На грани катастрофы артур хейли: Читать На грани катастрофы — Хейли Артур — Страница 1

Читать На грани катастрофы — Хейли Артур — Страница 1

Артур Хейли, Джон Кастл

На грани катастрофы

Роман

Arthur Hailey, John Castle

Runway zeroeight

© Ronald Payne, John Garrod and Arthur Hailey, 1958

© Перевод. М.В. Жученков, 2009

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015

Хотя экипажи авиакомпаний всего мира рассчитывают время по Гринвичу, маршрут полета от Виннипега до Ванкувера длиной более 1500 миль пролегает через три локальных временных зоны – центрального времени, зимнего времени и тихоокеанского времени. Дважды переставлять часы, каждый раз отодвигая стрелки на час назад, было бы для читателя несколько утомительно. Поэтому в романе – одно стандартное время.

Едва ли нужно добавлять, что все события, названия авиакомпаний и персонажи, упомянутые в романе, – вымышленные.

Глава 1

22.05–00.45

Такси подъезжало к аэропорту. Лучи яркого света фар перечеркивал косой дождь. В Виннипеге он зарядил давно. Упрямо скрипнув шинами по асфальту, машина пружинисто остановилась, и из нее выскочил пассажир. Сунув водителю пару купюр, он схватил дорожный саквояж и заспешил к распашным дверям освещенного неоновыми лампами здания.

Оказавшись в тепле аэровокзала, мужчина на мгновение замедлил шаг. Опустив повлажневший от дождя воротник пальто, он бросил взгляд на висевшие на стене часы и чуть не бегом устремился к стойке авиакомпании «Кросс-Канада эйрлайнз» в углу зала. Там уже никого не было, кроме служащего, проверявшего список пассажиров. Едва мужчина оказался перед стойкой, служащий вскинул брови, предупреждая возможность заговорить с ним, взял в руки маленький микрофон и четко и размеренно произнес:

– Внимание! Объявляется посадка на рейс номер 98 в Ванкувер с пересадкой на стыковочные рейсы в Викторию, Сиэттл и Гонолулу. Приглашаем пассажиров пройти к выходу номер четыре. До взлета просьба не курить.

Группа ожидавших вылета – одни поднявшись с мест в зале, другие прервав вынужденное изучение ассортимента газетного киоска – с готовностью двинулась в указанном направлении.

Мужчина в пальто собрался что-то сказать, но его отпихнула в сторону взволнованная пожилая дама, проворно орудуя локтями.

– Молодой человек, – запинаясь от возбуждения, нетерпеливо зачастила она, – рейс 63 из Монреаля уже приземлился?

– Нет, – бесстрастно ответил служащий. – Этот рейс задерживается… – он взглянул в бумаги, – примерно на тридцать семь минут.

– О боже! Я договорилась, что моя племянница…

– Скажите, – решительно прервал даму мужчина в пальто, – у вас есть места на рейс 98 в Ванкувер?

Представитель авиакомпании покачал головой:

– К сожалению, нет, сэр. Ни одного. А вы не бронировали?

– Не успел. Приехал сразу в аэропорт в надежде, что повезет. – Мужчина с досадой хлопнул ладонью по стойке. – Я знаю, у вас иногда остаются билеты.

– Верно, сэр. Но из-за этой завтрашней игры в Ванкувере раскупили все. Ни одного свободного места, ни на один рейс. Сомневаюсь, что вам удастся вылететь отсюда раньше чем завтра днем.

Тихо выругавшись, мужчина плюхнул саквояж на пол и сдвинул на затылок промокшую от дождя фетровую шляпу.

– Вот чертовщина! Самое позднее завтра днем мне уже надо быть в Ванкувере.

– Не хамите! – опять проявила неумеренную активность дама. – Я же разговариваю! Послушайте меня внимательно, молодой человек. Моя племянница летит с…

– Одну минуту, мадам! – Перегнувшись через стойку, служащий легонько постучал карандашом мужчине по рукаву. – Видите ли, я не должен об этом говорить…

– Да? О чем вы?

– Так, ну это уж слишком! – закипятилась дама.

– Есть чартерный рейс из Торонто. Они летят как раз на этот матч. Кажется, по прибытии сюда у них были свободные места. Возможно, вам и достанется один билетик.

– Отлично! – воодушевился мужчина, хватая саквояж. – Думаете, есть шанс?

– Почему бы не попробовать?

– К кому мне обратиться?

Представитель с улыбкой махнул рукой в противоположный конец зала:

– Это там. Авиакомпания «Мейпл лиф эйр чартер». Но учтите, я вам ничего не говорил.

– Возмутительно! – вознегодовала пожилая дама. – Вы обязаны выслушать! Моя племянница…

– Огромное спасибо! – воскликнул мужчина и энергично зашагал к более скромной стойке с табличкой рекомендованной ему авиакомпании. Сидевший там представитель что-то деловито писал; на нем был простой темный костюм, совсем непохожий на элегантную форму сотрудников «Кросс-Канада эйрлайнз». Когда мужчина приблизился к стойке, представитель компании поднял голову – карандаш застыл в руке – и с готовностью обратил взор на подошедшего:

– Слушаю вас, сэр.

– Надеюсь, вы сумеете мне помочь. У вас не осталось местечка на ванкуверский рейс?

– Так, Ванкувер. Сейчас посмотрим. – Карандаш побежал по пассажирской ведомости. – Есть, как раз одно. Правда, самолет вылетает прямо сейчас – он уже и так опаздывает.

– Превосходно. Я бы хотел вылететь этим рейсом.

Представитель придвинул к себе стопку билетов.

– Ваше имя, сэр?

– Джордж Спенсер.

Представитель быстро внес данные в соответствующую графу билетного бланка.

– С вас шестьдесят пять долларов за билет в один конец, сэр. Благодарю вас, сэр. Всегда рады помочь. Ваш багаж, сэр?

– У меня одно место. Я не буду его сдавать.

Чемоданчик быстро взвесили и прицепили к нему бирку.

– Ну вот, все готово, сэр. Билет является вашим посадочным талоном. Проходите к выходу номер три, ваш рейс 714. Поторопитесь, сэр: вылет уже вот-вот.

Кивнув, Спенсер обернулся, показал большой палец в сторону стойки авиакомпании «Кросс-Канада», где представитель, перехватив этот знак через плечо пожилой дамы, состроил в ответ понимающую гримасу, и заспешил на посадку. Холодный уличный воздух вибрировал от гула и завываний авиадвигателей; повсюду – как и в любом другом оживленном аэропорту после наступления темноты, – казалось, царила полная неразбериха, в то время как на самом деле все действовало по давно отработанной и строго соблюдаемой схеме. Служащий аэропорта указал ему на стоявший на освещенной и блестящей от дождя площадке самолет, крутящиеся пропеллеры которого в ослепительном свете высоких дуговых ламп представлялись четырьмя серебристыми дисками. Технический персонал готовился к отгону пассажирского трапа. Перепрыгивая через лужи, Спенсер подоспел к ним, протянул отрывную часть билета и легко взбежал по ступеням; воздушный поток от пропеллеров трепал поля его шляпы.

Он нырнул в самолет и остановился, выравнивая дыхание. Почти тут же появилась стюардесса в накинутом на плечи плащике и, улыбнувшись ему, закрыла дверь самолета.

– Похоже, я несколько припозднился, – извиняющимся тоном сказал он.

– Добрый вечер, сэр. Рада приветствовать вас на борту.

– Да, мне повезло.

– Там, впереди, есть место.

Спенсер скинул пальто, снял шляпу и пошел по проходу к свободному креслу. Свернув пальто, он втиснул его на багажную полку, не преминув проворчать, обращаясь к наблюдавшему за ним соседу, что вечно там не хватает места. Задвинув саквояж под кресло, он наконец устроился на мягком сиденье.

– Добрый вечер, – раздался в динамиках бодрый голос стюардессы. – «Мейпл лиф эйр чартер» приветствует на борту новых пассажиров рейса номер 714. Надеемся, полет доставит вам удовольствие. Просим вас пристегнуть ремни безопасности. Мы взлетаем через несколько минут.

– Какая вдохновляющая фраза – нечасто такое услышишь, – буркнул попутчик Спенсера, пока тот возился с замком своего ремня. Он кивнул на скромную надпись на спинке переднего сиденья: «Ваш спасательный пояс находится под креслом».

– Уж мне бы точно оставалось только утопиться, не успей я на этот рейс, – рассмеявшись, ответил Спенсер.

– Такой ярый поклонник?

– Поклонник? – Ах да! Этот рейс организован специально для футбольных болельщиков. – Нет, нет, – поспешно сказал Спенсер, – признаться, я и забыл про матч. Увы, лечу в Ванкувер на деловую встречу. Разумеется, я с удовольствием посмотрел бы игру, но, боюсь, об этом не может быть речи.

«Аэропорт На грани катастрофы» Артур Хейли: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-079031-9

Сказать, что роман потрясающий — ничего не сказать!
Артур Хейли основоположник такого интересного направления в литературе, как «производственный роман». Автор позволяет читателю окунуться в детали работы тех или иных специалистов, описывает нюансы профессии, вводит в «кухню», так сказать. Обычно, мы привыкли к тому, что система работает, а мы являемся своего рода потребителями, а каким образом работает система — нас не касается.

Взять, к примеру, отели, больницы, полицейские участки и т.п.
Здесь мы с вами оказываемся в большом аэропорту Линкольна, который проверяется на прочность бураном. Все знают, как страшно лететь пассажиру в бурю. А знаете ли вы какой уровень напряжения в диспетчерском пункте, когда приходится одновременно разъединять взлетающие и уходящие на посадку самолеты, лишь бы не произошло столкновения? Или уровень напряжения, сосредоточенности и профессионализма, когда экипаж знает о человеке с бомбой на борту, пытается его обезвредить, не привлекая внимания преступника и остальных пассажиров? Я всегда восхищалась людьми, которые работают в авиации. Мое безмерное восхищение пилотам, борт-проводникам! Это люди со стальными нервами. После прочтения книги, я питаю еще большее уважение к ним, и к людям, которые для нас в тени, но от слаженной работы которых, зависит наша безопасность. Роман держал меня в диком напряжении, и пока я не дочитала, не успокоилась. Так хотелось знать, чем же все закончится.
Знаете, что было безмерно приятным? Работники аэропорта и авиакомпаний показаны нам обычными людьми со своими проблемами, грехами и эмоциями. Было приятно узнавать персонажей лучше с каждой главой. Мел мне полюбился. Очень хороший мужской персонаж, таких людей хочется видеть в своем окружении.
Еще раз хочу поблагодарить работников авиации за наше безопасное и комфортное перемещение по воздуху. Отдельное спасибо экипажам самолетов, которые рискуют в полетах вместе с нами!

Артур Хейли — На грани катастрофы » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Первый роман Артура Хейли, практически неизвестный российскому читателю. Он стал своеобразной визитной карточкой Хейли и лег в основу остросюжетного кинофильма.  …Рейс-катастрофа. Полет, который может стать последним для пассажиров. Оба пилота потеряли сознание в результате отравления.  Управление самолетом вынужден взять на себя один из пассажиров — Джон Спенсер, в последний раз сидевший за штурвалом много лет назад.

 Жизнь десятков людей висит на волоске — и все зависит от того, сумеет ли Спенсер посадить машину в аэропорту Ванкувера.  А к месту посадки уже стекается вездесущая пресса, нагнетающая напряжение…

Артур Хейли, Джон Кэсл

На грани катастрофы

Косые струи нудного дождя сверкнули в ярком свете фар такси, свернувшего ко входу Виннипегского аэропорта. Скрипнув тормозами, машина описала дугу на мокром асфальте и остановилась под неоновой вывеской здания аэропорта. Пассажир, выскочив из машины и кинув пару банкнот водителю, схватил чемоданчик и кинулся в вертящиеся двери.

В теплом и ярко освещенном большом зале он на мгновенье остановился. Опустив воротник намокшего пальто и посмотрев на висящие над ним часы, он поспешил к стойке отправления авиакомпании «Кросс-Кэнада Эйрлайнз», находящуюся в углу зала и напоминающую стойку бара. Около нее никого не было, лишь агент по обслуживанию пассажиров проверял бортовую ведомость. Увидев подошедшего, он поднял со стойки маленький микрофон, движением бровей сделал ему знак подождать и начал размеренно говорить:

— Рейс 98, рейс 98. Отправление от выхода номер четыре. Пассажиры рейса 98 приглашаются к выходу номер четыре. Пожалуйста, не курите, пока самолет не наберет высоту.

Группа людей потянулась через зал к указанному выходу. Человек в пальто открыл было рот, чтобы спросить, но его оттолкнула пожилая дама, заикающаяся от волнения.

— Молодой человек, — спросила она решительно, — рейс 63 из Монреаля уже прилетел?

— Нет, мадам, — спокойно ответил тот. — Он опаздывает, — агент сверился с журналом, — примерно на тридцать семь минут.

— Замечательно! Я встречаю племянницу…

— Посмотрите, — перебил ее нетерпеливо мужчина в пальто, — есть у вас места на рейс 98 до Ванкувера?

Агент покачал головой.

— Извините, сэр, ни одного. А почему вы не забронировали его заранее?

— Не успел. Приехал прямо в аэропорт в надежде на случай.

Мужчина в расстройстве облокотился на стойку.

— Я знаю, у вас иногда бывает одно-два.

— Все правильно, сэр! Но завтра в Ванкувере интересный матч. Все наши рейсы забиты до отказа. Я сомневаюсь, чтобы вы смогли улететь раньше завтрашнего полудня.

Мужчина тихо чертыхнулся, бросил чемоданчик на пол и сдвинул на затылок мокрую фетровую шляпу.

— Проклятье! Я должен быть в Ванкувере не позднее завтрашнего полудня!

— Вы разве не видите, что я разговариваю! — вспылила пожилая дама. — Молодой человек, послушайте, прошу вас! Моя племянница везет…

— Прошу прощения, мадам, — перебил ее агент. Он перегнулся через стойку и придержал мужчину за рукав пальто. — Послушайте, я не должен вам этого говорить…

— Да? Что?

— Ну что это такое в самом деле! — взорвалась дама.

— Есть чартерный рейс из Торонто. Они летят на этот матч. Я надеюсь, у них есть несколько свободных мест. Вы могли бы попытаться.

— Прекрасно! — воскликнул мужчина. — Вы думаете, есть шанс?

— Попытка не пытка.

— Куда мне обратиться?

Агент по обслуживанию пассажиров усмехнулся и махнул рукой через зал:

— Прямо напротив. «Мэйпл Лиф Эйр Чартер». Но я вам ничего не говорил.

— Неслыханно! — не унималась пожилая дама. — Вы должны знать, что моя племянница…

— Большое спасибо! — поблагодарил мужчина в пальто и быстро направился к маленькой стойке указанной авиакомпании. За стойкой служащий в темной пиджачной паре, в отличие от щегольски нарядной униформы «Кросс-Кэнада Эйрлайнз», что-то торопливо писал. Увидев подходящего, он бросил писать и посмотрел на него. Взгляд служащего выражал «фирменное» внимание к клиенту.

— Сэр?

— Не могли бы вы мне помочь? Нет ли у вас одного места на рейс до Ванкувера?

— Ванкувер? Сейчас посмотрю. — Карандаш быстро заскользил вдоль списка пассажиров. — Ага, как раз одно есть. Рейс сейчас отправляется, он задержался.

— Отлично! Я беру его.

Служащий подвинул к себе корешок билета.

— Имя, сэр?

— Джордж Спенсер.

Все было сделано быстро, но с соблюдением всех формальностей.

— С вас шестьдесят пять долларов, сэр. Благодарю вас, рад был быть вам полезен. Багаж, сэр?

— Только чемоданчик. Я возьму его с собой.

Чемоданчик был взвешен и служащий прикрепил к нему бирку.

— Теперь послушайте меня, сэр. Билет и есть ваш посадочный талон. Идите к выходу номер три и спросите рейс 714. Пожалуйста поторопитесь, сэр — самолет готов к отправлению.

Спенсер кивнул и, повернувшись, показал работнику «Кросс-Кэнада Эйрлайнз», что все в порядке. Тот кивнул ему в ответ поверх плеча пожилой дамы и Спенсер заторопился к выходу на посадку.

Ночной холодный воздух вибрировал от воя авиационных двигателей; как в любом аэропорту здесь, после наступления темноты все, казалось, находилось в страшном беспорядке, но, в то же время, было частью хорошо отрегулированной системы. Дежурный повел его через блестящую от дождя площадь к стоящему самолету; фюзеляж его напоминал серебряную стрелу, блестевшую в свете дуговых ламп. Трап уже собирались убирать. Перепрыгивая через лужи, Спенсер добежал до трапа, помахал отрывным талоном билета и взбежал по ступенькам, придерживая шляпу от порывов ветра. Он нырнул внутрь самолета и остановился, тяжело дыша. Стюардесса, закутанная в непромокаемый плащ, улыбнулась ему и закрыла дверь. И он сразу ощутил, как заработали двигатели.

— Прошу прощения за задержку, — сказал он извиняющимся тоном.

— Добрый вечер, сэр. Рады видеть вас на борту.

— Мне тоже очень приятно.

— Впереди есть свободное место.

Спенсер скинул пальто и шляпу и прошел к свободному креслу. Он с трудом запихнул свое пальто в свободную ячейку багажного отделения, пробормотал:

— Они и не подумают сделать эти штуки чуть побольше, — обращаясь к своему соседу, внимательно разглядывающему его, задвинул чемоданчик под сиденье и, наконец, опустился в кресло.

— Добрый вечер! — раздался веселый голос стюардессы. — «Мэйпл Лиф Эйр Чартер Компани» приветствует новых пассажиров на борту самолета, выполняющего рейс 714. Мы надеемся, что вы останетесь довольны полетом. Пожалуйста, пристегните привязные ремни, мы взлетаем.

Пока Спенсер возился со своим ремнем, пассажир, сидевший рядом, проворчал:

— Ну и надпись. Век бы ее не видеть. — И кивнул на маленькую табличку на спинке впереди стоящего кресла — «Ваш спасательный жилет находится под сиденьем».

Спенсер рассмеялся:

— Я бы несомненно утонул, если бы не попал на этот рейс.

— О, вы такой страстный болельщик, да?

— Болельщик? — Спенсер вспомнил, что это был чартерный рейс на матч. — А-а-а, нет. Дело не в игре. Просто я спешу в Ванкувер на деловую встречу. Безусловно, я бы хотел посмотреть этот матч, но боюсь, у меня ничего не получится.

Его сосед перешел на конспиративный шепот, насколько позволял шум двигателей:

— Будь я на вашем месте, я бы не говорил об этом так громко. Этот самолет набит твердолобыми, которые летят в Ванкувер только с одной целью — подбодрить своих парней и орать проклятья противникам. И вам может не поздоровиться, если вы будете говорить об этом в таком пренебрежительном тоне.

Спенсер рассмеялся и выглянул из-за сиденья, чтобы осмотреть салон. В нем было полно типичных болельщиков — шумных, буйных, но добродушных, путешествующих лишь с одной целью — прославлять свою команду и проклинать соперника.

Справа от Спенсера сидела пожилая пара, погрузившись с головой в спортивные журналы. Перед ними сидело четверо ярых болельщиков, разливая водку в бумажные стаканчики. Они собирались провести ночь, обсуждая качества различных игроков; отрывки их беседы долетали до него.

— Хэггерти?! Хэггерти?! Не подсовывайте мне эту дрянь. Он же в другой лиге. А вот, если хотите, и для вас…

А перед ними сидели болельщики, одетые в цвета своей команды: могучий краснолицый мужчина настраивал их на предстоящую игру.

Спенсер повернулся к своему соседу. По давней привычке подмечать детали, он отметил скромный костюм, когда-то хорошо сшитый, но сейчас изрядно помятый; не подходящий к нему галстук; морщинистое лицо и седые волосы; и едва уловимое выражение уверенности и значительности. «Характерное лицо» — решил он. В иллюминаторе замелькали синие огни рулежной дорожки — самолет двинулся вперед.

— Может быть я скажу ересь, — ответил Спенсер, — но я лечу на побережье совершить сделку, и это для меня самое главное.

Его сосед заинтересовался.

— Чем торгуете?

— Грузовики. Оптовая торговля грузовиками.

— Грузовики? Я считал, что ими торгуют дилеры.

— Так и есть. Меня подключают, когда сделка заключается на партию от тридцати до ста грузовиков. Местные торговцы меня не жалуют, они не любят людей из центральной конторы. Торговля имеет свои маленькие проблемы. Вот так то!

Спенсер достал сигареты, но остановился.

— Наверное, курить нельзя? Мы еще не взлетели?

Артур Хейли — На грани катастрофы » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Первый роман Артура Хейли – своеобразная визитная карточка писателя. Книга, ставшая основой остросюжетного кинофильма.…Рейс-катастрофа. Полет, который может стать последним для пассажиров. Оба пилота потеряли сознание в результате отравления.Управление самолетом вынужден взять на себя один из пассажиров – Джон Спенсер, в последний раз сидевший за штурвалом много лет назад. Жизнь десятков людей висит на волоске – и все зависит от того, сумеет ли Спенсер посадить машину в аэропорту Ванкувера. А к месту посадки уже стекается вездесущая пресса…

Артур Хейли, Джон Кастл

На грани катастрофы

Роман

Arthur Hailey, John Castle

Runway zeroeight

© Ronald Payne, John Garrod and Arthur Hailey, 1958

© Перевод. М.В. Жученков, 2009

© Издание на русском языке AST Publishers, 2015

Хотя экипажи авиакомпаний всего мира рассчитывают время по Гринвичу, маршрут полета от Виннипега до Ванкувера длиной более 1500 миль пролегает через три локальных временных зоны – центрального времени, зимнего времени и тихоокеанского времени. Дважды переставлять часы, каждый раз отодвигая стрелки на час назад, было бы для читателя несколько утомительно. Поэтому в романе – одно стандартное время.

Едва ли нужно добавлять, что все события, названия авиакомпаний и персонажи, упомянутые в романе, – вымышленные.

22. 05–00.45

Такси подъезжало к аэропорту. Лучи яркого света фар перечеркивал косой дождь. В Виннипеге он зарядил давно. Упрямо скрипнув шинами по асфальту, машина пружинисто остановилась, и из нее выскочил пассажир. Сунув водителю пару купюр, он схватил дорожный саквояж и заспешил к распашным дверям освещенного неоновыми лампами здания.

Оказавшись в тепле аэровокзала, мужчина на мгновение замедлил шаг. Опустив повлажневший от дождя воротник пальто, он бросил взгляд на висевшие на стене часы и чуть не бегом устремился к стойке авиакомпании «Кросс-Канада эйрлайнз» в углу зала. Там уже никого не было, кроме служащего, проверявшего список пассажиров. Едва мужчина оказался перед стойкой, служащий вскинул брови, предупреждая возможность заговорить с ним, взял в руки маленький микрофон и четко и размеренно произнес:

– Внимание! Объявляется посадка на рейс номер 98 в Ванкувер с пересадкой на стыковочные рейсы в Викторию, Сиэттл и Гонолулу. Приглашаем пассажиров пройти к выходу номер четыре. До взлета просьба не курить.

Группа ожидавших вылета – одни поднявшись с мест в зале, другие прервав вынужденное изучение ассортимента газетного киоска – с готовностью двинулась в указанном направлении. Мужчина в пальто собрался что-то сказать, но его отпихнула в сторону взволнованная пожилая дама, проворно орудуя локтями.

– Молодой человек, – запинаясь от возбуждения, нетерпеливо зачастила она, – рейс 63 из Монреаля уже приземлился?

– Нет, – бесстрастно ответил служащий. – Этот рейс задерживается… – он взглянул в бумаги, – примерно на тридцать семь минут.

– О боже! Я договорилась, что моя племянница…

– Скажите, – решительно прервал даму мужчина в пальто, – у вас есть места на рейс 98 в Ванкувер?

Представитель авиакомпании покачал головой:

– К сожалению, нет, сэр. Ни одного. А вы не бронировали?

– Не успел. Приехал сразу в аэропорт в надежде, что повезет. – Мужчина с досадой хлопнул ладонью по стойке. – Я знаю, у вас иногда остаются билеты.

– Верно, сэр. Но из-за этой завтрашней игры в Ванкувере раскупили все. Ни одного свободного места, ни на один рейс. Сомневаюсь, что вам удастся вылететь отсюда раньше чем завтра днем.

Тихо выругавшись, мужчина плюхнул саквояж на пол и сдвинул на затылок промокшую от дождя фетровую шляпу.

– Вот чертовщина! Самое позднее завтра днем мне уже надо быть в Ванкувере.

– Не хамите! – опять проявила неумеренную активность дама. – Я же разговариваю! Послушайте меня внимательно, молодой человек. Моя племянница летит с…

– Одну минуту, мадам! – Перегнувшись через стойку, служащий легонько постучал карандашом мужчине по рукаву. – Видите ли, я не должен об этом говорить…

– Да? О чем вы?

– Так, ну это уж слишком! – закипятилась дама.

– Есть чартерный рейс из Торонто. Они летят как раз на этот матч. Кажется, по прибытии сюда у них были свободные места. Возможно, вам и достанется один билетик.

– Отлично! – воодушевился мужчина, хватая саквояж. – Думаете, есть шанс?

– Почему бы не попробовать?

– К кому мне обратиться?

Представитель с улыбкой махнул рукой в противоположный конец зала:

– Это там. Авиакомпания «Мейпл лиф эйр чартер». Но учтите, я вам ничего не говорил.

– Возмутительно! – вознегодовала пожилая дама. – Вы обязаны выслушать! Моя племянница…

– Огромное спасибо! – воскликнул мужчина и энергично зашагал к более скромной стойке с табличкой рекомендованной ему авиакомпании. Сидевший там представитель что-то деловито писал; на нем был простой темный костюм, совсем непохожий на элегантную форму сотрудников «Кросс-Канада эйрлайнз». Когда мужчина приблизился к стойке, представитель компании поднял голову – карандаш застыл в руке – и с готовностью обратил взор на подошедшего:

– Слушаю вас, сэр.

– Надеюсь, вы сумеете мне помочь. У вас не осталось местечка на ванкуверский рейс?

– Так, Ванкувер. Сейчас посмотрим. – Карандаш побежал по пассажирской ведомости. – Есть, как раз одно. Правда, самолет вылетает прямо сейчас – он уже и так опаздывает.

– Превосходно. Я бы хотел вылететь этим рейсом.

Представитель придвинул к себе стопку билетов.

– Ваше имя, сэр?

– Джордж Спенсер.

Представитель быстро внес данные в соответствующую графу билетного бланка.

– С вас шестьдесят пять долларов за билет в один конец, сэр. Благодарю вас, сэр. Всегда рады помочь. Ваш багаж, сэр?

– У меня одно место. Я не буду его сдавать.

Чемоданчик быстро взвесили и прицепили к нему бирку.

– Ну вот, все готово, сэр. Билет является вашим посадочным талоном. Проходите к выходу номер три, ваш рейс 714. Поторопитесь, сэр: вылет уже вот-вот.

Кивнув, Спенсер обернулся, показал большой палец в сторону стойки авиакомпании «Кросс-Канада», где представитель, перехватив этот знак через плечо пожилой дамы, состроил в ответ понимающую гримасу, и заспешил на посадку. Холодный уличный воздух вибрировал от гула и завываний авиадвигателей; повсюду – как и в любом другом оживленном аэропорту после наступления темноты, – казалось, царила полная неразбериха, в то время как на самом деле все действовало по давно отработанной и строго соблюдаемой схеме. Служащий аэропорта указал ему на стоявший на освещенной и блестящей от дождя площадке самолет, крутящиеся пропеллеры которого в ослепительном свете высоких дуговых ламп представлялись четырьмя серебристыми дисками. Технический персонал готовился к отгону пассажирского трапа. Перепрыгивая через лужи, Спенсер подоспел к ним, протянул отрывную часть билета и легко взбежал по ступеням; воздушный поток от пропеллеров трепал поля его шляпы. Он нырнул в самолет и остановился, выравнивая дыхание. Почти тут же появилась стюардесса в накинутом на плечи плащике и, улыбнувшись ему, закрыла дверь самолета.

– Похоже, я несколько припозднился, – извиняющимся тоном сказал он.

– Добрый вечер, сэр. Рада приветствовать вас на борту.

– Да, мне повезло.

– Там, впереди, есть место.

Спенсер скинул пальто, снял шляпу и пошел по проходу к свободному креслу. Свернув пальто, он втиснул его на багажную полку, не преминув проворчать, обращаясь к наблюдавшему за ним соседу, что вечно там не хватает места. Задвинув саквояж под кресло, он наконец устроился на мягком сиденье.

– Добрый вечер, – раздался в динамиках бодрый голос стюардессы. – «Мейпл лиф эйр чартер» приветствует на борту новых пассажиров рейса номер 714. Надеемся, полет доставит вам удовольствие. Просим вас пристегнуть ремни безопасности. Мы взлетаем через несколько минут.

– Какая вдохновляющая фраза – нечасто такое услышишь, – буркнул попутчик Спенсера, пока тот возился с замком своего ремня. Он кивнул на скромную надпись на спинке переднего сиденья: «Ваш спасательный пояс находится под креслом».

– Уж мне бы точно оставалось только утопиться, не успей я на этот рейс, – рассмеявшись, ответил Спенсер.

– Такой ярый поклонник?

– Поклонник? – Ах да! Этот рейс организован специально для футбольных болельщиков. – Нет, нет, – поспешно сказал Спенсер, – признаться, я и забыл про матч. Увы, лечу в Ванкувер на деловую встречу. Разумеется, я с удовольствием посмотрел бы игру, но, боюсь, об этом не может быть речи.

– Я бы на вашем месте не стал заявлять об этом так громко, – заговорщицки заметил попутчик, понизив голос настолько, насколько ему позволял нараставший шум двигателей. – Самолет битком набит недоумками, которые летят в Ванкувер с одним-единственным намерением – орать до одури в поддержку своих и изрыгать проклятия в адрес соперника. Еще побьют вас, если будете пренебрежительно говорить о таком событии!

Усмехнувшись, Спенсер окинул взглядом заполненный до отказа салон. В подтверждение предостережения шумноватая, но беззлобная орава спортивных болельщиков всем своим поведением демонстрировала желание как можно скорее разделить триумф любимой команды. Непосредственно справа от Спенсера, уткнувшись в броские страницы спортивных журналов, сидела супружеская чета. Позади них, в предвкушении предстоящего удовольствия, оспаривали достоинства футболистов четверо знатоков, разливая по бумажным стаканчикам виски; вместе с запахом зелья до Спенсера донесся обрывок их разговора: «Ты говоришь, Хагерти? Чушь! Сандерболт – вот это, скажу я тебе, игрок…» За подгулявшей четверкой гомонили другие ярые поклонники спорта, о чем свидетельствовали соответствующие «командные» цвета их одежды. В большинстве своем «болеть» летели крепкие краснощекие здоровяки, и мысленно они уже были там, на футбольном поле Ванкувера, где должен был состояться матч.

«На грани катастрофы» читать онлайн книгу автора Артур Хейли на MyBook.ru

Вот я и пришел к самым истокам творчества знаменитого канадца. Мы все знаем Артура Хейли по его производственным романам, где наряду с занимательным сюжетом, мы видим сквозь призму повествования судьбы людей.

Его знаменитые «Аэропорт», «Отель», «Окончательный диагноз» не раз переиздавались в СССР. Я даже невольно задумывался, почему же автор был так популярен в Советском Союзе? А еще более интересный вопрос, почему легко цензура разрешала издание романов Хейли? Что же в них было такого антикапиталистического? Я лично ничего такого не нашел. А нахожу я только в каждом новом прочитанном романе все больше примеров самоотверженности людей, а также профессионализма и любви к своей работе. Может, он именно этим подкупал советских книжных функционеров?

Данная книга действительно является первой серьезной книгой автора. Ведь всенародный успех к автору пришел именно после выпуска на экраны сериала «Опасный полёт», а эта книга является охудожествленным сценарием к этому фильму. «Взлетно-посадочная полоса ноль-восемь» не задумывалась изначально как книга, а сразу была написана в виде сценария, тем не менее, произведение изобилует не только сочными диалогами, но и описанием внутренних переживаний героев, что присуще всей прозе Артура Хейли.

Такая история может случиться с каждым. Чартерный рейс со спортивными болельщиками летит в Ванкувер, на промежуточной посадке туда случайно попадает Джон Спенсер (спасибо проникшемуся в ситуацию работнику аэропорта, подсказавшему Джону возможность все же улететь сегодня в Ванкувер). В результате пищевого отравления оба пилота самолета не смогли более руководить полетом и Джону, когда-то лет десять назад летавшему на военных самолетах, предстоит попробовать довезти пассажиров до места и посадить эту махину в аэропорту. И хорошо, что рядом оказались доктор Бэйрд, стюардесса Джанет Бенсон. Пилот Трэливен оставил своего больного отца и специально приехал среди ночи в аэропорт, чтобы научить Джона за оставшиеся полтора часа почувствовать машину и помочь посадить самолет без аварии… Быстрый, динамичный сюжет, ни на минуту не сомневаешься в истинности проходящих событий, словно реальная история пробежала перед глазами…

Хорошо, когда человек находится на своем месте, а еще лучше, если человек может прийти на помощь в трудную минуту, рискуя и беря серьезно всю ответственность на себя. Пока на нашем пути будут встречаться такие люди, нам ничего страшно и человечество будет человечным…

Тяжкие жизненные испытания делают одних людей еще более человечными. Трудности и переживания, выпавшие на их долю, не лишают их способности принимать близко к сердцу чужую беду. В их душе навсегда поселяется всепонимающая, зоркая и скромная мудрость.
/ Раиса Белоглазова «Черемуховый цвет» /

Российская дипломатия уводит Кавказ на грань катастрофы — Стратегическая культура

В течение шести недель интенсивных боевых действий между силами Армении и Азербайджаном, которые извергались 27 сентября по поводу спорной территории Нагорного Карабаха, предполагаются, что до 5000 жизней были потеряны. Было перемещено до 100 000 мирных жителей. Прекращение огня, заключенное на этой неделе при посредничестве России, следует приветствовать как предотвращение дальнейшей эскалации и страданий, которые могли бы предвещать более широкую войну в Кавказском регионе.

Перемирие на этой неделе — это четвертая попытка его прекращения за последние 44 дня. Но последнее прекращение огня, которое вступило в силу во вторник, похоже, соблюдается, потому что обе стороны публично заявили о твердой приверженности соблюдению соглашения. С совместным заявлением выступили премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент России Владимир Путин.

Важно отметить, что Турция также согласилась поддержать прекращение.Поставка Анкары современного вооружения в Азербайджан дала Баку решающее преимущество перед армянскими силами в конфликте из-за анклава Нагорного Карабаха.

Анклав международно признан как часть национальной территории Азербайджана, но с момента распада Советского Союза в 1991 году им управляли этнические армяне. В ходе войны 1992-94 годов было убито 30 000 человек, а армянская сторона расширила территориальный контроль. Большая часть этих прошлых территориальных приобретений была возвращена Азербайджаном в ходе последнего конфликта.Тем не менее, армяне по-прежнему сохраняют управление столицей Степанакертом в самопровозглашенной республике Нагорный Карабах. Непризнанная на международном уровне республика также известна как Арцах, который находится в союзе с Республикой Армения. Руководство Арцаха дало согласие на прекращение огня.

Прекращение огня осуществляется путем развертывания 2000 российских миротворцев, которые прибыли на этой неделе и будут патрулировать линию соприкосновения в Нагорном Карабахе и коридор, соединяющий эту территорию с Арменией.Соглашение о поддержании мира будет действовать в течение пяти лет на возобновляемой основе, чтобы дать сторонам в конфликте время для переговоров об окончательном урегулировании статуса Нагорного Карабаха.

Армянской стороне ничего не оставалось, как согласиться с прекращением огня. С военной точки зрения, он потерял всю спорную территорию. Если война продолжится, потери неизбежно будут еще больше. Более того, конфликт поставил под угрозу весь Кавказский регион, если Армения и Азербайджан пошли навстречу прямым боевым действиям между двумя странами.Россия из-за оборонного пакта с Республикой Армения могла быть втянута в войну с членом НАТО Турцией, которая поддерживает Азербайджан, с которым она имеет тюркскую этническую принадлежность.

Поэтому было необходимо остановить сползание к разрушительной войне. Российская дипломатия нашла жизненно важный выход из нарастающей враждебности.

Москва поддерживает дружеские отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном. Таким образом, в интересах России поддерживать мир между своими южными соседями. Возникает вопрос, не преследовали ли иностранные державы скрытые намерения возобновить этот конфликт на Кавказе.Размещение Турцией наемников из Сирии и Ливии для поддержки Азербайджана чревато опасной эскалацией. Азербайджан граничит с Дагестаном и Чечней на юго-западе России, где Москва вела войну против исламистских экстремистов в конце 1990-х годов. Примечательно, насколько отсутствовали Соединенные Штаты и европейские державы в содействии разрешению кризиса.

Ситуация остается опасной. Но если российские миротворцы разделят комбатантов, это даст миру большие шансы на сохранение и дипломатию.Договориться будет непросто. По условиям прекращения огня армянская сторона обязана уступить Азербайджану районы Нагорного Карабаха, которые она контролировала почти четверть века после войны 1992-94 годов.

В Армении есть ожесточенные обвинения в связи с соглашением о прекращении огня. Протестующие, назвавшие это «распродажей», штурмовали правительственные здания в Ереване, требуя отставки премьер-министра Никола Пашиняна. Критики также отмечают, что с тех пор, как Пашинян пришел к власти в 2018 году, он проводил авантюристическую политику провозглашения независимости Нагорного Карабаха, что вызвало националистическую реакцию Азербайджана. Однако многие армяне, похоже, смирились с тем, что прекращение огня было единственным способом избежать более тяжелых потерь. У России есть оборонный пакт с Республикой Армения, а не с Нагорным Карабахом. Москва не является гарантом внешних устремлений Еревана.

Репутация России как посредника в установлении мира в Сирии и ее надежная дипломатическая сила, несомненно, были ключом к предотвращению катастрофы на Кавказе.

Мэй и Корбин на грани катастрофы?

Тереза ​​Мэй и Джереми Корбин оба сидят в автобусе Italian-Job, который свисает со скалы, с золотыми слитками на одном конце и выживанием на другом.

Мэй хочет реализовать свой план Брексита в Чекерс, хотя это отталкивает до половины ее собственных депутатов, истинных сторонников Брексита и некоторых бывших сторонников, таких как Ник Боулс (хотя, по правде говоря, он всегда был более говенским — или представителем министра сельского хозяйства на земля — ​​чем еврофил).

По словам ее старших коллег, Мэй не повернет назад — даже если продолжение переговоров с ЕС по ее схеме Brexit принесет сделку даже менее приемлемую для Дэвисов и Джонсонов, чем политика Белой книги, которую она написала и которую они использовали в качестве причины выйти из своего кабинета (если вообще будет сделка; суровый приговор главного переговорщика ЕС Барнье предвещает плохое для плана Мэй).

И не только ее должность премьер-министра может рухнуть в пропасть, если ее критики Brexity выполнят свою угрозу начать переворот.

Хотя вся болтовня идет о расколе Лейбористской партии, тори представляют собой одинаково хрупкую коалицию левых и правых, сторонников Брексита и сторонников Брексита, и ни она, ни какой-либо преемник не смогут удовлетворить всех своих депутатов. Предложения

May’s Checkers подверглись критике со стороны сторонников Брексита Бориса Джонсона и Дэвида Дэвиса. Предоставлено: PA

. Таким образом, прогнозировать, будет ли следующий депутат, который откажется от членства в партии, будет лейбористом или консерватором, — сплошная ставка.

Ясно то, что есть десятки лейбористских депутатов, чья шаткая лояльность Корбину и их партии почти полностью зависит от единственного решения, принятого на лейбористской конференции — а именно: должны ли все лейбористские депутаты автоматически столкнуться с решением о повторном избрании до следующего выборы.

При поддержке этого предложения со стороны партий избирательного округа, Unite и любящего Корбина движения Momentum — люди которого будут доминировать на конференции — похоже, что произойдет изменение правил, которое поставит под угрозу парламентские средства к существованию для всех, кроме большинства. преданные приверженцы дела Корбина.

Меньшинство так называемых центристов, все еще состоящих в NEC лейбористов, говорят мне, что только Корбин может вмешаться, чтобы заблокировать или отложить это изменение правила. Но его ближайшие коллеги говорят мне, что он не может и не будет этого делать.

Могли ли другие депутаты последовать примеру Фрэнка Филда и отказаться следовать за лейбористским кнутом? Кредит: PA

Если Корбин играет невинного и бессильного свидетеля, он в конечном итоге получит почти абсолютный контроль над всеми слоями своей партии, от рядовых членов до местных советов и Палаты общин.

Но по цене.

В отношении палаты общин он был бы горячо любимым лидером уменьшившейся партии: депутаты-лейбористы, многие отчаявшись отчуждением Корбина от основной еврейской общины и зная, что их вот-вот защитят корбинисты, последовали бы за Франк. Поле и откажитесь следовать кнуту Труда.

Или, другими словами, желание Корбина демократизировать лейбористов и поставить депутатов в постоянное подчинение членам парламента ускорит добровольное изгнание правых лейбористов.

Что, в свою очередь, нейтрализует способность Корбина привлекать к ответственности правительство.

Когда Корбин и Мэй балансируют на грани своих особых бедствий, кто из них первым произнесет последнюю и звучную фразу полного отчаяния итальянца Иова: «Погодите, ребята, у меня отличная идея»?

′ Индонезия на грани катастрофы | Азия | Подробный обзор новостей со всего континента | DW

Переизбрание басуки «Ахока» Тджахаджи Пурнамы из Джакарты, правителя китайского христианского меньшинства, — не единственная неопределенность, сотрясающая индонезийскую политику.Будущее светской демократии в округе становится все более неясным, поскольку исламистские группировки набирают силу и заметность.

Ахок был обвинен в ноябре 2016 года в богохульстве со стороны группы «Фронт исламских защитников» (ИФЗ) после того, как он прокомментировал: «Если вы не можете проголосовать за меня, потому что боитесь быть приговоренным к аду, вам не нужно чувствовать беспокойно, потому что вас обманывают «. Его критики говорят, что это была критика стиха из Корана, который можно интерпретировать как предупреждение за избрание немусульманского лидера.

Ахок — первый немусульманский губернатор Джакарты за 50 лет. После массовых протестов под руководством ИНФ в декабре 2016 года его предали суду за богохульство. Ахоку угрожали смертью, и его избрание на избирательные участки в среду серьезно подорвано.

Протесты и последующий судебный процесс свидетельствуют о растущей роли религии как политического инструмента в Индонезии и уменьшении места секуляризма в стране с мусульманским большинством.

DW: На Западе Индонезия всегда считалась умеренной мусульманской страной.Каково нынешнее состояние умеренного ислама в стране?

Бертольд Дамшойзер: Я изучаю Индонезию 40 лет. За этот период страна изменилась коренным образом, политически, а также в культурном и религиозном отношении. Вы можете увидеть это, если посмотрите, как сегодня одеваются индонезийские женщины. Исламская одежда стала распространенной, и вы редко встретите женщин без хиджаба . Традиционная умеренная форма ислама стала слабее, а религиозная терпимость идет на убыль.В то же время исламистские группировки продолжают набирать силу. Индонезия фактически балансирует на грани катастрофы.

Какой была страна, когда вы впервые посетили Индонезию?

В то время около 85 процентов индонезийцев придерживались ислама, но это была довольно формальная форма вероучения. В 1970-х годах в стране все еще сохранялась традиционная яванская культура, которая фактически была доминирующей культурой Индонезии. Эта яванская культура отличалась терпимым синкретизмом, смесью анимизма, индуизма, буддизма и ислама.Недаром ее называли «яванской религией». Его представители свысока посмотрели на догматические системы книжных религий и обратились к мистицизму Явы, так называемому кебатинану, который включал исламские, индуистские и даже христианские элементы. Случалось даже, что в некоторых яванских семьях одних детей крестили, а других воспитывали как мусульман.

Все, что было потеряно к настоящему времени, и сегодня большинство яванцев отвернулись от своей собственной культуры. Можно сказать, что яванская идентичность была заменена исламской идентичностью во время реисламизации в 1980-х годах.То же самое верно и для других индонезийских этносов, идентичность которых также превратилась в исламскую идентичность. К сожалению, это способствует росту исламистских тенденций в Индонезии и еще больше ослабляет умеренный ислам.

Damshäuser: «Исламистские группировки продолжают набирать силу» в Индонезии

Каковы, на ваш взгляд, черты умеренного ислама?

В Индонезии государственную идеологию страны Панчасила можно рассматривать как пробный камень. Первый принцип Панчашила гласит, что индонезийское государство основано на монотеизме и не поддерживает определенную религию.Это означает, что он исключает шариат (исламский закон) как официальный закон страны. Это также исключает отказ губернатору, потому что он христианин, а не мусульманин. Это означает: каждый человек, который отвергает правящего христианского губернатора Джакарты по религиозным соображениям, больше не может считаться «умеренным». К сожалению, сегодня кажется, что неумеренные взгляды разделяет все большее количество людей в Индонезии.

Как индонезийские политики реагируют на растущее влияние исламистов?

Они реагируют по-разному.Одни беспомощны, другие используют это себе во благо. К сожалению, есть политические силы, которые существуют уже некоторое время и думают, что могут извлечь выгоду из сотрудничества с исламистами.

Например, есть «Исламский фронт защитников» (ИФЗ), который был основан в 1998 году во время авторитарного правления президента Хаджи Мохамеда Сухарто. В то время Сухарто наладил более тесные связи с яванской религией, которую он использовал как оплот против либеральных сил. Между прочим, эти силы смогли отстранить его от должности, но эта стратегия использования религиозных элементов в политических целях продолжается и сегодня.

Не могли бы вы это уточнить?

События последних недель и месяцев показывают, что даже светские политические элементы в Индонезии, такие как противники президента Джоко Видодо, все больше и больше пытаются завоевать расположение исламистов. Это особенно касается FPI.

Они заискивают перед лидером Фронта Хабибом Ризеком, который в результате приобрел политическое влияние. Он объявил себя «Великим имамом» индонезийского ислама, что является совершенно абсурдным заявлением, но к нему присоединились несколько индонезийцев.

Ризик успешно избавился от своего имиджа проповедника ненависти, который был печально известен разжиганием преступлений на почве ненависти и призывами к убийствам во имя ислама. Ему никогда не следовало допускать выход на политическую сцену. Этот феномен установил приоритет, который станет незаменимым для политиков, думающих о краткосрочных выгодах.

Ахок — первый немусульманский губернатор Джакарты за 50 лет

Как Индонезия борется с исламизмом?

К счастью, в Индонезии есть сильные и боеспособные силы, которые противостоят исламизму. Партия PDIP бывшего президента Мегавати является одним из примеров. Также есть значительная часть гражданского общества Индонезии, либеральные интеллектуалы, СМИ и умеренные исламские организации, которые не сдадутся исламистам. Вот почему исход этой культурной борьбы еще не определен. Правительство кажется нерешительным и беспомощным, хотя президент Джокови, безусловно, является идеологическим противником исламистов, которые хотят от него избавиться. Тот факт, что он считает запрет явно антиконституционной ИПИ слишком рискованным, говорит нам о многом.Даже позиция индонезийских вооруженных сил, которая традиционно была светской, подвергалась сомнению многими людьми в Индонезии.

Почему либеральные и светские силы страны так колеблются?

Любые политические дебаты в Индонезии также принимают во внимание, что большинство избирателей (85 процентов) в Индонезии являются мусульманами. Критика исламистов часто рассматривается как нападение на сам ислам — даже многими умеренными мусульманами. Кроме того, многие мусульмане в Индонезии считают, что ислам необходимо защищать от сильных и агрессивных врагов внутри страны и за рубежом.Это включает западный неоимпериализм и культурный империализм, неолиберализм, якобы возрожденный индонезийский коммунизм, а недавно и против влияния Китая на экономику и правительство Индонезии.

Исламисты особенно используют этот защитный нарратив. Людей, которые выступают против этой аргументации, называют «исламофобами», и они служат оправданием того факта, что защита ислама оправдана. Конечно, они переворачивают реальность с ног на голову.

Хабиб Ризик из FPI получил политическое влияние в Джакарте

Учитывая все это, каково состояние демократии в Индонезии?

«Демократия» — одно из многих туманных слов, которые мы должны использовать.Несмотря на некоторые недостатки, существующая в стране либеральная демократия оказалась успешной. Но мы должны спросить, стабильно ли оно. Есть даже сильные светские настроения, которые считают либеральную западную демократию непригодной для Индонезии. На ум приходит бывший генерал Прабово Субианто, проигравший на последних выборах с небольшим перевесом.

Есть еще много сторонников возврата к авторитарному правлению — скорее всего, в армии. Если сторонники авторитарного правления объединятся с исламистами, что не так уж маловероятно, и придут к власти после победы на следующих президентских выборах, им придется «вознаградить» сторонников исключительного, радикального или нетерпимого ислама.

В худшем случае это может означать формирование авторитарной исламистской страны. До этого не обязательно дойти, но, к сожалению, сегодня это вполне возможно.

Бертольд Дамшойзер — малайолог, преподающий в Боннском университете с 1986 года. Он является автором и издателем научных журналов и книг по азиатской культуре и Индонезии.

Интервью провел Родион Эббигхаузен.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *