ведёт себя, как женщина, и идентифицирует себя однозначно (как художница Мария Башкирцева), то… ну, тогда она, несомненно, испытала на себе огромное влияние отца, матери, брата, ну кого-нибудь. Не предполагать же, в самом деле, что талант у женщины появился просто так? Нет, его должны были занести и посеять какие-нибудь мужчины.

Там ещё много прекрасного: вот, мол Жорж Санд выбрала мужской псевдоним из-за зова «внутреннего мужика» (нет, нет, не потому, что под женским именем её бы никто не напечатал). И Т. С. Элиот тоже выбрала мужской псевдоним именно поэтому, а не из-за того, что женские стихи невозможно было бы опубликовать, да ещё и разразился бы общественный скандал. Нет! Отто Вейнингеру, с мужской точки зрения, понятнее, что всё было именно так, а не иначе.


(Вирджиния Вульф)

… В 1902 году, когда был впервые напечатан «Пол и характер», до публикации «Своей комнаты» Вирджинии Вульф оставалось более четверти века (1929 г.). Вирджиния первая сказала (до тех пор женщин о таком никто просто не спрашивал), что женщины и рады бы творить, но у них нету места (в европейских домах среднего класса у женщин не было собственной комнаты со столом, за которым она могла бы писать; детская была, гостиная была, кабинет для главы семьи был, а у женщины собственного закутка не было). И средств для того, чтобы смело заниматься тем, что нравится, исторически у женщин тоже никогда не было. Именно Отто Вейнингер и принадлежал к тому поколению молодых людей, чьи отцы, разбогатев на первом «диком» капитализме, стали отправлять своих детей учиться в лучшие университеты Европы. Среди них были и мальчики и девочки (например, Анна Фрейд и Сабина Шпильрейн были всего несколькими годами моложе Отто Вейнингера, и будь его воспитание не столь строгим, он мог бы и познакомиться с некоторыми студентками и даже — о ужас! — спросить, что они сами думают за эмансипацию).

Но девушек Отто ни о чём не спрашивал, поэтому и описывал их мысли за них: «Женщины не имеют врождённой потребности в эмансипации — это только средство агитации». Ну, то есть, самим бы этим курицам не было ничего такого интересно, их просто распропагандировали и заставили думать так, как кому-то хотелось (ой, где-то я уже это слышала… такая идея регулярно всплывает, только в нынешние времена она звучала, например, как: «Это телевизор заставляет так думать! Что покажут по телевизору, то народ и повторяет!!!» Ну-ну.)

Отто упоминает и о роли женщин в истории, об их вкладе в Ренессанс, в искусство 16 века; оказывается, о женщинах благосклонно отзывался ажно Томас Мор. И Отто Вейнингер, как честный исследователь, должен повторить эту похвалу: бывало, да-да, бывало, слышите, когда в истории женщины становились наравне с мужчинами, во как! То есть, проявляли самые лучшие, самые сильные мужские качества — отвагу, ум, свободу, смелость, любовь к Родине… То есть, не всё для баб потеряно. Если напрягутся, могут стать совсем как мужчины — есть ли лучшая похвала женщине, а?


(Лу Саломе, основоположница психоанализа, родом из России)

И вообще: психология пола, по Отто Вейнингеру, это исследование мужчинами-учёными психологии женщин! Во как. Ну, на этом месте маломальски начитанный в истории психологии читатель бережно поднимает с пола отпавшую челюсть: погодите, погодите? Ну ладно, Анна Фрейд, Сабина Шпильрейн и множество женщин-учёных тогда ещё только росли и учились. Но Лу Саломэ (1861 года рождения) к началу 20 века была уже матёрым психоаналитиком? И Ницше на неё ссылался, ну и вообще у Лу с Ницше роман же был? Ну сложно же пропустить труды величайшего философа, да ещё писавшего по «женскому вопросу» (а Ницше таки писал)? Вейнингер Ницше-то процитировал. А про Лу Саломе «забыл».
Или умолчал, ну вот что пристали.

Многое в книге заставляет современного читателя хохотать в голос. Я специально выписала: «Никогда в истории женщины не описывали, ни в стихах, ни в прозе, переживаний, которые происходили с ними во время беременности и родов» — о да, не дожил ты, Отто, до интернета и «мамских» форумов. Начитался бы там описания беременных переживаний вволюшку, до отвала. Нынче-то таких текстов даже несколько чересчур, а вот тогда — ну кто бы мог представить текст «Моя беременность», изданный большим тиражом и выставленный на витрине книжного магазина в те пуританские времена, в 19 веке? А если хотя бы подумать — что бы сделало общественное мнение с женщиной за столь «развратный» текст? Каких бы размеров громыхал скандал? В очередной раз максималистичный юноша-автор (повторяю, ему на момент написания книги было 19 лет) садится в калошу, не учитывая влияния социальных факторов. Женщины не пишут о беременности? Значит, не хотят. А что, разве могут быть другие варианты?…

(окончание — часть 2)

Читать онлайн «Пол и характер» автора Вейнингер Отто — RuLit

Отто Вейнингер.

Пол и характер

Часть первая.

Введение. Половое многообразие

Всякое мышление исходит из понятий средней общности и развивается из них по двум направлениям, с одной стороны оно стремится к понятиям все высшей абстрактности, обнимающих все большую совокупность вещей и в силу этого охватывающих все шире и шире область действительности, с другой стороны, оно направляется к пункту пресечения понятий, – к конкретному единичному комплексу, к индивидууму к тому, чего мы, в сфере нашего мышления, в состоянии достигнуть только путем бесконечного числа ограничивающих определений, путем присоединения к высшему, общему понятию «вещи» или «чего-то» бесчисленного количества специфических, дифференцированных моментов. Тот факт, что существует класс рыб, отличающийся от млекопитающих, птиц, червей, был всем известен еще задолго до того, как среди рыб стали различать хрящевых и костевых, и значительно раньше, чем, с другой стороны, пришли к мысли объединить всех рыб с птицами и млекопитающими понятием позвоночного, противопоставив червей полученному таким образом единому, более сложному комплексу явлений.

Это самоутверждение духа в сфере действительности, пестрящей бесчисленными сходствами и различиями, люди сравнивали с борьбой за существование в животном мире. С помощью понятий мы защищаемся от мира. Медленно и постепенно схватываем мы ими весь мир, как схватывают буйно помешанного связывают по рукам и ногам, с тем, чтобы обезвредить его для той ограниченной сферы, в которой он находится. Совершив это дело, и устранив главную опасность, мы приступаем к отдельным членам, и тогда все дело обеспечено.

Существуют два понятия, принадлежащие к самым древним с которыми человечеству приходилось с самого начала кое-как перебиваться в своей духовной жизни Правда, частенько вводили в них незначительные поправки, отправляли в починку, делали лишь заплаты, тогда, когда нужно было чинить либо все, либо части; отбросив от них кое-что и снова прибавив, люди то ограничивали их содержание, то снова расширяли – подобно тому, как старый, узкий избирательный закон под напором новых потребностей вынужден развязывать один за другим свои путы. Но однако, в общем и целом, мы еще и до сих пор уживаемся с этими понятиями, точно также как уживались с ними и в старину. Я говорю здесь о понятиях: мужчина и женщина.

