Оксана хващевская не любовь: Читать онлайн «Не любовь» автора Хващевская Оксана — RuLit

Читать онлайн «Не любовь» автора Хващевская Оксана — RuLit

Оксана Хващевская

Не любовь

Когда на землю легли ранние зимние сумерки, а на краю неба зажглась первая звезда, рейсовый автобус наконец прибыл в деревню Старые Дороги, остановился у поворота, и Мирослава Ярославская легко спрыгнула с нижней ступеньки на обочину. Снег хрустнул под подошвами ботинок. Передернув плечами, девушка небрежно поправила лямки объемного рюкзака за спиной и, подождав, пока автобус тронется с места, зашагала вперед.

Старые Дороги были небольшим селением с обычными бревенчатыми домами, разбросанными по обе стороны извилистой асфальтированной дороги. Их маленькие оконца светились теплым светом, а в небо поднимались белесые столбы дыма и не торопились рассеиваться в воздухе.

Мороз крепчал. Зима рано пришла в этом году, заворожила, околдовала вьюгами и метелями, засыпала снегом.

Здесь, в деревне, вдоль дороги высились сугробы. А дальше, до самого леса, укутанные в белоснежные покрывала, лежали поля и луга. И лес стоял уснувший, словно одетый в белые меха… Снег блестел, серебрился и казался мягким, невесомым, словно пух.

Ускоряя шаг, Мира свернула с дороги на узкую тропинку, что вела к небольшому домику с зелеными ставнями и шиферной крышей. Дворик от улицы отгораживал низкий забор из частокола с такой же низкой калиткой. Девушка просунула руку в щелку, подняла вверх железный крючок и открыла калитку.

Все четыре окошка в доме светились. Мирослава пробежала дворик, преодолела ступени небольшого крыльца и потянула на себя входную дверь, сколоченную из простых обтесанных досок.

В темных сенях, где зимой было почти так же холодно, как и на улице, она громко потопала на месте, сбивая снег с подошв, и вошла в дом.

Яркий свет резанул по глазам, когда девушка переступила порог, и ее, как волной, обдало теплым воздухом с невероятным и до боли знакомым ароматом борща с белыми грибами, который баба Нина всегда варила только в печи.

Закрыв за собой дверь, Мира сразу же оказалась в объятиях бабушки.

— Унучачка мая! — всплеснула руками старушка, разглядывая ее подслеповатыми глазами. — А я ж думала, ты заўтра прыедзеш!..

— Я решила, что сегодня мне совершенно нечего делать в школе, и не пошла! — беспечно заявила Мира.

— И в самом деле, зачем тебе школа? — послышался голос из глубины дома. — Подумаешь, оценки зачитывать будут! Тебе-то небось особенно радоваться нечему! — Тон, которым все это проговорилось, был ужасно самоуверен и несколько ироничен.

— Степик! — узнала девушка.

— Мира! — услышала в ответ, а немного погодя смогла и разглядеть своего двоюродного братца.

Он стоял, опершись плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди, и плутовская улыбка играла на его смазливом лице.

— Привет! — улыбнулась ему Мирослава и, сбросив на пол рюкзак, стянула с головы вязаную шапочку. Светло-русые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. — И давно ты здесь? — поинтересовалась.

Ее щеки разрумянились от мороза, и даже кончик носа покраснел.

Хрупкость телосложения делала Миру похожей на ребенка, но Степик сразу отметил произошедшие в ней перемены. Они не виделись, кажется, целый год. Ну да, у него не получилось приехать сюда прошлым летом. Чтобы закрепить английский, Степан Рудинский уехал на все лето в Лондон. Подрабатывая то официантом, то курьером, он смог попрактиковаться в произношении, расширить круг знакомств, а заодно и подзаработать немного денег. Но они, конечно, периодически созванивались и не теряли связь друг с другом.

Мирослава повзрослела и уже не была тем угловатым, худым, немного неуклюжим подростком. Она стала юной, прелестной девушкой. Тонкий овал лица. Чистая кожа, бело-розовая, как лепестки яблоневых цветов. Темные брови, ломаной линией взметающиеся к вискам. Аккуратно вылепленный носик. Рот широковат, зато чуть припухшие губы красиво изогнуты. И глаза… Степик не мог взять в толк, откуда они у нее такие. Миндалевидной формы, в обрамлении пушистых темных ресниц. Непроницаемые, бездонные, как лесные озера. Живущие какой-то своей, особенной жизнью. Серо-голубые.

— Я приехал вчера. А ты думала меня обставить?

Девушка состроила рожицу и, засунув шапку в рукав куртки, повесила ее на гвоздик у входа.

— Міраслава, ну як вы жывяце? Матка работае? — спросила ее бабушка, когда они уселись на длинную лавку у окна.

— Да, бабуль! У нас все нормально. Мама работает, папа тоже. Мама вроде собиралась приехать на Новый год. Степик, а твои родители приедут?

Братец небрежно пожал плечами:

— Места здесь для них всех как-то маловато будет!

Книга Не любовь — читать онлайн бесплатно, автор Оксана Александровна Хващевская, ЛитПортал

Не любовь
Оксана Александровна Хващевская

Роман «Не любовь» Оксаны Хващевской – остросюжетное произведение с глубокой нравственной подоплекой, отвечающее на извечный вопрос мужчин: «Чего все-таки хочет женщина?» Первое чувство в жизни героини приводит к глубоким разочарованиям. Словно одержимая одним человеком, она не замечает ничего и никого вокруг, и любовь становится пыткой…

Оксана Хващевская

Не любовь

© Хващевская О. А., 2015

© Оформление. Издательство «Регистр», 2015

* * *

Глава 1

Когда на землю легли ранние зимние сумерки, а на краю неба зажглась первая звезда, рейсовый автобус наконец прибыл в деревню Старые Дороги, остановился у поворота, и Мирослава Ярославская легко спрыгнула с нижней ступеньки на обочину. Снег хрустнул под подошвами ботинок. Передернув плечами, девушка небрежно поправила лямки объемного рюкзака за спиной и, подождав, пока автобус тронется с места, зашагала вперед.

Старые Дороги были небольшим селением с обычными бревенчатыми домами, разбросанными по обе стороны извилистой асфальтированной дороги. Их маленькие оконца светились теплым светом, а в небо поднимались белесые столбы дыма и не торопились рассеиваться в воздухе.

Мороз крепчал. Зима рано пришла в этом году, заворожила, околдовала вьюгами и метелями, засыпала снегом.

Здесь, в деревне, вдоль дороги высились сугробы. А дальше, до самого леса, укутанные в белоснежные покрывала, лежали поля и луга. И лес стоял уснувший, словно одетый в белые меха… Снег блестел, серебрился и казался мягким, невесомым, словно пух.

Ускоряя шаг, Мира свернула с дороги на узкую тропинку, что вела к небольшому домику с зелеными ставнями и шиферной крышей. Дворик от улицы отгораживал низкий забор из частокола с такой же низкой калиткой. Девушка просунула руку в щелку, подняла вверх железный крючок и открыла калитку.

Все четыре окошка в доме светились. Мирослава пробежала дворик, преодолела ступени небольшого крыльца и потянула на себя входную дверь, сколоченную из простых обтесанных досок.

В темных сенях, где зимой было почти так же холодно, как и на улице, она громко потопала на месте, сбивая снег с подошв, и вошла в дом.

Яркий свет резанул по глазам, когда девушка переступила порог, и ее, как волной, обдало теплым воздухом с невероятным и до боли знакомым ароматом борща с белыми грибами, который баба Нина всегда варила только в печи.

Закрыв за собой дверь, Мира сразу же оказалась в объятиях бабушки.

– Унучачка мая! – всплеснула руками старушка, разглядывая ее подслеповатыми глазами. – А я ж думала, ты заyтра прыедзеш!..

– Я решила, что сегодня мне совершенно нечего делать в школе, и не пошла! – беспечно заявила Мира.

– И в самом деле, зачем тебе школа? – послышался голос из глубины дома. – Подумаешь, оценки зачитывать будут! Тебе-то небось особенно радоваться нечему! – Тон, которым все это проговорилось, был ужасно самоуверен и несколько ироничен.

– Степик! – узнала девушка.

– Мира! – услышала в ответ, а немного погодя смогла и разглядеть своего двоюродного братца.

Он стоял, опершись плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди, и плутовская улыбка играла на его смазливом лице.

– Привет! – улыбнулась ему Мирослава и, сбросив на пол рюкзак, стянула с головы вязаную шапочку. Светлорусые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. – И давно ты здесь? – поинтересовалась.

Ее щеки разрумянились от мороза, и даже кончик носа покраснел.

Хрупкость телосложения делала Миру похожей на ребенка, но Степик сразу отметил произошедшие в ней перемены. Они не виделись, кажется, целый год. Ну да, у него не получилось приехать сюда прошлым летом. Чтобы закрепить английский, Степан Рудинский уехал на все лето в Лондон. Подрабатывая то официантом, то курьером, он смог попрактиковаться в произношении, расширить круг знакомств, а заодно и подзаработать немного денег. Но они, конечно, периодически созванивались и не теряли связь друг с другом.

Мирослава повзрослела и уже не была тем угловатым, худым, немного неуклюжим подростком. Она стала юной, прелестной девушкой. Тонкий овал лица. Чистая кожа, бело-розовая, как лепестки яблоневых цветов. Темные брови, ломаной линией взметающиеся к вискам. Аккуратно вылепленный носик. Рот широковат, зато чуть припухшие губы красиво изогнуты. И глаза… Степик не мог взять в толк, откуда они у нее такие. Миндалевидной формы, в обрамлении пушистых темных ресниц. Непроницаемые, бездонные, как лесные озера. Живущие какой-то своей, особенной жизнью. Серо-голубые.

– Я приехал вчера. А ты думала меня обставить?

Девушка состроила рожицу и, засунув шапку в рукав куртки, повесила ее на гвоздик у входа.

– Мiраслава, ну як вы жывяце? Матка работае? – спросила ее бабушка, когда они уселись на длинную лавку у окна.

