Повесть горького: Список произведений Максима Горького по порядку — полный перечень по алфавиту онлайн

Содержание

Список произведений Максима Горького по порядку — полный перечень по алфавиту онлайн

  • Вода и ее значение в природе и жизни человека

  • Первый раз я увидел эту женщину…

  • NewВечер у Панашкина

  • NewВечер у Шамова

  • Анектотики

  • Артист

  • Афоризмы: Афоризмы и максимы.

  • Афоризмы: Изречения и правила.

  • Афоризмы: Правила и изречения.

  • Бабушка Акулина

  • Биография

  • Болесь

  • Букоёмов, Карп Иванович

  • Бывшие люди

  • В сочельник

  • В степи

  • В ущелье

  • Ванька Мазин

  • Варенька Олесова

  • Васька Красный

  • Вездесущее

  • Весенние мелодии

  • Вечер у Сухомяткина

  • Вор

  • Воробьишко

  • Впервые под названием «Слобода Толмачиха».

  • Встреча

  • Встряска

  • Вывод

  • Голодные

  • Гость

  • Гривенник

  • Грустная история

  • Губин

  • Два босяка

  • Двадцать шесть и одна

  • Девочка

  • Дед Архип и Лёнька

  • Делёж

  • Дело с застёжками

  • Дипломатия

  • Дора

  • Дружки

  • Едут. ..

  • Емельян Пиляй

  • Ералаш

  • Еще о чёрте

  • Жалобы

  • Женщина

  • Женщина с голубыми глазами

  • Жрец морали

  • За бортом

  • Зазубрина

  • Злодеи

  • Зрители

  • И еще о чёрте

  • Идиллия

  • Извозчик

  • Изложение фактов и дум, от взаимодействия которых отсохли лучшие куски моего сердца

  • Исключительный факт

  • Каин и Артем

  • Как меня отбрили. ..

  • Как поймали Семагу

  • Как сложили песню

  • Калинин

  • Кирилка

  • Кладбище

  • Книга

  • Колокол

  • Колюша

  • Коновалов

  • Красота

  • Крымские эскизы: Девочка

  • Крымские эскизы: Уми

  • Легкий человек

  • Ледоход

  • Ма-аленькая!

  • Макар Чудра

  • Мальва

  • Месть. Параллели

  • Мой спутник

  • Мордовка

  • Мудрец

  • Мужик

  • На базаре: Герой.

  • На базаре: Коммерсант

  • На базаре: Ребёнок

  • На пароходе

  • На плотах

  • На соли

  • Навождение

  • Немой

  • Неприятность

  • Несколько дней в роли редактора провинциальной газеты

  • Несколько испорченных минут

  • Нилушка

  • Нищенка

  • О беспокойной книге

  • О маленькой фее и молодом чабане

  • О мальчике и девочке, которые не замёрзли

  • О писателе, который зазнался

  • О Сером

  • О соколе и уже

  • О чёрте

  • О чиже, который лгал, и о дятле — любителе истины

  • Об одном поэте

  • Одинокий

  • Однажды осенью

  • Озорник

  • Открытие

  • Отомстил. ..

  • Очерки

  • Ошибка

  • Первый дебют

  • Перед лицом жизни

  • Песня

  • Песня о слепых

  • Письмо в редакцию

  • Погром

  • Покойник

  • Последний день

  • Почтальон

  • Поэт

  • Проходимец

  • Публика

  • Пузыри

  • Разговор по душе. История мало вероятная, но вполне возможна

  • Рассказ Филиппа Васильевича

  • Рождение Человека

  • Роман

  • Романтик

  • Русские сказки

  • Свадьба

  • Свидание

  • Свободные дни

  • Святочный рассказ

  • Сирота

  • Сказки об Италии

  • Скуки ради

  • Случай из жизни Макара

  • Собака

  • Сон

  • Старуха Изергиль

  • Старый год

  • Страсти-мордасти

  • Супруги Орловы

  • Тимка

  • Товарищ!

  • Товарищи

  • Тоска

  • Три дня

  • Тронуло

  • Трубочист

  • Тюрьма

  • Убежал

  • Утро

  • Фарфоровая свинья

  • Федор Дядин

  • Финоген Ильич

  • Хан и его сын

  • Хозяева жизни

  • Хозяин

  • Хороший Ванькин день

  • Часы

  • Часы отдыха учителя Коржика

  • Челкаш

  • Человек

  • Читатель

  • Шабры

  • Ярмарка в Голтве

  • А кто там идет

  • Баллада о графине Эллен де Курси

  • В Черноморье

  • Девушка и Смерть

  • Из дневника

  • Легенда о Марко

  • Монолог Васьки Буслаева

  • Не браните вы музу мою. ..

  • Не везет тебе, Алеша!..

  • Песни из очерка «На Чангуле»

  • Песнь Рагнара

  • Песня о Буревестнике

  • Песня о Соколе

  • Прощай!

  • Солнце всходит и заходит. ..

  • Стихи Вагина (Как искры в туче…)

  • Стихи Винченцо (На берег пустынный…)

  • Стихи Власа (Маленькие, нудные людишки. ..)

  • Стихи Дьякона

  • Стихи Калерии (Осени дыханием гонимы…)

  • Стихи Кермани (Что прекрасней. ..)

  • Стихи Лизы (Орел поднимается в небо…)

  • Стихи Симы Девушкина

  • Максим Горький — Детство: читать повесть онлайн, текст полностью

    Сыну моему посвящаю

    I

    В полутёмной тесной комнате, на полу, под окном, лежит мой отец, одетый в белое и необыкновенно длинный; пальцы его босых ног странно растопырены, пальцы ласковых рук, смирно положенных на грудь, тоже кривые; его весёлые глаза плотно прикрыты чёрными кружками медных монет, доброе лицо темно и пугает меня нехорошо оскаленными зубами.

    Мать, полуголая, в красной юбке, стоит на коленях, зачёсывая длинные, мягкие волосы отца со лба на затылок чёрной гребёнкой, которой я любил перепиливать корки арбузов; мать непрерывно говорит что-то густым, хрипящим голосом, её серые глаза опухли и словно тают, стекая крупными каплями слёз.

    Меня держит за руку бабушка — круглая, большеголовая, с огромными глазами и смешным рыхлым носом; она вся чёрная, мягкая и удивительно интересная; она тоже плачет, как-то особенно и хорошо подпевая матери, дрожит вся и дёргает меня, толкая к отцу; я упираюсь, прячусь за неё; мне боязно и неловко.

    Я никогда ещё не видал, чтобы большие плакали, и не понимал слов, неоднократно сказанных бабушкой:

    — Попрощайся с тятей-то, никогда уж не увидишь его, помер он, голубчик, не в срок, не в свой час…

    Я был тяжко болен,- только что встал на ноги; во время болезни — я это хорошо помню — отец весело возился со мною, потом он вдруг исчез, и его заменила бабушка, странный человек.

    — Ты откуда пришла? — спросил я её.

    Она ответила:

    — С верху, из Нижнего, да не пришла, а приехала! По воде-то не ходят, шиш!

    Это было смешно и непонятно: наверху, в доме, жили бородатые, крашеные персияне, а в подвале старый, жёлтый калмык продавал овчины. По лестнице можно съехать верхом на перилах или, когда упадёшь, скатиться кувырком,это я знал хорошо. И при чём тут вода? Всё неверно и забавно спутано.

    — А отчего я шиш?

    — Оттого, что шумишь,- сказала она, тоже смеясь.

    Она говорила ласково, весело, складно. Я с первого же дня подружился с нею, и теперь мне хочется, чтобы она скорее ушла со мною из этой комнаты.

    Меня подавляет мать; её слёзы и вой зажгли во мне новое, тревожное чувство. Я впервые вижу её такою,- она была всегда строгая, говорила мало; она чистая, гладкая и большая, как лошадь; у неё жёсткое тело и страшно сильные руки. А сейчас она вся как-то неприятно вспухла и растрёпана, всё на ней разорвалось; волосы, лежавшие на голове аккуратно, большою светлой шапкой, рассыпались по голому плечу, упали на лицо, а половина их, заплетённая в косу, болтается, задевая уснувшее отцово лицо. Я уже давно стою в комнате, но она ни разу не взглянула на меня, — причёсывает отца и всё рычит, захлёбываясь слезами.

    В дверь заглядывают чёрные мужики и солдат-будочник. Он сердито кричит:

    — Скорее убирайте!

    Окно занавешено тёмной шалью; она вздувается, как парус. Однажды отец катал меня на лодке с парусом. Вдруг ударил гром. Отец засмеялся, крепко сжал меня коленями и крикнул:

    — Ничего не бойся, Лук!

    Вдруг мать тяжело взметнулась с пола, тотчас снова осела, опрокинулась на спину, разметав волосы по полу; её слепое, белое лицо посинело, и, оскалив зубы, как отец, она сказала страшным голосом:

    — Дверь затворите… Алексея — вон!

    Оттолкнув меня, бабушка бросилась к двери, закричала:

    — Родимые, не бойтесь, не троньте, уйдите Христа ради! Это не холера, роды пришли, помилуйте, батюшки!

    Я спрятался в тёмный угол за сундук и оттуда смотрел как мать извивается по полу, охая и скрипя зубами, а бабушка, ползая вокруг, говорит ласково и радостно:

    — Во имя отца и сына! Потерпи, Варюша!. . Пресвятая мати божия, заступница:

    Мне страшно; они возятся на полу около отца, задевают его, стонут и кричат, а он неподвижен и точно смеётся. Это длилось долго — возня на полу; не однажды мать вставала на ноги и снова падала; бабушка выкатывалась из комнаты, как большой чёрный мягкий шар; потом вдруг во тьме закричал ребёнок.

    — Слава тебе, господи! — сказала бабушка. — Мальчик!

    И зажгла свечу.

    Я, должно быть, заснул в углу,- ничего не помню больше.

    Второй оттиск в памяти моей — дождливый день, пустынный угол кладбища; я стою на скользком бугре липкой земли и смотрю в яму, куда опустили гроб отца; на дне ямы много воды и есть лягушки,- две уже взобрались на жёлтую крышку гроба.

    У могилы — я, бабушка, мокрый будочник и двое сердитых мужиков с лопатами. Всех осыпает тёплый дождь, мелкий, как бисер.

    — Зарывай,- сказал будочник, отходя прочь.

    Бабушка заплакала, спрятав лицо в конец головного платка. Мужики, согнувшись, торопливо начали сбрасывать землю в могилу, захлюпала вода; спрыгнув с гроба, лягушки стали бросаться на стенки ямы, комья земли сшибали их на дно.

    — Отойди, Лёня,- сказала бабушка, взяв меня за плечо; я выскользнул из-под её руки, не хотелось уходить.

    — Экой ты, господи,- пожаловалась бабушка, не то на меня, не то на бога, и долго стояла молча, опустив голову; уже могила сровнялась с землёй, а она всё ещё стоит.

    Мужики гулко шлёпали лопатами по земле; налетел ветер и прогнал, унёс дождь. Бабушка взяла меня за руку и повела к далёкой церкви, среди множества тёмных крестов.

    — Ты что не поплачешь? — спросила она, когда вышла за ограду. Поплакал бы!

    — Не хочется,- сказал я.

    — Ну, не хочется, так и не надо,- тихонько выговорила она.

    Всё это было удивительно: я плакал редко и только от обиды, не от боли; отец всегда смеялся над моими слезами, а мать кричала:

    — Не смей плакать!

    Потом мы ехали по широкой, очень грязной улице на дрожках, среди тёмнокрасных домов; я спросил бабушку:

    — А лягушки не вылезут?

    — Нет, уж не вылезут,- ответила она. — Бог с ними!

    Ни отец, ни мать не произносили так часто и родственно имя божие.

    Через несколько дней я, бабушка и мать ехали на пароходе, в маленькой каюте; новорожденный брат мой Максим умер и лежал на столе в углу, завёрнутый в белое, спеленатый красною тесьмой.

    Примостившись на узлах и сундуках, я смотрю в окно, выпуклое и круглое, точно глаз коня; за мокрым стеклом бесконечно льётся мутная, пенная вода. Порою она, вскидываясь, лижет стекло. Я невольно прыгаю на пол.

    — Не бойся,- говорит бабушка и, легко приподняв меня мягкими руками, снова ставит на узлы.

    Над водою — серый, мокрый туман; далеко где-то является тёмная земля и снова исчезает в тумане и воде. Всё вокруг трясётся. Только мать, закинув руки за голову, стоит, прислоняясь к стене, твёрдо и неподвижно. Лицо у неё тёмное, железное и слепое, глаза крепко закрыты, она всё время молчит, и вся какая-то другая, новая, даже платье на ней незнакомо мне.

    Бабушка не однажды говорила ей тихо:

    — Варя, ты бы поела чего, маленько, а?