Правда, мы говорим о худощавых, тонких, плоских, мускулистых, энергичных, гениальных «женщинах», о «женщинах» с короткими волосами и низким голосом, говорим также о безбородых, болтливых «мужчинах». Мы даже признаем, что существуют «неженственные женщины», «мужеподобные женщины» и «немужественные», «женственные» «мужчины». Во внимании к одной только особенности, которая еще при рождении определяет принадлежность человека к тому или иному полу, мы решаемся даже приписывать понятиям отрицающие их определения. Но подобное положение вещей логически немыслимо

Кому не приходилось, в кругу ли друзей или в салоне, в научном или общественном собрании, слушать или даже самому затевать горячие споры о «мужчинах и женщинах», об «освобождении женщины. Это все разговоры и споры, в которых „мужчины“ и „женщины“ с безнадежным постоянством противопоставляются друг другу, подобно белым и красным шарам, которые лишены всяких различий между собою в пределах одного цвета! Не было никогда попытки исследовать спорные пункты с точки зрения индивидуальной созданности каждого из них, а так как каждый обладает индивидуальным опытом, то всякое соглашение, естественно, оказывается немыслимым, как и во всех тех случаях, где различные вещи обозначаются одним словом, где язык и понятие не покрывают друг друга. Неужели „женщины“ и „мужчины“, представляя собою две совершенно различные группы, являются в пределах каждой группы чем-то однообразным, совпадающим во всех пунктах со всеми прочими представителями этой группы. На этом именно и покоятся, большей частью бессознательно, все решительно рассуждения о различиях между полами. Нигде в природе мы не наблюдаем такого резкого разграничения. Мы видим, например, постепенные переходы от металлов к неметаллам, от химических соединений к смесям, мы находим также промежуточные формы между животными и растениями, между явнобрачными и тайнобрачными, между млекопитающими и птицами. Ведь только из соображений всеобщей практической потребности найти точку обозрения мира, мы подразделяем явления, проводим между ними точные границы, вырываем арии из бесконечной мелодии естества. Но „разумное становится нелепым, благодеяние – мукой“ Это также относится к понятиям мышления, как и к унаследованным законам оборота Исходя из приведенных аналогий, мы и в данном случае признаем совершенно невероятным предположение, что природа провела резкую грань между всеми существами мужского рода – с одной стороны, и существами женского рода – с другой В связи с этим невозможно охарактеризовать какое-либо существо, как нечто, стоящее по ту или другую сторону этой пропасти. Даже грамматике, и той чужда эта резкость. К бесконечным спорам о женском вопросе неоднократно привлекали анатома в качестве верховного судьи. Он должен был разрешить спорное разграничение между врожденными, а потому и неизменными свойствами мужского и женском душевного склада и свойствами приобретенными.

(Довольно странно ставить разрешение вопроса об одаренности мужчины и женщины в зависимость от анатомических выводов. Если здесь, действительно, не удастся установить никакого различия между ними с помощью опыта, взятого из какой-либо другой сферы человеческого бытия, то неужели могут какие-нибудь двенадцать лишних кубических сантиметров мозга на одной стороне опровергнуть общий результат исследования). Но более вдумчивые анатомы на вопрос о решительных критериях дают во всех случаях, идет ли речь о мозге или о каком-либо другом органе нашего тела, следующий ответ, невозможно указать на общие половые различия между всеми мужчинами и всеми женщинами, правда, у большинства мужчин скелет руки совершенно иной, чем у большинства женщин, однако невозможно с полной достоверностью определить пол не только по одним костям, но и тогда, когда отдельные члены сохранены с их мускулами, связками, сухожилиями, кожей, артериями и нервами. То же самое применимо и к грудной клетке, крестцовой кости и к черепу Что же тогда можно сказать о той части скелета, которая особенно отчетливо должна была бы подчеркнуть строгое разграничение между полами, что можно сказать о тазе? Ведь по общему убеждению таз в одних случаях приспособлен для акта деторождения, а в других – нет. Тем не менее, и таз не может служить для нас надежным критерием. Каждый человек, наблюдая людей на улице, легко мог бы заметить, что есть много «женщин» с мужским, узким тазом, как и много «мужчин» – с женским, широким. Неужели, таким образом, отсутствуют всякие половые различия В таком случае, не следует ли посоветовать вообще не делать никаких различий между мужчинами и женщинами !

Где выход из этого затруднения Старое воззрение отжило свой век и не удовлетворяет нас больше, и все же мы никак не можем обойтись без него Унаследованные понятия не дают удовлетворительного объяснения вопроса, попробуем же поставить себе задачу – разобраться в них получше.

Глава I.

«Мужчины» и «женщины»

Наиболее общая классификация большинства живых существ, подразделение их на самцов и самок, мужчин и женщин, не дает никакой возможности разобраться в фактах действительности. Многие более или менее ясно сознают полную несостоятельность этих понятий. Придти к какому-нибудь ясному положению относительно этого пункта – такова ближайшая цель моей работы.

Я вполне присоединяюсь к тем исследователям, которые в новейшее время подвергли рассмотрению явления, относящиеся к разбираемой мною теме, но тут же считаю долгом оговориться, что исходной точкой этого исследования я избираю установленный историей развития (эмбриологией) факт половой недифференцированности первоначального, эмбрионального строения человека, растений и животных.

Так, у пятинедельного человеческого зародыша нельзя еще никак распознать того пола, в который он впоследствии разовьется. Только по истечении пяти недель начинаются здесь те процессы, которые к концу третьего месяца беременности завершаются односторонним развитием, первоначально общего обоим полам строения. В дальнейшем же течении своем этот процесс приводит к выработке всею индивидуума в каком-нибудь определенном сексуальном направлении. Я не буду здесь останавливаться на описании отдельных деталей этих процессов. Этим бисексуальным строением всякого зародыша, принадлежащего даже к категории высших организмов, объясняется тот факт, что признаки другого пола всегда остаются и никогда вполне не исчезают, хотя бы даже и у вполне однополого индивидуума – растительного, животного или человеческого. Половое дифференцирование никогда не бывает вполне законченным. Все особенности мужского пола, хотя и в слабом, едва развитом состоянии, можно найти и у женского; и наоборот признаки женщины в своей совокупности содержатся и в мужчине, хотя в очень неоформленном виде. В таких случаях обыкновенно говорят, что они находятся в «рудиментарном» состоянии. Для подтверждения нашей мысли возьмем, в качестве примера, человека, который и в дальнейшем изложении явится предметом нашего исключительного интереса. У самой женственной женщины имеется на тех местах, где у мужчины растет борода, легкий пушок непигментированных мягких волосков, так называемый «lanugo». Точно также у самого мужественного мужчины находятся под сосцами комплексы молочных желез, комплексы, остановившиеся на пути своего развития. Все эти явления особенно точно исследованы в области половых органов и их выводных путей, в области так называемого tractus urogenitalis, все они в один голос говорят о существовании полнейшего параллелизма между признаками обоих полов в их рудиментарном состоянии. Эти эмбриологические изыскания могут быть приведены в систематическую связь, будучи сопоставлены с некоторыми другими данными. Если согласиться с Геккелем и назвать разделение полов «гонохоризмом», то тогда у различных классов и видов живых существ придется установить различные степени этого гонохоризма. Не только различные виды растений, но и виды животных, будут отличаться между собою сообразно тому, в какой степени каждый из них скрывает в себе признаки будущего пола. Самой крайней степенью половой дифференцироваиности, стало быть, сильнейшим гонохоризмом, является, с этой более широкой точки зрения, половой диморфизм, например, у некоторых видов «asellus aquaticus» (водяного ослика) наблюдается та особенность, что мужские и женские особи одного и того же вида с внешней стороны отличаются друг от друга не менее, а подчас и значительно резче, чем члены двух совершенно разных семейств и родов. У позвоночных никогда не видно такого резкого гонохоризма, как, например, у раковидных или у насекомых. У них не наблюдается такого резкого разграничения между самцом и самкой, как в явлениях полового диморфизма. Здесь скорее встречается бесчисленное количество смешанных половых форм, вплоть до так называемого «гермафродитизма», а у рыб мы находим даже целые семейства с исключительной двуполостью, с «нормальным гермафродитизмом». И вот следует заранее принять, что хотя и существуют крайние самцы с самыми незначительными остатками женственности, и крайние самки с совершенно незаметной мужественностью, и в центре между этими двумя типами некоторая гермафродитная форма, тем не менее, между этими тремя точками нет пустоты, совершенно незаполненной. Нас специально занимает человек. Однако все то, что применимо к нему, можно с некоторыми видоизменениями утверждать и относительно большинства других живых существ, обладающих способностью к половому размножению. Относительно же человека можно без колебаний сказать следующее: Существуют бесчисленные переходные степени между мужчиной и женщиной, так называемые «промежуточные половые формы». Как физика говорит об идеальных газах, которые подчиняются закону Бойля-Гей-Люссака (в действительности ему не подчиняется ни один газ), чтобы, исходя из этого закона, установить всевозможные отклонения от него в данном конкретном случае: так и мы можем принять идеального мужчину М и идеальную женщину Ж, как типичные половые формы, которые и действительности не существуют. Установить эти типы не только возможно, но и необходимо. Не один только «объект искусства», но и объект науки является типом, идеей, в смысле Платона. Исследуя свойства абсолютно твердого и абсолютно упругого тела, физика отлично сознает, что действительность не может представить ей ни одного случая, в котором ее выводы могли бы найти полное подтверждение. Эмпирические данные, промежуточные стадии между этими двумя состояниями тела служат для нее лишь исходной точкой для отыскания типических свойств, и эти же стадии при обратном направлении: от теории к практике, рассматриваются и исчерпывающе обсуждаются, как некоторые смешанные формы. Точно также существуют только всевозможные ступени между совершенным мужчиной и совершенной женщиной, только известные приближения к ним, сами же они реально не существуют.