– Да, бабуль! У нас все нормально. Мама работает, папа тоже. Мама вроде собиралась приехать на Новый год. Степик, а твои родители приедут?

Братец небрежно пожал плечами:

– Места здесь для них всех как-то маловато будет!

– Ты не хочешь, чтобы они появлялись здесь?

Степик отрицательно тряхнул головой.

– А я люблю, когда мы все вместе собираемся. Так весело и прикольно.

– Да? – парень насмешливо приподнял темные брови. – Вот уж не вижу ничего прикольного. Как вспомню, как в прошлом году они долбали меня своим контролем…

– Так ведь по делу, Степик! По делу! Если бы они тебя не контролировали, ты бы точно женился на Наташке! – улыбнулась Мира. Легкая, задорная улыбка удивительно преображала ее несколько серьезное лицо.

– Ой, ну прям уж! – запротестовал Степик.

– Вы же были, как слон и моська. Причем моськой был как раз ты, братец! – поддразнила его девушка.

– И что??? И что??? Женщины ценят мою миниатюрность!.. А у Наташки зато пятый размер! В отличие от некоторых… – он выразительно покосился на Миру, у которой, конечно, был не то чтобы пятый, но даже и не второй.

– Нахал! – притворно возмутилась девушка.

Пододвинувшись к столику под образами, где обычно кушали, она открыла рюкзак и стала выкладывать гостинцы: печенье, конфеты, мандарины…

– Унучачка мая, не трэба было нiчога везцi! – заговорила бабушка, наблюдая за ее действиями. – Вон i Сцяпан учора навёз разнага, а хто яго есцi будзе?

– Бабушка, ну как же я к тебе без гостинцев! Этот жулик небось с французскими трюфелями пожаловал! – кивнула девушка в сторону Степика.

– А то! Кстати, твоими любимыми. Привез побольше, а то, помнится, в прошлый раз ты их одна за вечер и умяла!

Мира хмыкнула в ответ и, подогнув под себя ногу, одернула коротенькую толстовку.

Степик отлепился от косяка и опустился на табурет у стола. А баба Нина, тяжело поднявшись, отправилась хлопотать к печи и скоро уже доставала железным ухватом чугунок с борщом.

– Я рад, что ты приехала сегодня, – чуть подавшись в ее сторону, негромко сказал парень. – Вчера целый вечер пришлось просидеть дома, и весь вечер бабуля пытала меня про тое да про сёе! Сегодня твоя очередь.

– А куда ты собрался? – полюбопытствовала девушка.

Не любовь. Глава 1 (Оксана Хващевская, 2015)

© Хващевская О. А., 2015

© Оформление. Издательство «Регистр», 2015

* * *

Когда на землю легли ранние зимние сумерки, а на краю неба зажглась первая звезда, рейсовый автобус наконец прибыл в деревню Старые Дороги, остановился у поворота, и Мирослава Ярославская легко спрыгнула с нижней ступеньки на обочину. Снег хрустнул под подошвами ботинок. Передернув плечами, девушка небрежно поправила лямки объемного рюкзака за спиной и, подождав, пока автобус тронется с места, зашагала вперед.

Старые Дороги были небольшим селением с обычными бревенчатыми домами, разбросанными по обе стороны извилистой асфальтированной дороги. Их маленькие оконца светились теплым светом, а в небо поднимались белесые столбы дыма и не торопились рассеиваться в воздухе.

Мороз крепчал. Зима рано пришла в этом году, заворожила, околдовала вьюгами и метелями, засыпала снегом.

Здесь, в деревне, вдоль дороги высились сугробы. А дальше, до самого леса, укутанные в белоснежные покрывала, лежали поля и луга. И лес стоял уснувший, словно одетый в белые меха… Снег блестел, серебрился и казался мягким, невесомым, словно пух.

Ускоряя шаг, Мира свернула с дороги на узкую тропинку, что вела к небольшому домику с зелеными ставнями и шиферной крышей. Дворик от улицы отгораживал низкий забор из частокола с такой же низкой калиткой. Девушка просунула руку в щелку, подняла вверх железный крючок и открыла калитку.

Все четыре окошка в доме светились. Мирослава пробежала дворик, преодолела ступени небольшого крыльца и потянула на себя входную дверь, сколоченную из простых обтесанных досок.

В темных сенях, где зимой было почти так же холодно, как и на улице, она громко потопала на месте, сбивая снег с подошв, и вошла в дом.

Яркий свет резанул по глазам, когда девушка переступила порог, и ее, как волной, обдало теплым воздухом с невероятным и до боли знакомым ароматом борща с белыми грибами, который баба Нина всегда варила только в печи.

Закрыв за собой дверь, Мира сразу же оказалась в объятиях бабушки.

— Унучачка мая! — всплеснула руками старушка, разглядывая ее подслеповатыми глазами. — А я ж думала, ты заўтра прыедзеш!..

— Я решила, что сегодня мне совершенно нечего делать в школе, и не пошла! — беспечно заявила Мира.

— И в самом деле, зачем тебе школа? — послышался голос из глубины дома. — Подумаешь, оценки зачитывать будут! Тебе-то небось особенно радоваться нечему! — Тон, которым все это проговорилось, был ужасно самоуверен и несколько ироничен.

— Степик! — узнала девушка.

— Мира! — услышала в ответ, а немного погодя смогла и разглядеть своего двоюродного братца.

Он стоял, опершись плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди, и плутовская улыбка играла на его смазливом лице.

— Привет! — улыбнулась ему Мирослава и, сбросив на пол рюкзак, стянула с головы вязаную шапочку. Светлорусые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. — И давно ты здесь? — поинтересовалась.

Ее щеки разрумянились от мороза, и даже кончик носа покраснел.

Хрупкость телосложения делала Миру похожей на ребенка, но Степик сразу отметил произошедшие в ней перемены. Они не виделись, кажется, целый год. Ну да, у него не получилось приехать сюда прошлым летом. Чтобы закрепить английский, Степан Рудинский уехал на все лето в Лондон. Подрабатывая то официантом, то курьером, он смог попрактиковаться в произношении, расширить круг знакомств, а заодно и подзаработать немного денег. Но они, конечно, периодически созванивались и не теряли связь друг с другом.

Мирослава повзрослела и уже не была тем угловатым, худым, немного неуклюжим подростком. Она стала юной, прелестной девушкой. Тонкий овал лица. Чистая кожа, бело-розовая, как лепестки яблоневых цветов. Темные брови, ломаной линией взметающиеся к вискам. Аккуратно вылепленный носик. Рот широковат, зато чуть припухшие губы красиво изогнуты. И глаза… Степик не мог взять в толк, откуда они у нее такие. Миндалевидной формы, в обрамлении пушистых темных ресниц. Непроницаемые, бездонные, как лесные озера. Живущие какой-то своей, особенной жизнью. Серо-голубые.

— Я приехал вчера. А ты думала меня обставить?

Девушка состроила рожицу и, засунув шапку в рукав куртки, повесила ее на гвоздик у входа.

— Міраслава, ну як вы жывяце? Матка работае? — спросила ее бабушка, когда они уселись на длинную лавку у окна.

— Да, бабуль! У нас все нормально. Мама работает, папа тоже. Мама вроде собиралась приехать на Новый год. Степик, а твои родители приедут?

Братец небрежно пожал плечами:

— Места здесь для них всех как-то маловато будет!

— Ты не хочешь, чтобы они появлялись здесь?

Степик отрицательно тряхнул головой.

— А я люблю, когда мы все вместе собираемся. Так весело и прикольно.

— Да? — парень насмешливо приподнял темные брови. — Вот уж не вижу ничего прикольного. Как вспомню, как в прошлом году они долбали меня своим контролем…

— Так ведь по делу, Степик! По делу! Если бы они тебя не контролировали, ты бы точно женился на Наташке! — улыбнулась Мира. Легкая, задорная улыбка удивительно преображала ее несколько серьезное лицо.

— Ой, ну прям уж! — запротестовал Степик.

— Вы же были, как слон и моська. Причем моськой был как раз ты, братец! — поддразнила его девушка.

— И что??? И что??? Женщины ценят мою миниатюрность!.. А у Наташки зато пятый размер! В отличие от некоторых… — он выразительно покосился на Миру, у которой, конечно, был не то чтобы пятый, но даже и не второй.

— Нахал! — притворно возмутилась девушка.

Пододвинувшись к столику под образами, где обычно кушали, она открыла рюкзак и стала выкладывать гостинцы: печенье, конфеты, мандарины…

— Унучачка мая, не трэба было нічога везці! — заговорила бабушка, наблюдая за ее действиями. — Вон і Сцяпан учора навёз разнага, а хто яго есці будзе?

— Бабушка, ну как же я к тебе без гостинцев! Этот жулик небось с французскими трюфелями пожаловал! — кивнула девушка в сторону Степика.

— А то! Кстати, твоими любимыми. Привез побольше, а то, помнится, в прошлый раз ты их одна за вечер и умяла!

Мира хмыкнула в ответ и, подогнув под себя ногу, одернула коротенькую толстовку.

Степик отлепился от косяка и опустился на табурет у стола. А баба Нина, тяжело поднявшись, отправилась хлопотать к печи и скоро уже доставала железным ухватом чугунок с борщом.

— Я рад, что ты приехала сегодня, — чуть подавшись в ее сторону, негромко сказал парень. — Вчера целый вечер пришлось просидеть дома, и весь вечер бабуля пытала меня про тое да про сёе! Сегодня твоя очередь.

— А куда ты собрался? — полюбопытствовала девушка.

— Да так, пройдусь по деревне.

— Кто-нибудь из твоих друзей приехал?

— Леха должен. Ты машины не заметила возле дома Поляковых?

— Я в начале деревни вышла. А кто еще приедет?

Степик пожал плечами и пододвинул к себе тарелку с ароматно дымящимся борщом, которую баба Нина поставила перед ним.

Мирослава последовала его примеру.

А бабушка отправилась в сени и вернулась оттуда с вяленым мясом. Таким сухим и просоленным, впитавшим в себя солнечные лучи прошлого лета и пряные ароматы всевозможных трав, развешанных пучками в сенях под потолком.

Бабушка собралась было нарезать мясо сама, но Степик не выдержал.

— Бабуль! Садись лучше с нами! Я сам порежу мясо! — сказал он, выходя из-за стола.

Степик взял нож, разделочную доску и, повертев в руках кусок мяса, будто прикидывая, с какой стороны начать, принялся за дело.

— Сцяпан, а мо вам з Міраславай патрохі настойкі наліць?

Яна ў мяне яшчэ з лета стаіць! Смачная! Чарнічная! Я туды трохі водачкі ўліла, штоб крапчэй была. Будзеце?

Мирослава хотела отказаться, но взглянула на Степика, который отчаянно кивал, и согласилась.

Баба Нина принесла трехлитровую банку настойки и налила им по стопочке, которые Степик предусмотрительно достал из столика.

— Бабуль, ты ведь нам составишь компанию?

— Ой, мой унучак! Вы ж маладыя, вы піце, а ў мяне тады галава балець будзе!

— Бабуль, ну всего по пять капель, за компанию! — не отставал Степик, при этом, ловко орудуя ножом, нарезал мясо соломкой. Закончив резать, он разложил его на блюдце, помог бабе Нине сесть, налил ей немного настойки и пододвинул Мире ее стопку.

— Ну, давайте выпьем за дам, раз вы в большинстве! — произнес Степик и, чокнувшись с бабушкой, потянулся к сестре. — А за тебя мне особенно хочется выпить! — добавил он.

— Это еще почему? — удивленно вскинула она брови.

— Потом скажу! — пообещал Степик и одним махом осушил стопку.

Мирослава же так пить не умела. Ей обязательно надо было понемножку, распробовать, подержать во рту…

— Вкусно, — сказала девушка.

— Ниче так! — согласился с ней братец.

— Можа, яшчэ па адной?

Степик, конечно же, собрался ответить положительно, но Мира опередила его:

— Нет, не нужно. Голова уже и так закружилась.

Рудинский скорчил презрительную гримасу, а Мира в ответ показала язык.

Она на семь лет была младше двоюродного брата. То есть, когда она родилась, Степан Рудинский уже пошел в первый класс, а когда она пошла в школу, он уже был подростком, которому должно было бы наплевать на свою соплячку-кузину.

Но, во-первых, Мира Ярославская даже в семь лет существенно отличалась от девчонок-первоклашек, которых ничего, кроме кукол, подружек, мультяшек и конфет, не интересовало; а во-вторых, и Степик в четырнадцать лет не был тупым и эгоистичным подростком.

Конечно, большую часть времени он проводил со своими друзьями. Но и для маленькой Миры у него всегда находилось время. Степик качал ее на качелях, помогал ей убираться в бабушкином домике, ходил вместе с ней за ягодами, учил мастерить рогатки и свистеть не хуже заправского разбойника. Именно он научил ее играть в карты и показал некоторые шулерские штучки. Они оба были единственными детьми у родителей, может быть, поэтому и стали так близки.

Степик Рудинский, по мнению сестренки, представлял из себя беспечного донжуана и хамоватого себялюбца. Но у него была такая открытая улыбка, а в прищуре карих глаз — столько обаяния, что устоять перед ним было просто невозможно. Всегда неброско, но дорого и со вкусом одетый, стильно подстриженный, с маникюром на тонких пальцах, он, вместе с тем, запросто приспосабливался к деревенской жизни. Мог рубить дрова, таскать воду из колодца, топить грубку.

Когда с борщом покончили, баба Нина заварила чай, который пили с конфетами.

Потом Степик ушел. Мирослава с бабушкой остались вдвоем.

Мира любила такие вот долгие зимние неспешные вечера в маленьком домике бабы Нины. Присутствовало во всем этом некое особое, ни с чем не сравнимое очарование. За бревенчатыми стенами ветки потрескивали от мороза, а в комнате было тепло и уютно. Баба Нина брала в руки крючок и клубки ниток, и постепенно, потихоньку из ее рук выходили яркие круглые половики, которыми были устланы полы в доме.

Старушка неспешно вязала, прищурив подслеповатые глаза, и вспоминала прошлое, прожитое, когда-то важное, делясь с внучкой воспоминаниями…

А та забиралась на высокую кровать с железными спинками, подбирала под себя ноги и зачарованно слушала…

Потом девушка постелила себе постель на старой узкой жесткой кровати за грубкой, отгороженной от комнаты ситцевой цветастой занавеской, и, переодевшись в штанишки и футболку, с книжкой легла.

На каникулы задали много читать, и Мирослава захватила с собой «Мастера и Маргариту».

Бабушка еще выходила на улицу, чтобы позвать в дом кота, посматривала на часы, беспокоясь за Степика, долго вглядывалась в темноту за окном, когда по дороге проезжала машина…

Мира немного почитала и позволила бабе Нине погасить свет.

Но спать совершенно не хотелось. Она лежала на боку и сквозь тонкий ситец занавески вглядывалась в светлое пятно окна и слышала, что и бабушка тоже не спит, думает, наверное, о чем-то и тяжело вздыхает. А маленький домик постепенно наполнялся ночными звуками и шорохами, существенно отличающимися от тех, которые девушка привыкла слышать у себя дома.

Вот мышь заскреблась под полом…

Вот треснули обои на стене…

Вот кот зашевелился на печке…

Вот скрипнул снег за стеной…

И сверчок, который всегда жил за печкой, проснулся и подал голос…

Все эти звуки были так непривычны, но знакомы с детства и неотъемлемы от этого места, как и все остальное.

И Мира вслушивалась в эти звуки, и они казались ей колыбельной…

Она вообще-то собиралась дождаться Степика, но побороть сон, наплывающий из темноты, не смогла. Веки отяжелели, глаза закрылись…

Мира уже задремала, когда что-то ее толкнуло, словно изнутри, и она открыла глаза.

Сердце испуганно колотилось в груди, дрожь пробегала по спине, а она даже не сразу смогла вспомнить, что же разбудило ее.

Шаги. Она услышала шаги. Прямо за стеной домика кто-то ходил.

Раз-два, раз-два, раз-два… — скрипел снег под ногами.

Мирослава приподнялась на подушке и отодвинула занавеску. Она хотела разбудить бабушку, но, оказалось, старушка не спала. Согнувшись, она стояла у окна, пытаясь в нем что-то рассмотреть.

— Бабуль, — шепотом окликнула ее девушка. Почему-то стало жутко. — Ты чего?

Бабушка обернулась.

— Ходзіць хтосьці па двару!

— Кто?

— А калі б я бачыла! Чула толькі крокі, а покуль устала, гляджу, нікога няма. Толькі варона спужалася, сарвалася з галіны, і снег пасыпаўся…

— Я тоже слышала шаги за стеной. Зачем кому-то ходить вокруг нашего дома?

— А каб я ведала, мая ўнучачка! Толькі нашы бабы кажуць, што на хутары бачылі агні. Відаць, зноў нячыстая сіла кружыць над дзярэўняй. І Сцяпана няма, а хата незачынена! Вой, вой! Дзе ж ён ходзіць?! — баба Нина отошла от окна и стала креститься на икону.

Хутор был дурным местом. Гиблым. Так издавна считали в деревне. Расположенный немного в стороне, в километре от Старых Дорог, в лесу на пригорке, он будто сам схоронился от деревенских. Небольшая речушка служила своеобразной границей территории. Когда-то через нее перекинули мостик, но потом разобрали.

Жители деревни сторонились этого места. Еще до войны на хуторе поселилось несколько репрессированных еврейских семей из Смоленска, тоже не горевших желанием общаться. Они жили обособленно, сами по себе, и не желали впускать кого-либо из местных в свой круг. Деревенские отвечали им тем же. В войну хутор сожгли. В Старых Дорогах не знали, куда подевались его жители, да и не особенно интересовались. Тогда и своих бед хватало. Но позже, когда на пепелище обосновался старый еврей и возвел новый хутор, все узнали, что он один из тех, репрессированных, врагов народа. Времена тогда были такими или сознание людей, но и после войны ничего не изменилось для него и его семьи. Их так же сторонились, с ними так же не общались, более того, как это может быть только в деревне, хутор и его хозяева постепенно обрастали слухами, сплетнями, историями. Их уединенность и нелюдимость порождали людское любопытство, зависть, враждебность. Поэтому и молва о них недобрая возникла. Так уж повелось: что бы ни случалось в деревне плохого, винили жидов с хутора. Подохли куры — они наслали порчу. Корова не дала молока — опять их рук дело. Бычок зашел на болото и утонул — проделки жидов. Кто-то нашел под лавкой засохшую куриную лапку или разбитое яйцо — так и знай, жди несчастья. Девку замуж не берут — значит, заговорили на венец безбрачия. Кто-то находил песок с могилы у себя на крыльце, кому-то подбрасывали цветок из траурного венка. А кто-то пустил слух, что на хуторе не брезгуют и черной магией…

Мире с детства внушали, что от хутора лучше держаться подальше. Баба Нина и мама рассказывали много такого, от чего потом девушка не одну ночь не могла уснуть. Но мама же и говорила, кем бы ни были люди с хутора, но и они гуляли свадьбы и умирали, рожали и растили детей. Они тоже жили…

Старый еврей давно умер, а сыновья его обзавелись своими семьями. Какое-то время на хуторе еще жил старший сын, но и он съехал. Хутор для них стал чем-то вроде дачи, куда они время от времени приезжали. И каждый раз их приезды приводили деревенских в тревожное волнение. Из деревни хутор был не виден. И лишь дым из дымохода, единственный, выдавал присутствие хозяев…

Мире захотелось зарыться с головой под подушку, а сверху еще и одеяло натянуть, а еще лучше забраться к бабушке на кровать, вместе все-таки не так страшно было бы…

Вдруг по деревне и вправду нечистая сила гуляет? Ночи сейчас, в канун Нового года, необыкновенные, в такие обычно чудеса случаются, ну и не чудеса, конечно, тоже… Ведь кто-то все-таки ходил вокруг дома.