    Она молчит и неподвижна.

    Бабушка говорит со мною шёпотом, а с матерью — громче, но как-то осторожно, робко и очень мало. Мне кажется, что она боится матери. Это понятно мне и очень сближает с бабушкой.

    — Саратов,- неожиданно громко и сердито сказала мать. — Где же матрос?

    Вот и слова у неё странные, чужие: Саратов, матрос.

    Вошёл широкий седой человек, одетый в синее, принёс маленький ящик. Бабушка взяла его и стала укладывать тело брата, уложила и понесла к двери на вытянутых руках, но — толстая — она могла пройти в узенькую дверь каюты только боком и смешно замялась перед нею.

    — Эх, мамаша,- крикнула мать, отняла у неё гроб, и обе они исчезли, а я остался в каюте, разглядывая синего мужика.

    — Что, отошёл братишка-то? — сказал он, наклонясь ко мне.

    — Ты кто?

    — Матрос.

    — А Саратов — кто?

    — Город. Гляди в окно, вот он!

    За окном двигалась земля; тёмная, обрывистая, она курилась туманом, напоминая большой кусок хлеба, только что отрезанный от каравая.

    — А куда бабушка ушла?

    — Внука хоронить.

    — Его в землю зароют?

    — А как же? Зароют.

    Я рассказал матросу, как зарыли живых лягушек, хороня отца. Он поднял меня на руки, тесно прижал к себе и поцеловал.

    — Эх, брат, ничего ты ещё не понимаешь! — сказал он. — Лягушек жалеть не надо, господь с ними! Мать пожалей,- вон как её горе ушибло!

    Над нами загудело, завыло. Я уже знал, что это — пароход, и не испугался, а матрос торопливо опустил меня на пол и бросился вон, говоря:

    — Надо бежать!

    И мне тоже захотелось убежать. Я вышел за дверь. В полутёмной узкой щели было пусто. Недалеко от двери блестела медь на ступенях лестницы. Взглянув наверх, я увидал людей с котомками и узлами в руках. Было ясно, что все уходят с парохода,- значит и мне нужно уходить.

    Но когда вместе с толпою мужиков я очутился у борта парохода, перед мостками на берег, все стали кричать на меня:

    — Это чей? Чей ты?

    — Не знаю.

    Меня долго толкали, встряхивали, щупали. Наконец явился седой матрос и схватил меня, объяснив:

    — Это астраханский, из каюты…

    Бегом он снёс меня в каюту, сунул на узлы и ушёл, грозя пальцем:

    — Я тебе задам!

    Шум над головою становился всё тише, пароход уже не дрожал и не бухал по воде. Окно каюты загородила какая-то мокрая стена; стало темно, душно, узлы точно распухли, стесняя меня, и всё было нехорошо. Может быть, меня так и оставят навсегда одного в пустом пароходе?

    Подошёл к двери. Она не отворяется, медную ручку её нельзя повернуть. Взяв бутылку с молоком, я со всею силой ударил по ручке. Бутылка разбилась, молоко облило мне ноги, натекло в сапоги.

    Огорчённый неудачей, я лёг на узлы, заплакал тихонько и, в слезах, уснул.

    А когда проснулся, пароход снова бухал и дрожал, окно каюты горело, как солнце. Бабушка, сидя около меня, чесала волосы и морщилась, что-то нашёптывая. Волос у неё было странно много, они густо покрывали ей плечи, грудь, колени и лежали на полу, чёрные, отливая синим. Приподнимая их с пола одною рукою и держа на весу, она с трудом вводила в толстые пряди деревянный редкозубый гребень; губы её кривились, тёмные глаза сверкали сердито, а лицо в этой массе волос стало маленьким и смешным.

    Сегодня она казалась злою, но когда я спросил, отчего у неё такие длинные волосы, она сказала вчерашним тёплым и мягким голосом:

    — Видно, в наказание господь дал, — расчеши-ка вот их, окаянные! Смолоду я гривой этой хвасталась, на старости кляну! А ты спи! Ещё рано,солнышко чуть только с ночи поднялось…

    — Не хочу уж спать!

    — Ну, ино не спи,- тотчас согласилась она, заплетая косу и поглядывая на диван, где вверх лицом, вытянувшись струною, лежала мать. — Как это ты вчера бутыль-то раскокал? Тихонько говори!

    Говорила она, как-то особенно выпевая слова, и они легко укрепля- лись в памяти моей, похожие на цветы, такие же ласковые, яркие, сочные. Когда она улыбалась, её тёмные, как вишни, зрачки расширялись, вспыхивая невыразимо приятным светом, улыбка весело обнажала белые, крепкие зубы, и, несмотря на множество морщин в тёмной коже щёк, всё лицо казалось молодым и светлым. Очень портил его этот рыхлый нос с раздутыми ноздрями и красный на конце. Она нюхала табак из чёрной табакерки, украшенной серебром. Вся она тёмная, но светилась изнутри — через глаза — неугасимым, весёлым и тёплым светом. Она сутула, почти горбатая, очень полная, а двигалась легко и ловко, точно большая кошка, — она и мягкая такая же, как этот ласковый зверь.

    До неё как будто спал я, спрятанный в темноте, но явилась она, разбудила, вывела на свет, связала всё вокруг меня в непрерывную нить, сплела всё в разноцветное кружево и сразу стала на всю жизнь другом, самым близким сердцу моему, самым понятным и дорогим человеком, — это её бескорыстная любовь к миру обогатила меня, насытив крепкой силой для трудной жизни.

    Сорок лет назад пароходы плавали медленно; мы ехали до Нижнего очень долго, и я хорошо помню эти первые дни насыщения красотою.

    Установилась хорошая погода; с утра до вечера я с бабушкой на палубе, под ясным небом, между позолоченных осенью, шелками шитых берегов Волги. Не торопясь, лениво и гулко бухая плицами по серовато-синей воде, тянется вверх по течению светлорыжий пароход, с баржой на длинном буксире. Баржа серая и похожа на мокрицу. Незаметно плывёт над Волгой солнце; каждый час вокруг всё ново, всё меняется; зелёные горы — как пышные складки на богатой одежде земли; по берегам стоят города и сёла, точно пряничные издали; золотой осенний лист плывёт по воде.

    — Ты гляди, как хорошо-то! — ежеминутно говорит бабушка, переходя от борта к борту, и вся сияет, а глаза у неё радостно расширены.

    Часто она, заглядевшись на берег, забывала обо мне: стоит у борта, сложив руки на груди, улыбается и молчит, а на глазах слёзы. Я дёргаю её за тёмную, с набойкой цветами, юбку.

    — Ась? — встрепенётся она. — А я будто задремала да сон вижу.

    — А о чём плачешь?

    — Это, милый, от радости да от старости,- говорит она, улыбаясь. — Я ведь уж старая, за шестой десяток лета-вёсны мои перекинулись-пошли.

    И, понюхав табаку, начинает рассказывать мне какие-то диковинные истории о добрых разбойниках, о святых людях, о всяком зверье и нечистой силе.

    Сказки она сказывает тихо, таинственно, наклонясь к моему лицу, заглядывая в глаза мне расширенными зрачками, точно вливая в сердце моё силу, приподнимающую меня. Говорит, точно поёт, и чем дальше, тем складней звучат слова. Слушать её невыразимо приятно. Я слушаю и прошу:

    — Ещё!

    — А ещё вот как было: сидит в подпечке старичок-домовой, занозил он себе лапу лапшой, качается, хныкает: «Ой, мышеньки, больно, ой, мышата, не стерплю!»

    Подняв ногу, она хватается за неё руками, качает её на весу и смешно морщит лицо, словно ей самой больно.

    Вокруг стоят матросы — бородатые, ласковые мужики,- слушают, смеются, хвалят её и тоже просят:

    — А ну, бабушка, расскажи ещё чего!

    Потом говорят:

    — Айда ужинать с нами!

    За ужином они угощают её водкой, меня — арбузами, дыней; это делается скрытно: на пароходе едет человек, который запрещает есть фрукты, отнимает их и выбрасывает в реку. Он одет похоже на будочника — с медными пуговицами — и всегда пьяный; люди прячутся от него.

    Мать редко выходит на палубу и держится в стороне от нас. Она всё молчит, мать. Её большое, стройное тело, тёмное, железное лицо, тяжёлая корона заплетённых в косы светлых волос — вся она, мощная и твёрдая, вспоминается мне как бы сквозь туман или прозрачное облако; из него отдалённо и неприветливо смотрят прямые серые глаза, такие же большие, как у бабушки.

    Однажды она строго сказала:

    — Смеются люди над вами, мамаша!

    — А господь с ними! — беззаботно ответила бабушка. — А пускай смеются, на доброе им здоровье!

    Помню детскую радость бабушки при виде Нижнего. Дёргая за руку, она толкала меня к борту и кричала:

    — Гляди, гляди, как хорошо! Вот он, батюшка Нижний-то! Вот он какой, богов! Церкви-те, гляди-ка ты, летят будто!

    И просила мать, чуть не плача:

    — Варюша, погляди, чай, а? Поди, забыла ведь! Порадуйся!

    Мать хмуро улыбалась.

    Когда пароход остановился против красивого города, среди реки, тесно загромождённой судами, ощетинившейся сотнями острых мачт, к борту его подплыла большая лодка со множеством людей, подцепилась багром к спущенному трапу, и один за другим люди из лодки стали подниматься на палубу. Впереди всех быстро шёл небольшой сухонький старичок, в чёрном длинном одеянии, с рыжей, как золото, бородкой, с птичьим носом и зелёными глазками.

    — Папаша! — густо и громко крикнула мать и опрокинулась на него, а он, хватая её за голову, быстро гладя щёки её маленькими, красными руками, кричал, взвизгивая:

    — Что-о, дура? Ага-а! То-то вот… Эх вы-и…

    Бабушка обнимала и целовала как-то сразу всех, вертясь, как винт; она толкала меня к людям и говорила торопливо:

    — Ну, скорее! Это — дядя Михайло, это — Яков… Тётка Наталья, это братья, оба Саши, сестра Катерина, это всё наше племя, вот сколько!

    Дедушка сказал ей:

    — Здорова ли, мать?

    Они троекратно поцеловались.

    Дед выдернул меня из тесной кучи людей и спросил, держа за голову:

    — Ты чей таков будешь?

    — Астраханский, из каюты…

    — Чего он говорит? — обратился дед к матери и, не дождавшись ответа, отодвинул меня, сказав:

    — Скулы-те отцовы… Слезайте в лодку!

    Съехали на берег и толпой пошли в гору, по съезду, мощённому крупным булыжником, между двух высоких откосов, покрытых жухлой, примятой травой.

    Дед с матерью шли впереди всех. Он был ростом под руку ей, шагал мелко и быстро, а она, глядя на него сверху вниз, точно по воздуху плыла. За ними молча двигались дядья: чёрный гладковолосый Михаил, сухой, как дед, светлый и кудрявый Яков, какие-то толстые женщины в ярких платьях и человек шесть детей, все старше меня и все тихие. Я шёл с бабушкой и маленькой тёткой Натальей. Бледная, голубоглазая, с огромным животом, она часто останавливалась и, задыхаясь, шептала:

    — Ой, не могу!

    — На што они тревожили тебя? — сердито ворчала бабушка. — Эко неумное племя!

    И взрослые и дети — все не понравились мне, я чувствовал себя чужим среди них, даже и бабушка как-то померкла, отдалилась.

    Особенно же не понравился мне дед; я сразу почуял в нём врага, и у меня явилось особенное внимание к нему, опасливое любопытство.

    Дошли до конца съезда. На самом верху его, прислоняясь к правому откосу и начиная собой улицу, стоял приземистый одноэтажный дом, окрашенный грязнорозовой краской, с нахлобученной низкой крышей и выпученными окнами. С улицы он показался мне большим, но внутри его, в маленьких, полутёмных комнатах, было тесно; везде, как на пароходе перед пристанью, суетились сердитые люди, стаей вороватых воробьёв метались ребятишки, и всюду стоял едкий, незнакомый запах.

    Я очутился на дворе. Двор был тоже неприятный: весь завешан огромными мокрыми тряпками, заставлен чанами с густой разноцветной водою. В ней тоже мокли тряпицы. В углу, в низенькой полуразрушенной пристройке, жарко горели дрова в печи, что-то кипело, булькало, и невидимый человек громко говорил странные слова:

    — Сандал — фуксин — купорос…

    Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

    Книги Максима Горького страница 2

    767 книг

    Рекомендации

    • Новинки
    • Рекомендации

    только полные версии книг

    полная версия

    Русская проза

    «Итак – я еду учиться в Казанский университет, не менее этого.

