Отрывок из повести б полевого о настоящем человеке: Повесть о настоящем человеке. Борис Полевой. Часть четвертая

Повесть о настоящем человеке. Борис Полевой. Часть четвертая

Библиотека

1

В жаркий летний день 1943 года по фронтовой дороге, проторенной обозами наступавших дивизий Красной Армии, прямо через заброшенное, заросшее могучим багровым бурьяном поле, покачиваясь и подпрыгивая на ухабах, дребезжа расхлябанным деревянным кузовом, по направлению к фронту бежал старенький грузовик. На его разбитых, мохнатых от пыли бортах можно было с трудом различить белые полосы и надписи: «Полевая почта». Огромный серый хвост вставал из-под его колес и тянулся за ним, медленно расплываясь в душном, безветренном воздухе.
В кузове, набитом кулями с письмами, на пачках свежих газет, подскакивая и раскачиваясь вместе со всем грузом, сидели двое военных в летних гимнастерках и фуражках с голубыми околышами. Младший из них, судя по новеньким, необмятым погонам, – старший сержант авиации, был тонок, строен, белокур. Лицо у него было такое девически нежное, что казалось, кровь просвечивала сквозь белую кожу. На вид ему было лет девятнадцать. Хотя изо всех сил старался он выглядеть бывалым солдатом – плевал сквозь зубы, хрипловато бранился, вертел цигарки в палец толщиной и прикидывался ко всему равнодушным, – ясно было, что на фронт он едет в первый раз и очень волнуется. Все кругом: и разбитая пушка, ткнувшаяся стволом в землю возле самой дороги, и заросший бурьяном по самую башню советский танк, и обломки немецкого танка, раскиданные, должно быть, прямым попаданием авиабомбы, и снарядные воронки, уже затянутые травой, и стопки противотанковых мин-тарелок, извлеченных саперами и уложенных ими на обочине у новой переправы, и мелькавшие вдали в траве березовые кресты немецкого солдатского кладбища – следы отгремевших здесь сражений, следы, которых глаз фронтовика просто не замечал, – все удивляло, поражало юношу, казалось ему значительным, важным и очень интересным.

В спутнике его, старшем лейтенанте, наоборот, можно было безошибочно угадать опытного фронтовика. На первый взгляд ему можно было дать не больше двадцати – двадцати четырех лет.
Но, вглядевшись в загорелое, обветренное лицо с тонкими виточками морщин у глаз, на лбу, у рта, в его черные задумчивые, усталые глаза, можно было бы прикинуть и еще с десяток. Взгляд его равнодушно скользил вокруг. Не удивляли его ни ржавые обломки битой, искореженной взрывами военной техники, видневшиеся то тут, то там, ни мертвые улицы сгоревшей деревни, по которым прогрохотал грузовик, ни даже куски советского самолета – маленькая груда серого изувеченного алюминия с валявшейся поодаль кочерыжкой мотора и куском хвоста с красной звездой и номером, вид которых заставил юношу покраснеть и затрепетать.
Устроив себе из газетных тюков удобное кресло, офицер дремал, опираясь подбородком на странную тяжелую, черного дерева палку, украшенную накладными золотыми монограммами, и изредка, точно очнувшись от этой дремы, счастливо оглядывался кругом и жадно вдыхал всей грудью жаркий, душистый воздух. Зато, когда где-то в стороне от дороги над морем рыжего нахального бурьяна заметил он вдали две маленькие, еле видные черточки, оказавшиеся при внимательном рассмотрении двумя самолетами, которые неторопливо, точно гоняясь друг за другом, плавали в воздухе, он вдруг оживился, глаза у него загорелись, ноздри тонкого, с горбинкой носа заходили, и, не отрывая глаз от этих двух еле видных черточек, он застучал ладонью о крышку кабины:
– Воздух! Сворачивай!
Он встал, опытным взглядом оценивая местность, и указал шоферу рукой на глинистую лощину ручейка, серевшую шершавыми лапками мать-и-мачехи и усеянную золотыми гвоздиками куриной слепоты.
Юноша пренебрежительно улыбнулся. Самолеты безобидно кувыркались где-то далеко; казалось, им нет никакого дела до одинокого грузовичка, поднявшего огромный хвост пыли над печальными, пустыми полями. Но прежде чем он успел запротестовать, шофер уже свернул с дороги, и машина, тарахтя кузовом, быстро понеслась к лощине.
Старший лейтенант сейчас же вылез из кузова и присел на траве, зорко смотря на дорогу.
– Ну что вы, право… – начал было юноша, насмешливо поглядывая на него.
В это мгновение тот бросился в траву и свирепо крикнул:
– Ложись!
И сейчас же раздался напряженный рев моторов, и две огромные тени, сотрясая воздух и странно тарахтя, пронеслись над самыми их головами. И это показалось юноше не очень страшным: обычные самолеты, наверно, наши. Он осмотрелся и вдруг увидел, что валявшийся у дороги опрокинутый заржавевший грузовик дымит, быстро разгораясь.
– Ишь, зажигательными жалуют, – усмехнулся шофер, разглядывая пробитую снарядом и уже горевшую стенку. – На машины вышел.
– Охотники, – спокойно сказал старший лейтенант, удобно разваливаясь на траве. – Придется ждать, они сейчас вернутся. Дороги бреют. Отведи-ка, друг, машину подальше, вон хотя под ту березу.
Он сказал это так равнодушно и так уверенно, как будто немецкие летчики только что сообщили ему свои планы. Машину сопровождала девушка – военный почтальон. Бледная, со слабой недоуменной улыбкой на запыленных губах, она с опаской посматривала на тихое небо, по которому, переливаясь и клубясь, торопливо плыли яркие, летние облака. Именно поэтому старший сержант, хотя и был очень смущен, небрежно бросил:
– А лучше бы ехать, к чему время терять? Кому суждено быть повешенным, тот не утонет.
Старший лейтенант, спокойно покусывавший травинку, поглядел на юношу с еле уловимым теплым смешком в черных сердитых глазах.
– Вот что, друг: пословицу эту дурацкую, пока не поздно, забудь. И еще вот что, товарищ старший сержант: положено на фронте старших слушать. Приказываю «ложись», – стало быть, ложись.
Он нашел в траве сочный стебель щавеля, ногтями содрал с него волокнистую шкурку и с аппетитным хрустом принялся его есть. Снова послышался рокот моторов, и низко над дорогой, переваливаясь с крыла на крыло, прошли давешние самолеты – и прошли так близко, что были отчетливо видны и желто-коричневая окраска их крыльев, и черно-белые кресты, и даже пиковый туз, изображенный на фюзеляже ближайшего из них. Старший лейтенант лениво сорвал себе еще несколько «петухов», посмотрел на часы и скомандовал шоферу:
– Поехали! Теперь можно. И давай, друг, скорее, чтобы от этого места подальше уйти.
Шофер загудел сиреной, из лощинки прибежала девушка-почтальон. Она принесла несколько розовых земляничин, висевших на стебельках, и протянула их старшему лейтенанту.
– Уже поспевает… Не заметили, как и лето пришло, – сказал он, понюхал ягоды и сунул, как цветы, в петлицу кармашка гимнастерки.
– Почему вы знаете, что теперь они не придут и можно ехать?– спросил юноша старшего лейтенанта, который опять замолчал, покачиваясь в такт прыгавшему по ухабам грузовику.
– Дело это нехитрое. Это «мессеры», МЕ-109. У них запас горючего на сорок пять минут, они его теперь вылетали и пошли на заправку.
Он пояснил это равнодушно, словно не понимая, как это можно не знать таких простых вещей. Юноша же стал внимательно следить за воздухом. Ему захотелось первым заметить летящие «мессеры». Но воздух был чист и так густо насыщен запахом буйного цветения трав, пыли и разогретой земли, так энергично и весело трещали в траве кузнечики, так голосисто звенел жаворонок, вися где-то над этой скорбной, поросшей бурьяном землей, что он забыл и про немецкие самолеты, и про опасность и стал напевать приятным, чистым голоском очень любимую в те дни на фронте песенку о воине, тоскующем в своей землянке о далекой милой.
– А «Рябину» знаешь?– вдруг перебил его спутник.
Юноша кивнул головой и послушно завел старую песню. Усталое, запыленное лицо старшего лейтенанта подернулось грустью.
– Не так поешь, старик. Это тебе не частушка, это настоящая песня.
Ее надо с сердцем петь. – И он подхватил тихонько, совсем маленьким, не громким, но верным голоском.
Машина на минуту затормозила, из кабины выскочила девушка-почтальон. Она ловко на ходу уцепилась за задний борт, подпрыгнула на руках и перевалилась в кузов, где ее подхватили сильные дружеские руки.
– Я к вам: слышу, вы поете…
Под дребезжанье грузовика, под усердное пиликанье кузнечиков они запели втроем.
Юноша разошелся. Из вещевого мешка достал он большую губную гармошку и, то дуя в нее, то подпевая и дирижируя ею, повел песню. На унылой, уже заброшенной фронтовой дороге, точно ударом кнута высеченной среди могучих пыльных, заполонивших все бурьянов, сильно и грустно звучала песня, такая же старая и такая же юная, как эти вот изнывающие в летнем зное поля, как старательное пиликанье кузнечиков в теплой душистой траве, как звон жаворонков в ясном летнем небе и как самое это небо, высокое и бездонное.
Они так увлеклись пением, что чуть было не полетели со своих тюков, когда машина резко затормозила. Она остановилась посреди дороги. Рядом, опрокинувшись боком в канаву и задрав пыльные колеса, валялась разбитая трехтонка. Юноша побледнел. А его спутник быстро перелез через борт и поспешил к опрокинутой машине. У него была странная, танцующая, с косолапинкой походка. Через минуту водитель вытащил из смятой кабины окровавленное тело капитана интендантской службы. Лицо его, все израненное и исцарапанное, должно быть, ударом о стекло, было цвета дорожной пыли.
Старший лейтенант приподнял веко его закрытого глаза.
– Этот готов, – сказал он, снимая фуражку. – Еще там есть?
– Есть. Водитель, – ответил шофер.
– Ну, чего стоите? Помогите!– цыкнул старший лейтенант на растерянно топтавшегося юношу. – Крови не видали? Привыкайте, посмотреть придется… Вот они, охотнички-то, их работа.
Водитель оказался живым. Он тихонько постанывал, не открывая глаз. Ран у него не было видно, но, очевидно, когда подбитую снарядом машину с полного хода занесло в канаву, он грудью толкнулся о руль, а обломки кабины притиснули его к баранке. Старший лейтенант приказал поднять его в кузов. Он подстелил под раненого свою новую, еще не надеванную щегольскую шинель, которую вез бережно завернутой в кусок коленкора. Сам сел на дно кузова и голову раненого положил себе на колени.
– Гони что есть мочи!– скомандовал он шоферу.
Бережно поддерживая голову раненого, он заулыбался чему-то своему, далекому.
Уже вечерело, когда грузовик влетел на улицу небольшой деревеньки, где опытный глаз сразу угадал бы командный пункт небольшой авиационной части. Несколько ниток проводов тянулось по запыленным ветвям черемух, по тощим яблонькам, торчавшим в палисадниках, обвивало серые рогатки колодезных журавлей, столбы тынов. Возле домов под соломенными навесами, где обычно стоят крестьянские телеги да лежат плуги и бороны, виднелись помятые «эмочки», «виллисы». То тут, то там за тусклыми стеклами маленьких окошек мелькали военные в фуражках с голубыми околышами, трещали пишущие машинки, а в одном домике, куда стекалась вся паутина проводов, слышалось мерное потрескивание телеграфного аппарата.
Деревушка эта, лежавшая в стороне от больших и малых дорог, сохранилась в унылой, забурьяненной пустыне будто заповедник, долженствующий показывать, как хорошо и привольно жилось в этих краях до вступления немцев. Даже небольшой, заросший желтоватой ряской пруд был полон воды. Прохладным пятном сверкал он в тени старых плакучих ив, и, прокладывая себе путь в зарослях ряски, охорашиваясь и обливаясь, плавала пара белоснежных красноносых гусей.
Раненого сдали в избу, на которой висел флаг с красным крестом. Затем грузовик пробежал деревеньку и остановился около аккуратненького здания сельской школы. Тут по обилию проводов, собиравшихся в разбитое окошко, да по солдату, стоявшему в сенях с автоматом на груди, угадывался штаб.
– К командиру полка, – сказал старший лейтенант дежурному, решавшему у раскрытого окна кроссворд в журнале «Красноармеец».
Юноша, следовавший за ним, заметил, как перед входом в штаб тот механическим движением одернул на себе гимнастерку, большими пальцами расправил ее под поясом, застегнул пуговицы воротника, и тотчас сделал то же. Теперь он старался во всем походить на своего немногословного, очень понравившегося ему спутника.
– Полковник занят, – ответил дежурный.
– Доложите, что со срочным пакетом из отдела кадров штаба ВА.
– Обождите: у него на докладе экипаж воздушной разведки. Просил не мешать. Вон посидите в садике у дома.
Дежурный снова углубился в кроссворд, а приезжие вышли в садик и уселись на старенькую скамейку над заботливо обложенной кирпичом, но теперь запущенной и заросшей травой клумбой, где перед войной в такие вот тихие летние вечера, наверно, сиживала, отдыхая от трудов, старушка учительница. Из распахнутых окон отчетливо долетали два голоса. Один, хриплый, возбужденно докладывал:
– Вот по этой и по этой дорогам, на Большое Горохово и погост Крестовоздвиженский, усиленное движение, сплошные колонны грузовиков, и, заметно, все в одну сторону – к фронту. Вот тут, у самого погоста, в лощине грузовики или танки… Полагаю, сосредоточилась большая часть. ..
– Почему так полагаешь?– перебил тенорок.
– Очень большой заградительный огонь. Еле убрались. Вчера здесь ничего не было, какие-то кухни дымили. Я над самыми крышами проходил, пострелял по ним для острастки. А сегодня – куда там! Такой огонь… Явно тянутся к фронту.
– А в квадрате «зет»?
– Здесь тоже движение, но потише. Вот тут, у леска, большая танковая колонна на марше. Машин сто. Эшелонами растянулась километров на пять, так днем и шла, не маскируясь. Возможно, ложное движение… Вот тут, тут и потом там засекли артиллерию, у самых передовых. И склады огнеприпасов. Замаскированы в дровах. Вчера их не было… Большие склады.
– Все?
– Точно так, товарищ полковник. Прикажете писать рапорт?
– Какой тут рапорт! Сейчас же в армию. Рапорт! Знаете, что это значит?.. Эй, дежурный! «Виллис» мой! Отправите капитана в штаб ВА.
Кабинет командира полка помещался в просторном классе. В комнате с голыми бревенчатыми стенами стоял всего-навсего один стол, на котором лежали кожаные футляры телефонов, большой авиационный планшет с картой и красный карандаш. Полковник, маленький, быстрый, туго собранный человек, бегал по комнате вдоль стен, заложив руки за спину. Занятый своими мыслями, он раза два пробежался мимо стоявших навытяжку летчиков, потом резко остановился перед ними, вопросительно вскинув сухое, твердое лицо.
– Старший лейтенант Алексей Мересьев, – отрекомендовался чернявый офицер, вытягиваясь и стукнув каблуками. – Прибыл в ваше распоряжение.
– Старший сержант Александр Петров, – отрапортовал юноша, стараясь вытянуться еще прямее и еще звучнее брякая об пол каблуками солдатских кирзовых сапог.
– Командир полка полковник Иванов, – буркнул хозяин. – Пакет?
Мересьев четким жестом вырвал из планшета пакет и протянул полковнику. Тот пробежал препроводительные бумаги и быстрым глазом осмотрел прибывших.
– Хорошо, вовремя. Только что же это они мало прислали?– Потом вдруг что-то вспомнил, на лице его мелькнуло удивление. – Позвольте, это вы Мересьев? Мне о вас звонил начальник штаба ВА. Он предупредил меня, что вы…
– Это не имеет значения, товарищ полковник, – не очень вежливо перебил его Алексей. – Разрешите приступить к несению службы?
Полковник с любопытством посмотрел на старшего лейтенанта и с одобрительной усмешкой кивнул головой.
– Правильно!.. Дежурный, отведите их к начальнику штаба, распорядитесь от моего имени, чтобы их накормили и устроили на ночлег. Скажите, чтобы оформили их приказом в эскадрилью гвардии капитана Чеслова. Исполняйте.
Петрову командир полка показался слишком суетливым. Мересьеву он понравился. Алексею были по душе такие вот быстрые люди, сразу, на ходу все схватывающие, умеющие четко мыслить и твердо решать. Доклад воздушного разведчика, который они случайно слышали, ожидая в садике, не шел у него из ума. По многим приметам, понятным военному человеку: по тому, как были забиты дороги, по которым они ехали из армии, способом «голосования» пересаживаясь из машины в машину; по тому, как по ночам часовые на дорогах строго требовали соблюдать маскировку, грозя нарушителям стрелять по шинам; по тому, что в березовых рощах, в стороне от фронтовых путей, было так шумно и тесно от скопившихся там танков, грузовиков, артиллерии; по тому, что даже над пустынной полевой дорогой атаковали их сегодня немецкие «охотники», – понимал Мересьев, что затишью на фронте настал конец, что где-то – и именно в этих краях – немцы замыслили свой новый удар, что удар этот произойдет скоро и что командование Красной Армии знает об этом и подготовило уже достойный ответ.