Читать книгу «Пол и характер» онлайн полностью — Отто Вейнингер — MyBook.

Часть первая ПОЛОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ

Глава I «Мужчины» и «женщины»

Отличающаяся наибольшей общностью классификация, которая большинство живых существ разделяет на самцов и самок, мужчин и женщин, не может устоять против фактов действительности. Несостоятельность этих понятий настойчиво дает себя чувствовать, и ближайшая цель этой книги – прийти к ясности в данной области.

Я примыкаю к другим авторам, которые писали в последнее время о явлениях разбираемой мною сферы, и выбираю исходным пунктом исследования установленный эмбриологией факт половой недифференцированности первоначального, эмбрионального строения человека, растений и животных.

У человеческого зародыша до пятой недели нельзя определить пол, в который он впоследствии разовьется. Только после пятой недели начинаются здесь те процессы, которые к исходу третьего месяца беременности заканчиваются односторонним развитием первоначально общего обоим полам строения; в дальнейшем течении своем процесс приводит к выработке определенного в смысле сексуальном индивидуума. Это двуполое, бисексуальное строение всякого, даже самого высшего, организма подтверждает тот факт, что признаки другого пола всегда остаются, а не исчезают и у однополого индивидуума, как индивидуума растительного и животного, так и человеческого. Дифференциация полов, разделение их никогда не бывает совершенно законченным. Все особенности мужского пола можно найти, хотя бы и в самом слабом развитии, и у женского пола. Все половые признаки женщины имеются и у мужчины, хотя бы только в зачаточном, рудиментарном виде.

Если мы возьмем в виде примера человека, о котором в дальнейшем почти исключительно будет идти речь, – то и у наиболее женственной женщины мы на тех местах, где у мужчины растет борода, найдем пушок, состоящий из мягких, лишенных окраски волос. С другой стороны, и у наиболее мужественного из мужчин под сосками оказывается комплекс остановившихся в своем развитии молочных желез. Особенно внимательное исследование этого вопроса произведено в области половых органов и их выходных путей, причем здесь удалось установить, что все признаки, присущие одному полу, находятся также и у другого пола. Зачаточное состояние их не помешало безошибочно установить наблюдающийся здесь параллелизм.

…Прежде всего надо выяснить, что хотя, с одной стороны, и существуют самцы с абсолютно незначительными остатками женственности, а с другой стороны – самки с совершенно незаметными признаками мужественности, а посреди имеются еще и представители гермафродитной формы, но между этими тремя центрами, однако, не существует незаполненных мест. Нас всего более интересует здесь человек. Однако почти все, что можно сказать о нем, применительно с большими или меньшими смягчениями и к большинству живых существ, обладающих половым размножением.

Что касается человека, то молено без колебания установить: существуют бесчисленные переходные ступени между мужчиной и женщиной, так называемые «промежуточные формы пола». Как физик говорит об идеальных газах, подчиняющихся закону Бойля – Гей-Люссака, хотя в действительности в полной мере этому закону не подчиняется ни один газ; как физику приходится исходить из норм этого закона, чтобы установить те или иные уклонения от него в конкретных случаях, так и нам следует пользоваться понятиями идеального мужчины «М» и идеальной женщины «Ж», только как типичными половыми формами, которых в действительности в абсолютном виде нет. Тем не менее не только можно, но и должно пользоваться этими понятиями о типе в его чистом виде. Всякий объект в искусстве, как и в науке, является именно типом, «идеей», по определению Платона.

…Надо помнить, что речь идет не только о бисексуальном, двуполом предрасположении, но и беспрерывно действующей двуполости. Рамки вопроса вовсе не ограничиваются промежуточными половыми формами и физическим или психическим гермафродитизмом, как это устанавливали во всех исследованиях в этой области. Моя мысль является, таким образом, совершенно новой. Именем «промежуточных половых ступеней» до сего времени пользовались только для обозначения средних половых ступеней. Как будто, пользуясь математическим языком, здесь находится место скопления половых форм, нечто большее, чем незначительное расстояние на той линии, какая соединяет две крайности и везде одинаково плотно населена. Таким образом, мужчина и женщина являются как бы двумя субстанциями, распределенными в самых разнообразных смешениях в живых индивидуумах, причем коэффициент ни одной из этих субстанций не может равняться нулю. Можно даже сказать, что в области опыта нет ни мужчины, ни женщины. Существует только мужественное и женственное.

…Чтобы подтвердить этот взгляд, можно привести многочисленные доказательства.

Напомню, однако, о мужчинах с женским тазом и женской грудью, с лицом, лишенным растительности, или с крайне слабыми признаками ее, с резко оформившейся талией и слишком длинными волосами на голове… Напомню о женщинах с узкими бедрами[1] и плоской грудью, с плохо развитым седалищем и мало развитым жировым слоем ягодиц, с грубым низким голосом и усами (усы очень часто появляются у женщин, но мы не всегда их замечаем, так как им не дают расти) и т. д.

Все эти явления, которые обыкновенно встречаются в совокупности у одного и того же человека, хорошо известны каждому врачу, но до сих пор их не приводили в общую связь.

…Главной задачей в данном случае является познание «М» и «Ж», правильное установление сущности идеального, в смысле типичности мужчины и идеальной женщины. При наличности познания этих типов нетрудно будет и применение его к отдельным случаям, которые являются только различными количественными смешениями обоих типов. Таким образом, содержание этой главы сводится к следующему: нет ни одного живого существа, которое можно было бы определенно отнести только к тому или иному полу. В действительности встречается лишь колебание между двумя крайними точками, на которых нам не найти ни одного живого существа. В живой жизни встречаются индивидуумы, лишь приближающиеся к этим полюсам. Наука должна поставить себе задачей – определить положение каждого единичного существа между этими двумя типами. Приписывать этим типам особую метафизическую реальность, наряду с миром опыта или над ним, было бы ошибочно. Но к созданию их ведет неминуемое: эвристический мотив наивозможно совершенного изображения действительности.

Предчувствие такой двуполости, присущей всем живым существам и являющейся следствием неполного разделения полов, относится еще к глубокой древности. Не чуждое китайским мифам, оно пользовалось большой известностью в Древней Греции. Гермафродиты, фигурирующие в мифах, рассказах Аристофана и в «Пире» Платона, служат лучшим доказательством этого. Развившаяся в более позднее время гностическая секта офитов считала андрогином первобытного человека.

Арреноплазма и телиплазма

Ожидания читателя, относящиеся к этому труду, поставившему себе задачей всесторонний пересмотр всех относящихся к данной области фактов, ожидание того, что здесь дано будет новое и полное описание анатомических и физиологических свойств половых типов – естественно. Но такой труд, помимо того, что он вряд ли оказался бы по силам одному человеку, требует самостоятельных исследований, каких я не производил; компилятивное же изложение выводов, уже имеющихся в литературе, прекрасно выполнено Гэвлоком Эллисом.