    Мысль об университете внушил мне гимназист Н. Евреинов, милый юноша, красавец с ласковыми глазами женщины. Он жил на чердаке в одном…

    Подробнее

    полная версия

    Классическая проза

    «Федор Юрасов, вор, трижды судившийся за кражи, собрался в гости к своей прежней любовнице, проститутке, жившей верст за семьдесят от Москвы. На вокзале он сидел в буфете I класса, ел пирожки и пил…

    Подробнее

    полная версия

    Советская классическая проза

    Книга раскрывает современному читателю панораму жизни нашей страны в годы коллективизации и первых пятилеток. Значимость социальных перемен, которые дала людям Советская власть, отражена в рассказах…

    ПодробнееСказки

    В сказках заключена мудрость народа, сказки помогают понять самые сокровенные устремления народной души. Будь то Емеля, лежащий на печи, или богатырь, грудью прикрывший Родину от врага, – все это…

    Подробнее

    полная версия

    Рассказы

    «Проходя Театральным переулком, я почти всегда видел у двери маленькой лавки, в пристройке к старому, деревянному дому, человека, который казался мне не на своём месте и лишним в этой узкой, тёмной. ..

    Подробнее

    полная версия

    полная версия

    Классическая проза

    Впервые напечатано в нижегородской газете «Волгарь», 1894, номер 35, 13 февраля; номер 37, 16 февраля; номер 39, 18 февраля; номер 41, 20 февраля; номер 43, 23 февраля.

    В оригинале набора для…

    Подробнее

    полная версия

    Новелла

    В сборнике представлена новеллистика русских прозаиков самых различных направлений начала XX века. Впервые нашему читателю дана возможность соотнести произведения призванных писателей А. П. Чехова,…

    Подробнее

    полная версия

    Полицейские детективы

    «Наша улица – Мало-Суетинская – круто спускалась с горы к реке по двум сторонам оврага-съезда, вымощенного, точно на смех, неровно, крупным булыжником. По откосам овраг густо зароёс лопухами, полынью,…

    Подробнее

    полная версия

    Классическая отечественная проза

    В «Сказках об Италии» Горький в яркой поэтической форме раскрыл душу народа, показал «золотые россыпи» в характерах и поступках простых людей труда. Эти люди представлены как носители всего самого. ..

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    «Когда Евсею Климкову было четыре года – отца его застрелил полесовщик, а когда ему минуло семь лет – умерла мать. Она умерла вдруг, в поле, во время жатвы, и это было так странно, что Евсей даже не…

    Подробнее

    полная версия

    Сказки

    Поэма впервые напечатана в 1917 году, хотя написана, по свидетельству самого Горького, еще в 1892-м. 11 октября 1931 года А.М.Горький читал «Девушку и Смерть» посетившим его И.В.Сталину и…

    Подробнее

    полная версия

    Детская образовательная литература

    Патриота можно воспитать по-разному. Можно внушить беззаветную преданность к своему государству. Можно убедить, что главное – защищать родину с оружием в руках в случае беды. Можно доказать, что…

    Подробнее

    полная версия

    Классическая отечественная проза

    В книгу М.Горького вошли роман «Фома Гордеев» (1899) – драматическая история молодого человека, не нашедшего места в жестоком и неискреннем мире дельцов, «хозяев жизни», а так же известные пьесы. ..

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    «Въезжая улица – это два ряда одноэтажных лачужек, тесно прижавшихся друг к другу, ветхих, с кривыми стенами и перекошенными окнами; дырявые крыши изувеченных временем человеческих жилищ испещрены…

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    В восемнадцатый том включены пьесы, сценарии и инсценировки, написанные М. Горьким в 1921–1936 годах.

    Пьесы «Егор Булычов и другие», «Достигаев и другие», «Васса Железнова (второй вариант)»…

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    В двенадцатый том вошли пьесы: «Последние», «Чудаки», «Дети», «Васса Железнова (Мать)», «Фальшивая монета», «Зыковы», «Старик», [Яков Богомолов], написанные М. Горьким в 1908–1915 годах.

    За…

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    В шестой том вошли драматические произведения, написанные М.Горьким в 1901–1906 гг. Все они включались автором в собрания его сочинений.

    За исключением пьесы «Враги», эти произведения после…

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    «Лесной овраг полого спускался к жёлтой Оке, по дну его бежал, прячась в травах, ручей; над оврагом – незаметно днём и трепетно по ночам – текла голубая река небес, в ней играли звёзды, как золотые. ..

    Подробнее

    полная версия

    Русская проза

    «…Над океаном и землею висел туман, густо смешанный с дымом, мелкий дождь лениво падал на темные здания города и мутную воду рейда.

    У бортов парохода собрались эмигранты, молча глядя на все вокруг…

    Подробнее

    А.М.Горький — это… Что такое А.М.Горький?

  • Горький Максим — Горький, Максим литературное имя известного писателя Алексея Максимовича Пешкова. Родился в Нижнем Новгороде 14 марта 1868 г. По своему происхождению Горький отнюдь не принадлежит к тем отбросам общества, певцом которых он выступил в литературе.… …   Биографический словарь

  • Горький, Максим — псевдоним знаменитого писателя Алексея Максимовича Пешкова (см.). {Брокгауз} Горький, Максим (наст. фам. Пешков, Алексей Максим.), известный беллетрист, р. 14 марта 1869 в Нижн. Новгороде, с. обойщика, подмастерье малярного цеха. {Венгеров} … …   Большая биографическая энциклопедия

  • Горький — Максим (1868 ) псевдоним современного русского писателя Алексея Максимовича Пешкова. Р. в мещанской семье нижегородского обойщика. Четырех лет от роду потерял отца. «Семи лет (читаем мы в автобиографии Г.) меня отдали в школу, где я учился пять… …   Литературная энциклопедия

  • Горький Максим — (псевдоним; настоящее имя и фамилия Алексей Максимович Пешков) [16(28).3.1868, Нижний Новгород, ныне г. Горький, 18.6.1936, Горки, под Москвой], русский советский писатель, основоположник литературы социалистического реализма, родоначальник… …   Большая советская энциклопедия

  • ГОРЬКИЙ — ГОРЬКИЙ, острый на вкус, едкий, горючий, противоположный сладкому, напр. перец, горько горюч; полынь, чисто горька. Надоел ты мне, как горькая редька. Чужой хлеб горек. Горько, приговаривают за свадебным столом, о вине, подсластить надо, и… …   Толковый словарь Даля

  • Горький можжевельник — Горький можжевельник …   Википедия

  • горький — См. мучительный, неприятный, обидный, печальный пить горькую, проливать горькие слезы. .. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. горький бедственный, тяжёлый, тяжкий, трудный,… …   Словарь синонимов

  • Горький — Максим (Пешков Алексей Максимович) (1868 1936). Русский советский писатель, литературный критик и публицист, участник революционного движения, общественный деятель. Принимал активное участие в революционном движении, помогая с. д. партии своими… …   1000 биографий

  • Горький (центр Горьковской обл.) — Горький (до 1932 Нижний Новгород), город, центр Горьковской области РСФСР. Расположен у слияния Волги и Оки. Территория Г. составляет 334 км2 (до Октябрьской революции 32 км2). Крупный транспортный узел: шесть железнодорожных лучей (три… …   Большая советская энциклопедия

  • Горький пир — Bitter Feast Жанр ужасы, триллер, комедия …   Википедия

  • горький — ГОРЬКИЙ, горькая, горькое; горек, горька, горько. 1. Имеющий особый неприятный вкус, противоположный сладкому. Горький вкус. После сладкого не захочешь горького. Горький, как полынь. «Горек чужой хлеб, говорит Данте, и тяжелы ступени чужого… …   Толковый словарь Ушакова

  • Максим Горький — это… Что такое Максим Горький?

    Макси́м Го́рький, также известный как Алексе́й Макси́мович Го́рький (при рождении Алексе́й Макси́мович Пешко́в; 16 (28) марта 1868, Нижний Новгород, Российская империя — 18 июня 1936, Горки[1], Московская область, СССР) — русский писатель, прозаик, драматург. Один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. На рубеже XIX и XX веков прославился как автор произведений с революционной тенденцией, лично близкий социал-демократам и находившийся в оппозиции царскому режиму.

    Первоначально Горький скептически отнёсся к Октябрьской революции. Однако после нескольких лет культурной работы в Советской России (в Петрограде руководил издательством «Всемирная литература», ходатайствовал перед большевиками за арестованных) и жизни за рубежом в 1920-е годы (Берлин, Мариенбад, Сорренто), вернулся в СССР, где в последние годы жизни получил официальное признание как «буревестник революции» и «великий пролетарский писатель», основатель социалистического реализма.

    Поддерживал идеи богостроительства, в 1909 году помогал участникам этого течения содержать фракционную школу на острове Капри (Каприйская школа) для рабочих, которую Ленин называл «литераторским центром богостроительства».

    Биография

    Псевдоним «Горький» Алексей Максимович придумал сам. Впоследствии он говорил Калюжному: «Не писать же мне в литературе — Пешков…». Подробнее о его биографии можно узнать в его автобиографических повестях «Детство», «В людях», «Мои университеты».

    Детство

    Алексей Максимович Пешков родился в Нижнем Новгороде в семье столяра (по другой версии[2][3] — управляющего астраханской конторой пароходства И. С. Колчина) — Максима Савватьевича Пешкова (1840—1871), который был сыном солдата, разжалованного из офицеров. М. С. Пешков в последние годы жизни работал управляющим пароходной конторы, умер от холеры. Мать — Варвара Васильевна, урождённая Каширина (1842—1879) — из мещанской семьи; рано овдовев, вторично вышла замуж, умерла от чахотки. Дед Горького Савватий Пешков дослужился до офицера, но был разжалован и сослан в Сибирь «за жестокое обращение с нижними чинами», после чего записался в мещане[4]. Его сын Максим пять раз убегал от отца и в 17 лет ушёл из дома навсегда[5]. Рано осиротев, Горький провёл детские годы в доме своего деда Каширина. С 11 лет вынужден был идти «в люди»: работал «мальчиком» при магазине, буфетным посудником на пароходе, пекарем, учился в иконописной мастерской и др.

    Юность

    Литературная и общественная деятельность

    Максим Горький, 1906 год
    • В 1892 году впервые выступил в печати с рассказом «Макар Чудра». Вернувшись в Нижний Новгород, печатает обозрения и фельетоны в «Волжском вестнике», «Самарской газете», «Нижегородском листке» и др.
    • 1895 год — «Челкаш», «Старуха Изергиль».
    • 1896 год — Горький пишет отклик на первый кинематографический сеанс в Нижнем Новгороде[8]:

    И вдруг что-то щёлкает, всё исчезает, и на экране является поезд железной дороги. Он мчится стрелой прямо на вас — берегитесь! Кажется, что вот-вот он ринется во тьму, в которой вы сидите, и превратит вас в рваный мешок кожи, полный измятого мяса и раздробленных костей, и разрушит, превратит в обломки и в пыль этот зал и это здание, где так много вина, женщин, музыки и порока.

    • 1897 год — «Бывшие люди», «Супруги Орловы», «Мальва», «Коновалов».
    • С октября 1897 года до середины января 1898 года жил в посёлке Каменка (ныне город Кувшиново Тверской области) на квартире у своего друга Николая Захаровича Васильева, работавшего на Каменской бумагоделательной фабрике и руководившего нелегальным рабочим марксистским кружком. Впоследствии жизненные впечатления этого периода послужили писателю материалом для романа «Жизнь Клима Самгина».
    • 1898 год — Издательством Дороватского и А. П. Чарушникова выпущен первый том сочинений Горького. В те годы тираж первой книги молодого автора редко превышал 1000 экз. А. И. Богданович советовал выпустить первые два тома «Очерков и рассказов» М. Горького по 1200 экз. Издатели «рискнули» и выпустили больше. Первый том 1-го издания «Очерков и рассказов» вышел тиражом 3000 экз.[9]
    • 1899 год — роман «Фома Гордеев», поэма в прозе «Песня о Соколе».
    • 1900—1901 год — роман «Трое», личное знакомство с Чеховым, Толстым.
    • 1900—1913 годы — участвует в работе издательства «Знание»
    • Март 1901 года — «Песня о Буревестнике» создана М. Горьким в Нижнем Новгороде. Участие в марксистских рабочих кружках Нижнего Новгорода, Сормова, Петербурга, написал прокламацию, призывающую к борьбе с самодержавием. Арестован и выслан из Нижнего Новгорода.

    В 1902 г. Горький был избран почётным членом Императорской академии наук… Но прежде чем Горький смог воспользоваться своими новыми правами, его избрание было аннулировано правительством, так как новоизбранный академик «находился под надзором полиции». В связи с этим Чехов и Короленко отказались от членства в Академии[10].