2

Беспокойный старший лейтенант не дал Петрову дождаться в столовой третьего блюда. Они вскочили на попутный бензовоз и поехали на аэродром, устроенный на полянке за деревней. Тут познакомились новички с командиром эскадрильи гвардии капитаном Чесловым, хмурым, молчаливым, но, должно быть, до чрезвычайности добродушным человеком. Он без долгих разговоров подвел их к травянистым подковкам земляных капониров, в которых стояли новенькие, сверкающие лаком голубые ЛА-5 с номерами «11» и «12» на вертикальном руле. На них и предстояло летать новичкам. В душистом березовом леске, где пронзительные птичьи хоры не заглушал даже рев моторов, приезжие провели возле машин остаток вечера, болтая со своими новыми механиками и входя в курс жизни полка.
Они так увлеклись, что приехали в деревеньку с последним грузовиком уже затемно и прозевали ужин. Это их не очень огорчило. В верных «сидорах» у них хранились остатки сухого пайка, выданного им на дорогу. Сложнее оказалось с ночлегом. Маленький оазис среди мертвой, забурьяненной пустыни оказался густо перенаселенным экипажами и персоналом штабов двух стоявших здесь авиационных полков. После долгого хождения по переполненным избам, сердитых препирательств с жильцами, не хотевшими пускать новых постояльцев, после философских рассуждений с самим собой о том, как жаль, что избы не резиновые и не растягиваются, комендант втолкнул наконец новичков в первый попавшийся «дом»:
– Ночуйте здесь, а завтра разберемся.
В маленькой избе уже ютилось девять жильцов. Летчики рано укладываются спать. Керосиновая, сделанная из сплющенного снарядного стакана коптилка, какие в первые годы войны именовали «катюшами», а после Сталинграда перекрестили в «сталинградки», тускло освещала неясные силуэты спавших. Они занимали кровати, лавки, рядком лежали на полу на ворохе сена, застеленного плащ-палатками. Помимо девяти постояльцев, в хате жили и хозяева – старуха со взрослой дочерью, ютившиеся по случаю крайнего переуплотнения на громадной русской печи.
На мгновение новички остановились на пороге, не зная, как перебраться через все эти спящие тела. С печки кричал на них сердитый старушечий голос:
– Некуда, некуда! Вишь, набилось. На потолок, что ли?
Петров неловко затоптался в дверях, готовый идти обратно на улицу, но Мересьев уже осторожно шагал через избу к столу, стараясь не наступать на спящих.
– Нам бы вот только где поесть, мамаша, целый день не ели. Да тарелку бы, да пару чашек, а? А ночевать мы и во дворе переночуем, не стесним. Лето.
Но из глубины запечья, из-за спины ворчливой бабки уже показались чьи-то маленькие босые ноги. Тоненькая, легкая фигурка молча соскользнула с печи, ловко пробалансировала над спящими, скрылась в сенях и тотчас же вернулась, неся тарелки и разномастные чашки, надетые на тонкие пальчики. Сначала Петрову показалось, что это девочка-подросток. Когда же она подошла к столу и желтый копотный свет лампы выхватил из сумрачной мглы ее лицо, он увидел, что это девушка, и девушка хорошенькая, в расцвете лет. Только уж очень портили ее коричневая кофта, юбка из мешковины и драный платок, накрест перехватывающий грудь и по-старушечьи завязанный за спиной.
– Марина, Марина, поди сюда, подлая!– зашипела на печи старуха.
Но девушка и глазом не повела. Она ловко постелила на столе чистую газету, расставила на ней посуду, разложила вилки, искоса бросая короткие взгляды на Петрова.
– Кушайте на здоровье. Может, вам порезать что или погреть? Я мигом. Только вот комендант не велел во дворе таган разводить.
– Маринка, иди сюда!– звала старуха.
– Не обращайте на нее внимания: это она так, не в себе немножко. Немцы ее напугали. Как ночью увидит военных, все норовит меня схоронить. Вы на нее не сердитесь: это она только ночью, а днем она хорошая.
В вещевом мешке Мересьева обнаружились колбаса, консервы, даже две сухие, с выступившей на тощих боках солью селедки и кирпич армейского хлеба. Петров оказался менее запасливым: у него были мясо и сухари. Маленькие ручки Маринки ловко нарезали все это, аппетитно разложили на тарелках. Все чаще и чаще скользил скрытый длинными ресницами взгляд ее быстрых глаз по лицу Петрова, а Петров тоже исподтишка стал посматривать на нее. Когда же взгляды их встречались, они оба краснели, хмурились, отворачивались друг от друга, причем оба вели разговор только через Мересьева, друг к другу не обращались. Алексею было смешно следить за ними, смешно и чуть-чуть грустно; оба они были такими юнцами – по сравнению с ними он казался себе старым, усталым, много пожившим.
– Вот что, Маринушка, а огурчиков случайно нет?– спросил он.
– Случайно есть, – тихо улыбнувшись, ответила девушка.
– А картошечки вареной не найдется хоть штучки две?
– Попросите – найдется.
Она вновь исчезла из комнаты, ловко перепрыгивая через спящих, бесшумная, легкая, как мотылек.
– Товарищ старший лейтенант, как это вы можете с ней так? Незнакомая девушка, а вы с ней на «ты», огурчиков требуете и. ..
Мересьев раскатисто расхохотался.
– Старик, ты где находишься? Это тебе фронт или что?.. Бабка, хватит ворчать, слезай, есть будем, ну?
Бабка, кряхтя и все еще сердито бубня что-то себе под нос, полезла с печки, тотчас же пристроилась к колбасе, до которой, как выяснилось, в мирное время была великая охотница.
Вчетвером они сели за стол и под разноголосый храп и сонное бормотанье остальных жильцов с аппетитом и вкусно поужинали. Алексей болтал без умолку, трунил над бабкой, смешил Маринку. Попав наконец в родную атмосферу бивачной жизни, он наслаждался ею вполне, чувствуя себя очутившимся в родном доме после долгого скитанья по чужим краям.
К концу ужина друзья узнали: деревня сохранилась потому, что тут стоял когда-то немецкий штаб. Когда Красная Армия стала наступать, он удрал так быстро, что не успел уничтожить деревню. Бабка повредилась в уме после того, как гитлеровцы при ней изнасиловали ее старшую дочь, которая потом утопилась в пруду. Сама Маринка восемь месяцев пребывания немцев в этих краях жила, не видя солнца, на задворках, в пустой риге, вход в которую был завален соломой и рухлядью. Мать по ночам носила ей и подавала через волоковое оконце еду и питье. Чем больше разговаривал Алексей с девушкой, тем чаще и чаще посматривала она на Петрова, и во взглядах ее, задорных и робких, было трудноскрываемое восхищение.
Незаметно ужин был съеден. Остатки Маринка хозяйственно завернула и сунула в мешок Мересьеву: дескать, солдату все пригодится. Потом она пошепталась с бабкой и решительно сказала:
– Вот что: раз вас сюда комендант поставил, тут и живите. Лезьте на печку, а мы с мамой в каморе переспим. Отдыхайте пока с дороги. А завтра найдем вам местечко.
Так же легко ступая босыми ногами через спящих, она принесла со двора охапку яровой соломы, щедро разбросала ее по просторной печи, подмостила в изголовье какие-то одежонки, и все это быстро, ловко, бесшумно, с кошачьим изяществом.
– Хороша, старик, девушка!– заметил Мересьев, с таким удовольствием растягиваясь на соломе, что захрустели суставы.
– А, кажется, ничего, – деланно равнодушным тоном отозвался Петров.
– И как на тебя смотрела!..
– Уж и смотрела, скажете! Она все с вами разговаривала…
Через минуту уже слышалось его ровное сонное дыхание. Мересьев не спал. Он лежал, вытянувшись на прохладной, сытно пахнувшей соломе. Он видел, как из сеней вошла Марина, прошлась по комнате, что-то ища. Время от времени она украдкой посматривала на печку. Поправила на столе лампу, опять оглянулась на печь и тихо-тихо пошла через спящих к двери. Вид этой тоненькой, красивой, одетой в рубище девушки наполнил почему-то душу Алексея грустным покоем. Вот и на квартиру устроились. На утро назначен их первый боевой полет – в паре с Петровым. Он, Мересьев, – ведущий. Петров – ведомый. Как-то получится? Славный, кажется, парень! Вон и Маринка в него с первого взгляда влюбилась. Ну спать так спать!
Мересьев повернулся на бок, повозился в соломе, закрыл глаза и тотчас же забылся каменным сном.
Проснулся с ощущением чего-то страшного. Он не сразу понял, что случилось, но военная привычка заставила его тотчас же вскочить, схватиться за пистолет. Он не помнил, ни где, ни что с ним. Едкий, чесночного запаха дым обволакивал все, а когда порыв ветра отодвинул дымовое облако, Алексей увидел над головой странные, ярко мерцающие огромные звезды. Было светло, как днем, и видны были разметанные, как спички, бревна избы, сшибленная набок крыша, оскалившаяся стропилами, и что-то бесформенное, загоравшееся невдалеке. Он услышал стоны, волнисто рокочущий рев над головами и знакомый противный, до самых костей пронизывающий визг падающих бомб.
– Ложись!– крикнул он Петрову, который, очумело оглядываясь, стоял на коленях на печи, возвышавшейся среди развалин.
Они бросились на кирпичи, прильнули к ним, и в это время большой осколок сшиб печную трубу, обдав их красной пылью и запахом сухой глины.
– Ни с места, лежать!– командовал Мересьев, подавляя и в себе неудержимое стремление вскочить и бежать, бежать неведомо куда, лишь бы двигаться, – стремление, какое всегда испытывает человек при ночных бомбежках.
Бомбардировщиков не было видно. Они кружили в темноте, выше подвешенных ими осветительных ракет. Зато в белесом мерцающем свете было отлично видно, как врывались в освещенную зону и неслись вниз, стремительно вырастая на глазах, черные капли бомб и как затем красные взметы полыхали во тьме летней ночи. Казалось, раскалывается на части земля и гремит протяжно: «Р-рыых! Р-р-рыых!»
Летчики, распластавшись, лежали на печи, качавшейся и подпрыгивавшей от каждого разрыва. Они прижимались к ней всем телом, щекой, ногами, инстинктивно стремясь вмяться, врасти в кирпич. Потом рокот моторов удалился, и сразу стало слышно, как с шипеньем догорают низко опустившиеся на своих парашютиках осветительные ракеты и как гудит пламя пожара, занявшегося на развалинах по той стороне улицы.
– Ну, вот нас и освежили, – сказал Мересьев, с видимым спокойствием отряхивая с гимнастерки и брюк солому и глиняную пыль.
– А они, те, что там спали?– с ужасом воскликнул Петров, стараясь утихомирить нервно дергающуюся челюсть и подавить навязчивую икоту. – А Маринка?
Они спустились с печи; у Мересьева нашелся фонарик. Осветили заваленный досками и бревнами пол разметанной избы. На нем никого не было. Как потом оказалось, летчики, услышав звуки тревоги, успели выбежать во двор и скрыться в щели. Петров и Мересьев облазили все развалины. Маринки и бабки нигде не было. На крики никто не откликался. Куда они делись? Убежали, успели спастись?
По улицам уже ходили комендантские патрули, наводя порядок. Саперы гасили пожар, разбирали развалины, вынося трупы и откапывая раненых. В темноте сновали посыльные, выкликая фамилии летчиков. Полк быстро перебрасывался на новое положение. Летный состав собирали на аэродром, чтобы с рассветом сняться на своих машинах. По предварительным сведениям, потери в личном составе были, в общем, невелики. Ранило летчика, убило двух техников и нескольких часовых, оставшихся во время налета на посту. Предполагалось, что погибло много местных жителей, но сколько – из-за темноты и суматохи установить было трудно.
Под утро, отправляясь на аэродром, Мересьев с Петровым невольно задержались у развалин домика, где ночевали. Из хаоса бревен, теса саперы выносили носилки, на которых лежало что-то прикрытое окровавленной простыней.
– Кого несете?– спросил Петров, весь побледнев от тягостного предчувствия.
Усатый степенный сапер, напомнивший Мересьеву Степана Ивановича, неся передок носилок, обстоятельно ответил:
– Да вот бабку какую-то да девчонку откопали в подвале. Каменьями пригрело. Наповал. Девчонка то или девка, не поймешь: махонькая такая; видать, пригожая была. Камнем в грудь хватило. Дюже пригожа, точно дитя малое.
…В эту ночь немецкая армия перешла в свое последнее большое наступление и, атаковав укрепления советских войск, начала роковое для нее сражение на Курской дуге.

3

Солнце еще не поднялось, был самый темный час короткой летней ночи, а на полевом аэродроме уже ревели прогреваемые моторы. Капитан Чеслов, разложив на росистой траве карту, показывал летчикам эскадрильи маршрут и точки нового положения.
– Смотрите в оба. Зримого взаимодействия не терять. Аэродром у самых передовых.
Новая точка была действительно у линии фронта, обозначенной на карте синим карандашом, на языке, вдававшемся в расположение немецких войск. Летели не назад, а вперед. Летчики радовались: несмотря на то, что немцы снова взяли инициативу, Красная Армия не только не готовилась к отходу, а собиралась наступать.
С первыми лучами солнца, когда по полю еще тянулся волнистый розовый туман, вторая эскадрилья поднялась вслед за своим командиром, и самолеты, не теряя друг друга из виду, взяли курс на юг.
Мересьев и Петров в первом своем общем полете так и шли тесной парочкой. За те немногие минуты, что они провели в воздухе, Петров сумел оценить уверенную и поистине мастерскую манеру полета своего ведущего, а Мересьев, нарочно сделавший на пути несколько крутых и неожиданных виражей, подметил в ведомом хороший глаз, смекалку, крепкие нервы и, что было для него главным, – еще неуверенный, но хороший летный почерк.
Новый аэродром размещался в районе тылов стрелкового полка. Если бы немцы открыли его, они могли бы обстреливать его артиллерией мелких калибров и даже крупными минометами. Но им было не до какого-то там аэродрома, появившегося у них под носом. Еще в темноте они обрушили на укрепления советских войск огонь всей своей стянутой сюда в течение весны артиллерии. Красное пульсирующее зарево поднялось высоко в небе над укрепленным районом. Разрывы сразу закрыли все, точно мгновенно поднявшийся густой лес черных деревьев. И когда взошло солнце, на земле не стало светлей. В гудящей, ревущей, сотрясаемой мгле трудно было что-нибудь различить, и солнце висело в небе, как тусклый грязновато-красный блин.
Но недаром советские самолеты за месяц до этого ползали в небесной вышине над немецкими позициями. Намерения немецкого командования были давно раскрыты, позиции и центры сосредоточения нанесены на карту, изучены квадрат за квадратом. Немцы думали, по обычаю своему размахнувшись в полную меру своих сил, вонзить нож под лопатку спящему предутренним сном противнику. Но противник только притворялся спящим. Он схватил нападающего за руку, держащую нож, и рука эта захрустела, сжатая стальными, богатырскими пальцами. Еще не отшумел шквал артиллерийской подготовки, бушевавший на фронте в несколько десятков километров, как немцы, оглохшие от грома собственных батарей, ослепленные пороховым дымом, заволакивавшим их позиции, увидели огненные шары разрывов в своих траншеях. Советская артиллерия била точно и не по площади, как немцы, а по целям, по батареям, по скоплениям танков и пехоты, уже подтянувшимся к рубежам атаки, по мостам, по подземным погребам боеприпасов, по блиндажам и командным пунктам.
Артиллерийская подготовка немцев перешла в мощную огневую дуэль, в которой с обеих сторон участвовали десятки тысяч стволов самых разнообразных калибров. Когда самолеты эскадрильи капитана Чеслова коснулись аэродрома, земля дрожала под ногами летчиков, а разрывы гремели так часто, что сливались в один сплошной клокочущий шум, как будто по железному мосту тянулся гигантский поезд, шел, шел, шел, гудя и гремя, шел и не мог пройти. Бурно клубящийся дым опоясал весь горизонт. Над маленьким полковым аэродромом то гусем, то журавлиными косяками, то развернутым строем плыли и плыли бомбардировщики; и разрывы их бомб глухими рокочущими раскатами выделялись в равномерном грохоте артиллерийского боя.
По эскадрильям была объявлена готовность э 2. Это означало, что летчики должны были не покидать кабин своих самолетов, с тем чтобы по первой же ракете подняться в воздух. Самолеты вывели на опушку березового леска, замаскировали ветками. Из леса тянуло прохладной, душистой грибной сыростью, и неслышные за грохотом боя комары отчаянно атаковали лица, руки, шеи пилотов.
Мересьев снял шлем и, лениво отмахиваясь от комаров, сидел, задумавшись, наслаждаясь густым ароматом утреннего леса. В соседнем капонире стоял самолет его ведомого. Петров то и дело вскакивал с сиденья и даже вставал на него, чтобы поглядеть в сторону боя или проводить взглядом бомбардировщики. Ему не терпелось скорее взмыть в воздух, чтобы первый раз в жизни встретить настоящего врага, направить острые паутинки пулевых трасс не в надутый ветром полотняный пузырь, который тащит за собой на веревке самолет Р-5, а в настоящий вражеский самолет, живой и верткий, в котором, как улитка в раковине, сидит, может быть, тот самый, чья бомба сегодня убила эту худенькую красивую, точно в хорошем сне приснившуюся девушку.
Мересьев смотрел, как суетится и волнуется его ведомый, и думал: годами они почти ровесники – тому девятнадцать, а Мересьеву двадцать три. Что для мужчины значит разница в три-четыре года? Но рядом со своим ведомым он чувствовал себя стариком, опытным, уравновешенным, усталым. Вот и теперь Петров вертится в кабине, потирает руки, смеется, что-то кричит вслед проползающим ИЛам, а Алексей удобно развалился в кожаном сиденье машины. Он спокоен. У него нет ног, летать ему неизмеримо труднее, чем любому летчику на свете, но даже и это не волнует его. Он твердо знает свое мастерство и верит в свои искалеченные ноги.
Полк так и просидел до вечера в готовности э 2. Его почему-то держали в резерве. По-видимому, не хотели преждевременно раскрывать его расположение.
Под ночлег были отведены маленькие землянки, построенные еще немцами, стоявшими здесь когда-то, обжитые ими, оклеенные сверх досок картоном и желтой оберточной бумагой. Сохранились на стенах даже открытки каких-то кинокрасавиц с огромными, хищными ртами и олеографии колючих пейзажей немецких городов.
Артиллерийский бой продолжался. Земля дрожала. Сухой песок осыпался на бумагу, и вся землянка противно шуршала, как будто кишела насекомыми.
Мересьев и Петров решили лечь на воздухе, на расстеленных плащ-палатках. Приказ был: спать не раздеваясь. Мересьев только ослабил ремни протезов и, лежа на спине, смотрел на небо, которое, казалось, дрожало в красноватом мерцанье разрывов. Петров сейчас же заснул. Во сне он храпел, что-то бурчал, жевал и чмокал губами и весь поджимался в клубочек, как ребенок. Мересьев набросил на него свою шинель. Чувствуя, что ему не заснуть, он встал, поеживаясь от сырости, сделал несколько резких гимнастических упражнений, чтобы согреться, и сел на пенек.
Артиллерийский шквал уже схлынул. Только изредка то здесь, то там батареи скороговоркой возобновляли беспорядочный огонь. Несколько шальных снарядов прошелестело над головами и разорвалось где-то в районе аэродрома. Этот так называемый беспокоящий огонь на войне обычно никого не беспокоил. Алексей даже и не оглянулся на разрывы. Он смотрел на линию фронта. Она была отлично видна во тьме. Даже сейчас, в глухой час ночи, она жила напряженной, незатухающей тяжелой борьбой, отмеченная на спящей земле багровыми заревами огромных, расплывшихся на весь горизонт пожаров. Трепетные огни ракет маячили над ней: синевато-фосфорические – немецкие и желтоватые – наши. То там, то здесь подскакивало стремительное пламя, на мгнове