Бабушка снова легла, Мира уселась на кровати и натянула одеяло до подбородка. Сидя так, она вслушивалась в тишину, ругала Степика за пофигизм и отчаянно желала, чтобы он поскорее вернулся.

«Не любовь»: писательница Ольга Хващевская представила свой роман в городской библиотеке

 

В центральной районной библиотеке состоялась презентация романа «Не любовь» молодой писательницы Оксаны Хващевской. Оксана Хващевская – уроженка Гомельщины и победитель литературного конкурса  для начинающих авторов «Первая глава», который издательство «Регистр» второй год подряд организует при поддержке Министерства информации Республики Беларусь. За ее роман проголосовало не только профессиональное жюри конкурса, но интернет-пользователи. «Первая глава» — это проект, который помогает открывать новые имена в литературе.

Еще д

о выхода книга приобрела большую популярность, став настоящим бестселлером. Роман О. Хващевской сравнивают с произведениями популярной белорусской писательницы Натальи Батраковой, француженки Анны Гавальда, имя которой стало на Западе настоящим брендом, и американки Элизабет Гилберт, автора бестселлера, по которому снят фильм с Джулией Робертс  в главной роли.

Это история взаимоотношений, не совсем идеальных и возможно банальных, запретных и желанных, к которым герои стремятся и от которых бегут. И вместе с тем, это история настоящей, искренней любви, которую так сложно обрести и так легко потерять. Но любовная история героев, их жизнь и судьба — это одна параллель этого романа. Другая же, не менее важная — это история таинственного хутора, репрессированных евреев,  начавшаяся еще до Великой Отечественной войны, но имеющая самое непосредственное отношение к нашим дням, к действиям и поступкам главных героев.

Обо всем этом Оксана Хващевская рассказала на встрече с читателями библиотеки. Присутствующие могли не только пообщаться с писательницей, но и приобрести роман с автографом автора.

Автор: Валентина Расошенко. Фото автора.

Читайте также:

   

Книга «Не любовь» автора Хващевская Оксана

 
 

Не любовь

Не любовь Автор: Хващевская Оксана Жанр: Современные любовные романы Серия: Библиотека Регистр Язык: русский Год: 2015 Издатель: Регистр ISBN: 978-985-7097-15-9 Город: Минск Добавил: Admin 15 Апр 19 Проверил: Admin 15 Апр 19 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF


 Читать онлайн книгу Не любовь онлайн фрагмент книги для ознакомления

Скачать бесплатно фрагмент книги Не любовь фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Роман «Не любовь» Оксаны Хващевской — остросюжетное произведение с глубокой нравственной подоплекой, отвечающее на извечный вопрос мужчин: «Чего все-таки хочет женщина?» Первое чувство в жизни героини приводит к глубоким разочарованиям. Словно одержимая одним человеком, она не замечает ничего и никого вокруг, и любовь становится пыткой…

Объявления

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги серии «Библиотека Регистр»

Похожие книги

Комментарии к книге «Не любовь»


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

Не любовь. Глава 8 (Оксана Хващевская, 2015)

Едва войдя в дом, Мира зажгла свет в передней, плюхнулась на лавку и, стянув рукавички, стала судорожно открывать коробочку из обыкновенного серого картона. Замерзшие пальцы не слушались.

Теряя терпение, девушка разорвала коробочку и извлекла подарок. На деревянной подставке стоял стеклянный шар, в котором находился маленький домик с белыми ставнями, окруженный заснеженными деревьями. Домик, невероятно похожий на дом с хутора.

Мирослава, как зачарованная, смотрела на сувенир, потом медленно перевернула его — и пошел снег…

Снег шел снова и снова…

Мира снова и снова переворачивала подарок и не могла отвести от него глаз. Она наверняка так до утра и просидела бы, если б не бабушка, часто встававшая по ночам.

Баба Нина вышла в переднюю комнату и изумленно всплеснула руками, увидев внучку.

— Міра! Унучачка мая! А чаго ты тут сядзіш? Ноч на дварэ! Усе спяць даўно, а ты… Мо здарылася што? Мо хто абідзеў? — запричитала старушка, качая головой.

— Нет, бабушка! — девушка виновато улыбнулась, убирая сувенир в карман. — Все нормально! Я уже ложусь! — поднялась с лавки и поплелась к своему закутку, на ходу стягивая шапку и куртку.

— Ты зачынілася? — спросила баба Нина.

— Нет, Степик еще не пришел.

Бабушка снова всплеснула руками, но Мирослава уже не слушала, что та говорила. Быстро раздевшись, юркнула под одеяло.

Лунный свет, просачиваясь сквозь шторки, заливал комнату.

Мира поставила подарок на край кровати. Искусственный снег загорелся, заискрился призрачным голубоватым сиянием.

Девушка смотрела на него, и мечты впервые зарождались в сердце. Так ново и приятно было мечтать о ком-то, о ком-то конкретном, который вместе с тем оставался по-прежнему неуловимым и таинственным, ведь все, что она знала о нем, оставалось загадкой. Был только темный силуэт в ночи, его голос, пронизанный теплыми искорками смеха, и тепло его рук…

Мира снова хотела с ним встретиться. Хотела увидеть его. Может быть, ее мечты, ее желание являлись лишь результатом любопытства, но она жаждала слышать его вновь и вновь, чувствовать тепло его пальцев, стать ближе ему…

Сон не шел. Мира лежала и вздыхала и, конечно, слышала, как вернулся Степик.

По тому, как загрохотали ухваты у печи, а потом прозвучали приглушенные ругательства, стало ясно: братец пьян и плохо ориентируется в пространстве.

Вот он прошел к себе за занавеску и стал раздеваться. Мира услышала, как упал ботинок, который Степик с трудом стащил с ноги, и как его зубы стали отбивать барабанную дробь.

Этот звук рассмешил девушку, и ей пришлось уткнуться лицом в подушку, чтобы скрыть смешок.

Степик наконец перестал возиться с одеждой и забрался под одеяло, но все еще дрожал, вздыхал, что-то бормотал под нос и ворочался с боку на бок.

Но вот и он затих.

Мирослава прижала к груди подарок и закрыла глаза, надеясь уснуть…

— Мира! — вдруг окликнул ее братец.

Девушка решила промолчать. Авось Степик решит, что она давно крепко спит, и угомонится.

— Мир, ну я же знаю, что ты не спишь! Давай ко мне, поговорим!

— О чем? — шепнула Мирослава, отрывая голову от подушки.

— Говорю, давай ко мне, а то бабулю разбудим!

Мира, понимая, что спорить бесполезно, быстренько выскользнула из постели и прошмыгнула в переднюю комнату. Забравшись к Степику в кровать, уселась, прислонясь к стене, и натянула на колени одеяло.

— Ты чего сбежала? — Рудинский тоже принял вертикальное положение и теперь сидел на кровати, опираясь о спинку, скрестив руки на груди.

— Я не сбежала, просто…

— Ага, про критические дни я уже слышал! — усмехнулся Степик. А Мира почувствовала, как ее щеки от смущения зарделись. — К тебе что, Гарик приставал? Обидел, что ли? Так ты скажи, я ему быстро мозги вправлю! Или девчонки чего сказали? — допытывался Степик.

Девушка покачала головой:

— Нет.

— А что тогда? Компания наша не понравилась?

— Мне все понравилось, просто я замерзла, ну и дни тоже, мне показалось…

— Почему мне не сказала? Я же просил тебя не шататься ночью одной! Ты же знаешь…

— Я знаю! Где-то в лесу бродит сумасшедший с хутора, который спит и видит, как бы причинить нам вред. Особенно мне, потому что я самая слабая и беззащитная, слабое звено, так сказать! — покорно произнесла Мира, прекрасно зная, что в следующую секунду скажет Степик.

— Правильно!

— Но за эти дни я ни разу никого не встретила!

— А шаги за стеной?

— Ну, может, нам они просто послышались.

— Не послышались. Он на хуторе. Я в этом уверен. Мы видели следы. Он приходил в деревню и не раз. Черт, засаду бы устроить! Да знать бы еще, на кого! Ему что-то нужно здесь, в деревне! И если так вышло, что мы снова оказались здесь все вместе, он не упустит свой шанс… Он явно что-то затеял.

Мире бы взять сейчас и все рассказать Степику, но она не решилась. Девушка прекрасно понимала, что это предательство. А Степик Рудинский, ее любимый двоюродный брат, не заслуживает такого. Вадим же… Всего раз, последний раз, и больше она не станет встречаться с ним. Более того, попросит, чтобы он уехал. Степик ничего не узнает и скоро успокоится…

— А если нет? — тихо спросила Мира.

— Что? — не расслышал или не понял Рудинский.

— А вдруг он просто приехал присмотреть за домом, собакой и вообще…

— Ага, а ночами его мучает бессонница и он прогуливается по деревне. Мира, очнись! Ты не знаешь, что тогда реально произошло!

— Не знаю, а что произошло?

— Не важно, но я бы такого не простил!

— Нет уж, раз начал говорить, будь добр, рассказывай все как есть!

— Ну, в общем, — немного поколебавшись, заговорил Степик, — тогда, много лет назад, мы с ребятами его не просто сильно побили, выловив в лесу, мы его еще и порезали. Мы были мальчишками, Мира, а он нас реально достал. Короче, бутылка неизвестно как подвернулась под руку, я ее разбил и полоснул…

— По лицу? — дрогнувшим голосом спросила девушка.

Наверное, у него изуродовано лицо и он не хочет пугать ее, поэтому и ходит в капюшоне. Конечно, это все объясняет! Мире вдруг вспомнилось, что Вадим говорил про драку, и ей стало так жалко его, так бесконечно жалко…

Пусть Степик прав и Вадим действительно разглядел в ней то слабое звено Старых Дорог, через которое он мог бы отомстить всем, вот только его слова, поступки, прикосновения и подарок не вязались с изощренной местью. Все, что происходило, имело совершенно другое направление. Нечто такое, где были только он и она…

— Нет, не по лицу. Кажется, по руке. Я уже не помню точно, но точно не по лицу! — сказал Степик, а Мира мысленно вздохнула. — Ладно, проехали! — помолчав немного, добавил он. — Как тебе наша компания вообще?

— Нормальная компания! — с улыбкой сказала Мира. — Девчонки молодцы! Наташка, кажется, до сих пор влюблена в тебя!

Рудинский хохотнул.

— И мне кажется! А Маринка на Гарика глаз положила, хоть и клеила весь вечер Леху. А Гарик весь вечер с тебя глаз не сводил!

— А вот и нет! — запротестовала Мирослава.

— А вот и да! И он расстроился, когда ты ушла! Короче, зная Юрьева, могу со всей ответственностью заявить: он точно на тебя запал!

— Так не бывает!

— Как?

— Мы почти незнакомы!

Степик усмехнулся.

— Ну, знаешь ли, это такое дело, тут неважно, как долго ты знаешь человека, иногда бывает достаточно и одного взгляда.

— Степик, только от тебя пьяного и можно услышать такие речи! Ты говоришь о любви? Или о сексе? Делая выводы из разговоров наших родственников, ты способен только на последнее.

— Наверное, я старею! Что-то меня в самом деле потянуло на сентиментальность. Так значит, шансов у Гарика нет? Он тебе не нравится?

— Нет, ну почему? Он нормальный парень, прикольный, компанейский…

— Это у него, конечно, не отнять, но я о другом!

— В другом смысле — нет!

— И что, тебе еще никто и никогда не нравился, ну так, чтобы по-настоящему? У вас ведь в школе наверняка хватает парней?

— Нет, не нравился.

— Так вроде пора!

— Вроде… Степик, а к кому приехала Ирина? Я ее здесь раньше никогда не видела…

Степик пожал плечами.

— Не знаю. Девчонки говорят, она чья-то дальняя родственница и раньше бывала здесь. Но я что-то ее припомнить не могу. А почему она тебя заинтересовала? Не понравилась?

— Да нет, просто… Просто как-то не вписывается она в вашу компанию.

— Да, ты права, не очень-то она похожа на местных девах! Да и на городских, в общем, тоже, — помолчав немного, добавил Степик. — Ладно, беги! Будем спать! А то утро скоро уже…

Мира кивнула и, пожелав брату спокойной ночи, ушла к себе, но уснула не сразу. Слишком много мыслей роилось в голове, слишком много вопросов терзало мозг, а ответов на них не было.

…Мира шла по дороге, то и дело оглядываясь. Она спешила и, как ни странно, ни разу не поскользнулась…

Время перевалило за полдень, мороз крепчал, и она, едва дождавшись, пока за Степиком закроется дверь, стала торопливо собираться.

Мысли о Вадиме не оставляли девушку все утро. А желание сбежать из дома становилось сильнее. Но приходилось сдерживаться. Бабушка загрузила работой, объявив, что к Новому году приедут гости, поэтому дом необходимо привести в порядок. Степику поручено было повыбивать половики, подушки и одеяла, а Мирославе — сменить постельное белье, собрать все грязное и замочить в большой балее.

Ближе к обеду к Степику пожаловали друзья. Баба Нина усадила всех за стол подкрепиться. После обеда ребята ушли, звали с собой и Миру, но она, сославшись на то, что осталась еще кое-какая работа, пообещала присоединиться к ним позже и, проводив до двери, помахала на прощание рукой, а потом бросилась в дальнюю комнату проследить их маршрут. Парни пошли «на деревню», Мира же быстро оделась и, ничего не сказав бабушке, устремилась в совершенно противоположную сторону.

Она оглядывалась, боясь наткнуться на кого-то из знакомых. Еще не хватало, чтобы Степику донесли, ей потом не оправдаться.

Мира благополучно вышла из деревни, нашла знакомую тропинку и пошла вперед. В лесу деревья, казалось, парили в кристально прозрачном морозном воздухе. Все сверкало и переливалось в ярких, слепящих лучах зимнего солнца, а небо будто отражалось на снегу глубокими голубыми тенями. При малейшем колебании воздуха снег начинал сыпаться с веток и сверкать подобно бриллиантам.

Безотчетная любовь к земле, к природе, к родному краю зарождалась в душе девушки. Она теснила сердце, откликаясь светлой печалью…

Мирослава зачерпнула ладонью снег и поднесла к губам. Мелкие кристаллики таяли, превращаясь в капельки. Снег пах сосновой хвоей, шишками, смолой. Не удержавшись, Мира лизнула его языком, как лизала когда-то в детстве.

Она шла и воображала себя то Снегурочкой, то Настенькой из любимой сказки «Морозко», а то и вовсе лесной феей, бесплотной жительницей бесконечных, застывших, укутанных снегом лесов. Так светло и радостно было на душе, и чувство невероятной свободы кружило голову. Казалось, стоит только раскинуть руки пошире, закрыть глаза — и можно полететь.

Хутор возник неожиданно. Лес, почти полностью обступающий большую поляну, расступился, и Мирослава увидела небольшой крепкий сруб под шиферной крышей. Белые резные ставни украшали его, резным было и крыльцо. У калитки росли две рябины, и их гроздья горели алым на бело-голубом фоне зимы. Из дымохода в кристально-чистое небо поднимался дымок, красноречивее любых слов говоривший о наличии в доме хозяина.

Мира стояла как завороженная и смотрела на хутор. Здесь было так красиво, так уединенно и спокойно, что захватывало дух. Девушка впервые видела хутор днем и не понимала, почему раньше не приходила сюда. Места были такие, что прямо бери и рисуй. И можно лишь догадываться, как чудно здесь осенью, когда деревья украшены позолотой, а рябина у дома алеет спелыми гроздьями. Или летом, когда в тишине слышно, как шумит лес, жужжат пчелы, собирая нектар, качаются лесные колокольчики, и если прислушаться, можно даже услышать их серебристый звон. Или весной, когда в весеннее небо взмывает жаворонок и журчит полноводная речка.

Мира долго стояла, глядя на хутор из-за сосновой ветки, под тяжестью снега склоненной к земле. О том, чтобы выйти на поляну и постучать в дверь дома, она не помышляла. Вряд ли Вадим обрадуется вторжению и, скорее всего, просто не откроет. Постояв еще немного и чувствуя, что начинает замерзать, Мирослава развернулась и зашагала обратно.

Дома, выпив с бабушкой чаю, согревшись и убедившись, что Степика нет, девушка пошла к Поляковым. Она не сомневалась, что братец там. За обедом Леша говорил что-то о том, что бабушка его отправилась в райцентр навестить родственников и сегодня большой дом в полном распоряжении ребят. Мира не сомневалась также, что ребята не преминут этим воспользоваться и наверняка, собрав компанию, уже гуляют вовсю. Как же она была удивлена, застав парня одного.

Лешина бабушка жила в добротном деревянном доме с просторной верандой и большими окнами, которые украшали резные наличники. Выкрашенный, ухоженный, выстроенный на века, этот дом всегда нравился Мире. Он существенно отличался от маленького простенького домика бабы Нины. Построен он был много позже, и весь его вид говорил о достатке хозяев. Поляковы действительно всегда хорошо жили. Бабушка Лешина всю жизнь проработала в бухгалтерии совхоза, контора которого располагалась в соседней деревне, а дед был бригадиром на ферме. Правда, дед умер несколько лет назад, но обеспечить хорошее будущее своим детям старики успели. Родители Леши жили в Минске, а дядька с теткой в Логойске.

— А где Степик? — спросила девушка Полякова, когда он пригласил ее в дом и помог снять куртку.

— Ушел с Гариком к Наташке. Ее бабушке понадобилась мужская помощь: то ли розетку починить, то ли проводку. Они уже давно ушли, так что прийти должны с минуты на минуту. Мира, ты проходи, не стесняйся! Хочешь, включу телевизор?

— Нет, не надо, — оглянулась Мирослава и заправила за уши выбившиеся из хвоста пряди волос.

Внутри дом был уютным и светлым. Кружевные шторы на окнах, люстры со стеклянными плафонами, буфет, салфетки под хрустальными вазами, горка с посудой, напольные часы, венские стулья, кресло-качалка и печка-голландка произвели на Миру сильное впечатление. В таком доме хотелось жить.

— Прикольная у вас качалка!

— Хочешь, можешь посидеть. Бабушка вечерами в ней сиживает, вяжет и сериалы смотрит.

Мира села в кресло и, качнувшись взад-вперед, остановилась и поднялась.

— Хорошо у вас здесь, так тепло и уютно… А ты почему не пошел к Наташке?

— Меня оставили за шеф-повара, так сказать! — Поляков улыбнулся, и вокруг его голубых глаз образовались морщинки. — Бабушка уехала, и мы решили сегодня собраться у меня.

— М-да? — девушка огляделась. — Хочешь, я помогу тебе? Правда, я не очень-то умею готовить, но почистить что-нибудь, порезать, помешать могу.

— Ну, пойдем! — парень отступил в сторону, пропуская девушку вперед, и она прошла в кухню.

Здесь, как и во всем доме, тоже было мило и по-домашнему тепло. Лампа под старым абажуром заливала комнату мягким светом. Печка, всевозможные полочки, баночки, цветастые занавески, посуда, ведра с водой, ухваты, пестрые полотенца на гвоздиках, стол, застеленный яркой клеенкой, половики, горшки с цветами на окнах, табуретки — обычный интерьер обычной деревенской кухни. Единственная городская деталь — холодильник. Конечно, не новый, но если учесть, что у бабы Нины вообще такового никогда не было, и этот можно считать предметом роскоши.

Мира взобралась на табуретку и, приоткрыв крышку кастрюльки, стоявшей на столе, заглянула в нее.

— Оливье? Вы что, праздновать что-то собираетесь или просто закуску готовите? — полюбопытствовала.

— Ничего особенного мы не празднуем, просто радуемся, что в кой-то век удалось выбраться на рождественские каникулы, собраться вместе. В последнее время это случается редко. Раньше, когда в универе учились, часто куда-то ездили вместе, тусили. А теперь у каждого своя жизнь…

— А кто ты по профессии?

— Программист. Стажируюсь в одной европейской фирме, филиал которой находится в Минске. Занимаемся разработкой новых технологий и компьютерных программ.

— Ого! Круто!

— Да, попасть в такую фирму — большая удача. И даже не в плане заработной платы. Есть перспективы и возможность работы за границей. К лету стажировка закончится, и если я подойду, со мной подпишут контракт. У этой фирмы открыты филиалы во многих европейских столицах, и я бы не отказался поработать какое-то время за рубежом.

— Здорово! — сказала Мира и украдкой вздохнула. Разговор с Лешей заставил ее вспомнить о собственном будущем и о скорых выпускных экзаменах. Конечно, девушка очень надеялась, что оставшиеся месяцы что-то прояснят и она решит для себя, кем бы хотела стать. Но верилось в это мало. Вряд ли оставшиеся месяцы смогут как-то изменить ее оценки, да и ума тоже не прибавят.

Снова вздохнув, Мира отогнала мысли о грустном и потянулась за колбасой.

— Давай я порежу?

— Давай!

— А чем у тебя так вкусно пахнет?

— Курица с картошкой запекается в духовке.

— Вы шикуете! Вчера шашлыки, сегодня курица!

Парень засмеялся.

— Хочешь, сделаю тебе чай?

— Хочу! Ой! — воскликнула вдруг Мира, выронив из рук нож и зажав рукой палец.

— Что случилось? — тут же подскочил к ней Поляков.

— Палец порезала, — морщась от боли, прошептала девушка.

— Иди сюда, — он приобнял ее за плечи и подвел к сливному тазику. Зачерпнув кружкой воды, осторожно взял ее руку в свою и, опустив над тазиком, стал поливать холодной водой, обмывая кровь, капающую из раны. — Подожди, — отошел и через мгновение вернулся, держа в руках бутылочку с йодом и бинт.

— Ой, йода не надо! — запаниковала Мирослава.

— Тихо-тихо! Больно не будет, обещаю! — он брызнул на ранку йод и тут же, прежде чем Мира успела вскрикнуть, подул на нее.

Слезы, навернувшиеся было на глаза девушки, высохли, а Леша уже туго бинтовал ее палец.

— Спасибо! — слабо улыбнулась она, когда, тщательно завязав бинт, он выпустил ее руку из своей.

— Пожалуйста! — улыбнулся в ответ Поляков.

И в его голубых глазах, и в его улыбке было столько ласки, доброты и участия, что Мира не могла этого не заметить. С ним было легко. С ним она не чувствовала давления, давления более сильной личности… Именно этим, только сейчас Мира это поняла, он существенно отличался от Степика и Гарика.

Леша сделал ей чаю и не разрешил больше заниматься нарезкой. Они перебрасывались незначительными фразами, а за окном угасал закат. Зажглась первая звезда, мороз крепчал, заставляя потрескивать стрехи, а Рудинский с Юрьевым все не возвращались.

Когда Леша вытащил из духовки готовую курицу с картошкой, Мира предложила запечь яблоки. Она сказала: раз придут девчонки, запеченные с медом и корицей яблоки могут стать великолепным десертом. Леша живо вымыл яблоки и поставил их в духовку.

Когда в дом вошел Гарик, картина, увиденная им, заставила его нахмуриться.

Леша и Мира плечом к плечу сидели у духовки и увлеченно поливали яблоки медом, посыпая сверху корицей. Изумительный аромат распространялся по комнате, а сами ребята так увлеклись процессом, что не услышали, как хлопнула входная дверь.

— И что это вы здесь делаете? — шмыгнув носом, спросил Гарик.

Мира и Леша обернулись.

— Яблоки запекаем, — хором ответили они.

— Понятно. Я-то думаю, чем так вкусно пахнет!

Леша легко поднялся и отошел от газовой плиты и от Миры. Видно, в интонации Гарика он уловил ревнивые нотки.

— А где Степик? — спросила Мира как ни в чем не бывало.

— Идет, отстал немного. Наташка Степика в сугроб повалила, а сама сверху. Сейчас наш друг пытается выбраться.

Девушка засмеялась.

— Надеюсь, она ничего ему не отдавила! — сказала она.

— Надеюсь! А впрочем, вот и они! — произнес Гарик, оборачиваясь к входной двери.

Во дворе послышались смех и крики, и через минуту шумная толпа молодежи ввалилась в дом.

По их раскрасневшимся веселым лицам стало ясно, что розетку у Наташкиной бабки починили весьма продуктивно и там же на месте это дело обмыли.

— Лешка, привет! Ох, как пахнет! Ребят, ну давайте уже раздеваться и накрывать стол, что ли? — закричала Наташка, появившись в кухне. Раскрасневшееся круглое лицо, блестящие глаза, широкая улыбка, массивная фигура и меховая шапка делали ее похожей на героиню какой-то полузабытой старой сказки.

Завидев Миру, Наташка помахала ей обеими руками в знак приветствия. Мира улыбнулась и ответила тем же.

— Хочешь, помогу тебе накрыть на стол? — обернулась Мирослава к Леше. — Мне кажется, эта компашка уже несколько неадекватна, вряд ли от нее будет какой-то толк.

— Мне тоже так кажется, — улыбнулся Леша. — Гарик, ты чего стоишь? Давай раздевайся и носи посуду. Будем стол накрывать! — сказал ему Поляков и, приблизившись, шутливо ткнул локтем в бок.

Гарик так же шутливо согнулся, будто получил сильный удар, и попробовал ответить Леше тем же, но тот быстро увернулся и засмеялся.

Мира засмеялась тоже и тряхнула головой. Ребята вели себя как дети.

Не любовь. Глава 6 (Оксана Хващевская, 2015)

Мира открыла глаза. Устремила взгляд в потолок. В доме было тихо, слышны были лишь старые ходики, мерно отсчитывающие секунды.

Девушка повернулась на бок и прижалась щекой к подушке. Вспомнился незнакомец с хутора. Его прикосновение… Ощущение теплых и чуть загрубевших ладоней на холодной щеке. А еще запах. От него приятно пахло парфюмом. Но к этому запаху примешивался и другой. Именно он как-то странно подействовал на нее.

Кто он? Жаль, представиться не счел нужным, как не пожелал и приподнять завесу таинственности, что витала над хутором, намеренно или нет подстегивая Мирино любопытство. Что ж, раз он не пожелал ей помочь, придется самой. И она узнает. Все узнает. Обязательно.

Девушка так погрузилась в собственные мысли, что не услышала, как хлопнула входная дверь и пришел, откуда-то вернувшись, Степик.

— Сколько можно спать! — прямо с порога закричал он. — Обед скоро!

— Скоро? — невозмутимо отозвалась Мира. — А я думала, уже!

Рудинский вошел в дальнюю комнату и отдернул занавеску.

— Ты погляди-ка лучше, какой чудный день за окном. Прямо как в сказке, ей-богу!

— Бр-р-р! От тебя холодом несет! — поежилась девушка, натягивая одеяло до подбородка. — И на улице наверняка не меньше двадцати градусов!

Степик махнул рукой и стал стаскивать с себя меховые рукавицы и куртку.

— А бабушки что, дома нет? — спросила Мирослава, наблюдая за его действиями.

— Нет. К Поляковым пошла. Проведать их, так сказать. Ты же слышала, Леха вчера говорил, что бабуля его приболела.

— А ты где был?

— В магазин ходил.

— Что-нибудь вкусное купил?

— Ой, не смеши меня! Что может быть вкусного в этом их сельпо? — хохотнул он. — Но кое-что все же купил! — загадочно закончил.

— Небось водки дешевой! — съязвила девушка.

Рудинский выразительно покрутил пальцем у виска.

— Сам такой! Сказал же, сельпо! — притворно обиженно протянула Мира.

— Шашлыки в ведерках были, замаринованные! С лучшего областного мясокомбината, прикинь! — довольно изрек Степик.

— И чего? По какому поводу шашлыки? Или это вы уже к Новому году закупаетесь?

— Да какое там! До Нового года еще раз пять в райцентр успеем смотаться! Это к сегодняшнему вечеру! Для забывчивых напоминаю — сегодня Рождество!

— Католическое! Ты вроде не католик. Или поездки по всяким заграницам не прошли даром, и ты сменил вероисповедание?

— Слушай, Мир, ну с тобой просто невозможно! Да какая разница, католическое Рождество или православное! Главное, праздник же! Короче, программа такова: сейчас мы с пацанами идем в лес, рубим елку, а потом, ближе к вечеру, подтягиваются все остальные и мы жарим шашлык! Ты с нами или так и будешь валяться весь день в постели?

— Конечно, с вами! — отбросив в сторону одеяло, соскочила Мира с постели. — Ставь чайник на плиту! Я буду готова через пять минут!

— Бабуля бульон куриный варила, будешь? — спросил Степик, оборачиваясь.

— А успею?

— Успеешь. Я тоже поем!

Они поели, попили чайку и уже собирались выходить, когда пришли Гарик и Леша.

Рука у Гарика была забинтована. Леша держал небольшой топор.

— Боевое ранение? — не смогла не прокомментировать Мира забинтованную руку Гарика.

— Типа того! — улыбнулся Гарик ей в ответ.

— Ты с нами, Мира? — спросил Поляков.

— Ага! Как же я вас оставлю!

— На улице холодно…

Девушка махнула рукой и стала натягивать варежку:

— Не замерзну.

Из-за сильного мороза все вокруг было покрыто серебристым инеем и сверкало в холодных лучах солнца ослепляя. Глубокие голубые тени лежали на снегу, голубым было высокое небо, голубым был лес за околицей.

— Как красиво! — восторженно выдохнула Мира. — И правда, как в сказке!

— Это точно! Да здесь, в Старых Дорогах, вообще одна сплошная сказка, а ночь и вовсе волшебная будет — рождественская! — поддержал ее Леша, а Гарик хмыкнул.

Они вышли на дорогу.

Мира, естественно, поскользнулась.

Поляков хотел предложить ей руку, Гарик снова опередил его, не спрашивая разрешения.

Леша отвернулся, Степик успел заметить, что лицо друга стало такое…

Рудинский покосился на Гарика и то, что он увидел, не очень ему понравилось.

Гарик шел, перебрасываясь с Мирославой ничего не значащими фразами, и не сводил с нее глаз.

Потом Степик перевел взгляд на сестренку.

Она слушала Гарика, кивала, что-то даже отвечала и иногда улыбалась, но ни разу не одарила взглядом. Мира посматривала по сторонам, подолгу задерживая взгляд на седой стене леса, там, где в небо над верхушками заснеженных сосен стремился сизый дым.

Там был хутор.

И Степик совершил роковую ошибку, не придав этому значения. Куда больше его волновали два его лучших друга, которым понравилась одна и та же девушка.

Они вышли за деревню и метров сто шли знакомой тропинкой, которая вела к хутору. Потом свернули на другую, почти занесенную снегом, и углубились в лес, увязая в сугробах.

В чистом морозном воздухе сверкала и переливалась серебристая пыль, с веток то и дело осыпался невесомый снег. Словно заколдованный и совершенно неподвижный, стоял лес.

Они шли за елкой, но даже не представляли, где елки растут, да и растут ли вообще! Мира смутно помнила, как когда-то в детстве мама рассказывала, что где-то в глубине леса лесники посадили что-то вроде питомника. Но сама девушка там никогда не была, да и Степик, по-видимому, тоже. Может, и не было этих посадок уже. Лет-то сколько прошло…

Поглядывая по сторонам, ребята видели сосны, осины, березы, кусты какие-то, но елок не попадалось. Ни больших, ни маленьких.

А полузанесенная снегом тропинка убегала куда-то вдаль и казалась бесконечной. И она интересовала Миру куда больше, чем поиск мифической ели. Степик беззлобно чертыхался.

В результате всем понравилась чудная сосенка, укутанная, как покрывалом, снегом, из-под которого проглядывали темно-зеленые иголки, а Мирослава даже пришла от нее в восторг. Решили, что сосна прекрасно заменит им ель.

Постояв немного, когда парни начали рубить дерево, Мира решила пройтись дальше по тропинке. Это было лучше, чем стоять, мерзнуть и ждать, пока работа сладится.

Она прошла немного вперед, свернула направо, пошла дальше.

Тропинка сделала еще один поворот, и Мира увидела свежие следы на снегу.

Мира постояла немного и пошла по следам.

Она и сама не смогла бы объяснить, почему эта тропка так заинтересовала ее. Но тропинка манила, притягивала. Кто-то прошел по ней из глубины леса, дошел до развилки и вернулся обратно. И Мира догадывалась, кто это мог быть. Только он один, вчерашний незнакомец, мог бродить по лесу.

Мира ускоряла шаг, но пробираться по снегу было нелегко. Стало жарко. Лихорадочное возбуждение и нетерпение толкали вперед. Она знала, что отошла от Степика и его друзей на приличное расстояние и ей лучше вернуться обратно, но сделать этого не могла. Она не боялась. Страшно было вчера.

Тропка свернула еще раз. И Мира застыла на месте, приоткрыв рот от восхищения. Перед ней открылась большая поляна, окруженная елками и березами. Деревья, укутанные снегом, посеребренные морозом, поражали девушку своим великолепием.

Ничего прекрасней она не видела раньше. И чувство реальности терялось. Она очутилась в сказке, самой настоящей, и не удивилась бы, если б из-за елки вышел навстречу какой-нибудь сказочный персонаж.

Значит, рассказы мамы не были выдумкой. Старый питомник действительно существовал!

Девушка не представляла, далеко ли до деревни и знал ли кто о ельнике, одно было понятно: о нем не в курсе ни Степик, ни Леша, а растет он здесь десятилетиями, это бесспорно. Зато о елях известно мужчине с хутора!

Мира собралась было повернуть обратно и бежать к ребятам, чтобы обрадовать их своей находкой, но вдруг что-то ранее незамеченное заставило ее остановиться и присмотреться.

На одной из елочек, росшей недалеко от тропинки, висел большой цветной стеклянный шар.

Девушка, задохнувшись от неожиданности, стала оглядываться. Это было слишком. И вместе с тем так ясно. Он шел сюда, зная, что она обязательно появится здесь! Только откуда он знал? К тому же наверняка был уверен, что придет Мира одна…

Медленно подойдя к елке, девушка обошла ее, словно ожидая увидеть что-то еще, но ничего не обнаружила. Ощущение того, что незнакомец где-то близко, не оставляло, но не могла же она бегать среди елок и искать его. А между тем ситуация походила на какую-то игру, правил которой Мирослава не знала, что сбивало с толку.

Постояв немного у елки, она сняла варежку, наклонившись, пальцем написала на снегу: «Я все равно докопаюсь до правды!!!!» и побежала обратно.

Кстати, вовремя. Задержись девушка еще на пару минут, ельник и елку увидел бы Гарик, который отправился ее искать.

— Мира! — воскликнул радостно он, увидев ее. — Ты куда подевалась? Мы уже волноваться начали! Идем скорее домой!

Мира ничего не сказала, виновато потупила глазки и поспешила вслед за Гариком.

Всю дорогу до дома Степик брюзжал и брюзжал, но девушка его почти не слышала. Машинально что-то отвечала ему, погрузившись в собственные раздумья.

Она не была глупой, пусть и было ей всего семнадцать лет, и реально понимала, что таинственный мужчина в капюшоне не телепат, он не мог читать мысли на расстоянии, а значит, ему откуда-то известны их планы, маршруты и действия. Вернее, кто-то из деревни, из компании ребят снабжал его информацией.

Вот только кто? Список был не так уж велик, если вспомнить вчерашних девчонок, с которыми были на горке, тех самых, с кем ребята проводили время.

— Гарик, а кто вам сказал, что, идя по этой тропинке, можно найти елку? — вдруг спросила Мира, оборачиваясь к парню.

— Да фиг его знает! Наверное, девчонки Степику сказали, это ведь они настояли на елке! Да ты у Степика спроси, он среди них лучше ориентируется! Я-то здесь всего три дня…

«Так, — решила про себя Мира. — К девчонкам следует присмотреться. Это не может быть совпадением или случайностью».

От всевозможных мыслей и догадок у нее разболелась голова, а ответа по-прежнему не было.

Вечером, сидя с чашкой горячего чаю за столом в передней комнате, Мира продолжала размышлять о том же. И по-прежнему не находила ответа. Все оставалось таким же призрачным и запутанным.

Гарик сидел напротив, увлеченно сооружая из батона, масла, сыра и вареной колбасы огромный бутерброд, а Степик расхаживал по комнате туда-обратно, натягивал на себя то свитер толстущий, то носки пуховые.

— Так, вы мне здесь давайте особо не рассиживайтесь! Некогда нам! Нужно снова в лес топать, костер разводить! Гарик, потащишь мангал!

— Степик?! — возмутился Юрьев.

— Гарик?! Не мне же его тащить на своих аристократических плечах и не Мире. Она пакет с шашлыками понесет, а Лехе доверим мешок с углем. Я водку возьму, а девчонки чуть позже подтянутся со всякими там вареньями-соленьями, — распорядился Степик.

— Степик, возьми еще термос с чаем, мне его потом после шашлыков захочется! — попросила брата Мирослава.

— А ты что же, с нами выпивать не будешь? — удивился тот.

— Нет, — ответила девушка.

— Как хочешь!

— И, кстати, найдите шапку для Гарика. У него же уши отпадут на таком морозе, — добавила она.

— Так он шапки не носит из принципа, ты разве не заметила? Мы, знаешь ли, парни столичные…

— Я это помню! — перебила его сестренка. — Только вы не в столице. Вы в деревне и собираетесь в лес. Найдите себе что-нибудь на уши, а то у меня, глядя на вас, мороз по коже! — не отрывая взгляда от содержимого на дне чашки, попросила она. — Степик! — окликнула брата, помолчав немного.

— Ну? — отозвался тот.

— А кто тебе сказал о тропинке? Ну, той, по которой мы сегодня шли за елкой?

— Ира сказала, — ответил Степик, и голос его как-то странно дрогнул. Однако Мира, увлеченная собственными мыслями, не обратила на это внимания. А Гарик обратил. Он внимательно и удивленно посмотрел на Рудинского.

Степик отвернулся, не желая развивать дальше тему, а может быть, не хотел, чтобы эти двое видели его лицо.

— Так, давайте закругляйтесь и пойдем уже! — обернулся он через минуту, быстро справившись с волнением. Лицо его снова стало непроницаемым. Закрутив термос с Мириным чаем, Степик стал одеваться.

Мира и Гарик, покорно отодвинув чашки, последовали его примеру.

Смеркалось, когда они вышли из дома во двор. Над лесом, в синем небе, всходил месяц, а на западе все еще пламенели отблески заката.

Розовые тени еще лежали на снегу, а лунный свет уже все серебрил вокруг.

Парни вышли со двора, Мира замешкалась, засмотревшись на игру красок в небе.

Честно говоря, на шашлыки в лес Мире не хотелось идти. Ее куда больше тянуло на хутор, где, может быть, она снова встретит вчерашнего незнакомца, с которым, как и вчера, возможно, удастся поболтать. Вот только на Ирину эту взглянуть бы…

Поколебавшись, Мира все же двинулась к калитке догонять ребят, решив, что сбежит от них при первой возможности.

Девушка толкнула калитку, чтобы выйти со двора, как вдруг что-то привлекло ее внимание, заставило остановиться и обернуться. На снегу, в золотистом свете, падающем из окна, лежала еловая веточка.

Ничего особенного, на первый взгляд, а Миру как током ударило. Она вернулась и подняла веточку. Но кроме веточки на снегу было еще кое-что. Точнее, послание. Веточка была просто подсказкой к нему. Своеобразным ориентиром.

«Ты можешь попробовать сделать это сегодня! Там, где ты меня пыталась найти!» — было в послании. Да еще парочка смайликов в конце.

Кто он? Человек-невидимка, что ли? Как ему удается находиться прямо под носом и оставаться незамеченным? У него явно есть сообщник! Возможно, эта самая Ирина…

Но послание не от нее. Это ответ на сообщение незнакомцу, оставленное Мирой у ели. Девушка будто вызов ему бросила, и он его принял. Но что теперь? Как быть теперь? Пойти туда? Но ведь страшно-то как одной в лесу…

И вместе с тем это ведь было приглашением! Когда? Зачем? Во сколько? Неважно!

Он будет ждать ее, когда бы она ни пришла! И даже если она не осмелится прийти, он все равно будет ждать…

Сердце забилось сильнее, на щеках вспыхнул румянец смущения.

Все происходящее вмиг перестало быть опасным, таинственным и непонятным, став волшебным, романтичным, необыкновенным…

— Мира, ну чего ты там застряла? Давай догоняй скорее! — окликнул ее Гарик, опуская с небес на землю.

Мирослава быстро стерла послание на снегу и воткнула еловую веточку за наличник окна.

Теперь шашлыки вовсе утратили какой-либо интерес. Ей хотелось лишь одного: уйти, исчезнуть и желательно прямо сейчас. Нетерпение овладело ею. Мира уже не могла думать ни о чем другом, только о елке, украшенной блестящим шаром, и о человеке, который будет ее ждать.

Русские службы знакомств невест — знакомства с красивыми женщинами, русскими девушками и невестами по почте, женщины для любви




Oksanalove.com — самое надежное международное интернет-агентство знакомств в Интернете. Персонализированные международные сваты знакомят с Россией и Украиной. Красивые женщины, живущие в США и за рубежом. У нас более 2000 женщин, готовых к серьезным отношениям, и мы растем!

Это место, где можно найти вторую половинку.Ищете ли вы симпатичную азиатскую девушку — казахстанские женщины будут идеальным выбором, или белая русская женщина, или украинская невеста, у нас есть одна из крупнейших и самых безопасных услуг в Интернете. Мы в сети с 1998 года, что делает нас одними из самых опытных онлайн-свах.



Отправляйте письма русским красивым сексуальным женщинам, даже если у них нет компьютера или они не знают английского. Зачем ждать недели или месяцы, чтобы получить ответ по почте, который все равно может затеряться в почтовом отделении.Нет гарантии, что ваша русская девушка получит от вас письмо по обычной почте, потому что почтовые службы России работают медленно и не очень ответственно.


Если вы напишете своей прекрасной русской принцессе письмо через наше агентство знакомств, мы позаботимся о том, чтобы ваша женщина получила его в течение одного-двух дней и сразу же ответила.

Оксаналово Представительное агентство отслеживает каждое письмо и заботится о том, чтобы вы получали быстрые ответы. Наш сервис прост в использовании, надежен и профессионален.

Наш девиз — «ЛИЧНОЕ ВНИМАНИЕ К КАЖДОМУ КЛИЕНТУ».



Прежде чем вы начнете обмениваться письмами со своей будущей русской невестой, мы хотели бы дать вам несколько советов, которые помогут вам добиться успеха в общении и добиться максимальных результатов в построении отношений.


Эти красивые русские и украинские женщины ищут мужчин для стабильных отношений. Некоторые хотят создать семью прямо сейчас, в то время как другие предпочитают сначала проводить с вами больше времени.Большинство девушек не интересует ваше финансовое положение, за исключением адекватного обеспечения нормального образа жизни. Они ищут отношения, в которых есть любовь, понимание, уважение, забота и эмоциональная поддержка.

К сожалению, большинство русских мужчин забыли, каким должен быть характер хороших отношений, поэтому русские невесты ищут мужчин за границей, используя наши службы знакомств, чтобы помочь им.
Ни для кого не секрет, что русские женщины делают лучших русских жен, и у каждой русской женщины очень высокие семейные стандарты, которые ищут большинство западных мужчин, поэтому из нее получается лучшая русская жена, которую вы можете найти.Вдобавок ко всем этим качествам русские женщины сексуальны, красивы и очень внимательны.

Если вы хотите привлечь невесту из России по почте, покажите ей, насколько вы о ней заботитесь. Она в полной мере оценит простые вещи в жизни, такие как получение цветов или небольшой подарок . Эти продуманные жесты заставят любую женщину почувствовать себя особенной и любимой, особенно русских.



Как это работает и чем мы отличаемся от остальных


Оксаналово Представительное агентство имеет агентов — представителей в трех странах бывшего Советского Союза: Казахстане, Украине и России; Кроме того, в ближайшее время появятся представители агентов на Карибском острове Доминиканской Республики, а также персональные команды по сватовству в разных городах США, других странах и городах.У нас есть надежные агенты-представители, работающие в каждом городе, в отличие от других международных служб знакомств, которые не контролируют свою базу данных. ЭТО ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖНОЕ ОТЛИЧИЕ НАШЕЙ УСЛУГИ. Если вы используете онлайн-агентство, которое не контролирует свою базу данных, и женщин, которые присоединяются к их агентству, вы рискуете. На самом деле мы знаем каждую девушку в нашей сети лично, и мы трижды проверяем всех девушек в партнерских сетях, чтобы убедиться, что вы полностью удовлетворены. Помните, что только 30% представленных профилей наших девушек действительно попадают на сайт.Мы тщательно отбираем наших девушек, но, к сожалению, не у каждой девушки есть шанс стать членом нашего агентства.

В то время как высокие технологии развиваются в странах бывшего Советского Союза, они все еще не так развиты, как в США или Европе. Несмотря на то, что мы стремимся предоставить вам профили женщин, которые являются профессиональными женщинами с высокооплачиваемой работой и собственным бизнесом, которые живут успешной жизнью, у нас также есть около 30% российских женщин, которые борются и не имеют компьютеров и Интернета. услуги на дому.Средняя зарплата таких людей составляет около 150-200 долларов США в месяц. Вот почему эта конкретная группа женщин не может купить собственный компьютер и почему им нужно использовать местные службы знакомств, чтобы найти мужчину, о котором они мечтают. Тем не менее, многие из наших русских женщин уже немного говорят по-английски.

Оксаналово Агентство интернет-знакомств уже имеет около 2000 клиентов, и их число становится все больше. У каждого потенциального клиента есть встреча и собеседование с одним из наших менеджеров. Это позволяет нам лично общаться с каждым клиентом и знакомиться с ним.Вы можете легко получить доступ к некоторым видео-интервью наших участников, которые записываются «лично» или через Skype. Поскольку мы общаемся лично с каждой нашей русской девушкой, мы можем управлять нашей базой данных и вести только «активные» записи. Все представленные на страницах нашего сайта русские и украинские невесты, русские девушки и русские невесты серьезно заинтересованы в поиске человека своей мечты. Те, кто уже обрел счастье с подходящим партнером, удаляются из базы данных нашего онлайн-агентства знакомств или помечаются как «помолвленные» или «женатые».


Как только клиент-джентльмен отправляет письмо одной из россиянок, менеджер агентства звонит ей, чтобы она пришла к нам в офис, или уведомляет о письме, ожидающем ее в ее почтовом ящике на сайте. Женщина получает перевод письма на русский язык, оригинал письма на английском языке и любые имеющиеся фотографии мужчины. Иногда девушка сразу отвечает на письмо, иногда ей нужно время, чтобы подумать над своим ответом. Когда дама готова, она либо приносит свой ответ в наш офис, либо диктует его по телефону, либо отвечает, используя свою уникальную учетную запись участника на сайте.Затем наши переводчики переводят письмо на английский и отправляют адресату. Мы никогда не принуждаем наших невест по почте отвечать на все письма, которые они могут получить. Обычно они отвечают только тем мужчинам, которые их интересуют. Если женщина не заинтересована в потенциальном поклоннике, агентство или эта женщина ответят соответствующим ответом.


У всех наших русских женщин есть портфолио последних фотографий (15 из них). Если у клиента нет фотографий, мы фотографируем ее в нашем офисе в другой одежде и, если она не против, в купальной одежде.Все эти фотографии можно в любой момент заказать в нашей «Фотогалерее». У некоторых сексуальных (женских) женщин, более скромных, есть набор «эксклюзивных» фото — сексуальные снимки в минимальном белье, профессиональные фото, сделанные со вкусом. Обратите внимание, эти сексуальные фотографии доступны не каждому мужчине, для доступа к ее «эксклюзивной» галерее фотографий необходимо разрешение девушки.

Зачем ждать недели, пока фотографии будут доставлены по почте, что может быть дорого для вашей русской невесты, когда вы можете заказать здесь фотографии любой девушки, загрузить их на свой компьютер, распечатать или сохранить на компьютере.Это быстро и просто.


Если вы хотите отправить свою фотографию одному из наших клиентов, вам необходимо заполнить личный профиль и отправить свои фотографии, мы принимаем неограниченное количество фотографий. Ваша информация НЕ будет видна широкой публике, а будет видна только нашим зарегистрированным женщинам с их уникальным доступом для входа. В агентстве знакомств «Оксаналово» мы с моими сотрудниками очень заботимся о конфиденциальности наших клиентов и не разглашаем эту информацию никому, кроме зарегистрированных женщин-участниц.Ваши контактные данные, включая ваши последние, хранятся в тайне и не передаются женщинам, пока вы лично не решите сделать это лично.


Скорость, персональное внимание к каждому клиенту, надежность, ответственность, высокое качество обслуживания, красивые незамужние девушки и серьезные поиски русских невест, живущих в США и за рубежом, мы обещаем, что вы найдете здесь!

Здесь начинается ваше знакомство с русской девушкой!

.

— (22.).

— (22.).
  • : 650537 | 55 Кб

  • : 606432 | 111 Кб

  • : 500500 | 113 Кб

  • : 586457 | 103 Кб

  • :

    0 | 141 Кб

  • : 844435 | 103 Кб

  • : 700559 | 87 Кб

  • : 750480 | 128 Кб

  • : 600426 | 72 Кб

  • : 850607 | 158 Кб

  • : 724530 | 131 Кб

  • : 850478 | 179 Кб

  • : 850570 | 164 Кб

  • : 600421 | 74 Кб

  • : 450517 | 44 Кб

  • : 685527 | 63 Кб

  • : 850478 | 102 Кб

  • : 764545 | 95 Кб

, г. 22 ,. ,.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.