    В том же году Горький опубликовал стихотворение «Валашская легенда», ставшее потом известным под названием «Легенда о Марко». По свидетельству современников, Николай Гумилёв высоко ценил именно последнюю строфу этого стихотворения[11].

    А вы на земле проживёте,
    Как черви слепые живут:
    Ни сказок о вас не расскажут,
    Ни песен про вас не споют.

    — Максим Горький. «Легенда о Марко»

    Вилла на Капри (бордовая), которую арендовал Горький в 1909—1911 гг.
    • 1906 год — едет за границу, создает сатирические памфлеты о «буржуазной» культуре Франции и США («Мои интервью», «В Америке»). Пишет пьесу «Враги», создаёт роман «Мать»[12]. Из-за туберкулёза поселяется в Италии на острове Капри, где прожил 7 лет[13] (с 1906 по 1913). Поселился в престижной гостинице Quisisana[14]. С марта 1909 года по февраль 1911 года проживал на вилле «Спинола» (ныне «Беринг»), останавливался на виллах (имеют памятные доски о его пребывании) «Блезиус» (с 1906 по 1909) и «Серфина» (ныне «Пьерина»)[15]. На Капри Горький пишет «Исповедь» (1908), где чётко обозначились его философские расхождения с Лениным и сближение с богостроителями Луначарским и Богдановым.
    • 1907 год — делегат V съезда РСДРП.
    • 1908 год — пьеса «Последние», повесть «Жизнь ненужного человека».
    • 1909 год — повести «Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина».
    • 1913 год — Горький редактирует большевистские газеты «Звезда» и «Правда», художественный отдел большевистского журнала «Просвещение», издаёт первый сборник пролетарских писателей. Пишет «Сказки об Италии».
    • 1912—1916 годы — M. Горький создает серию рассказов и очерков, составивших сборник «По Руси», автобиографические повести «Детство», «В людях». Последняя часть трилогии «Мои университеты» была написана в 1923 г.
    • 1917—1919 годы — M. Горький ведёт большую общественную и политическую работу, критикует методы большевиков, осуждает их отношение к старой интеллигенции, спасает ряд её представителей от репрессий большевиков и голода[16].

    Вы были словно высокая арка, переброшенная между двумя мирами — прошлым и будущим, а также между Россией и Западом.

    — из письма Р. Роллана к Горькому от 18 марта 1918 г.[17]

    Рисуя психологический портрет убеждённого революционера, Горький отмечает:

    Вечный революционер — это дрожжа, непрерывно раздражающая мозги и нервы человечества, это — или гений, который, разрушая истины, созданные до него, творит новые, или — скромный человек, спокойно уверенный в своей силе, сгорающей тихим, иногда почти невидимым огнем, освещая пути к будущему. Революционер на время, для сего дня, — человек, с болезненной остротой чувствующий социальные обиды и оскорбления — страдания, наносимые людьми. Принимая в разум внушаемые временем революционные идеи, он, по всему строю чувствований своих, остается консерватором, являя собой печальное, часто трагикомическое зрелище существа, пришедшего в люди, как бы нарочно для того, чтобы исказить, опорочить, низвести до смешного, пошлого и нелепого культурное, гуманитарное, общечеловеческое содержание революционных идей. Он прежде всего обижен за себя, за то, что не талантлив, не силен, за то, что его оскорбляли, даже за то, что некогда он сидел в тюрьме, был в ссылке, влачил тягостное существование эмигранта. Он весь насыщен, как губка, чувством мести и хочет заплатить сторицею обидевшим его. Идеи, принятые им только в разум, но не вросшие в душу его, находятся в прямом и непримиримом противоречии с его деяниями, его приемы борьбы с врагом те же самые, что применялись врагами к нему, иных приемов он не вмещает в себе. [18]

    Эмиграция

    • 1921 год — отъезд M. Горького за границу. Официальной причиной отъезда было возобновление его болезни и необходимость, по настоянию Ленина, лечиться за границей. По другой версии Горький был вынужден уехать из-за обострения идеологических разногласий с установившейся властью[источник не указан 538 дней]. В 1921—1923 гг. жил в Гельсингфорсе (Хельсинки), Берлине, Праге.
    • С 1924 года жил в Италии, в Сорренто. Опубликовал воспоминания о Ленине.
    • 1925 год — роман «Дело Артамоновых».

    Возвращение в СССР

    • 1932 год — Горький возвращается в Советский Союз. Правительство предоставило ему бывший особняк Рябушинского на Спиридоновке, дачи в Горках и в Теселли (Крым). Здесь же он получает заказ Сталина — подготовить почву для 1-го съезда советских писателей, а для этого провести среди них подготовительную работу. Горьким создаётся множество газет и журналов: книжные серии «История фабрик и заводов», «История гражданской войны», «Библиотека поэта», «История молодого человека XIX столетия», журнал «Литературная учёба», он пишет пьесы «Егор Булычёв и другие» (1932), «Достигаев и другие» (1933).

    Классовая ненависть должна культивироваться путём органического отторжения врага как низшего существа. Я глубоко убеждён, что враг — существо низшего порядка, дегенерат как в физическом, так и в моральном отношении.[20]

    Близится время, когда наука обратится к так называемым нормальным людям с настойчивым вопросом: хотите, чтобы болезни, уродства, слабоумие и преждевременная гибель организма подверглись тщательному изучению? Такое изучение невозможно, если ограничиваться опытами на собаках, кроликах, морских свинках. Необходимо экспериментировать над самим человеком, необходимо изучать на нём самом, как работает его организм, как протекает межклеточное питание, кроветворный процесс, химия нейронов и всё остальное. Для этого потребуются сотни человеческих единиц. Это будет настоящая служба человечеству — несомненно, гораздо более важная и полезная, чем истребление десятков миллионов здоровых лю­дей ради комфортабельной жизни одного жалкого класса, выродившегося физически и морально, класса хищников и паразитов.[21]

    • 1934 год — Горький проводит I Всесоюзный съезд советских писателей, выступает на нём с основным докладом.
    • 1934 год — соредактор книги «Канал имени Сталина»
    • В 1925—1936 годах пишет роман «Жизнь Клима Самгина», который остался не окончен.
    • 11 мая 1934 года неожиданно умирает сын Горького — Максим Пешков. M. Горький умер 18 июня 1936 года в Горках, пережив сына чуть более чем на два года. После смерти был кремирован[источник не указан 67 дней], прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве. Перед кремацией мозг М. Горького был извлечён и доставлен в московский Институт мозга для дальнейшего изучения.

    Смерть

    Обстоятельства смерти Максима Горького и его сына многими считаются «подозрительными», ходили слухи об отравлении[22], которые, впрочем, не нашли подтверждения. На похоронах, в числе прочих, гроб с телом Горького несли Молотов и Сталин. Интересно, что в числе прочих обвинений Генриха Ягоды на Третьем Московском процессе 1938 года было обвинение в отравлении сына Горького. Согласно допросам Ягоды, Максим Горький был убит по приказу Троцкого, а убийство сына Горького, Максима Пешкова, было его личной инициативой. Некоторые публикации в смерти Горького обвиняют Сталина[23]. Важным прецедентом медицинской стороны обвинений в «деле врачей» был Третий московский процесс (1938), где среди подсудимых были три врача (Казаков, Левин и Плетнёв), обвинявшиеся в убийствах Горького и других.

    Семья и личная жизнь

    1. Жена 1896—1903 гг. — Екатерина Павловна Пешкова (урождённая Волжина) (1876—1965).
      1. Сын — Максим Алексеевич Пешков (1897—1934) + Введенская, Надежда Алексеевна («Тимоша»)
        1. Пешкова, Марфа Максимовна + Берия, Серго Лаврентьевич
          1. дочери Нина и Надежда, сын Сергей (носили фамилию «Пешков» из-за судьбы Берии)
        2. Пешкова, Дарья Максимовна + Граве, Александр Константинович
          1. Максим и Екатерина (носили фамилию Пешков)
            1. Алексей Пешков, сын Екатерины[24]
      2. Дочь — Екатерина Алексеевна Пешкова (ум. ребёнком)
      3. Пешков, Зиновий Алексеевич, брат Якова Свердлова, крестник Пешкова, взявший его фамилию, и де факто приёмный сын + (1) Лидия Бураго
    2. Сожительница 1906—1913 г.г. — Мария Фёдоровна Андреева (1872—1953)
      1. Екатерина Андреевна Желябужская (дочь Андреевой от 1-го брака, падчерица Горького) + Абрам Гармант
      2. Желябужский, Юрий Андреевич (пасынок)
      3. Евгений Г. Кякист, племянник Андреевой
      4. А. Л. Желябужский, племянник первого мужа Андреевой
    3. Гражданская жена 1920—1936 гг. — Будберг, Мария Игнатьевна (1892—1974)

    Окружение Максима Горького

    • Шайкевич Варвара Васильевна — жена А. Н. Тихонова-Сереброва, возлюбленная Горького, якобы имевшая от него ребёнка.
    • Тихонов-Серебров Александр Николаевич — помощник.
    • Ракитский, Иван Николаевич — художник.
    • Ходасевичи: Владислав, его жена Нина Берберова; племянница Валентина Михайловна, её муж Андрей Дидерихс.
    • Яков Израилевич[25].
    • Крючков, Пётр Петрович — секретарь, позже вместе с Ягодой расстрелян по обвинению в убийстве сына Горького.
    • Буренин, Николай Евгеньевич — большевик, профессиональный музыкант, каждый вечер играл для Горького.
    • Черткова Олимпиада Дмитриевна («Липа») — медсестра.

    Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде — Ленинграде

    • 09.1899 года — квартира В. А. Поссе в доме Трофимова — Надеждинская улица, 11;
    • 02. — весна 1901 года — квартира В. А. Поссе в доме Трофимова — Надеждинская улица, 11;
    • 11.1902 года — квартира К. П. Пятницкого в доходном доме — Николаевская улица, 4;
    • 1903 — осень 1904 года — квартира К. П. Пятницкого в доходном доме — Николаевская улица, 4;
    • осень 1904—1906 — квартира К. П. Пятницкого в доходном доме — Знаменская улица, 20, кв. 29;
    • начало 03.1914 — осень 1921 года — доходный дом Е. К. Барсовой — Кронверкский проспект, 23;
    • 30.08. — 07.09.1928 года — гостиница «Европейская» — улица Ракова, 7;
    • 18.06. — 11.07.1929 года — гостиница «Европейская» — улица Ракова, 7;
    • конец 09.1931 года — гостиница «Европейская» — улица Ракова, 7.

    Работы

    Романы

    Повести

    • 1900 — «Мужик. Очерки» (осталась неоконченной, третья глава при жизни автора не печаталась)
    • 1908 — «Жизнь ненужного человека».
    • 1908 — «Исповедь»
    • 1909 — «Лето»
    • 1909 — «Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина».
    • 1913—1914 — «Детство»
    • 1915—1916 — «В людях»
    • 1923 — «Мои университеты»

    Рассказы, очерки

    • 1892 — «Девушка и смерть» (поэма-сказка, опубликована в июле 1917 в газете «Новая жизнь»)
    • 1892 — «Макар Чудра»
    • 1895 — «Челкаш», «Старуха Изергиль», «Песня о Соколе» (поэма в прозе)
    • 1897 — «Бывшие люди», «Супруги Орловы», «Мальва», «Коновалов».
    • 1898 — «Очерки и рассказы» (сборник)
    • 1899 — «Двадцать шесть и одна»
    • 1901 — «Песня о Буревестнике» (поэма в прозе)
    • 1903 — «Человек» (поэма в прозе)
    • 1906 — «Товарищ!»
    • 1908 — «Солдаты»[26]
    • 1911 — «Сказки об Италии»[27]
    • 1912—1917 — «По Руси» (цикл рассказов)
    • 1924 — «Рассказы 1922—1924 годов»
    • 1924 — «Заметки из дневника» (цикл рассказов)

    Пьесы

    Публицистика

    • 1906 — «Мои интервью», «В Америке» (памфлеты)
    • 1917—1918 — цикл статей «Несвоевременные мысли» в газете «Новая жизнь» (в 1918 вышел отдельным изданием[28]).
    • 1922 — «О русском крестьянстве»

    Инициировал создание серии книг «История фабрик и заводов» (ИФЗ), выступил с инициативой возрождения дореволюционной серии «Жизнь замечательных людей».

    Педагогика

    А. М. Горький был также редактором следующих книг о передовом педагогическом опыте, возникшем в те годы:

    • Погребинский М. С. Фабрика людей. М., 1929 г. — о деятельности знаменитой в те годы Болшевской трудовой коммуны, о которой был снят фильм Путёвка в жизнь, завоевавший первую премию на I межд. кинофестивале в Венеции (1932 г.)[29]
    • Макаренко А. С. Педагогическая поэма. М., 1934 г.[30]

    Выпуск и успех последней во многом определил возможность дальнейшего обнародования иных произведений А. С. Макаренко, его широкой известности и признания первоначально в Советском Союзе, а затем и во всём мире.