Повесть о настоящем человеке. Борис Полевой. Часть третья

Библиотека

1

В разгар лета 1942 года из тяжелых дубовых дверей госпиталя в Москве, опираясь на крепкую, черного дерева палку, вышел коренастый молодой человек в открытом френче военного летчика, в форменных брюках навыпуск, с тремя кубиками старшего лейтенанта на голубых петлицах. Его провожала женщина в белом халате. Косынка с красным крестом, какие носили сестры милосердия в прошлую мировую войну, придавала ее доброму, миловидному лицу немного торжественное выражение. На площадке подъезда они остановились. Летчик снял мятую, выгоревшую пилотку и неловко поднес к губам руку сестры, а та взяла ладонями его голову и поцеловала в лоб. Потом, слегка переваливаясь, он быстро спустился по ступенькам и, не оглядываясь, пошел по асфальту набережной мимо длинного здания госпиталя.
Раненые в синих, желтых, коричневых пижамах махали ему из окон руками, палками, костылями, что-то кричали, что-то советовали, напутствуя его. Он тоже махал им рукой, но видно было, что стремился он как можно скорее уйти от этого большого серого здания и отворачивался от окон, чтобы скрыть свое волнение. Он шел быстро, странной, прямой, подпрыгивающей походкой, легко опираясь на палку. Если бы не тихий скрип, отмечавший каждый его шаг, никому и в голову не пришло бы, что у этого стройного и крепко сбитого подвижного человека ампутированы ноги.
Алексея Мересьева направили после госпиталя долечиваться в санаторий Военно Воздушных Сил, находившийся под Москвой. Туда же ехал и майор Стручков. Из санатория за ними выслали машину. Но Мересьев убедил госпитальное начальство, что в Москве у него родственники, не навестив которых он не может уехать. Он оставил вещевой мешок Стручкову и ушел из госпиталя пешком, обещав добраться до санатория вечером на электричке.
Родственников у него в Москве не было. Но уж очень хотелось ему посмотреть столицу, не терпелось попробовать свои силы в самостоятельной ходьбе, потолкаться в шумной толпе, которой до него не было никакого дела. Он позвонил Анюте и попросил, если она сможет, встретиться с ним часов в двенадцать. Где? Ну, где же?.. Ну, у памятника Пушкину, что ли… И вот теперь он шел один по набережной величавой, закованной в гранит реки, которая сверкала на солнце чешуей мелкой ряби, и жадно вдыхал всей грудью теплый летний, пахнущий чем-то знакомым, приятно сладким воздух.
Как же кругом хорошо!
Все женщины казались ему красивыми, зелень деревьев поражала яркостью. Воздух был так свеж, что от него, как от хмеля, кружилась голова, и так прозрачен, что терялись перспективы, и казалось: протяни руку – и можно дотронуться до этих старых зубчатых, никогда не виданных им в натуре кремлевских стен, до купола Ивана Великого, до громадной пологой арки моста, тяжелым изгибом повисшей над водой. Томный, сладковатый запах, висевший над городом, напоминал детство. Откуда он? Почему так взволнованно бьется сердце и вспоминается мать, не теперешняя, худенькая старушка, а молодая, высокая, с пышными волосами? Ведь они же с ней ни разу не бывали в Москве.
До сих пор Мересьев знал столицу по фотографиям в журналах и газетах, по книгам, по рассказам тех, кто побывал в ней, по протяжному звону старинных курантов в полночь, проносящемуся над засыпающим миром, по пестрому и яркому шуму демонстраций, бушевавшему в радиорепродукторе. И вот она перед ним раскинулась, разомлевшая в ярком летнем зное, просторная и прекрасная.
Алексей прошел по пустынной набережной вдоль Кремля, отдохнул у прохладного гранитного парапета, глядя в серую, затянутую радужной пленкой воду, плескавшуюся у подножия каменной стены, и медленно стал подниматься на Красную площадь. Цвели липы. Среди асфальта улиц и площадей в подстриженных кронах, желтевших нехитрыми, сладко пахнущими цветами, деловито гудели пчелы, не обращая внимания ни на гудки проезжавших машин, ни на дребезжанье и скрежет трамваев, ни на жаркое, пахнущее нефтью марево, дрожащее над раскаленным асфальтом!
Так вот ты какая, Москва!
После четырехмесячного лежания в госпитале Алексей был так поражен ее летним великолепием, что не сразу заметил: столица была одета в военную форму и находилась, как говорят летчики, в готовности номер один, то есть в любую минуту могла подняться на борьбу с врагом. Широкая улица у моста была преграждена большой уродливой баррикадой, сделанной из бревенчатых клеток, заполненных песком; как забытые ребенком на столе кубики, по углам моста возвышались квадраты четырехамбразурных бетонных дотов. На серой глади Красной площади разноцветными красками намалеваны дома, газоны, аллеи. Окна магазинов на улице Горького забиты щитами, засыпаны песком. А в переулках, тоже похожие на игрушки, рассыпанные и забытые своевольным дитятей, лежали сваренные из рельсов ржавые ежи. Военкому человеку, попавшему сюда с фронта, да еще не знавшему раньше Москвы, все это не очень бросалось в глаза. Изумляли только странная раскраска некоторых домов и стен, напоминавшая нелепые картины футуристов, да еще «Окна ТАСС», смотревшие на прохожих с заборов, с витрин, словно соскочившие на улицы со страниц Маяковского.
Поскрипывая протезами и уже тяжелее опираясь на палку, изрядно уставший, Мересьев шел вверх по улице Горького, и с удивлением искал глазами ямы, язвины, расколотые бомбами дома, зияющие провалы, выбитые окна. Живя на одном из самых западных военных аэродромов, он почти каждую ночь слышал, как над землянкой эшелон за эшелоном плыли на восток немецкие бомбардировщики. Не успевала смолкнуть вдали одна волна, как наплывала другая, и воздух иной раз гудел всю ночь. Знали летчики: фриц идет на Москву. И представляли себе, какой там должен быть сейчас ад.
И вот теперь, рассматривая военную Москву, Мересьев искал глазами следы налетов, искал и не находил. Ровны были асфальтовые мостовые, непотревоженными шеренгами стояли дома. Даже стекла в окнах, хотя и залепленные сетками бумажных полосок, за редким исключением, были целы. Но фронт был близко, и это угадывалось по озабоченным лицам жителей, из которых половина были военные, в пыльных сапогах, в мокрых от пота, липших к плечам гимнастерках, с «сидорами», как тогда звали вещевые мешки, за плечами. Вот на залитую солнцем улицу вырвалась из переулка длинная колонна пыльных грузовиков с помятыми крыльями, с простреленными стеклами кабин. Запыленные бойцы в плащ-палатках, развевавшихся за плечами, сидя в расхлябанных деревянных кузовах, с интересом оглядывались кругом. Колонна двигалась, обгоняя троллейбусы, легковые машины, трамваи, как живое напоминание о том, что неприятель здесь, близко. Мересьев проводил колонну долгим взглядом. Вот прыгнуть бы в этот пыльный кузовок, а к вечеру, глядишь, был бы уже на фронте, на родном аэродроме! Он представил себе свою землянку, в которой они жили вместе с Дегтяренко, нары, устроенные на козлах из елок, острый запах смолы, хвои и бензина от самодельной лампы, сделанной из сплющенного сверху снарядного стакана, вой прогреваемых моторов по утрам и не затихавший ни днем ни ночью шум сосен над головой. Землянка эта представилась покойной, уютной, настоящим домом. Эх, поскорее бы туда, в эти болота, которые летчики проклинали за сырость, за топкость грунта, за непрерывный комариный звон!
До памятника Пушкину Алексей еле дошел. По пути он несколько раз отдыхал, опираясь обеими руками на палку и делая вид, что рассматривает какие-то пустячки, выставленные в запыленных витринах промтоварных магазинов. С каким удовольствием он сел… нет, не сел, а повалился на теплую, разогретую солнцем зеленую скамью недалеко от памятника, повалился и вытянул ноющие, затекшие, натертые ремнями ноги. Но радостное настроение не схлынуло, несмотря на усталость. Уж очень хорош был этот яркий день! Бездонно было небо, простиравшееся над каменной женщиной, стоящей на угловой башне крайнего дома. Мягкий, ласковый ветерок тянул вдоль бульвара свежий и сладкий запах цветущих лип. Задорно звенели и дребезжали трамваи, и славно смеялись маленькие москвичи, бледные, худенькие, сосредоточенно рывшиеся в теплом и пыльном песке у подножия памятника. Чуть поодаль, в глубине бульвара, за веревочной изгородью, под конвоем двух румяных девах в щеголеватых гимнастерках серебрилась огромная сигара аэростата, и этот атрибут войны показался Мересьеву не ночным сторожем московского неба, а большим и добродушным зверем, бежавшим из зоопарка и дремавшим сейчас на бульваре в холодке под цветущими деревьями.
Мересьев зажмурил глаза, подставляя улыбающееся лицо солнцу.
Сначала малыши не обратили внимания на летчика. Они напоминали воробьев на подоконнике сорок второй палаты. Под веселый их щебет Алексей всем своим существом впитывал солнечное тепло и уличный шум. Но вот один босой мальчуган, удирая от приятеля, споткнулся о вытянутые ноги летчика и полетел на песок.
На мгновенье круглая рожица его исказилась плаксивой гримасой, потом на ней появилось озадаченное выражение, сменившееся настоящим ужасом. Мальчуган вскрикнул и, со страхом глянув на Алексея, пустился прочь. Вся ребячья стайка собралась возле него и что-то долго тревожно чирикала, искоса поглядывая на летчика. Потом медленно и опасливо она стала приближаться.
Поглощенный своими думами, Алексей не видел всего этого. Он заметил мальчуганов, смотревших на него с удивлением и страхом, и только тогда до сознания его дошел их разговор.
– И все ты, Витамин, врешь! Летчик как летчик, старший лейтенант, – серьезно заметил бледный и худой паренек лет десяти.
– И не вру. Провалиться мне, честное пионерское, – деревянные! Говорю вам: не настоящие, а деревянные, – оправдывался круглолицый Витамин.
Мересьева точно в сердце укололи. И сразу не так уж ярок и весел показался ему день. Он поднял глаза, и от взгляда его ребята попятились, продолжая смотреть ему на ноги. Задетый за живое, Витамин задорно напирал на худенького:
– Ну, хочешь, спрошу? Думаешь, струшу? Давай на спор!
Он вдруг отделился от стайки и, осторожно ступая, готовый каждую минуту сорваться, как это делал воробей «Автоматчик», стал боком приближаться к Мересьеву.
– Дяденька старший лейтенант, – сказал он, весь напрягаясь, как бегун на старте перед рывком. – Дяденька, у вас какие ноги – настоящие или деревянные? Вы инвалид?
И тут он, этот похожий на воробья мальчуган, заметил, что карие глаза летчика заплывают слезами. Если бы Мересьев вскочил, заорал на него, бросился бы за ним, размахивая своей диковинной палкой с золотыми буквами, это не произвело бы на него такого впечатления. Не умом – нет, воробьиным своим сердчишком мальчуган почувствовал, какую боль он причинил этому смуглому военному, сказав слово «инвалид». Он молча отступил в притихшую толпу приятелей, и та тихо исчезла, точно растаяла в знойном душистом воздухе, пахнущем медом и разогретым асфальтом.
Кто-то назвал его по имени. Он сразу вскочил. Перед ним была Анюта. Он сразу узнал ее, хотя в жизни она была не такая хорошенькая, как на фотографии. У нее было бледное, усталое лицо, она была в полувоенной форме – гимнастерке и сапогах. Старенькая пилотка пирожком лежала у нее поверх прически. Но глаза, зеленоватые выпуклые глаза, смотрели на Мересьева так светло и просто, излучали такое дружелюбие, что неизвестная эта девушка показалась давно знакомой, точно выросли они с ней на одном дворе.
Мгновение они молча изучали друг друга.
– Я вас совсем другим себе представляла.
– Каким же это?.. – Мересьев чувствовал, что не в силах согнать с лица не очень уместную улыбку.
– Да таким… как бы это сказать… героическим, высоким, ну, сильным, что ли, с такой вот челюстью и с трубкой, обязательно с трубкой… Мне Гриша о вас столько писал…
– Вот Гриша ваш – это действительно герой! – перебил ее Алексей и, увидев, как девушка просияла, продолжал, подчеркивая слово «у вас», «ваш»: – Он у вас настоящий человек. Я – что, а он, ваш-то Гриша, он, наверно, вам ничего о себе не рассказывал…
– Знаете что, Алеша… Вас можно называть Алешей? Я так привыкла по его письмам… У вас дел больше в Москве нет? Да? Пойдемте ко мне, я уже отдежурила, у меня целые сутки свободные. Пойдемте! У меня есть водка. Вы любите водку? Я вас угощу.
На миг откуда-то из глубины памяти глянуло на Алексея и подмигнуло ему хитрое лицо майора Стручкова: дескать, видишь, живет одна, водка, ага! Но Стручков был так посрамлен, что Алексей ему теперь ни на грош не верил. До вечера оставалось много времени, и они пошли по бульвару, весело болтая, как старые добрые друзья. Ему было приятно, что девушка эта еле сдержалась, кусая губы, когда он рассказывал о том, какая беда постигла Гвоздева в начале войны. Зеленоватые глаза ее светились, когда он описывал его военные приключения. Как она гордится им! Как, вся зардевшись, выспрашивает о нем все новые и новые подробности! Как негодует, рассказывая о том, что Гвоздев ни с того ни с сего прислал ей вдруг свой денежный аттестат! И почему он так неожиданно сорвался и уехал? Не предупредил, не оставил записки, не дал адреса. Военная тайна? Но какая же это военная тайна, когда человек уезжает, не простившись, и потом ничего не пишет?
– Кстати, почему вы мне по телефону так старательно подчеркивали, что он отращивает бороду? – спросила Анюта, испытующе взглянув на Алексея.
– Так, сбрехнул, чепуха, – попытался уклониться Мересьев.
– Нет, нет, скажите! Я не отстану, скажите. Это тоже военная тайна?
– Какая же тут тайна! Да просто это профессор наш Василий Васильевич ему… прописал, чтобы он девушкам… чтобы он одной девушке больше нравился.
– Ах, вот что, теперь я все понимаю. Та-а-а-ак!
Анюта как-то сразу потускнела, стала старше, точно выключился свет в выпуклых зеленоватых глазах, вдруг стали заметнее бледность ее лица, крохотные, точно иголкой прочерченные морщинки на лбу и у глаз. И вся она, в старенькой гимнастерке, с выгоревшей пилоткой на темно-русых гладких волосах, показалась Алексею очень усталой и утомленной. Только яркий, сочный маленький ее рот с едва приметным пушком и крохотной родинкой-точкой над верхней губой говорил, что девушка совсем еще молода, что вряд ли ей стукнуло и двадцать лет.
В Москве, бывает, идешь, идешь по широкой улице, под сенью красавцев домов, а потом свернешь с этой улицы, сделаешь в сторону шагов десять – и перед тобой старый пузатый домик, вросший в землю и смотрящий тусклыми от старости стеклами маленьких окон. В таком вот домике и жила Анюта. Они поднялись по узкой, тесной лесенке, на которой пахло кошками и керосином, на второй этаж. Девушка открыла ключом дверь. Перешагнув через стоящие меж дверьми, на холодке, сумки с провизией, миски и котелки, они вошли в темную и пустую кухню, через нее – в коридорчик, заставленный и завешанный, и оказались у небольшой двери. Худенькая старушка высунулась из двери напротив.
– Анна Даниловна, там вам письмо, – сказала она и, проводив молодых людей любопытным взором, скрылась.
Отец Анюты был преподавателем. Вместе с институтом эвакуировались в тыл и родители Анюты. Две маленькие комнаты, тесно, как мебельный магазин, заставленные старинной мебелью в полотняных чехлах, остались на попечении девушки. От мебели, от старых шерстяных портьер и пожелтевших занавесей, картин, олеографий, от статуэток и вазочек, стоявших на пианино, тянуло духом сырости и запустения.
– Вы извините, я на казарменном положении: из госпиталя хожу прямо в институт, а сюда так, наведываюсь, – сказала Анюта, краснея, и поспешно вместе со скатертью стянула со стола всяческий мусор.
Она вышла, вернулась, постелила скатерть и аккуратно одернула края.
– А если домой вырвешься, так устанешь, что еле дойдешь до дивана и спишь не раздеваясь. Уж где тут убираться!
Через несколько минут уже пел электрический чайник. На столе сверкали старые, с вытертыми боками фасонистые чашки. На фаянсовой доске лежал нарезанный лепестками черный хлеб, в вазе на самом донышке виднелся мелко-мелко накрошенный сахар. Под вязаным, тоже прошлого века, чехлом с шерстяными помпонами вызревал чай, источая приятный аромат, напоминающий о довоенных временах, а посреди стола сверкала голубизной непочатая бутылка под конвоем двух тоненьких рюмок.
Мересьев был усажен в глубокое бархатное кресло. Из зеленой бархатной обивки вылезло столько мочала, что ее не в силах были скрыть вышитые шерстью дорожки, аккуратно приколотые к сиденью и спинке. Но было оно таким уютным, так ловко и ласково обнимало оно человека со всех сторон, что Алексей тотчас же развалился в нем, блаженно вытянув затекшие, горящие ноги.
Анюта села возле него на маленькую скамеечку и, глядя снизу вверх, как девочка, снова начала расспрашивать его о Гвоздеве. Потом вдруг спохватилась, ругнула себя, захлопотала, потащила Алексея к столу.
– Может быть, выпьете, а? Гриша говорил, что танкисты, ну, конечно, и летчики…
Она придвинула к нему рюмку. Водка голубовато сверкала в ярких солнечных лучах, пересекавших комнату. Запах спирта напоминал далекий лесной аэродром, командирскую столовку, веселый гул, сопровождавший выдачу за обедом «нормы горючего». Заметив, что вторая рюмка пуста, он спросил:
– А вы?
– Я не пью, – сказала Анюта просто.
– А если за него, за Гришу?
Девушка улыбнулась, молча налила себе рюмку; держа ее за тонкую талию, задумчиво чокнулась с Алексеем.
– За его удачу! – решительно сказала она, лихо опрокинула рюмку в рот, но тотчас же поперхнулась, закашлялась, покраснела и еле отдышалась.
Мересьев почувствовал, как с непривычки водка ударила ему в голову, разлилась по телу теплом и покоем. Он налил еще. Анюта решительно затрясла головой.
– Нет-нет, я не пью, вы же видели.
– А за мою удачу? – сказал Алексей. – Анюта, если бы вы знали, как мне нужна удача!
Как-то очень серьезно посмотрев на него, девушка подняла рюмку, ласково кивнула ему головой, тихо пожала ему руку у локтя и снова выпила. Задохнувшись, она еле откашлялась.
– Что я делаю? После круглосуточного дежурства? Это только за вас, Алеша. Вы же… мне Гриша много о вас писал… Я очень, очень хочу вам удачи! И у вас удача будет, обязательно, слышите – обязательно! – Она рассмеялась звонким, рассыпчатым смехом. – Что же вы не кушаете? Кушайте хлеб. Не стесняйтесь, у меня еще есть. Это вчерашний, а сегодняшний я еще не получала. – Улыбаясь, она придвинула ему фаянсовую дощечку с тоненькими лепестками хлеба, нарезанного, как сыр. – Да кушайте, кушайте, чудак, а то охмелеете, что с вами будет?
Алексей отодвинул от себя дощечку с лепестками хлеба, глянул Анюте прямо в зеленоватые ее глаза и на ее маленький, пухлый, с яркими губами рот.
– А что бы вы сделали, если бы я вас сейчас поцеловал? – спросил он глухим голосом.
Она испуганно глянула на него, сразу, должно быть, отрезвев, даже не гневно, нет, а изучающе и разочарованно, как человек смотрит на осколок битого стекла, который минуту назад издали сверкал и мнился ему драгоценным камнем.
– Вероятно, выгнала бы вас и написала бы Грише, что он плохо разбирается в людях, – холодно сказала она, вновь настойчиво подвигая ему хлеб. – Закусите, вы пьяны.
Мересьев просиял:
– Вот это правильно, вот за это спасибо вам, умница! От всей Красной Армии спасибо! Я напишу Грише, что он хорошо, он здорово разбирается в людях.
Они проболтали часов до трех, пока пыльные сверкающие столбы, пронизавшие комнату наискосок, не стали забираться на стену. Пора было на поезд. С какой-то грустью Алексей встал с удобного зеленого кресла, унося на френче обрывок мочала. Анюта пошла его провожать. Они шли под руку, и, отдохнув, ступал он так уверенно, что девушке подумалось: полно, так ли, не шутил ли Гриша, говоря, что у приятеля нет ног? Анюта рассказывала Алексею об эвакуационном госпитале, где она вместе с другими медичками работала теперь по сортировке раненых, о том, как им сейчас трудно, потому что с юга каждый день прибывает по нескольку эшелонов, и о том, какие эти раненые чудесные люди, как стойко переносят они страдания. Вдруг на полуфразе она перебила себя и спросила:
– А вы серьезно сказали, что Гриша отращивает бороду? – Она помолчала, задумалась, потом тихо прибавила: – Я все поняла. Скажу вам честно, как папе: ведь действительно сначала тяжело смотреть на эти его шрамы. Нет, не тяжело – это не то слово, а немножко страшно, что ли… нет, и не страшно, это тоже не то… Я не знаю, как сказать. Вы меня поняли? Это, может быть, нехорошо… Что сделаешь! Но бежать, бежать от меня – чудак, господи, какой страшный чудак! Если будете ему писать, напишите, что он меня очень, ну, очень этим обидел.
Огромное помещение вокзала было почти пусто. Наполняли его военные, то деловито спешившие, то молча сидевшие у стен на скамейках, на своих мешках, на корточках и на полу, озабоченные, хмурые, точно занятые какой-то одной общей мыслью. Когда-то по этой дороге осуществлялась основная связь с Западной Европой. Теперь путь на Запад был перерублен врагом километрах в восьмидесяти от Москвы, и по слепому короткому отростку шло пригородное сообщение. Ходили только фронтовые составы, на которых военные люди часа за два добирались из столицы прямо до вторых эшелонов своих дивизий, державших здесь оборону, да из поездов электрички каждые полчаса высыпали на платформу толпы рабочих, живших в пригородах, крестьянок с молоком, ягодами, грибами и овощами. Их шумная волна на мгновение заливала вокзальное помещение, но сейчас же выплескивалась на площадь, и вновь на вокзале оставались одни фронтовики.
В центральном зале висела большая, до самого потолка, карта советско-германского фронта. Девушка в военном, толстощекая и румяная, стоя на лесенке-стремянке, держа в руке газету со свежей сводкой Совинформбюро, перекалывала на карте булавками шнурок, отмечающий линию фронта.
В нижней части карты шнурок резко, углом перемещался вправо. Немцы наступали на юге. Они прорвались в изюм-барвенковские ворота. Фронт их шестой армии, тупым клином вдававшийся в глубь страны, уже тянулся к голубой жиле донской излучины. Девушка переколола шнурок вплотную к Дону. Совсем рядом толстой артерией извивалась Волга с крупным кружком Сталинграда и маленькой точкой Камышина над ним. Было ясно, что вражеский клин, прилипший к Дону, тянется к этой основной водной артерии и уже близок от нее и от исторического города. Большая толпа, над которой возвышалась девушка на стремянке, в подавленном молчании смотрела на ее пухлые руки, перекалывающие булавки.
– Прет, собака… Гляди, как прет! – сокрушенно подумал вслух молодой солдат, обливавшийся потом в еще не обмявшейся новенькой шинели, угловато коробившейся на нем.
Худой седоусый железнодорожник в замасленной форменной фуражке хмуро посмотрел на бойца с высоты своего роста.
– Прет? А ты чего пускаешь? Известно, прет, коли ты от него пятишься. Вояки! Вон куда – аж на самую матушку Волгу пустили! – В тоне его слышались боль и скорбь, точно сына корил он за большой, непростительный промах.
Боец виновато огляделся и, вздернув на плечах новенькую свою шинельку, стал выдираться из толпы.
– Да, провоевали изрядно, – вздохнул кто-то и горько покачал головой. – Э-эх!
– За что его ругать?.. Чем он виноват? Мало их, что ли, полегло? Силища-то какая прет, почитай, вся Европа на танках. Удержи-ка ее сразу, – заступился за бойца старый человек в брезентовом пыльнике, с виду не то сельский учитель, не то фельдшер. – Коли подумать как следует, должны мы с вами этому бойцу в ножки поклониться, что живые да свободные по Москве ходим. Какие страны немец за недели танками затаптывал! А мы год с лишним воюем – и ничего, и бьем, и сколько уже его набили. Ему вон, бойцу-то, весь мир должен в ножки кланяться, а вы – «пятишься»!
– Да знаю, знаю, не агитируй меня, бога ради! Ум-то знает, а сердце-то болит, душа-то разрывается, – хмуро отозвался железнодорожник. – Ведь по нашей земле фашист идет, наши дома терзает…
– A он там? – спросила Анюта, показывая рукой на юг.
– Там. И она там, – отвечал Алексей.
У самой голубой петли Волги, повыше Сталинграда, он видел маленький кружочек с надписью «Камышин». Для него это была не просто географическая точка. Зеленый городок, заросшие травой окраинные улицы, тополя, шелестящие глянцевитыми пыльными листьями, запах пыли, укропа, петрушки из-за огородных плетней, полосатые шары арбузов, словно разбросанные на черной и сухой глине бахчи в высохшей ботве, остро пахнущие полынью степные ветры, необозримая сверкающая гладь реки и девушка, стройная, сероглазая, загорелая, и мать, седая, суетливо-беспомощная…
– И они там, – сказал он еще раз.

2

Поезд электрички, бойко журча колесами и сердито рявкая сиреной, резво бежал по Подмосковью. Алексей Мересьев сидел у окна, притиснутый к самой стенке бритым старичком в широкополой горьковской шляпе, в золотом пенсне на черном шнурочке. Огородная тяпка, заступ и вилы, аккуратно обернутые газетой и перевязанные шнурком, торчали у старичка меж коленей. Как и все в те грозные дни, старичок жил войной. Он бойко тряс перед носом Мересьева сухой ладошкой и многозначительно шептал ему на ухо:
– Вы не смотрите, что я штатский, – я отлично понял наш план: заманить врага в приволжские степи, да-с, дать ему растянуть свои коммуникации, как говорят теперь, оторваться от баз, а потом вот отсюда, с запада и с севера, раз-раз, коммуникации перерезать и разделаться с ним. Да-с, да-с… И это очень разумно. Ведь против нас не один Гитлер. Своим кнутом он гонит на нас Европу. Ведь мы один на один против армии шести стран сражаемся. Единоборствуем. Надо амортизировать этот страшный удар хотя бы пространством, да-с. Это единственный разумный выход. Ведь в конце концов союзнички-с молчат… А? Как вы думаете?
– Я думаю, чепуху вы говорите. Родная земля – слишком дорогой материал для амортизаторов, – неприветливо отозвался Мересьев, вспомнив почему-то пепелище мертвой деревни, по которой он проползал зимой.
Но старичок бубнил и бубнил у самого уха, обдавая летчика запахом табака и ячменного кофе.
Алексей высунулся в окно. Подставляя лицо порывам теплого пыльного ветра, жадно смотрел он на бегущие мимо поезда платформы с полинявшими зелеными решетками, с кокетливыми ларьками, забитыми горбылем, на дачки, глядевшие из лесной зелени, на изумрудные заливные лужки у высохших русел крохотных речушек, на восковые свечи сосновых стволов, янтарно золотевшие среди хвои в лучах заката, на широкие синеющие вечерние дали, открывшиеся из-за леса.
– …Нет, вот вы военный, вы скажите: хорошо это? Вот уже больше года мы деремся с фашизмом один на один, а? А союзнички?с, а второй фронт? Вот вы представьте картину. Воры напали на человека, который, ничего не подозревая, работал себе в поте лица. И он не растерялся, этот человек, схватился с ними драться и дерется. Кровью истекает и дерется, бьет их чем попало. Он один, а их много, они вооружены, они его давно подстерегали. Да-с. А соседи видят эту сцену и стоят у своих хат и сочувствуют: дескать, молодец, ах, какой молодец! Так их, ворюг, и надо, бей их, бей! Да вместо того, чтобы помочь от воров отбиться, камушки, железки ему протягивают: на, дескать, ударь этим крепче. А сами в сторонке. Да-с, да-с, так они и делают сейчас, союзнички… Пассажиры-с…
Мересьев с интересом оглянулся на старичка. Многие теперь смотрели в их сторону, в со всех концов переполненного вагона слышалось:
– Что ж, и правильно. Один на один воюем. Где он, второй фронт-то?
– Ничего, с работой, бог даст, и одни справимся, а к обеду, чай, и они поспеют, второй-то фронт.
Поезд притормозил около дачной платформы. В вагон вошло несколько раненых в пижамах, на костылях и с палочками, с кулечками ягод и семечек. Они ездили, должно быть, из какого-то госпитального дома для выздоравливающих на здешний базар. Старичок сейчас же сорвался с места.
– Садитесь, голубчик, садитесь, – и чуть не насильно усадил рыжего парня на костылях, с забинтованной ногой на свое место. – Ничего, ничего, сидите, не беспокойтесь, мне сейчас выходить.
Для пущего правдоподобия старичок со своими тяпками и граблями сделал даже движение к двери. Молочницы стали тесниться на скамейках, уступая раненым место. Откуда-то сзади Алексей услышал осуждающий женский голос:
– И не стыдно человеку? Возле увечный воин стоит, мается, затолкали совсем, а он, здоровый, сидит и ухом не ведет. Словно сам от пули заговоренный. А еще командир, летчик!
Алексей вспыхнул от незаслуженной этой обиды. Бешено шевельнулись его ноздри. Но вдруг, просияв, он вскочил с места:
– Садись, браток.
Раненый смутился, отпрянул:
– Что вы, товарищ старший лейтенант! Не беспокойтесь, я постою. Тут недалеко, две остановки.
– Садись, говорят! – крикнул ему Мересьев, чувствуя прилив озорной веселости.
Он пробрался к стенке вагона и, прислонившись к ней, встал опираясь о палку обеими руками. Стоял и улыбался. Старушка в клетчатом платке поняла, должно быть, свою оплошность.
– Вот народ!.. Ближние кто, уступите место командиру с клюшкой. И не стыдно? Вон ты, в шляпке: кому война, а тебе, знать, мать родна, – расселась!.. Товарищ командир, ступайте сюда вот, на мое местечко… Да раздайтесь вы, бога ради, дайте командиру пройти!
Алексей сделал вид, что не слышит. Нахлынувшая было радость потускнела. В это время проводница назвала нужную ему остановку, и поезд стал мягко тормозить. Пробираясь сквозь толпу, Алексей опять столкнулся у двери со старичком в пенсне. Тот подмигнул ему, как старому знакомому.
– А что, думаете, все-таки второй фронт откроют? – спросил он шепотом.
– Не откроют, так сами справимся, – ответил Алексей, сходя на деревянный перрон.
Журча колесами, голосисто покрякивая сиреной, поезд скрылся за поворотом, оставив негустой след пыли. Платформу, на которой осталось всего несколько пассажиров, сразу обняла душистая вечерняя тишина. До войны здесь, должно быть, было очень хорошо и покойно. Сосновый лес, плотно обступивший платформу, ровно и успокаивающе звенел своими вершинами. Наверно, года два тому назад в такие вот погожие вечера по тропкам и дорожкам, ведущим через лесную сень к дачам, расходились с поездов толпы нарядных женщин в легких пестрых платьях, шумные детишки, веселые загорелые мужчины, возвращавшиеся из города с кулечками снеди, бутылками вина – гостинцами дачникам. Немногие, оставленные теперь поездом пассажиры с тяпками, заступами, вилами и другим огородным инвентарем быстро сошли с платформы и деловито зашагали в лес, погруженные в свои заботы. Только Мересьев со своей палкой напоминал гуляющего, любовался красотой летнего вечера, дышал полной грудью и жмурился, ощущая на коже теплое прикосновение солнечных лучей, пробившихся сквозь ветви сосен.
В Москве ему подробно объяснили дорогу. Как истый военный, по немногим ориентирам он без труда определил путь к санаторию, находившемуся в десяти минутах ходьбы от станции, на берегу небольшого спокойного озера. Когда-то, до революции один русский миллионер решил построить под Москвой летний дворец, да такой, чтобы подобного ни у кого не было. Он заявил архитектору, что не пожалеет денег, лишь бы дворец был совершенно оригинальным. Потрафляя вкусу патрона, архитектор построил у озера какой-то гигантский диковинный кирпичный терем с узкими решетчатыми окнами, башенками, крылечками, с ходами и переходами, с острыми коньками крыш. Аляповатым, нелепым пятном было вписано это сооружение в раздольный русский пейзаж у самого озера, заросшего осокой. А пейзаж был хорош! К воде, в тихую пору стеклянно-гладкой, сбегал изящной и беспокойной стайкой молодой осинник, трепеща листьями. То там, то тут белели в пенистой зелени стволы берез. Синеватое кольцо старого бора окаймляло озеро широким зубчатым кругом. И все это повторялось в опрокинутом виде в водном зеркале, растворяясь в прохладной голубизне тихой прозрачной влаги.
Многие из знаменитых художников подолгу живали у здешнего хозяина, славившегося на всю Русь отменным хлебосольством, и этот раздольный пейзаж, и в целом и отдельными своими уголками, был навеки запечатлен на многих полотнах как образец могучей и скромной красоты великорусской природы.
Вот в этом-то дворце и помещался санаторий Военно-Воздушных Сил РККА. В мирное время летчики живали здесь с женами, порой и целыми семьями. В дни войны их направляли сюда долечиваться после госпиталей. Алексей пришел к санаторию не по широкой асфальтовой, обсаженной березами кружной дороге, а по тропе, проторенной прямо от станции через лес к озеру. Он зашел, так сказать, с тыла, и, никем не замеченный, затерялся в большой и шумной толпе, окружившей два битком набитых автобуса, что стояли у парадного подъезда.
Из разговоров, из реплик, из напутственных выкриков и пожеланий Алексей уловил, что провожают летчиков, направляющихся из санатория прямо на фронт. Отъезжающие были веселы, возбуждены, как будто ехали они не туда, где за каждым облачком стерегла их смерть, а в родные мирные гарнизоны; на лицах провожавших отражались нетерпение, грусть. Алексей понимал это. С начала нового гигантского сражения, разыгравшегося на юге, он сам испытывал эту необоримую тягу. Она развивалась по мере того, как на фронте нарастали события и усложнялась обстановка. Когда же в военных кругах, правда, еще пока тихо и осторожно, стало произноситься слово «Сталинград», эта тяга переросла в щемящую тоску, и вынужденное госпитальное безделье стало невыносимым.
Из окон щеголеватых машин выглядывали загорелые возбужденные лица. Невысокий лысоватый армянин в полосатой пижаме, хромой, один из тех общепризнанных остроумцев и добровольных комиков, какие обязательно попадаются в каждой партии отдыхающих, ковыляя, суетился около автобусов и, размахивая палкой, напутствовал кого-то из отъезжающих:
– Эй, кланяйтесь там в воздухе фрицам! Федя! Расквитайся с ними за то, что они тебе курс лунных ванн не дали закончить. Федя, Федя! Ты им там в воздухе докажи, что непорядочно с их стороны мешать советским асам принимать лунные ванны.
Федя, загорелый парень с круглой головой, с большим шрамом, пересекавшим высокий лоб, высовывался из окна и кричал, что пусть лунный комитет санатория будет покоен.
В толпе и автобусах грохнул смех, под смех этот машины тронулись и медленно поплыли к воротам.
– Ни пуха ни пера! Счастливого пути! – слышалось из толпы.
– Федя, Федя! Присылай скорее номер полевой почты! Зиночка вернет тебе твое сердце заказным пакетом…
Автобусы скрылись за поворотом аллеи. Осела позлащенная закатом пыль. Отдыхающие в халатах, в полосатых пижамах медленно разбрелись по парку. Мересьев вошел в вестибюль санатория, где на вешалках висели фуражки с голубыми околышами, а на полу лежали по углам кегли, волейбольные мячи, крокетные молотки и теннисные ракетки. До канцелярии довел его давешний хромой. При ближайшем рассмотрении у него оказалось серьезное, умное лицо с большими красивыми грустными глазами. По пути он шутливо отрекомендовался председателем санаторного лункома и заявил, что лунные ванны, как доказала медицина, – лучшее средство для лечения любого ранения, что стихии и неорганизованности в этом деле он не допускает и сам выписывает наряды на вечерние прогулки. Шутил он как-то автоматически. Глаза у него при этом сохраняли все то же серьезное выражение и зорко, с любопытством изучали собеседника.
В канцелярии Мересьева встретила девушка в белом халате, такая рыжая, что казалось, будто голова у нее охвачена буйным пламенем.
– Мересьев? – строго спросила она, откладывая книжку, которую читала. – Мересьев Алексей Петрович? – Она окинула летчика критическим взором. – Что вы меня разыгрываете! Вот у меня записано: «Мересьев, старший лейтенант, из энского госпиталя, без ног», а вы…
Только теперь Алексей рассмотрел ее круглое белое, как у всех рыжих, личико, совершенно терявшееся в ворохе медных волос. Яркий румянец проступал сквозь тонкую кожу. Она смотрела на Алексея с веселым удивлением круглыми, как у совы, светлыми нагловатыми глаза

План-конспект урока по литературе (9 класс): «Повесть о настоящем человеке»

Тема урока: «Б.Н.Полевой. Повесть о настоящем человеке».

I. Оргмомент. Мотивация к учебной деятельности.

Мы сегодня поговорим об удивительной книге Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке», вспомним героев Великой Отечественной войны. Пусть этот урок будет данью памяти всем защитникам нашего Отечества.

II. Слово учителя с элементами беседы.

9 мая вся наша страна отмечает замечательный, светлый праздник — День Победы. Все меньше становится ветеранов, все дальше от нас взрывы бомб и снарядов. Но живет память, неугасимая память о людях, кто приближал победу, кто подарил нам мир и счастье. Именно писатели и поэты помогают сохранить нам память о тех далеких боевых днях, о подвигах людей, и мы не имеем права забывать это.

«Падая, самолёт задел верхушки сосен… Машина развалилась на части, но мгновением раньше Алексея Мересьева вырвало из сиденья, подбросило в воздух, и, упав на широкоплечую вековую ель, он соскользнул по ветвям в глубокий сугроб… Он… ощутил острую, жгучую боль в ступнях и… потерял сознание…».

Это отрывок из «Повести о настоящем человеке» Бориса Полевого. Повести о лётчике, который преодолел немыслимые страдания, и, лишившись обеих ног, сумел вернуться в истребительную авиацию, чтобы воевать с фашистскими асами. Всё рассказанное в этой повести основано на действительном событии.

Ещё не отгремели последние выстрелы Великой Отечественной войны, не все победители вернулись домой, а в обществе развернулся спор об истоках невероятной стойкости и мужества советских солдат, о том, почему мы победили.

Свой ответ на этот вопрос предложили и русские писатели. Ответ они видели в нравственном превосходстве русского солдата над фашистами. В первые послевоенные годы появляются рассказы Михаила Шолохова «Судьба человека», Алексея Толстого «Русский характер» и «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого.

  • Что общего в названии этих произведений?

Писатели исследуют не вооружение, экипировку солдата, а его внутренний мир. Это подчёркивается словами в названии произведений: «человек», «характер». Символично, что в названии нет собственных имён. Авторы уверены: духовные качества описываемых героев присущи каждому русскому солдату, человеку.

III. Краткая биографическая справка.

Автор «Повести о настоящем человеке» Борис Николаевич Полевой (настоящая фамилия – Кампов) родился в Москве в 1908 году. В 1913 семья переехала в Тверь. Окончил промышленный техникум и работал на текстильной фабрике «Пролетарка». Ещё учеником 6 класса он поместил в газету «Тверская правда» свою первую заметку, а с 1924 года его материалы регулярно публиковались на страницах этого издания. В 1939 году он написал первую повесть «Горячий цех», о рабочих Калининского вагонного завода. Борис Полевой о войне знал непонаслышке: участвовал в финской войне 1939-1940; с 1941 года, во время Великой Отечественной войны, был корреспондентом газеты «Правда». Фронтовые впечатления легли в основу многих его книг: «От Белгорода до Карпат» (1944), «Мы – советские люди» (1948), «Золото» (1950). Подлинно народную известность принесла Борису Николаевичу «Повесть о настоящем человеке», написанная в 1946 году. С 1962 Полевой был главным редактором журнала «Юность». Умер в 1981.

Сегодня на уроке мы постараемся с вами понять, каким представляет писатель русский национальный характер, что означает словосочетание «настоящий человек», кого считает писатель настоящим человеком. А для этого обратимся к повести, которую вы прочитали к уроку внеклассного чтения.

IV. Работа с текстом произведения Б.Н.Полевого.

-Какому историческому событию посвящена повесть Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке»? Вспомним самое начало повести. Определим место и время действия.
-Конец зимы, начало весны. 1942 год. Район Старой Руссы.
Сбит самолет, горящая машина падает в центре дремучего заповедного бора. 
Как вел себя Мересьев в последнем бою?
— Летчик А. Мересьев попал в двойные «клещи», его обступили 4 немецких самолета и повели на свой аэродром. Удалось вывернуться из-под конвоя, но немец успел подбить самолет Алексея (гл. 2).
Природа и война

  • С чего начинается повесть?

Повесть начинается с описания леса и его обитателей, лося и медведя, встревоженных странными звуками.

  • Почему повесть о войне начинается с описания природы?

Автор показывает, что война противоестественна для всего живого, а человек – часть природы.

  • Прочитаем небольшой отрывок, рисующий сосну в военном лесу: «Вот недалеко, у опушки, возле обезглавленной снарядом толстой сосны, высокий, косо обломленный ствол которой истекает теперь жёлтой прозрачной смолой…»
  • Какой приём использует автор для описания дерева?

Приём олицетворения: сосна описана как живое существо.

  • Какое впечатление производит на читателя такое описание?

Читатель укрепляется в мысли, что война противоестественна всему живому, после неё остаётся искалеченной природа.

Обратимся к эпизодам повести, в которых изображается природа во время войны. Один из них – история курочки Партизаночки.

  • Расскажите эту историю. За что курица получила своё прозвище?

Рассказ учащихся

Эта курица жила в деревни Плавни. Во время фашистской оккупации это единственное животное, уцелевшее в селе. Необъяснимое чутьё курицы позволяло ей различать своих и чужих.

«Немец во двор, а она на чердак и сидит там, будто её и нет. А свой войдёт – ничего, гуляет».

  • Вспомним эпизод с воробьём Автоматчиком. Почему его так назвали пациенты госпиталя?

Пациенты палаты №42 стали подкармливать хлебными крошками на подоконнике птиц. Особыми симпатиями у них пользовался куцый нахальный и шустрый воробей, вероятно, поплатившийся своим хвостом за дурной, драчливый нрав. Степан Иванович назвал его Автоматчиком.

  • Какую мысль хочет донести до нас писатель с помощью этих историй?

Даже животным свойственно защищаться от врага.

Может быть, поэтому именно природные образы выбирает писатель для изображения фашистов. Прочитаем такую сцену: «Вечер был ясный, душистый… Дорога веля через бывшее ржаное поле. Всё тот же унылый красноватый бурьян, который в обычном человеческом мире робко высовывает тоненькие стебли, стоял сплошной стеной, огромный, наглый, сильный, хороня под собой землю, оплодотворённую потом многих тружеников. И лишь кое-где, как слабенькая травка, совершенно заглушённая им, поднимала редкие, чахлые колоски рожь-самосейка. Разросшийся бурьян тянул в себя все соки земли, пожирал все солнечные лучи; он лишил рожь пищи, света, и колоски эти засохли ещё до цветения, так и не налившись зерном. 

И думалось Мересьеву: вот так и фашисты хотели пустить корни на нашем поле, налиться нашими соками, подняться на наших богатствах нагло и страшно, заслонить солнце, а великий, трудолюбивый, могучий народ вытеснить с его полей, из его огородов, лишить всего, иссосать, заглушить, как бурьян заглушил эти чахлые колоски, уже потерявшие даже внешне форму сильного красивого злака…»

Враг сравнивается с бурьяном, сорняками, заглушившими рожь. Автор использует этот прием, чтобы подчеркнуть, что фашистов нужно как можно быстрее изгнать с нашей земли.

Беседа по содержанию.

— Из скольких частей состоит повесть? (4 части).

Часть 1
Путь к своим.  Оккупированная фашистами территория. Жители деревни Плавни.

Расскажите о поединке с медведем. (гл. 3)
-Голодный злой медведь лапой перевернул Алексея, рванул когтями комбинезон, глухо зарычал, Мересьев медленным движением опустил руку в карман, нащупал пистолет, взвел курок, начал вынимать его. Медведь схватил комбинезон зубами. Подавив в себе боль, Алексей вскинул пистолет и нажал на курок.

Как характеризует Мересьева сцена с медведем?
-Третий эпизод – движение Мересьева на восток:
-В чем обнаруживается мужество Мересьева, твердость характера, упорство и настойчивость в достижении поставленной цели?

Викторина: чем питался Мересьев в лесу?
Чтение по ролям. Встреча Мересьева с детьми (гл. 14)
-В это время из кустов раздался взволнованный детский голос
-Эй, летчик, брось наган-то…

История деревни Плавни. Отношение жителей к Алексею.
(гл. 14- 17)
-Беглая деревня жила в вековом бору. Накопав землянок, мужчины ушли партизанить, остались бабы да дети. Дед Михайло – председатель. Люди голодали, но не резали общественный скот. Бедствия сплотили людей, каждый хотел помочь Алексею. Бабка Василиса и курочка «Партизаночка».

Подвиг летчика.