Создание половых типов на основании его выводов привело бы в лучшем случае к гипотетическим положениям, которые не облегчили бы дальнейшей научной работы. Содержание этой главы носит преимущественно общий характер и, касаясь биологических принципов, имеет в виду обратить внимание будущих исследователей на отдельные частности вопроса и этим принести некоторую пользу их работе. Если читатель, чуждый биологических познаний, пропустил эту главу, это не послужит в ущерб его пониманию при дальнейшем чтении книги…

Глава II Законы полового притяжения

Пользуясь старыми выражениями, можно сказать, что у всех дифференцированных в половом отношении живых существ наблюдается влечение между мужчиной и женщиной, притяжение, направленное к половому сближению. Так как, однако, ни идеального «мужчины», ни типичной, абсолютной «женщины» в действительности не существует, то эта область взаимного притяжения требует особенного внимания, тем более что закон полового притяжения в том виде, каким устанавливаю его я, упомянут только одним философом и почти еще неизвестен. Поэтому в первую очередь мы приступим к наблюдениям над человеком.

Каждый человек обладает по отношению к другому полу определенным, одному ему свойственным, вкусом. Так, например, если сравнить портреты женщин, которых любил тот или иной знаменитый в истории человек, то мы почти всегда найдем сходство между объектами его любви. Сходство это чисто внешнее, но его можно, однако, проследить во всем, до ногтей пальцев включительно. У каждого из нас встречаются знакомые, вкус которых по отношению к другому полу вызывает у нас восклицание: «Не понимаю, как она может ему нравиться!» Множество фактов, устанавливающих особенности полового «вкуса» полов (даже у животных), собрано в книге Дарвина «Происхождение человека».

Далее мы увидим, что и растения не лишены определенного вкуса, какому подчинен закон притяжения.

Как закон тяготения, так и притяжения полов зиждется почти без исключения на основе взаимности. Там, где это правило нарушается, почти всегда можно указать на более дифференцированные моменты, которые или задерживают проявление этого обоюдного непосредственного вкуса, или же напротив того, вызывают желание в том случае, когда первое непосредственное впечатление отсутствует. Между тем часто речь идет о том, что люди «не подходят друг другу» или что не пришел еще «настоящий»: это выражает некоторое предчувствие того, что в каждом человеке находятся известные свойства, для которых вовсе не безразлично, какой именно индивидуум другого пола соединится с ним, и что отнюдь не каждый мужчина или женщина может заменить другого мужчину или женщину так, чтобы при этом не ощущалось какого-либо расстройства в проявлениях полового чувства.

По собственному опыту каждый знает, что известные лица другого пола могут действовать на него отталкивающим образом, другие – безразличны, а третьи – привлекают, пока не явится наконец индивидуум, соединиться с которым составляет для него потребность, перед которой все вокруг совершенно обесценивается. Эта последняя встреча наступает не всегда. Какими, однако, свойствами должен обладать такой именно, обладающий максимальным притяжением, индивидуум? Если действительно каждому типу среди мужчин, как мы знаем, соответствует возбуждающий его женский тип, и наоборот, – то здесь, очевидно, в самой основе такого притяжения находится определенный закон.

Какой это закон и как он выражается?

Контрасты сходятся – вот ответ, который приходится слышать так часто.

Такая формулировка не лишена справедливости, но она слишком неопределенна и поэтому не допускает математической точности.

Книга эта вовсе не ставит целью открыть все многочисленные законы притяжения. В этой главе мы рассмотрим только один из них, находящийся в органической связи с позицией, занятой этой книгой. Этот закон, на который я первый обратил внимание, наиболее разработан. Надеюсь, что новизна и сложность этого вопроса оправдывают недостаточную полноту доказательств.

Не буду останавливаться на фактах, благодаря которым я открыл этот основной закон полового притяжения. Предлагаю прежде всего каждому проверить сначала закон этот на самом себе, а потом применить его к кругу своих знакомых. Особенное внимание надо обратить на те случаи, когда «вкуса» вашего не понимают или, наоборот, когда «вкус» других остается всем непонятен. Необходимым для такой проверки минимумом знаний относительно внешних форм человеческого тела обладают все.

Точная формулировка этого закона гласит: «Для соединения полов нужны – совершенный мужчина «М» и совершенная женщина «Ж», хотя и разделенные в двух разных индивидуумах в совершенно различных сочетаниях».

…Надо, однако, избегнуть недоразумения в формулировке этого вывода. Такая формулировка приемлема только в том случае, если мы предполагаем, что у каждого индивидуума количество женственности безусловно равняется нехватке мужественности. Абсолютно мужественное существо нуждается в абсолютном женственном, и обратно. В тех же случаях, когда, при наличности большей доли «М», имеется известная часть «Ж», дополняющее существо должно принести недостающую долю «М», одновременно дополнив собой и недостающую часть «Ж».

…Наличность определенного полового вкуса бесспорна. Существуют, следовательно, и законы этого вкуса, а также и функциональная связь между половым вкусом индивидуума, с одной стороны, и физическими и психическими свойствами его – с другой. В этом нет ничего неправдоподобного, что могло бы опровергнуть опыт научный или повседневный. Было бы, однако, ошибкой успокоиться на том, что это «само собой разумеется».

…Научные требования скромности заставят нас говорить не о силе, которая толкает двух индивидуумов друг к другу, как игрушечных паяцев, но о проявляющемся в этом законе выражении того, что в одинаковой форме сказывается во всех случаях максимального полового притяжения. Здесь, в данном законе, сказывается то, что термином «инвариант» определял Оствальд, что словом «многократная» обозначает Авенариус, то есть наблюдаемая во всех случаях одинаковость суммы «М» и «Ж» в существах, наиболее привлекающих друг друга.

Здесь приходится оставить в стороне наличие красоты, эстетические нормы. Один человек в восхищении от данной женщины, без ума от ее «необыкновенной» «обаятельной» красоты, тогда как другой не может никак понять, «что в ней, собственно говоря, находят?». Это разногласие обычно, и происходит оно от того, составляет ли данная женщина половое дополнение к определенному мужчине или нет. Помимо отдельных примеров, доказывающих относительность оценок такого рода, помимо норм эстетики, укажу лишь, что прекрасным влюбленные зачастую находят не только безразличное с точки зрения эстетики, но не редко и прямо анти-эстетическое и некрасивое. Отвергается в этом случае не только чистая эстетика, но и то, что нравится нам, независимо от «половых апперцепций» (впечатлений, установок) наших.

Многие сотни случаев подтверждают этот закон, исключения из которого оказываются лишь кажущимися. Чуть ли не каждая любовная пара, какую встретишь на улице, является новым доказательством этого, и исключения из этой нормы побуждают лишь к отысканию еще и других законов, каким подчинена половая жизнь. Мной произведен был целый ряд опытов. Так, например, коллекция фотографических карточек безупречно красивых женщин с определенным содержанием «Ж» в каждой предъявлялась мной целому ряду знакомых. Анкета, которую я устраивал, была построена на просьбе выбрать «самую красивую». Полученные ответы всякий раз вполне совпадали с теми, каких я ждал заранее.

Тех, кто уже знал, в чем дело, я просил устраивать мне следующий экзамен: они показывали мне много портретов женщин, и я должен был определить именно ту, какая нравилась им больше всего. Это удавалось мне каждый раз без исключения. Наконец, оным я описывал созданный ими в их душе идеал особы другого пола, причем мои указания совпадали с действительностью иной раз точнее, чем могли бы сделать это они сами. Не раз мои указания впервые уяснили им, что именно отталкивает их. Вообще же люди легче определяют то, что им не нравится, чем то, что привлекает.

Предполагаю, что читатель, при некотором упражнении, дойдет до такого совершенства, как и некоторые мои знакомые из числа членов тесного дружеского научного кружка. На существование закона половых дополнений указывает масса отдельных постоянных явлений. Существует ироническая формулировка закона природы, по которому будто бы «сумма длины волос двух влюбленных равна постоянной и неизменной величине». Однако не все органы одного и того же человеческого существа одинаково мужественны или женственны. Впрочем, я хочу здесь воздержаться от таких эвристических правил, которые, вскорости разросшись, могли бы дойти до степени плоских острот.

…Тут надо еще поставить несколько вопросов. Закон полового притяжения не единственный, присущий человеку, как и животным, что доказывается уже тем обстоятельством, что до сих пор не удалось открыть его. Случаи неудержимого полового влечения редки потому, что играют роль еще много факторов и, быть может, немалое число других законов[2]. Укажу пока только на один из факторов, не подчиняющихся математической разработке. То, о чем я хочу говорить сейчас, в общем не представляет из себя ничего нового: мужчина лет до 20 увлекается обыкновенно женщинами не моложе 35 лет; с годами же его любовь переходит постепенно на все более и более молодых женщин. В той же мере и девушки-подростки отдают предпочтение зрелым мужчинам, тогда как зрелые женщины часто бросают семью ради любви к мальчишке. Несмотря на то что эти явления передаются часто в форме анекдота, корни их должны быть скрыты глубоко.

…Когда соединяются два индивидуума, мало соответствующие нашей формуле, а потом уже появляется третий, который дополняет одного из них, – возникает вполне законная необходимость порвать прежнюю неподходящую связь. Результат – нарушение брака. Эта необходимость стихийная.

…Само собой разумеется, что я не хочу здесь защищать нарушение брака, я хочу лишь сделать его понятным. Во второй части этой книги мы еще будем касаться мотивов, которые могут бороться с прелюбодеянием. У человека половая сфера не так строго включена в круг природной законосообразности, что доказывается уже тем фактом, что человек сексуален во все времена года и что весеннее половое возбуждение у него не так сильно выражено, как у домашних животных. В законе полового сродства наблюдается много аналогий с известным законом теоретической химии, несмотря на то что наряду с этим имеются и радикальные различия. Явления половой жизни аналогичны явлениям, подчиненным «закону влияния масс»; например, сильные кислоты сливаются предпочтительно с более сильными основами так же, как и более мужественный организм с более женственным.

…Если допустить сравнение химизма и полового притяжения, то значением этого фактора, то есть «времени реакции», исчерпывается вся аналогия. Ясно одно: чувственное влечение может развиться между двумя живыми существами, долго находившимися вместе в одном помещении, даже в том случае, если до этого было налицо чувство отвращения. Как и в химическом процессе, требуется большой срок времени, чтобы оно могло проявиться. Этим доводом обыкновенно утешают вступающих в брак без любви: «стерпится – слюбится».

…Закон полового притяжения – ему уподобляются еще некоторые другие законы – учит, что так как имеется громаднейшее количество промежуточных половых ступеней, то всегда могут быть найдены два индивидуума, правильно подходящие друг к другу. С этой, биологической, точки зрения приходится оправдать брак и отвергнуть «свободную любовь». Однако вопрос о единобрачии по многим причинам осложняется. Вспоминая о гетеростилии, мы видим там, что «незаконное оплодотворение» дает семена, почти не способные для дальнейшего развития. Невольно приходит мысль, что, вообще, самое здоровое потомство получается лишь там, где индивидуумы связаны взаимной сильной половой склонностью. В народе «дитя любви» давно уже считается во всех отношениях самым удачным. Изучение закона полового влечения важно также при разведении домашних животных. Следовало бы уделять больше внимания вторичным половым признакам и развитию их у приводимых к случке животных. При случке самца с той самкой, которая не нравится ему, достигается, конечно, цель, но это всегда сопровождается плохими последствиями. Полученные таким путем от подставных кобыл жеребцы отличаются нервностью, которая столь растет и среди людей и, должно быть, зависит от нарушения этого закона. То обстоятельство, что за последнее время у евреев браки заключаются не по влечению, а через посредников, имеет немалое отношение к физической дегенерации современного еврейства.

Отто Вейнингер: биография, цитаты. Отто Вейнингер, «Пол и характер»: краткое содержание, отзывы

Австрийский философ, еврей по происхождению Отто Вейнингер родился в 1880 году, 3 апреля в столице Австрии Вене. Его судьба трагична: в возрасте 23 лет выпускник женского университета, молодой психолог и философ стал жертвой суицида. Главнейшей проблемой жизни двадцатитрехлетнего юноши было его еврейство. Этот факт биографии мешал ему нормально жить и быть в гармонии с самим собой. В записке, которую он написал прямо перед смертью и которая была найдена в его бумагах, было написано, что он убивает себя, чтобы не убивать других. Конечно же, для многих смысл этой загадки так и остался непонятым. Интересно, что он имел в виду?

Отто Вейнингер. “ Пол и характер”: краткое содержание

Эта книга является визитной карточкой австрийского мыслителя. В ней Отто Вейнингер делится своими глобальными наблюдениями и результатами анализа мужского и женского начал. Он был глубоко убежден, что они являются полными противоположностями, особенно в нравственном смысле. Книга “Пол и характер” была написана в 1902 году, за полтора года до того, как ее автор совершил самоубийство. Спустя 110 с лишним лет она не теряет своей популярности как среди ученых, так и рядовых граждан. Согласно его теории, к мужскому началу принадлежат личности с высоким уровнем развития сознания, а также аскеза и созидания. А вот к женскому — более примитивные модели сознания. Более чувственные и менее продуктивные. При этом носителями «женского» начала являются не только женщины, но и мужчины, принадлежащие к негроидной расе, а также евреи. Христиане же являются типичными носителями “мужского” нравственного начала.

Биография Вейнингера

Как уже было отмечено, австрийский философ Отто Вейнингер, биография которого берет начало в 1880 году, родился в столице вальсов — Вене, в самом начале второго весеннего месяца (3 апреля). Его корни принадлежали к моисеевому роду, что и послужило поводом для его гибели в 23 года. К сожалению, сведений о том, каким был в детстве Вейнингер Отто, краткая биография философа не описывает. Почему же краткая? Не забывайте о том, он покинул этот мир в очень юном возрасте. Однако он успел обессмертить свое имя — Отто Вейнингер. “Пол и характер” (отзывы об этой книге сами по себе уже ценны, поскольку принадлежат перу различных ученых) — это интереснейшая книга о сущности женщин и мужчин. Она вот уже 100 лет находится под прицелом наблюдений молодых ученых: социологов, психологов, антропологов, ну и, конечно же, философов.

Сам Вейнингер сначала изучал в Венском университете естественные науки, ну а затем переключился на философию. Он отличался великолепными способностями и окончил вуз с отличием. В свои 20 лет успел сделать многое: владел многими как мертвыми, так и современными языками, имел неплохие познания в литературе, географии, математике и медицине. Его можно было смело назвать большим интеллектуалом или эрудитом. Вскоре после окончания университета он защитил докторскую диссертацию, темой которой выступала бисексуальность. Кстати, после защиты ученый принял крещение и стал последователем лютеранской церкви.

Причины самоубийства

После того как с Отто произошло несчастье, его коллеги стали изучать причины, которые могли привести его к этому. Большинство из них пришли к тому, что Отто Вейнингер, после того как сделал вывод, что евреи принадлежат к женскому началу, не смог этого вынести и решил покончить с жизнью. В любом случае в момент смерти он находился в состоянии глубокого внутреннего кризиса. Однако не только принадлежность к еврейству, но и развитая чувственность способствовали совершению им такого неожиданного шага.

Как это произошло?

Самоубийство Отто Вейнингера рассматривается как демонстративное, поскольку он для осуществления этого выбрал гостиничный номер, в котором испустил последний дух великий композитор Бетховен. Отто полуживым нашли в этой самой комнате полицейские. По дороге в больницу он умер. Причиной было огнестрельное ранение в области груди (сердца). Перед смертью он путешествовал по Италии, и вот среди его бумаг было найдено завещание, написанное во время этого вояжа. Это означает, что самоубийство была заранее спланированным и осознанным шагом, а не сиюминутной слабостью. В завещании, помимо некоторых денежных распоряжений, он просил разослать его книгу таким общественным деятелям, как Кнут Гамсун, Якоб Вассерман, Максим Горький и др. Среди его бумаг также была найдена та надпись, о которой мы уже говорили — «Я должен убить себя, чтобы не убить других». Причины суицида, по суждениям различных психологов, разнообразны, однако точно сказать никто не может.

Работы Отто Вейнингера

Конечно же, “ Пол и характер” – самая знаменитая работа философа, однако после его смерти в свет вышли такие книги, как «О последних вещах», написанная в том же году, что и “Пол и характер”, но напечатанная в 1904-м, «Любовь и женщина» (в 1917 году). Кстати, во всех его учениях центральное место занимает человек. Согласно Вейнингеру, он одинок во Вселенной. У него нет цели и ничего другого вне себя. Он не знает, ради чего живет, зачем стремится к высшим идеалам.

Вклад в науку

В начале 20 века разговоры о кризисе личности были очень популярны. И именно Вейнингер сумел в своих трудах передать это состояние, когда человек находится в отчаянии, в непонимании самого себя. Тем не менее он вполне осознавал, что обладает высоким интеллектом и был уверен в своих силах. Отто Вейнингер считал, что все, что ему осталось сделать, — свести все свои знания, а также и прозрения во всеобщую и всеобъясняющую систему, которой, по его мнению, и являлся его 600-страничный труд «Пол и характер. Принципиальное исследование». А это позволит ему разгадать тайну мира и человека. Эта книга была опубликована в 1903 году венским и лейпцигским издательствами «Браумюллер». Кажется, в его жизни шло все своим чередом. Его труд сделал его знаменитым, и теперь многие знали, кто такой Вейнингер. Биография его, однако, вскоре должна была прерваться. Однажды после поездки в Италию, он дней пять провел в доме у своих родителей. Затем, никому не сказав, снял на ночь комнату, в которой когда-то умер великий Бетховен. Наутро его уже не было в живых.

Крылатые выражения

Несмотря на то что в широких кругах мало кто знает, кто такой Отто Вейнингер, цитаты его довольно популярны. Многие из них относятся к представительницам слабого пола. Из них можно сделать выводы, насколько неоднозначно было его отношение к ним. И если он утверждает, что евреи являются носителями женского начала, то становится понятно, почему он совершил над собой суицид. Ему просто некомфортно было жить с таким тяжким бременем. А теперь хочется вас ознакомить с некоторыми из его крылатых выражений, который располагаются в следующем разделе под названием “Отто Вейнингер: цитаты о женщинах“. Конечно же, многое из сказанного вам точно не понравится. Однако австрийский философ думал и чувствовал так…

Отто Вейнингер: цитаты о женщине

Вейнингер пишет, что женщина в отдельных частях прекраснее, чем в целом. Или же философ считает, что женщину может привлечь к себе только тот мужчина, который по своему мышлению сильнее её. Кроме этого, он считает, что любая женщина на мужчину действует эрогенно, а все мужское привлекает женщину в равной степени. По его мнению, если женщина сильная духовно, то она сильна и физически. К тому же она обязательно будет обладать мужскими качествами как в характере, так и во внешности. Женщина в отличие от мужчин не стесняется показывать другим, как она несчастна. Потому что она просто не способна испытывать глубокое несчастье. Самое главное для женщины, чтобы ее любили. Однако ей это нужно для того, чтобы хвастаться этим перед другими женщинами и вызывать их зависть. Женщине вовсе не нужно, чтобы ее уважал мужчина, она просто хочет, чтобы кто-то обладал ее телом. Есть множество других суждений в подобном духе, что, естественно, может вывести из себя любую здравомыслящую женщину.

Отзывы о главном труде Отто Вейнингера

Оценки ученых относительно этой книги неоднозначны. Некоторые считают ее лучшей из всех работ в области психологии. Однако некоторые считают, что это полнейшая чушь, и сожалеют о потраченном на ее чтение времени. Есть мнения, что Фрейд был последователем Вейнингера, вернее, что он заимствовал у него идею, и что этюды дядюшки Зигмунда не что иное как плагиат. Конечно же, среди людей, отзывающихся положительно и даже с восхищением относительно работы Вейнингера, в основном мужчины, то есть «привилегированные», а вот представительницы слабого пола, естественно, не разделяют его мнения относительно своей ущербности. Одним словом, своей работой Отто Вейнингер смог внести раздор между двумя полами.

Читать Пол и характер — Вейнингер Отто — Страница 1

Отто Вейнингер.

Пол и характер

Часть первая.

Введение. Половое многообразие

Всякое мышление исходит из понятий средней общности и развивается из них по двум направлениям, с одной стороны оно стремится к понятиям все высшей абстрактности, обнимающих все большую совокупность вещей и в силу этого охватывающих все шире и шире область действительности, с другой стороны, оно направляется к пункту пресечения понятий, – к конкретному единичному комплексу, к индивидууму к тому, чего мы, в сфере нашего мышления, в состоянии достигнуть только путем бесконечного числа ограничивающих определений, путем присоединения к высшему, общему понятию «вещи» или «чего-то» бесчисленного количества специфических, дифференцированных моментов. Тот факт, что существует класс рыб, отличающийся от млекопитающих, птиц, червей, был всем известен еще задолго до того, как среди рыб стали различать хрящевых и костевых, и значительно раньше, чем, с другой стороны, пришли к мысли объединить всех рыб с птицами и млекопитающими понятием позвоночного, противопоставив червей полученному таким образом единому, более сложному комплексу явлений.

Это самоутверждение духа в сфере действительности, пестрящей бесчисленными сходствами и различиями, люди сравнивали с борьбой за существование в животном мире. С помощью понятий мы защищаемся от мира. Медленно и постепенно схватываем мы ими весь мир, как схватывают буйно помешанного связывают по рукам и ногам, с тем, чтобы обезвредить его для той ограниченной сферы, в которой он находится. Совершив это дело, и устранив главную опасность, мы приступаем к отдельным членам, и тогда все дело обеспечено.

Существуют два понятия, принадлежащие к самым древним с которыми человечеству приходилось с самого начала кое-как перебиваться в своей духовной жизни Правда, частенько вводили в них незначительные поправки, отправляли в починку, делали лишь заплаты, тогда, когда нужно было чинить либо все, либо части; отбросив от них кое-что и снова прибавив, люди то ограничивали их содержание, то снова расширяли – подобно тому, как старый, узкий избирательный закон под напором новых потребностей вынужден развязывать один за другим свои путы. Но однако, в общем и целом, мы еще и до сих пор уживаемся с этими понятиями, точно также как уживались с ними и в старину. Я говорю здесь о понятиях: мужчина и женщина.

Правда, мы говорим о худощавых, тонких, плоских, мускулистых, энергичных, гениальных «женщинах», о «женщинах» с короткими волосами и низким голосом, говорим также о безбородых, болтливых «мужчинах». Мы даже признаем, что существуют «неженственные женщины», «мужеподобные женщины» и «немужественные», «женственные» «мужчины». Во внимании к одной только особенности, которая еще при рождении определяет принадлежность человека к тому или иному полу, мы решаемся даже приписывать понятиям отрицающие их определения. Но подобное положение вещей логически немыслимо

Кому не приходилось, в кругу ли друзей или в салоне, в научном или общественном собрании, слушать или даже самому затевать горячие споры о «мужчинах и женщинах», об «освобождении женщины. Это все разговоры и споры, в которых „мужчины“ и „женщины“ с безнадежным постоянством противопоставляются друг другу, подобно белым и красным шарам, которые лишены всяких различий между собою в пределах одного цвета! Не было никогда попытки исследовать спорные пункты с точки зрения индивидуальной созданности каждого из них, а так как каждый обладает индивидуальным опытом, то всякое соглашение, естественно, оказывается немыслимым, как и во всех тех случаях, где различные вещи обозначаются одним словом, где язык и понятие не покрывают друг друга. Неужели „женщины“ и „мужчины“, представляя собою две совершенно различные группы, являются в пределах каждой группы чем-то однообразным, совпадающим во всех пунктах со всеми прочими представителями этой группы. На этом именно и покоятся, большей частью бессознательно, все решительно рассуждения о различиях между полами. Нигде в природе мы не наблюдаем такого резкого разграничения. Мы видим, например, постепенные переходы от металлов к неметаллам, от химических соединений к смесям, мы находим также промежуточные формы между животными и растениями, между явнобрачными и тайнобрачными, между млекопитающими и птицами. Ведь только из соображений всеобщей практической потребности найти точку обозрения мира, мы подразделяем явления, проводим между ними точные границы, вырываем арии из бесконечной мелодии естества. Но „разумное становится нелепым, благодеяние – мукой“ Это также относится к понятиям мышления, как и к унаследованным законам оборота Исходя из приведенных аналогий, мы и в данном случае признаем совершенно невероятным предположение, что природа провела резкую грань между всеми существами мужского рода – с одной стороны, и существами женского рода – с другой В связи с этим невозможно охарактеризовать какое-либо существо, как нечто, стоящее по ту или другую сторону этой пропасти. Даже грамматике, и той чужда эта резкость. К бесконечным спорам о женском вопросе неоднократно привлекали анатома в качестве верховного судьи. Он должен был разрешить спорное разграничение между врожденными, а потому и неизменными свойствами мужского и женском душевного склада и свойствами приобретенными.

(Довольно странно ставить разрешение вопроса об одаренности мужчины и женщины в зависимость от анатомических выводов. Если здесь, действительно, не удастся установить никакого различия между ними с помощью опыта, взятого из какой-либо другой сферы человеческого бытия, то неужели могут какие-нибудь двенадцать лишних кубических сантиметров мозга на одной стороне опровергнуть общий результат исследования). Но более вдумчивые анатомы на вопрос о решительных критериях дают во всех случаях, идет ли речь о мозге или о каком-либо другом органе нашего тела, следующий ответ, невозможно указать на общие половые различия между всеми мужчинами и всеми женщинами, правда, у большинства мужчин скелет руки совершенно иной, чем у большинства женщин, однако невозможно с полной достоверностью определить пол не только по одним костям, но и тогда, когда отдельные члены сохранены с их мускулами, связками, сухожилиями, кожей, артериями и нервами. То же самое применимо и к грудной клетке, крестцовой кости и к черепу Что же тогда можно сказать о той части скелета, которая особенно отчетливо должна была бы подчеркнуть строгое разграничение между полами, что можно сказать о тазе? Ведь по общему убеждению таз в одних случаях приспособлен для акта деторождения, а в других – нет. Тем не менее, и таз не может служить для нас надежным критерием. Каждый человек, наблюдая людей на улице, легко мог бы заметить, что есть много «женщин» с мужским, узким тазом, как и много «мужчин» – с женским, широким. Неужели, таким образом, отсутствуют всякие половые различия В таком случае, не следует ли посоветовать вообще не делать никаких различий между мужчинами и женщинами !

Где выход из этого затруднения Старое воззрение отжило свой век и не удовлетворяет нас больше, и все же мы никак не можем обойтись без него Унаследованные понятия не дают удовлетворительного объяснения вопроса, попробуем же поставить себе задачу – разобраться в них получше.

Книги Отто Вейнингера (автора книги «Секс и характер»)

Показаны 30 различных работ.

Пол и характер: исследование фундаментальных принципов
— пользователем Отто Вейнингер
3,72 средняя оценка — 318 оценок — опубликовано 1903 г. — 58 выпусков

Хочу почитать сохранение…

  • Хочу почитать saving…
  • В настоящее время читаю saving…
  • Читать saving…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Перевод песни Weininger’s Über die Letzten Dinge, 1904–1907 «О последних вещах»
— пользователем Отто Вейнингер, Стивен Бернс (переводчик)
3,86 средняя оценка — 29 оценок — опубликовано 2008 г. — 5 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Т. И. П. С .: Стратегии воспитания на время
— пользователем Отто Вейнингер

3,25 средняя оценка — 8 оценок — опубликовано 1998 г.

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Секс и характер
— пользователем Отто Вейнингер
это было потрясающе средняя оценка 5.00 — 2 оценки — 4 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Афористические сочинения, записная книжка и письма другу
— пользователем Отто Вейнингер

понравилось 3.00 средняя оценка — 3 оценки

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Взгляд с колыбели: детские эмоции в повседневной жизни
— пользователем Отто Вейнингер

очень понравилось 4.00 средняя оценка — 2 оценки — опубликовано 1993 г.

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Время, проведенное с детьми: как научить детей эмоциональному самоконтролю, жизненным навыкам и решению проблем, предоставляя себя и оставаясь на связи
— пользователем Отто Вейнингер

понравилось 3.00 средняя оценка — 2 оценки

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Taschenbuch Und Briefe an Einen Freund
— пользователем Отто Вейнингер
это было потрясающе. Средняя оценка 5,00 — 1 оценка — опубликовано 2015 г. — 5 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Geschlecht Und Charakter: Eine Prinzipielle Untersuchung
— пользователем Отто Вейнингер
это было потрясающе. Средняя оценка 5,00 — 1 оценка — 12 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Детские фантазии: формирование отношений
— пользователем Отто Вейнингер
это было потрясающе. Средняя оценка 5,00 — 1 оценка — опубликовано 1989 г. — 10 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Ebraismo e Odio di Sé
— пользователем Отто Вейнингер

это было нормально 2,00 средняя оценка — 2 оценки — опубликовано 1994 г.

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Sobre las últimas cosas (Márgenes nº 7)
— пользователем Отто Вейнингер, Хосе Мария Арисо (Введение)

понравилось 3.00 средняя оценка — 1 оценка

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Söz Kalıntıları
— пользователем Отто Вейнингер, Абдулбаки Гючлю (Переводчик)

понравилось 3.00 средняя оценка — 1 оценка

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Taccuino e Lettere
— пользователем Отто Вейнингер, М. Комета (переводчик)
понравилось 3.00 средняя оценка — 1 оценка — опубликовано 1903 г. — 2 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Бытие и небытие: клиническое применение инстинкта смерти
— пользователем Отто Вейнингер
понравилось 3.00 средняя оценка — 1 оценка — опубликовано 1996 г. — 2 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Despre lucrurile ultime
— пользователем Отто Вейнингер

не понравилось 1,00 средняя оценка — 2 оценки

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Simbolica della natura: Taccuino e lettere
— пользователем Отто Вейнингер, Мишель Комета (переводчик)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Жена
— пользователем Отто Вейнингер

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Техника дифференциальной диагностики, зрительно-моторный проективный тест: исследование и клиническое применение
— пользователем Отто Вейнингер

0.00 средняя оценка — 0 оценок — опубликовано 1986 г.

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Игра, чтобы учиться: ребенок, учитель и класс
— пользователем Отто Вейнингер

0.00 средняя оценка — 0 оценок — опубликовано 1992 г.

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Мелани Кляйн: от теории к реальности
— пользователем Отто Вейнингер
0.00 средняя оценка — 0 оценок — опубликовано 1992 г. — 2 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Клиническая психология Мелани Кляйн
— пользователем Отто Вейнингер

0.00 средняя оценка — 0 оценок — опубликовано 1984

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Два теоретических исследования венского психоанализа: к теории жизни и эросу и психике (1901-1902)
— пользователем Отто Вейнингер, Альбина Лейбман-Кликс (автор)

0.00 средняя оценка — 0 оценок

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Из разума детей: сила детских чувств
— пользователем Отто Вейнингер
.

Eine Prinzipielle Untersuchung by Otto Weininger

Я помню, когда я был в подростковом возрасте, я, наконец, пробрался в спальню одноклассника, в которого был влюблен с подросткового возраста. Это был смуглый, уверенный в себе атлет с холодным видом и невероятным телом, которое я не мог дождаться, чтобы открыть для себя. Все шло гладко в нашем новом ухаживании, пока я впервые не расстегнула молнию на его штанах. После изрядного количества нетерпеливых возни и глупых подростковых прелюдий я снял с него штаны только для того, чтобы найти прикрепленное к нему крохотное, почти немыслимо маленькое подобие изюма — крохотную смородину с самого истощенного куста камнеломных.Раньше я приводила своего бывшего парня из вялого в твердое, поэтому разочаровывал не только тот факт, что мой «модерн» еще не был эректильным. Жестокая реальность заключалась в том, что не хватало даже плоти, чтобы ее можно было заметить, когда она полностью затвердела. В самом прямом положении он мог быть не больше, чем длина или ширина большого пальца ребенка. Это был один из самых разочаровывающих дней в моей жизни. Второй самый разочаровывающий день был, когда я потратил целых два часа на чтение «Секс и характер» Отто Вейнингера.Чтобы избежать посттравматической депрессии, я должен очень стараться не думать о тех ценных минутах моей жизни, которые я никогда не смогу заменить.

То, что я надеялся стать умным, философскими наблюдениями за человеческим поведением и сексуальностью, оказалось наполненным ненавистью обличительной речи о зле, принесенном в мир женщинами, евреями и другими «меньшинствами». Я полагаю, что это невероятное разочарование было моей собственной ошибкой за то, что я не изучил более внимательно биографию г-на Вейнингера как женщины, ненавидящей антисемитов (он будет возражать против этого), но тот простой факт, что эта книга была так высоко оценена и что этот парень на самом деле заслужил себе титул «гений», намекнул, что, возможно, ему действительно есть что предложить, кроме множества враждебности и презрения к любому существу на этой земле, кроме арийского мужчины.О чем я думал? Возможно, мое заблуждение произошло из-за того, что первая глава, которую я прочитал из этой книги, на самом деле была несколько уникальной и дальновидной. В нескольких моментах в главе, озаглавленной «Материнство и проституция», отмечалось, что концепция профессионального компаньона является очень слабой. Вейнингер похвалил куртизанку за то, что она была похожа на великого политика, за то, что она была высокопоставленной женщиной, предлагающей миру больше красоты и образования, чем среднестатистическая женщина (единственная забота которой, как он утверждает, — размножение).В некоторых моментах он противоречил самому себе, в других же он защищал женщин, на которых часто смотрят свысока. «Это человек, который придерживается альтернативных взглядов, — подумал я, — социально образованный, открытый и интересный человек». Я был неправ.

Позвольте мне предложить вам небольшой кусочек абсурда и глупости этого, так что — названный «гением» из нескольких цитат, взятых из его «шедевра»:

Сам еврей, обратившийся в протестантизм, Вейнингер комментирует материалистичного, неразумного, женоподобного, эгоистичного, сексуально бессильного еврея:

«Истинная концепция Государство чуждо еврею, потому что ему, как и женщине,
недостает личности; его неспособность понять идею истинного общества объясняется отсутствием
свободного, понятного эго.Как и женщины, евреи, как правило, держатся вместе, но они не объединяются как
свободные независимые личности, взаимно уважающие индивидуальность друг друга. «

« Поскольку в женщинах нет настоящего достоинства, то и то, что подразумевается под словом «джентльмен»
, не существует среди евреев ».

« Еврей всегда больше поглощен сексуальными вопросами, чем арийцы, хотя он заметно менее активен в сексуальном плане и менее склонен к большой страсти. Евреи — привычные сваты, и ни одна раса не может так часто заключать браки по любви.Органическое расположение евреев к сватовству связано с их расовым непониманием аскетизма
».

«Теперь мы подошли к фундаментальному различию между евреем и женщиной.
Ни один не верю в себя; но женщина верит в других, в своего мужа, своего любовника
, или своих детей, или в саму любовь; у нее есть центр тяжести, хотя он находится на
вне ее собственного существа. Еврей ни во что не верит, внутри себя или без него. Его желание иметь постоянную земельную собственность
и его привязанность к движимому имуществу
более чем символичны.«

» Так же, как евреи и женщины лишены крайнего добра и крайнего зла, так и
они никогда не показывают ни гениальности, ни глубины глупости, на которую способно человечество. Особый вид интеллекта
, которым печально известны как евреи, так и женщины, объясняется
просто настороженностью преувеличенного эгоизма; кроме того, это связано с безграничной способностью
, проявленной обоими, преследовать любую цель с равным рвением, потому что
у них нет внутреннего стандарта ценности — ничего в их собственной душе, по которой можно было бы судить о
достоинстве любого конкретного объекта.И поэтому у них есть беспрепятственные естественные инстинкты
, которых нет, чтобы помочь арийскому человеку, когда его трансцендентный стандарт
подводит его. «

« Хотя человечность евреев, негров и, тем более, женщин отягощена многими безнравственными порывами… »

Неполноценность и бездушность физически отвратительной женщины:

« Явления вежливости и рыцарства просто дополнительные доказательства того, что у женщин нет души ».

«Женщина не способна заниматься государственными делами или политикой, поскольку у нее нет социальных наклонностей…»

«Воображение женщин состоит из лжи и заблуждений.

«Непостижимо, почему женщины могут считаться хорошими врачами…»

«Но даже в деталях своего тела женщина не совсем красива, даже если она
безупречный, идеальный тип своего пола. Гениталии — главная трудность на пути
рассмотрения ее теоретически красивой.

«Женское обнаженное тело неприятно мужчине, потому что оно оскорбляет его чувство стыда. «

» Таким образом, женщина легковерна, некритична и совершенно неспособна понять протестантизм.»

» И, следовательно, я должен еще раз заявить, что женщина высочайшего стандарта неизмеримо ниже мужчины низшего стандарта «.

Вейнингер о стыде и смирении любви и эротики:

«Любовь — это убийство. Сексуальный импульс разрушает тело и разум женщины, а психический эротизм разрушает ее психическое существование. Обычная сексуальность рассматривает женщину только как средство удовлетворения страсти или зачатия детей. Высший эротизм беспощаден к женщине, требуя, чтобы она была просто проводником спроецированной личности или матерью психических детей.Любовь не только антилогична, поскольку отрицает объективную истину женщины и требует лишь ее иллюзорного образа, но и антиэтична по отношению к ней. «

Вейнингер о взаимодействии мужчин и женщин:

« Но человек, который не является поверхностным, у которого есть глубина мысли, а также цель, глубина, которая не только заставляет его желать правильного, но наделяет его решимостью и силой делать верно, он должен всегда смотреть на женщину с восточной точки зрения: — как собственность, как частную собственность, как нечто рожденное, чтобы служить ему и зависеть от него — он должен видеть изумительную разумность азиатского инстинкта превосходства над женщинами, как это делали греки. Издавна это видели достойные последователи и ученики восточной школы.«

Предположение о том, что женоненавистничество Вейнингера развилось из-за его тайной любви к мужчинам, не так уж и надумано. Он не сказал ничего отрицательного о сексуальном влечении между двумя людьми одного пола и фактически предположил, что для мужчин естественно любить мужчин:

«Нет дружбы между мужчинами, в которой нет элемента сексуальности, даже если она незначительна. это может быть подчеркнуто в природе дружбы, и как бы болезненно ни была идея о сексуальном элементе.Но достаточно помнить, что
не может быть дружбы, если не будет некоторого влечения, чтобы сблизить мужчин. Большая часть привязанности, защиты и кумовства между мужчинами происходит из-за наличия неожиданной сексуальной совместимости. «

» Сексуальных инвертированных следует отнести к сексуальным инверсиям, от гомосексуалистов до сапфистов, по
в каждой своей степени. Знание о таком решении должно привести к отмене
нелепых законов Англии, Германии и Австрии, направленных против гомосексуализма, так что
, по крайней мере, для того, чтобы сделать наказания как можно более легкими.Во второй части этой книги
будет разъяснено, почему как активная, так и пассивная части в мужской гомо-
сексуальности кажутся позорными, хотя желание больше, чем в случае
нормальных отношений мужчины и женщины. «

Очевидно, в то время как для женщин и мужчин аморально и низко иметь сексуальное влечение друг к другу, мужчина, испытывающий сексуальное влечение к другим мужчинам, совершенно чист и совершенно понятен.

Его недовольство человечеством выходит за рамки этого.У Вейнингера также есть много презрения и отвращения к «неспособным, женоподобным китайцам», «аморальным и необразованным неграм» и «непродуктивным англичанам».

Конечно, можно было бы ожидать, что у человека, родившегося в 1880 году, будут мысли и мнения, которые не обязательно отражают то, что общественно принято в наши дни, но он написал столь обсуждаемую и давнюю философскую библию о человеческом состоянии, можно было бы также ожидать, что этот «гений» был гораздо более выдающимся существом, чем считал себя этот невероятный нарцисс.

Вейнингер покончил жизнь самоубийством в возрасте 23 лет, выстрелив себе в сердце; потеря жизни, да, но не потеря гения. Если вам не нравится тратить время на чтение невежественных заявлений молодых напыщенных эгоистов, вы можете пропустить это.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.