    Киновоплощения

    • Алексей Лярский («Детство Горького», «В людях», 1938)
    • Николай Вальберт («Мои университеты», 1939)
    • Павел Кадочников («Яков Свердлов», 1940, «Педагогическая поэма», 1955, «Пролог», 1956)
    • Николай Черкасов («Ленин в 1918 году», 1939, «Академик Иван Павлов», 1949)
    • Владимир Емельянов («Аппасионата», 1963; «Штрихи к портрету В. И. Ленина», 1969)
    • Алексей Локтев («По Руси», 1968)
    • («Последний подвиг Камо», 1974)
    • Афанасий Кочетков (Так рождается песня, 1957, Маяковский начинался так…, 1958, Сквозь ледяную мглу, 1965, Невероятный Иегудиил Хламида, 1969, Семья Коцюбинских, 1970, «Красный дипломат», 1971, Доверие, 1975, «Я — актриса», 1980)
    • Валерий Порошин («Враг народа — Бухарин», 1990, «Под знаком Скорпиона», 1995)
    • Илья Олейников («Анекдоты», 1990)
    • Алексей Федькин («Империя под ударом», 2000)
    • Алексей Осипов («Две любви», 2004)
    • Николай Качура («Есенин», 2005)
    • Георгий Тараторкин («Плен страсти», 2010)

    Библиография

    • М. Горький. Собрание сочинений в двадцати двух томах.. — Москва.: «Государственное издательство художественной литературы», 1933г.
    • Максим Горький. Мать.. — Ленинград.: «Ленинградское газетно-журнальное и книжное издательство», 1947 г.
    • М. Горький. Город Жёлтого Дьявола.. — Москва.: «Красный Север», 1949 г.
    • М. Горький. Избранные литературно-критические произведения.. — Москва.: Детгиз, 1951г. — 352 с.
    • М. Горький. Старуха Изергиль. На дне. Мать. В. И. Ленин. — Москва.: «Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства Просвещения РСФСР», 1957 г. — 366 с.
    • М. Горький. Несвоевременные мысли. — Москва.: «Издание Союза Журналистов СССР, Ассоциация «Ротация»», 1990 г. — ISBN 5-278-00319-7
    • Максим Горький. Книга о русских людях.. — Москва.: «Вагриус», 2000 г. — ISBN 5-264-00243-6

    Николай Качура (Есенин сериал)2005 г.

    Память

    • Город Горький — название Нижнего Новгорода с 1932 по 1990 годы.
    • Горьковское направление Московской железной дороги
    • Посёлок Горьковское в Ленинградской области.
    • Посёлок Горьковский (Волгоградская область) (бывший Воропоново).
    • Районный центр село Горьковское в Омской области (бывшее Иконниково).
    • Деревня Максим Горький Знаменский район Омской области.
    • Деревня имени Максима Горького Крутинский район Омской области
    • В Нижнем Новгороде Центральная районная детская библиотека, академический драматический театр, государственный педагогический университет, улица, а также площадь, в центре которой установлен памятник писателю работы скульптора В. И. Мухиной. Но самой важной достопримечательностью является музей-квартира М. Горького.
    • В Москве переулок (ныне Хитровский), набережная (ныне Космодамианская), площадь (ныне Хитровская), улица (ныне разделена на Тверскую и 1-ю Тверскую-Ямскую улицы), улица (ныне Гвардейская).
    • Самолёт АНТ-20 «Максим Горький», созданный в 1934 году в Воронеже на авиационном заводе. Советский агитационный пассажирский многоместный 8-моторный самолёт, самый большой самолёт своего времени с сухопутным шасси[31].
    • Ряд улиц в населённых пунктах государств бывшего СССР.
    • Станции метро в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, а также ранее в Москве с 1979 по 1990 гг. (ныне «Тверская»).
    • Киностудия имени М. Горького (Москва).
    • Государственный литературный музей им. А. М. Горького.
    • ОАО «Печатный двор имени А. М. Горького» (Санкт-Петербург).
    • Драматические театры в городах: Москва (МХАТ, 1932 года), Владивосток (ПКАДТ), Баку (АТЮЗ), Астана (РДТ), Тула (ГАТД), Минск (НАДТ), Ростов-на-Дону (РАТ), Самара (САТД), Волгограде (Волгоградский областной драматический театр).
    • В СССР имя было присвоено Днепропетровскому областному русскому драматическому театру.
    • Библиотеки в Баку, Пятигорске, Владимирская областная библиотека во Владимире, Волгограде, Железногорске (Красноярский край), Запорожье, Красноярская краевая библиотека в Красноярске, Луганская областная универсальная научная библиотека в Луганске, Нижнем Новгороде, Государственная научная библиотека в Одессе, Рязанская областная универсальная научная библиотека в Рязани, Научная библиотека им. М. Горького СПбГУ в Санкт-Петербурге[32], Тверская ордена «Знак Почёта» областная универсальная научная библиотека в Твери, Перми[33].
    • Парки в городах: Ростов-на-Дону (ЦП), Саратов (ГПКиО, Минск (ЦДП), Минск, Красноярск (ЦП, памятник), Харьков (ЦПКиО), Одесса, Мелитополь, Алма-Ата (Казахстан), Винница.
    • Вузы: УрГУ, Московский литературный институт, Донецкий национальный медицинский университет, до 1993 года Туркменский государственный университет в Ашхабаде носил имя М. Горького (ныне им. Махтумкули), Харьковский национальный университет носил имя Горького в 1936—1999 гг., Казанский ордена «Знак Почёта» сельскохозяйственный институт носил имя Максима Горького до присвоения ему статуса академии в 1995 г. (ныне Казанский государственный аграрный университет).
    • Дворец культуры имени Горького (Санкт-Петербург).
    • Горьковское водохранилище на Волге.
    • Ж/д станция им. Максима Горького (бывшая Крутая) (Приволжская железная дорога).
    • Завод им. Горького в Хабаровске и прилегающий к нему микрорайон (Железнодорожный район).
    • Государственная премия РСФСР имени М. Горького.

    Памятники

    В филателии

    • Максим Горький на почтовых марках
    • Марка СССР «10 лет со дня смерти М. Горького» (1946, 30 копеек, ЦФА 1053, Скотт 1047)

    • Марка СССР «10 лет со дня смерти М. Горького» (1946, 60 копеек, ЦФА 1054, Скотт 1048)

    Максим Горький — писатель трудового народа

    28 марта 1868 года в Нижнем Новгороде родился Максим Горький (настоящее имя — Алексей Максимович Пешков), а 18 июня 1938 года,79 лет назад, ушёл из жизни великий писатель, который имел очень тяжёлую и сложную судьбу.

    5 раз его номинировали на Нобелевскую премию по литературе. Ещё с конца XIX века в своих произведениях Горький поднимал вопросы революционного изменения общества, он находился в явной оппозиции к царизму и симпатизировал социал-демократам. Революцию писатель встретил с недоверием, однако в итоге вернулся из-за границы и последние годы стал прижизненным классиком советской литературы. В чём особенность его жизненного пути и творчества, расскажем в нашей статье

    — Буря! Скоро грянет буря!

    Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:

    — Пусть сильнее грянет буря!

    М. Горький. Песня о Буревестнике.

    Многие из нас не перечитывали книг Максима Горького со школьных лет и находятся во власти стереотипов.  Между тем, то, что было «обязаловкой» в юности, может стать открытием и удовольствием в зрелости. В День рождения писателя мы не могли не вспомнить о великом писателе, многогранном художнике слова, оставившем огромное творческое наследие.

    Горькое детство

    Алексей Максимович Пешков родился 28 марта 1868 года  в  Нижнем Новгороде. Отец — столяр-краснодеревщик Максим Саватеевич Пешков,  мать — Варвара Васильевна Каширина. Мальчик рано осиротел, его воспитывали бабушка с дедушкой. В школе проучился всего два  года, знания добывал самостоятельно, читая много книг.

    С 1878 началась его жизнь «в людях». Жил в трущобах, среди босяков; странствуя, перебивался подёнщиной. Пытался поступить в Казанский университет, но ему это не удалось. Побывал в Поволжье, на Дону, Украине, в Южной Бессарабии, Крыму, на Кавказе. Не раз арестовывался за общественно-политическую деятельность. О тех трудных годах Горький рассказал в трилогии «Детство», «Юность»,  «Мои университеты».

    Одолеть зло мира

    М. Пешков начинал как провинциальный газетчик. В 1892 году в газете «Кавказ» было напечатано его первое художественное произведение «Макар Чудра», которое  он впервые подписал псевдонимом Максим Горький. В 1895 году, благодаря помощи Короленко, опубликовался в популярнейшем журнале «Русское богатство». Тремя годами позже в Петербурге вышла книга «Очерки и рассказы», имевшая сенсационный успех. Слава Горького росла с невероятной быстротой и вскоре сравнялась с популярностью Чехова и Толстого.

    Секрет исключительного успеха молодого писателя объяснялся его мироощущением. В своих произведениях он вывел человека-борца, человека, способного одолеть зло мира. Горький выступил как горячий романтик, никто в литературе до него не создавал такого страстного и возвышенного гимна во славу человека.

    В 1901 году писатель был избран почётным академиком Императорской Академии наук. Но он находился под постоянным надзором полиции, и Николай II аннулировал его избрание. В знак протеста Академию покинули Короленко и Чехов.

    Осенью 1905 года Алексей Пешков вступил в Социал-демократическую партию рабочих, познакомился с Лениным, принимал участие в революционных событиях. По поручению партии выезжал в Америку, долгое время жил в Италии.

    К 1910-м гг. имя Горького стало одним из самых популярных в России, а затем и в Европе. Постановки его пьес на сцене Московского Художественного театра имели исключительный успех и сопровождались антиправительственными выступлениями публики.

    В конце  1913 года он  возвратился в Россию. Февральскую  революцию 1917 года  Горький встретил восторженно, видя в ней победу демократических сил страны, восставшего народа. Его квартира в Петрограде в феврале — марте «напоминала штаб», где собирались политические и общественные деятели, рабочие, литераторы, художники, артисты.

    Особенности творчества писателя

    В Советском Союзе сложилось представление о том, что Горький — это «буревестник революции», певец гордых и сильных героев, первооткрыватель образа рабочего-революционера (Павел Власов). Если судить по хрестоматийным горьковским произведениям, ещё недавно характеризовавшим горьковский раздел школьной программы («Песня о Соколе», «Песня о Буревестнике», «На дне», «Мать»), и их традиционным, стандартным интерпретациям, то «основоположник социалистического реализма», одним из первых радостно возвестил о неизбежности революции, восторженно принял её; будучи другом Ленина (и Сталина, кстати), до конца своих дней оставался верен однажды избранному пути (пролетарской солидарности, борьбы) и прошёл его как «великий пролетарский художник», не зная сомнений, противоречий, не испытывая неудовлетворенности (а если и испытывая, то недолго, в минуты личной слабости, в которой сам же и раскаивался после заботливых увещеваний Ленина —  в письмах и дружеских беседах). Так ли это?

    Эпоха первой русской революции нашла многообразное отражение в творчестве Горького. Находясь в самой гуще революционных событий, он запечатлел их в произведениях различных жанров. В этот период широко развернулась публицистическая деятельность писателя. Горький имел большой опыт революционной борьбы, и его публицистика, правильно оценивающая ход событий, даёт ясную перспективу революционного движения. Он откликается на все актуальные вопросы жизни, причём в оценке событий Горький стоит на большевистских позициях. Он исходит из того, что трудовой народ (рабочий класс) —  главная сила революции, несущая освобождение от гнёта всему народу. Горький клеймит либеральную буржуазию и меньшевиков, утверждавших, что гегемоном революции должна быть буржуазия, а не пролетариат. В публицистических статьях Горький поднимает свой голос писателя и борца не только против русской, но и против мировой буржуазии.

    Поистине громом среди ясного неба прозвучало появление —  уже в годы перестройки —  книги Горького «Несвоевременные мысли», остававшейся более 70-ти лет советской власти под строжайшим запретом, книги, содержащей его «заметки о революции и культуре 1917—1918 гг.». Такое возвращение Горького оказалось на редкость своеобразным (хотя её появление именно в эти годы вызывает много вопросов).

    В этой книге хорошо известный Горький предстаёт в обличии, совершенно непривычном для нас, —  критика Ленина, обличителя революции, предсказателя грядущих народных бедствий.

    У читателя, привыкшего к однозначности, почти неизбежно появляются вопросы, когда же Горький искренен? Где истинный Горький? В самом деле, трудно свыкнуться с мыслью, что Горький правдив и когда воспевает революцию, и когда обличает её, и когда проклинает интеллигенцию, и когда видит в ней первейшую по качеству производительную силу.

    Горький создал соцреализм

    В советском литературоведении развитие реализма проходило от критических форм Пушкина, Гоголя, Толстого до социалистической. Такой художественный метод считался официальным и единственно верным для советского искусства. И если последним представителем критического реализма считался Чехов, то Горького назвали создателем социалистического реализма и всей советской литературы. Классическими образцами считались пьеса «Враги» (1906) и роман «Мать» (1906).

    В романе «Мать» нашла своё яркое выражение идея единства пролетарского движения с передовой революционной теорией. «Мать» —  это героическая эпопея борьбы рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции против старого прогнившего строя. Рабочий класс показан в романе как подлинный гегемон революции, как главенствующая сила в общенародной борьбе за свободу. Никто до Горького ни в русской, ни в мировой литературе не показал так полно и всесторонне жизнь рабочего класса. Роман раскрывает ту общечеловеческую правду, носителем которой стал русский пролетариат.

    Как исключительно агитационное произведение понял эту повесть В. И. Ленин:

    «Книга —  нужная,—  сказал он Горькому, —  много рабочих участвовало в революции несознательно, стихийно, и теперь они прочитают «Мать» с большой пользой для себя…».

    Но сама теория социалистического реализма оформилась полностью лишь в 1930-е годы, тогда же и была выстроена генеалогия произведений с Горьким в её основе. А ведь его классический роман был написан ещё за 30 лет до этого, да к тому же в Америке, вдалеке от Родины. Сам Горький считал ту поездку неудачной, чем и объяснил недостатки своей книги. Современные исследователи творчества писателя считают, что в основе его идеологии лежал вовсе не марксизм, как это представляли советские литературоведы, а идея создания нового человека и мира. Да и последнее произведение Горького, незавершенная «Жизнь Клима Самгина», даже в Большой Советской энциклопедии причислена к критическому реализму.

    Не вызывает сомнений факт неприятия писателем современного миропорядка. Но бунтарство его было не только социальным. Даже критик творчества Горького, Мережковский, указывал на метафизический, богоборческий взгляд на проблему. По его мнению, Чехов и Горький стали пророками, но не в общепринятом смысле. Писатели благословили то, что хотели проклясть и прокляли то, что хотели благословить. Они пытались показать, что человеку Бог не нужен, он сам им является, но из произведений становится понятно, что человек становится зверем и скотом, а то и хуже.

    Горькому были близки идеи русского космизма, он боролся со смертью, как с абсолютным злом, пытаясь её преодолеть путём бессмертия. Умирая, писатель в бреду произносил, что яростно спорит с Богом. Бунт писателя касался самих основ Мироздания, жизни и смерти. Это было намного выше, чем просто изменение общественного устройства.

    Сталини о сказку в стихах «Девушка и смерть» (1892) заявил, что это произведение сильнее «Фауста».

    Горький являлся антимодернистом

    Горького называют противником модернизма и декаданса, проповедником реализма. Но данный образ быстро рассыплется, если посмотреть на настоящее место писателя в творческих процессах Серебряного века. В ранних рассказах Горького присутствует богоискательство, ницшеанство, что вполне гармонирует с русскими тенденциями модернизма, волновавшими умы на рубеже XIX—XX веков.

    О пьесе «На дне» Анненский писал в 1906 году, что Горький предстаёт самым ярким русским символистом после Достоевского. Реалистичность творчества иная, нежели у Гончарова или Островского. Читая Горького, любая будничная обстановка предстаёт иллюзией или сном. Даже миф о своей жизни, созданный самим писателем, может быть воспринят, как символ жизнетворчества. Да и Горький был близок со многими модернистами, что заставляет скептично смотреть на традиционный советский подход к его творчеству. Природу искусства писателя лучше всего описал Владислав Ходасевич. Этот видный представитель русского модернизма несколько лет был близким другом Горького.

    Горький был большевиком

    Хотя писатель и позиционировался, как яростный революционер, вскоре после событий октября 1917 года он уже критиковал своих недавних друзей. Горький писал, что Ленин и Троцкий отравились ядом власти, попирая демократические свободы. В беседах писатель предрекал скорое уничтожение коммунистов восставшими крестьянами. Но вскоре судьба сделала Горького новым трибуном режима.

    У Горького было однозначное отношение к религии

    Был ли писатель действительно воинствующим безбожником? На протяжении всей своей жизни Горький не прекращал попыток обрести духовный путь. Он много общался со священниками, вместе с Толстым помог уехать на запад христианам-молоканам. Но сам к какому-то вероучению писатель так и не пришёл. В 1929 году Горький заявил, что в любви верующих есть только ненависть к людям. Писатель подписал письмо с просьбой уничтожить Храм Христа Спасителя. Да и христианское смирение было чуждо литератору, он писал, что никогда ни в чём не собирался каяться.

    Созвучны нашему времени

    В 1932 году Нижний Новгород переименовали  в город Горький, хотя сам Алексей Максимович был против этого. В 1990-м  городу возвращено его историческое название. Имя Горького сегодня носят  улицы, площади, станции метро, музеи, заводы, театры, парки, университеты по всей стране.

    Его книги близки читателям своей любовью к человеку, тонким психологизмом,  глубокими эмоциями. Они задевают за душу, заставляют сопереживать, думать, долго не отпускают. Произведения его не потеряли своей актуальности, созвучны нашему времени.

    Горьковские пьесы ставятся в театрах. Множество фильмов снято по его книгам: «На дне»,  «Летние люди», «Жизнь Клима Самгина», «Васса», «Дачники», «Мать», «Дело Артамоновых», «Мои университеты», «В людях», «Преждевременный человек»,  «По Руси», «Табор уходит в небо», «Супруги Орловы», «Фома Гордеев», «Мальва», «Мещане», «Чудаки», «Варвары» и другие.

    • Человек — это звучит гордо!
    • Рождённый ползать —  летать не может!
    • В жизни всегда есть место подвигам.
    • Учитесь у всех, не подражая никому.
    • От любви к женщине родилось всё прекрасное на земле.
    • Если всё время говорить человеку, что он свинья, то он действительно, в конце концов, захрюкает.
    • Не будьте равнодушны, ибо равнодушие смертоносно для души человека.
    • Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего.
    • Красота и мудрость — в простоте.
    • В карете прошлого никуда не уедешь.
    • Ложь — религия рабов и хозяев. Правда — бог свободного человека.
    • Жизнь создаётся медленно и трудно, а разрушается быстро и легко.
    • Подлецы  — самые строгие судьи.
    • Если враг не сдаётся, его уничтожают.
    • Люди запутываются в массе лишних слов.
    • За всё, что человек берёт, он платит собой.
    • Хороший смех — верный признак духовного здоровья.
    • Лучшее наслаждение, самая высокая радость жизни — чувствовать себя нужным и близким людям.
    • Любите книгу — источник знания, только знание спасительно, только оно может сделать вас духовно сильными, честными, разумными людьми.

    Послесловие

    В последние годы жизни Горький был окружён официальным признанием как «буревестник революции» и великий пролетарский писатель, основатель социалистического реализма.

    18 июня 1936 года A.M. Горький умер в Москве при невыясненных обстоятельствах. Многие современники считали, что его отравили, однако эта версия не нашла подтверждения. На похоронах, в числе прочих, гроб несли Молотов и Сталин. Похоронён писатель на Красной площади.

    Не только смерть Горького была загадочной, о многих фактах его  жизни нет достоверной информации.

    Творческий путь Горького-публициста мучителен, наполнен взлётами надежды и горькими разочарованиями, твёрдой убеждённостью и разрушительными сомнениями. «Несвоевременные мысли» как раз и отражают момент наивысшего обострения противоречий писателя, его напряжённые поиски ответа на вопрос о смысле русской революции, о роли в ней интеллигенции.

    Источник

    Обзор фильма «Зимняя сказка» и его краткое содержание (2014)

    Боюсь, это обычное дело. Я читал книгу и часто понятия не имел, что происходит в фильме, за исключением того, что растущая любовь между Питером и Беверли каким-то образом угрожает статус-кво, и Пирли Сомс должна остановить это. Я думаю.

    Текущие части фильма показывают Питера Лейка, каким-то образом перенесенного в 2014 год, блуждающего по Манхэттену без памяти. Он встречает добрую женщину (Дженнифер Коннелли), которая хочет ему помочь.Можно было подумать, что она думала о другом, например о своей маленькой дочери, которая умирает от рака. Питер Лейк также уносит умирающего ребенка на крылатом My Pretty Pony, а затем есть сцена, где он дрался на кулаках с Пирли Сомс на замерзшем льду Гудзона, в то время как Дженнифер Коннелли рыдает в стороне, сжимая свою умирающую дочь. Ситуации, которые должны быть трогательными, становятся смехотворными.

    Ева Мари Сэйнт фигурирует в разделе 2014 года как газетный магнат. У нее есть захватывающий момент, когда она протягивает руки к Питеру Лейку.Это прекрасное напоминание о ее статусе в американских фильмах. Ее присутствие почти оправдывает существование фильма. Почти.

    Романтика Беверли и Питера — единственная хорошо сделанная сюжетная линия. Это полностью благодаря Фарреллу и Финдли. Фаррелл заставляет любовную историю работать. Он искренний. Он делает ощутимой боль героя от болезни Беверли. Когда они, наконец, занимаются любовью в палатке на крыше, их страсть имеет скрытую эмоциональную окраску, которая делает сцену секса не только сексом, но и чем-то другим.Они соединяются. В их связи есть печаль из-за общего понимания, что она будет недолгой.

    В своей рецензии на роман Барбара Дж. Кинг описывает книгу как «водоворот между двумя обложками». и любой, кому понравился исходный материал, вероятно, согласится. В фильме водоворот ушел, стал явным и узким. У романа есть страстные фанаты, и я (очевидно) считаю себя в их числе. Акива Голдсман, написавший сценарии для «Я — легенда» и «Ангелы и демоны», и это всего лишь два из них, адаптировал книгу, а также снял фильм.Он все испортил. Есть пара красивых изображений (светящиеся палатки потребления на крышах особняков, замерзший Гудзон, ночная прогулка по заснеженному лесу), но нет никакой основной истории, нет повествования, магического или какого-либо другого.

    Монологи в «Зимней сказке»

    Perdita — IV vi 130 Ты был бы таким худым, что январские взрывы Увы, увы!
    Вы были бы такими худыми, что взрывы января
    Ударил бы вас насквозь.
    Теперь, моя прекрасная подруга,
    Я бы хотел иметь цветы весны, которые могли бы Станьте вашим временем дня; и твое, и твое,
    Которые изнашиваются на ваших девственных ветвях еще
    Ваши девичьи головы растут: O Proserpina,
    Для цветов, которые ты напугал, ты позволил упасть
    Из фургона Диса! нарциссы,
    Это происходит до того, как осмелится ласточка, и возьмите
    Мартовские ветры прекрасны; фиалки тусклые,
    Но слаще век Юноны
    Или дыхание Цитерии; бледные примулы
    Которые умирают незамужними, прежде чем они увидят
    Успокой Феба своей силой — болезнь
    Самое неприятное для горничных; жирные туфли и
    Корона императорская; лилии всех видов,
    Цветок-де-люс — один! О, этих мне не хватает,
    Чтобы сделать вам гирлянды, и мой милый друг,
    Посыпать его снова и снова!
    Камилло — Я II 295 Мой милостивый господин, я могу быть небрежным, глупым и напуганным

    Мой милостивый господин,

    Я могу быть небрежным, глупым и напуганным;
    В каждом из них нет свободных мужчин,
    Но что его халатность, его глупость, страх,
    Среди безграничных дел мира,
    Когда-нибудь выдвигает.В ваших делах, милорд,
    Если когда-нибудь я был умышленно-халатным,
    Это была моя глупость; если старательно
    Я дурак, это была моя халатность,
    Не взвешивая конец; если когда-нибудь страшно
    Сделать то, в чем я сомневался,
    Где казни кричали
    Против неисполнения был страх
    Которая часто поражает самых мудрых: эти, милорд,
    Таковы допущенные немощи, что честность
    Никогда не бывает свободным.Но, умоляю вашу светлость,
    Будь со мной проще; дайте мне знать мое нарушение
    Сам по себе: если я буду это отрицать,
    «Это не мое.
    Антигон — III iii 21 Пойдем, бедный младенец: я слышал, но не верил, духи мертвых Пойдем, бедняжка:
    Я слышал, но не верил,
    духи мертвых
    Может снова ходить: если так, твоя мать
    Явился мне прошлой ночью, никогда не было сна
    Так похоже на пробуждение.Ко мне приходит существо,
    Иногда голова на одной стороне, некоторые на другой;
    Я никогда не видел сосуда такой печали,
    Так наполнено и так становится: в чисто белых одеждах,
    Подобно святости, она подошла к
    Моя каюта, где я лежал; трижды преклонился передо мной,
    И задыхаясь, чтобы начать какую-то речь, ее глаза
    Стало два носика: ярость иссякла, анон
    Разрыв с ней: «Добрый Антигон,
    . Судьба, против твоего лучшего расположения,
    Сделал тебя для метателя
    Моего бедного младенца, согласно твоей клятве,
    Достаточно отдаленные места в Богемии,
    Плачьте и оставьте его плакать; а, для малышки
    Считается потерянным навсегда, Пердита,
    Прошу тебя, позвони.Для этого неблагодарного бизнеса
    Надень на тебя милорд, ты никогда не увидишь
    Твоей жене Паулине больше. И так, с воплями
    Она растворилась в воздухе. Напуганный сильно,
    Я вовремя собрался и подумал
    Это было так и никакой дремоты. Мечты-игрушки:
    Но на этот раз, да, суеверно,
    Я буду в квадрате от этого.Я верю
    Гермиона умерла, и это
    Аполлон сделал бы это, действительно проблема
    Царя Поликсена здесь следует положить,
    Либо на жизнь, либо на смерть на земле
    Своего правого отца. Цвети, быстрее тебя!
    Вот ложь, и вот твой характер: вот эти;
    Который, если повезет удача, может породить тебя, хорошенькая,
    И по-прежнему отдыхай.Начинается буря; бедняга,
    Это по вине твоей матери разоблачено таким образом
    К потере и тому, что может последовать! Я не могу плакать,
    Но мое сердце кровоточит; и проклят я
    Клятвой повелевать этому. Прощальный привет!
    День все больше хмурится: ты хочешь иметь
    Колыбельная слишком грубая: я никогда не видел
    Небеса такие тусклые днем.Дикий шум!
    Что ж, могу я подняться на борт! Это погоня:
    Я ушел навсегда.

    [Выход, преследуемый медведем]

    Гермиона — II я 130 Там царствует какая-то больная планета, я должен быть терпеливым до небес Гермиона. Там царствует какая-то дурная планета:
    Я должен быть терпеливым до небес
    С более благоприятным видом. Боже мой,
    Я не плачу, так как наш пол
    Обычно есть; роса напрасная
    Быть может, и осушит ваши жалости: но у меня
    Здесь поселилось то благородное горе, которое горит
    Хуже слез тонут: умоляю вас всех, милорды,
    С мыслями, столь же квалифицированными, как ваша благотворительность
    Лучше всего научу вас, измерьте меня; и так
    Царь будет исполнен!

    Леонтес. Меня услышат?

    Гермиона. Кто не идет со мной? Умоляю ваше высочество,
    Мои женщины могут быть со мной; для вас
    Мое положение требует этого. Не плачьте, дураки;
    Нет причины: когда ты узнаешь свою любовницу 740
    Заслужил тюрьму, то слезами полнится
    Как я выхожу: это действие я сейчас иду на
    Для моей милости.Прощайте, милорд:
    Я никогда не хотел бы видеть тебя извиняющимся; сейчас
    Я надеюсь, что буду. Женщины мои, идите; у тебя есть отпуск.

    Паулина — II ii 42 Смею поклясться, Эти опасные небезопасные луны короля, Смею поклясться
    Эти опасные небезопасные луны короля,
    закинул их!
    Ему нужно сказать о том, и он должен: офис
    Лучше всего становится женщиной; Я не возьму на себя:
    Если я докажу, что медовый рот позволит моему языку покрыться волдырями
    И никогда к моему красному гневу не быть
    Трубы больше нет.Прошу тебя, Эмилия,
    Слава королеве за мое самое послушание:
    Если она посмеет доверить мне свою малышку,
    Я не покажу королю и обязуюсь быть
    Ее защитник самых громких. Мы не знаем
    Как он может смягчиться при виде ребенка:
    Молчание часто чистой невинности
    Уговаривает, когда говорить не удается.
    Время (Припев) — IV 0 1 Я, что нравится некоторым, пробую все, и радость, и ужас Я, что некоторым нравится, пробую все, и радость, и ужас
    О добре и зле, порождающем и раскрывающем ошибку,
    Теперь возьми меня, во имя времени,
    Чтобы использовать свои крылья.Не вменять в вину
    Мне или моему быстрому проходу, что я скользну
    Прошло шестнадцать лет, а рост оставался неиспытанным
    Из этого большого разрыва, поскольку он в моей власти
    Чтобы отвергнуть закон и в один саморожденный час
    Сажать и оберегать обычай. Дай мне пройти
    Тот же самый, что до древнего порядка
    Или то, что сейчас получено: свидетельствую на
    Времена, которые привели их; так я сделаю
    К самым свежим вещам сейчас царят и делают несвежие
    Сияние этого подарка, как моя сказка
    Теперь ему кажется.Ваше терпение позволяет,
    Я поворачиваю свой стакан и даю своей сцене такой растущий
    Как вы спали между: уходом Леонта,
    Последствия его нежной ревности так печальны
    Что он замолкает, представьте меня,
    Дорогие зрители, теперь мне может быть
    В честной Богемии и хорошо помнишь,
    Я упомянул сына короля, которого Флоризель
    Теперь я называю вам имя; и со скоростью такой темп
    Говоря о Пердите, теперь выросшей в благодати
    Равно с удивлением: что из нее следует?
    Я не перечисляю пророчества; но пусть новости времени
    Знайте, когда это произойдет.Дочь пастуха,
    г. И чего ей придерживается, что следует после,
    Аргумент Времени. Из них
    Если раньше вы когда-либо проводили время хуже;
    Если никогда, то само время говорит
    Он искренне желает, чтобы вы никогда не смогли этого сделать.
    Леонт — I II 157 Ты хочешь грубого удара и побегов, которые у меня есть Ты хочешь грубого удара и побегов, которые у меня есть,
    Чтобы быть сытым, как я: но они говорят, что нас
    Почти как яйца; женщины так говорят,
    Это скажет что угодно, но были ли они ложными
    Как черный цвет, как ветер, как вода, фальшивый
    Как кости желать того, кто исправляет
    Нет брака между его и моим, но было ли это правдой
    Сказать, что этот мальчик был похож на меня.Приходите, сэр Пейдж,
    Посмотри на меня своим добрым взглядом: милый негодяй!
    Самый дорогой! мой коллоп! Может ли твоя мать? — не может быть? —
    Привязанность! твое намерение пронзает центр:
    Ты делаешь возможным то, чего не придерживаются,
    Общайтесь с мечтами; — как это может быть? —
    С чем нереально ты коактивное искусство,
    И ничего, приятель: тогда это очень уверенно
    Ты можешь соединиться с чем-то; и ты,
    И это вне комиссии, и я нахожу это
    И что до инфекции моего мозга
    И укрепление моих бровей.
    Гермиона — III ii 90 Сэр, избавьтесь от угроз: я ищу жука, которым вы меня напугали бы.

    Сэр, избавьтесь от угроз:

    Я ищу ошибку, которой вы меня напугали бы.
    Для меня жизнь не может быть товаром:
    Венец и комфорт моей жизни, ваша милость,
    Я отдаю потерянное; Я чувствую, что это ушло,
    Но не знаю, как все прошло. Моя вторая радость
    И первые плоды моего тела от его присутствия
    Я заболел, как заразный. Мой третий комфорт
    К несчастью, Starr’d из моей груди,
    Невинное молоко в его самом невинном рту,
    Призван к убийству: я на каждом посту
    Объявлен проституткой: с нескромной ненавистью
    В предоставлении детской кровати отказано, что составляет
    Женщинам любой моды; напоследок торопился
    Здесь, в этом месте, на открытом воздухе, до
    г. У меня есть сила предела.Теперь, мой господин,
    Скажи мне, какие благословения я здесь живу,
    Что я должен бояться умереть? Поэтому продолжайте.
    Но все же послушайте это: не ошибайтесь со мной; нет жизни,
    Я ценю это не соломинкой, а для моей чести,
    Который я бы освободил, если бы я был осужден
    По предположениям, все доказательства спят еще
    Но то, что просыпается ваша ревность, я говорю вам
    Это строгость, а не закон.Ваша честь всем,
    Я отсылаю меня к оракулу:
    Аполлон, будь мне судьей!
    Леонт — I II 215 К вашим собственным наклонностям расположите вас; тебя найдут По своему усмотрению расположите вас: вас найдут,
    Будь под небом.В сторону] Сейчас ловлю,
    Хотя вы воспринимаете меня не так, как я даю строчку.
    Иди, иди!
    Как она протягивает ему счет!
    И вооружает ее смелостью жены
    Ее разрешающему мужу!
    [Уходят ПОЛИКСЕН, ГЕРМИОНА и слуги]
    . Уже нет!
    Дюйм толщиной, по колено, голова и уши — вилка!
    Иди, играй, мальчик, играй: твоя мать играет, а я
    Играть тоже, но так опозорилась часть, выпуск которой
    Шипит меня в могилу: презрение и крик
    Будет моим звоном.Иди, играй, мальчик, играй. Всего было,
    Или меня уже сильно обманули, рогоносцы;
    И многие люди, даже сейчас,
    Сейчас, пока я это говорю, он держит свою жену за руку,
    Этот маленький думает, что ее замочили в отсутствие
    И его пруд ловил рыбу своим соседом к
    году. Сэр Смайл, его сосед: нет, в
    нет утешения. В то время как другие люди имеют ворота и те ворота открыты,
    Как я, против их воли.Если все в отчаянии
    Которые возмутили жен, десятая часть человечества
    Повесились бы. Физики нет;
    Это непристойная планета, которая поразит
    Где это преобладает; и это мощный, думаю,
    С востока, запада, севера и юга: в заключение,
    Никакой баррикадо для живота; не знаю;
    Будет впускать и выпускать врага
    С багажом и багажом: много тысяч на
    У меня болезнь, но нет чувств.Как теперь, мальчик!
    Леонт — III ii 160 Аполлон, прости мою великую нечестивость против твоего оракула! Возьми ее отсюда:
    Ее сердце только заряжено; она поправится:
    Я слишком сильно поверил своим подозрениям:
    Умоляю, нежно обращайтесь к ней
    Некоторые средства для жизни.
    [Уходят Паулина, дамы и ГЕРМИОНА]
    . Аполлон, помилование
    Моя великая ругань против твоего оракула!
    Я примирю меня с Поликсеном,
    Новое ухаживание, моя королева, вспомни доброго Камилло,
    Кого я объявляю человеком истины, милосердия;
    Моя зависть увлекает меня
    Для кровавых помыслов и мести выбрал
    Камилло для министра отравить
    Мой друг Поликсен: что было сделано,
    Но что добрый ум Камилло запоздал с
    Моя быстрая команда, хотя я со смертью и с
    Награда действительно угрожала и поощряла его,
    Не делаю и делается: он самый гуманный
    И наполнился честью моему царственному гостю
    Разжал мою практику, оставил свое состояние здесь,
    Который ты знал отлично, и на опасность
    Из всех достоверностей, которые он сам похвалил,
    Не богаче его чести: как он блестит
    Полностью мою ржавчину! а как его жалко
    Делают ли мои дела чернее?
    Автолик — IV III 586 Хо-ха, какой дурак Честность! Ха-ха! какой дурак Честность! и доверие, его заклятый брат, очень простой джентльмен! Я продал весь мой обман; не поддельный камень, не лента, стекло, помандер, брошь, настольная книга, баллада, нож, лента, перчатка, галстук для обуви, браслет, роговое кольцо, чтобы моя стая не постилась: они толпятся, кто должен сначала купить, как будто мои безделушки были освятил и благословил покупателя: таким образом я увидел, чей кошелек был лучше всего в картина; и то, что я увидел, мне было полезно. Я 2565 вспомнил.Мой клоун, который хочет чего-то быть разумным человеком, так полюбил девичья песня, чтобы он не шевелил своих петититов пока у него не было и мелодии, и слов; что так привлекло остальная часть стада для меня, что все их чувства застрял в ушах: вы могли защемить планку, это было бессмысленно; Ничего подобного, чтобы накинуть гульфик на кошелек; Я мог бы отпилить ключи, которые висели в цепи: ни слуха, ни чувства, но песня моего сэра, и восхищаться ничем из этого.Так что в этом время летаргии я собрал и вырезал большую часть их фестивальные кошельки; и если бы старик не вошел с криком против его дочери и короля сынок и напугал меня от мякины, я не оставил кошелек живым во всей армии.
    Гермиона — III ii 16 Поскольку то, что я должен сказать, должно быть не тем, что противоречит моему обвинению и Поскольку то, что я должен сказать, должно быть, но это
    Что противоречит моему обвинению и
    Показания с моей стороны нет других
    Но то, что исходит от меня, вряд ли загрузит меня
    Чтобы сказать «не виновен»: моя целостность
    Считая ложью, буду, как я выражаюсь,
    Будьте так приняты.Но так: если силы божественные
    Взгляните на наши человеческие действия, как они,
    Тогда я не сомневаюсь, но невиновность будет
    Ложное обвинение румянец и тирания
    Трепещите перед терпением. Вы, милорд, лучше всех знаете,
    Кому хоть так покажется, моя прошлая жизнь
    Был такой континент, целомудренный, истинный,
    Как я сейчас несчастен; что больше
    Чем история может шаблон, хотя и изобретенный
    И играл, чтобы принять зрителей.Для узри меня
    Сосед по королевской ложе, задолжавший
    Часть престола дочери великого царя,
    г. Мать обнадеживающего принца, стоящего здесь
    Молчать и говорить о жизни и чести перед
    Кому угодно прийти и послушать. На всю жизнь ценю
    Как скорбь вешу, которую пожалел бы: за честь,
    ‘Это производное от меня до моего,
    И только то, за что я выступаю.Я обращаюсь к
    На вашу совесть, сэр, перед Поликсеном
    Пришел к вашему двору, как я был в вашей милости,
    Как достойно быть таким; с тех пор, как он пришел,
    С чем сталкиваюсь так неактуально я
    Надо было выглядеть так: если на йоту больше
    Граница чести или в действии или завещании
    Таким образом, склоняясь, ожесточаются сердца
    Из всего, что слышит меня и моих ближайших родственников
    Плачь над моей могилой!
    Паулина — III ii 185 Что мучило меня, тиран, мучения? Что мучило меня, тиран, мучения?
    Какие колеса? стойки? пожары? что содрать? кипение?
    В свинцах или маслах? какая пытка старая или новая
    Должен ли я получить, каждое слово которого заслуживает
    Чтобы попробовать самое худшее? Твоя тирания
    Вместе с твоей ревностью,
    Слишком слабые фантазии для мальчиков, слишком зеленые и праздные
    Девятилетним девочкам подумайте, что они сделали
    А потом действительно сойти с ума, сойти с ума! для всех
    Прошедшие твои глупости были лишь приправой.
    То, что ты предал Поликсена, было ничем;
    Это только показало тебе, дурака, непостоянство
    И чертовски неблагодарный: не много,
    Ты бы отравил добрую честь Камилло,
    Чтобы заставить его убить короля: жалкие преступления,
    Более чудовищное ожидание: из чего я считаю
    Изгнание в ворона дочку твою
    Быть или нет или мало; хотя дьявол
    Пролил бы воду из огня, пока не закончился:
    И смерть не возлагается прямо на тебя
    О юном принце, чьи благородные мысли,
    Высокие мысли для такого нежного, разбивающего сердце
    Это могло бы представить грубого и глупого сира
    Осквернил свою милостивую даму: это не, нет,
    Приложил к твоему ответу: но последний, господа,
    Когда я сказал, кричите «горе!» королева, королева,
    Самое милое, самое дорогое существо умерло,
    и месть за не
    Еще не упал.

    Зимняя сказка Марка Хелприна

    . Возьмем, к примеру,
    следующий отрывок:

    «Там он покачивался и плыл на плотах цвета
    высоко над улицами: посеребренные каньоны и теплый красный кирпич
    , шепелявость огромных сломанных часов, деревья, похожие на колокольчики
    , дрожащий звук на зеленых, тихих улицах, таких темных и
    элегантных, как зеркала в тусклом свете, тысяча картин
    слева и справа — острова в потоке, каскадном из
    выше, жар бледного камня, вечно замороженные купцы
    , которые никогда не переставали двигаться, ворковать фиолетовые голуби
    в форме ракушек, арсенал роз в парке,
    улиц, пересекающихся в развилках и колокольчиках, леопардовые тени
    , пестрые линии.«

    И вы можете спросить, как может торговец быть замороженным, а
    еще двигаться? Что означает« арсенал роз »?
    Как можно переходить улицу« в куранты »? Когда
    голубей имеют форму ракушек «Что такое« дрожащий звук
    »деревьев, похожих на колокольчики?»

    У меня нет ответов на эти вопросы. Тем не менее, такие
    отрывков типичны для мистического тона Хелприна. Там, где
    других авторов передают точность в нескольких предложениях, он
    дает расплывчатость во многих абзацах — намеренно, без сомнения,
    и с планом намекать на великие дела
    «сквозь темное стекло», но таким образом, что
    оставит одних читателей столь же разочарованными, как и другие.
    воодушевлены его Намеки на более величественный город
    позади видимого.Поистине, Хелприн превосходит Вуди Аллена
    в этом изображении платонического идеала
    Нью-Йорка.

    По той же причине
    Хелприн обращается к нечеткой стороне природы и посвящает бесконечные проходы туману,
    туманам, облакам, снегу. Он поборник всего, что
    затмевает нашу точку зрения, всего, что заменяет ясность
    неясностью. Немногие писатели возьмутся за миссию
    описать то, что невозможно описать, но, похоже, это
    — самая заветная амбиция мистера Хелприна.

    Все это наиболее ярко проявляется на последних страницах

    Зимняя сказка Закон 3

    АКТ III СЦЕНА III Богемия. Пустынная страна у моря.
    [Входят АНТИГОНУС с младенцем и моряком]
    АНТИГОНУС Значит, ты совершенен, наш корабль коснулся
    Пустыни Богемии?
    Моряк Да, милорд: и бойтесь
    Мы приземлились не вовремя: небеса выглядят мрачно
    И угрожают нынешними взрывами.На моей совести 5
    Небеса с тем, что у нас в руках, злятся
    И хмурятся на русских.
    ANTIGONUS Их священная воля исполнена! Иди, садись на борт;
    Посмотри на свой лай: я не задержусь до
    Я взываю к тебе. 10
    Mariner Спешите и не уходите
    Слишком далеко на суше: это похоже на шумную погоду;
    Кроме того, это место славится созданиями
    Хищников, которые не выдерживают.
    АНТИГОНУС Уходи: 15
    Я немедленно пойду.
    Mariner Я рад в душе
    Чтобы так избавиться от бизнеса.
    [Выход]
    АНТИГОНУС Бедный малыш:
    Я слышал, но не верил, 20
    духи мертвых
    Может снова гулять: если такое будет, твоя мать
    Явилась мне прошлой ночью, никогда не было сна
    Так похоже на пробуждение.Ко мне приходит существо,
    Иногда ее голова на одной стороне, некоторые на другой; 25
    Я никогда не видел сосуда, подобного печали,
    Так наполнено и так становилось: в чистых белых одеждах,
    Как очень святость, она подошла к
    Моя каюта, где я лежал; трижды преклонился передо мной,
    И задыхаясь, чтобы начать какую-то речь, ее глаза 30
    Стал двумя струями: ярость иссякла, анон
    Этот разрыв произошел от нее: «Добрый Антигон,
    Судьба, вопреки твоему лучшему расположению,
    Сотворила твою личность для бросающего
    Из моего бедного младенца, согласно твоей клятве, 35
    Достаточно отдаленные места в Богемии,
    Там плачут и оставляют плакать; а для младенца
    Считается потерянным навсегда, Пердита,
    Прошу тебя, позвони.Для этого неблагодарного дела
    Наденьте на тебя милорд, ты никогда не увидишь 40
    Твою жену Паулину еще. И так, с воплями
    Она растаяла в воздухе. Напуганный сильно,
    Я вовремя собрался и подумал
    Это было так и не дремлют. Мечты — это игрушки:
    Но на этот раз, да, суеверно, 45
    Я буду в квадрате.Я действительно верю, что
    Гермиона умерла, и что
    Аполлон был бы, это действительно проблема. Либо на жизнь, либо на смерть, на земле 50
    Отца по праву. Цвети, быстрее тебя!
    Там лежит, и вот твой характер: вот эти;
    Который, если повезет, оба породят тебя, хорошенькая,
    И все же покойся.Начинается буря; Бедный негодяй,
    Это по вине твоей матери таким образом подвергло искусству 55
    Потерям и тому, что может последовать! Я не могу плакать,
    Но мое сердце кровоточит; и проклят я
    Клятвой повелевать этому. Прощальный привет!
    День хмурится все больше и больше: ты хочешь иметь
    Колыбельная слишком грубая: я никогда не видел 60
    Небеса так тусклые днем.Дикий шум!
    Что ж, могу я попасть на борт! Это погоня:
    Я ушел навсегда.
    [Выход, преследуемый медведем]
    [Войдите пастыря]
    Пастух Мне бы не было возраста от шестнадцати до
    трех-и- двадцать, или этот юноша проспит отдых 65
    ; потому что между ними нет ничего, кроме
    получить девиц с ребенком, причинить вред древнему,
    воровать, драться — послушайте вас! Будет ли кто-нибудь, кроме
    , эти вареные мозги девятнадцати и двадцати двух
    охотиться в такую ​​погоду? Они напугали двух моих 70
    лучших овец, которых, я боюсь, волк скорее найдет
    , чем хозяин: если они у меня есть, то по
    побережье, заросшее плющом.Удачи, не будь твоим
    , что у нас здесь есть! Милосердие на сарае очень
    довольно сарай! Интересно, мальчик или ребенок? A 75
    симпатичный; очень красивый: конечно, какой-то scape:
    хотя я не книжный, но я могу прочитать
    официантка в «scape». Это были
    какие-то лестничные работы, какие-то работы по стволу, какие-то
    за дверью: им было теплее, что получил этот 80
    , чем бедняжка здесь .Я возьму его за
    жаль, но я задержусь, пока не придет мой сын; он приветствовал
    но даже сейчас. Эй, хо, хоа!
    [Enter Clown]
    Clown Hilloa, loa!
    Пастух Что, искусство так близко? Если увидишь, о чем можно поговорить 85
    , когда ты мертв и гнилой, иди сюда. Что
    тебе больше всего, мужик?
    Клоун Я видел две таких достопримечательности, с моря и с суши!
    но я не хочу сказать, что это море, потому что теперь это небо
    : между небом, и вы не можете протолкнуть его 90
    точку тела.
    Пастух Почему, мальчик, как это?
    Клоун Я бы хотел, но посмотрите, как он раздражает, как бушует,
    как он берет на берег! но это не точка
    . О самый жалкий вопль бедных душ! 95
    иногда видеть их, а не видеть их; теперь корабль
    пробивает луну своей грот-мачтой, а затем
    проглатывает с желанием и пеной, как вы вставляете пробку
    в бочку.А затем для наземной службы
    , чтобы увидеть, как медведь вырвал себе плечевую кость 100
    ; как он звал меня на помощь и сказал:
    , его звали Антигон, дворянин. Но чтобы сделать конец корабля
    , увидеть, как море хлопает драконом
    его: но, во-первых, как ревут бедняги, а море
    насмехается над ними; и как бедный джентльмен ревел 105
    , а медведь насмехался над ним, оба ревя громче, чем
    море или погода.
    Пастух Имя милосердия, когда это было, мальчик?
    Клоун Теперь, сейчас: я не моргнул с тех пор, как увидел эти
    прицелы: мужчины еще не замерзли под водой, ни 110
    медведь наполовину пообедал на джентльмен: он сейчас за
    .
    Пастух Будь я рядом, помог бы старику!
    Клоун Я бы хотел, чтобы ты был рядом с кораблем, чтобы
    помогли ей: там твоя благотворительность не имела бы опоры. 115
    Пастух Тяжелые дела! тяжелые дела! но посмотри сюда,
    мальчик. Теперь благослови себя: ты встретил вещи
    умирающих, я — новорожденных. Вот тебе прицел
    ; смотри, тряпка для ребенка оруженосца
    ! посмотри сюда; возьми, возьми, мальчик; 120
    открыто.Итак, посмотрим: феи сказали мне, что я должен быть
    богатым. Это какой-то подменыш:
    open’t. Что внутри, мальчик?
    Клоун Ты состарившийся человек: если тебе прощены грехи твоей юности
    , тебе хорошо жить. Золото! все золото! 125
    Пастух Это волшебное золото, мальчик, и саржа доказывает это: вверх
    без, держи его под рукой: домой, домой, следующим путем.
    Нам повезло, мальчик; и чтобы быть таким по-прежнему требует
    ничего, кроме секретности. Отпусти мою овцу: давай, хорошо
    мальчик, следующей дорогой домой. 130
    Клоун Откройте для себя новый путь. Я пойду посмотреть
    , если медведь ушел от джентльмена и сколько он съел
    : они никогда не суровы, но когда они
    голодны: если есть его оставили, закопаю
    его. 135
    Пастух Это доброе дело. Если по этому
    , который остался от него, ты сможешь отличить, что он есть, приведи меня туда, где он был
    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    2021 © Все права защищены.