Ницше о женщинах: Любимая женщина Фридриха Ницше / Стиль жизни / Независимая газета

Содержание

Любимая женщина Фридриха Ницше / Стиль жизни / Независимая газета

Их называли «дьявольской троицей»: Лу Саломе, Пауль Ре, Фридрих Ницше.
Фото с сайта www.nietzsche.ru

Фридрих Ницше называл ее «Абсолютным злом». На исходе их отношений он писал ей в письме: «Если я бросаю тебя, то исключительно из-за твоего ужасного характера. Не я создал мир, не я создал Лу. Если бы я создавал тебя, то дал бы тебе больше здоровья и еще то, что гораздо важнее здоровья, – может быть, немного любви ко мне». Немецкий писатель Курт Вольф утверждал, что «ни одна женщина за последние 150 лет не имела более сильного влияния на страны, говорящие на немецком языке, чем Лу фон Саломе из Петербурга».

Судя по всему, эта фантастическая женщина была не только «вампиром и хищницей» – так окрестила ее сестра Ницше Элизабет, – но и, так сказать, великим пророком. Есть мнение, что знаменитая работа Ницше «Так говорил Заратустра» списана прямо с нее, с барышни фон Саломе. Дескать, так (т.е. вдохновенно, красиво и умно) говорила Лу.

Это все очень даже может быть, потому что Луиза Густавовна, дочь генерала русской службы Густава фон Саломе, уроженка Петербурга, всю жизнь считавшая Россию своей незабвенной родиной, была не только выдающимся психоаналитиком, любимицей Фрейда, но и хорошей писательницей. Писала она, правда, на немецком языке: благо в России почти не появлялась с юности. Ей было не до того: она кружила головы и разбивала сердца своим многочисленным духовным братьям, а их было немало.

Началось все с известного проповедника пастора Гийо. Ему Лу в семнадцать лет писала письма, штудировала с ним философию Канта, учила голландский язык. Все кончилось из рук вон плохо: как-то раз, сидя на коленях у пастора, увлеченная беседой о Спинозе и прочих мыслителях, обаятельная Лу потеряла сознание. Пастор был так впечатлен этим разговором, что немедленно попросил руки своей нервной ученицы. Это он сделал зря: как выяснилось, барышня вовсе не собиралась замуж. Более того, вплоть до тридцати лет она вообще не собиралась ни с кем обниматься и целоваться – об этой ее странности с изумлением и душевным расстройством узнавали впоследствии ее многочисленные друзья и женихи.

Нет ничего удивительного, что Ницше, которому было предложено жить с Лу и их общим другом философом Паулем Ре в одном доме, очень переживал. Он как-то не мог понять, что идеальная дружба и духовное единство умов куда важнее всяческих матримониальных планов. Для Пауля Ре это тоже оказалось загадкой, хотя он все-таки смог выдержать целых пять лет такой дружбы. Затем все как-то резко и вдруг прекратилось. Несчастный философ Пауль Ре, так и не понявший чего-то главного, через два года после трагического финала отношений упал с обрыва и умер.

Видимо, он не понял, зачем Лу срочно решила выйти замуж за востоковеда Фридриха Карла Андреаса, о чем и объявила философу вот так, с ходу. Впрочем, Андреас тоже не понял, зачем она вышла за него замуж: его сразу же предупредили, что брак будет исключительно целибатного свойства, что и было исполнено. Он пытался воткнуть себе в грудь перочинный нож, но, слава Богу, остался жив.

С Ницше все-таки пришлось расстаться: Лу, которую все называли «воплощенной философией Ницше», была и впрямь под стать этой философии: непреклонной, непримиримой и хитроумной. «Как искусно она использует максимы Фрица, чтобы связать ему руки┘ Но надо отдать ей должное – она действительно ходячая философия моего брата», – жаловалась Элизабет Ферстер-Ницше, ненавидевшая Лу до помрачения ума.

А ведь так все хорошо и поэтично начиналось! Когда они только что познакомились, Лу было двадцать с лишним, а Ницше – тридцать с довольно большим гаком, но это не помешало Фрицу аттестовать новую подругу по высшему разряду: «Она дочь русского генерала; ей двадцать лет, она резкая, как орел, сильная, как львица, и при этом очень женственный ребенок… Она поразительно зрела и готова к моему способу мышления… Кроме того, у нее невероятно твердый характер, и она точно знает, чего хочет, – не спрашивая ничьих советов и не заботясь об общественном мнении».

Характер Лу и впрямь оказался таким, что, как говорит русский народ, «лопатой от него не отмахаешься». Фридрих Ницше, правда, пытался в этом случае использовать плетку. После разрыва с Лу разозленный и не находящий себе места в мире философ писал (имея в виду свою жестокую возлюбленную, конечно): «Ты идешь к женщине? Не забудь плетку!»

Но умозрительная плетка эта, похоже, была скорее в руках у Лу. Недаром юный Райнер Мария Рильке, проживший с ней несколько лет, посвятил своей возлюбленной такие строки: «Нет без тебя мне жизни на земле./ Утрачу слух – я все равно услышу,/ Очей лишусь – еще ясней увижу./ Без ног я догоню тебя во мгле./ Отрежь язык – я поклянусь губами./ Сломай мне руки – сердцем обниму┘/ Разбей мне сердце – мозг мой будет биться/ Навстречу милосердью твоему./ А если вдруг меня охватит пламя/ И я в огне любви твоей сгорю –/ Тебя в потоке крови растворю…»

Ну и другие стихи в том же роде.

Может быть, только отец психоанализа, Зигмунд Фрейд, был свободен от этого страстного желания догонять Лу «без ног», которое обуревало всех без исключения ее друзей. Он занимался вместе с ней «стиркой грязного белья» (как он сам называл их общую психоаналитическую деятельность), и, возможно, ему просто было не до эротических взлетов и падений. Хотя кто знает? Кто может сказать наверняка? По крайней мере точно известно, что их союз он называл «праздничным».

Чужая душа – потемки, а уж душа Лу Саломе и подавно.

Шведский психоаналитик Пол Бьер вспоминал о ней так: «Она могла быть поглощена своим партнером интеллектуально, но в этом не было человеческой самоотдачи. Она, безусловно, не была по природе своей холодной, и тем не менее она не могла полностью отдать себя даже в самых страстных объятиях. Возможно, в этом и была по-своему трагедия ее жизни. Она искала пути освобождения от своей же сильной личности, но тщетно. В самом глубоком смысле этих слов Лу была несостоявшейся женщиной».

Впрочем, в каком-то самом главном смысле Лу Саломе, безусловно, состоялась. В смысле силы души, воли к власти и прочих занимательных вещей. Так считал Ницше, и мы, конечно же, не будем с ним спорить.

Комментарии для элемента не найдены.

Ницше не верил в Бога и ненавидел женщин. Как он влюбился в русскую?: Книги: Культура: Lenta.ru

Идеи Фридриха Ницше о сверхчеловеке, смерти Бога, воле к власти и рабской морали поставили под сомнение принятые в XIX-XX веках общественные нормы и модели политических отношений и оказали значительное влияние на западную культуру. Им восхищались Альбер Камю, Айн Рэнд и Мартин Бубер. На русском языке вышла подробная биография философа «Жизнь Фридриха Ницше», написанная Сью Придо. С разрешения издательства «КоЛибри» «Лента.ру» публикует фрагмент текста, посвященный отношениям Ницше с будущей писательницей, философом и психоаналитиком Лу Саломе и философом Паулем Рэ.

Еще не успев познакомиться с Ницше, Лу решила жить с ним и Рэ в тройственном союзе. Она представляла себе Heilige Dreieinigkeit — Святую Троицу философствующих свободных умов, «почти до краев переполненных духовностью и остротой разума».

Ее фантазии обрели плоть за время, предшествующее прибытию Ницше в Рим: она проводила с Рэ миазматические ночи в прогулках вокруг Колизея, когда он рассуждал о философии и изводил ее бесконечными разговорами о своем блестящем друге.

«Сознаюсь честно: я была совершенно убеждена в том, что мой план — настоящее оскорбление общепринятых норм, и, тем не менее, план этот был осуществлен, хотя сначала я увидела все это во сне. Мне приснился замечательный рабочий кабинет с книгами и цветами, где проходили наши беседы, рядом — две спальни, а в зале — веселый и одновременно серьезный круг друзей-единомышленников». Не вполне понятно, правда, как распределялись по двум спальням три человека.

Этот необычный план Лу не скрыла от Мальвиды, которая назвала его бесстыдной фантазией и серьезно обеспокоилась. Слабая мать Лу, постоянно переигрываемая дочерью, узнав об этой схеме, решила вызвать на подмогу ее братьев. Все были против. Даже Рэ, по словам Лу, был «еще растерян», хотя и влюблен по уши.

За первые три недели он успел предложить ей руку и сердце, включив в предложение необычное условие — нужно было обходиться без секса, потому что секс вызывал у него отвращение

Лу секс тоже был противен из-за подростковой травмы в Санкт-Петербурге: ее почтенный учитель, пожилой женатый голландский священник с дочерьми ее возраста, внезапно попытался взять ее силой. Предложение mariage blanc, сделанное Рэ, пришлось бы ей по вкусу, если бы она заботилась о своей репутации. Респектабельности оно бы ей точно прибавило. Но Лу собственная репутация не беспокоила вовсе. Она прожила долгую жизнь и ничто так не любила, как эпатирование буржуа.

20 апреля 1882 года Ницше сел на паром и покинул Мессину, а 23 или 24 апреля прибыл в Рим. Несколько дней он приходил в себя у Мальвиды на роскошной вилле Маттеи, а затем был признан достаточно оправившимся от морского путешествия, чтобы познакомиться с Лу. Все решили, что встретиться лучше всего в соборе Святого Петра — довольно забавный выбор для атеистической компании свободных умов.

Он был в Риме впервые. Никакой путеводитель не мог подготовить его к пути с виллы Мальвиды рядом с Колизеем в собор Святого Петра, где он должен был наконец встретить загадочную девушку. Как Тесей, следовавший за нитью Ариадны по лабиринту Минотавра, он следовал за тенью, отбрасываемой колоссальной Тосканской колонной Бернини. Когда он вошел в темный, окуренный благовониями собор, то никак не мог найти ее глазами. Впоследствии Лу станет роскошной и пышной красоткой, рядящейся в шелка с оборками и меха, но в то время ее неизменная униформа ученицы философа свидетельствовала о монашеской чистоте: темное платье в пол с длинными рукавами и высоким воротником, а под ним тесный корсет, который подчеркивал фигуру в виде песочных часов. Русые волосы были тщательно убраны назад, открывая лицо классической русской красавицы — широкое и с высокими скулами. У нее были голубые глаза, взгляд которых часто описывали как умный, пристальный и страстный. Она сознавала свою красоту и наслаждалась властью, которую она ей придавала. Она рассказывала, что прежде всего ее в Ницше поразила сила его глаз. Они заворожили ее. Казалось, они смотрели больше внутрь, чем наружу. Полуслепой, он не рыскал глазами и не отводил их. Характерное для близоруких людей впечатление тяжелого, пронзающего собеседника взгляда полностью отсутствовало. «Прежде всего его глаза казались защитниками и привратниками его сокровищ — немых тайн, которые не должны были открываться непрошеному гостю».

Но это заключение, вероятно, было сделано позже. В соборе на нем были темные очки, без которых он просто ничего бы не увидел. А Лу не смогла бы изучить его глаза сквозь толстые стекла, да еще в полумраке собора.

«Направленный внутрь, как будто на расстоянии», — так Лу описывает его взгляд. Это вполне можно принять за автопортрет — описание ее собственных глаз. Другие часто писали, что ее глаза обладали странным качеством — казалось, что они смотрели на дальние горизонты. Приходилось щелкать пальцами, чтобы завладеть ее вниманием, добраться до ее внутреннего мира, заставить увидеть физическую реальность прямо перед нею. Противоречивое сочетание опрометчивой, страстной безрассудности и этих странных взглядов вдаль обеспечило ей исключительный дар добиваться признаний. Она слушала, как зеркало, отражающее мысли говорящего. Говорила она мало, но сама ее пассивность воодушевляла на дальнейшие откровения. Именно ей в свое время сам Зигмунд Фрейд доверил психоанализ своей дочери Анны.

Фото: Fine Art Images / Diomedia

Ницше поприветствовал ее словами, которые явно были отрепетированы: «Какие звезды свели нас вместе?» «Цюрихские», — ответила она, опуская всех на землю.

Сначала ее голос с русским акцентом показался Ницше резким. Да и она сначала была разочарована. Ей представлялся человек-водоворот, такой же дерзкий и революционный, как его разум, или по крайней мере человек выдающейся наружности. Перед ней же стоял человек настолько обычный, настолько малопримечательный, что это было попросту смешно. Невысокого роста, спокойного поведения, с тщательно причесанными прямыми каштановыми волосами и в аккуратной одежде: казалось, он поставил себе цель не привлекать ничьего внимания. Он говорил тихо, почти беззвучно. Даже смеялся он тихо. Его задумчивость производила впечатление тщательно продуманной. Когда он говорил, то немного сутулился — казалось, чтобы получше протолкнуть слова. У нее было неприятное ощущение, что Ницше частично выключен из разговора.

Разве так должен был выглядеть иконоборец, который, по словам Рэ, хвастался, что считает напрасно прожитым день, когда не отказался по меньшей мере от одного из своих убеждений? Его немое одиночество было для нее настоящим вызовом. Ей хотелось узнать, почему он оставляет между своим истинным «я» и миром такую дистанцию. Она чувствовала, что сбита с толку его «воспитанным, элегантным поведением». Это воспитанное и элегантное поведение, разумеется, было таким же отрепетированным, как и его приветствие, которое мгновенно перенесло их в высший мир судьбы и предначертаний, поместив их встречу в колесо вечного возвращения в соответствии с цитатой из его второго «Несвоевременного размышления», «О пользе и вреде истории для жизни»: «…При одинаковой констелляции небесных тел должны повторяться на земле одинаковые положения вещей вплоть до отдельных, незначительных мелочей; так что всякий раз, как звезды занимали бы известное положение, стоик соединялся бы с эпикурейцем для того, чтобы убить Цезаря, а при другом положении Колумб открывал бы Америку».

Пока Лу и Ницше беседовали в соборе Святого Петра, Рэ скрывался в темноте ближайшей исповедальни — якобы с благочестивым намерением поработать над своими записями, а на деле, конечно, чтобы подслушивать. Лу утверждает, что они с Ницше сразу же пустились в обсуждение своего будущего тройственного существования и места обитания, однако затем она сама противоречит своему сну о «Святой Троице», утверждая, что Ницше предложил изменить уже составленный ею на пару с Рэ план, объявив, что в интеллектуальном партнерстве должны жить лишь они вдвоем. Что бы ни случилось в первую неделю их знакомства в Риме, нет сомнения, что эти трое собирались жить вместе.

Ницше отнесся к предложенной схеме с энтузиазмом. Он хотел снова стать студентом и посещать лекции в Сорбонне, надеясь получить научные доказательства своих идей о вечном возвращении. Лу и Рэ охотно отправились бы в Париж, где могли бы возобновить знакомство с Иваном Тургеневым.

Фридрих Ницше

Фото: Hulton Archive / Getty Images

Встреча в соборе так утомила Ницше, что ему пришлось вернуться к постельному режиму на вилле Мальвиды, где его навестили Рэ и Лу. Он охотно читал и декламировал им из книги, которую писал, — «Веселой науки». То был искрометный выплеск неудержимого хорошего настроения, которое пришло к нему на пороге новых приключений. В предисловии он утверждает, что книга написана ради развлечения после долгого отчуждения и бессилия, что она отражает возвращение веры в завтрашний день, выражает предчувствие грядущих вновь открытых берегов. Он начал писать ее в Генуе, как раз в то время, когда был зачарован ничем не усложненной телесностью «Кармен», воплощением в образе Кармен вечной женственности и напряженным ожиданием знакомства с прекрасной умной девушкой Лу Саломе, которая в Риме только и говорила всем, как мечтает с ним встретиться. И вот они встретились — и замаячила перспектива Парижа.

Несмотря на весь интерес к Ницше, Лу не читала ни одной его книги. Ну и ладно: ее яркость, ум и серьезность произвели на него глубочайшее впечатление.

Ницше имеет репутацию женоненавистника, которая в принципе вполне заслужена. Много раз он отрицательно отзывался о женщинах — в основном в тех случаях, когда его уж очень изводили мать и Элизабет. Но в описываемый период его сочувствие к женщинам и проникновение в женскую психологию были весьма примечательны.

В афоризмах о женщинах из «Веселой науки» заметны доброта и сочувствие. Еще важнее здесь его революционная идея о том, что в парадоксальном воспитании женщин высшего класса есть нечто удивительное и ужасное. Их держали в полнейшем неведении относительно вопросов пола, убеждали, что все, связанное с полом, — зло, которого необходимо стыдиться. И затем их, словно молнию, метали в объятья брака, подвергая ужасам супружеских обязанностей, — и с кем! С человеком, которого они должны были больше всего любить и ценить! Как могли они справиться с неожиданным и шокирующим соседством божества и зверя? «[Женщины] тут действительно завязали себе такой душевный узел, равного которому не сыщешь!» — проницательно заключал он.

Таким вполне могло быть описание отношений Лу с ее почтенным пожилым учителем и долговременной травмы, которую нанесло ей его внезапное хищное нападение, обращение божества в зверя.

За неделю, которая прошла после первой встречи в соборе Святого Петра, Лу еще больше увлеклась Ницше. Она считала его человеком, который неуклюже носит свою маску. Ей было очевидно, что он пытается вписаться в мир. Он напоминал божество, вышедшее откуда-то с вершин диких гор и надевшее костюм, чтобы казаться человеком. Бог должен носить маску, иначе люди погибнут, ослепленные его сияющим образом. Это позволило ей думать о том, что сама она никогда не носила маску, — ей никогда не требовалась маска, чтобы ее поняли. Маску Ницше она сочла умиротворяющей, обусловленной его добротой и жалостью к другим. Она цитировала его афоризм: «Всякий глубокий ум нуждается в маске, — более того, вокруг всякого глубокого ума постепенно вырастает маска». (…)

С самого начала Ницше всерьез воспринял идею тройственного сожительства. Он в шутку переименовал союз в несвятую троицу, но в то же время достаточно серьезно относился к общественным условностям, так что чувствовал необходимость защитить репутацию Лу, предложив ей вступить в брак: «Я считаю себя обязанным защитить вас от людских сплетен и сделать вам предложение…» Передать предложение он попросил Рэ.

Поручение для Рэ было довольно забавное, ведь он сам уже сделал предложение Лу и влюблялся в нее только сильнее. Получив предложение и от Ницше, Лу обеспокоилась, что соперничество за ее руку поставит под удар весь интеллектуальный эксперимент. Не было сомнений, что все предприятие будет, как и должно, зависеть от силы эротической энергии, которая, однако, не должна превращаться в физическую связь. Она попросила Рэ передать отказ от ее имени и объяснить Ницше, что она вообще принципиально не намерена выходить замуж. Кроме того, практично добавляла она, вступив в брак, она потеряет свою пенсию дочери русского дворянина — единственные средства к ее существованию.

В Риме становилось сыро и вредно для здоровья. Ницше уже давно лежал в постели. Для выздоровления ему требовался холодный свежий воздух. Он решил вместе с Рэ уехать на север, в Итальянские Альпы. Лу очень хотелось к ним присоединиться, и она умоляла Рэ это устроить.

«Госпожа Лу, моя повелительница, — отвечал Рэ. — Завтра утром, около одиннадцати, Ницше нанесет визит вашей матери, и я буду его сопровождать, дабы выказать свое уважение… Ницше не может ответить, как он будет чувствовать себя завтра, но он хотел бы непременно представиться вашей матери, прежде чем мы вновь увидимся на озерах».

Мать Лу прямо предостерегла Ницше от общения с ее дочерью. Лу была опасна и неконтролируема, подвержена диким фантазиям. Однако план продолжал разворачиваться. Лу с матерью выехали из Рима 3 мая, а Рэ и Ницше — на следующий день. 5 мая все они воссоединились в Орте, где на следующий день Ницше и Лу ускользнули от остальных и совершили восхождение на Монте-Сакро — гору, укорененную в мифах и символике не меньше, чем Пилатус.

Восхождение на гору вместе с Лу он впоследствии описывал как великолепнейший опыт в своей жизни. (…)

Пауль Рэ

Фото: public domain

В процессе восхождения они вели беседу о своем юношеском богоборчестве. Она сочла, что он, подобно ей самой, на самом деле весьма религиозен. Она тоже в раннем возрасте утратила некогда горячую христианскую веру. Оба разговаривали о глубоких и неудовлетворенных религиозных потребностях. Это противопоставляло их Рэ, чей упрямый бездушный материализм казался им даже оскорбительным. Ницше подверг ее своего рода философской проверке — тщательно опросил ее на предмет знаний и верований. Ее ответы, по его словам, он счел такими разумными и созвучными своим идеям, что доверил ей некоторые мысли, которые не поверял еще никому. Правда, что это были за мысли, она не говорит. Возможно, он развивал свою теорию вечного возвращения, которая владела его умом в то время. Мог он упомянуть и пророка Заратустру, которого рассматривал как возможного будущего выразителя своих взглядов. Мог поделиться и другой своей тайной — идеей смерти Бога, описанной в книге «Веселая наука», которую как раз готовил к публикации.

Впоследствии он писал Лу: «В Орте я задумал план шаг за шагом подвести вас к заключительной идее моей философии — вас я посчитал первым человеком, готовым к этому».

Восхождение на Монте-Сакро убедило его, что в Лу он нашел ученицу, которую так долго искал. Она должна стать непоколебимой проповедницей его идей и проводником его мыслей.

Лу предсказывала, что Ницше станет пророком новой религии, а учениками его станут герои. Оба они писали, насколько похоже думали и чувствовали, как подхватывали слова друг друга. Они кормили друг друга словами, как кормят друг друга с ложечки едой. Индивидуальность стиралась: они додумывали мысли друг друга и заканчивали друг за другом предложения. Когда они спустились с горы, он тихо сказал ей: «Благодарю вас за самый великолепный сон в моей жизни».

При виде того, как они спускаются, лучась от счастья, как будто занимались на вершине горы любовью, мать Лу пришла в ярость, а Рэ обезумел от ревности. Он засыпал ее вопросами, а Лу спокойно отбила его мелочные атаки, ответив: «Один лишь его смех — уже деяние».

Прошли годы, между ними произошло много всего, но никто из них не отрицал глубочайшей важности обретенного ими на Монте-Сакро интеллектуального и духовного единения, хотя никто из них и не объяснял его причин.

Лу прожила долгую жизнь, и ее часто спрашивали, целовались ли они с Ницше на Монте-Сакро. В ответ она, устремив глаза куда-то вдаль, говорила: «Целовались ли мы на Монте-Сакро? Я уж и не помню». Ницше же никто не решался задать тот же вопрос.

Перевод Александра Коробейникова

Ницше и его взгляды на женщин — Википедия

Взгляды Фридриха Ницше относительно женщин ― один из наиболее противоречивых вопросов мировоззрения философа, отношение к которому, по всей видимости, менялось у него на протяжении жизни.

Публичные оценки и частные

Ида фон Миасковски отмечала в своих мемуарах, опубликованных через семь лет после смерти Ницше, следующее:

В восьмидесятые годы, когда в поздних работах Ницше начали появляться резкие фразы по отношению к женщинам, мой муж иногда в шутку говорил мне не сообщать людям о том, что я состою в дружественных отношениях с Ницше, поскольку этот факт не был бы для меня очень лестным. Но это была просто шутка. Мой муж, как и я, всегда хранили дружеские воспоминания о Ницше […] его поведение именно по отношению к женщинам было настолько тактичным, настолько естественным и дружеским, что даже сейчас, находясь в преклонном возрасте, я не могу рассматривать Ницше как женоненавистника[1].

Замечания в своих трудах

Ницше конкретно уделял внимание вопросу о своих взглядах на женщин в разделе VII книги «Человеческое, слишком человеческое». На момент её написания философ, по всей видимости, придерживается высокого мнения о женщинах. Но, учитывая некоторые другие его замечания, его общее отношение к прекрасному полу следует считать противоречивым. Например, в то время как он утверждает, что «совершенная женщина есть более высокий тип человека, чем совершенный мужчина, но и нечто гораздо более редкое», имеет место также и ряд противоречий и тонкостей в его прочих высказываниях в других книгах, которые не так легко поддаются объяснению. Он может как восторгаться, так и презирать женский пол в то или иное время. «То, что внушает к женщине уважение, а довольно часто и страх, — это её натура, которая „натуральнее“ мужской, её истая хищническая, коварная грация, её когти тигрицы под перчаткой, её наивность в эгоизме, её не поддающаяся воспитанию внутренняя дикость, непостижимое, необъятное, неуловимое в её вожделениях и добродетелях» ― так пишет философ в труде под названием «По ту сторону добра и зла»[2].

Его оценки иногда могли быть и совсем уничижительным: «какое дело женщине, до истины! Её великое искусство есть ложь. Её главная забота — иллюзия и красота.» (По ту сторону добра и зла)[3]. В главе 6 под названием «почему я пишу такие прекрасные книги» в произведении «Ecce Homo» философ утверждает, что наличие «добродетели» у женщины это признак «физиологического вырождения», и что женщины в целом умнее и злее, чем мужчины ― а это, по мнению Ницше, стоит воспринимать в качестве комплимента. Но он продолжает утверждать, что эмансипация женщин и феминистическое движение является лишь ресентиментом некоторых женщин в отношении других женщин, более физически развитых и в лучшей степени способных к деторождению.

Несмотря на тот факт, что сочинения Ницше многими рассматриваются в качестве примера женоненавистничества, другие исследователи, как, например, Энтони Людовичи, настаивают на том, что философ был всего лишь антифеминистом, но не женоненавистником[4].

«В любви женщины есть несправедливость и слепота ко всему, чего она не любит…. Ещё не способна женщина к дружбе: женщины всё ещё кошки и птицы. Или, в лучшем случае, коровы…» (Так говорил Заратустра)[5].

«И, наконец: женщина! Одна из половин человечества слаба, типично больна, переменчива, непостоянна — женщине потребна сила, чтобы за неё цепляться, — ей потребна и религия слабости, которая учит, что божественно быть слабым, униженным и при этом любить… — или, ещё того чище, она ослабляет сильных, она властвует, когда ей удаётся подчинить сильного… — женщина всегда тайком входила в комплот со всякими упадочными типами, со священниками, против „власть имущих“, „сильных“, против „мужей“» (Воля к власти)[6].

Следует отметить, однако, что «Воля к власти» представляет собой собрание заметок и фрагментов, собранных благодаря его сестре Элизабет Фёрстер-Ницше и его друзьями, которые сам Ницше не одобрял и не публиковал.

Возможное влияние Аристотеля

Исследователи трудов Аристотеля проводили сравнения между взглядами Аристотеля и Ницше на женщин. Они утверждали, что вполне возможно, что Ницше заимствовал многое из его политической философии древнегреческого мыслителя[7].

Ницше и феминизм

Некоторые мыслители, в частности Келли Оливер и Мерилин Пирселл, выдвигали предположение о том, что философию Ницше нельзя понять или проанализировать, не беря во внимание его высказывания о женщинах. Они выдвигают предположение о том, что работы Ницше оказались основой некоторых феминистических теорий и делают в итоге следующий вывод: «в то время как Ницше бросает вызов традиционным иерархиям между умом и телом, разумным и иррациональным, природой и культурой, истиной и вымыслом ― тем иерархиям, которые унижали и исключали женщин из общественной жизни, его высказывания о женщинах и использование им женских и материнских метафор ставят в тупик попытки некоторых провозгласить Ницше поборником феминизма или достоинства женского пола[8]

Отношения с Лу Саломе

Лу Саломе, которая была очень близко знакома с Ницше, утверждала, что он однажды сделал ей предложение руки и сердца (от которого она, по её же словам, отказалась). Она также говорила о том, что в «духовной природе» Ницше было нечто женственное. Сам философ считал природу гения женственной[9].

Женоненавистничество

Фрэнсис Несбитт Оппель интерпретирует отношение Ницше к женщинам в рамках риторической стратегии.

…Явное женоненавистничество Ницше является частью его общей стратегии: он желал продемонстрировать, что наше отношение к полу и гендеру определяется нашей культурой, которая нередко подрывают собственный потенциал как личности и вида, и которая может быть изменена. То, что выглядит как женоненавистничество, может быть понято как часть более широкой стратегии, согласно которой «женщина-как-таковая» (универсальная сущность женщины с вневременными чертами характера) показывается как продукт мужского желания, социальный конструкт[10].

Образец для прочих людей

Некоторые признают, что Ницше допускал женоненавистнические замечания в силу своей сознательно субъективной позиции. Можно предположить, что его одиозные высказывания могли быть его личным мнением, которое он не представлял в качестве образца для подражания. Корнелия Клингер отмечает в своей книге «Континентальная философия с феминистической точки зрения» следующее: «Ницше, как и Шопенгауэр, был выдающимся ненавистником женщин, но, по крайней мере, его дикие высказывания о женщине как таковой он признаёт относительными»[11]. Вот одно из собственных высказываний философа, которое цитируется в поддержку этого утверждения:

При каждой кардинальной проблеме что-то неизменное говорит: «это я»; скажем, в теме мужчины и женщины мыслитель не может переучиться, а может только выучиться, — только раскрыть до конца то, что в нем на сей счет «твердо установлено». Порою мы находим известные решения проблем, которые именно нам внушают сильную веру; может быть, с этих пор мы начинаем называть их своими «убеждениями». Позже — мы видим в них только следы нашего движения к самопознанию, только путевые столбы, ведущие к проблеме, которую представляем собою мы, — вернее, к великой глупости, которую мы представляем собою, к нашему духовному фатуму, к тому не поддающемуся обучению элементу, который лежит там, «в самом низу». — В виду той изрядной учтивости, какую я только что проявил по отношению к самому себе, мне, может быть, скорее будет дозволено высказать некоторые истины о «женщине самой по себе»: допустив, что теперь уже наперед известно, насколько это именно только — мои истины.

Бабет Бабаич предлагала иной комментарий вышеизложенной цитаты и признавала что «хотя Ницше великодушно спасает своих комментаторов от труда интерпретирования, проблема возникает именно из-за природы того, что он продолжает называть своими собственными истинами». Но вместо того, чтобы сосредоточиться на предполагаемом женоненавистничестве, она выдвигает следующее мнение:

Гораздо большее внимание […] должно быть уделено всему тому, что Ницше пишет о женщине. Это вопрос представляет собой не просто психологическую оценку личности философа, не просто выражение его собственного женоненавистничества: ницшеанское философское выражение природы женщины отражает и повторяет возможность подтверждения или отрицания иллюзии. Это и есть ницшеанское понимание истины, и в этом смысле Ницше сумел воспользоваться своей мизогинией, чтобы скопировать платоническую метафору как таковую[12].

Женщины как источник всей глупости и неразумия в мире

Леонард Лолор и Зейнеп Дирек отмечают, что «то, что Ницше говорит и повторяет с истеричной настойчивостью ― это то, что женщина является источником всей глупости и неразумия. Она представляет собой фигуру сирены, которая заманивает мужчину-философа и сворачивает его с назначенному ему пути в поиске истины»[13].

Примечания

  1. ↑ Ida von Miaskowski, cited in S. L. Gilman (Ed.), D. J. Parent (Trans.
  2. ↑ Отдел седьмой: Наши добродетели — По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего — Фридрих Вильгельм Ницше. nicshe.velchel.ru. Проверено 5 декабря 2016.
  3. ↑ Фридрих Ницше По ту сторону добра и зла Прелюдия к философии будущего. www.opentextnn.ru. Проверено 5 декабря 2016.
  4. Ludovici, Anthony. Enemies of Women (The Origins in Outline of Anglo-Saxon Feminism). — London : Carroll & Nicholson Limited. — P. VII.
  5. Заратустра. О друге, о дружбе, Так говорил Заратустра. Фридрих Ницше. Ф Ницше — Заратустра. Слова Заратустры… nitshe.ru. Проверено 5 декабря 2016.
  6. ↑ [2. Сильные и слабые. Часть 1 ← Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей ← Психологическая библиотека ← Психология человека]. psibook.com. Проверено 5 декабря 2016.
  7. ↑ Durant, Will (1926 (2006).
  8. ↑ Kelly Oliver, Marilyn Pearsall, «Introduction: Why Feminists Read Nietzsche», in Feminist Interpretations of Friedrich Nietzsche, Penn State Press, 1998, pp 1-4
  9. ↑ Biddy Martin, Women and Modernity: The (Life)Styles of Lou Andreas-Salomé, Ithaca, Cornell University Press, 1991, p98
  10. ↑ Frances Nesbitt Oppel, Nietzsche on Gender, University of Virginia Press, 2005, p1
  11. ↑ Cornelia Klinger, Herta Nagl-Docekal, Continental Philosophy in Feminist Perspective, Penn State Press, 2002, p224
  12. ↑ Babette E. Babich, Nietzsche’s Philosophy of Science, SUNY Press, 1994, p241
  13. ↑ Leonard Lawlor and Zeynep Direk, Derrida, Routledge, 2002, p139

Ницше о женщинах: rechi_k_bogu — LiveJournal

rechi_k_bogu (rechi_k_bogu) wrote,
rechi_k_bogu
rechi_k_bogu
Categories: О старых и молодых бабенках
«Отчего крадешься ты так робко в сумерках, о Заратустра? И что прячешь ты бережно под своим плащом?
Не сокровище ли, подаренное тебе? Или новорожденное дитя твое? Или теперь ты сам идешь по пути воров, ты, друг злых?» —
— Поистине, брат мой! — отвечал Заратустра. — Это — сокровище, подаренное мне: это маленькая истина, что несу я.
Но она беспокойна, как малое дитя; и если бы я не зажимал ей рта, она кричала бы во все горло.
Когда сегодня я шел один своею дорогой, в час, когда солнце садится, мне повстречалась старушка и так говорила к душе моей:
«О многом уже говорил Заратустра даже нам, женщинам, но никогда не говорил он нам о женщине».
И я возразил ей: «О женщине надо говорить только мужчинам».
«И мне также ты можешь говорить о женщине, — сказала она, — я достаточно стара, чтобы тотчас все позабыть».
И я внял просьбе старушки и так говорил ей:
Все в женщине — загадка, и все в женщине имеет одну разгадку: она называется беременностью.
Мужчина для женщины средство; целью бывает всегда ребенок. Но что же женщина для мужчины?
Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры. Поэтому хочет он женщины как самой опасной игрушки.
Мужчина должен быть воспитан для войны, а женщина — для отдохновения воина; все остальное — глупость.
Слишком сладких плодов не любит воин. Поэтому любит он женщину; в самой сладкой женщине есть еще горькое.
Лучше мужчины понимает женщина детей, но мужчина больше ребенок, чем женщина.
В настоящем мужчине сокрыто дитя, которое хочет играть. Ну-ка, женщины, найдите дитя в мужчине!
Пусть женщина будет игрушкой, чистой и лучистой, как алмаз, сияющей добродетелями еще не существующего мира.
Пусть луч звезды сияет в вашей любви! Пусть вашей надеждой будет: «о, если бы мне родить сверхчеловека!»
Пусть в вашей любви будет храбрость! Своею любовью должны вы наступать на того, кто внушает вам страх.
Пусть в вашей любви будет ваша честь! Вообще женщина мало понимает в чести. Но пусть будет ваша честь в том, чтобы всегда больше любить, чем быть любимой, и никогда не быть второй.
Пусть мужчина боится женщины, когда она любит: ибо она приносит любую жертву и всякая другая вещь не имеет для нее цены.
Пусть мужчина боится женщины, когда она ненавидит: ибо мужчина в глубине души только зол, а женщина еще дурна.
Кого ненавидит женщина больше всего? — Так говорило железо магниту: «я ненавижу тебя больше всего, потому что ты притягиваешь, но недостаточно силен, чтобы перетянуть к себе».
Счастье мужчины называется: я хочу. Счастье женщины называется: он хочет.
«Смотри, теперь только стал мир совершенен!» — так думает каждая женщина, когда она повинуется от всей любви.
И повиноваться должна женщина, и найти глубину к своей поверхности. Поверхность — душа женщины, подвижная, бурливая пленка на мелкой воде.
Но душа мужчины глубока, ее бурный поток шумит в подземных пещерах; женщина чует его силу, но не понимает ее. —
Тогда возразила мне старушка: «Много любезного сказал Заратустра, и особенно для тех, кто достаточно молод для этого.
Странно, Заратустра знает мало женщин, и, однако, он прав относительно их. Не потому ли это происходит, что у женщины нет ничего невозможного?
А теперь в благодарность прими маленькую истину! Я достаточно стара для нее!
Заверни ее хорошенько и зажми ей рот: иначе она будет кричать во все горло, эта маленькая истина».
«Дай мне, женщина, твою маленькую истину!» — сказал я. И так говорила старушка:
«Ты идешь к женщинам? Не забудь плетку!» —
Так говорил Заратустра.

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

«О Женщине! И не только…» — философ Ф.НИЦШЕ о Боге и его несовершенстве (чему доказательством якобы есть женщина)

Ницше, рисунок Ганса Ольде Ницше одним из первых подверг сомнению единство субъекта, причинность воли, истину как единое основание мира, возможность рационального обоснования поступков.

Афористичность философии Ницше

Будучи классическим филологом по образованию, Ницше большое внимание уделял стилю ведения и изложения своей философии, снискав себе славу выдающегося стилиста[17]. Философия Ницше не организована в систему, волю к которой он полагал недостатком честности[18]. Наиболее значимой формой его философии являются афоризмы, выражающие запечатлённое движение состояния и мысли автора, находящихся в вечном становлении[17]. Причины подобного стиля однозначно не выявляются. С одной стороны, такое изложение связано с желанием Ницше длительную часть времени проводить в прогулках, что лишало его возможности последовательного конспектирования мыслей. С другой стороны, свои ограничения накладывала и болезнь философа, не позволяющая долго смотреть на белые листы бумаги без рези в глазах. Тем не менее, афористичность письма следует отнести также (в духе философии самого Ницше с её пестуемым amor fati, иначе любовью к судьбе) к осознанному выбору философа, считая результатом развития его убеждений.[19]
Афоризм как свой собственный комментарий разворачивается лишь при вовлечении читателя в постоянное переконструирование смысла, выходящего далеко за пределы контекста отдельного афоризма. Это движение смысла не может никогда закончиться, адекватнее воспроизводя опыт жизни. Жизнь, так открытая в мысли, оказывается доказанной по самому факту прочтения афоризма, внешне бездоказательного.[20][21][22]

Здоровое и упадочное

В своей философии Ницше развивал новое отношение к действительности, построенное на метафизике «бытия становления», а не данности и неизменности. В рамках подобного взгляда истина как соответствие идеи действительности более не может считаться онтологическим основанием мира, а становится лишь частной ценностью[23]. Выходящие на первый план рассмотрения ценности вообще оцениваются по их соответствию задачам жизни: здоровые прославляют и укрепляют жизнь, тогда как упадочные представляют болезнь и разложение. Всякий знак уже есть признак бессилия и оскудения жизни, в своей полноте всегда являющейся событием. Раскрытие смысла, стоящего за симптомом, позволяет обнаружить источник упадка. С этой позиции Ницше предпринимает попытку переоценки ценностей, до сих пор некритично подразумеваемых в качестве самих собой разумеющихся.[17]

Дионис и Аполлон. Проблема Сократа

См. также: Рождение трагедии из духа музыки
Источник здоровой культуры Ницше усматривал в сосуществовании двух начал: дионисийского и аполлонийского. Первое олицетворяет собой необузданную, роковую, пьянящую, идущую из самых недр природы страсть жизни, возвращающую человека к непосредственной гармонии мира и единству всего со всем; второе, аполлонийское, окутывает жизнь «прекрасной кажимостью сновиденческих миров», позволяя мириться с нею. Взаимно преодолевая друг друга, дионисийское и аполлонийское развиваются в строгом соотношении. В рамках искусства столкновение этих начал приводит к рождению древнегреческой трагедии, на материале которой Ницше и разворачивает картину становления культуры. Наблюдая за развитием культуры Древней Греции, Ницше заострил внимание на фигуре Сократа. Тот утверждал возможность постижения и даже исправления жизни посредством диктатуры разума. Таким образом, Дионис оказался изгнанным из культуры, а Аполлон выродился в логический схематизм. Совершённый насильный перекос и является источником кризиса культуры, оказавшейся обескровленной и лишённой, в частности, мифов.[24][6]

Смерть Бога. Нигилизм

Основная статья: Бог умер
См. также: Нигилизм и Отчуждение (философия)
Одним из наиболее ярких символов, запечатлённых и рассмотренных философией Ницше, стала так называемая смерть Бога. Она знаменует утрату доверия к сверхчувственным основаниям ценностных ориентиров, то есть нигилизм, проявившийся в западноевропейской философии и культуре. Процесс этот, по мнению Ницше, исходит из нездоровья самого духа христианского учения, отдающего предпочтение потустороннему миру.
Смерть Бога проявляется в охватывающем людей ощущении бездомности, осиротелости, потери гаранта благости бытия. Старые ценности не удовлетворяют человека, так как он ощущает их безжизненность и не чувствует, чтобы они относились конкретно к нему. «Бог задохнулся в богословии, нравственность — в морали», — пишет Ницше, они стали чужды человеку. В результате возрастает нигилизм, который простирается от простого отрицания возможности хоть какой-либо осмысленности и хаотического блуждания в мире до последовательной переоценки всех ценностей с тем, чтобы вернуть их на службу жизни.

Вечное возвращение


Ницше на портрете Эдварда Мунка Способом, которым нечто обретает бытие, Ницше усматривает вечное возвращение: постоянство в вечности обретается через повторяющееся возвращение того же самого, а не через непреходящую неизменность[25]. В таком рассмотрении на передний план выходит вопрос не о причине сущего, а о том, почему оно всегда возвращается таким, а не другим. Своеобразной отмычкой к этому вопросу служит представление о воле к власти: возвращается такое сущее, которое, сообразуя действительность с собой, создало предпосылки для возвращения.
Этической стороной вечного возвращения является вопрошание о сопринадлежности ему: так ли ты сейчас есть, чтобы желать вечного возвращения того же самого. Благодаря такой постановке каждому мгновению возвращается мера вечного: ценно то, что выдерживает испытание вечным возвращением, а не то, что изначально в перспективу вечного может быть помещено. Воплощением сопринадлежности вечному возвращению является сверхчеловек.[17][6]

Сверхчеловек

Основная статья: Сверхчеловек
См. также: Последний человек (Ницше) и Мораль господ и мораль рабов
Сверхчеловек — это человек, которому удалось преодолеть дробность своего существования, который вернул себе мир и поднял взор над его горизонтом. Сверхчеловек, по словам Ницше, смысл земли, в нём природа обретает своё онтологическое оправдание. В противоположность ему, последний человек представляет вырождение человеческого рода, живёт в полном забвении своей сущности, отдав её на откуп звериному пребыванию в комфортных условиях.[6]

Воля к власти

См. также: Воля к власти
Воля к власти есть организующий принцип всего живого и, шире, существующего. Переводимый также как воля к мощи, этот принцип утверждает творческий характер становления, в котором разрозненные факты бытия обретают единую меру существования. При этом, воля к власти не есть произвол или насилие над сущим, но только желание исполнить элементарный долг жизнимочь.[26][17]

Влияние и критика

Антиковед Вильгельм Нестле в 1890 году указывал на своевольную интерпретацию ранних греческих философов со стороны Ницше[27].
Начиная с 1890-х годов философ Владимир Соловьёв вёл полемику с Ницше и в прессе, и в своих философских сочинениях. На создание главного его труда, посвящённого вопросам морали, «Оправдание добра» (1897), его побудило несогласие с ницшевским отрицанием абсолютных нравственных норм. В этой работе Соловьёв пытался соединить представление об абсолютной ценности морали с этикой, допускающей свободу выбора и возможность самореализации. В 1899 году в статье «Идея сверхчеловека» он выражал сожаление, что философия Ницше воздействует на русское юношество. По его наблюдениям, мысль о сверхчеловеке относится к числу наиболее интересных идей, завладевших умами нового поколения. К ним же можно отнести, по его мнению «экономический материализм» Маркса и «абстрактный морализм» Толстого. Подобно другим противникам Ницше, Соловьёв сводит философию морали Ницше к надменности и своеволию.
«Дурная сторона ницшеанства бросается в глаза. Презрение к слабому и больному человечеству, языческий взгляд на силу и красоту, присвоение себе заранее какого-то исключительного сверхчеловеческого значения — во-первых, себе единолично, а затем себе коллективно, как избранному меньшинству „лучших“, господских натур, которым всё позволено, так как их воля есть верховный закон для прочих, — вот очевидное заблуждение ницшеанства»
— В. С. Соловьёв. Идея сверхчеловека // В. С. Соловьёв. Собрание сочинений. СПб., 1903. Т. 8. С. 312. Значительное влияние Ницше оказал на раннее творчество М. Горького (на портрете писателя, написанном В. А. Серовым в 1905 году, видно, что он оформлял себя под Ницше).

Гражданство, национальность, этническая принадлежность

Ницше обычно причисляют к философам Германии. Современного единого национального государства, называемого Германией, на момент его рождения не существовало, а был союз германских государств, и Ницше был гражданином одного из них — Пруссии. Когда Ницше получил должность профессора в Базельском университете, он подал заявление на аннулирование прусского гражданства. Официальный ответ, подтверждающий аннулирование гражданства, пришёл в виде документа, датированного 17 апреля 1869 года.
В соответствии с распространённым мнением, предки Ницше были поляками. Ницше сам подтверждал это обстоятельство. В 1888 году он писал: «Мои предки были польскими дворянами (Ницкие)»[28]. В одном из высказываний Ницше ещё более утвердителен по отношению к своему польскому происхождению: «Я чистокровный польский дворянин, без единой капли грязной крови, конечно, без немецкой крови»[29]. В другом случае Ницше заявил: «Германия великая нация лишь потому, что в жилах её народа течёт столь много польской крови… Я горжусь своим польским происхождением»[30]. В одном из писем он свидетельствует: «Меня воспитывали относить происхождение моей крови и имени к польским вельможам, которые величались Ницкие, и которые оставили свой дом и титул около ста лет назад, уступив в результате невыносимому давлению — они были протестантами»[31]. Ницше считал, что его фамилия могла быть германизирована.
Большинство учёных оспаривают мнение Ницше о происхождении его семьи. Ганс фон Мюллер опровергал выдвинутую сестрой Ницше родословную в пользу благородного польского происхождения. Макс Олер, хранитель архива Ницше в Веймаре, утверждал, что все предки Ницше носили немецкие имена, даже семьи жён. Олер утверждает, что Ницше вышел из давнего рода немецких лютеранских священнослужителей по обе стороны его семьи, и современные учёные рассматривают утверждения Ницше о его польском происхождении «чистым вымыслом». Колли и Монтинари, редакторы сборника писем Ницше, характеризуют заявления Ницше как «безосновательное» и «ошибочное мнение». Сама по себе фамилия Nietzsche не является польской, но распространена по всей центральной Германии в этой и родственных ей формах, например, Nitsche и Nitzke. Фамилия происходит от имени Николай, сокращённо Ник, под влиянием славянского имени Ниц сначала приобрела форму Nitsche, а затем Nietzsche.
Неизвестно, почему Ницше хотел, чтобы его причисляли к знатному польскому роду. По словам биографа Р. Дж. Холлингдейла, утверждения Ницше о его польском происхождении, возможно, были частью его «кампании против Германии».

Отношения с сестрой

Сестра Фридриха Ницше Элизабет Ницше (1846—1935) вышла замуж за идеолога антисемитизма Бернарда Фёрстера (нем.), который решил уехать в Парагвай, чтобы там со своими единомышленниками организовать немецкую колонию Nueva Germania (нем.). Элизабет уехала с ним в 1886 году в Парагвай, но вскоре из-за финансовых проблем Бернард покончил с собой, и Элизабет вернулась в Германию.
По словам самого Ницше, антисемитизм сестры стал причиной разлада с ней[32]. Некоторое время Фридрих Ницше был в напряжённых отношениях с сестрой, но к концу жизни нужда в заботе о себе заставила Ницше восстановить отношения. Элизабет Фёрстер-Ницше была распорядительницей литературного наследия Фридриха Ницше. Она издавала книги брата в собственной редакции, а для многих материалов не давала разрешение на публикацию. Так, «Воля к власти» была в плане работ Ницше, но он так и не написал эту работу. Элизабет издала эту книгу на основании отредактированных ею черновиков брата. Она также изъяла все ремарки брата касательно отвращения к сестре. Подготовленное Элизабет двадцатитомное собрание сочинений Ницше являлось эталоном для переизданий до середины XX века. Только в 1967 году итальянские учёные опубликовали без искажений ранее недоступные работы.
В 1930 году 84-летняя Элизабет стала сторонницей нацистов. К 1934 году она добилась того, что Гитлер трижды посетил созданный ею музей-архив Ницше, сфотографировался почтительно смотрящим на бюст Ницше и объявил музей-архив центром национал-социалистической идеологии. Экземпляр книги «Так говорил Заратустра» вместе с «Моей борьбой» и «Мифом двадцатого века» Розенберга были торжественно положены вместе в склеп Гинденбурга. Гитлер назначил Элизабет пожизненную пенсию за заслуги перед отечеством.

Взгляды на женский пол

Основная статья: Ницше и его взгляды на женщин
Ницше также уделял большое внимание «женскому вопросу», отношение к которому у него было чрезвычайно противоречивым. Одни комментаторы называют философа женоненавистником, вторые ― антифеминистом, третьи ― поборником феминизма.

Ницше как композитор

Ницше учился музыке с 6 лет, когда мать подарила ему рояль, а в 10 лет уже пробовал сочинять. Он продолжал заниматься музыкой в школьные и студенческие годы.
Основными влияниями на раннее музыкальное развитие Ницше были венская классика и романтизм.
Ницше много сочинял в 1862—1865 годах — фортепьянные пьесы, вокальную лирику. В это время он работал, в частности, над симфонической поэмой «Эрманарих» (1862), которая была завершена лишь частично, в виде фортепьянной фантазии. Среди песен, сочинённых Ницше в эти годы: «Заклинание» на слова одноимённого стихотворения А. С. Пушкина; четыре песни на стихи Ш. Петёфи; «Из времён юности» на стихи Ф. Рюккерта и «Течёт ручей» на стихи К. Грота; «Буря», «Всё лучше и лучше» и «Дитя перед потухшей свечой» на стихи А. фон Шамиссо.
Среди более поздних сочинений Ницше — «Отзвуки новогодней ночи» (первоначально написано для скрипки и фортепиано, переработано для фортепианного дуэта, 1871) и «Манфред. Медитация» (фортепианный дуэт, 1872). Первое из этих сочинений раскритиковал Р. Вагнер, а второе — Ганс фон Бюлов. Подавленный авторитетом фон Бюлова, после этого Ницше практически перестал заниматься музыкой. Последним его сочинением стал «Гимн дружбе» (1874), который много позднее, в 1882 году, он переработал в песню для голоса и фортепиано, позаимствовав стихотворение своей новой знакомой Лу Андреас фон Саломе «Гимн жизни» (а несколько лет спустя Петер Гаст написал аранжировку для хора и оркестра).

Произведения

Основные произведения

  1. «Давид Штраус в роли исповедника и писателя» (David Strauss: der Bekenner und der Schriftsteller, 1873)
  2. «О пользе и вреде истории для жизни» (Vom Nutzen und Nachtheil der Historie für das Leben, 1874)
  3. «Шопенгауэр как воспитатель» (Schopenhauer als Erzieher, 1874)
  4. «Рихард Вагнер в Байрейте» (Richard Wagner in Bayreuth, 1876)
  • «Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов» (Menschliches, Allzumenschliches, 1878). С двумя дополнениями:
    • «Смешанные мнения и изречения» (Vermischte Meinungen und Sprüche, 1879)
    • «Странник и его тень» (Der Wanderer und sein Schatten, 1880)
  • «Утренняя заря, или мысли о моральных предрассудках» (Morgenröte, 1881)
  • «Весёлая наука» (Die fröhliche Wissenschaft, 1882, 1887)
  • «Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого» (Also sprach Zarathustra, 1883—1885)
  • «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего» (Jenseits von Gut und Böse, 1886)
  • «К генеалогии морали. Полемическое сочинение» (Zur Genealogie der Moral, 1887)
  • «Казус Вагнер» (Der Fall Wagner, 1888)
  • «Сумерки идолов, или как философствуют молотом» (Götzen-Dämmerung, 1888), книга также известна под названием «Падение кумиров, или О том, как можно философствовать с помощью молотка»
  • «Антихрист. Проклятие христианству» (Der Antichrist, 1888)
  • «Ecce Homo. Как становятся сами собою» (Ecce Homo, 1888)
  • «Воля к власти» (Der Wille zur Macht, 1886—1888, 1-е изд. 1901, 2-е изд. 1906), книга, собранная из заметок Ницше редакторами Э. Фёрстер-Ницше и П. Гастом. Как доказал М. Монтинари, хотя Ницше и планировал написать книгу «Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей» (Der Wille zur Macht — Versuch einer Umwertung aller Werte), о чём упоминается в конце произведения «К генеалогии морали», но оставил этот замысел, при этом черновики послужили материалом для книг «Сумерки идолов» и «Антихрист» (обе написаны в 1888).

Прочие произведения

  • «Гомер и классическая филология» (Homer und die klassische Philologie, 1869)
  • «О будущности наших образовательных учреждений» (Über die Zukunft unserer Bildungsanstalten, 1871—1872)
  • «Пять предисловий к пяти ненаписанным книгам» (Fünf Vorreden zu fünf ungeschriebenen Büchern, 1871—1872)
  1. «О пафосе истины» (Über das Pathos der Wahrheit)
  2. «Мысли о будущности наших образовательных учреждений» (Gedanken über die Zukunft unserer Bildungsanstalten)
  3. «Греческое государство» (Der griechische Staat)
  4. «Соотношение между философией Шопенгауэра и немецкой культурой» (Das Verhältnis der Schopenhauerischen Philosophie zu einer deutschen Cultur)
  5. «Гомеровское соревнование» (Homers Wettkampf)
  • «Об истине и лжи во вненравственном смысле» (Über Wahrheit und Lüge im außermoralischen Sinn, 1873)
  • «Философия в трагическую эпоху Греции» (Die Philosophie im tragischen Zeitalter der Griechen, 1873)
  • «Ницше против Вагнера» (Nietzsche contra Wagner, 1888)

Юношеские произведения

  • «Из моей жизни» (Aus meinem Leben, 1858)
  • «О музыке» (Über Musik, 1858)
  • «Наполеон III как президент» (Napoleon III als Praesident, 1862)
  • «Фатум и история» (Fatum und Geschichte, 1862)
  • «Свободная воля и фатум» (Willensfreiheit und Fatum, 1862)
  • «Может ли завистник быть действительно счастливым?» (Kann der Neidische je wahrhaft glücklich sein?, 1863)
  • «О настроениях» (Über Stimmungen, 1864)
  • «Моя жизнь» (Mein Leben, 1864)

Кинематограф

  • В фильме Лилианы Кавани «По ту сторону добра и зла»[en] (итал. «Al di là del bene e del male», 1977) Ницше воплощает Эрланд Юзефсон (Лу Саломе — Доминик Санда, Пауль Рэ — Роберт Пауэлл, Элизабет Фёрстер-Ницше — Вирна Лизи, Бернард Фёрстер[de] — Умберто Орсини[it]).
  • В биографическом фильме Жулиу Брессане[pt] «Дни Ницше в Турине»[en] (порт. Dias de Nietzsche em Turim, 2001) философа сыграл бразильский актёр Фернанду Эйрас[pt].
  • В фильме Пинхаса Перри (Pinchas Perry) «Когда Ницше плакал» (англ. «When Nietzsche Wept», США—Израиль, 2007, по роману Ялома Ирвина) заглавного персонажа сыграл Арманд Ассанте (Лу Саломе — Кэтрин Винник, Йозеф Брёйер — Бен Кросс, Зигмунд Фрейд — Джейми Элмэн[en], Берта Паппенгейм — Михаль Янай[he]).
  • В фильме Нины Шориной «Ницше в России» (2007).
  • Фильм венгерского режиссёра Белы Тарра «Туринская лошадь» (венг. «A torinói ló», 2011) основан на истории[33] о Ницше, который в Турине 3 января 1889 года стал свидетелем избиения лошади извозчиком. Ницше бросился к лошади, обнял её, а после этого замолчал навсегда, последние одиннадцать лет своей жизни проведя в больнице для душевнобольных.

Видеоигры

Многочисленные идеи из произведения «Так говорил Заратустра» и других философских трактатов Ф. Ницше нашли отражение в серии японских ролевых игр Xenosaga. В частности, третий эпизод был назван именно в честь данной книги.[34]

Примечания

↑ Показывать компактно
  • Немецкая национальная библиотека, Берлинская государственная библиотека, Баварская государственная библиотека и др. Record #118587943 // Общий нормативный контроль (GND) — 2012—2016.
  • идентификатор BNF: платформа открытых данных — 2011.
  • RKDartists
  • Тимошкин А. П.Ницше в России
  • Даниэль Галеви «Жизнь Фридриха Ницше»
  • Е. Н. Некрасова. Фридрих Ницше: поэт, мыслитель, пророк — М.: МФТИ, 2007. — 160 с. — ISBN 5-7417-0172-8.
  • Попкова Л. Хроника «звёздной дружбы». Ф. Ницше и Р. Вагнер.
  • Реале Дж., Антисери Д. «Западная философия от истоков до наших дней. От романтизма до наших дней»
  • А.И. Патрушев «Жизнь и драма Фридриха Ницше». www.nietzsche.ru. Проверено 3 апреля 2018.
  • А. В. Шувалов. Естественно-научные исследования творческого процесса: Ницше Фридрих. www.characterology.ru. Проверено 21 июня 2018.
  • М. В. Коркина, Н. Д. Лакосина, А. Е. Личко, И. И. Сергеев. Психиатрия: Учебник для студентов медицинских вузов. — ISBN 5-98322-217-1.
  • Почему Ницше умер не от сифилиса. lektsia.com. Проверено 21 июня 2018.
  • Deutsche Welle (www.dw.com). Новое объяснение помешательства Ницше | DW | 04.05.2003. DW.COM. Проверено 21 июня 2018.
  • Sax L. (2003). “What was the cause of Nietzsche′s dementia?” (PDF). Journal of Medical Biography. 11 (1): 47—54. DOI:10.1177/096777200301100113. PMID 12522502. (англ.)
  • Lange-Eichbaum, W., Kurth, W. (1967) Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. München-Basel: Reinhardt. — P. 486
  • Даниэль Галеви «Жизнь Фридриха Ницше»
  • Подорога В. А. Ницше // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин. — М.: Мысль, 2000—2001. — ISBN 5-244-00961-3. 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  • «Я не доверяю всем систематикам и сторонюсь их. Воля к системе есть недостаток честности.» — афоризм № 26 из «Сумерки идолов, или как философствуют молотом»
  • Перцев А. В. Фридрих Ницше у себя дома. — СПб.: Владимир Даль, 2009. — 480с. — (Мировая Ницшеана). — ISBN 978-5-93615-085-2
  • Подорога В. А. Метафизика ландшафта. — М.: Наука, 1993. — 319 с.
  • Свасьян К. А.Фридрих Ницше: мученик познания
  • Фридрих Ницше. Злая мудрость. К учению о стиле.
  • Ценность в Философском энциклопедическом словаре
  • Ницше (глава 9). История философии. Учебник. Под ред. В. В. Васильева, A.A. Кротова, Д. В. Бугая. — М.: Академический проект, 2005. — С.486-497.
  • [1]Мартин Хайдеггер. Ницше. Том 2
  • Воля к власти. История Философии: Энциклопедия. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов, Т. Г. Румянцева, М. А. Можейко. 2002
  • http://doxa.onu.edu.ua/Doxa8/329-336.pdf
  • Hollingdale, R.J: Nietzsche: The Man and His Philosophy. Cambridge University Press, 1999. p.6
  • Some recently translations use this latter text. See: Nietzsche, Friedrich Wilhelm. The Anti-Christ, Ecce Homo, Twilight of the Idols, and Other Writings: And Other Writings. Translated by Judith Norman, Aaron Ridley. (Cambridge: Cambridge University Press, 2005), 77.
  • Henry Louis Mencken, «The Philosophy of Friedrich Nietzsche», T. Fisher Unwin, 1908, reprinted by University of Michigan 2006, pg. 6, [2]
  • Letter to Heinrich von Stein, December 1882, KGB III 1, Nr. 342, p. 287; KGW V 2, p. 579; KSA 9 p. 681
  • Грета Ионкис. Фридрих Ницше и евреи
  • См., напр.: Эбаноидзе И. «Речь не о книгах, а о жизни…»: Переписка Фридриха Ницше с Готфридом Келлером, Георгом Брандесом и Августом Стриндбергом [: вступит. статья] // Новый мир. 1999. № 4; Lesley Chamberlain[en]. Nietzsche in Turin: An Intimate Biography. 1996. ISBN 0-7043-8028-5, ISBN 0-312-18145-0, ISBN 978-0-312-19938-8, ISBN 0-312-19938-4
    1. Xenosaga Episode III (англ.) // Wikipedia. — 2018-05-30.

    Литература

    • Ницше Ф. Полное собрание сочинений: В 13 томах / Пер. с нем. В. М. Бакусева, Ю. М. Антоновского, Я. Э. Голосовкера и др.; Ред. совет: А. А. Гусейнов и др.; Ин-т философии РАН. — М.: Культурная революция, 2005—2014.
    • Бугера, В. Е. Социальная сущность и роль философии Ницше. — М.: КомКнига, 2010. — ISBN 978-5-484-01062-2.
    • Марков, Б. В. Человек, государство и Бог в философии Ницше. — СПб.: Владимир Даль: Русский остров, 2005. — 786 с. — (Мировая Ницшеана). — ISBN 5-93615-031-3, ISBN 5-902565-09-X
    • Нордау М. Фридрих Ницше // Вырождение. — М.: Республика, 1995.— 400 с. — (Прошлое и настоящее). ISBN 5-250-02539-0
    • [Стихотворения]// «Зарубежная поэзия в переводах Вячеслава Куприянова», Радуга, Москва, 2009
    • Сафрански Р. Ницше: Биография его мысли / Перевод с нем. И. Эбаноидзе. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2018. — 456 с. ISBN 978-7749-1092-2
    • Трубецкой Е.Н. Философия Ницше. Москва, Типо-литография Т-ва И. Н. Кушнерев И Ко, 1904.
    • Цендровский О. Ю. Рим против Иудеи: ницшевская трактовка истории и генеалогии христианства // Философия и культура. — 2014. — № 10. — С. 1478—1487.
    • Цендровский О. Ю. Идеал величия в философии Ницше // Вестник РХГА. 2013. № 4. с. 119—129
    • Цендровский О. Ю. Аристократический идеал философии Ницше // Вестник РХГА. 2015. № 1. с. 46-55.

    Ссылки

    Категории:

    Навигация



    Поиск

    Участие

    Инструменты

    Печать/экспорт

    В других проектах

    На других языках

    • Эта страница в последний раз была отредактирована 23 февраля 2019 в 09:18….»

    Мужское Движение Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

      Собственным почином и с помощью членов МД считаю актуальным публиковать мысли признаных авторитетов, охвативших вопросы, волнующие членов сообщества. Охват и глубина анализа Ницше позволяют увидеть проблему комплексно.

    По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего.,отдел седьмой: наши добродетели 

    238

    Впасть в ошибку при разрешении основной проблемы «мужчина и женщина», отрицать здесь глубочайший антагонизм и необходимость вечно враждебного напряжения, мечтать здесь, может быть, о равноправии, о равенстве воспитания, равенстве притязаний и обязанностей — это типичный признак плоскоумия, и мыслителя, оказавшегося плоским в этом опасном пункте — плоским в инстинкте! — следует вообще считать подозрительным, более того, вполне разгаданным, выведенным на чистую воду; вероятно, и для всех вопросов жизни, к тому же и будущей жизни, он окажется слишком «недалеким» и не достигнет никакой глубины. Напротив, человек, обладающий как умственной глубиной, так и глубиной вожделений, а также и той глубиной благоволения, которая способна на строгость и жесткость и с лёгкостью бывает смешиваема с ними, может думать о женщине всегда только по-восточному: он должен видеть в женщине предмет обладания, собственность, которую можно запирать, нечто предназначенное для служения и совершенствующееся в этой сфере — он должен в данном случае положиться на колоссальный разум Азии, на превосходство ее инстинкта, как это некогда сделали греки, эти лучшие наследники и ученики Азии, — которые, как известно, от Гомера до Перикла, вместе с возрастающей культурой и расширением власти, шаг за шагом делались строже к женщине, короче, делались более восточными. Насколько это было необходимо, насколько логично, насколько даже по-человечески желательно, — пусть каждый рассудит об этом про себя!

    239

    Слабый пол никогда ещё не пользовался таким уважением со стороны мужчин, как в наш век, — это относится к демократическим склонностям и основным вкусам так же, как непочтительность к старости, — что же удивительного, если тотчас же начинают злоупотреблять этим уважением? Хотят большего, научаются требовать, находят наконец эту дань уважения почти оскорбительной, предпочитают домогаться прав, даже вести за них настоящую борьбу: словом, женщина начинает терять стыд. Прибавим тотчас же, что она начинает терять и вкус. Она разучивается бояться мужчины: но, «разучиваясь бояться», женщина жертвует своими наиболее женственными инстинктами. Что женщина осмеливается выступать вперёд, когда внушающая страх сторона мужчины или, говоря определённее, когда мужчина в мужчине становится нежелательным и не взращивается воспитанием, это довольно справедливо, а также довольно понятно; труднее объяснить себе то, что именно благодаря этому — женщина вырождается. Это происходит в наши дни — не будем обманывать себя на сей счёт! Всюду, где только промышленный дух одержал победу над военным и аристократическим духом, женщина стремится теперь к экономической и правовой самостоятельности приказчика: «женщина в роли приказчика» стоит у врат новообразующегося общества. И в то время как она таким образом завладевает новыми правами, стремится к «господству» и выставляет женский «прогресс» на своих знамёнах и флажках, с ужасающей отчётливостью происходит обратное: женщина идёт назад. Со времён французской революции влияние женщины в Европе умалилось в той мере, в какой увеличились её права и притязания; и «женская эмансипация», поскольку её желают и поощряют сами женщины (а не только тупицы мужского рода), служит таким образом замечательным симптомом возрастающего захирения и притупления наиболее женственных инстинктов. Глупость скрывается в этом движении, почти мужская глупость, которой всякая порядочная женщина — а всякая такая женщина умна — должна бы стыдиться всем существом своим. Утратить чутьё к тому, на какой почве вернее всего можно достигнуть победы; пренебрегать присущим ей умением владеть оружием; распускаться перед мужчиной до такой степени, что дойти, может быть, «до книги», между тем как прежде в этом отношении соблюдалась дисциплина и тонкая лукавая скромность; с добродетельной дерзостью противодействовать вере мужчины в скрытый в женщине совершенно иной идеал, в нечто Вечно- и Необходимо-Женственное; настойчивой болтовнёй разубеждать мужчину в том, что женщину, как очень нежное, причудливо дикое и часто приятное домашнее животное, следует беречь, окружать заботами, охранять, щадить; неуклюже и раздражённо выискивать элементы рабства и крепостничества, заключавшиеся и всё ещё заключающиеся в положении женщины при прежнем общественном строе (точно рабство есть контраргумент, а не условие всякой высшей культуры, всякого возвышения культуры), — что означает всё это, как не разрушение женских инстинктов, утрату женственности? Конечно, много есть тупоумных друзей и развратителей женщин среди учёных ослов мужского пола, которые советуют женщине отделаться таким путём от женственности и подражать всем тем глупостям, какими болен европейский «мужчина», больна европейская «мужественность», — которые хотели бы низвести женщину до «общего образования», даже до чтения газет и политиканства. В иных местах хотят даже сделать из женщин свободных мыслителей и литераторов: как будто нечестивая женщина не представляется глубокомысленному и безбожному мужчине чем-то вполне противным или смешным, — почти всюду расстраивают их нервы самой болезненной и самой опасной из всех родов музыки (нашей новейшей немецкой музыкой) и делают их с каждым днём всё истеричнее и неспособнее к выполнению своего первого и последнего призвания — рожать здоровых детей. И вообще, хотят ещё более «культивировать» и, как говорится, сделать сильным «слабый пол» при помощи культуры: как будто история не учит нас убедительнейшим образом тому, что «культивирование» человека и расслабление — именно расслабление, раздробление, захирение силы воли — всегда шли об руку и что самые могущественные и влиятельные женщины мира (наконец, и мать Наполеона) обязаны были своим могуществом и превосходством над мужчинами силе своей воли, а никак не школьным учителям! То, что внушает к женщине уважение, а довольно часто и страх, — это её натура, которая «натуральнее» мужской, её истая хищническая, коварная грация, её когти тигрицы под перчаткой, её наивность в эгоизме, её не поддающаяся воспитанию внутренняя дикость, непостижимое, необъятное, неуловимое в её вожделениях и добродетелях… Что, при всём страхе, внушает сострадание к этой опасной и красивой кошке, «женщине», — так это то, что она является более страждущей, более уязвимой, более нуждающейся в любви и более обреченной на разочарования, чем какое бы то ни было животное. Страх и сострадание: с этими чувствами стоял до сих пор мужчина перед женщиной, всегда уже одной ногой в трагедии, которая терзает его, в то же время чаруя. — Как? И этому должен настать конец? И расколдовывание женщины уже началось? И женщина будет делаться постепенно всё более и более скучной? О Европа! Европа! Мы знаем рогатого зверя, который всегда казался тебе особенно притягательным, — от которого тебе все еще грозит опасность! Твоя старая басня может еще раз стать «историей», — еще раз чудовищная глупость может овладеть тобою и унести тебя! И под нею не скрывается никакой бог, нет! только «идея», «современная идея»!..

     

     

    Ницше и его взгляды на женщин — Википедия

    Взгляды Фридриха Ницше относительно женщин ― один из наиболее противоречивых вопросов мировоззрения философа, отношение к которому, по всей видимости, менялось у него на протяжении жизни.

    Публичные оценки и частные

    Ида фон Миасковски отмечала в своих мемуарах, опубликованных через семь лет после смерти Ницше, следующее:

    В восьмидесятые годы, когда в поздних работах Ницше начали появляться резкие фразы по отношению к женщинам, мой муж иногда в шутку говорил мне не сообщать людям о том, что я состою в дружественных отношениях с Ницше, поскольку этот факт не был бы для меня очень лестным. Но это была просто шутка. Мой муж, как и я, всегда хранили дружеские воспоминания о Ницше […] его поведение именно по отношению к женщинам было настолько тактичным, настолько естественным и дружеским, что даже сейчас, находясь в преклонном возрасте, я не могу рассматривать Ницше как женоненавистника[1].

    Замечания в своих трудах

    Ницше конкретно уделял внимание вопросу о своих взглядах на женщин в разделе VII книги «Человеческое, слишком человеческое». На момент её написания философ, по всей видимости, придерживается высокого мнения о женщинах. Но, учитывая некоторые другие его замечания, его общее отношение к прекрасному полу следует считать противоречивым. Например, в то время как он утверждает, что «совершенная женщина есть более высокий тип человека, чем совершенный мужчина, но и нечто гораздо более редкое», имеет место также и ряд противоречий и тонкостей в его прочих высказываниях в других книгах, которые не так легко поддаются объяснению. Он может как восторгаться, так и презирать женский пол в то или иное время. «То, что внушает к женщине уважение, а довольно часто и страх, — это её натура, которая „натуральнее“ мужской, её истая хищническая, коварная грация, её когти тигрицы под перчаткой, её наивность в эгоизме, её не поддающаяся воспитанию внутренняя дикость, непостижимое, необъятное, неуловимое в её вожделениях и добродетелях» ― так пишет философ в труде под названием «По ту сторону добра и зла»[2].

    Его оценки иногда могли быть и совсем уничижительным: «какое дело женщине, до истины! Её великое искусство есть ложь. Её главная забота — иллюзия и красота.» (По ту сторону добра и зла)[3]. В главе 6 под названием «почему я пишу такие прекрасные книги» в произведении «Ecce Homo» философ утверждает, что наличие «добродетели» у женщины это признак «физиологического вырождения», и что женщины в целом умнее и злее, чем мужчины ― а это, по мнению Ницше, стоит воспринимать в качестве комплимента. Но он продолжает утверждать, что эмансипация женщин и феминистическое движение является лишь ресентиментом некоторых женщин в отношении других женщин, более физически развитых и в лучшей степени способных к деторождению.

    Несмотря на тот факт, что сочинения Ницше многими рассматриваются в качестве примера женоненавистничества, другие исследователи, как, например, Энтони Людовичи, настаивают на том, что философ был всего лишь антифеминистом, но не женоненавистником[4].

    «В любви женщины есть несправедливость и слепота ко всему, чего она не любит…. Ещё не способна женщина к дружбе: женщины всё ещё кошки и птицы. Или, в лучшем случае, коровы…» (Так говорил Заратустра)[5].

    «И, наконец: женщина! Одна из половин человечества слаба, типично больна, переменчива, непостоянна — женщине потребна сила, чтобы за неё цепляться, — ей потребна и религия слабости, которая учит, что божественно быть слабым, униженным и при этом любить… — или, ещё того чище, она ослабляет сильных, она властвует, когда ей удаётся подчинить сильного… — женщина всегда тайком входила в комплот со всякими упадочными типами, со священниками, против „власть имущих“, „сильных“, против „мужей“» (Воля к власти)[6].

    Следует отметить, однако, что «Воля к власти» представляет собой собрание заметок и фрагментов, собранных благодаря его сестре Элизабет Фёрстер-Ницше и его друзьями, которые сам Ницше не одобрял и не публиковал.

    Возможное влияние Аристотеля

    Исследователи трудов Аристотеля проводили сравнения между взглядами Аристотеля и Ницше на женщин. Они утверждали, что вполне возможно, что Ницше заимствовал многое из его политической философии древнегреческого мыслителя[7].

    Ницше и феминизм

    Некоторые мыслители, в частности Келли Оливер и Мерилин Пирселл, выдвигали предположение о том, что философию Ницше нельзя понять или проанализировать, не беря во внимание его высказывания о женщинах. Они выдвигают предположение о том, что работы Ницше оказались основой некоторых феминистических теорий и делают в итоге следующий вывод: «в то время как Ницше бросает вызов традиционным иерархиям между умом и телом, разумным и иррациональным, природой и культурой, истиной и вымыслом ― тем иерархиям, которые унижали и исключали женщин из общественной жизни, его высказывания о женщинах и использование им женских и материнских метафор ставят в тупик попытки некоторых провозгласить Ницше поборником феминизма или достоинства женского пола[8]

    Отношения с Лу Саломе

    Лу Саломе, которая была очень близко знакома с Ницше, утверждала, что он однажды сделал ей предложение руки и сердца (от которого она, по её же словам, отказалась). Она также говорила о том, что в «духовной природе» Ницше было нечто женственное. Сам философ считал природу гения женственной[9].

    Женоненавистничество

    Фрэнсис Несбитт Оппель интерпретирует отношение Ницше к женщинам в рамках риторической стратегии.

    …Явное женоненавистничество Ницше является частью его общей стратегии: он желал продемонстрировать, что наше отношение к полу и гендеру определяется нашей культурой, которая нередко подрывают собственный потенциал как личности и вида, и которая может быть изменена. То, что выглядит как женоненавистничество, может быть понято как часть более широкой стратегии, согласно которой «женщина-как-таковая» (универсальная сущность женщины с вневременными чертами характера) показывается как продукт мужского желания, социальный конструкт[10].

    Образец для прочих людей

    Некоторые признают, что Ницше допускал женоненавистнические замечания в силу своей сознательно субъективной позиции. Можно предположить, что его одиозные высказывания могли быть его личным мнением, которое он не представлял в качестве образца для подражания. Корнелия Клингер отмечает в своей книге «Континентальная философия с феминистической точки зрения» следующее: «Ницше, как и Шопенгауэр, был выдающимся ненавистником женщин, но, по крайней мере, его дикие высказывания о женщине как таковой он признаёт относительными»[11]. Вот одно из собственных высказываний философа, которое цитируется в поддержку этого утверждения:

    При каждой кардинальной проблеме что-то неизменное говорит: «это я»; скажем, в теме мужчины и женщины мыслитель не может переучиться, а может только выучиться, — только раскрыть до конца то, что в нем на сей счет «твердо установлено». Порою мы находим известные решения проблем, которые именно нам внушают сильную веру; может быть, с этих пор мы начинаем называть их своими «убеждениями». Позже — мы видим в них только следы нашего движения к самопознанию, только путевые столбы, ведущие к проблеме, которую представляем собою мы, — вернее, к великой глупости, которую мы представляем собою, к нашему духовному фатуму, к тому не поддающемуся обучению элементу, который лежит там, «в самом низу». — В виду той изрядной учтивости, какую я только что проявил по отношению к самому себе, мне, может быть, скорее будет дозволено высказать некоторые истины о «женщине самой по себе»: допустив, что теперь уже наперед известно, насколько это именно только — мои истины.

    Бабет Бабаич предлагала иной комментарий вышеизложенной цитаты и признавала что «хотя Ницше великодушно спасает своих комментаторов от труда интерпретирования, проблема возникает именно из-за природы того, что он продолжает называть своими собственными истинами». Но вместо того, чтобы сосредоточиться на предполагаемом женоненавистничестве, она выдвигает следующее мнение:

    Гораздо большее внимание […] должно быть уделено всему тому, что Ницше пишет о женщине. Это вопрос представляет собой не просто психологическую оценку личности философа, не просто выражение его собственного женоненавистничества: ницшеанское философское выражение природы женщины отражает и повторяет возможность подтверждения или отрицания иллюзии. Это и есть ницшеанское понимание истины, и в этом смысле Ницше сумел воспользоваться своей мизогинией, чтобы скопировать платоническую метафору как таковую[12].

    Женщины как источник всей глупости и неразумия в мире

    Леонард Лолор и Зейнеп Дирек отмечают, что «то, что Ницше говорит и повторяет с истеричной настойчивостью ― это то, что женщина является источником всей глупости и неразумия. Она представляет собой фигуру сирены, которая заманивает мужчину-философа и сворачивает его с назначенному ему пути в поиске истины»[13].

    Примечания

    1. ↑ Ida von Miaskowski, cited in S. L. Gilman (Ed.), D. J. Parent (Trans.
    2. ↑ Отдел седьмой: Наши добродетели — По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего — Фридрих Вильгельм Ницше. nicshe.velchel.ru. Проверено 5 декабря 2016.
    3. ↑ Фридрих Ницше По ту сторону добра и зла Прелюдия к философии будущего. www.opentextnn.ru. Проверено 5 декабря 2016.
    4. Ludovici, Anthony. Enemies of Women (The Origins in Outline of Anglo-Saxon Feminism). — London : Carroll & Nicholson Limited. — P. VII.
    5. Заратустра. О друге, о дружбе, Так говорил Заратустра. Фридрих Ницше. Ф Ницше — Заратустра. Слова Заратустры… nitshe.ru. Проверено 5 декабря 2016.
    6. ↑ [2. Сильные и слабые. Часть 1 ← Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей ← Психологическая библиотека ← Психология человека]. psibook.com. Проверено 5 декабря 2016.
    7. ↑ Durant, Will (1926 (2006).
    8. ↑ Kelly Oliver, Marilyn Pearsall, «Introduction: Why Feminists Read Nietzsche», in Feminist Interpretations of Friedrich Nietzsche, Penn State Press, 1998, pp 1-4
    9. ↑ Biddy Martin, Women and Modernity: The (Life)Styles of Lou Andreas-Salomé, Ithaca, Cornell University Press, 1991, p98
    10. ↑ Frances Nesbitt Oppel, Nietzsche on Gender, University of Virginia Press, 2005, p1
    11. ↑ Cornelia Klinger, Herta Nagl-Docekal, Continental Philosophy in Feminist Perspective, Penn State Press, 2002, p224
    12. ↑ Babette E. Babich, Nietzsche’s Philosophy of Science, SUNY Press, 1994, p241
    13. ↑ Leonard Lawlor and Zeynep Direk, Derrida, Routledge, 2002, p139

    57. «У женщины столько причин для стыда» или взгляды Ницше на женщин — философия за секунды

    Лу Саломея.

    Фридрих Ницше остается одним из самых читаемых философов в истории, неизбежно влияя на мысли некоторых великих диктаторов в истории, например, Муссолини и Гитлера (на самом деле они испортили его философию больше всего на свете). Одной из самых больших «любимых мозгов» Ницше была вещь, которую мы называем «моралью», и ближе к концу своей карьеры он стремился «переоценить» все наши ценности с помощью чудесно составленных генеалогий, используя свои филологические знания и варварский ум.Его гносеологические взгляды были уморительно скептически, его метафизические мысли доходчиво антагонистические, но одна часть его взглядов кажутся весьма спорными и, по всей видимости предупреждают о горькой ненависти к женщинам. Насколько я лично восхищаюсь Ницше и горячо подписываюсь с его мыслями по поводу нескольких ветвей философии, меня просто разрывают резкие комментарии, которые он делает о женщинах во всех своих работах. Таким образом, эта статья не совсем предназначена для обоснования провозглашения смерти Бога, но вместо этого хочет представить со ссылками на его философское и личное воспитание контекст и разбивку взглядов на женщин.

    Контекст

    Ницше вырос в семье женщин, а именно его сестры, матери и тети. Его отец умер, когда он был очень молод. Тем не менее, несмотря на то, что Ницше вырос в этом доме, кажется, что он никогда не уважал женщин. Кажется, довольно легко называть его «продуктом своего времени», но разве это не противоречит тому, за что он выступал? Философия Ницше — это философия атаки . Он нападает на древние религии, нападает на мораль, нападает на эстетику, нападает на науку и нападает на общество, так почему бы ему не напасть на статус женщин в 19 веке? Некоторые ученые фактически указывали на его интеллектуальное влияние, Шопенгауэра и Гете.Гете не устанавливал иерархии между полами, но признавал врожденные различия между ними. Шопенгауэр, с другой стороны, был в некотором роде ярым сексистом и, вероятно, был первым философом, чьи работы оказали глубокое влияние на Ницше. Цитирую:

    «Достаточно взглянуть на фигуру женщины, чтобы понять, что она не предназначена ни для слишком большой умственной, ни для слишком большой физической работы. Она платит долг жизни не тем, что она делает, а тем, что она страдает — болью вынашивание ребенка, забота о ребенке и подчинение мужчине, которому она должна быть терпеливой и веселой компаньонкой.
    — Артур Шопенгауэр, «О женщинах».

    Остальная часть эссе смехотворна спекулятивна даже для Шопенгауэра. Во взглядах Ницше на женщин мы видим упор на иерархию, которую Шопенгауэр неизбежно защищает, но с резкой критикой вопроса гендерного равенства. Но прежде чем мы сможем напрямую обсудить его точку зрения, мы должны обратиться к фотографии выше.

    Женщина, изображенная выше, была Лу Саломея, русским писателем и интеллектуалом, в которую Ницше был безумно влюблен.К сожалению, она отвергла предложения Ницше. Всего , три, штук. Она утверждала, что хочет быть «интеллектуальными товарищами». Да, наш усатый, любящий Заратустру философ был подружен. В любом случае, Саломея очаровала Ницше, и она описывает свое первое взаимодействие с обеспокоенным философом следующим образом:

    «Я помню, как однажды весной 1882 года я впервые разговаривал с Ницше в соборе Святого Петра в Риме, его изящная элегантная поза удивила и обманула меня.Но вскоре один был обманут этим отшельником, который так неловко носил маску, как человек, вышедший из пустыни и гор и одетый в обычную одежду ». — Лу Саломея.

    Ученый и переводчик произведений Ницше Р.Дж. Холлинг определенно считал этот инцидент особенно влиятельным, заявляя, что «он впал в пучину отчаяния». Холлинг даже отмечает, что этот инцидент опустошил его до такой степени, что его «веселый нрав» был утерян.В одном из своих писем, всего через несколько месяцев после предложения, Ницше написал:

    «Если бы я только мог уснуть […] Я потерялся, я теперь не доверяю всем: я слышу презрение ко мне… Иногда я думаю довести свое одиночество и смирение до предела…» — Ницше Францу Овербеку.

    Теперь мы установили психологический контекст, в котором мы исследуем его взгляды на женщин, а также добавили личные разговоры, которые он имел с грозным персонажем Лу Саломеи.Имея это в виду, мы можем деконструировать взгляды Ницше на женщин.

    Разбивка

    Пожалуй, лучший источник, в котором он напрямую обращается к женщинам и нападает на них — а не только тонко приписывает прилагательное «женский» вещам, которые ему не нравились, — это «По ту сторону добра и зла» (1886). Начиная с раздела 232 и далее в «Главе VII: Наши добродетели» мы находим безжалостные атаки на проблему феминизма. Он начинает эти разделы с утверждения, что:

    «Женщина хочет быть независимой […] это одно из худших явлений в общем уродстве Европы.У женщины столько причин для стыда; в женщине таится столько поверхностности, мелкой самонадеянности и мелкой нескромности — достаточно только изучить ее поведение с детьми! » — Ницше, «По ту сторону добра и зла»

    В этом последнем предложении определенно можно уловить отголоски женоненавистничества Шопенгауэра. В этой цитате он пытается провести параллель между женщинами и другими вещами, которые, по его мнению, «унижают» Европу, такими как немецкий национализм и антисемитизм. В то время Ницше считал, что культура, которую он знал и любил, находилась в коме , что она слепа к опасностям, атакующим ее со всех сторон.Он не ошибался. Вагнер — его бывший лучший друг — оказал фундаментальное влияние на немецкую культуру, и его оперы явно содержали националистические и антисемитские послания. Это помогает объяснить враждебность в его атаке, которая в любом случае характерна для Ницше, но, возможно, из-за того, что это настолько интимная проблема для него, его тон еще больше обостряется.

    Если мы еще раз обратимся к цитате, нам кажется, что нам бросается в глаза слово «поверхностность». В философии трудно найти человека, более противоречащего своей внешности и внешности, чем Ницше, чья работа одержима поиском более глубокого, подкожного смысла всего.Представления о видимости и истине — это те понятия, на которые нанесены водяные знаки на всей его работе, особенно в его «Рождении трагедии», который, по его мнению, был «оскорбительно гегельянским, лишь в нескольких формулах, зараженных трупным ароматом Шопенгауэра» (Ecce Homo). Написанная примерно за 10 лет до его злополучного предложения Саломее, эта работа посвящена метафизическим силам Аполлина и Дионисия, первая из которых является почти карикатурой на женщин. Одним словом, Аполлина заботится о рациональном и прекрасном, получает свое существование от видимости и иллюзий.Имея это в виду, прочтите вместе следующие комментарии, которые касаются соответственно Аполлина и женщин:

    «Мы должны признать величайшее влияние аполлонической культуры […] на наиболее чувствительную способность к страданию, прибегая к мощным вводящим в заблуждение заблуждениям и приятным иллюзиям. Но как редко достигается это наивное состояние, это полное объятие красотой внешности! » — Ницше, «Рождение трагедии».

    .

    «Какая правда женщине! С самого начала нет ничего более чуждого, отвратительного, враждебного женщине, чем истина: ее великое искусство — ложь, ее высшая забота — внешний вид и красота.»- Ницше,« По ту сторону добра и зла ».

    Истина, таким образом, в определенном смысле «враждебна» Аполлинам и, как полагает Ницше, враждебна женщинам. Хотя этот аргумент может показаться ничем иным, как цитатами из выборки вишен, мы все еще видим крупицы этих мыслей о внешнем виде и правде, появляющиеся в большинстве его работ, причем женские коннотации не отстают. Естественно, что если Ницше устанавливает эту ассоциацию между женщиной и внешним видом, его нападки на эти темы будут иметь равные проявления враждебности.

    Подходя к концу своей напыщенной речи о женщинах в «По ту сторону добра и зла», Ницше размышляет о том, что женщины не ценят то, что у них есть сейчас, он утверждает, что «к слабому полу ни в каком возрасте мужчины относились с таким уважением. как у нас ». Хотя эволюция статуса женщины, похоже, положительно коррелирует со временем, это все равно можно было бы сформулировать с меньшей злобой. Из того, что мы читаем, Ницше издевается над движением феминизма, утверждая, что «женщина вырождается». Ницше фундаментально считает, что женщины неспособны найти истину, что это каким-то образом «приносит в жертву свои самые женские инстинкты», и это скорее симптом регресса, чем прогресса нашей культуры.Этот самый спорный момент не имеет никаких законных оснований, за исключением ложных рассуждений (он даже рассуждает о женской кухне как очевидный аргумент против эмансипации). Становится все труднее понять, почему он смело утверждает, что мужчина должен думать о женщинах в «восточном стиле», считая ее «собственностью». Возможно, единственный контекст, в котором это «оправдывается», — это его всеобъемлющее обсуждение предрассудков или глубоких истин. Ницше — это архетип интроспективного мужчины, и, возможно, это его непоколебимые — но более недопустимые — убеждения, неизбежно проистекающие из его сексистских интеллектуальных влияний и его ужасного опыта общения с женщинами.Эта цитата Ницше прекрасно подписывает эту статью:

    «Убеждения — более опасные враги истины, чем ложь». — Фридрих Ницше.

    Библиография:

    • 1886 «По ту сторону добра и зла» Фридриха Ницше, перевод Р.Дж. Холлингдейл
    • 1883 «Так говорил Заратустра» Фридриха Ницше, перевод Р.Дж. Холлингдейл
    • 1889 «Ecce Homo» Фридриха Ницше, перевод Шона Уайтсайда
    • 1872 «Рождение трагедии» Фридриха Ницше, перевод Шона Уайтсайда
    • 1851 «О женщинах» из «Очерков и афоризмов» Артура Шопенгауэра
    • «Лу Саломея и Ницше» Майкла Дель Нево
    • «Обзор по ту сторону добра и зла», автор — Модемари Кларк.

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Связанные

    .

    Ницше — Письма о женщинах

    Действия в удалении

    Когда человек стоит среди своих шума, посреди его собственного прибоя планов и проектов, то он также может видеть тихих, волшебных существ, скользящих мимо него, и стремиться к их счастью и уединение: женщин . Он почти думает, что его лучшее я обитает там среди женщин, и что в этих тихие районы даже самый громкий прибой превращается в гробовую тишину, а сама жизнь в сон о жизни.Все же! Все же! Благородный энтузиаст, даже на самой красивой парусной лодке много шум, и, к сожалению, много мелкого и мелкого шума. Магия и мощнейший эффект На философском языке женщины — это действие на расстоянии, actio in distans : но для этого нужно прежде всего и прежде всего — дистанция .

    Женщина и музыка

    Почему теплый дождливый ветер вдохновляет музыкальное настроение и изобретательское удовольствие от мелодий? Разве это не те ветры, которые наполняют церкви и пробуждают в женщинах мысли о любви?

    Скептики

    Боюсь, что старушек больше скептически настроены в самом сокровенном сердце своих сердец, чем любой мужчина: они считают поверхностность существования его сущность, а вся добродетель и глубина им завеса над этой «истиной», очень желанная завеса над маятником — другими словами, вопрос приличия и стыда, и не более того.

    Сила слабого

    Все женщины тонко преувеличивают недостатки; они изобретательны, когда дело касается слабостей, чтобы показаться как крайне хрупкие украшения, которые поранятся даже пылинкой. Их существование должно вызывать у мужчин чувство неуклюжие и виноватое в этом плане. Таким образом они защищаются от сильных и «закона джунгли.«

    Самостоятельное моделирование

    Теперь она любит его и смотрит в будущее с тихая уверенность — как корова. Увы, его очаровывало именно то, что она казалась совершенно изменчивой и непостижимо. Устойчивой погоды он нашел слишком много в себе. Разве она не сделала бы хорошо ли смоделировать ее старый характер? Чтобы имитировать отсутствие любви? Разве это не совет — любовь? Vivat comoedia (Да здравствует комедия!).

    О женском целомудрии

    Есть что-то удивительное и чудовищное. об образовании женщин высшего класса. Что может быть парадоксальнее? Весь мир согласен с тем, что они должны быть воспитанным как можно более неосведомленным об эротических вопросах, и что наполняют их души глубоким чувством стыда за такие дела, пока простое предложение таких вещей вызывает крайнее нетерпение и рейс.»Честь» женщины действительно только здесь вступает в игру: чего еще им не простить? Но здесь предполагается, что они остаются невежественными даже в своем сердце; они есть не должно быть для этого ни глаз, ни ушей, ни слов, ни мыслей — их «зло»; а простое знание считается злом. А затем быть брошенным, как ужасный молния, в реальность и знание, через брак — именно мужчиной они больше всего любят и уважают! Чтобы поймать любовь и стыд в противоречии и быть вынужденным испытать в то же время восторг, подчинение, долг, жалость, ужас и неизвестно что еще перед лицом неожиданное добрососедство бога и зверя!

    Таким образом был завязан психический узел, который может нет равных.Даже сострадательный любопытства мудрейшего исследователя человечества недостаточно для того, чтобы догадаться, как это или этой женщине удается приспособиться к разгадке загадки, и к загадке решения, и какие ужасные, далеко идущие подозрения должны шевелится в ее бедной, расстроенной душе — и как высшая философия и скепсис женщины бросает якорь в этой точке!

    Потом такая же глубокая тишина, как перед. Часто молчание направлено на сама тоже.Она закрывает глаза на сама.

    Молодые женщины изо всех сил стараются казаться поверхностными и бездумно. Самый изысканный имитировать некую дерзость.

    Женщины легко воспринимают своих мужей как вопросительный знак относительно их чести и их детей в качестве извинения или искупление. Им нужны дети и желают для них способом, совершенно отличным от того, которым человек может желаю для детей.

    В общем, с женщинами нельзя быть слишком добрым.

    Матери

    Матери находят удовлетворение в своих детях за их желание доминировать, владение, занятие, что-то совершенно понятен им и с ними можно поговорить: сумма всего этого что такое материнская любовь; это можно сравнить с любовью художника к своему делу. Беременность сделала женщин добрее, больше терпеливый, более робкий, с большим удовольствием подчиняющийся; и так же духовный беременность производят характер созерцательного типа, которому тесно относится к женскому характеру: он состоит из матерей-мужчин.

    Vita femina

    Греки, конечно, молились: «Все красиво дважды, а то и трижды!» Они не зря умоляли богов, ибо безбожная реальность не дает нам прекрасного вовсе или только один раз. Я хочу сказать, что мир переполнен красивые вещи, но тем не менее бедные моменты и открытия этих вещей.Но, пожалуй, это самая могущественная магия жизни: она покрыта вуаль, переплетенная с золотом, вуаль прекрасных возможностей, сверкающая обещание, сопротивление, застенчивость, насмешки, жалость и соблазнение. Да, жизнь — это женщина.

    — Был бы отсутствует какое-либо звено во всей цепочке науки и искусства, если женщина, если женское дело, исключили из него? Позволять мы признаем исключение — это подтверждает правило — женщина способна совершенство во всем, что не составляет труда: в письмах, в мемуары в тончайшей работе — словом, все, что не ремесло; и именно потому, что в упомянутых вещах женщина совершенствует себя, потому что в них она подчиняется единственному в своей природе художественному порыву: пленять.

    — А наконец, женщина! Половина человечества слаба, хронически больна, изменчивый, хитрый — женщина требует. . . религия слабых, которая прославляет слабость, любовь и скромность как божественные; или, еще лучше, она делает сильная слабая — ей удается победить сильного. Женщина всегда была в заговоре с декадентом типы — священники, например — против «сильных», против «сильные», против мужчин .Женщины рожают детей для культ благочестия. . .

    — А ты раб? Если так, ты не можешь быть друг. Ты тиран? Если так, у вас не может быть друзей. В женщине раб и тиран слишком долго скрывались. По этой причине женщина не но способна к дружбе: она знает только любовь. В женской любви несправедливость и слепота ко всему, что она не любит. И в просвещенной любви женщины тоже есть еще неожиданная атака и молния и ночь, вместе со светом.Женщины еще нет способны на дружбу: женщины по-прежнему кошки и птицы. Или, в лучшем случае, коровы. Женщина еще не способен на дружбу. Но скажите мне, вы, мужчины, кто из вас еще способен на дружбу?


    .

    Женщина, очаровавшая Ницше, Фрейда и Рильке…

    Лу Андреас Саломе (1861-1937), родившийся в Санкт-Петербурге, был писателем, мыслителем и психоаналитиком, который фигурировал в самых видных интеллектуальных кругах конца 19-го -го -го века в Европе . Несмотря на то, что она общалась с самыми привилегированными умами того времени, сегодня она практически неизвестна — факт, который заставляет нас усомниться в обоснованности славы.

    Дочь русского генерала, служившего семье Романовых, в семнадцать лет она встретила своего первого наставника, Хенрика Гилло, наставника детей Зара, который посвятил ее в теологию, французскую и немецкую литературу.Жилло, женатый и имеющий детей, вскоре влюбился в Лу и попросил ее руки. она отвергла его.

    В 1880 году Лу поехала в Цюрих со своей матерью. Там она изучала догматическое богословие и историю религии в Цюрихском университете. Два года спустя она переехала в Рим, где встретила Поля Рэ (который некоторое время будет ее любовником) и Фридриха Ницше — с ними она установила интеллектуально захватывающую тройку. Ее путешествия и учеба продолжались, пока в 1887 году она не встретила человека, за которого выйдет замуж: Карла Фридриха Андреаса.Ее брак с Андреасом, продлившийся до его смерти в 1930 году, так и не состоялся — некоторые говорят, что он угрожал убить себя, если она откажется выйти за него замуж, и что они всегда жили в разных домах. Кроме того, Лу продолжала поддерживать отношения с другими мужчинами до конца своей жизни.

    Писая статьи и книги, Саломея сохраняла экономическую независимость от своего мужа. Она была первым человеком, опубликовавшим исследования о творчестве Ницше за шесть лет до смерти философа, который в какой-то момент влюбился в нее и попросил ее выйти за него замуж; предложение, которое она снова отвергнет.Некоторые ученые полагают, что именно на этом этапе и под влиянием разочарования Ницше написал Так говорил Заратустра .

    В 1897 году, уже будучи замужем за Андреасом, Лу познакомилась с писателем Райнером Марией Рильке, с которым сохраняла романтические отношения на долгие годы. Молодой поэт, моложе ее на пятнадцать лет, моментально влюбился в Лу, который сначала отверг его. Через некоторое время, благодаря настойчивости Рильке, она согласилась на отношения с ним, которые всегда колебались между любовью, дружбой, восхищением, платонической любовью и невероятно глубокими творческими отношениями.Доказательством их длительных и интенсивных отношений являются любовные письма, которые сохранились до сих пор. Помимо прочего, она учила Рильке русскому языку, чтобы он мог читать Толстого и Пушкина.

    В 1902 году, после самоубийства Поля Рэ, Саломея вошла в глубокий кризис, который ей удалось преодолеть с помощью венского врача Фридриха Пинелеса. У нее будет с ним романтический роман, который приведет к добровольному аборту.

    В 1911 году она встретила Зигмунда Фрейда и сразу же увлеклась психоанализом, став единственной женщиной, принятой в Венский психоаналитический кружок.Всю оставшуюся жизнь они будут поддерживать дружеские отношения, основанные на глубоком уважении и любви. Она начала проводить психоаналитическую терапию в немецком городе Готинга.

    Лу Андреас Саломе умер в 1937 году в возрасте 76 лет от почечной недостаточности. Ее мысли сочетали фрейдистский психоанализ с философией Ницше, а ее исследования основывались в основном на нарциссизме и женской сексуальности.

    Это женщина, которая прожила свою жизнь с крайней свободой, сверх того, что было обычным в то время; она была иконой свободной женщины 20 -го века.Несмотря на то, что она, как ни странно, осталась бы в мрачной области исторической памяти, правда заключается в том, что некоторые из основных людей последних ста лет не раз вздыхали за нее.

    Лу Андреас Саломе (1861–1937) родился в Санкт-Петербурге. Он был писателем, мыслителем и психоаналитиком, фигурировавшим в самых видных интеллектуальных кругах Европы конца 19, -го, -го века. Несмотря на то, что она общалась с самыми привилегированными умами того времени, сегодня она практически неизвестна — факт, который заставляет нас усомниться в обоснованности славы.

    Дочь русского генерала, служившего семье Романовых, в семнадцать лет она встретила своего первого наставника, Хенрика Гилло, наставника детей Зара, который посвятил ее в теологию, французскую и немецкую литературу. Жилло, женатый и имеющий детей, вскоре влюбился в Лу и попросил ее руки. она отвергла его.

    В 1880 году Лу поехала в Цюрих со своей матерью. Там она изучала догматическое богословие и историю религии в Цюрихском университете.Два года спустя она переехала в Рим, где встретила Поля Рэ (который некоторое время будет ее любовником) и Фридриха Ницше — с ними она установила интеллектуально захватывающую тройку. Ее путешествия и учеба продолжались, пока в 1887 году она не встретила человека, за которого выйдет замуж: Карла Фридриха Андреаса. Ее брак с Андреасом, продлившийся до его смерти в 1930 году, так и не состоялся — некоторые говорят, что он угрожал убить себя, если она откажется выйти за него замуж, и что они всегда жили в разных домах.Кроме того, Лу продолжала поддерживать отношения с другими мужчинами до конца своей жизни.

    Писая статьи и книги, Саломея сохраняла экономическую независимость от своего мужа. Она была первым человеком, опубликовавшим исследования о творчестве Ницше за шесть лет до смерти философа, который в какой-то момент влюбился в нее и попросил ее выйти за него замуж; предложение, которое она снова отвергнет. Некоторые ученые полагают, что именно на этом этапе и под влиянием разочарования Ницше написал Так говорил Заратустра .

    В 1897 году, уже будучи замужем за Андреасом, Лу познакомилась с писателем Райнером Марией Рильке, с которым сохраняла романтические отношения на долгие годы. Молодой поэт, моложе ее на пятнадцать лет, моментально влюбился в Лу, который сначала отверг его. Через некоторое время, благодаря настойчивости Рильке, она согласилась на отношения с ним, которые всегда колебались между любовью, дружбой, восхищением, платонической любовью и невероятно глубокими творческими отношениями. Доказательством их длительных и интенсивных отношений являются любовные письма, которые сохранились до сих пор.Помимо прочего, она учила Рильке русскому языку, чтобы он мог читать Толстого и Пушкина.

    В 1902 году, после самоубийства Поля Рэ, Саломея вошла в глубокий кризис, который ей удалось преодолеть с помощью венского врача Фридриха Пинелеса. У нее будет с ним романтический роман, который приведет к добровольному аборту.

    В 1911 году она встретила Зигмунда Фрейда и сразу же увлеклась психоанализом, став единственной женщиной, принятой в Венский психоаналитический кружок.Всю оставшуюся жизнь они будут поддерживать дружеские отношения, основанные на глубоком уважении и любви. Она начала проводить психоаналитическую терапию в немецком городе Готинга.

    Лу Андреас Саломе умер в 1937 году в возрасте 76 лет от почечной недостаточности. Ее мысли сочетали фрейдистский психоанализ с философией Ницше, а ее исследования основывались в основном на нарциссизме и женской сексуальности.

    Это женщина, которая прожила свою жизнь с крайней свободой, сверх того, что было обычным в то время; она была иконой свободной женщины 20 -го века.Несмотря на то, что она, как ни странно, осталась бы в мрачной области исторической памяти, правда заключается в том, что некоторые из основных людей последних ста лет не раз вздыхали за нее.

    Помечено: философия, Психоанализ, Warriors & Rebels

    .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.