  • Вспомните, сколько дней после падения самолёта провёл с раздробленными ногами лётчик Мересьев в лесу?

Мересьев провёл в лесу 18 дней.

  • Что приходилось ему преодолевать в эти дни?

Мересьеву приходилось бороться за свою жизнь сначала с медведем, захотевшим полакомиться раненым лётчиком, потом с голодом и невыносимой болью в ногах.

Слайд 16. Алексей повторяет: «Ничего, ничего, всё будет хорошо!» Вера в свои силы, упорство, невероятная воля и сила духа. Особенно они проявились тогда, когда Мересьев, потерявший способность передвигаться даже на четвереньках, начинает катиться вперёд, переваливаясь с боку на бок.

— В чём, на ваш взгляд, проявляется мужество Алексея?

Часть 2
Борьба за возвращение в строй. Тыл. Московский госпиталь.
Раненые бойцы, командиры, комиссар Воробьев, воен. врач Василий Васильевич, медсестра Клавдия Михайловна.

Действие 2 части переносит нас в московский госпиталь, возглавляемый профессором, главным врачом Василием Васильевичем, который произносит страшное для Алексея слово – гангрена.

Минутная слабость.

Победив в схватке с голодом и болью, Алексей оказывается без ног.

  • Были ли после ампутации ног мгновенья, когда Мересьев утратил своё мужество и силу волю?

После операции он замкнулся в себе. У него появились малодушные мысли: «Знать бы, что это так кончится, стоило ли ползти? Ведь в пистолете оставались три патрона». С иронией он повторял слова Ужа из «Песни о Соколе» Максима Горького: «Рождённый ползать – летать не может».

  • Как добивался Мересьев возвращения в строй? 

Палата №42

(интерактивная лента). Поддержка товарищей

Историческая справка: в годы войны советские врачи поставили на ноги 17 миллионов солдат. Все они побывали в военных госпиталях. Военный госпиталь стал местом не только физического, но и духовного возрождения раненых к жизни. Особую роль в жизни Алексея сыграла палата № 42, или, как её ещё называли, полковничья.

  • Вспомним, кто вместе с Алексеем оказался в этой палате?

Степан Иванович, охотник, председатель колхоза, а на войне снайпер. Вместе с ним служили два его сына и зять.

Григорий Гвоздев, лейтенант танковых войск. Оказавшись в немецком тылу, создал кочующую группу из 3 танков и с месяц разорял вражеские обозы. В боях под Ржевом в танк Гвоздева попала ампула с зажигательной смесью. Задыхаясь в дыму, обжигаясь, они продолжали драться. Его вынули из машины обгоревшим.

Кукушкин, лётчик из отряда Мересьева. Совершил посадку на подбитом самолёте, на одной «ноге». Спасал свою боевую машину.

Познакомимся с обитателями, так называемой, полковничьей палаты.
-Григорий Гвоздев-танкист (гл. 2)
Во главе танковой группы атаковал штаб противника. В его машину угодила бутылка с горючей жидкостью. Пламя окутало танк, но экипаж продолжал бороться, хотя все знали, что могут погибнуть от взрыва бака или боеприпасов, танк опрокинулся, Гвоздева вынули из танка обгоревшим.
— Полковой комиссар – Семен Воробьев
Комиссар сильно страдал: стоило ему заснуть и потерять контроль над собой, он начинал стонать, Алексей приглядывался к нему и не понимал, как может этот человек подавлять страшную боль, откуда у него столько энергии, бодрости, жизнерадостности.

Комиссар Воробьев

Комиссар Воробьёв, мудрый командир. С его появлением в палате произошло что-то «подобное тому, что бывало по утрам, когда сиделка открывала форточку».

  • Какую роль в жизни обитателей палаты, в том числе и Мересьева, сыграл комиссар?

Он поддерживал дух товарищей. Устроил Гвоздеву переписку с Анютой. Нашёл для Мересьева журнал со статьёй о лётчике Карповиче. Повлиял на брюзгу Кукушкина.

  • Почему его уважали и раненые, и врач Василий Васильевич, и медсестра Клавдия Ивановна?

Чем слабее становилось тело комиссара, тем упрямее и сильнее становился его дух. Он нашёл ключик к сердцу каждого раненого в палате. Несмотря на сильнейшие боли, интересовался жизнью других, поддерживал, умел найти нужные слова.

Смерть комиссара все обитатели палаты восприняли как личную трагедию.

Чтение сцены похорон комиссара

«Свесившись через подоконник, все смотрели на улицу, куда из ворот медленно выплывал на лафете красный гроб. В зелени, в цветах лежало тело Комиссара. За ним на подушках несли ордена – один, два, пять, восемь… Опустив головы, шли какие-то генералы. Среди них, тоже в генеральской шинели, но почему-то без фуражки шёл и Василий Васильевич. Позади, поодаль от всех, перед медленно отбивавшими шаг бойцами, простоволосая, в белом своём халатике, спотыкаясь и, должно быть, не видя ничего перед собой, шла Клавдия Михайловна. В воротах кто-то накинул ей на плечи пальто. Она продолжала идти, пальто соскользнуло с её плеч и упало, и бойцы прошли, раскалывая шеренгу пополам и обходя его…

— Настоящего человека хоронят… Большевика хоронят.

И Мересьев запомнил это: настоящего человека. Лучше, пожалуй, и не назовёшь Комиссара. И очень захотелось Алексею стать настоящим человеком, таким же, как тот, кого сейчас увезли в последний путь».

  • Каково значение этого эпизода?

Этот эпизод показывает горечь утраты

  • Почему комиссара назвали «настоящим человеком»?
  • Кого ещё из «полковничьей» палаты можно было так назвать?

Настояшим человеком можно назвать и Гвоздева, и, конечно Мересьева.
Какое чувство остается после прочтения 2 части?

Пример для подражания

Журнал со статьёй о лётчике Карповиче, подаренный Воробьёвым, стал спутником Мересьева. А знаете ли вы, что история о лётчике, победившем инвалидность и поднявшемся в небо без ноги, не вымышлена Полевым. Это лётчик Александр Николаевич Прокофьев-Северский. Благодаря невероятному примеру Мересьев поверил в своё возможное возвращение в строй. Эта вера поддерживалась письмами близких и друзей.

Часть 3
Победа над собой. Тыл. Военный санаторий. Школа тренировочных полетов.
Выздоравливающие летчики, медперсонал, инструктор Наумов.

Возвращение в небо.

Военный санаторий, где Алексею предстоит прожить 28 дней. После этого все решится, будет он воевать, летать, жить или будут ему вечно уступать место в трамвае и провожать сочувственным взглядом.
Алексей составил план тренировок: утренняя и вечерняя зарядка, хождение, бег, специальная тренировка ног, обязательные занятия танцами.

-Алексей недурно танцевал. Цепляясь за перила, шатаясь, со стоном сходил со ступенек крыльца, бросался в траву, плакал от жгучей боли в стянутых ремнями ногах. Распускал ремни, давал ногам отдохнуть, затем надевал колодки, вскакивал и быстро возвращался в танцевальный зал. Тяжелейшие упражнения давали свои результаты. Алексей меньше ощущал сковывающие действия протезов. Они как бы постепенно прирастали к нему. 
8 глава. Школа тренировочного обучения. 5 месяцев занятий, Мересьев сразу расцвел, развернулся, вернулись к нему жизнерадостность и бесшабашность.
Первый полет. Что переживает Мересьев?

-Когда самолет оторвался от земли и повис в воздухе, глаза Алексея заплыли слезами радости. Машина шла уверенно, грамотно. Вместо 10 минут летали около получаса. Из тренировочной школы Мересьев вышел с отличным отзывом. Его рекомендовали как искусного, опытного и волевого летчика.
Школа переподготовки.
Он снова верил в свое мастерство, это передавалось самолету. Он слился со своей машиной, ощутил ее, как продолжение своего собственного тела.

Часть 4
Снова в строю.  Фронт. Бои с фашистами.

Бой с немецким асом
Действительно, Алексей стал военным лётчиком, несмотря на неверие окружающих, ведь в душе он теперь твёрдо верил, что будет летать. Эта вера покорила врачей и военных начальников.

Но вера сменилась знанием только после труднейшего воздушного боя с асом.

«Алексей понимал, что навстречу ему идёт не мальчишка из так называемого призыва Геринга, наскоро обученный летать по сокращённой программе и брошенный в бой. Чтобы заткнуть дыру, образовавшуюся в немецкой авиации вследствие огромных потерь на Восточном фронте. Навстречу Мересьеву шёл ас из дивизии «Рихтгофен», на машине которого наверняка была изображена в виде самолётныз силуэтов не одна воздушная победа. Этот не уклонится, не удерёт из схватки.

— Держись, «Рихтгофен»! – промычал сквозь зубы Алексей и, до крови закусив губу, сжавшись в комок твёрдых мускулов, впился в цель, всей своей волей заставляя себя закрывать глаза перед несущейся на него вражеской машиной.

Он так напрягся, что ему показалось, будто за светлым полукружием своего винта он видит прозрачный щиток кабины противника и сквозь него – два напряжённо смотрящих на него человеческих глаза. Только глаза, горящие неистовой ненавистью. Это было видение, вызванное нервным напряжением. Но Алексей ясно видел их. «Всё», — подумал он, ещё плотнее стиснув в тугой комок все свои мускулы. Всё! Смотря вперёд, он летел навстречу нарастающему вихрю. Нет, немец тоже не отвернёт. Всё!

Он приготовился к мгновенной смерти. И вдруг где-то, как ему показалось – на расстоянии вытянутой руки от его самолёта, немец не выдержал, скользнул вверх, и, когда впереди, как вспышка молнии. Мелькнуло освещённое солнцем голубое брюхо, Алексей, нажав сразу все гашетки, распорол его тремя струями. Он тотчас же сделал мёртвую петлю и, когда земля проносилась у него над головой, увидел на её фоне медленно и бессильно порхающий самолёт. Неистовое торжество вспыхнуло в нём. Он закричал: «Оля!» — позабыв обо всём, и стал вычерчивать в воздухе круги, провожая немца в его последний путь до самой красневшей от бурьяна земли, пока немец не ударился о неё, подняв целый столб чёрного дыма».

  • Для чего автор так долго в начале эпизода характеризует мастерство противника Алексея?

Победа над слабым противником не так достойна уважения, как победа над матёрым врагом.

Смысл названия повести

  • Почему произведение названо не «Повестью о лётчике» или «Повестью о Мересьеве», а «Повестью о настоящем человеке»?

Борис Полевой посвятил эту повесть всем советским солдатам, которые своим беспримерным мужеством и силой духа одолели злейшего и опытнейшего противника. Слово «человек» не имеет возрастной, национальной и половой принадлежности, и мы увидели, что настоящих людей на страницах повести выведено автором немало.

Слово «настоящий» имеет ещё значение «реальный», «правдивый», «жизненный».

Из эпилога мы узнаём, что у героя был реальный прототип.

Прототип

Прототипом Мересьева стал лётчик Алексей Петрович Маресьев, Герой Советского Союза. Свой первый боевой вылет он совершил 23 августа 1941 года в районе Кривого Рога. Боевой счет лейтенант Маресьев открыл в начале 1942 года — сбил Ju-52. К концу марта 1942 года довел счет сбитых фашистских самолетов до четырех. 4 апреля в воздушном бою над Демянским плацдармом (Новгородская обл.) истребитель Маресьева был подбит. Он попытался совершить посадку на лед замерзшего озера, но рано выпустил шасси. Самолет стал быстро терять высоту и упал на лес. 18 суток Маресьев добирался ползком до своих. Он обморозил ступни ног и их пришлось ампутировать. Однако летчик решил не сдаваться. Когда ему сделали протезы, он долго и упорно тренировался и добился разрешения вернуться в строй. В июне 1943 года Маресьев вернулся в строй. Воевал на Курской дуге в составе 63-го гвардейского истребительного авиационного полка, был заместителем командира эскадрильи. В августе 1943 года Алексей Маресьев во время одного боя сбил сразу три вражеских истребителя FW-190. 24 августа 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии старшему лейтенанту Маресьеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

V. Итог урока.

Памятник Маресьеву в Камышине. Сегодня мы познакомились с произведением Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». О чём заставила вас задуматься эта повесть? Слово учителя: героизм и самопожертвование фронтового поколения во имя Победы является основой патриотической гордости российских граждан. Эти качества должны служить вам примером. Нужно помнить, что преодолевая трудности, в самых экстремальных ситуациях нужно оставаться человеком.
Гражданский долг тех, кто живет в России в ХХ1веке – помнить о миллионах соотечественников, погибших за свою Отчизну, проявлять уважение и внимание к старшему поколению, не забывать трагические и исторические страницы своей истории.

Материал взят с сайта «Инфоурок»

Полное содержание Повесть о настоящем человеке Полевой Б. [1/12] :: Litra.RU




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Полные произведения / Полевой Б. / Повесть о настоящем человеке

    Часть первая
    1
    Звезды еще сверкали остро и холодно, но небо на востоке уже стало светлеть. Деревья понемногу выступали из тьмы. Вдруг по вершинам их прошелся сильный свежий ветер. Лес сразу ожил, зашумел полнозвучно и звонко. Свистящим шепотом перекликнулись между собой столетние сосны, и сухой иней с мягким шелестом полился с потревоженных ветвей.
    Ветер стих внезапно, как и налетел. Деревья снова застыли в холодном оцепенении. Сразу стали слышны все предутренние лесные звуки: жадная грызня волков на соседней поляне, осторожное тявканье лисиц и первые, еще неуверенные удары проснувшегося дятла, раздававшиеся в тишине леса так музыкально, будто долбил он не древесный ствол, а полое тело скрипки.
    Снова порывисто шумнул ветер в тяжелой хвое сосновых вершин. Последние звезды тихо погасли в посветлевшем небе. Само небо уплотнилось и сузилось. Лес, окончательно стряхнувший с себя остатки ночного мрака, вставал во всем своем зеленом величии. По тому, как, побагровев, засветились курчавые головы сосен и острые шпили елей, угадывалось, что поднялось солнце и что занявшийся день обещает быть ясным, морозным, ядреным.
    Стало совсем светло. Волки ушли в лесные чащобы переваривать ночную добычу, убралась с поляны лисица, оставив на снегу кружевной, хитро запутанный след. Старый лес зашумел ровно, неумолчно. Только птичья возня, стук дятла, веселое цвиканье стрелявших меж ветвей желтеньких синиц да жадный сухой кряк соек разнообразили этот тягучий, тревожный и грустный, мягкими волнами перекатывающийся шум.
    Сорока, чистившая на ветке ольховника черный острый клюв, вдруг повернула голову набок, прислушалась, присела, готовая сорваться и улететь. Тревожно хрустели сучья. Кто-то большой, сильный шел сквозь лес, не разбирая дороги. Затрещали кусты, заметались вершины маленьких сосенок, заскрипел, оседая, наст. Сорока вскрикнула и, распустив хвост, похожий на оперение стрелы, по прямой полетела прочь.
    Из припудренной утренним инеем хвои высунулась длинная бурая морда, увенчанная тяжелыми ветвистыми рогами. Испуганные глаза осмотрели огромную поляну. Розовые замшевые ноздри, извергавшие горячий парок встревоженного дыхания, судорожно задвигались.
    Старый лось застыл в сосняке, как изваяние. Лишь клочковатая шкура нервно передергивалась на спине. Настороженные уши ловили каждый звук, и слух его был так остер, что слышал зверь, как короед точит древесину сосны. Но даже и эти чуткие уши не слышали в лесу ничего, кроме птичьей трескотни, стука дятла и ровного звона сосновых вершин.
    Слух успокаивал, но обоняние предупреждало об опасности. К свежему аромату талого снега примешивались острые, тяжелые и опасные запахи, чуждые этому дремучему лесу. Черные печальные глаза зверя увидели на ослепительной чешуе наста темные фигуры. Не шевелясь, он весь напружился, готовый сделать прыжок в чащу. Но люди не двигались. Они лежали в снегу густо, местами друг на друге. Их было очень много, но ни один из них не двигался и не нарушал девственной тишины. Возле возвышались вросшие в сугробы какие-то чудовища. Они-то и источали острые и тревожащие запахи.
    Испуганно кося глазом, стоял на опушке лось, не понимая, что же случилось со всем этим стадом тихих, неподвижных и совсем не опасных с виду людей.
    Внимание его привлек звук, послышавшийся сверху. Зверь вздрогнул, кожа на спине его передернулась, задние ноги еще больше поджались.
    Однако звук был тоже не страшный: будто несколько майских жуков, басовито гудя, кружили в листве зацветающей березы. И к гуденью их примешивался порой частый, короткий треск, похожий на вечерний скрип дергача на болоте.
    А вот и сами эти жуки. Сверкая крыльями, танцуют они в голубом морозном воздухе. Снова и снова скрипнул в вышине дергач. Один из жуков, не складывая крыльев, метнулся вниз. Остальные опять затанцевали в небесной лазури. Зверь распустил напряженные мускулы, вышел на поляну, лизнул наст, кося глазом на небо. И вдруг еще один жук отвалил от танцевавшего в воздухе роя и, оставляя за собой большой, пышный хвост, понесся прямо к поляне. Он рос так быстро, что лось едва успел сделать прыжок в кусты — что-то громадное, более страшное, чем внезапный порыв осенней бури, ударило по вершинам сосен и брякнулось о землю так, что весь лес загудел, застонал. Эхо понеслось над деревьями, опережая лося, рванувшегося во весь дух в чащу.
    Увязло в гуще зеленой хвои эхо. Сверкая и искрясь, осыпался иней с древесных вершин, сбитых падением самолета. Тишина, тягучая и властная, овладела лесом. И в ней отчетливо послышалось, как простонал человек и как тяжело захрустел наст под ногами медведя, которого необычный гул и треск выгнали из леса на полянку.
    Медведь был велик, стар и космат. Неопрятная шерсть бурыми клочьями торчала на его впалых боках, сосульками свисала с тощего, поджарого зада. В этих краях с осени бушевала война. Она проникла даже сюда, в заповедную глушь, куда раньше, и то не часто, заходили только лесники да охотники. Грохот близкого боя еще осенью поднял медведя из берлоги, нарушив его зимнюю спячку, и вот теперь, голодный и злой, бродил он по лесу, не зная покоя.
    Медведь остановился на опушке, там, где только что стоял лось. Понюхал его свежие, вкусно пахнущие следы, тяжело и жадно задышал, двигая впалыми боками, прислушался. Лось ушел, зато рядом раздавался звук, производимый каким-то живым и, вероятно, слабым существом. Шерсть поднялась на загривке зверя. Он вытянул морду. И снова этот жалобный звук чуть слышно донесся с опушки.
    Медленно, осторожно ступая мягкими лапами, под которыми с хрустом проваливался сухой и крепкий наст, зверь направился к неподвижной, вбитой в снег человеческой фигуре…
    2
    Летчик Алексей Мересьев попал в двойные «клещи». Это было самое скверное, что могло случиться в воздушном бою. Его, расстрелявшего все боеприпасы, фактически безоружного, обступили четыре немецких самолета и, не давая ему ни вывернуться, ни уклониться с курса, повели на свой аэродром…
    А получилось все это так. Звено истребителей под командой лейтенанта Мересьева вылетело сопровождать ИЛы, отправлявшиеся на штурмовку вражеского аэродрома. Смелая вылазка прошла удачно. Штурмовики, эти «летающие танки», как звали их в пехоте, скользя чуть ли не по верхушкам сосен, подкрались прямо к летному полю, на котором рядами стояли большие транспортные «юнкерсы». Неожиданно вынырнув из-за зубцов сизой лесной гряды, они понеслись над тяжелыми тушами «ломовиков», поливая их из пушек и пулеметов свинцом и сталью, забрасывая хвостатыми снарядами. Мересьев, охранявший со своей четверкой воздух над местом атаки, хорошо видел сверху, как заметались по аэродрому темные фигурки людей, как стали грузно расползаться по накатанному снегу транспортники, как штурмовики делали новые и новые заходы и как пришедшие в себя экипажи «юнкерсов» начали под огнем выруливать на старт и поднимать машины в воздух.
    Вот тут-то Алексей и совершил промах. Вместо того чтобы строго стеречь воздух над районом штурмовки, он, как говорят летчики, соблазнился легкой дичью. Бросив машину в пике, он камнем ринулся на только что оторвавшийся от земли тяжелый и медлительный «ломовик», с удовольствием огрел несколькими длинными очередями его четырехугольное пестрое, сделанное из гофрированного дюраля тело. Уверенный в себе, он даже не смотрел, как враг ткнется в землю. На другой стороне аэродрома сорвался в воздух еще один «юнкерс». Алексей погнался за ним. Атаковал — и неудачно. Его огневые трассы скользнули поверх медленно набиравшей высоту машины. Он круто развернулся, атаковал еще раз, снова промазал, опять настиг свою жертву и свалил ее где-то уже в стороне над лесом, яростно всадив в широкое сигарообразное туловище несколько длинных очередей из всего бортового оружия. Уложив «юнкерс» и дав два победных круга у места, где над зеленым всклокоченным морем бесконечного леса поднялся черный столб, Алексей повернул было самолет обратно к немецкому аэродрому.
    Но долететь туда уже не пришлось. Он увидел, как три истребителя его звена ведут бой с девятью «мессерами», вызванными, вероятно, командованием немецкого аэродрома для отражения налета штурмовиков. Смело бросаясь на немцев, ровно втрое превосходивших их по числу, летчики стремились отвлечь врага от штурмовиков. Ведя бой, они оттягивали противника все дальше и дальше в сторону, как это делает тетерка, притворяясь подраненной и отвлекая охотников от своих птенцов.
    Алексею стало стыдно, что он увлекся легкой добычей, стыдно до того, что он почувствовал, как запылали под шлемом щеки. Он выбрал себе противника и, стиснув зубы, бросился в бой. Целью его был «мессер», несколько отбившийся от других и, очевидно, тоже высмотревший себе добычу. Выжимая всю скорость из своего «ишачка», Алексей бросился на врага с фланга. Он атаковал немца по всем правилам. Серое тело вражеской машины было отчетливо видно в паутинном крестике прицела, когда он нажимал гашетку. Но тот спокойно скользнул мимо. Промаха быть не могло. Цель была близка и виднелась на редкость отчетливо. «Боеприпасы!» — догадался Алексей, чувствуя, что спина сразу покрылась холодным потом. Нажал для проверки гашетки и не почувствовал того дрожащего гула, какой всем телом ощущает летчик, пуская в дело оружие своей машины. Зарядные коробки были пусты: гоняясь за «ломовиками», он расстрелял весь боекомплект.
    Но враг-то не знал об этом! Алексей решил безоружным втесаться в кутерьму боя, чтобы хоть численно улучшить соотношение сил. Он ошибся. На истребителе, который он так неудачно атаковал, сидел опытный и наблюдательный летчик. Немец заметил, что машина безоружна, и отдал приказ своим коллегам. Четыре «мессершмитта», выйдя из боя, обложили Алексея с боков, зажали сверху и снизу и, диктуя ему путь пулевыми трассами, отчетливо видными в голубом и прозрачном воздухе, взяли его в двойные «клещи».
    Несколько дней назад Алексей слышал, что сюда, в район Старой Руссы, перелетела с запада знаменитая немецкая авиадивизия «Рихтгофен». Она была укомплектована лучшими асами фашистской империи и находилась под покровительством самого Геринга. Алексей понял, что попал в когти этих воздушных волков и что они, очевидно, хотят привести его на свой аэродром, заставить сесть, чтобы взять в плен живым. Такие случаи тогда бывали. Алексей сам видел, как однажды звено истребителей под командой его приятеля Героя Советского Союза Андрея Дегтяренко привело и посадило на свой аэродром немца-разведчика.
    Длинное зеленовато-бледное лицо пленного немца, его шатающийся шаг мгновенно возникли в памяти Алексея. «Плен? Никогда! Не выйдет этот номер!» — решил он.
    Но вывернуться ему не удалось. Немцы преграждали ему путь пулеметными очередями, как только он делал малейшую попытку отклониться от диктуемого ими курса. И опять мелькнуло перед ним лицо пленного летчика с искаженными чертами, с дрожащей челюстью. Был в этом лице какой-то унизительный животный страх.
    Мересьев крепко сжал зубы, дал полный газ и, поставив машину вертикально, попытался нырнуть под верхнего немца, прижимавшего его к земле. Ему удалось вырваться из-под конвоя. Но немец успел вовремя нажать гашетку. Мотор сбился с ритма и заработал частыми рывками. Весь самолет задрожал в смертельной лихорадке.
    Подшибли! Алексей успел свернуть в белую муть облака, сбить со следа погоню. Но что же дальше? Летчик ощущал дрожь подраненной машины всем своим существом, как будто это была не агония изувеченного мотора, а лихорадка, колотившая его собственное тело.
    Во что ранен мотор? Сколько может самолет продержаться в воздухе? Не взорвутся ли баки? Все это не подумал, а скорее ощутил Алексей. Чувствуя себя сидящим на динамитной шашке, к которой по шнуру запала уже бежит пламя, он положил самолет на обратный курс, к линии фронта, к своим, чтобы в случае чего хотя бы быть похороненным родными руками.
    Развязка наступила сразу. Мотор осекся и замолчал. Самолет, точно соскальзывая с крутой горы, стремительно понесся вниз. Под самолетом переливался зелено-серыми волнами необозримый, как море, лес… «И все-таки не плен!» — успел подумать летчик, когда близкие деревья, сливаясь в продольные полосы, неслись под крыльями самолета. Когда лес, как зверь, прыгнул на него, он инстинктивным движением выключил зажигание. Раздался скрежещущий треск, и все мгновенно исчезло, точно он вместе с машиной канул в темную густую воду.
    Падая, самолет задел верхушки сосен. Это смягчило удар. Сломав несколько деревьев, машина развалилась на части, но мгновением раньше Алексея вырвало из сиденья, подбросило в воздух, и, упав на широкоплечую вековую ель, он соскользнул по ветвям в глубокий сугроб, наметенный ветром у ее подножия. Это спасло ему жизнь…
    Сколько пролежал он без движения, без сознания, Алексей вспомнить не мог. Какие-то неопределенные человеческие тени, контуры зданий, невероятные машины, стремительно мелькая, проносились перед ним, и от вихревого их движения во всем его теле ощущалась тупая, скребущая боль. Потом из хаоса вышло что-то большое, горячее, неопределенных форм и задышало на него жарким смрадом. Он попробовал отстраниться, но тело его точно влипло в снег. Томимый безотчетным ужасом, он сделал рывок — и вдруг ощутил морозный воздух, ворвавшийся ему в легкие, холод снега на щеке и острую боль уже не во всем теле, а в ногах.
    «Жив!» — мелькнуло в его сознании. Он сделал движение, чтобы подняться, и услышал возле себя хрустящий скрип наста под чьими-то ногами и шумное, хрипловатое дыхание. «Немцы! — тотчас же догадался он, подавляя в себе желание раскрыть глаза и вскочить, защищаясь. — Плен, значит, все-таки плен!.. Что же делать?»
    Он вспомнил, что его механик Юра, мастер на все руки, взялся вчера притачать к кобуре оторвавшийся ремешок, да так и не притачал; пришлось, вылетая, положить пистолет в набедренный карман комбинезона. Теперь, чтобы его достать, надо было повернуться на бок. Этого нельзя, конечно, сделать незаметно для врага. Алексей лежал ничком. Бедром он ощущал острые грани пистолета. Но лежал он неподвижно: может быть, враг примет его за мертвого и уйдет.
    Немец потоптался возле, как-то странно вздохнул, снова подошел к Мересьеву; похрустел настом, наклонился. Алексей опять ощутил смрадное дыхание его глотки. Теперь он знал, что немец один, и в этом была возможность спастись: если подстеречь его, внезапно вскочить, вцепиться ему в горло и, не дав пустить в ход оружие, завязать борьбу на равных… Но это надо сделать расчетливо и точно.
    Не меняя позы, медленно, очень медленно Алексей приоткрыл глаза и сквозь опущенные ресницы увидел перед собой вместо немца бурое мохнатое пятно. Приоткрыл глаза шире и тотчас же плотно зажмурил: перед ним на задних лапах сидел большой, тощий, ободранный медведь.
    3
    Тихо, как умеют только звери, медведь сидел возле неподвижной человеческой фигуры, едва видневшейся из синевато сверкавшего на солнце сугроба.
    Его грязные ноздри тихо подергивались. Из приоткрытого рта, в котором виднелись старые, желтые, но еще могучие клыки, свисала и покачивалась на ветру тоненькая ниточка густой слюны.
    Поднятый войной из зимней берлоги, он был голоден и зол. Но медведи не едят мертвечины. Обнюхав неподвижное тело, остро пахнущее бензином, медведь лениво отошел на полянку, где в изобилии лежали такие же неподвижные, вмерзшие в наст человеческие тела. Стон и шорох вернули его обратно.
    И вот он сидел около Алексея. Щемящий голод боролся в нем с отвращением к мертвому мясу. Голод стал побеждать. Зверь вздохнул, поднялся, лапой перевернул человека в сугробе и рванул когтями «чертову кожу» комбинезона. Комбинезон не поддался. Медведь глухо зарычал. Больших усилий стоило Алексею в это мгновение подавить в себе желание открыть глаза, отпрянуть, закричать, оттолкнуть эту грузную, навалившуюся ему на грудь тушу. В то время как все существо его рвалось к бурной и яростной защите, он заставил себя медленным, незаметным движением опустить руку в карман, нащупать там рубчатую рукоять пистолета, осторожно, чтобы не щелкнул, взвести большим пальцем курок и начать незаметно вынимать уже вооруженную руку.
    Зверь еще сильнее рванул комбинезон. Крепкая материя затрещала, но опять выдержала. Медведь неистово заревел, схватил комбинезон зубами, защемив через мех и вату тело. Алексей последним усилием воли подавил в себе боль и в тот момент, когда зверь вырвал его из сугроба, вскинул пистолет и нажал курок.
    Глухой выстрел треснул раскатисто и гулко.
    Вспорхнув, проворно улетела сорока. Иней посыпался с потревоженных ветвей. Зверь медленно выпустил жертву. Алексей упал в снег, не отрывая от противника глаз. Тот сидел на задних лапах, и в черных, заросших мелкой шерстью, гноящихся его глазках застыло недоумение. Густая кровь матовой струйкой пробивалась меж его клыков и падала на снег. Он зарычал хрипло и страшно, грузно поднялся на задние лапы и тут же замертво осел в снег, прежде чем Алексей успел выстрелить еще раз. Голубой наст медленно заплывал красным и, подтаивая, слегка дымился у головы зверя. Медведь был мертв.
    Напряжение Алексея схлынуло. Он снова ощутил острую, жгучую боль в ступнях и, повалившись на снег, потерял сознание…
    Очнулся он, когда солнце стояло уже высоко. Лучи, пронзавшие хвою, сверкающими бликами зажигали наст. В тени снег казался даже не голубым, а синим.
    «Что же, медведь померещился, что ли?» — было первой мыслью Алексея.
    Бурая, лохматая, неопрятная туша валялась подле на голубом снегу. Лес шумел. Звучно долбил кору дятел. Звонко цвикали, прыгая в кустах, проворные желтобрюхие синички.
    «Жив, жив, жив!» — мысленно повторял Алексей. И весь он, все тело его ликовало, впитывая в себя чудесное, могучее, пьянящее ощущение жизни, которое приходит к человеку и захватывает его всякий раз после того, как он перенес смертельную опасность.
    Повинуясь этому могучему чувству, он вскочил на ноги, но тут же, застонав, присел на медвежью тушу. Боль в ступнях прожгла все его тело. В голове стоял глухой, тяжелый шум, точно вращались в ней, грохоча, сотрясая мозг, старые, щербатые жернова. Глаза ломило, будто кто-то нажимал на них поверх век пальцем. Все окружающее то виднелось четко и ярко, облитое холодными желтыми солнечными лучами, то исчезало, покрываясь серой, мерцающей искрами пеленой.
    «Плохо… Должно быть, контузило при падении и с ногами что-то случилось», — подумал Алексей.
    Приподнявшись, он с удивлением оглядел широкое поле, видневшееся за лесной опушкой и ограниченное на горизонте сизым полукругом далекого леса.
    Должно быть, осенью, а вернее всего — ранней зимой по опушке леса через это поле проходил один из оборонительных рубежей, на котором недолго, но упорно, как говорится — насмерть, держалась красноармейская часть. Метели прикрыли раны земли слежавшейся снежной ватой. Но и под ней легко угадывались кротовые ходы окопов, холмики разбитых огневых точек, бесконечные выбоины мелких и крупных снарядных воронок, видневшихся вплоть до подножий избитых, израненных, обезглавленных или вывернутых взрывами деревьев опушки. Среди истерзанного поля в разных местах вмерзло в снег несколько танков, окрашенных в пестрый цвет щучьей чешуи. Все они — в особенности крайний, который, должно быть, взрывом гранаты или мины повалило набок, так что длинный ствол его орудия высунутым языком свисал к земле, — казались трупами неведомых чудовищ. И по всему полю — у брустверов неглубоких окопчиков, возле танков и на лесной опушке — лежали вперемешку трупы красноармейцев и немецких солдат. Было их так много, что местами громоздились они один на другой. Они лежали в тех же закрепленных морозом позах, в каких несколько месяцев назад, еще на грани зимы, застигла людей в бою смерть.
    Все говорило Алексею об упорстве и ярости бушевавшего здесь боя, о том, что его боевые товарищи дрались, позабыв обо всем, кроме того, что нужно остановить, не пропустить врага. Вот недалеко, у опушки, возле обезглавленной снарядом толстой сосны, высокий, косо обломленный ствол которой истекает теперь желтой прозрачной смолой, валяются немцы с размозженными черепами, с раздробленными лицами. В центре, поперек одного из врагов, лежит навзничь тело огромного круглолицего большелобого парня без шинели, в одной гимнастерке без пояса, с разорванным воротом, и рядом винтовка со сломанным штыком и окровавленным, избитым прикладом.
    А дальше, у дороги, ведущей в лес, под закиданной песком молодой елочкой, наполовину в воронке, также назвничь лежит на ее краю смуглый узбек с тонким лицом, словно выточенным из старой слоновой кости. За ним под ветвями елки виднеется аккуратная стопка еще не израсходованных гранат, и сам он держит гранату в закинутой назад мертвой руке, как будто, перед тем как ее бросить, решил он глянуть на небо, да так и застыл.
    И еще дальше, вдоль лесной дороги, возле пятнистых танковых туш, у откосов больших воронок, а окопчиках, подле старых пней, — всюду мертвые фигуры в ватниках и стеганых штанах, в грязновато-зеленых френчах и рогатых пилотках, для тепла насунутых на уши; торчат из сугробов согнутые колени, запрокинутые подбородки, вытаявшие из наста восковые лица, обглоданные лисами, обклеванные сороками и вороньем.
    Несколько воронов медленно кружили над поляной, и вдруг напомнила она Алексею торжественную, полную мрачной мощи картину Игоревой сечи, воспроизведенную в школьном учебнике истории с полотна великого русского художника.
    «Вот и я лежал бы тут!» — подумал он, и снова все существо его наполнилось бурным ощущением жизни. Он встряхнулся. В голове еще медленно кружились щербатые жернова, ноги горели и ныли пуще прежнего, но Алексей, сидя на уже похолодевшей и посеребренной сухим снежком медвежьей туше, стал думать, что ему делать, куда идти, как добраться до своих передовых частей.
    Планшет с картой он потерял при падении. Но и без карты Алексей ясно представлял себе сегодняшний маршрут. Немецкий полевой аэродром, на который налетали штурмовики, лежал километрах в шестидесяти на запад от линии фронта. Связав немецкие истребители воздушным боем, его летчикам удалось оттянуть их от аэродрома на восток

Б. Н. Полевой «Повесть о настоящем человеке» (о достигнутой цели вопреки всем преградам)

«Повесть о настоящем человеке» Б. Н. Полевого отличный аргумент о преградах на пути к цели.

Возможные тезисы:

Не стоит отступать перед преградами на пути к цели

Для достижения цели очень важна сила воли

Путь к цели может быть очень нелегким, поэтому очень важно не опускать руки, если что-то пошло не так

Чтобы достичь цели, нужно двигаться дальше, несмотря ни на что

Человек, который не боится трудностей, достигнет любой цели

Даже если кажется, что цель недостижима, нужно продолжать путь

Пример из литературы:

Яркий пример мы можем найти на страницах «Повести о настоящем человеке» Б. Н. Полевого. Главный герой с малых лет хотел стать летчиком и, повзрослев, осуществил свою мечту. Но судьба обошлась с Алексеем очень жестоко. Во время войны его самолет подбили немцы и Мересьев лишился ног.

Герой переживал, что невеста не примет калеку или выйдет за него замуж из жалости. Еще больнее было осознавать, что теперь он не сможет управлять самолетом. Из-за этого Алексей ушел в себя. Но однажды он узнал о человеке, который во время первой мировой войны научился управлять крылатой машиной без ступни.

Так Мересьев обрел надежду и поставил перед собой цель. Каждый день он делал упражнения, не смотря на страшную боль, а когда получил протезы, занялся танцами. Никто даже не догадывался какие страдания скрывались за улыбкой героя.

Вскоре на пути Алексей возникла еще одна преграда, его не хотели допускать безногого к полетам. Но Мересьев не отступил, он доказал военврачу первого ранга, что на многое способен, и Мировольский помог Алексею получить разрешение. Теперь герой не чувствовал себя беспомощным и не боялся открыться своей невесте и рассказать о случившемся.

Я восхищена силой воли Мересьев, благодаря упорству он смог добиться, казалось бы, недостижимой цели.

Ответьте на эти вопросы о языке текста в B

()

А

2 1

: () — _____________________________

: _____________________________

2015

ί

˲

Новость: сбор и доставка

Сбор новостей

Журналисты собирают новости разными способами.Они могут получать истории от групп давления (1), которые хотят публично транслировать своих просмотров (2). Они стремятся к публичности (3) для выражения своего мнения и могут проводить пресс-конференций (4) или могут выпустить заявление / пресс-релиз. (5) Человек, который особенно хочет привлечь внимание новостей, постарается включить звуковой фрагмент (6 ) в том, что они говорят. Особенно сложно журналистам получить материал в глупом сезоне (7).

Журналисты также получают статьи, обращаясь к полезным источникам (8), и с помощью мониторинга (9), через международных информационных агентств, таких как Reuters.

Чем важнее история, тем больше колонки (10) она будет размещена в газете. Журналисты разных политических убеждений часто помещают свои собственные глянцевые материалы в статью (11), а некоторые журналисты собирают гадости (12).

1. люди, пытающиеся повлиять на то, что другие люди думают о конкретной проблеме

2. высказать свое мнение

3. хотите охватить более широкую аудиторию

4.встречи для предоставления информации и ответов на вопросы прессы

5. Официальное сообщение для прессы

6. Короткое запоминающееся предложение или фраза, которые будут повторяться в бюллетенях и статьях

7. время года, лето в Великобритании, когда мало что происходит и тривиальные истории попадают на первую страницу

8. Использование людей или организаций, которые регулярно публикуют новости

9. Регулярная проверка

10.космос

11. представить историю особым образом

12. Скандал со сбором (неформальный и неодобрительный)

Доставка новостей

Тряпка — неформальное слово для обозначения газеты и предполагает, что она не очень высокого качества. Журнальная пресса — это неодобрительный термин, используемый для обозначения газет и журналов, которые больше интересуются преступностью и сексом, чем серьезными новостями.Глянцевый — это дорогой журнал, печатаемый на бумаге хорошего качества.



Журналисты производят копию, которая должна быть готова к сроку. Когда все готово, газета отправляется в печать. Очень важная история, которая появляется после публикации в прессе, может попасть в колонку «Остановите прессу». Можно сказать, что совсем новая газета или статья не в прессе.

Рассказ, который можно найти только в одной газете, является эксклюзивом. Сенсация — это история, которую одна газета обнаруживает и публикует раньше всех.Можно сказать, что крупная история попадет в заголовки газет в день ее публикации. В это время история ломается или становится достоянием общественности. Если это важная история, она получит много внимания в прессе. Газета может быть привлечена к суду за клевету или клевету в отношении характера, если она публикует неправдивую историю, наносящую ущерб репутации человека. Если вы исследуете новостное событие, вы можете получить несколько предыдущих выпусков газет или резервные копии, и вы можете сделать папку вырезок из газет о событии.

Extrcises

Мульчируйте две части словосочетаний, используемых в тексте в A напротив.

выпуск сезон
воздух групп
конференция
гадость укус
пресс
давление грабли
глупый источников
звук заявление
кран ваши просмотры



Заполните пробелы словами из Б.

Я начал свою карьеру в качестве журналиста, работая репортером на местной …………. (1)

в моем родном городе. Первое, что мне нужно было сделать, это взять на себя роль тетки агонии. Это было довольно сложно для восемнадцатилетнего мальчика, закончившего школу! Тем не менее, я

удалось произвести достаточно ………………… (2) и вовремя для моего первого

…………………….. (3). Когда та первая моя колонна ………………… (4) нажать,

Я почувствовал огромное облегчение и был так горд, что не спал всю ночь, чтобы получить половину

дюжина экземпляров ………………….. (5) с печати для всех членов моей семьи!

У меня все еще есть копия той первой моей статьи в папке, где я храню ……….. (6)

всех работ, которыми я особенно горжусь.

Ответьте на эти вопросы о языке текста в B.

1 Не могли бы вы написать главному редактору с просьбой поработать над «его тряпкой»? Почему, почему нет?

2 Что вы думаете о газетах, если вы называете их «грязной прессой»?

3 Что очень важно не упустить журналистам?

4 Можете привести пример известного модного глянца?

5 Какими двумя словами можно описать историю, которую мечтает получить журналист?

6 Какие два выражения относятся к моменту публикации большой истории?

7 Какие два преступления упоминаются в тексте и в чем они состоят?

8 Что кинозвезда могла бы сохранить в своем альбоме вырезок из прессы?


(.2) | pandia.ru

1 Женщина осталась невредимой в Эппинг-Форест в Эссексе после того, как банда забрала деньги и ____.

2 Вчера добрые люди Эльтама выступили против преступности. Один случайный герой был ранен в спину вооруженными грабителями, а мужчине, который использовал свою машину, чтобы протаранить их автомобиль, был выставлен счет за дорогостоящий ремонт. Но храбрый народ из юго-восточного пригорода Лондона в конце концов победил, а налетчики ____.

3 Отважный начальник полиции предотвратил вооруженное ограбление ювелиров, схватив ружье рейдеров.Когда 54-летний старший суперинтендант Крис Стэнден боролся с вооруженным преступником, выстрел попал в потолок магазина в Бате. Несмотря на ранение по голове, он цеплялся за пистолет и налетчиков ____.

4 Младший почтмейстер был застрелен во время попытки ограбления почтового отделения в Клэптоне на севере Лондона. Полиция сообщает, что трое вооруженных мужчин ждали в почтовом отделении, когда почтмейстер и его жена прибыли, чтобы открыться. Когда он отказался отдать деньги, его застрелили. Бандиты ____.

5 Мистер Каллинг был вынужден поехать в свой банк и передать наличные. Его младшего брата Филиппа связали и заперли в багажнике машины на три часа, пока банда ____.

17 Оружейная культура . Стенограмма ниже предоставлена ​​Национальным общественным радио. Ведущий программы говорит дважды, представляя вклад двух сторонних специалистов, каждый из которых говорит по одному разу. В каких двух точках каждый из двух специалистов начинает говорить? (Не все точки указывают на смену динамика.)

ЧАСТЬ УПАКОВКИ

Популярный образ городского убийства — это битва городских банд и перестрелки с проезжей части. Но половина людей, которые убивают друг друга, тоже знают друг друга. Многие из них являются членами одной семьи. Джерри Глиден — директор Чикагской комиссии по преступности, некоммерческой организации, которая отслеживает, почему люди совершают насильственные преступления.

На них оказывают сильное давление со стороны различных агентств — будь то испытательный срок, социальная работа, домовладелец, полиция или кто-то еще.

И если жена выходит и что-то делает, или если муж выходит и напивается и возникает большой спор, то иногда один из них будет ждать, пока другой уснет, и стрелять в них или закалывать их.

Банды — это все на улице или для того, чтобы показать, насколько они круты.

Иногда они стреляют в группу на углу, просто чтобы посмотреть, работает ли пушка. Совершенно бессмысленно. Наличие пистолета часто имеет большое значение между простым аргументом и стрельбой.И чем смертоноснее оружие, тем больше вероятность того, что кто-то умрет.

Гвен Фитцджеральд из Handgun Control говорит, что преступники знают об этом и ищут самое мощное оружие, какое только могут найти.

Один ветеран правоохранительных органов сказал, вы знаете, 20 лет назад, когда он начинал, все преступники не были вооружены.

А потом, вы знаете, в 60-х и 70-х, да, они были вооружены пистолетами «Субботняя ночь» — очень маленькими, легко скрываемыми пистолетами, обычно на несколько патронов, может быть, на шесть или восемь патронов.Теперь не только все преступники носят оружие, но и получили полуавтоматические технологии.

18 Переведите интервью с детективом из отдела мошенничества и объясните на английском языке значение слов и фраз жирным шрифтом.

МОШЕННИЧЕСТВО И ВЛОЖЕНИЕ

Я Сэм Ву. Я был детективом в отделе мошенничества в течение 20 лет и много видел!

Однажды банда подделала в гараже миллиона банкнот. Мы обнаружили поддельных банкноты на 10 миллионов долларов США. Они были очень хорошего качества. Подделка или подделка банкнот была проблемой, но теперь все подделки находятся в тюрьме.

Подделка предметов роскоши, таких как часы Rolex, также была проблемой, но мы прилагаем все усилия, чтобы закрыть мастерские, где производятся подделки .

Были случаи мошенничества , когда кто-то предлагал ссуду, но требует, чтобы заемщик заплатил «комиссию» до получения ссуды.Люди могут быть глупыми.

И есть хищение, вид мошенничества, при котором кто-то незаконно получает деньги от своего работодателя. Один бухгалтер отправлял фальшивые счета компании, в которой работал, и переводил деньги из своей компании на банковские счета фальшивых компаний, которые он «создал». Он присвоил 2 миллиона долларов — настоящая афера.

Раньше было много рэкетиров , требовавших «денег на защиту» от бизнеса. Если бы они не заплатили , их предприятия были бы сожжены дотла.

Отмывание денег, сокрытие незаконного происхождения денег — обычное дело — гангстеры скупают имущество за деньги от наркотиков. Когда они продают недвижимость, деньги становятся «законными». Но теперь банки помогают, сообщая нам, когда кто-то делает крупный депозит наличными.

19 Заполните приведенную ниже таблицу, используя информацию из интервью в упражнении 18. В первой строке дан пример. При необходимости обратитесь к словарю.

Существительное: преступление

Существительное (деятель): преступник

Глагол: что делает преступник (Он / она)

Существительное: вещь, совершенная или совершенная при преступлении

Родственное прилагательное

подделка

фальшивомонетчик

подделки

подделка

подделка

растрат

faker

подделки

подделка

мошенничество

мошенник

мошенничества

Отмыватель денег

вымогателей

20 Расскажите историю, которую вы прочитали или слышали, или придумайте свою, используя одну из следующих идей .

1. Они использовали прибыль от продажи наркотиков для покупки домов и земли в Европе.

2. Он переводил 200 фунтов стерлингов со счета компании на свой банковский счет каждую неделю в течение многих лет.

3. Net Rail и West Trains тайно согласились взимать одинаковую плату за проезд на своих самых загруженных маршрутах.

4. Банкнота в 100 долларов была настолько хороша, что было почти невозможно отличить ее от настоящей.

5. Они предложили ему 20 000 долларов, чтобы передать контракт им, а не их соперникам.

6. Генеральный директор был арестован за то, что продала все свои акции незадолго до того, как цена упала.

21 Завершите каждое предложение, вписав в пробел слово, образованное из глагола, указанного в скобках .

1 Они думали, что президент был причастен к ____. (коррумпирован)

2 Публикация лжи о компании, которая пытается снизить цену своих акций, является рыночной ____. (Буровая установка)

3 В прошлом году признан виновным в отношении инсайдера ____. (Сделка)

4 Его обвинили в ____ за то, что он давал политикам деньги за услуги.(взятка)

5 Они заработали много денег ____ спортивной одежды известного бренда. (поддельный)

6 Она организовала ____ почтовых марок на 2 миллиона долларов. (кузница)

22 В каждой из пронумерованных строк (1-5) есть одно слово , что на неверно. Обведите ошибку и напишите правильное слово в конце строки.

Меня зовут Лаура Рейнер, я работаю в Управлении финансового сектора.

1 Наша работа — регулярное банковское и инвестиционное обслуживание.____

2 Мы изучаем отчеты о правонарушениях в компаниях .____

3 Некоторые случаи небольшие — например, режиссер принимает «сладость» за услугу, ____

Еще 4 очень серьезные. В одной схватке участвовал человек, который продал 1 миллион долларов ____

.

5 акций несуществующей компании! Это обман. ____

2 3 ОБЪЕДИНЕНИЯ. Убедитесь, что вы знаете разницу между глаголами , украсть, и , ограбить . Объект глагола украсть — это вещь, которая забирается, т.е.грамм. они украли мой велосипед , тогда как объект глагола ограбить — это человек или место, из которых были украдены вещи, т.е. грамм. Прошлой ночью меня ограбили. Человек в маске ограбил банк.

A. Введите правильную форму rob или steal в предложениях ниже.

1 Вчера вечером вооруженная банда ____ почтовое отделение. Они ____ 2000 фунтов стерлингов.

2 Моя сумочка ____ вчера в театре.

3 Ежегодно большое количество банков ____.

4 Джейн ____ возможность баллотироваться в президенты.

B. Заполните таблицу, отметив объекты, совпадающие с глаголами.

банк

дом

склад

часы

старушка

легковой автомобиль

менеджер банка

украсть

грабить

разбить на

Burgle

кружка

С.Заполните таблицу, отметив существительные, совпадающие с прилагательными.

убийство

преступник

правонарушитель

Преступление

порочный

жестокий

хладнокровный

общий

привычный

мелкий

24 Заполните пропущенные слова в предложениях ниже.Выберите из следующих :

штраф со взломом совершить воровство свидетель поджог несовершеннолетний правонарушитель

1 В последние годы резко возросло количество молодых людей, совершающих ____ преступления.

2 На прошлой неделе вторглись в другой дом. Это третий ____ в районе за последний месяц.

3 Он припарковал свою машину не в том месте, и ему пришлось заплатить 20 фунтов стерлингов за парковку ____.

4 Это четвертый пожар в этом районе за последнее время.Подозреваемый в полиции ____.

5 Магазин решил установить замкнутую систему видеонаблюдения, чтобы решить проблему ____.

6 А ____ — молодой человек, нарушающий закон.

7 A ____ это тот, кто видит совершаемое преступление.

2 5 Заполните пустые поля. Дана первая буква каждого пропущенного слова.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Воры существуют веками, возможно, столько же, сколько и люди, но вооруженные (1) r____ — более недавнее явление.К сожалению, женщины всегда были (2) v____ изнасилований и (3) v____. (4) F____ существует с тех пор, как печать использовалась для зарабатывания денег или производства документов. Богатые люди или их дети иногда (5) k____ и не освобождаются до тех пор, пока не будет уплачен выкуп.

В двадцатом веке появилось множество организованных (6) c____ , таких как угон самолетов, контрабанда наркотиков или торговля наркотиками. Статистика показывает тревожный (7) ____ уровень насильственных преступлений и преступлений, связанных с (8) ____ продажей оружия по всему миру.Возможно, самое последнее преступление — это взлом компьютеров для доступа (9) i____ , который помогает конкурентам в промышленности. Этот рост международной преступности заставляет задуматься, правда ли, что (10) C____ не приносит результатов.

26 Поместите каждое из следующих слов и фраз на их правильные места в отрывке ниже.

Двоеженство гражданское сообщество

страны преступления уголовное право штраф штраф

законы о подделке пожизненного лишения свободы проступки

штрафник состояние тюрьмы

срок государственной измены

ПРЕСТУПНОСТЬ

Преступление нарушает законы сообщества, (1) ____ или нации.Это наказуемо в соответствии с этими (2) ____. Определение преступления варьируется в зависимости от времени и места, но законы большинства (3) ____ рассматривают такие преступления как (4) ____ как поджог, (5) ____, кражу со взломом, (6) ____, убийство и (7) ____ .

Не все преступления против закона (8) ____. Законы, устанавливающие наказания за преступления, образуют (9) ____. Этот закон определяет как преступления те преступления, которые считаются наиболее вредными для (10) ____. С другой стороны, (11) ____ может обидеть кого-то другим способом, нарушающим (12) ____ закон.

Общее право признает три (13) ____ преступлений: государственную измену, (14) ____ и проступок. Смерть или (15) ____ — обычное (16) ____ за измену. Законы США, например, определяют тяжкое преступление как преступление, наказуемое (17) ____ одного года или более в штате или на федеральном (18) ____ Лицо, совершившее (19) _____, может быть наказано на (20) ____ или тюремное заключение сроком менее одного года.

27 Замените слова, подчеркнутые в каждом предложении, одним из указанных слов .

Упразднены депортированные заброшенные беспорядки обманутые

разогнанных помилованных самовольно обманутых

а) В конце демонстрации толпа мирно разошлась в разные стороны .

б) Проблема в том, что правительство ничего не сделало по поводу этой проблемы .

в) Выяснилось, что сотрудников обманули пенсий работодателем.

г) Сотни молодых людей вышли из-под контроля на улицах, грабя магазины.

д) Дэйв был официально освобожден от наказания после того, как полиция обнаружила новые улики.

е) Брайан был иностранцем-нелегалом, и когда его поймала полиция, его заставили покинуть страну.

ж) Джим и Сью жили нелегально, не платя за квартиру в доме в Восточном Лондоне в течение двух лет.

h) Джейн попросили покинуть допрос после того, как она действовала нечестно и была поймана.

i) Смертная казнь отменили несколько лет назад в этой стране.

28 Выберите наиболее подходящее слово или фразу, подчеркнутую в каждом предложении.

а) Салли не осознавала, что она нарушила / опровергла / отклонила закон.

б) Полиция запретила / отменила / отказала в парковке на этой улице.

c) Я должен не забыть получить / соглашение / лицензию / разрешение для моего телевизора.

г) Президент признал нарушение закона и преступлений / правительства / порядка.

д) родители Джима не согласятся / не позволят / не позволят ему пойти на демонстрацию.

е) Карлос был арестован за то, что въехал в страну ложно / незаконно / ошибочно.

g) Разговор с другими студентами противоречит закону / правилам / правилам экзамена,

з) Двое мужчин были арестованы до того, как смогли совершить / совершить / совершить еще преступлений.

i) Курение запрещено принудительно / запрещено / запрещено возле бензобаков.

j) Патрульная машина остановила меня, потому что я мчался / бегал / превышал скорость в населенном пункте.

29 Выберите лучшую альтернативу, чтобы заполнить пробелы в следующих предложениях.

1 Она была ____ мужчиной, который угрожал рассказать ее работодателю о ее прошлом.

Угнанный

Б шантажировали

2 У ____ был нож, поэтому она отдала ему свою сумку.

Контрабандист

B грабитель

3 Универмаги теряют миллионы из-за ____.

Карманная кража

Б Воровство в магазине

4 Полиция думает, что кто-то ____ зажег огонь.

Поджигатель

B кузнечный

5 Он ____ подпись своего отца на чеках на сумму 20 000 фунтов стерлингов.

Кованый

B контрабандой

6 Когда вы путешествуете в общественном транспорте, всегда держите свою сумку тщательно закрытой на случай ____.

Угонщики

B карманники

7 ____ существует в некоторых частях США.

Испытательный срок

B Смертная казнь

8 Полиция задержала ____ женщину в связи с ограблением в прошлый вторник.

А арестован

Б Обвиняемый

3 0 Выберите правильный ответ.

1 Это было одно из немногих преступлений, которые он не совершил ____.

a) достичь b) зафиксировать c) сделать d) выполнить

2 ____ по-прежнему удерживают в заложниках двенадцать человек.

а) бандиты б) партизаны в) угонщики г) похитители

3 Ему было предъявлено обвинение в нарушении валютных правил.

a) нарушение b) нарушение c) неуважение d) соблюдение

4 Наш страховой полис предлагает немедленное ____ от риска кражи со взломом, несчастного случая или повреждения в результате пожара.

а) уход б) крышка в) облегчение г) безопасность

5 Мужчина выпрыгнул из окна и совершил ____.

а) смерть б) убийство в) убийство г) самоубийство

6 «Воров будет ____.»

а) привлечен к ответственности б) отменен в) преследован г) привлечен к ответственности

7 Полиция обвинила маленького хулигана _____ из толпы в произошедшем.

a) составляющая b) часть c) элемент d) часть

8 Полиция сообщила, что ____ въездов не было, хотя дом был ограблен.

а) сломан б) разрыв в) форсированный г) разбился

9 Полицейская машина мчалась по улице с ревом ____.

а) тревога б) звонок в) гонг г) сирена

10 Фотоаппарат туриста был ____, потому что он ввез его в страну нелегально.

а) потеряли б) конфисковали в) лишили г) вымогательством

11 Смотрите, офицер. Я не пьян. Я ____ как судья.

а) спокойный б) ясный в) трезвый г) устойчивый

12 Он сказал, что подаст на нас в суд, но я не думаю, что он ____ свою угрозу.

a) достичь b) выполнить c) выполнить d) выполнить

13 Заговорщики замышляли ____ правительства.

а) катастрофа б) катастрофа в) снос г) свержение

14 Воры ____ бумаги по всей комнате, пока искали деньги.

a) вещание b) рассеяние c) засеянное d) ошибочное

B1_reading_comprehension Страницы 1-13 — Текстовая версия

ПРАКТИКА ПО СОЗНАНИЮ ЧТЕНИЯ
(B1 IDONEITA ’)

FACOLTA’ DI LETTERE E FILOSOFIA

FREDERIKA GEBHARDT

РУКОВОДСТВО ПО ЧТЕНИЮ

Помните точное количество времени, чтобы у вас было точное время.
Прочтите текст быстро, не останавливаясь, чтобы проверить свое понимание отдельных
слов. Первое чтение предназначено для общего понимания текста.
Прочтите текст еще раз внимательнее. На этот раз остановитесь на разделах, которые вам могут показаться более сложными.
Просматривайте вопросы, не просматривая ответы. Посмотрите, сможете ли вы легко ответить на вопросы
самостоятельно. Пропустите любые вопросы, на которые вы не можете ответить сразу.
Перечитайте вопросы и ответьте.Пропустите любой вопрос, который вам кажется слишком сложным.
Если вы не можете найти что-то похожее на исходный ответ на вопрос, взгляните на текст
еще раз.
После того, как вы ответили на каждый вопрос, вернитесь к тексту, чтобы найти обоснование для каждого из
ваших ответов.
Вернитесь к вопросам, на которые вы не смогли ответить сразу, и посмотрите, сможете ли вы
ответить на них сейчас.
Если у вас еще есть время, убедитесь, что другие возможные ответы специально не упоминаются в тексте
.

B1 Idoneita

Раздел понимания прочитанного состоит из 1 текста с 5 вопросами с несколькими вариантами ответов (3
альтернативных варианта) и 1 текста с 10 истинными или ложными вопросами. У вас есть 20 минут, чтобы заполнить этот раздел
. Использование словарей запрещено.

На следующих страницах вы сможете попрактиковаться в 5 практических тестах с несколькими вариантами ответов и 5 реальных или
ложных практических тестах с ключами ответов.

Прочтите текст и выберите ОДИН ответ на каждый вопрос.

1. Pet Doctor
В театральном мире есть старая поговорка: «Никогда не работайте с детьми или животными». Жалко, что
Герман Гросс никогда не слышал этого совета, а если слышал, то не обращал на него внимания. «
» не столько из-за того, что «Доктор домашних животных» — плохой фильм, хотя я не могу найти много причин, чтобы сказать, что это
хороший фильм. Это больше меня злит. Гросс — хороший актер. Его появление прошлой зимой на сцене Нью-Йорка
в шекспировском «Ромео и Джульетте» показало, что он действительно может играть.Так что же он
делает в этом бреде?

Это история о докторе из маленького городка, который обнаруживает, что зарабатывает больше денег, ухаживая за домашними животными местных
детей, чем заботясь о людях. Затем у него возникают проблемы с полицией, потому что
у него нет нужной лицензии на это, и, что удивительно, дети и их домашние животные
находят способ решить его проблемы. Не скажу как, потому что это единственная часть фильма, которая хоть немного оригинальна или забавна.Если вам нужно это увидеть, вы будете раздражены, если я вам скажу. Но мой совет
: когда дело доходит до кинотеатра рядом с вами, оставайтесь дома и вымойте кошку шампунем.

Вопросы

1. Что автор пытается сделать в тексте?
а. Сравните Германа Гросса с другим актером.
г. Выскажите свое мнение об использовании животных в фильмах.
г. Выскажите его или ее мнение о Pet Doctor.

2. Текст дает читателю …
а. информация о новом фильме.
г. идеи о том, как следует заботиться о животных.
г. новости о жизни кинозвезд.

3. Писатель считает, что Pet Doctor — это …
a. забавно.
г. оригинал.
г. не стоит смотреть.

4. Почему писатель упомянул Ромео и Джульетту?
а. Это пример действительно хорошей игры.
г. Гросс доказал, что он хороший актер.
г. Центральные персонажи очень молоды.

5. Какой из этих телегидов описывает Pet Doctor?
а. Доктора любят дети, питомцев которых он лечит.Но все идет не так, и его
отправляют в тюрьму.
г. Врач обнаруживает, что может лечить местных животных, а затем обнаруживает, что это запрещено. Но все кончается
благополучно.
г. Врач предпочитает животных людям и перестает заботиться о своих пациентах. Гибнут люди, вылечено
животных, потом приезжает полиция. . .

Прочтите текст и выберите ОДИН ответ на каждый вопрос.

2. The Body Shop

Когда я открыл первый Body Shop в 1976 году, моей единственной целью было заработать достаточно, чтобы прокормить
моих детей.Сегодня The Body Shop — это международная компания, стремительно развивающаяся во всем мире.
За годы, прошедшие с того момента, как мы начали, я многому научился. Многое из того, что я узнал, можно найти в этой книге
, поскольку я считаю, что у нас, как у компании, есть что сказать о том, как вести успешный бизнес
, не отказываясь от того, во что мы действительно верим.

Это не нормальная деловая книга, и это не только о моей жизни. Смысл в том, что для успеха в бизнесе
вы должны отличаться.Бизнес может приносить удовольствие, бизнесом можно управлять с любовью, и он может принести пользу. В бизнесе, как и в жизни, мне нужно получать удовольствие, чувствовать себя семьей и быть взволнованным
неожиданностями. Я всегда хотел, чтобы люди, работающие в The Body Shop, чувствовали себя так же, как
.

Теперь эта книга рассылает эти мои идеи миру, делает их достоянием общественности. Я хотел бы думать, что
нет предела нашей «семье», нет предела тому, что можно сделать. Я считаю это захватывающей мыслью.Я,
, надеюсь, что ты тоже.

Вопросы

1. Какова основная цель писателя при написании этого текста?
а. Рассказать читателю историю своей жизни.
г. Ознакомить читателя с ее идеями.
г. Объяснять, как работают международные компании.

2. Что можно узнать из этого текста?
а. Как заработать много денег.
г. Как написать книгу о бизнесе.
г. О чем книга писателя.

3. Как писатель относится к своему бизнесу?
а.Она просто управляет им для собственного развлечения.
г. Это не похоже на любую другую компанию.
г. Вероятно, он станет еще более успешным.

4. Каких работников любит нанимать писатель?
а. Работники, которые ладят с общественностью.
г. Рабочие, у которых такое же отношение, как и у нее.
г. Рабочие, у которых есть свои семьи.

5. Каким человеком кажется писатель?
а. Кажется, она придерживается твердого мнения.
г. Кажется, она не очень уверена в себе.
г. Для нее ведение бизнеса — это просто работа.

Прочтите текст и выберите ОДИН ответ на каждый вопрос.

3. Музей игрушек
Этот музей находится в центре города, в нескольких метрах от собора и недалеко от рынка.
содержит куклы, кукольные домики, книги, игры и развлечения, механические и конструкционные игрушки. В этой коллекции
есть игрушки, изготовленные самыми разными производителями игрушек, от самых важных до
самых маленьких, включая самые обычные игрушки и самые ценные.Также есть записи о
детских забавах за последние сто пятьдесят лет. В большинстве крупных стран-производителей из
Европы в прошлом веке была промышленность игрушек; Французские и немецкие фабрики ежегодно производили
миллиона игрушек. Многие коллекционеры игрушек считают, что вторая половина девятнадцатого века была
лучшим периодом для производства игрушек, и в музее есть много образцов игрушек этого периода, которые
все еще находятся в идеальном состоянии. В настоящее время растет интерес к игрушкам 1920-х и 1930-х годов и
, в результате чего музей начал собирать коллекцию этих лет.Посетители музея
обнаружат, что кто-то всегда готов ответить на вопросы — мы надеемся, что вы посетите нас.
Часы работы 10.00-17.30 каждый день (кроме 25 и 26 декабря)

Вопросы

1. Это письмо от …
a. Реклама.
г. школьный учебник истории.
г. сборник рассказов.

2. Что пытается сделать писатель?
а. Давать советы.
г. Высказывать мнения.
г. Чтобы дать информацию.

3. В музее очень много игрушек конца 19 века, т.к…
а. он расположен в центре города.
г. многие считают этот период лучшим для изготовления игрушек.
г. посетителей интересуют игрушки того времени.

4. Какому периоду производства игрушек уделяется повышенное внимание?
а. Каждый день кроме декабря.
г. 1920-е и 1930-е годы.
г. ХХ век.

5. Какую из следующих рекламных объявлений вы бы нашли за пределами Музея игрушек?
а. Игрушки древних цивилизаций
б. ДО ТВ! — специальная выставка комнатных игр с 1890 по 1940 год
c.Как одевались дети 1600 — 1900 «Одежда для всех возрастов»

Прочтите текст и выберите ОДИН ответ на каждый вопрос.

4. Фотопечать выплачивает компенсацию

Шарлотта Кинг в октябре прошлого года побывала в Китае и сделала множество фотографий.
Когда она вернулась, она решила отправлять свои пленки на печать по одной. Таким образом, ей,
, будет легче сопоставить свои фотографии с дневником, который она вела, пока была там.
Это было хорошо, что она сделала, потому что первая пленка, которую она отправила в компанию для печати, была потеряна.
Мисс Кинг была очень расстроена тем, что она никогда не увидит свои драгоценные фотографии Шанхая и Сучжоу.
Компания предложила ей бесплатный рулон пленки, но мисс Кинг отказалась принять это предложение и написала ответ
, чтобы сказать, что их предложения недостаточно. Затем они предложили ей 20 фунтов, но она тоже отказалась, и
попросил 75 фунтов, что, по ее мнению, было вполне справедливым. Когда фирма отказалась платить, она сказала, что
обратится в суд.Однако прежде чем дело дошло до суда, фирма решила выплатить мисс Кинг 75 фунтов стерлингов. Этот
показывает, что можно сделать, если вы попытаетесь пожаловаться фирме или производителю и настаивать на справедливом обращении с
.

Вопросы

1. Что пытается сделать писатель?
а. Жаловаться на фотопечать.
г. Дать совет, как пожаловаться.
г. Чтобы сообщить нам о юридических проблемах.

2. Этот текст взят из …
а. дневник.
г. письмо.
г. газета.

3. Перед визитом Шарлотта была …
a. однажды был в Китае.
г. никогда раньше не был в Китае.
г. уже был в Китае несколько раз.

4. Хорошо, что мисс Кинг отсылала свои фильмы по одному, потому что …
a. не все фильмы были потеряны.
г. ей предложили бесплатный рулон пленки.
г. она смогла завершить свой дневник.

5. Когда мисс Кинг сказала, что обратится в суд, компания …
a.предложил ей 20 фунтов стерлингов.
г. сказал, что их предложения было недостаточно.
г. принял решение заплатить 75 фунтов стерлингов.

Прочтите текст и выберите ОДИН ответ на каждый вопрос.

5. Альтернативная медицина

Альтернативная медицина по определению является альтернативой чему-то еще: современной западной медицине.
Но термин «альтернатива» может вводить в заблуждение и даже отталкивать некоторых людей. Немногие практикующие
гомеопатию, иглоукалывание, траволечение и тому подобное считают свои методы лечения полной заменой
современной медицины.Скорее, они считают свои дисциплины дополнительными к ортодоксальной медицине.
Проблема в том, что многие врачи отказываются даже признавать «естественную» или альтернативную медицину, потому что
требует радикально другого взгляда на здоровье, болезнь и лечение. Но что бы ни думали врачи,
спрос на альтернативные формы медицинской терапии сейчас сильнее, чем когда-либо прежде, поскольку ограничения
современной медицинской науки становятся все более понятными.

Альтернативные методы лечения часто отвергаются ортодоксальной медициной, потому что они
иногда назначаются людьми без формального медицинского образования.Но, по сравнению со многими традиционными методами лечения
, западная медицина, как мы ее знаем сегодня, возникла совсем недавно. Всего лишь 150 лет
назад фитотерапия и простые неорганические соединения были наиболее эффективными доступными методами лечения.
Несмотря на нетерпимое отношение медицинского истеблишмента,
все больше и больше врачей принимают альтернативные методы лечения, и Всемирная организация здравоохранения согласилась способствовать интеграции
проверенных, ценных, «альтернативных» знаний и навыков в западную медицину.

Вопросы

1. Термин «альтернатива» …
a. не совсем уместно.
г. отвергается западной медициной.
г. совсем недавно.

2. Традиционные врачи часто отвергают альтернативную терапию, потому что …
a. это не выгодно.
г. это заблуждение.
г. практикующие врачи часто не имеют квалификации.

3. Немногие практикующие альтернативную медицину думают, что их методы лечения должны …
a. заменитель современной медицины.
г. дополняют современную медицину.
г. приниматься медицинским учреждением.

4. Западная медицина …
а. основан на многих традиционных методах лечения.
г. существует сравнительно недолго.
г. практикуется людьми без формального медицинского образования.

5. Всемирная организация здравоохранения …
a. нетерпимое отношение к альтернативным методам лечения.
г. поддержит эффективные знания и навыки.
г. поддержит всю альтернативную медицину.

Прочтите текст и скажите, верны ли следующие утверждения или нет.

1. Норвич

Норвич, столица части Британии, известной как Восточная Англия, существовал как место для жизни
более двух тысяч лет. Он начинался как небольшая деревня на берегу реки Венсум.

Первый собор был построен в 1095 году и недавно отпраздновал свое 900-летие, в то время как сам
Норидж отмечал в 1994 году 800-летие получения города
Королевской хартией. Это позволяло называть его городом и самостоятельно управлять собой.

Сегодня, по сравнению с такими местами, как Лондон или Манчестер, Норвич довольно маленький, с населением
человек, около 150 000 человек, но в 16 веке Норвич был вторым городом Англии. Он
продолжал расти в течение следующих 300 лет и становился все богаче и богаче, прославившись тем, что у него было столько церквей, сколько недель в году, и столько пабов, сколько дней в году.

В настоящее время церквей и пабов намного меньше. С его быстрорастущим населением из
студентов и успехом в качестве современного коммерческого центра город теперь имеет широкий выбор из
развлечений: театры, кинотеатры, ночные клубы, оживленные кафе, отличные рестораны, а также ряд центров искусства и отдыха.Сейчас к достопримечательностям города относится еще одна важная разработка — современный торговый центр
под названием The Castle Mall. Жители Норвича жили с очень большой ямой в центре города
более двух лет, пока строители вырыли основную парковку. Грузовики перевезли почти
миллиона тонн земли, чтобы крыша торгового центра могла стать парком в центре города с привлекательными
бассейнами с водой и сотнями деревьев. Но местные жители очень довольны тем, что старый открытый рынок
сохранился прямо в самом центре города и рядом с новой застройкой.

Вопросы T / F
1. Река Венсум протекает через Восточную Англию. T / F
2. Люди жили у реки Венсум не менее 2000 лет. T / F
3. В XI веке Норвич был небольшой деревней. T / F
4. Норвич был городом с момента постройки его первого собора. T / F
5. Норидж всегда был одним из самых маленьких городов Англии. T / F
7. Число студентов в Норвиче увеличивается. T / F
8. Торговый центр Castle Mall строился более двух лет. Т / Ф
9.Жители Норвича до сих пор любят делать покупки на старом рынке. T / F
10. Городской парк окружает торговый центр.

Прочтите текст и скажите, верны ли следующие утверждения или нет.

2. Успех карнавала в области безопасности

Карнавал в Ноттинг-Хилле, крупнейший уличный фестиваль Европы, в этом году был лучшим в истории. Несмотря на
пасмурных неба, карнавал оживил улицы своим уникальным образом с рекордными числами и
небольшими зарегистрированными преступлениями. После двух убийств в 2009 году серьезные проблемы с безопасностью вызвали
карнавала этого года.Чтобы избавиться от этих опасений, было внесено несколько изменений. Во-первых, маршрут карнавала
был изменен, чтобы избежать узких улиц Ноттинг-Хилла, жилого района с множеством небольших дорог
. Во-вторых, организаторы карнавала предоставили больше стюардов, и они прошли более качественную подготовку. Наконец, организаторы позаботились о том, чтобы время окончания — 21:00 — строго соблюдалось.

После этих изменений в Carnival 2010 на улицах
Notting Hill устроили вечеринку более миллиона человек.Более 3000 человек, одетых в эффектные красочные костюмы, прошли парадом, и
танцевали по улицам, толпы из четырех и пяти человек выстроились вдоль маршрута, чтобы попытаться увидеть событие
. Жители веселились на балконах квартир, и даже полиция принимала участие. Помимо карнавального шествия
, местность была заполнена звуковыми системами, воспроизводящими музыку всех видов
, наиболее распространенными были самба, регги и рэп.

Вчера полиция сообщила, что за выходные было произведено 56 арестов, в том числе 30 за кражу из карманов и 3 за ограбление.Председатель Notting Hill Carnival Trust Крис
Маллард вчера сказал: «Критика этого мероприятия была необоснованной, и я надеюсь, что люди
теперь увидят карнавал таким, какой он есть; прекрасная возможность продемонстрировать мультикультурализм, который это
столичный Лондон ».

Вопросы T / F
1. В Европе есть более крупный фестиваль, чем карнавал в Ноттинг-Хилле. T / F
2. Погода на карнавале в этом году была очень хорошей.

3. Карнавальный парад прошел иначе. год.T / F
4. Многие мероприятия продолжались до полуночи. T / F
5. Более миллиона человек носили специальные костюмы. T / F
6. Некоторым было трудно увидеть парад. T / F
7. Некоторые полицейские танцевали и веселились. T / F

8. Музыка было много. T / F

9. Более половины задержанных были за кражи. T / F
10. Карнавал представляет только одну группу или сообщество в Лондоне. T / F

Прочтите текст и скажите, верны ли следующие утверждения или нет.

3. Западный алфавит

Западный алфавит, который используется в Европе, Америке, Африке, Австралии и Новой Зеландии
, а также в других странах, возник на Ближнем Востоке. Люди, которые дали миру этот алфавит
, были финикийцами, народом, который основал колонии по всему Средиземноморью,
включая Карфаген в Африке и Гадес в Испании. В их алфавите буквы были представлены
маленькими картинками, которые представляли звуки.У финикийца А был алеф, что означает «бык». и это
было сделано из маленького изображения головы быка. Буква B была beth, что означало «дом», а
— это здания с круглыми крышами, которые вы все еще можете видеть в Сирии.

Финикийцы имели контакты с другим народом моряков, греками, с которыми они воевали и
вели торговлю. Греки также начали использовать финикийский алфавит. Они изменили имена, поэтому aleph
и beth стали альфа и бета. Форма букв такая же, но повернута на
боком.Конечно, первые две буквы алфавита дают ему название. За прошедшие годы произошло
изменения. Латинский язык разработал алфавит с некоторыми буквами, отличными от греков, и с тех пор было добавлено еще
буквы. Но на самом деле жители Запада используют ту же систему письма, которая служила им так хорошо
тысячи лет.

Вопросы T / F
1. Цель этого текста — рассказать кое-что из финикийской истории. T / F
2. Информация в тексте носит забавный характер.T / F
3. Финикийцы пришли из Карфагена. T / F
4. Финикийцы были народом моряков. T / F
5. Финикийский алфавит состоял из отдельных знаков. T / F
6. Греки повернули буквы в другом направлении. T / F
7. Греки разработали алфавит из латыни. T / F
8. В первоначальном алфавите было меньше букв, чем сейчас. T / F
9. Название алфавита состоит из трех букв. T / F
10. Наша современная система письма похожа на финикийский алфавит.

Прочтите текст и скажите, верны ли следующие утверждения или нет.
4. Битва при Баннокберне

Роберт Брюс, король Шотландии, — один из величайших героев шотландской истории. В то время

английский король Эдуард II хотел править всей страной, но Роберт Брюс помог шотландцам
сопротивляться и сформировать большую армию, которая напала на замок Стерлинг. Армия короля Эдуарда пришла на помощь
солдатам в замке, и две армии встретились в городке Баннокберн 24 июня 1314 года.

В то время сильнейшей частью английской армии были лучники. Эти лучники с их длинными луками (
) одержали много побед англичан во Франции. У шотландцев не было много лучников, поэтому в
г., когда английские лучники атаковали, они не могли ни защищаться, ни сопротивляться. Однако Роберт
Брюс был готов к этому, и он призвал свою конницу (своих солдат на лошадях). Лошади
были слишком быстры для лучников, и шотландские рыцари преследовали их с поля боя.

По мере продвижения английских рыцарей Роберт Брюс приказал шотландцам поставить острые палки перед своими солдатами и вырыть ямы в земле, чтобы английская кавалерия могла упасть. В результате англичане
были разочарованы случившимся и не очень хорошо сражались.

Многие люди в этом районе знали, что идет великая битва, и когда они услышали, что шотландская армия
побеждает, они пришли посмотреть битву. Английские солдаты увидели их появление на вершине ближайшего холма,
, и подумали, что это еще одна шотландская армия.Англичане
были напуганы тем, что их поймают между двумя шотландскими армиями, и убежали. Теперь шотландская кавалерия
вернулась в бой, и всадники убили много английских солдат, когда они бежали.
После этого английской армии так и не удалось по-настоящему завоевать Шотландию, в том числе потому, что у нее было
для ведения войн в других странах, таких как Франция и Голландия.

Вопросы T / F
1. Битва при Баннокберне произошла в 14 веке. Т / Ф
2. Битва произошла зимой.T / F
3. Во время битвы англичане находились в замке Стирлинг. T / F
4. Многие шотландцы в Бэннокберне были убиты стрелами. T / F
5. Английские лучники были самой слабой частью английской армии. T / F
6. Английские всадники прогнали шотландских всадников. T / F
7. Англичанам было очень трудно атаковать армию шотландцев. T / F
8. Англичане испугались, когда появилась другая шотландская армия. T / F
9. Английские солдаты выиграли битву. T / F
10. Шотландия также воевала с французами.

Прочтите текст и скажите, верны ли следующие утверждения или нет.

5. Facebook

Используете ли вы какие-либо из социальных сетей, которые так популярны в наши дни, где
вы можете общаться с друзьями и родственниками и встречаться с людьми, которые разделяют ваши интересы?
Если вы моложе, вы можете использовать MySpace, молодые люди с большей вероятностью будут найдены на Facebook
, а занятые профессионалы могут предпочесть что-то вроде LinkedIn. Но по крайней мере два из этих сайтов имеют одну общую черту:
: помимо социальных пространств, где вы можете встречаться и общаться с людьми, делиться
фотографиями и другими вещами, все они в прошлом добавляли новые глаголы и существительные в язык. пара
года.Давайте рассмотрим несколько примеров. Вы можете Facebook свои праздничные фотографии (загрузите их на
свою страницу Facebook), facebook кого-нибудь, чтобы увидеть, кто они (найдите его в Facebook), facebook
кого-нибудь о вечеринке (свяжитесь с кем-то через их страницу Facebook) и спросите разрешения на
facebook кого-нибудь (добавьте его как друга Facebook).

Как видите, «facebook» — это довольно разностороннее слово, и то же самое можно сказать о «myspace»,
, которое вы обнаружите, что оно используется почти одинаково во всей сети.LinkedIn (будучи более
взрослым профессиональным сообществом) не использовался таким же образом. Пока вы «facebooking» или
«myspacing», вы также можете обнаружить, что «комментируете» (пишете комментарий на чьей-то странице Facebook
или MySpace), как в этом примере: «Я прокомментировал Мэри, что она должна прийти в паб на
Суббота, и она сказала мне, что не может, потому что уезжает на выходные ».

Вопросы

1. Люди, использующие Myspace, как правило, не так стары, как люди, использующие Facebook.T / F

2. LinkedIn предназначен для людей с хорошей работой. T / F

3. Такие сайты добавили в язык новые слова, такие как наречия и прилагательные. T / F

4. Myspace оказался менее универсальным словом, чем Facebook. T / F

5. Все три упомянутых сайта предоставили несколько новых слов. T / F

6. В контексте Интернета «комментировать» означает оставить сообщение для кого-то на его сайте. T / F

7. Вы можете использовать Facebook для разных целей.T / F

8. Новые термины используются уже десять лет. T / F
9. Слово «facebook» используется по-разному. T / F
10. Чтобы добавить его имя на вашу страницу в facebook, вам нужно разрешение. T / F

ОБОЗНАЧЕНИЕ ОТВЕТА
ПОНИМАНИЕ ЧТЕНИЯ — МНОЖЕСТВЕННЫЙ ВЫБОР
1. Доктор домашних животных: 1) c 2) a 3) c 4) b 5) b.
2. Body Shop: 1) б 2) в 3) в 4) б 5) а.
3. Музей игрушек: 1) а 2) в 3) б 4) б 5) б.
4. Фотопечать выплачивает компенсацию: 1) c 2) c 3) b 4) a 5) c.
5. Альтернативная медицина: 1) а 2) в 3) а 4) б 5) б.

ПОНИМАНИЕ ЧТЕНИЯ — ИСТИНА ИЛИ ЛОЖЬ
1. Норвич: 1) T 2) T 3) F 4) F 5) F 6) F 7) T 8) T 9) T 10) F
2. Успех в безопасности на карнавале: 1) F 2) F 3) T 4) F 5) F 6) T 7) T 8) T 9) F 10) F.
3. Западный алфавит: 1) F 2) F 3) F 4) T 5) F 6) T 7) F 8) T 9) F 10) T.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *