Писатели литературы: 100 лучших русских писателей

Содержание

10 толковых биографий русских писателей, которые заменят вам уроки литературы

Если писатель из просто автора превращается в близкого человека — со своими интересами, радостями и горестями, — то и его произведения воспринимаются по-другому. И раз школьные уроки литературы временно канули в Лету, пришло время заняться самообразованием. Мы выбрали самые интересные биографии русских классиков, которые заставят вас взглянуть на них другими глазами.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. «Ахматова. 6 историй» Аскольд Акишин, Деннис Двински

Шесть самых ярких эпизодов из жизни, наверное, самой известной женщины начала XX века — поэта Анны Ахматовой, собранных сценаристом Деннисом Двински и переосмысленных гуру российских комиксов Аскольдом Акишиным. Мазками перед глазами проходит вся её жизнь: детство и первые поэтические пробы, встреча с Гумилевым, роман с Модильяни, рождение сына и расстрел Гумилева, сложные отношения с сыном Львом, жизнь в эвакуации. И хотя главы идут в хронологическом порядке, это не биография в привычном нам понимании. Зато в книгу вошли мистические теории, сопровождающие детство Ахматовой, или, например, загадка с кольцом древней принцессы, подаренным когда-то Гумилевым и потерянным неизвестно где, а возможно, оказавшимся на руке убийцы Франца Фердинанда.


2. «Азбука любви» Юлия Яковлева

Остроумно проинтерпретированные классические романы из школьной программы, завязанные на биографии писателей, их придумавших: до смерти боявшийся женщин Гоголь, ненавидящий счастливые финалы Шекспир, всепонимающий Толстой, Пушкин, женившийся на бесприданнице, и их герои, так по-разному воспринимающие любовь. Идеальная книга для того, чтобы увлечь подростков школьной программой, показывающая, как много может измениться в книге, если сменить фокус внимания.


3. «Жизнь Льва Толстого: опыт прочтения» Андрей Зорин

Одна из самых масштабных личностей в классической литературе. Человек, которого интересно изучать и о котором не менее интересно писать. В нашей подборке будет две биографии Льва Толстого. Андрей Зорин показал человека, интересы которого очень близки современным модным взглядам: Толстой призывал к защите природы, ненасильственному сопротивлению, отказу от мяса, да и вообще философски не один раз переосмысливал действительность, отношение к Богу, к человеку, к любви и сексуальности и к работе. И именно такой он у Зорина — со стержнем, уверенно идущий вперед к ему одному видимой цели.


4. «Зодчий. Жизнь Гумилева» Валерий Шубинский

Очень подробно описанная жизнь Николая Гумилева на фоне событий, участником или свидетелем которых поэт стал: Первая мировая война, французские оккультисты, поэты Серебряного века со всеми страстями, романы и дуэли, российская система образования и многое другое. Историк литературы Шубинский проделал огромную работу, найдя всевозможные воспоминания современников поэта, в том числе никогда не публиковавшиеся. Эта биография — не просто портрет великого поэта, это детально проработанный портрет эпохи.


5. «Сергей Есенин. Биография» Олег Лекманов, Михаил Свердлов

Первый беспристрастный взгляд на Сергея Есенина — жизнеописание поэта со всеми взлетами и падениями, слабостями и сложностями. Кому-то он кажется недостаточно уважительным к русскому гению, но это лишь проблема сложившегося за долгие годы отношения к поэту — в основном гипертрофированного восторга. Зато после прочтения биографии Лекманова и Смирнова вы узнаете другого Есенина: живого и временами очень эпатажного, способного, например, прыгнуть в резервуар с нефтью. Авторы проработали очень много источников; помимо этого, в книге встречаются стихотворения поэта с литературоведческим анализом, по которым видно, как менялся и Есенин, и среда, в которой вращался поэт, мечась между любовью и ненавистью.


6. «Бунин и Набоков. История соперничества» Максим Шраер

Уникальное исследование, посвященное соперничеству Набокова и Бунина, эволюция отношений от «Бунина-наставника» для Набокова до Набокова, который «открыл целый мир в литературе», для Бунина. Очень подробный анализ творчества двух гениев и мальчишеские разборки и подколки, которыми обменивались в письмах писатели. Максим Шраер — первый, кто задумался о связи двух гениев русской литературы. Бунин на 30 лет старше Набокова, и специалисты ни по одному, ни по другому не пересекались между собой, переписка писателей не была нигде опубликована. Но Шраер попытался обнаружить эту невидимую на первый взгляд связь — и нашел. Нашел и в архиве Буниных, и в письмах Набокова, которые он искал повсюду — в Лидском университете, в Библиотеке Конгресса США и в доме Дмитрия Набокова в Монтрё.


7. «Жизнь Толстого. Бегство из рая» Павел Басинский

Павел Басинский написал биографию не великого писателя, а человека — максимальное внимание уделив именно взаимоотношениям Толстого с женой, детьми, домочадцами и самим собой. С одной стороны оказывается Лев Николаевич, с его талантом, философскими закидонами, тиранизмом и изматывающим жену и детей отношением к ним, с другой — вечно контролирующая его Софья Андреевна, читающая даже личные дневники и сама подбирающая писателю окружение, — маятник, который постоянно качается из стороны в стороны вместе с отношением читателя и сочувствием то к одному, то к другой. И драматический конец — и книги, и истории Толстого, без выводов и оценок, пробирающий до слез.


8. «Жизнь Антона Чехова» Дональд Рейфилд

Кто для нас Антон Павлович Чехов — пожилой человек в пенсне? В биографии Рйфилда он совсем другой: непоседливый путешественник и любитель такс, влюбчивый и при этом очень одинокий. Помогающий всем, кто его окружал: многочисленным родственникам, сельским школам, жертвующий на строительство дорог. Добрый к одним и очень ироничный, а порой просто злой к другим — зачастую к тем, кто любил его. Исчерпывающая биография Антона Чехова, заслуживающая отдельного уважения за то, как много о писателе, усиленно скрывавшем свою частную жизнь, удалось найти, собрать по крупицам и восстановить иногда по клочкам писем и записок, которые хранил Чехов в течение всей жизни.


9. «Бродский среди нас» Эллендея Проффер

Эллендея и Карл Проффер — американские слависты и издатели, которых связывали с Иосифом Бродским долгие и очень непростые отношения. Об этих отношениях Эллендея и написала книгу, поэтому да, в ней очень много её самой и Бродский, описанный в ней, — это «ее» Бродский, пропущенный через призму субъективного и меняющегося к нему отношения. Но при этом образ поэта вырисовывается с совершенно разных сторон: виден и Бродский-нонконформист, и сноб, и влюбленный как мальчишка, высокомерный и капризный, благодарный и отзывчивый… «Иосиф Бродский был самым лучшим из людей и самым худшим. Он не был образцом справедливости и терпимости. Он мог быть таким милым, что через день начинаешь без него скучать; мог быть таким высокомерным и противным, что хотелось, чтобы под ним разверзлась клоака и унесла его. Он был личностью». И эта личность отчетливо проступает со страниц биографии.


10. «13-й апостол. Маяковский. Трагедия-буфф в шести действиях» Дмитрий Быков

Дмитрий Быков известен тем, что пишет биографии только тех, кого он действительно любит и ценит. И это чувствуется и в книге о Маяковском. У Быкова это не эпатажный бритый человек в желтой рубашке, советский рупор, каким его знает современное поколение, а человек, всю жизнь искавший смысл в жизни и так его и не нашедший. Очень жалко неврастенического Маяковского и тех, кто его окружал, очень интересно и глубоко проанализирована история футуризма и дан портрет России 20-х годов.

писатели, о которых не расскажут в школе — Нож

Русская литература — одна из самых молодых в мире, но за свою короткую историю она подарила нам столько великих писателей, что менее великие в их тени померкли, хотя для многих европейских литератур они были бы настоящим подарком (сколько вы знаете классиков итальянской или испанской литературы XIX века?). У культурного богатства свои издержки: все знают Лермонтова, но мало кто слышал о Веневитинове, идеи критика Майкова нам неизвестны, и весь театральный мир молится на Чехова, но никто не ставит Лунца.

Поговорим о тех писателях, которым, несмотря на весь их талант, ранняя смерть или время помешали затмить коллег по перу. Для руководства мы взяли «Историю русской литературы» Дмитрия Петровича Святополка-Мирского.

Дмитрий Владимирович Веневитинов (1805–1827)

Дальний родственник Пушкина, Дмитрий Веневитинов родился в знатной и благополучной московской семье. Его мать Анна Николаевна позаботилась о том, чтобы сын получил самое лучшее домашнее образование. Она занималась с Дмитрием сама, а когда ему исполнилось восемь, пригласила иностранных учителей. Под их руководством юноша выучил греческий, латинский, немецкий и французский языки, познакомился с музыкой, живописью, древней и современной литературой. К семнадцати годам Веневитинов был настолько образован, что стал посещать лекции Московского университета в качестве вольнослушателя.

Среди выбранных им курсов были история литературы, философия, агробиология и анатомия. Из преподавателей сильнее всего на юношу повлиял поэт и доктор философии Алексей Федорович Мерзляков. Вместе с другими его учениками Веневитинов организовал в 1823 году Общество любомудрия. Вошедшие в этот кружок молодые люди обсуждали немецкую философию, читали Канта, Шеллинга, Фихте и Шлегеля. Вскоре по совету Пушкина они начали издавать ежемесячный журнал «Московский вестник».

В 1826 году, поступив на службу в министерство иностранных дел, Веневитинов решил переехать в Петербург, во многом благодаря княгине Зинаиде Александровне Волконской, с которой у поэта завязался платонический роман. Перед отъездом она подарила ему бронзовый перстень, найденный при раскопках древнеримского города Геркуланума (у этого перстня впоследствии будет богатая история). На пути в столицу Веневитинова и сопровождавшего его француза Воше, который перед этим проводил одну из жен декабристов в Сибирь, арестовали по подозрению в причастности к заговору 14 декабря 1825 года.

Поэта продержали на гауптвахте всего три дня, но этого хватило, чтобы его здоровье подкосилось. В марте 1827 года Веневитинов сильно простудился, перебегая с бала в свой флигель в легкой одежде, и умер через несколько дней. Ему был всего 21 год.

Все современники, включая Пушкина, отмечали талант и способности Веневитинова. Кроме романтической поэзии он занимался философией, литературной и музыкальной критикой, переводами с немецкого. Товарищи Веневитинова создали культ своего друга и на протяжении сорока лет отмечали годовщину его смерти. «С ним, — пишет в своей „Истории“ Святополк-Мирский, — ушла одна из величайших надежд русской литературы».

«Он обладал бесчисленными блестящими дарованиями, сильным умом и был прирожденным метафизиком и зрелым, высоким поэтом в двадцать один год. У него была поистине фаустовская жажда знаний, а способность впитывать их напоминала Пико. В то же время он был мужественный, привлекательный молодой человек, любивший радости жизни. К тому же ему было присуще внутреннее здоровье и равновесие всех душевных и телесных достоинств, чем он походил на Гёте. <…> Поэзия его близка к совершенству».

«Проживи Веневитинов хотя бы десятью годами более, он на полные десять лет двинул бы вперед нашу литературу», — писал Чернышевский.

Что читать: «Стихотворения. Проза»

Валериан Николаевич Майков (1823 — 1847)

Литературный критик Валериан Майков родился в Москве в семье академика живописи Николая Майкова. Одним из его братьев был будущий поэт Аполлон Майков. С детства мальчики вращались в интеллектуально насыщенной среде, а их учителем был друг семьи Иван Гончаров. В 1840-е годы дом Майковых стал одним из центров литературной жизни Петербурга, его посещали Тургенев, Некрасов и Достоевский.

В отличие от трех своих братьев, Валериан интересовался не столько литературой, сколько науками. В 1842 году он окончил юридический факультет Петербургского университета, после чего устроился на службу в департамент сельского хозяйства. Одновременно он начал заниматься политический экономией и химией. Из-за слабости здоровья Майкову пришлось покинуть службу и отправиться в путешествие по Франции, Германии и Италии.

В 1845 году Майков возвращается в Петербург, вступает в кружок Петрашевского и становится одним из авторов «Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка» (это аналог «Философского словаря» Вольтера).

Перу Майкова там принадлежали статьи «Анализ», «Критика», «Идеал», «Драма», «Журнал». Естественно, такой словарь долго издаваться в России не мог, и уже второй выпуск изъяли из обращения.

В это же время Майков стал соредактором журнала «Финский вестник». Там он успел успел напечатать резонансную статью «Общественные науки в России», в которой выразил идею «органической связи науки и искусства с живой действительностью». В 1846 году Белинский покинул «Отечественные записки» ради некрасовского «Современника», и Тургенев предложил редактору «Записок» Краевскому позвать на освободившееся место 23-летнего юношу.

За те пятнадцать месяцев, что Валериан проработал в «Отечественных записках», он успел из-за личной неприязни к Петрашевскому выйти из его кружка и создать свой собственный, обвинить Белинского в излишне субъективной критике и крепко поссориться с ним.

В отличие от коллеги, Майков стремился более твердо оформить свою эстетическую систему и принципы критики, внести в нее «математически доказанные начала».

Майков начинает заниматься социальной философией: читает Конта, Фейербаха и Фурье, критикует английскую экономическую теорию и ее основоположника Адама Смита, не принимает немецкую школу в лице Гегеля, пытается сформулировать идею «гармонического человека» и «идеальной цивилизации». В 1847 году он мирится с Белинским и начинает сотрудничать с «Современником». Впереди огромные научные и литературные планы. В июле этого же года Майков поехал погостить в Петергоф.

Из-за сильной жары он решил искупаться в озере — умер от удара. Майкову было 23.

Одним из авторов многочисленных некрологов на его смерть был его учитель Иван Гончаров.

Вот что пишет о нем Святополк-Мирский:

«Он обладал таким запасом здравого смысла, широтой понимания и чувством литературы, которого мы напрасно будем искать у других русских критиков интеллигентского периода. Его ранняя смерть в 1847 году была настоящим бедствием: как Веневитинов до него и Помяловский после, он был одним из тех, кто, проживи они дольше, мог бы повернуть развитие русской цивилизации в более творческом и менее чеховском направлении. Майков был критиком гражданственным и притом социалистом. Но он был критиком — одним из немногих истинных критиков в истории русской литературы».

Что читать: статьи и рецензии

Николай Герасимович Помяловский (1835–1863)

Николай Помяловский — один из главных писателей-разночинцев. Его отец, очень добрый человек, был дьяконом при Малоохтинской кладбищенской церкви в Петербурге. Несмотря на гнетущую атмосферу, Николай рос крепким и здоровым ребенком. Отец воспитывал в нем самостоятельность, и большую часть времени мальчик проводил на местном рыбном промысле, закаляясь и ведя беседы с рыбаками. Когда Николаю исполнилось восемь лет, отец, уже выучивший сына грамоте, отдал его в Александро-Невское духовное училище, которое в народе называли бурсой.

Непрофессиональные учителя, бестолковые учебники, вездесущая грубость, постоянная муштра и порка выработали в Помяловском, который с детства рос в свободе и ласке, невероятное отвращение к училищу. Он сделался злобным, недоверчивым, скрытным.

Единственным утешением юноши оставались проникавшие в бурсу различными способами книги — от рыночных романов до сонников и песенников. В остальном всё, что Помяловский смог приобрести за эти восемь лет обучения, — это страсть к вину.

Положение улучшилось в 1851 году, когда Помяловский перешел в духовную семинарию. Здесь у него появилась возможность проявить свои таланты, использовать широкий ум и хватку. Вместе с товарищами Помяловский начал выпускать «Семинарский листок», в котором печатал свои заметки. После окончания семинарии Помяловский переезжает к матери и начинает работать при церкви, в основном отпевая покойников. В свободное время он продолжает заниматься самообразованием, пишет очерки и читает «Современник».

Постепенно у него просыпается интерес к педагогике. Одна из причин этого интереса — желание по-человечески воспитать младшего брата. Прослушав курс лекций в Петербургском университете, Помяловский начал работать в Шлиссельбургской воскресной школе. Вскоре на его оригинальные методы преподавания обратил внимание знаменитый педагог Константин Ушинский и предложил ему место в Смольном институте. Помяловский согласился. Тогда же, в 1861 году, «Современник» опубликовал две его повести: «Мещанское счастье» и «Молотов» — и подготовил публикацию прославивших его «Очерков бурсы».

Помяловский очень быстро бросает Смольный, не выдерживая казенщины и застоя. В это время литературный труд как раз начинает приносить ему необходимые деньги, и он разворачивает широкую деятельность: планирует издание журнала, посещает литературные собрания, встречается с другими писателями и критиками и продолжает работу над своими произведениями.

Однако всё это время, еще со школьных лет, Помяловский не переставал пить. С годами его алкоголизм только усиливался, причем настолько, что он стал бояться самого себя.

Однако хороший заработок, свобода и необходимость «собирать материал» для творчества способствовали его частым запоям. После одного из них, в сентябре 1863 года, он попал в больницу, где у него обнаружили гангрену на ноге. Через несколько дней Помяловский умер.

«Перед смертью Помяловский работал над большим социальным романом „Брат и сестра“, рисующим жизнь простых горожан в Петербурге. Оставшиеся фрагменты заставляют горько пожалеть о романисте с широким кругозором, оригинальным воображением и мощным охватом действительности. Его неподслащенный и не идеализирующий, но никак уж не плоский реализм, его стремление избегать всякой поэтичности и риторики и сильнейшее чувство мрачной поэзии безобразия были новой индивидуальной нотой в оркестре русского реализма. К тому же Помяловский обладал еще и крепким практическим смыслом, что нечасто встретишь у русского интеллигента; да и у того первого поколения разночинных интеллигентов, которое сменило поколение 1840-х годов, эта черта оказалась преходящей».

Что читать: «Мещанское счастье», «Молотов», «Очерки бурсы»

Лев Николаевич Толстой (1828–1910)

Да-да, тот самый Лев Толстой. Мы знаем его как автора «Войны и мира», «Анны Карениной» и «Хаджи-Мурата», но его литературная карьера могла сложиться иначе.

В 1847 году Толстой начинает вести дневник, в котором фиксирует все свои мысли и душевные сдвиги, анализирует свое поведение и строит планы по самовоспитанию. «Этот же дневник, — пишет Святополк-Мирский, — был первым опытом выработки той техники психологического анализа, которая стала впоследствии главным литературным оружием Толстого». И именно ведение дневника вдохновило Льва Николаевича на создание первого серьезного произведения. В 1851 году он пишет «Историю вчерашнего дня».

Это сочинение сохранилось только в черновой рукописи и представляет собой тотальное, до часов и минут, малейших движений и порывов, запечатление реальности и душевной жизни героя.

Толстой планировал описать полный день 25 марта, но описание он начал еще с вечера 24-го. Тот реальный вечер Толстой провел у князей Волконских, о чем записал в дневнике: «У Волконских был неестествен и рассеян и засиделся до часу». Впоследствии он развернул эту запись в первую главу «Истории вчерашнего дня». Вторая глава, «В санях», описывает возвращение героя домой, а третья, «Дома», является введением ко дню 25 марта. Толстой бросил свое сочинение, но если бы он его закончил, то рукопись вышла бы такая, «что недостало бы чернил на свете написать ее и типографщиков напечатать».

Вот что пишет о ней Святополк-Мирский:

«В смысле деталей „История“ находится почти на прустовском, если не на джойсовском уровне. Автор, можно сказать, упивается своим анализом. Он, молодой человек, обладает новым инструментом, который, как он полностью уверен, будет его слушаться. Впечатление это больше нигде и никогда не повторяется. Такое буйство требовалось подчинить и дисциплинировать, прежде чем показывать публике. Оно требовало более литературной, менее „дневниковой“ одежды, его необходимо было обуздать условностями. При своей первопроходческой отваге Толстой не осмелился продолжать в направлении „записывания всего“. И чуть ли не приходится пожалеть, что он этого не сделал. Абсолютная оригинальность „Истории вчерашнего дня“ осталась непревзойденной. Если бы он продолжал двигаться в этом направлении, он, вероятно, не встретил бы такого немедленного признания, но в конце концов, может быть, выдал бы в свет еще более изумительное собрание произведений».

Что читать: «История вчерашнего дня», «Избранные дневники»

Константин Константинович Случевский (1837–1904)

Поэт Константин Случевский — предвестник символизма. Он родился в дворянской семье в Черниговской губернии, с отличием закончил Первый кадетский корпус и получил запись на мраморной доске. В 1861 году, прослужив несколько лет в батальоне Его Императорского Величества, Случевский покинул службу и отправился учиться за границу — во Францию и Германию и через четыре года стал доктором философии Гейдельбергского университета.

Литературная карьера Случевского началась еще на службе, в 1857 году. В журнале «Общезанимательный вестник» он опубликовал несколько собственных стихотворений и переводы из Огюста Барбье, Джорджа Байрона и Виктора Гюго. После публикаций в «Современнике» и «Отечественных записках» на Случевского обратили внимание Иван Тургенев и Аполлон Григорьев, а вместе с ними и радикальная критика, требовавшая от искусства практической пользы. Из-за ее давления и насмешек Случевский, как и Фет, прекратил свои литературные занятия.

В 1878 году, после службы в министерстве иностранных дел, Случевский снова пробует публиковаться. На этот раз он пишет не только стихи, но и различные брошюры и учебные пособия, большое количество художественной и документальной прозы (например, он описал в двух книгах свои путешествия по России в компании великого князя Владимира Александровича).

Вокруг него образуется кружок поклонников. Главные читатели Случевского теперь не ярые нигилисты или либералы 1840-х годов, а молодежь, уже пропитанная эстетикой раннего модернизма. Несмотря на то что стих Случевского стал со временем «тяжел» и «неуклюж», его поэзией продолжали наслаждаться.

Однако после смерти о Случевском помнили только небольшое число его почитателей (среди них Блок, Ходасевич, Пастернак и Мандельштам). В ХХ веке о нем совсем забыли, и его «переоткрытие» произошло только в 1970-х годах. Филолог Елена Тахо-Годи, написавшая первую монографию о Случевском, отмечает, что «современным читателям Случевский может быть понятней других, более „гладких“ поэтов XIX века». Дело в том, что Случевский ломал русский стих, вносил в него дисгармонию и расшатывал устоявшиеся размеры.

Для таких людей, как Святополк-Мирский, это еще было показателем «низкого уровня поэтического мастерства», тем не менее он отмечает дарование поэта:

«Как и Некрасов, но по-иному, он стремился разорвать путы романтической традиции и присоединить к поэзии области, которые ранее считались ей не принадлежащими. У него был философский ум, и он хорошо знал современную научную литературу. У него было великолепное видение мира, позволявшее наслаждаться безграничным многообразием живых существ и предметов… Казалось, что он способен создать действительно новую, действительно современную поэзию, но ему не повезло — его деятельность пришлась на время глубочайшего падения поэтической техники».

Что читать: «Стихотворения и поэмы»

Иван Иванович Коневской (1877–1901)

Настоящая фамилия Коневского — Ореус. Его отец, обрусевший швед из знатного рода, был военным историком и начальником архива Генерального штаба. Ребенок рос без матери, но получил прекрасное образование: он с детства свободно владел английским, французским и немецким языками, разбирался в истории и философии, писал стихотворения.

Окончив петербургскую гимназию, Коневской поступил на классическое отделение Санкт-Петербургского университета. В 1899 году, еще студентом, он начал писать для брюсовского «Скорпиона», а уже в 1900-м издал на собственные деньги стихотворный сборник «Мечты и думы». Из-за нехватки средств он не смог включить туда свои переводы из Ибсена, Суинберна, Гёте, Метерлинка и Ницше. Тем не менее на молодого поэта обратили внимание старшие символисты, среди которых он очень быстро стал своим.

После окончания университета в 1901 году Коневской отправился на лето в Ригу. По пути он решил искупаться в реке Аа, но, не заметив крутых порогов, утонул. Труп его через несколько дней нашли крестьяне.

Могила 24-летнего поэта в Сигулде стала местом паломничества молодых символистов, а в 1904 году вышел его посмертный сборник «Стихи и проза» под редакцией Валерия Брюсова.

Лирика Коневского была философской: он увлекался Ницше, Гегелем и Спинозой, читал немецких романтиков и Владимира Соловьева. Его поэзию часто сравнивают с творчеством Фета и Баратынского, а в языке подмечают архаизированность и усложненность. В своих стихах он стремился с максимальной точностью выразить цельность духа и сложность мироздания. Впоследствии Коневской оказал огромное влияние на таких разных поэтов, как Блок, Вячеслав Иванов, Гумилев, Заболоцкий, Пастернак и Мандельштам.

«Он был мистическим пантеистом, страстно желавшим постичь всё многообразие Вселенной. Он был на пути к созданию сжатой и сильной манеры выражения, соответствующей сложности его идей. Он говорил, что поэзия должна быть грубовата. Его поэзия решительно грубовата, но это грубость Микеланджело в борьбе с сопротивляющимся мрамором. У Коневского было замечательно острое чувство ценности русских слов, являющихся ему в обнаженном виде, очищенными от литературных ассоциаций. В этом отношении он был предшественником Хлебникова. В его поэзии не было банальности и дешевой миловидности».

Что читать: «Стихотворения и поэмы», «Мечты и думы»

Лев Натанович Лунц (1901–1924)

Лев Лунц родился в еврейской семье. Отец его работал в аптеке, продавал оптические приборы, мать была концертной пианисткой. С детства они приобщали сына к основам иудаизма, учили ивриту и иностранным языкам. В 1918 году Лунц с золотой медалью закончил петроградскую гимназию и поступил на историко-филологической факультет Петроградского университета.

В 1919–1920 годах Лев Лунц начал посещать Литературную студию, в которой преподавали Николай Гумилев, Борис Эйхенбаум и Корней Чуковский. Через год он вошел в объединение «Серапионовы братья» и стал одним из главных его теоретиков.

Он отказывался от психологизма и бытописательства, требовал от литературы сюжета, фабулы и «техники», призывал культивировать художественную форму и самоценность искусства, презрительно высказывался о повальном непрофессионализме русских писателей.

В 1922 году Лев Лунц закончил Петроградский университет и остался аспирантом на романо-германском отделении кафедры, проводив перед этим за границу родителей, брата и сестру. Его специализацией была испанская словесность (кроме испанского он знал также английский, французский, итальянский, старофранцузский и иврит). Лунц писал рассказы, статьи, рецензии и фельетоны. Но больше всего ему удавалась драматургия: его театр «движения», «сцены», «страстей» и «героев» был созвучен театральной поэтике Мейерхольда.

В 1923 году у Лунца появляются боли в сердце, и он проводит всю зиму в постели. С помощью Горького он получает научную командировку в Испанию и едет в Берлин к родителям, но через 11 месяцев умирает от болезни мозга. До конца жизни его мучили жар, головные боли, он терял сознание и дар речи. На Западе его произведения очень быстро стали популярны, а в Советском Союзе, несмотря на высочайшие оценки Горького, Замятина, Шкловского и Тынянова, его постарались забыть.

Святополк-Мирский о нем писал:

«Лунц был самым крайним и бескомпромиссным из литературных „западников“, противопоставлявшим развитую западную технику глубоко укорененной недраматичной и бессюжетной русской традиции. Его трагедии „Вне закона“ (1921) и „Бертран де Борн“ (1922) — чистые трагедии действия, с быстрым и логичным развитием сюжета, без ненужной психологии. Несмотря на то что в них очень много мысли, это не проблемные пьесы, а трагедии положений. Но это были только первые шаги к настоящим свершениям. Последняя пьеса Лунца „Город правды“ — начало пути к более философскому стилю проблемной пьесы. Ни одна из этих пьес не является шедевром, но Лунц обладал хваткой и целенаправленностью, обещавшими настоящие свершения, и его безвременная смерть — серьезная утрата русской драматургии».

Что читать: «Обезьяны идут»

Дмитрий Петрович Святополк-Мирский (1890–1939)

Дмитрий Петрович Святополк-Мирский, прямой потомок Екатерины II по материнской линии, родился в Харьковской губернии. Имя его отца, князя Петра Дмитриевича, занимавшего пост министра внутренних дел, связано с «либеральной весной» 1904–1905 годов (позже его обвинят в событиях 9 января 1905 года, известных как Кровавое воскресенье).

Как настоящий аристократ, Святополк-Мирский получил превосходное домашнее образование. Его воспитанием занималась английская гувернантка, поэтому он с детства отлично владел английским языком. Позже он поступил на китайское отделение Санкт-Петербургского университета.

Еще в школьные годы он пробовал писать стихи, переводил Верлена и Китса, посещал «Башню» Вячеслава Иванова и входил в литературный кружок Михаила Кузмина. В 1911 году Мирского призвали в армию, где он познакомился с Николаем Гумилевым (тот снисходительно похвалил его поэтический сборник). В 1913-м он ушел в отставку и снова поступил в Петербургский университет, на этот раз на отделение классической филологии. Тогда же он стал членом «Цеха поэтов» и начал вращаться среди акмеистов.

Во время Первой мировой войны Мирский был ранен; его ссылают на Кавказ за пренебрежительное высказывание о Николае II. После революции он присоединился к белому движению, но в 1920-м попал в польский концлагерь и бежал оттуда в Афины. Там уже находилась его мать.

С 1921 по 1932 год Мирский путешествует по Европе, оставаясь самым знаменитым русским эмигрантом. В Лондоне он читает лекции по русской литературе, пишет рецензии, издает антологии русской поэзии. Среди его друзей — Вирджиния Вулф, Олдос Хаксли и Бертран Рассел. Мирский, пишущий на пяти языках и читающий на десяти, чувствует себя в Европе как дома.

Его статьи о русской и западной литературе печатают лучшие журналы, включая The London Mercury и The Criterion Томаса Элиота. Заработанных денег ему хватает на то, чтобы обеспечивать себя и свою возлюбленную Марину Цветаеву.

Неожиданно, получив заказ от Лондонского университета на биографию Ленина, Святополк-Мирский переходит на левые позиции. В 1926 году, став соредактором эмигрантского журнала «Версты», он публикует в нем произведения советских писателей. Владислав Ходасевич с опаской предупреждает, мол, князь ведет нас всех «в застенок». Постепенно от Мирского отворачивается вся эмигрантская среда. Лишившись контракта с университетом, он становится членом Коммунистической партии Великобритании и при помощи Максима Горького получает разрешение на въезд в СССР.

В 1932 году, перед самым отъездом, его встретила Вирджиния Вулф. В своем дневнике она записала: «Смотря на то, как его глаза то загорались, то снова гасли, я думала: скоро в твоей голове будет пуля». Через год, уже в СССР, то же осознание пришло и к князю.

В Советском Союзе Мирский принимал участие во всех проектах Максима Горького, включая знаменитую поездку писателей на Беломорканал. В остальное время он писал статьи о европейской и русской литературе, попутно очерняя своих бывших друзей. Несмотря на свой мизерный заработок, Мирский не упускал возможности выпить по старой привычке в каком-нибудь хорошем заведении.

В 1937 году Мирский встречает на улице в Ленинграде своего старого друга, историка Эдварда Карра, и пытается сделать вид, что они не знакомы. Однако Карр всё равно убеждает его пообедать. Через несколько дней Мирского арестовывают по подозрению шпионаже (или в покушении на шпионаж — литера ПШ), и он получает 8 лет исправительных работ на Колыме. Однако обвинение в шпионаже было только предлогом для ареста Мирского. Еще за полгода до этого его начали травить в советских изданиях за отрицательный отзыв о новом романе Фадеева. Считалось, что Сталин держал бывшего князя и белогвардейца в Советском Союзе только для иностранных гостей, — к 1937 году это перестало быть нужным.

В 1939 году Мирский умер в лагере. По свидетельству сидевшего вместе с ним историка литературы Юлиана Оксмана, он проклинал свое решение вернуться в СССР. В 1940-х годах «Историей русской литературы» Святополка-Мирского, написанной на английском языке, пользовался Владимир Набоков, когда читал свои лекции в Корнелле. Он считал эту книгу «лучшей историей русской литературы на любом языке, включая русский». По мнению многих специалистов, она остается такой и по сей день.

Благодаря усилиям его сестры Софьи, которая вернулась в СССР после Второй мировой войны, Святополк-Мирский был реабилитирован в 1963 году. Тогда же юному, но подающему большие надежды поэту Иосифу Бродскому друзья подарили на день рождения «Антологию новой английской поэзии» Михаила Гутнера. Она оставалась его настольной книгой еще долгое время, однако Гутнер был всего лишь одним из переводчиков собранных в книге стихов. Имя настоящего составителя, Дмитрия Петровича Мирского, было стерто советской цензурой.

Что читать: «История русской литературы с древнейших времен по 1925 год», «О литературе и искусстве. Статьи и рецензии 1922–1937»

Лучшие 📚 (Книги Для Начинающих Писателей) ТОП 19

Чтобы вдохновиться, мотивироваться и начать писать книги, нужно прочесть как художественные, так и специальные книги для начинающих писателей. Отлично, если после этого человек садится за письменный стол и пишет. Эта литература подходит как для начинающих писателей, так и для тех, у кого творческий кризис, хочется чего-то вдохновляющего.

Список топ книг для начинающих писателей

Книги о писательском мастерстве от Манн Иванов Фербер

У издательства отличная подборка бумажных книг. Если вы любите читать настоящие произведения, с шуршащими страницами, обязательно загляните в эту читательскую святыню. 🙂

«Как писать книги: Мемуары о ремесле» от Стивена Кинга

книги для начинающих писателей - «Как писать книги: Мемуары о ремесле» от Стивена Кинга

Писатель специализируется на фантастике и ужастиках, но эта книга ценна тем, что автор делится жизненным опытом. Он рассказывает о том, как творит и что если хочется получить гонорар в 400 тыс. 💵, нужно ежедневно много трудиться.

«История на миллион долларов» от Роберт Макки

История на миллион долларов» от Роберт Макки

В книге расписаны различные фишки, с техниками, главные принципы, как повлиять на восприятие людьми произведения? Автор делает акцент на систематической работе, правильной организации рабочего времени. Учит механизмам, позволяющим влиять на восприятие материала читателями.

В книге много примеров и подробно разобранных инструкций. Начинающий писатель быстро поймёт, как ему правильно продумать и построить свою историю?

«Искусство беллетристики» От Айн Рэнд

«Искусство беллетристики» От Айн Рэнд

Книга потрясающая! Айн Рэнд поможет разобраться в тонкостях дальнейшего развития сюжета. Подскажет, как проработать речь персонажей. Важно, что прочитав книгу, автор понимает над чем работать, чтобы повысить уровень мастерства.

В произведении есть и минус, что лучше всего поймут о чём рассказывает автор те, кто читал её книги, так как примеры оттуда. Произведение рекомендуют начинающим и опытным мастерам пера.

«Птица за птицей. Заметки о писательстве и жизни в целом» от Энн Ламотт

«Птица за птицей. Заметки о писательстве и жизни в целом» от Энн Ламотт

В произведении Энн Ламотт рассказывается о разных письменных приёмах. Специалисты рекомендуют её читать с карандашом и стикером в руках. Писатель делится тем, как реально живёт автор. Рассказывает о трудных, кризисных периодах, зависти коллег и когда писатель ведёт сражение за абзац. Энн Ламотт научит написанию книг.

«Путь художника. Ваша творческая мастерская» от Кэмерон Джулия

Путь художника. Ваша творческая мастерская» от Кэмерон Джулия

13 лет жители Европы и Америки восхищаются этим бестселлером. Американцы считают эту книгу лучшим обучающим пособием, способствующим раскрытию творческого потенциала. Возьмите ежедневник, карандаш. Они понадобятся для выполнения заданий. Можно ли их не делать? Выполнять уроки в ваших интересах.

Этой книгой пользуются и восхищаются не только писатели. Она помогла творчески реализоваться: режиссёрам, актёрам, художника и другим неординарным людям.

«Гении и аутсайдеры” от Малкольма Гладуэлла

«Гении и аутсайдеры” от Малкольма Гладуэлла

Книгу оценят писатели и другие творческие личности. В ней озвучены исследования, которые помогают понять, как лучшие умы человечества достигли успеха в деле всей своей жизни. Информация, содержащаяся в книге, действительно мотивирует творческих людей действовать и достигать намеченных целей.

Еще практикуешься в писательском мастерстве, и не знаешь где опубликовать свои произведения? Попробуй penfox, тебе понравится! 😉

«Писать легко» от Ольги Соломатиной

«Писать легко» от Ольги Соломатиной

Ольга опытный писатель. На должности главного редактора в известной газете «КоммерсантЪ» проработала 20 лет. Ей за 30 лет, а она уже выпустила 3 книги и ведёт курсы «Писать легко». Это не просто произведение, а скорее справочник. Если он будет у писателя на столе, тот сможет прочесть нужную информацию и написать предложение идеально по всем канонам.

Ольга ведёт свой канал на Ютубе, где постоянно показывает видео со своих вебинаров и не только.

«Писать профессионально» от Хиллари Реттинг

«Писать профессионально» от Хиллари Реттинг

Тем, кто в восторге от Дж. Роуллинг обязательно стоит прочесть эту книгу. Хиллари Реттиг подробно анализирует, почему у писателей такая маленькая продуктивность? Автор озвучивает, что: одним не хватает времени; другие откладывают написание очередной странички или десятка, на неопределённое время; третьи хотят, чтобы всё получилось идеально; у четвёртых какие-то предубеждения; ещё у кого-то душевное смятение и т. д. Эти состояния знакомы каждому писателю.

Хиллари помогает авторам осознать в чём проблема и как её решать? При себе нужно иметь карандаш для пометок.

«Зачем мы пишем. Известные писатели о своей профессии» от Мередит Маран

«Зачем мы пишем?» от Мередит Маран

В книге откровенно делятся опытом 20 известных авторов. Их истории разные. Одни забавные, другие грустные, но во всех они делятся своими секретами. Авторы дают дельные советы по повышению писательского мастерства; делятся, что любят описывать, а каких тем избегают. Писатели популярно рассказывают читателям для чего и как создают книги?

«Как написать гениальный роман» от Джеймса Н. Фрэя

«Как написать гениальный роман» от Джеймса Н. Фрэя.

Работы Фрэя очень полезны писателям, которые только начинают свой творческий путь. Он говорит об азах: как правильно строить сюжет, разыгрывать конфликты, прорабатывать характеры действующих лиц и о другом. После прочтения книги, главные писательские навыки, как построить повествование, вы усвоите.

Джеймс рассказывает о типичных ошибках начинающих писателей. Советами, он помогает наладить процесс создания произведения.

«Слово живое и мертвое» от Норы Галь

«Слово живое и мертвое» от Норы Галь

Книга научит как в произведении подобрать нужные фразы, обойти штампы, с тавтологиями, интуитивно чувствовать речь и создавать интересные диалоги. Нора Галь писала так, что ею восхищались и продолжают миллионы писателей, с редакторами, переводчиками её текстов.

В книге Нора приводит конкретные примеры и анализирует шаблонные ошибки, свойственные как новичкам, так и давно пишущим авторам. Писательница призывает сохранять родной язык в чистоте, не использовать заимствованные словосочетания и даже отдельные слова.

«Живой как жизнь» от Корнея Чуковского

«Живой как жизнь» от Корнея Чуковского

Произведение помогает обрести интуитивное чувство уместности в тексте тех или иных фраз. Не нужно писать штаммами, старайтесь мыслить творчески.

Впервые Корней издал свою книгу в 1962 г. Писатель акцентировал внимание, что текст получается неблагозвучным из-за множества оборотов, которые звучат бюрократически. Особенно стоит избегать канцеляризмов, которые однозначно не понравятся молодёжи.

«Высокое искусство» от Корнея Чуковского

«Высокое искусство» от Корнея Чуковского

Советы в книге с юмором. Особенно полезной она будет для переводчиков, которые стараются избежать оплошностей, стремясь сохранить эмоциональный климат оригинала.

Нельзя сказать, что материал в книге изложен строго и логически, но она и не учебник. В ней есть разделы, в которых говорится о важности большого словарного запаса, правильности синтаксического написания предложений, ритмике.

Рассматриваются нюансы при переводе обычных текстов и стихов. Упоминается об оплошностях именитых переводчиков. Приведены примеры удачных и неудачных переводов.

«Как писать хорошо» от Уильяма Зинсера

«Как писать хорошо» от Уильяма Зинсера

Уильям даёт такие советы, благодаря которым писатель будет свободно выражать свои мысли в любом жанре. В этом произведении нет, окрыляющих авторов фраз или романтики. Зингер подходит к теме практично. Он предупреждает, чтобы поменьше выражались сухо как бюрократы. В произведении есть примеры техник, позволяющих сделать читабельность более высокой. Это позволит читателям легче воспринимать, запоминать текст.

Зингер просит авторов не принижать читателей и не использовать малопонятные термины. Лучше понятно разъяснять, написанное.

«50 приёмов письма» от Роя Кларка

«50 приёмов письма» от Роя Кларка

Прочтение этого произведения способствует выработке собственного стиля. Автор учит адекватно воспринимать критические замечания и попутно полировать мастерство владения словом так, чтобы оно блестело, как начищенная медь.

В книге небольшие разделы, слов по 850, максимум 900. В изложении материала нет лирики, лишней информации. Перед автором ставят конкретную задачу и по мере прочтения текста, он находит её решение. Информация изложена лаконично и запоминается быстро, надолго.

Что-то описывается в главе и нужно сделать практикум. Он способствует усвоению, прочитанного.

«Школа литературного мастерства» от Юргена Вольфа

«Школа литературного мастерства» от Юргена Вольфа

Произведение научит, как поэтапно создать качественный роман, детектив, написать в другом жанре. Здесь можно взять информацию, как действовать от рождения идеи, до публикации и последующей продажи творения.

Рассказывать, подавать информацию логические нужно так, чтобы заинтересовать читателя прочесть произведение от корки до корки. Юрген подскажет, как оптимально справляться с препятствиями по дороге к мировой славе.

Автор акцентирует внимание, что коммерческая сторона дела немаловажная. Основываясь на своём жизненном опыте, он классифицирует читателей. Юрген утверждает что нужно не только отменно писать, но и учитывать целевую аудиторию, которой будет предложен материал.

Писатель должен уметь пиариться, появляясь на ТВ, правильно подавать рекламу в различные СМИ. Важно при этом не платить лишнее.

«Новостная интернет-журналистика» от Александра Амзина

«Новостная интернет-журналистика» от Александра Амзина

Из произведения вы узнаете, как писать заголовки, которые «цепляют»? Обучитесь структурированию контента, взятого в интернете, работе с разными блогами и мониторингу информации от пресс-служб.

Для отменной новости важно придумать говорящий заголовок. Важно заинтриговать читателя так, чтобы он мгновенно принял решение кликнуть по заголовку новости. Книга освещает журналистские вопросы о вкусной подаче новостей.

«Дзен в искусстве написания книг» от Рэя Брэдбери

«Дзен в искусстве написания книг» от Рэя Брэдбери

Прочтение книги поможет осознать, какие условия способствуют зарождению сюжета, что требуется, чтобы возник замысел, реализация которого принесёт произведению успех?

Рэй Брэдбери думает над природой творчества. Он рассказывает о создании своих романов. Описывает, как боролся с нежеланием писать, когда не было вдохновения. Слог книги простой и приятный, кажется, что вы чаевничаете на кухне с известным автором фантастических произведений.

«Классический справочник по русскому языку» от Дитмара Розенталя

Классический справочник по русскому языку от Дитмара Розенталя

Книга ответит на вопросы по орфографии, с пунктуацией, поможет улучшить стиль. Читатель сообразит как исправить даже самых плохой текст и оживить художественный. Для многих писателей этот справочник — настольная книга.

Пусть книги для писателей станут вашим путеводителем и помогут повысить мастерство, достигнуть признания, получить удовольствие от написания произведения в любом жанре. Хорошо, если каждый, кто прочел эти путеводители, станет на ступенечку выше над собой и порадует читателей новыми интересными книгами.

Вы всегда можете дополнить этот список, написав в комментариях ниже.

Тургенев, Бунин, Набоков, Шаламов и Платонов.

«Культура.РФ» вспоминает известных русских писателей, чья литературная карьера началась с поэзии.

Иван Тургенев

Илья Репин. Портрет Ивана Тургенева (фрагмент). 1874

В середине 1830-х Тургенев учился на философском факультете Петербургского университета и мечтал стать поэтом — писал юношеские стихи, а на третьем курсе даже написал пьесу «Стено» пятистопным ямбом. Его преподаватель словесности, профессор Петр Плетнев, очень строго разобрал поэму, однако признал, что в ней «что-то есть». Сам Тургенев позднее тоже признал, что «Стено» было «совершенно нелепое произведение, в котором с бешеною неумелостью выражалось рабское подражание байроновскому Манфреду».

Божественная ночь!.. Луна взошла;
Печально смотрит на седые стены,
Покрыв их серебристой дымкой света.
Как все молчит! О, верю я, что ночью
Природа молится творцу… Какая ночь!
Там вдалеке сребрится Тибр; над ним
Таинственно склонились кипарисы,
Колебля серебристыми листами…
И Рим лежит, как саваном покрыт;
Там все мертво и пусто, как в могиле;
А здесь угрюмо дремлет Колизей,
Чернеясь на лазури темной неба!

Однако Тургенев продолжал писать и за время учебы в университете создал почти сто небольших стихотворений и несколько поэм. Некоторые его сочинения Плетнев, будучи в то время редактором «Современника», даже опубликовал в журнале. Дебютное стихотворение юного Тургенева «Вечер» вышло за подписью «…..въ».

В отлогих берегах реки дремали волны;
Прощальный блеск зари на небе догорал;
Сквозь дымчатый туман вдали скользили челны —
И, грустных дум и странных мыслей полный,
На берегу безмолвный я стоял.
Маститый царь лесов, кудрявой головою
Склонился старый дуб над сонной гладью вод;
Настал тот дивный час молчанья и покою,
Слиянья ночи с днем и света с темнотою,
Когда так ясен неба свод.
Все тихо: звука нет! все тихо: нет движенья!
Везде глубокий сон — на небе, на земле;
Лишь по реке порой минутное волненье:
То ветра вздох; листа неслышное паденье;
Везде покой — но не в моей душе…


Иван Бунин

Фотография: polit.ru

Бунин, как и Тургенев, начал свой творческий путь с лирики. Первые стихи он написал в 8 лет, а в 17 выпустил дебютный сборник, который так и назывался — «Стихотворения».

В блеске огней, за зеркальными стеклами,
Пышно цветут дорогие цветы,
Нежны и сладки их тонкие запахи,
Листья и стебли полны красоты.
Их возрастили в теплицах заботливо,
Их привезли из-за синих морей;
Их не пугают метели холодные,
Бурные грозы и свежесть ночей…

Поэзию молодого Бунина оценил сам Лев Толстой. На одно из ранних стихотворений Бунина он написал: «Тургенев бы так не написал, а я и подавно…»

Не видно птиц. Покорно чахнет.
Лес, опустевший и больной,
Грибы сошли, но крепко пахнет
В оврагах сыростью грибной.
Глушь стала тише и светлее,
В кустах свалялася трава,
И, под дождем осенним тлея,
Чернеет темная листва…

Всего же Бунин писал стихи на протяжении почти 30 лет и выпустил более 10 поэтических сборников.

Читайте также:

Владимир Набоков

Фотография: nabokovbooks.ru

Набоков начал писать стихи в юности и для их публикации взял псевдоним В. Сирин. В 1916 году он издал поэтический сборник «Стихи», после которого к нему прикрепилось прозвище «поэтический старовер» — за приверженность классической традиции.

Я знаю: пройден путь разлуки и ненастья,
И тонут небеса в сирени голубой,
И тонет день в лучах, и тонет сердце в счастье…
Я знаю, я влюблен и рад бродить с тобой.
Да, я отдам себя твоей влюбленной власти
И власти синевы, простертой надо мной…
Сомкнув со взором взор и глядя в очи страсти,
Мы сядем на скамью в акации густой…

Сегодня Набоков-поэт не так популярен среди читателей. Стилистическое новаторство, яркая и скандальная проза, сделавшая Набокова одним из самых популярных русских писателей в мире, затмили лирику В. Сирина. Но всем поклонникам Набокова стоит прочитать его стихи, ведь именно о поэзии Набокова Андрей Битов писал: «Читайте же стихи Набокова, если вам непременно хочется знать, кто был этот человек… Вы увидите Набокова и плачущим, и молящимся».

Живи. Не жалуйся, не числи
ни лет минувших, ни планет,
и стройные сольются мысли
в ответ единый: смерти нет.
Будь милосерден. Царств не требуй.
Всем благодарно дорожи.
Молись — безоблачному небу
и василькам в волнистой ржи…
Не презирая грез бывалых,
старайся лучшие создать.
У птиц, у трепетных и малых,
учись, учись благословлять!


Андрей Платонов

Фотография: mindtheliterature.ru

Современник Набокова, Андрей Платонов тоже начинал карьеру литератора со стихов. В 1921 году стихотворения Платонова были впервые опубликованы в Воронеже в коллективном сборнике «Стихи». Годом позже Платонов выпустил собственную книгу стихотворений «Голубая глубина». О его поэзии лестно отзывался один из основоположников русского символизма Валерий Брюсов. Всего Андрей Платонов написал более 90 стихотворений.

Нету нам прямой дороги,
Только тропки да леса.
Уморились наши ноги,
Почернели небеса.
Богомольцы со штыками
Из России вышли к богу,
И идут, идут годами
Уходящею дорогой.
Их земля благословила,
Вслед леса забормотали.
Зашептала, закрестила
Хата каждая в печали…


Варлам Шаламов

Фотография: nashagazeta.ch

Сам Шаламов признавался: «Я писал стихи всегда». Записывать свои стихотворения писатель начал в 1949 году, а позже отправил рукопись сборника «Синяя тетрадь» из-под Магадана, где жил на поселении, Борису Пастернаку. Пастернаку лирика Шаламова понравилась, они стали переписываться и даже подружились. «Настоящие стихи сильного, самобытного поэта», — говорил Пастернак о Шаламове.

В часы ночные, ледяные,
Осатанев от маеты,
Я брошу в небо позывные
Семидесятой широты.
Пускай геолог бородатый,
Оттаяв циркуль на костре,
Скрестит мои координаты
На заколдованной горе.
Где, как Тангейзер у Венеры,
Плененный снежной наготой,
Я двадцать лет живу в пещере,
Горя единственной мечтой,
Что, вырываясь на свободу
И сдвинув плечи, как Самсон,
Обрушу каменные своды
На многолетний этот сон.

Важное место в лирике Шаламова занимала тема памяти: автор считал своим долгом передать то, что видел, что пережил:

Ведь только длинный ряд могил —
Мое воспоминанье,
Куда и я бы лег нагим,
Когда б не обещанье
Допеть, доплакать до конца
Во что бы то ни стало,
Как будто в жизни мертвеца
Бывало и начало.

писателей — литературное искусство

Откройте для себя новые способы отточить и отпраздновать свое писательское мастерство с помощью наших ежегодных стипендий и наград, широкого спектра занятий и бесплатных общественных мероприятий круглый год.

Стенд Чрезвычайный фонд для писателей

Как и многие другие жители наших сообществ, пандемия COVID-19 оказала глубокое влияние на писателей штата Орегон. Многие из них сталкиваются с перебоями в работе, семейной жизни и общей финансовой безопасности на уровне кризиса. В ответ на эту потребность компания Literary Arts выделила значительную сумму из фонда писателей Брайана Бута на создание Чрезвычайного фонда для писателей. Этот чрезвычайный фонд предназначен для оказания существенной финансовой помощи писателям штата Орегон, включая художников-карикатуристов, поэтов и драматургов.

Обновление кассы на случай чрезвычайной ситуации на стенде :

В апреле и мае

писателей подали онлайн-заявки на грант в размере 1000 долларов каждый. На «Литературное искусство» поступило 180 заявок.Заявки оценивались членами Консультативного совета штата Орегон по книжным наградам и стипендиям и Совета директоров литературного искусства.

На неделе 5 июня мы уведомили 100 соискателей о том, что они получат финансирование. Компания «Литературное искусство» выделяет 100 000 долларов писателям из 24 городов Орегона.

«Литературное искусство» — приоритетное финансирование для писателей BIPOC. 25% заявителей указали, что они являются BIPOC в своей заявке. 45% финансируемых соискателей — авторы BIPOC.

Литературное искусство откроет второй раунд финансирования 29 июня -го . Писатели из Орегона будут иметь право. Литературное искусство будет отдавать приоритет финансированию писателей BIPOC.


Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию и подать заявку.

«Литературное искусство делает свою работу, и я был очень горд быть частью этого. В сообществах, с которыми они взаимодействуют, есть пульс — голод, глубокая благодарность и столько талантов, которые наконец-то были замечены и услышаны.”

Жаклин Вудсон

Стипендии по литературе штата Орегон

Подайте заявку на финансовую поддержку для начала, развития или завершения ваших писательских проектов.

Учить больше

Книжная награда штата Орегон

Отправьте опубликованную книгу на рассмотрение во время нашей ежегодной церемонии награждения.

Заявки на премию Oregon Book Awards 2021 года будут доступны в августе.

Учить больше

Портлендский книжный фестиваль

Примите участие в нашем ежегодном праздновании в качестве избранного автора в панельных дискуссиях и всплывающих чтениях.

Учить больше

Преподаватель литературного искусства

Присоединяйтесь к нашему списку опытных писателей, которые проводят уроки и семинары в нашем пространстве.Мы также нанимаем писателей для преподавания творческих писательских навыков в местных средних школах.

Учить больше

«Я бы хотел, чтобы в каждом городе была такая организация, как« Литературное искусство ». Каждый город заслуживает одного, но Портленд — счастливый обладатель страсти, волшебства и проницательности, которые литературное искусство доставляет через свои многочисленные программы и приезжих писателей ».

Вьет Тхань Нгуен

Последние новости для писателей

  • 28 сен.2020 г.

    Чрезвычайный фонд стенда: распределено 150 000 долларов США

  • 17 сен.2020 г.

    В центре внимания учителя: Даниэла Мольнар

  • 15 сен.2020 г.

    В центре внимания учителя: Жаклин Фицджеральд

  • 30 июл.2020 г.

    Reading Results, лауреат премии имени Уолта Мори молодых читателей «Литературное наследие»

  • 24 июл.2020 г.

    Лоусон Фусао Инада, обладатель сертификата C.Премия имени выдающегося писателя Е.С. Вуда

  • 22 июн.2020 г.

    Обладатели книжной премии штата Орегон —

  • 18 июн.2020 г.

    Финалисты книжной премии штата Орегон читают свои работы

  • 17 июн.2020 г.

    Премия Стаффорда / Холла для финалистов поэзии

.

Лучшее из литературного Интернета

Литературный узел: лучшее из литературного Интернета
  • Почему мы не можем перестать любить самых проблемных домашних животных

    Мэтт Сумелл о настоящей дружбе и жизни с «бомбами замедленного действия»

    5 октября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

    Экономика может многому научиться у научной фантастики

    От валюты-листа к экономике подарков: список для чтения

    5 октября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

  • Превью книг The Ultimate Fall 2020

    Самые ожидаемые книги сезона по математике

    21 сентября 2020

    Прочитать историю полностью

  • Осветить боль: траур Рут Бейдер Гинзбург

    Линн Стегер Стронг после смерти неожиданной иконы

    21 сентября 2020

    Прочитать историю полностью

  • Росс Гей: Сказал ли я вам еще о судах, которые мне нравились?

    О маловероятной нежности и заботе о хорошем баскетбольном матче

    15 сентября 2020

    Прочитать историю полностью

  • Жизнь в вечных огнях: к безмятежности в апокалипсисе

    Кейлин МакКорд о 30-летнем сезоне огня

    14 сентября 2020

    Прочитать историю полностью

  • Когда сомневаешься, улыбайся, как
    аксолотль

    Эйми Нежукумататхил в восхвалении мексиканской ходячей рыбы

    11 сентября 2020

    Прочитать историю полностью

    Представить себе жизнь после изменения климата: беседа с Дайан Кук

    Аманда Голдблатт беседует с автором книги Новая пустыня

    11 сентября 2020

    Прочитать историю полностью

  • Из любви к почте: написание письма
    в условиях пандемии

    Лорен Маркхэм о ежедневной магии почтовой системы США

    4 сентября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

  • Что мы собираемся делать с подавлением избирателей?

    Разговор с Джимом Даунсом, Кэрол Андерсон, Хизер Энн Томпсон, Кевином Крузом,
    Хизер Кокс Ричардсон и Стейси Абрамс

    3 сентября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

  • 45 лучших плохих отзывов Amazon о хладнокровно

    «Роман — это, в конечном счете, ЛОЖЬ.«

    2 сентября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

  • Хари Кунзру никогда не прочтет Убить пересмешника

    Автор Red Pill принимает анкету Lit Hub

    1 сентября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

    Керри Арсено о жизни и смерти в Милл-Тауне штата Мэн

    Чего мы никогда не узнаем о токсичных последствиях капитализма

    1 сентября 2020 г.

    Прочитать историю полностью

  • Год появления афропессимизма на улицах ?:
    Разговор на краю света

    Аарон Робертсон разговаривает с Фрэнком Вилдерсоном III

    27 августа 2020

    Прочитать историю полностью

  • Джону Льюису, чья сила и сладость никогда не ослабевали

    Письмо поэта Никки Финни

    27 августа 2020

    Прочитать историю полностью

  • Хелен Макдональд: То, что я говорю себе, когда пишу о природе

    Один из наших лучших писателей о мире природы дал небольшой совет

    25 августа 2020

    Прочитать историю полностью

  • Самые ожидаемые книги Lit Hub
    2020 года, часть 2

    Список для чтения нашей проклятой хронологии

    14 июля 2020

    Прочитать историю полностью



.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.