Михаил булгаков иван васильевич: Читать Иван Васильевич — Булгаков Михаил Афанасьевич — Страница 1

Содержание

Читать Иван Васильевич — Булгаков Михаил Афанасьевич — Страница 1

Михаил Булгаков

Иван Васильевич

Комедия в трех действиях

Действуют:

З и н а и д а М и х а й л о в н а – киноактриса.

У л ь я н а А н д р е е в н а – жена управдома Бунши.

Ц а р и ц а

Т и м о ф е е в – изобретатель.

М и л о с л а в с к и й Ж о р ж.

Б у н ш а-К о р е ц к и й – управдом.

Ш п а к А н т о н С е м е н о в и ч.

И о а н н Г р о з н ы й.

Я к и н – кинорежиссер.

Д ь я к

Ш в е д с к и й п о с о л.

П а т р и а р х.

О п р и ч н и к и.

С т о л ь н и к и.

Г у с л я р ы.

М и л и ц и я.

Действие первое

Московская квартира. Комната Тимофеева, рядом – комната Шпака, запертая на замок. Кроме того, передняя, в которой радиорупор. В комнате Тимофеева беспорядок. Ширмы. Громадных размеров и необычной конструкции аппарат, по-видимому, радиоприемник, над которым работает Т и м о ф е е в. Множество ламп в аппарате, в которых то появляется, то гаснет свет. Волосы у Тимофеева всклоченные, глаза от бессонницы красные.

Он озабочен. Тимофеев нажимает кнопку аппарата. Слышен приятный певучий звук.

Т и м о ф е е в. Опять звук той же высоты…

Освещение меняется.

Свет пропадает в пятой лампе… Почему нет света? Ничего не понимаю. Проверим. (Вычисляет.) А два, а три… угол между направлениями положительных осей… Я ничего не понимаю. Косинус, косинус… Верно!

Внезапно в радиорупоре в передней возникает радостный голос, который говорит: «Слушайте продолжение „Псковитянки“!» И вслед за тем в радиорупоре грянули колокола и заиграла хриплая музыка.

Мне надоел Иоанн с колоколами! И, кроме того, я отвинтил бы голову тому, кто ставит такой приемник. Ведь я же говорил ему, чтобы он снял, что я поправлю! У меня нету времени! (Выбегает в переднюю и выключает радио, и рупор, крякнув, умолкает. Возвращается к себе в комнату.) На чем я остановился?.. Косинус… Да нет, управдом! (Открывает окно, высовывается, кричит.) Ульяна Андреевна! Где ваш драгоценный супруг? Не слышу! Ульяна Андреевна, ведь я же просил, чтобы он убрал рупор! Не слышу. Чтобы он убрал рупор! Скажите ему, чтобы он потерпел, я ему поставлю приемник! Австралию он будет принимать! Скажите, что он меня замучил со своим Иоанном Грозным! И потом, ведь он же хрипит! Да рупор хрипит! У меня нет времени! У меня колокола в голове играют. Не слышу! Ну, ладно.

(Закрывает окно.) На чем я остановился?.. Косинус… У меня висок болит… Где же Зина? Чаю бы выпить сейчас. (Подходит к окну.) Какой странный человек… в черных перчатках… Чего ему надо? (Садится.) Нет, еще раз попробую. (Жмет кнопки в аппарате, отчего получается дальний певучий звук и свет в лампах меняется.) Косинус и колокола… (Пишет на бумажке.) Косинус и колокола… и колокола… то есть косинус… (Зевает.) Звенит, хрипит… вот музыкальный управдом… (Поникает и засыпает тут же у аппарата.)

Освещение в лампах меняется. Затем свет гаснет. Комната Тимофеева погружается во тьму, и слышен только дальний певучий звук. Освещается передняя. В передней появляется З и н а и д а М и х а й л о в н а.

З и н а и д а (в передней, прислушивается к певучему звуку). Дома. Я начинаю серьезно бояться, что он сойдет с ума с этим аппаратом. Бедняга!.. А тут его еще ждет такой удар… Три раза я разводилась… ну да, три, Зузина я не считаю… Но никогда еще я не испытывала такого волнения. Воображаю, что будет сейчас! Только бы не скандал! Они так утомляют, эти скандалы… (Пудрится.) Ну, вперед! Лучше сразу развязать гордиев узел… (Стучит в дверь.) Кока, открой!

Т и м о ф е е в (в темноте). А, черт возьми!.. Кто там еще?

З и н а и д а. Это я, Кока.

Комната Тимофеева освещается. Т и м о ф е е в открывает дверь. Вместо радиоприемника – странный, невиданный аппарат.

Кока, ты так и не ложился? Кока, твой аппарат тебя погубит. Ведь нельзя же так! И ты меня прости, Кока, мои знакомые утверждают, что увидеть прошлое и будущее невозможно. Это просто безумная идея, Кокочка. Утопия.

Т и м о ф е е в. Я не уверен, Зиночка, что твои знакомые хорошо разбираются в этих вопросах. Для этого нужно быть специалистом.

З и н а и д а. Прости, Кока, среди них есть изумительные специалисты.

Т и м о ф е е в. Пойми, что где-то есть маленькая ошибка, малюсенькая! Я чувствую ее, ощущаю, она вот тут где-то… вот она бродит! И я ее поймаю.

З и н а и д а. Нет, он святой!

Пауза. Тимофеев занят вычислениями.

Ты прости, что я тебе мешаю, но я должна сообщить тебе ужасное известие… Нет, не решаюсь… У меня сегодня в кафе свистнули перчатки. Так курьезно! Я их положила на столик и… я полюбила другого, Кока… Нет, не могу… Я подозреваю, что это с соседнего столика… Ты понимаешь меня?

Т и м о ф е е в. Нет… Какой столик?

З и н а и д а. Ах, Боже мой, ты совсем отупел с этой машиной!

Т и м о ф е е в. Ну, перчатки… Что перчатки?

З и н а и д а. Да не перчатки, а я полюбила другого. Свершилось!..

Тимофеев мутно смотрит на Зинаиду.

Только не возражай мне… и не нужно сцен. Почему люди должны расстаться непременно с драмой? Ведь согласись, Кока, что это необязательно. Это настоящее чувство, все остальное в моей жизни было заблуждением… Ты спрашиваешь, кто он? И, конечно, думаешь, что это Молчановский? Нет, приготовься: он кинорежиссер, очень талантлив… Не будем больше играть в прятки, это Якин.

Т и м о ф е е в. Так…

Пауза.

З и н а и д а. Однако это странно! Это в первый раз в жизни со мной. Ему сообщают, что жена ему изменила, ибо я действительно тебе изменила, а он – так! Даже как-то невежливо!

Т и м о ф е е в. Он… этого… как его… блондин, высокий?

З и н а и д а. Ну, уж это безобразие! До такой степени не интересоваться женой! Блондин Молчановский, запомни это! А Якин – он очень талантлив!

Пауза.

Ты спрашиваешь, где мы будем жить? В пять часов я уезжаю с ним в Гагры выбирать место для съемки, а когда мы вернемся, ему должны дать квартиру в новом доме, если, конечно, он не врет…

Т и м о ф е е в (мутно). Наверно, врет.

З и н а и д а. Как это глупо, из ревности оскорблять человека! Не может же он каждую минуту врать.

Пауза.

Я долго размышляла во время последних бессонных ночей и пришла к заключению, что мы не подходим друг другу. Я вся в кино… в искусстве, а ты с этим аппаратом… Однако я все-таки поражаюсь твоему спокойствию! И даже как-то тянет устроить сцену. Ну, что же… (Идет за ширму и выносит чемодан.) Я уже уложилась, чтобы не терзать тебя. Дай мне, пожалуйста, денег на дорогу, я тебе верну с Кавказа.

Т и м о ф е е в. Вот сто сорок… сто пятьдесят три рубля… больше нет.

З и н а и д а. А ты посмотри в кармане пиджака.

Т и м о ф е е в (посмотрев). В пиджаке нет.

З и н а и д а. Ну, поцелуй меня. Прощай, Кока. Все-таки как-то грустно… Ведь мы прожили с тобой целых одиннадцать месяцев!.. Поражаюсь, решительно поражаюсь!

Тимофеев целует Зинаиду.

Но ты пока не выписывай меня все-таки. Мало ли что может случиться. Впрочем, ты такой подлости никогда не сделаешь. (Выходит в переднюю, закрывает за собой парадную дверь.)

Т и м о ф е е в (тупо смотрит ей вслед). Один… Как же я так женился? На ком? Зачем? Что это за женщина? (У аппарата.) Один… А впрочем, я ее не осуждаю. Действительно, как можно жить со мной? Ну что же, один так один! Никто не мешает зато… Пятнадцать… шестнадцать…

Певучий звук. В передней звонок. Потом назойливый звонок.

Ну как можно работать в таких условиях!.. (Выходит в переднюю, открывает парадную дверь.)

(1) Иван Васильевич — Булгаков Михаил » Читать онлайн бесплатно. Библиотека knigov.ru

Михаил Булгаков

Иван Васильевич

Комедия в трех действиях

Действуют:

Зинаида Михайловна – киноактриса.

Ульяна Андреевна – жена управдома Бунши.

Царица.

Тимофеев – изобретатель.

Милославский Жорж.

Бунша-Корецкий – управдом.

Шпак Антон Семенович.

Иоанн Грозный.

Якин – кинорежиссер.

Дьяк. Шведский посол.

Патриарх.

Опричники.

Стольники.

Гусляры.

Милиция.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Московская квартира. Комната Тимофеева, рядом – комната Шпака, запертая на замок. Кроме того, передняя, в которой радиорупор. В комнате Тимофеева беспорядок. Ширмы. Громадных размеров и необычной конструкции аппарат, по-видимому, радиоприемник, над которым работает Тимофеев. Множество ламп в аппарате, в которых то появляется, то гаснет свет. Волосы у Тимофеева всклоченные, глаза от бессонницы красные. Он озабочен. Тимофеев нажимает кнопку аппарата. Слышен приятный певучий звук.

Тимофеев. Опять звук той же высоты…

Освещение меняется.

Свет пропадает в пятой лампе… Почему нет света? Ничего не понимаю. Проверим. (Вычисляет.) А два, а три… угол между направлениями положительных осей… Я ничего не понимаю. Косинус, косинус… Верно!

Внезапно в радиорупоре в передней возникает радостный голос, который говорит: «Слушайте продолжение «Псковитянки!» И вслед за тем в радиорупорегрянули колокола и заиграла хриплая музыка.

Мне надоел Иоанн с колоколами! И, кроме того, я отвинтил бы голову тому, кто ставит такой приемник. Ведь я же говорил ему, чтобы он снял, что я поправлю! У меня нету времени! (Выбегает в переднюю и выключает радио, и рупор, крякнув, умолкает. Возвращается к себе е комнату.) На чем я остановился?… Косинус… Да нет, управдом! (Открывает окно, высовывается, кричит.) Ульяна Андреевна! Где ваш драгоценный супруг? Не слышу! Ульяна

Андреевна, ведь я же просил, чтобы он убрал рупор! Не слышу. Чтобы он убрал рупор! Скажите ему, чтобы он потерпел, я ему поставлю приемник! Австралию он будет принимать! Скажите, что он меня замучил со своим Иоанном Грозным! И потом, ведь он же хрипит! Да рупор хрипит! У меня нет времени! У меня колокола в голове играют. Не слышу! Ну, ладно. (Закрывает окно.) На чем я остановился?… Косинус… У меня висок болит… Где же Зина? Чаю бы выпить сейчас. (Подходит к окну.) Какой странный человек… в черных перчатках… Чего ему надо? (Садится.) Нет, еще раз попробую. (Жмет кнопки в аппарате, отчего получается дальний певучий звук и свет в лампах меняется.) Косинус и колокола… (Пишет на бумажке.) Косинус и колокола… и колокола… то есть косинус… (Зевает.) Звенит, хрипит… вот музыкальный управдом… (Поникает и засыпает тут же у аппарата.)

Освещение в лампах меняется. Затем свет гаснет. Комната Тимофеева погружается во тьму, и слышен только дальний певучий звук. Освещается передняя. В передней появляется Зинаида Михайловна.

Зинаида (в передней, прислушивается к певучему звуку). Дома. Я начинаю серьезно бояться, что он сойдет с ума с этим аппаратом. Бедняга!… А тут его еще ждет такой удар… Три раза я разводилась… ну да, три, Зузина я не считаю… Но никогда еще я не испытывала такого волнения. Воображаю, что будет сейчас! Только бы не скандал! Они так утомляют, эти скандалы… (Пудрится.) Ну, вперед! Лучше сразу развязать гордиев узел… (Стучит в дверь.) Кока, открой!

Тимофеев (в темноте). А, черт возьми!… Кто там еще?

Зинаида. Это я, Кока.

Комната Тимофеева освещается. Тимофеев открывает дверь. Вместо радиоприемника – странный, невиданный аппарат.

Кока, ты так и не ложился? Кока, твой аппарат тебя погубит. Ведь нельзя же так! И ты меня прости, Кока, мои знакомые утверждают, что увидеть прошлое и будущее невозможно. Это просто безумная идея, Кокочка. Утопия.

Тимофеев. Я не уверен, Зиночка, что твои знакомые хорошо разбираются в этих вопросах. Для этого нужно быть специалистом.

Зинаида. Прости, Кока, среди них есть изумительные специалисты.

Тимофеев. Пойми, что где-то есть маленькая ошибка, малюсенькая! Я чувствую ее, ощущаю, она вот тут где-то… вот она бродит! И я ее поймаю.

Зинаида. Нет, он святой!

Пауза. Тимофеев занят вычислениями.

Ты прости, что я тебе мешаю, но я должна сообщить тебе ужасное известие… Нет, не решаюсь… У меня сегодня в кафе свистнули перчатки. Так курьезно! Я их положила на столик и… я полюбила другого. Кока… Нет, не могу… Я подозреваю, что это с соседнего столика… Ты понимаешь меня?

Михаил Булгаков — Иван Васильевич » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Булгаков Михаил

Иван Васильевич

Михаил Булгаков

Иван Васильевич

Комедия в трех действиях

Действуют:

Зинаида Михайловна — киноактриса.

Ульяна Андреевна — жена управдома

Бунши.

Царица.

Тимофеев — изобретатель.

Милославский Жорж.

Бунша-Корецкий — управдом.

Шпак Антон Семенович.

Иоанн Грозный.

Якин — кинорежиссер.

Дьяк.

Шведский посол.

Патриарх.

Опричники.

Стольники.

Гусляры.

Милиция.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Московская квартира. Комната Тимофеева, рядом — комната Шпака, запертая на замок. Кроме того, передняя, в которой радиорупор. В комнате Тимофеева беспорядок. Ширмы. Громадных размеров и необычной конструкции аппарат, по-видимому, радиоприемник, над которым работает Тимофеев. Множество ламп в аппарате, в которых то появляется, то гаснет свет. Волосы у Тимофеева всклоченные, глаза от бессонницы красные. Он озабочен. Тимофеев нажимает

кнопку аппарата. Слышен приятный певучий звук.

Тимофеев. Опять звук той же высоты…

Освещение меняется.

Свет пропадает в пятой лампе… Почему нет света? Ничего не понимаю. Проверим. (Вычисляет.) А два, а три… угол между направлениями положительных осей… Я ничего не понимаю. Косинус, косинус… Верно!

Внезапно в радиорупоре в передней возникает радостный голос, который говорит: «Слушайте продолжение «Псковитянки!» И вслед за тем в радиорупоре

грянули колокола и заиграла хриплая музыка.

Мне надоел Иоанн с колоколами! И, кроме того, я отвинтил бы голову тому, кто ставит такой приемник. Ведь я же говорил ему, чтобы он снял, что я поправлю! У меня нету времени! (Выбегает в переднюю и выключает радио, и рупор, крякнув, умолкает. Возвращается к себе е комнату.) На чем я остановился?.. Косинус… Да нет, управдом! (Открывает окно, высовывается, кричит.) Ульяна Андреевна! Где ваш драгоценный супруг? Не слышу! Ульяна Андреевна, ведь я же просил, чтобы он убрал рупор! Не слышу. Чтобы он убрал рупор! Скажите ему, чтобы он потерпел, я ему поставлю приемник! Австралию он будет принимать! Скажите, что он меня замучил со своим Иоанном Грозным! И потом, ведь он же хрипит! Да рупор хрипит! У меня нет времени! У меня колокола в голове играют. Не слышу! Ну, ладно. (Закрывает окно.) На чем я остановился?.. Косинус… У меня висок болит… Где же Зина? Чаю бы выпить сейчас. (Подходит к окну.) Какой странный человек… в черных перчатках… Чего ему надо? (Садится.) Нет, еще раз попробую. (Жмет кнопки в аппарате, отчего получается дальний певучий звук и свет в лампах меняется.) Косинус и колокола… (Пишет на бумажке.) Косинус и колокола… и колокола… то есть косинус… (Зевает.) Звенит, хрипит… вот музыкальный управдом… (Поникает и засыпает тут же у аппарата.)

Освещение в лампах меняется. Затем свет гаснет. Комната Тимофеева погружается во тьму, и слышен только дальний певучий звук. Освещается

передняя. В передней появляется Зинаида Михайловна.

Зинаида (в передней, прислушивается к певучему звуку). Дома. Я начинаю серьезно бояться, что он сойдет с ума с этим аппаратом. Бедняга!.. А тут его еще ждет такой удар… Три раза я разводилась… ну да, три, Зузина я не считаю… Но никогда еще я не испытывала такого волнения. Воображаю, что будет сейчас! Только бы не скандал! Они так утомляют, эти скандалы… (Пудрится.) Ну, вперед! Лучше сразу развязать гордиев узел… (Стучит в дверь.) Кока, открой!

Тимофеев (в темноте). А, черт возьми!.. Кто там еще?

Зинаида. Это я, Кока.

Комната Тимофеева освещается. Тимофеев открывает дверь. Вместо

радиоприемника — странный, невиданный аппарат.

Кока, ты так и не ложился? Кока, твой аппарат тебя погубит. Ведь нельзя же так! И ты меня прости, Кока, мои знакомые утверждают, что увидеть прошлое и будущее невозможно. Это просто безумная идея, Кокочка. Утопия.

Тимофеев. Я не уверен, Зиночка, что твои знакомые хорошо разбираются в этих вопросах. Для этого нужно быть специалистом.

Зинаида. Прости, Кока, среди них есть изумительные специалисты.

Тимофеев. Пойми, что где-то есть маленькая ошибка, малюсенькая! Я чувствую ее, ощущаю, она вот тут где-то… вот она бродит! И я ее поймаю.

Зинаида. Нет, он святой!

Пауза. Тимофеев занят вычислениями.

Ты прости, что я тебе мешаю, но я должна сообщить тебе ужасное известие… Нет, не решаюсь… У меня сегодня в кафе свистнули перчатки. Так курьезно! Я их положила на столик и… я полюбила другого. Кока… Нет, не могу… Я подозреваю, что это с соседнего столика… Ты понимаешь меня?

Тимофеев. Нет… Какой столик?

Зинаида. Ах, боже мой, ты совсем отупел с этой машиной!

Тимофеев. Ну, перчатки… Что перчатки?

Зинаида. Да не перчатки, а я полюбила другого. Свершилось!..

Тимофеев мутно смотрит на Зинаиду.

Только не возражай мне… и не нужно сцен. Почему люди должны расстаться непременно с драмой? Ведь согласись, Кока, что это необязательно. Это настоящее чувство, а все остальное в моей жизни было заблуждением… Ты спрашиваешь, кто он? И, конечно, думаешь, что это Молчановский? Нет, приготовься: он кинорежиссер, очень талантлив… Не будем больше играть в прятки, это Якин. Тимофеев. Так…

Пауза.

Зинаида. Однако, это странно! Это в первый раз в жизни со мной. Ему сообщают, что жена ему изменила, ибо я действительно тебе изменила, а он так! Даже как-то невежливо!

Тимофеев. Он… этого… как его.. блондин, высокий?

Зинаида. Ну, уж это безобразие! До такой степени не интересоваться женой! Блондин Молчановский, запомни это! А Якин — он очень талантлив!

Пауза.

Ты спрашиваешь, где мы будем жить? В пять часов я уезжаю с ним в Гагры выбирать место для съемки, а когда мы вернемся, ему должны дать квартиру в новом доме, если, конечно, он не врет…

Тимофеев (мутно). Наверно, врет.

Зинаида. Как это глупо, из ревности оскорблять человека! Не может же он каждую минуту врать.

Пауза.

Я долго размышляла во время последних бессонных ночей и пришла к заключению, что мы не подходим друг к другу. Я вся в кино… в искусстве, а ты с этим аппаратом… Однако я все-таки поражаюсь твоему спокойствию! И даже как-то тянет устроить сцену. Ну, что же… (Идет за ширму и выносит чемодан.) Я уже уложилась, чтобы не терзать тебя. Дай мне, пожалуйста, денег на дорогу, я тебе верну с Кавказа.

Тимофеев. Вот сто сорок… сто пятьдесят три рубля… больше нет.

Зинаида. А ты посмотри в кармане пиджака.

Тимофеев (посмотрев). В пиджаке нет.

Зинаида. Ну, поцелуй меня. Прощай, Кока. Все-таки как-то грустно… Ведь мы прожили с тобой целых одиннадцать месяцев!.. Поражаюсь, решительно поражаюсь!

Тимофеев целует Зинаиду.

Но ты пока не выписывай меня все-таки. Мало ли что может случиться. Впрочем, ты такой подлости никогда не сделаешь. (Выходит в переднюю, закрывает за собой парадную дверь.)

Тимофеев (тупо смотрит ей вслед). Один… Как же я так женился? На ком? Зачем? Что это за женщина? (У аппарата.) Один… А впрочем, я ее не осуждаю. Действительно, как можно жить со мной? Ну что же, один так один! Никто не мешает зато… Пятнадцать… шестнадцать…

Певучий звук. В передней звонок. Потом назойливый звонок.

Ну как можно работать в таких условиях!.. (Выходит в переднюю, открывает парадную дверь.)

Входит Ульяна Андреевна.

Ульяна. Здравствуйте, товарищ Тимофеев. Иван Васильевич к вам не заходил?

Тимофеев. Нет.

Ульяна. Передайте Зинаиде Михайловне, что Марья Степановна говорила: Анне Ивановне маникюрша заграничную материю предлагает, так если Зинаида…

Тимофеев. Я ничего не могу передать Зинаиде Михайловне, потому что она уехала.

Ульяна. Куда уехала?

Тимофеев. С любовником на Кавказ, а потом они будут жить в новом доме, если он не врет, конечно…

Ульяна. Как с любовником?! Вот так так! И вы спокойно об этом говорите! Оригинальный вы человек!

Тимофеев. Ульяна Андреевна, вы мне мешаете.

Ульяна. Ах, простите! Однако у вас характер, товарищ Тимофеев! Будь я на месте Зинаиды Михайловны, я бы тоже уехала.

Тимофеев. Если бы вы были на месте Зинаиды Михайловны, я бы повесился.

Ульяна. Вы не смеете под носом у дамы дверь захлопывать, грубиян! (Уходит.)

Тимофеев (возвращаясь в свою комнату). Чертова кукла!

Нажимает кнопки в аппарате, и комната его исчезает и полной темноте. Парадная дверь тихонько открывается, и в ней появляется Милославский, дурно одетый, с артистическим бритым лицом человек в черных перчатках.

Прислушивается у двери Тимофеева.

Милославский. Весь мир на службе, а этот дома. Патефон починяет. (У дверей Шпака читает надпись.) Шпак Антон Семенович. Ну что же, зайдем к Шпаку… Какой замок комичный. Мне что-то давно такой не попадался. Ах нет, у вдовы на Мясницкой такой был. Его надо брать шестым номером. (Вынимает отмычки.) Наверно, сидит в учреждении и думает: ах, какой чудный замок я повесил на свою дверь! Но на самом деле замок служит только для одной цели: показать, что хозяина дома нет… (Открывает замок, входит в комнату Шпака, закрывает за собой дверь так, что замок остается на месте.) Э, какая прекрасная обстановка!.. Это я удачно зашел… Э, да у него и телефон отдельный. Большое удобство! И какой аккуратный, даже свой служебный номер записал. А раз записал, первым долгом нужно ему позвонить, чтобы не было никаких недоразумений. (По телефону.) Отдел междугородних перевозок. Мерси. Добавочный пятьсот один. Мерси. Товарища Шпака. Мерси. Товарищ Шпак? Бонжур. Товарищ Шпак, вы до самого конца сегодня на службе будете?.. Говорит одна артистка… Нет, не знакома, но безумно хочу познакомиться. Так вы до четырех будете? Я вам еще позвоню, я очень настойчивая… Нет, блондинка. Контральто. Ну, пока. (Кладет трубку.) Страшно удивился. Ну-с, начнем… (Взламывает шкаф, вынимает костюм.) Шевиот… О!.. (Снимает свой, завязывает в газету, надевает костюм Шпака.) Как на меня шит… (Взламывает письменный стол, берет часы с цепочкой, кладет в карман портсигар.) За три года, что я не был в Москве, как они все вещами пообзавелись! Приятно работать. Прекрасный патефон… И шляпа… Мой номер. Приятный день!.. Фу, устал! (Взламывает буфет, достает водку, закуску, выпивает.) На чем это он водку настаивает? Прелестная водка!.. Нет, это не полынь… А уютно у него в комнате… Он и почитать любит… (Берет книгу, читает.) «Без отдыха пирует с дружиной удалой Иван Васильич Грозный под матушкой Москвой… Ковшами золотыми столов блистает ряд, разгульные за ними опричники сидят…» Славное стихотворение! Красивое стихотворение!.. «Да здравствуют тиуны, опричники мои! Вы ж громче бейте в струны, баяны-соловьи…» Мне нравится это стихотворение. (По телефону.) Отдел междугородних перевозок. Мерси. Добавочный пятьсот один… Мерси. Товарища Шпака. Мерси. Товарищ Шпак? Это я опять… Скажите, на чем вы водку настаиваете?.. Моя фамилия таинственная… Из Большого театра… А какой вам сюрприз сегодня выйдет!.. «Без отдыха пирует с дружиной удалой Иван Васильич Грозный под матушкой Москвой…» (Кладет трубку.) Страшно удивляется. (Выпивает.) «Ковшами золотыми столов блистает ряд…»

«Иван Васильевич» Булгаков Михаил: слушать аудиокнигу онлайн

Это я удачно зашёл!

Я давно была наслышана, что известная и всеми любимая комедия режиссёра Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», была создана по мотивам пьесы Михаила Булгакова «Иван Васильевич». Естественно, желание прочитать это сочинение у меня было давно, но вот всё руки не доходили. Ах, если бы я знала, насколько гениально это произведение, сделала бы это раньше, серьёзно!

Фильм «Иван Васильевич меняет профессию» вышел в 1973 году и сразу же стал хитом своего времени. Интересен тот факт, что образ царя-самозванца был воспринят как издевка над царем Иваном Грозным, поэтому многие эпизоды из киноленты были исключены. Неудивительно, что цензура в своё время сыграла злую шутку и с Михаилом Булгаковым, — его прекрасная пьеса «Иван Васильевич», написанная в 1935 году, даже ни разу не была поставлена. Лишь в 1965 году творение было напечатано, а потом стало настоящей сенсацией благодаря фильму Гайдая.
Произведение «Иван Васильевич» очень позитивное. Юмор в нём блистательный, позитив так и хлещет через край, и оказывается, что всеми любимые и уже ставшие крылатыми фразы, придумал именно Михаил Булгаков — просто невероятно, насколько прекрасное чувство юмора было у этого писателя. Даже если вы смотрели кинокартину Гайдая раз сто, пьеса «Иван Васильевич» не оставит вас равнодушным, потому что гениальность этого творения просто зашкаливает. К тому же, драматургический опус очень коротенький, читается взахлёб, прочитать его за час можно вполне, а то и меньше. Кстати, все персонажи из фильма есть и в пьесе — и Зинаида Михайловна, и Ульяна Андреевна, и Тимофеев ( он же — Шурик, но в пьесе Зина его называет Кокой), и Жорж Милославский, и Бунша, и Якин… В общем, когда я читала это сочинение, прям явственно представляла любимых героев кинофильма, — знаменитых актёров. На самом деле, от киношного образа не так-то просто отделаться, тем более, когда комедия была просмотрена неоднократно, и с самого детства. Но меня это не особо напрягает. Свою дозу позитива я уже получила, а вы?

Михаил Булгаков «Иван Васильевич»

Прошу никого не обижаться, но я сейчас скажу страшную вещь и ничего с этим поделать не могу: пьеса мне не понравилась.

Обожаю фильм «Иван Васильевич меняет профессию», смотрел его множество раз и ещё пересмотрю неоднократно. Считаю эту картину лучшим отечественным фантастическим фильмом. Отличный сюжет, великие актёры, играющие как в последний раз, ударные шутки – всё это сделало фильм классикой. Приступая к чтению пьесы, я ожидал, что оригинал будет не хуже. Ведь это Булгаков! Да и фантлабовцы хором отзывались о произведении строго положительно.

А что на самом деле? К моему разочарованию «Иван Васильевич» оказался лишён того лёгкого, искромётного юмора, что и фильм. Зато вместо этого пьеса оказалась начинена изрядной долей сарказма. При прочтении чувствовалось, как автор исходит желчью, стараясь с одной стороны посильнее приложить окружающую его действительность, а с другой – постараться удовлетворить цензоров, придав этому, далеко не симпатичному произведению, вид невинной шутки.

Автор жесток не только по отношению к управдому (который в пьесе олицетворяет Советскую власть), но и ко всем остальным персонажам, в результате чего герои становятся более злыми и неприятными, чем в фильме. Жена изобретателя бросает реплику, что она замужем за Тимофеевым всего одиннадцать месяцев и вытягивает из него все деньги для отъезда с любовником на Кавказ. Инженер Тимофеев здесь не наивный чудак и мечтатель, а нервный и дёрганый субъект. Милославский, в отличие от фильма, дарит Кемскую волость шведам. Про Ивана Васильевича и вовсе говорить не хочется, поскольку в пьесе он изображён гораздо глупее и неприятнее, чем фильме.

Не дотянул Булгаков и в отношении шуток. По мере прочтения то и дело встречал фразы, знакомые нам с детства, да вот беда, все они были не столь смешными как в фильме. То они излишни длинны, то, наоборот, чего-то в них не хватает. Иногда и вовсе получается не смешно. Так, например, в фильме Бунша на речь шведского посла произносит фразу «Гитлер, капут», а что в пьесе? В пьесе он только бормочет «Я на иностранных языках только революционные слова знаю, а всё остальное забыл». Я понимаю, что до «капута» оставалось ещё несколько лет, я так же понимаю, что в этой сцене автор хотел не рассмешить зрителя, а лишний раз подчеркнуть тупость, невежественность и ограниченность управдома, но всё же этот момент можно было бы обыграть и поизящнее. Пожалуй, этот эпизод наиболее чётко показывает разницу между фильмом и пьесой. Там где Гайдай шутит Булгаков пытается бичевать и обличать, причём эти попытки далеко не всегда можно назвать удачными.

Некоторые шутки в фильме обыграны лучше, чем в пьесе, как например это было с коронной фразой «Вот что крест животворящий делает!» Некоторых и вовсе нет, как например «икра красная, икра чёрная, икра заморская, баклажанная». Понятное дело, что в тридцатые годы баклажанная икра ещё была малоизвестным продуктом, не успевшим набить оскомину, да и реализовать эту шутку на сцене должным образом (крупный кадр показывающий много красной и чёрной икры и крохотную порцию баклажанной) на сцене не получится, но всё же было обидно не найти заветной реплики в пьесе.

Из пьесы в фильм не попали и некоторые сцены. Так, например, исчез эпизод встречи царя и патриарха, отчего произведение, только выиграло. Так же Гайдай исправил финал пьесы, который у Булгакова получился несколько сумбурным.

И таких различий, вроде бы и мелких, но в своей совокупности полностью меняющих атмосферу произведения, множество. Сценаристы фильма очень творчески подошли к наследию великого автора, бережно сохранив всё лучшее, что было в пьесе и безжалостно удалив всё лишнее и наносное. Более того, придуманные ими сцены и реплики нельзя отличить от тех, что написал Булгаков.

Всем нам надо поклониться авторам сценария для фильма – Гайдаю и Бахнову, которые превратили посредственную пьесу в бриллиант отечественного кинематографа. Фактически, они сделали ту работу, которую должен был сделать сам Михаил Афанасьевич, когда раз за разом переписывал пьесу. Смягчи он акценты, замени сатиру на юмор (как это и сделали сценаристы) и цензоры, скорее всего, дали бы добро на постановку.

Итог: своей народной любовью «Иван Васильевич» обязан исключительно Гайдаю и его команде. Если бы не они, то сейчас мало бы кто знал, что у Булгакова есть такая пьеса.

Книга Иван Васильевич читать онлайн бесплатно, автор Михаил Булгаков – Fictionbook

Действуют:

З и н а и д а М и х а й л о в н а – киноактриса.

У л ь я н а А н д р е е в н а – жена управдома Бунши.

Ц а р и ц а

Т и м о ф е е в – изобретатель.

М и л о с л а в с к и й Ж о р ж.

Б у н ш а-К о р е ц к и й – управдом.

Ш п а к А н т о н С е м е н о в и ч.

И о а н н Г р о з н ы й.

Я к и н – кинорежиссер.

Д ь я к

Ш в е д с к и й п о с о л.

П а т р и а р х.

О п р и ч н и к и.

С т о л ь н и к и.

Г у с л я р ы.

М и л и ц и я.

Действие первое

Московская квартира. Комната Тимофеева, рядом – комната Шпака, запертая на замок. Кроме того, передняя, в которой радиорупор. В комнате Тимофеева беспорядок. Ширмы. Громадных размеров и необычной конструкции аппарат, по-видимому, радиоприемник, над которым работает Т и м о ф е е в. Множество ламп в аппарате, в которых то появляется, то гаснет свет. Волосы у Тимофеева всклоченные, глаза от бессонницы красные.

Он озабочен. Тимофеев нажимает кнопку аппарата. Слышен приятный певучий звук.

Т и м о ф е е в. Опять звук той же высоты…

Освещение меняется.

Свет пропадает в пятой лампе… Почему нет света? Ничего не понимаю. Проверим. (Вычисляет.) А два, а три… угол между направлениями положительных осей… Я ничего не понимаю. Косинус, косинус… Верно!

Внезапно в радиорупоре в передней возникает радостный голос, который говорит: «Слушайте продолжение „Псковитянки“!» И вслед за тем в радиорупоре грянули колокола и заиграла хриплая музыка.

Мне надоел Иоанн с колоколами! И, кроме того, я отвинтил бы голову тому, кто ставит такой приемник. Ведь я же говорил ему, чтобы он снял, что я поправлю! У меня нету времени! (Выбегает в переднюю и выключает радио, и рупор, крякнув, умолкает. Возвращается к себе в комнату.) На чем я остановился?.. Косинус… Да нет, управдом! (Открывает окно, высовывается, кричит.) Ульяна Андреевна! Где ваш драгоценный супруг? Не слышу! Ульяна Андреевна, ведь я же просил, чтобы он убрал рупор! Не слышу. Чтобы он убрал рупор! Скажите ему, чтобы он потерпел, я ему поставлю приемник! Австралию он будет принимать! Скажите, что он меня замучил со своим Иоанном Грозным! И потом, ведь он же хрипит! Да рупор хрипит! У меня нет времени! У меня колокола в голове играют. Не слышу! Ну, ладно. (Закрывает окно.) На чем я остановился?.. Косинус… У меня висок болит… Где же Зина? Чаю бы выпить сейчас. (Подходит к окну.) Какой странный человек… в черных перчатках… Чего ему надо? (Садится.) Нет, еще раз попробую. (Жмет кнопки в аппарате, отчего получается дальний певучий звук и свет в лампах меняется.) Косинус и колокола… (Пишет на бумажке.) Косинус и колокола… и колокола… то есть косинус… (Зевает.) Звенит, хрипит… вот музыкальный управдом… (Поникает и засыпает тут же у аппарата.)

Освещение в лампах меняется. Затем свет гаснет. Комната Тимофеева погружается во тьму, и слышен только дальний певучий звук. Освещается передняя. В передней появляется З и н а и д а М и х а й л о в н а.

З и н а и д а (в передней, прислушивается к певучему звуку). Дома. Я начинаю серьезно бояться, что он сойдет с ума с этим аппаратом. Бедняга!.. А тут его еще ждет такой удар… Три раза я разводилась… ну да, три, Зузина я не считаю… Но никогда еще я не испытывала такого волнения. Воображаю, что будет сейчас! Только бы не скандал! Они так утомляют, эти скандалы… (Пудрится.) Ну, вперед! Лучше сразу развязать гордиев узел… (Стучит в дверь.) Кока, открой!

Т и м о ф е е в (в темноте). А, черт возьми!.. Кто там еще?

З и н а и д а. Это я, Кока.

Комната Тимофеева освещается. Т и м о ф е е в открывает дверь. Вместо радиоприемника – странный, невиданный аппарат.

Кока, ты так и не ложился? Кока, твой аппарат тебя погубит. Ведь нельзя же так! И ты меня прости, Кока, мои знакомые утверждают, что увидеть прошлое и будущее невозможно. Это просто безумная идея, Кокочка. Утопия.

Т и м о ф е е в. Я не уверен, Зиночка, что твои знакомые хорошо разбираются в этих вопросах. Для этого нужно быть специалистом.

З и н а и д а. Прости, Кока, среди них есть изумительные специалисты.

Т и м о ф е е в. Пойми, что где-то есть маленькая ошибка, малюсенькая! Я чувствую ее, ощущаю, она вот тут где-то… вот она бродит! И я ее поймаю.

З и н а и д а. Нет, он святой!

Пауза. Тимофеев занят вычислениями.

Ты прости, что я тебе мешаю, но я должна сообщить тебе ужасное известие… Нет, не решаюсь… У меня сегодня в кафе свистнули перчатки. Так курьезно! Я их положила на столик и… я полюбила другого, Кока… Нет, не могу… Я подозреваю, что это с соседнего столика… Ты понимаешь меня?

Т и м о ф е е в. Нет… Какой столик?

З и н а и д а. Ах, Боже мой, ты совсем отупел с этой машиной!

Т и м о ф е е в. Ну, перчатки… Что перчатки?

З и н а и д а. Да не перчатки, а я полюбила другого. Свершилось!..

Тимофеев мутно смотрит на Зинаиду.

Только не возражай мне… и не нужно сцен. Почему люди должны расстаться непременно с драмой? Ведь согласись, Кока, что это необязательно. Это настоящее чувство, все остальное в моей жизни было заблуждением… Ты спрашиваешь, кто он? И, конечно, думаешь, что это Молчановский? Нет, приготовься: он кинорежиссер, очень талантлив… Не будем больше играть в прятки, это Якин.

Т и м о ф е е в. Так…

Пауза.

З и н а и д а. Однако это странно! Это в первый раз в жизни со мной. Ему сообщают, что жена ему изменила, ибо я действительно тебе изменила, а он – так! Даже как-то невежливо!

Т и м о ф е е в. Он… этого… как его… блондин, высокий?

З и н а и д а. Ну, уж это безобразие! До такой степени не интересоваться женой! Блондин Молчановский, запомни это! А Якин – он очень талантлив!

Пауза.

Ты спрашиваешь, где мы будем жить? В пять часов я уезжаю с ним в Гагры выбирать место для съемки, а когда мы вернемся, ему должны дать квартиру в новом доме, если, конечно, он не врет…

Т и м о ф е е в (мутно). Наверно, врет.

З и н а и д а. Как это глупо, из ревности оскорблять человека! Не может же он каждую минуту врать.

Пауза.

Я долго размышляла во время последних бессонных ночей и пришла к заключению, что мы не подходим друг другу. Я вся в кино… в искусстве, а ты с этим аппаратом… Однако я все-таки поражаюсь твоему спокойствию! И даже как-то тянет устроить сцену. Ну, что же… (Идет за ширму и выносит чемодан.) Я уже уложилась, чтобы не терзать тебя. Дай мне, пожалуйста, денег на дорогу, я тебе верну с Кавказа.

Т и м о ф е е в. Вот сто сорок… сто пятьдесят три рубля… больше нет.

З и н а и д а. А ты посмотри в кармане пиджака.

Т и м о ф е е в (посмотрев). В пиджаке нет.

З и н а и д а. Ну, поцелуй меня. Прощай, Кока. Все-таки как-то грустно… Ведь мы прожили с тобой целых одиннадцать месяцев!.. Поражаюсь, решительно поражаюсь!

Тимофеев целует Зинаиду.

Но ты пока не выписывай меня все-таки. Мало ли что может случиться. Впрочем, ты такой подлости никогда не сделаешь. (Выходит в переднюю, закрывает за собой парадную дверь.)

Т и м о ф е е в (тупо смотрит ей вслед). Один… Как же я так женился? На ком? Зачем? Что это за женщина? (У аппарата.) Один… А впрочем, я ее не осуждаю. Действительно, как можно жить со мной? Ну что же, один так один! Никто не мешает зато… Пятнадцать… шестнадцать…

Певучий звук. В передней звонок. Потом назойливый звонок.

Ну как можно работать в таких условиях!.. (Выходит в переднюю, открывает парадную дверь.)

Входит У л ь я н а А н д р е е в н а.

У л ь я н а. Здравствуйте, товарищ Тимофеев. Иван Васильевич к вам не заходил?

Т и м о ф е е в. Нет.

У л ь я н а. Передайте Зинаиде Михайловне, что Марья Степановна говорила: Анне Ивановне маникюрша заграничную материю предлагает, так если Зинаида…

Т и м о ф е е в. Я ничего не могу передать Зинаиде Михайловне, потому что она уехала.

У л ь я н а. Куда уехала?

Т и м о ф е е в. С любовником на Кавказ, а потом они будут жить в новом доме, если он не врет, конечно…

У л ь я н а. Как с любовником?! Вот так так! И вы спокойно об этом говорите! Оригинальный вы человек!

Т и м о ф е е в. Ульяна Андреевна, вы мне мешаете.

У л ь я н а. Ах, простите! Однако у вас характер, товарищ Тимофеев! Будь я на месте Зинаиды Михайловны, я бы тоже уехала.

Т и м о ф е е в. Если бы вы были на месте Зинаиды Михайловны, я бы повесился.

У л ь я н а. Вы не смеете под носом у дамы дверь захлопывать, грубиян! (Уходит.)

Т и м о ф е е в (возвращаясь в свою комнату). Чертова кукла!

Нажимает кнопки в аппарате, и комната его исчезает в полной темноте. Парадная дверь тихонько открывается, и в ней появляется М и л о с л а в с к и й, дурно одетый, с артистическим бритым лицом человек в черных перчатках. Прислушивается у двери Тимофеева.

М и л о с л а в с к и й. Весь мир на службе, а этот дома. Патефон починяет. (У дверей Шпака читает надпись.) Шпак Антон Семенович. Ну что же, зайдем к Шпаку… Какой замок комичный. Мне что-то давно такой не попадался. Ах нет, у вдовы на Мясницкой такой был. Его надо брать шестым номером. (Вынимает отмычки.) Наверно, сидит в учреждении и думает: ах, какой чудный замок я повесил на свою дверь! Но на самом деле замок служит только для одной цели: показать, что хозяина дома нет… (Открывает замок, входит в комнату Шпака, закрывает за собой дверь так, что замок остается на месте.) Э, какая прекрасная обстановка!.. Это я удачно зашел… Э, да у него и телефон отдельный. Большое удобство! И какой аккуратный, даже свой служебный номер записал. А раз записал, первым долгом нужно ему позвонить, чтобы не было никаких недоразумений. (По телефону.) Отдел междугородних перевозок. Мерси. Добавочный пятьсот один. Мерси. Товарища Шпака. Мерси. Товарищ Шпак? Бонжур. Товарищ Шпак, вы до самого конца сегодня на службе будете?.. Говорит одна артистка… Нет, не знакома, но безумно хочу познакомиться. Так вы до четырех будете?.. Я вам еще позвоню, я очень настойчивая… Нет, блондинка. Контральто. Ну, пока. (Кладет трубку.) Страшно удивился. Ну-с, начнем… (Взламывает шкаф, вынимает костюм.) Шевиот… О!.. (Снимает свой, завязывает в газету, надевает костюм Шпака.) Как на меня шит… (Взламывает письменный стол, берет часы с цепочкой, кладет в карман портсигар.) За три года, что я не был в Москве, как они все вещами пообзавелись! Приятно работать. Прекрасный патефон… И шляпа… Мой номер. Приятный день!.. Фу, устал! (Взламывает буфет, достает водку, закуску, выпивает.) На чем это он водку настаивает? Прелестная водка!.. Нет, это не полынь… А уютно у него в комнате… Он и почитать любит… (Берет книгу, читает.) «Без отдыха пирует с дружиной удалой Иван Васильич Грозный под матушкой Москвой… Ковшами золотыми столов блистает ряд, разгульные за ними опричники сидят…» Славное стихотворение! Красивое стихотворение!.. «Да здравствуют тиуны, опричники мои! Вы ж громче бейте в струны, баяны-соловьи…» Мне нравится это стихотворение. (По телефону.) Отдел междугородних перевозок. Мерси. Добавочный пятьсот один… Мерси. Товарища Шпака. Мерси. Товарищ Шпак? Это я опять… Скажите, на чем вы водку настаиваете?.. Моя фамилия таинственная… Из Большого театра… А какой вам сюрприз сегодня выйдет!.. «Без отдыха пирует с дружиной удалой Иван Васильич Грозный под матушкой Москвой…» (Кладет трубку.) Страшно удивляется. (Выпивает.) «Ковшами золотыми столов блистает ряд…»

 

Комната Шпака погружается в тьму, а в комнату Тимофеева набирается свет. Аппарат теперь чаще дает певучие звуки, и время от времени вокруг аппарата меняется освещение.

Т и м о ф е е в. Светится. Светится! Это иное дело…

Парадная дверь открывается, и входит Б у н ш а. Первым долгом обращает свое внимание на радиоаппарат.

Б у н ш а. Неимоверные усилия я затрачиваю на то, чтобы вносить культуру в наш дом. Я его радиофицировал, но они упорно не пользуются радио. (Тычет вилкой в штепсель, но аппарат молчит.) Антракт. (Стучит в дверь Тимофеева.)

Т и м о ф е е в. А, кто там, войдите… чтоб вам провалиться!..

Бунша входит.

Этого не хватало!..

Б у н ш а. Это я, Николай Иванович.

Т и м о ф е е в. Я вижу, Иван Васильевич. Удивляюсь я вам, Иван Васильевич! В ваши годы вам бы дома сидеть, внуков нянчить, а вы целый день бродите по дому с засаленной книгой… Я занят, Иван Васильевич, простите.

Б у н ш а. Это домовая книга. У меня нет внуков. И если я перестану ходить, то произойдет ужас.

Т и м о ф е е в. Государство рухнет?

Б у н ш а. Рухнет, если за квартиру не будут платить. У нас в доме думают, что можно не платить, а на самом деле нельзя. Вообще наш дом удивительный. Я по двору прохожу и содрогаюсь. Все окна раскрыты, все на подоконниках лежат и рассказывают такую ерунду, которую рассказывать неудобно.

Т и м о ф е е в. Ей-Богу, я ничего не понимаю! Вам лечиться надо, князь!

Б у н ш а. Николай Иванович, вы не называйте меня князем, я уж доказал путем представления документов, что за год до моего рождения мой папа уехал за границу, и таким образом очевидно, что я сын нашего кучера Пантелея. Я и похож на Пантелея.

Т и м о ф е е в. Ну, если вы сын кучера, тем лучше. Но у меня нет денег, Иван Пантелеевич.

Б у н ш а. Нет, вы меня называйте согласно документам – Иваном Васильевичем.

Т и м о ф е е в. Хорошо, хорошо.

Б у н ш а. Заклинаю вас, заплатите за квартиру.

Т и м о ф е е в. Я вам говорю, нет сейчас денег… Меня жена бросила, а вы меня истязаете.

Б у н ш а. Позвольте, что же вы мне не заявили?

Т и м о ф е е в. А вам-то что за дело?

Б у н ш а. Такое дело, что я должен ее немедленно выписать.

Т и м о ф е е в. Она просила не выписывать.

Б у н ш а. Все равно, я должен отметить в книге это событие. (Отмечает в книге.) Я присяду.

Т и м о ф е е в. Да незачем вам присаживаться? Как вам объяснить, что меня нельзя тревожить во время этой работы?

Б у н ш а. Нет, вы объясните. Я передовой человек. Вчера была лекция для управдомов, и я колоссальную пользу получил. Почти все понял. Про стратосферу. Вообще наша жизнь очень интересная и полезная, но у нас в доме этого не понимают.

Т и м о ф е е в. Когда вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите!

Б у н ш а. Наш дом вообще очень странный. Шпак все время красное дерево покупает, но за квартиру платит туго. А вы неизвестную машину сделали.

Т и м о ф е е в. Вот мученье, честное слово!

Б у н ш а. Я умоляю вас, Николай Иванович, вы насчет своей машины заявите. Ее зарегистрировать надо, а то во флигеле дамы уже говорят, что вы такой аппарат строите, что весь наш дом рухнет. А это знаете… и вы погибнете, и я с вами за компанию.

Т и м о ф е е в. Какая же сволочь эту ерунду говорила?

Б у н ш а. Я извиняюсь, это моя жена Ульяна Андреевна говорила.

Т и м о ф е е в. Виноват! Почему эти дамы болтают чепуху? Я знаю, это вы виноваты. Вы, старый зуда, слоняетесь по всему дому, подглядываете, ябедничаете и, главное, врете!

Б у н ш а. После этих кровных оскорблений я покидаю квартиру и направляюсь в милицию. Я – лицо, занимающее ответственный пост управдома, и обязан наблюдать.

Т и м о ф е е в. Стойте!.. Извините меня, я погорячился. Ну хорошо, идите сюда. Просто-напросто я делаю опыты над проникновением во время… Да, впрочем, как я вам объясню, что такое время? Ведь вы же не знаете, что такое четырехмерное пространство, движение… и вообще… словом, поймите, что это не только не взорвется, но принесет стране неслыханную пользу… Ну, как бы вам попроще… я, например, хочу пронизать сейчас пространство и пойти в прошлое…

Б у н ш а. Пронизать пространство? Такой опыт можно сделать только с разрешения милиции. У меня, как у управдома, чувство тревоги от таких опытов во вверенном мне доме. Стоит таинственная машина, запертая на ключ…

Т и м о ф е е в. Что?! Ключ? Иван Васильевич, спасибо! Спасибо! Вы гениальны! Ключ! Ах, я рассеянный болван! Я работал при запертом механизме… Стойте! Смотрите! Смотрите, что сейчас произойдет… Попробуем на близком расстоянии… маленький угол… (Поворачивает ключ, нажимает кнопку.) Смотрите, мы пойдем сейчас через пространство во время… назад… (Нажимает кнопку.)

Звон. Тьма. Потом свет. Стенка между комнатами исчезла, и в комнате Шпака сидит выпивающий М и л о с л а в с к и й с книжкой в руках.

(Исступленно.) Вы видели?

М и л о с л а в с к и й. А, чтоб тебя черт… Что это такое?

Б у н ш а. Николай Иванович, куда стенка девалась?!

Т и м о ф е е в. Удача! Удача! Я вне себя! Вот оно! Вот оно!..

Б у н ш а. Неизвестный гражданин в комнате Шпака!

М и л о с л а в с к и й. Я извиняюсь, в чем дело? Что случилось? (Забирает патефон, свой узел и выходит в комнату Тимофеева.) Тут сейчас стенка была!

Б у н ш а. Николай Иванович, вы будете отвечать за стенку по закону. Вот вы какую машину сделали! Полквартиры исчезло!

Т и м о ф е е в. Да ну вас к черту с вашей стенкой! Ничего ей не сделается!.. (Жмет кнопку аппарата.)

Тьма. Свет. Стенка становится на место, закрывает комнату Шпака.

М и л о с л а в с к и й. Видел чудеса техники, но такого никогда!

Т и м о ф е е в. О Боже, у меня кружится голова!.. Нашел, нашел! О человечество, что ждет тебя!..

Б у н ш а (Милославскому). Я извиняюсь, вы кто же такой будете?

М и л о с л а в с к и й. Кто я такой буду, вы говорите? Я дожидаюсь моего друга Шпака.

Б у н ш а. А как же вы дожидаетесь, когда дверь снаружи на замок закрыта?

М и л о с л а в с к и й. Как вы говорите? Замок? Ах да… он за «Известиями» пошел на угол, купить, а меня… это… запер…

Т и м о ф е е в. Да ну вас к черту! Что за пошлые вопросы! (Милославскому.) Понимаете, я пронзил время! Я добился своего!..

М и л о с л а в с к и й. Скажите, это, стало быть, любую стенку можно так убрать? Вашему изобретению цены нет, гражданин! Поздравляю вас! (Бунше.) А что вы на меня так смотрите, отец родной? На мне узоров нету и цветы не растут.

Михаил Булгаков — Иван Васильевич » Страница 9 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Публикатор и автор примечаний к пьесе «Иван Васильевич» в Собрании сочинений в пяти томах, Я. С. Лурье, сравнив обе редакции, пришел к выводу: «Главное различие между первой редакцией и второй (к которой примыкает также сценическая версия, созданная в Театре Сатиры) заключается в том, что история с машиной времени, созданной изобретателем Тимофеевым, описывалась в первой редакции как реально происшедшая, а во второй — как сон Тимофеева. Переделка эта была вынужденной: на одном из экземпляров второй редакции (РГБ, ф. 562, к 14 ед хр. 2) было надписано: «Поправки по требованию и приделанный сон». Другие «поправки по требованию» выразились в том, что был удален текст, читавшийся в начале и конце первого акта: лекция «свиновода» по радиорепродуктору. О том, что мотив этот имел отнюдь не безобидный характер, свидетельствуют слова Тимофеева в финале, когда его, вместе с двумя путешественниками в прошлое, арестовывает милиция: «Послушайте меня. Да, я сделал опыт. Но разве можно с такими свиньями, чтобы вышло что-нибудь путное?..» (первоначальный текст первой редакции). Тема пьесы здесь заметно перекликалась с темой «Собачьего сердца». Во второй редакции пьеса стала начинаться передачей по радио музыки «Псковитянки» (чем и мотивировался сон Тимофеева), а заканчиваться пробуждением Тимофеева. Слова управдома в первом акте, что жильцы дома «рассказывают про советскую жизнь такие вещи, которые рассказывать неудобно», были заменены во второй редакции на: «рассказывают такую ерунду, которую рассказывать неудобно». (См.: Булгаков М. А. Собрание сочинений в пяти томах. М., Художественная литература, 1990, т. 3, с. 674).

После того как Театр отказался от «Блаженства», предложив на этом материале написать новую пьесу — комедию об Иване Васильевиче Грозном, попавшем в советскую эпоху, Булгаков без всякого воодушевления принял эти рекомендации. Но потом эта идея все больше и больше захватывала его. И не удивительно: чуть ли не при каждой встрече с теми, кто слушал чтение его пьесы, говорилось, что надо написать новую пьесу, использовав все ту же машину времени: из этого можно извлечь много комедийных положений, конфликтов, можно от души посмеяться над прошлыми и нынешними нравами и обычаями. Так, Е. С. Булгакова записывает в «Дневнике»: 30 сентября 1934. «Вчера у меня была встреча с Веровым — новым заместителем директора в Сатире. Театр усиленно просит М. А. согласиться на переделки «Блаженства». 7 мая 1935: «У нас вечером: Горчаков, Веров, Калинкин (из Сатиры). Просят, умоляют переделать «Блаженство». М. А. прочитал им те отрывки, что сделал. Обещал им сдать к первому декабря». 17 октября 1935. «Звонок из Реперткома в Сатиру (рассказывает Горчаков): Пять человек в Реперткоме читали пьесу, все искали, нет ли в ней чего подозрительного? Ничего не нашли. Замечательная фраза: «А нельзя ли, чтобы Иван Грозный сказал, что теперь лучше, чем тогда?» Двадцатого придется М. А. ехать туда с Горчаковым».

20 октября 1935 года скорее всего Булгаков не ездил в Репертком. Поехали туда Калинкин и Горчаков. И привезли к Булгакову одного из сотрудников Реперткома — Млечина. «Последний — записывает Е. С. Булгакова, никак не может решиться — разрешить «Ивана Васильевича». Сперва искал в пьесе вредную идею. Не найдя, расстроился от мысли, что в ней никакой идеи нет. Сказал: «Вот если бы такую комедию написал, скажем, Афиногенов, мы бы подняли на щит… Но Булгаков!..»

И тут же выдал с головой Калинкина, сказав ему: «Вот ведь есть же и у вас опасения какие-то…»

29 октября 1935: «Ночью звонок Верова: «Ивана Васильевича» разрешили с небольшими поправками». 31 октября: «Мы вечером в Сатире. М. А. делал поправки цензурные». 1 ноября: «М. А. читал труппе «Ивана Васильевича». Громадный успех». 18 ноября: «Первая репетиция «Ивана Васильевича» (См.: «Дневник», с. 73-109).

9 марта 1936 года, М. А. Булгаков, прочитав статью ъ «Правде» «Внешний блеск и фальшивое содержание», сказал: «Конец «Мольеру», конец «Ивану Васильевичу». Действительно, «Мольера» сняли тут же, а с «Иваном Васильевичем» история еще продолжалась некоторое время.

Но Театр тут же потребовал дополнительных переделок. 5 апреля: «М. А. диктует исправления к «Ивану Васильевичу».

Несколько дней назад Театр сатиры пригласил для переговоров. Они хотят выпускать пьесу, но боятся неизвестно чего. Просили о поправках. Горчаков придумал бог знает что: ввести в комедию пионерку, положительную. М. А. наотрез отказался. Идти по этой дешевой линии!»

11 мая: «Репетиция «Ивана Васильевича» в гримах и костюмах. Без публики. По безвкусию и безобразию это редкостная постановка. Горчаков почему-то испугался, что роль Милославского (блестящий вор — как его задумал М. А.) слишком обаятельна и велел Полю сделать грим какого-то поросенка рыжего, с дефективными ушами. Хорошо играют Курихин и Кара-Дмитриев. Да, слабый, слабый режиссер Горчаков. И к тому же трус».

13 мая: «Генеральная без публики «Ивана Васильевича». (И это бывает конечно, не у всех драматургов!) Впечатление от спектакля такое же безотрадное. Смотрели спектакль (кроме нашей семьи — М. А., Евгений и Сергей, Екатерина Ивановна и я) — Боярский, Ангаров из ЦК партии, и к концу пьесы, даже не снимая пальто, держа в руках фуражку и портфель, вошел в зал Фурер, — кажется, он из МК партии.

Немедленно после спектакля пьеса была запрещена. Горчаков передал, что Фурер тут же сказал: — Ставить не советую» («Дневник», с. 118-120).

На этом сценическая история «Ивана Васильевича» закончилась.

В критике чаще всего мелькала мысль, что М. Булгаков в этой пьесе высказался резко отрицательно об Иване Грозном и результатах его царствования. Так, в частности, Я. С. Лурье писал: «Изображение эпохи Грозного в «Иване Васильевиче» было однозначным и весьма выразительным. Изображенный в пьесе опричный террор, не только страшный, но и чудовищно-абсурдный, мог вызвать весьма неприятные ассоциации» (См.: т. 3, с. 676.). Вряд ли с этим можно согласиться. У Булгакова нет однозначных решений, всегда явление у него показано многогранным, многозначным, даже в комедийной интерпретации. Так и здесь Иван Грозный суров, беспощаден, но вместе с тем умен, справедлив, щедр… Образ его выразителен и не однозначен.

Много лет с успехом «Иван Васильевич» шел в Театре киноактера, во многих других театрах России и стран Ближнего и Дальнего Зарубежья.

ТРИ ЧТЕНИЯ ПО пьесе М. БУЛГАКОВА «ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ»

Арт. №: 2765

DOI: https://dx.doi.org/10.18454/RULB.7.30

и были забанены. Премьера другой, Мольера (Кабала лицемеров) , в которой Булгаков погрузился «в сказочный Париж XVII века», получила плохие отзывы в Правде , и спектакль был изъят из репертуара театра. [10] В 1928 году в Москве ставились «Квартира Зойки» и «Пурпурный остров »; Обе комедии были приняты публикой с большим энтузиазмом, но критики снова дали им плохие отзывы. [10] К марту 1929 года карьера Булгакова была разрушена, когда государственная цензура препятствовала публикации любых его произведений и постановке любых его пьес. [9]

В отчаянии Булгаков сначала написал личное письмо Иосифу Сталину (июль 1929 г.), затем 28 марта 1930 г. — письмо советскому правительству. [13] Он просил разрешения на эмиграцию, если Советский Союз не сможет найти ему применение как писателю. [10] В своей автобиографии Булгаков утверждал, что писал Сталину из-за отчаяния и душевного беспокойства, никогда не намереваясь отправить письмо по почте.Ему позвонил непосредственно советский лидер, который спросил писателя, действительно ли он хочет покинуть Советский Союз. Булгаков ответил, что русский писатель не может жить за пределами своей Родины. Сталин разрешил ему продолжить работу в Художественном театре; 10 мая 1930 г., [9] вернулся в театр в качестве помощника режиссера. Позже он адаптировал для сцены « Мертвых душ » Гоголя. [8]

В 1932 году Булгаков в третий раз женился на Елене Шиловской, которая стала источником вдохновения для персонажа Маргариты в его самом известном романе, над которым он начал работать в 1928 году. [10] В последнее десятилетие своей жизни Булгаков продолжил работу над Мастер и Маргарита , написал пьесы, критические произведения, рассказы, а также сделал несколько переводов и инсценировок романов, либретто. Многие из них не были опубликованы, другие были «растерзаны» критиками. Большая часть его работ (высмеивание советской системы) оставалась в ящике его письменного стола в течение нескольких десятилетий. Отказ властей разрешить ему работать в театре и его желание увидеть свою семью, живущую за границей, которую он не видел много лет, вынудили его прибегнуть к решительным мерам [ необходимы разъяснения ] .Несмотря на его новую работу, проекты, над которыми он работал в театре, часто запрещались, и он чувствовал себя напряженным и несчастным.

Последние годы

В конце 1930-х поступил в Большой театр в качестве либреттиста и консультанта. Он ушел, узнав, что ни одна из его работ там не будет. Благосклонность Сталина защищала Булгакова от арестов и казни, но он не мог опубликовать свои произведения. Его романы и драмы были впоследствии запрещены, и карьера Булгакова как драматурга во второй раз была разрушена.Когда его последняя пьеса « Батум » (1939), дополняющая изображение первых революционных дней Сталина, « [14] » была запрещена перед репетициями, Булгаков попросил разрешения покинуть страну, но получил отказ.

Надгробие Михаила Булгакова и Елены Булгаковой.

Не имея здоровья, Булгаков посвятил последние годы жизни тому, что он назвал своим «закатным» романом. 1937-1939 гг. Были для Булгакова напряженными, поскольку он уклонялся от проблесков оптимизма, полагая, что публикация его шедевра еще возможна, к приступам депрессии, когда он чувствовал, что надежды нет.15 июня 1938 г., когда рукопись была почти закончена, Булгаков в письме жене написал:

«Передо мной 327 страниц рукописи (примерно 22 главы). Остается самое главное — редактирование, и это будет сложно, придется уделять пристальное внимание деталям. Может быть, даже кое-что переписать .. «Каково его будущее?» — спросите вы? Я не знаю. Возможно, вы будете хранить рукопись в одном из ящиков, рядом с моими «убитыми» пьесами, и иногда она будет у вас в мыслях.С другой стороны, вы не знаете будущего. Мое собственное суждение о книге уже сделано, и я думаю, что она действительно заслуживает того, чтобы ее спрятали в темноте какого-то сундука … « [8]

В 1939 году Михаил Булгаков организовал частное чтение книги Мастер и Маргарита своему близкому кругу друзей. Елена Булгакова вспоминала 30 лет спустя: «Когда он, наконец, дочитал эту ночь, он сказал:« Ну, завтра я отнесу роман в издательство! » и все молчали «,»… Все сидели парализованные. Их все пугало. П. (П.А. Марков, заведующий литературным отделом МАТ) позже в дверях со страхом пытался объяснить мне, что попытка опубликовать роман приведет к ужасным вещам », — написала она в дневнике (14 мая 1939 г.). [8]

Михаил Булгаков умер от нефросклероза (наследственное заболевание почек) 10 марта 1940 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Его отец умер от той же болезни, и с юных лет Булгаков угадал свой будущий смертельный диагноз.

Ранние работы

При жизни Булгаков был наиболее известен своими пьесами для МХАТ Константина Станиславского и Немировича-Данченко. Известно, что Сталин любил пьесу « дней Турбиных » (1926) по роману Булгакова « Белая гвардия ». Его инсценировка жизни Мольера в году «Кабала святош» (1936) до сих пор ставится в МХАТе. Даже после того, как его пьесы были запрещены в театрах, Булгаков написал комедию о визите Ивана Грозного в Москву 1930-х годов.Его пьеса « Батум » (1939) о первых годах правления Сталина была запрещена самим премьером.

Булгаков начал писать прозу с Белая гвардия (Белая гвардия) (1924, частично опубликовано в 1925 году, первое полное издание 1927–1929, Париж) — романом о жизни семьи офицера Белой армии в гражданской войне в Киеве. В середине 1920-х годов он полюбил работы Герберта Уэллса и написал несколько рассказов с элементами научной фантастики, в частности Роковые яйца (Роковые яйца) (1924) и Собачье сердце (Собачье сердце) ( 1925 г.).Он намеревался собрать свои рассказы середины двадцатых годов (опубликованные в основном в медицинских журналах), основанные на его работе сельского врача в 1916–1918 годах, в сборник под названием Записки юного врача (Записки юного врача), но он умер, не успев опубликовать это. [15]

The Fatal Eggs рассказывает о событиях профессора Персикова, который, экспериментируя с яйцами, обнаружил красный луч, который ускоряет рост живых организмов. В то время как московские цыплята заболевают, большинство из них погибает, и, чтобы исправить ситуацию, Советское правительство использует луч на ферме.Из-за путаницы в поставках яиц Профессор получает куриные яйца, а государственная ферма получает заказанные профессором поставки яиц страуса, змей и крокодилов. Ошибка не обнаруживается до тех пор, пока из яиц не образуются гигантские чудовища, которые сеют хаос в пригороде Москвы и убивают большинство рабочих на ферме. Пропагандистская машина нападает на Персикова, искажая его характер так же, как его «невинное» вмешательство создало чудовищ. Этот рассказ о неумелом правительстве принес Булгакову ярлык контрреволюционера.

Собачье сердце изображает профессора, который имплантирует человеческие яички и гипофиз собаке по имени Шарик (в переводе означает «Маленький шарик» или «Маленький мяч» — популярное русское прозвище для самца). С течением времени собака становится все более и более человечной, что приводит к всевозможному хаосу. Сказку можно рассматривать как критическую сатиру на либеральный нигильзм и коммунистический менталитет. Он содержит несколько смелых намеков на коммунистическое руководство; например Пьяного донора имплантатов человеческих органов зовут Чугункин («чугун» — чугун), что можно рассматривать как пародию на имя Сталина («сталь» — сталь).Он был адаптирован как комическая опера под названием « Убийство товарища Шарика » Уильяма Бергсма в 1973 году. В 1988 году «Ленфильм» снял отмеченный наградами фильм « Собачьи сердца» с Евгением Евстигнеевым, Романом Карцевым и Владимиром Толоконниковым в главных ролях.

Мастер и Маргарита

Советская почтовая марка: предоплаченная открытка 1991 года.

Мастер и Маргарита (Мастер и Маргарита), которую Булгаков начал писать в 1928 году и которая, наконец, была опубликована его вдовой в 1966 году, через двадцать шесть лет после его смерти, вызвала международное признание его работы.Книга внесла в русский язык ряд поговорок, например: «Рукописи не горят» и «Второсортная свежесть». Уничтоженная рукопись Мастера — важный элемент сюжета. Булгакову пришлось переписать роман по памяти после того, как он сжег черновой вариант рукописи [ цитирование ] .

Роман представляет собой критику советского общества и его литературного истеблишмента. Произведение ценится за философский подтекст и высокий художественный уровень, благодаря живописным описаниям (особенно старого Иерусалима), лирическим фрагментам и стилю.Это повествование во фрейме, включающее два характерно связанных периода времени или сюжетных линий: пересказ Евангелий и описание современной Москвы [ необходима цитата ] .

Роман начинается с того, что сатана посетил Москву в 1930-х годах, присоединившись к беседе критика и поэта, спорящей о существовании Иисуса Христа и Дьявола. Он перерастает во всеобъемлющее обвинение в коррупции, алчности, ограниченности взглядов и широко распространенной паранойи Советской России.Роман, опубликованный более чем через 25 лет после смерти Булгакова и более чем через десять лет после Сталина, прочно занял место Булгакова в пантеоне великих русских писателей [ цитата необходима ] .

Рассказ в этой истории описывает допрос Иисуса Христа Понтием Пилатом и Распятие.

Политические взгляды

Лесли Милн указывает, что один из «полуавтобиографических героев Булгакова почти на одном дыхании утверждает, что он« монархист по убеждениям »и« против смертной казни »».

Белая гвардия также изображает украинских националистических лидеров Украины после революции в России как трусливых, жестоких, антисемитских и вероломных. [17] [ требуется уточнение ]

Наследие

Малая планета 3469 Булгаков, открытая советским астрономом Людмилой Георгиевной Карачкиной в 1982 году, названа его именем. [18]

Салман Рушди сказал, что Мастер и Маргарита послужил источником вдохновения для его романа Сатанинские стихи . [19]

Песня

Pearl Jam «Pilate», представленная в их альбоме под названием Yield , имеет лирику, вдохновленную романом. Тексты песен написал басист группы Джефф Амент.

Мастер и Маргарита , по словам Мика Джаггера, также послужил источником вдохновения для «Симпатии к дьяволу» Rolling Stones. Алекс Капранос из Франца Фердинанда основал «Love and Destroy» по той же книге.

Пьеса 2011 года « Сотрудников» «» британского драматурга Джона Ходжа — это беллетризованный рассказ об отношениях между Булгаковым и Иосифом Сталиным.

Музеи Булгакова в Москве

В Москве два музея памяти Михаила Булгакова и Мастер и Маргарита . Оба расположены в старинном жилом доме Булгакова на Большой Садовой улице, д. 10, в котором установлены части Мастер и Маргарита . С 1980-х годов здание стало местом сбора поклонников Булгакова, а также московских сатанистских групп, а на стенах были нацарапаны различные граффити. В 2003 году многочисленные картины, шутки и рисунки были полностью побелены.Раньше лучшие рисунки сохранялись, так как стены перекрашивались, так что вокруг лучших рисунков можно было увидеть несколько слоев красок разного цвета. [20]

Между двумя музеями существует соперничество, в основном поддерживаемое созданным позднее официальным Музеем М.А.Булгакова, который неизменно представляет себя «первым и единственным Мемориальным музеем Михаила Булгакова в Москве». [21]

Дом Булгакова
Основная статья: Дом Булгакова (Москва)

Дом Булгакова (Русский: Музей — театр «Булгаковский Дом») расположен на первом этаже.Этот музей был основан 15 мая 2004 года по частной инициативе.

Дом Булгакова содержит личные вещи, фотографии и несколько выставок, связанных с жизнью Булгакова и его различными работами. Часто проводятся различные поэтические и литературные мероприятия, организуются экскурсии в Москва Булгакова , некоторые из которых анимированы живыми персонажами Мастер и Маргарита . Дом Булгакова также управляет Театр М.А. Булгакова на 126 посадочных мест и Café 302-бис .

Музей М.А.Булгакова
Основная статья: Музей Булгакова в Москве

В том же доме, в квартире № 50 на четвертом этаже, находится второй музей, хранящий память о Булгакове, Музей М.А. Булгакова. Этот второй музей является государственной инициативой и был основан 26 марта 2007 года.

В музее М.А.Булгакова хранятся личные вещи, фотографии и несколько выставок, связанных с жизнью Булгакова и его разными произведениями.Часто проводятся различные поэтические и литературные мероприятия.

Музей Михаила Булгакова, Киев

Музей Михаила Булгакова, Киев

Музей Михаила Булгакова (Дом Булгакова) в Киеве был преобразован в литературный музей, некоторые залы которого посвящены писателю, а некоторые — его произведениям. [22] Это был его семейный дом, образец дома семьи Турбиных в его пьесе « Дни Турбиных» и романе « Белая гвардия».

Музей одной улицы, Киев

Несколько экспозиций Музея одной улицы посвящены семье Булгакова.Среди экспонатов, представленных в музее, — оригинальные фотографии Михаила Булгакова, книги и его личные вещи, а также оконная рама из дома, в котором он жил. В музее также хранятся научные труды отца Михаила, профессора Афанасия Булгакова.

Библиография

Основная статья: Библиография Михаила Булгакова

Сборники романов и рассказов

Театр

  • Ранние пьесы Михаила Булгакова , 1990
  • Спектакли о мире: два , 1990
  • Квартира Зойкины: трагический фарс в трех действиях , 1991
  • Шесть спектаклей , 1991

Биография

  • Жизнь Mr.де Мольер , 1962

Биографии Булгакова

  • Drawitz, Andrzey 2001. Мастер и дьявол . перевод Кевин Виндл, Нью-Йорк: Эдвин Меллен.
  • Хабер, Эдит С. 1998. Михаил Булгаков, ранние годы . Издательство Гарвардского университета.
  • Милн, Лесли 1990. Михаил Булгаков: критическая биография . Кембриджский университет * Press.
  • Проффер, Эллендеа 1984. Булгаков: жизнь и творчество .Анн-Арбор: Ардис.
  • Proffer, Ellendea 1984. Биография Михаила Булгакова. . Анн-Арбор: Ардис.
  • Райт, Колин 1978. Михаил Булгаков: жизнь и интерпретация. Университет Торонто Пресс.

Письма, воспоминания

  • Белозерская-Булгакова Любовь 1983. Моя жизнь с Михаилом Булгаковым . перевод Маргарета Томпсон, Анн-Арбор: Ардис.
  • Curtis J.A.E. 1991. Рукописи не горят: Михаил Булгаков: жизнь в письмах и дневниках .Лондон: Блумсбери.
  • Воздвиженский, Вячеслав (ред.) 1990. Михаил Булгаков и его время: воспоминания, письма . перевод Лив Тадж, Москва: Прогресс.

Список литературы

  1. 1.0 1.1 Михаил Афанасьевич Булгаков Encyclopaedia Britannica
  2. ↑ Эдит К. Хабер. Михаил Булгаков: ранние годы . Издательство Гарвардского университета. 1998. стр. 23
  3. ↑ «Булгаков». Словарь английского языка Коллинза .
  4. Нил Мукерджи (9 мая 2008 г.). «Мастер и Маргарита: Графический роман Михаила Булгакова». Лондон: The Times. Проверено 19 января 2009.
  5. ↑ Лесли Милн. Михаил Булгаков: критическая биография . Издательство Кембриджского университета. 2009. с. 5
  6. ↑ Ермишин О. Т., Православная энциклопедия, Том 6, 2003 г. http://www.pravenc.ru/text/153625.html
  7. Булгакова, Варвара Михайловна :: Булгакова, Варвара Михайловна (на русском).Булгаков.ру. Проверено 21 сентября 2013.
  8. 8,0 8,1 8,2 8,3 8,4 8,5 «Биография Михаила Булгакова». www.homeenglish.ru. Проверено 10 октября 2011.
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 9.4 9,5 «Булгаковская хронология / Краткая хроника жизни и творчества М.А.Булгакова». www.m-a-bulgakov.ru. Проверено 10 октября 2011.
  10. 10.00 10.01 10.02 10.03 10.04 10.05 10.06 10.07 10.08 10.09 10.10 10.11 Катерина Кончаковская и Богдан Ясинс«Михаил Булгаков в западном мире: библиография». Библиотека Конгресса. Проверено 10 октября 2011.
  11. ↑ {Виленский Ю. Г. Доктор Булгаков. Под ред. Т. И. Борисовой. Киев. Изд. Здоровье. 1991. Стр. 99-103. ISBN 5-311-00639-0
  12. ↑ Саймон Себаг Монтефиоре, стр. 110. Шведское издание Сталин: Красный царь и его двор .
  13. Михаил Афанасьевич Булгаков. Письмо правительству СССР .lib.ru/Новый мир, 1987, N8. Проверено 10 октября 2011.
  14. «Батум. Комментарии». lib.ru. Проверено 10 октября 2011.
  15. Кулехан, Джек (1999-11-09). «Литературные аннотации: Булгаков Михаил — тетрадь сельского врача». Литературное искусство и база данных медицины . Нью-Йоркский университет.Проверено 11 февраля 2009.
  16. ↑ Конфликт раскрывает кризис украинской идентичности из-за глубоких русских корней, Нил Макфаркуар, Nytimes.com (18 октября 2014 г.)
  17. Schmadel, Lutz (2003). Словарь названий малых планет . Springer. ISBN 9783540002383 .
  18. Лесли Милн, изд.(1995). Булгаков: писатель-драматург . Рутледж. п. 232. ISBN 978-3-7186-5619-6 .
  19. ↑ Стивен, Крис. «Дьяволопоклонники атакуют московскую квартиру известного писателя». The Irish Times, суббота, 5 февраля 2005 г., стр. 9.
  20. Элина Гальцева. «О музее». Музей М.А.Булгакова.
  21. ↑ Инна Кончаковская (1902–85), дочь владельца (ставшая героем романа Булгакова) и племянница композитора Витольда Малишевского, сохранила дом в тяжелые советские времена.[1]

Внешние ссылки

.

_back_to_the_future: определение ivan_vasilievich: _back_to_the_future и синонимы ivan_vasilievich: _back_to_the_future (английский)

О научно-фантастическом фильме 1985 года см. Назад в будущее

Иван Васильевич меняет профессию (русский: Иван Васильевич меняет профессию, Иван Васильевич меняет профессию ) — советский комедийный фильм, снятый Мосфильмом в 1973 году. В США фильм иногда продавался под названием Иван Васильевич: Назад в будущее .

Этот фильм основан на пьесе Михаила Булгакова. В 1973 году он был одним из самых посещаемых в Советском Союзе: было продано более 60 миллионов билетов. [1]

Литой

Участок

Действие фильма начинается в 1973 году в Москве, где инженер Шурик (Александр Демьяненко) работает над машиной времени в своей квартире. Случайно он отправляет во времена Ивана IV мелкого грабителя Ивана Васильевича Буншу (Юрий Яковлев), смотрителя его доходного дома, и Георгия Милославского (Леонид Куравлев).Пара вынуждена маскироваться: Бунша переоделся Иваном IV, а Милославский — одноименным князем (которого, как все считали, казнил царь). В то же время настоящего Ивана IV (его также играет Юрий Яковлев) на той же машине отправляют в квартиру Шурика, ему приходится заниматься современной жизнью, а Шурик пытается починить машину, чтобы всех можно было вернуть обратно. их надлежащее место во времени. Когда полиция (предупрежденная соседом, ограбленным Милославским) приближается к Шурику, отчаянно пытающемуся отремонтировать машину, прикрытие Бунши и Милославского взорвано, и им приходится отбиваться от Стрельцов, которые это выяснили. что Бунша не настоящий царь.Фильм заканчивается тем, что Бунша, Милославский и Иван IV возвращаются на свои места, хотя Шурик показывает, что все это сон. Или это было?

Производство

Обложка видеокассеты

  • Начальная и конечная сцены черно-белые, а остальная часть фильма — цветная. Это было сделано, чтобы показать контраст между реальностью и мечтой (соответственно), и, возможно, как насмешливый дань уважения Волшебник из страны Оз .
  • В сцене, где Бунша встречается со шведским послом, первое, что он говорит, это «Гитлер капутт!» Это одна из самых узнаваемых фраз на немецком языке для большинства россиян. Однако в оригинальном сценарии он говорил: «Мир — дружба!», Но советские цензоры сочли это неуместным. В результате изменение получилось более юмористическим.
  • Не только Бунша ошибочно принимают за царя, но и Ивану IV приходится иметь дело с женой Бунши, которая считает его своим мужем.
  • Волосы жены Бунши меняются в каждой сцене.Выяснилось, что это потому, что она носит парики.
  • Есть несколько событий, которые могли иметь ужасные последствия для временной шкалы, если бы все это не оказалось сном:
    • Иван IV видит картину в квартире Шурика — Иван Грозный убивает своего сына Илья Репин, но само событие должно произойти лишь позже. Однако ясно, что он не узнает человека (себя) на картине.
    • Прежде чем украсть медальон шведского посла, Милославский отвлекает его, давая ему шариковую ручку-новинку за столетия до того, как они были изобретены.
    • Иван IV в какой-то момент слушает на магнитофоне «Заячью песню», песню из Гайдая «Бриллиантовая рука ».
    • Иван IV узнал, что Борис Годунов станет его преемником, услышав о пьесе Пушкина .
  • Этот фильм является источником вдохновения для индийского фильма с Парешем Равалом в главной роли под названием fun2sh.

Расположение

Места съемок фильма

Отклонения от оригинального люфта

Оригинальная пьеса была написана Булгаковым в 1935 году (хотя и не опубликована до 1965 года), поэтому в ней использовалась обстановка, типичная для 1930-х годов.В фильме, выпущенном в 1973 году, были внесены изменения в сеттинг, чтобы сделать его современным. Например, фонограф Шпака был заменен в фильме на магнитофон, а машина времени была задумана как использующая более передовые технологии, такие как транзисторы. Кроме того, изобретатель Тимофеев вдохновляется путешествием в эпоху Ивана IV после просмотра фильма о нем по телевидению, а не прослушивания пьесы Псковитянка по радио.

Были и другие отклонения, не связанные с изменениями, призванными модернизировать сеттинг.При сохранении фамилии изобретателя Тимофеев его звали Николай (по прозвищу «Кока» его жена Зинаида), а в фильме его зовут Александр (неофициально «Шурик»). Предположительно, он является более старой версией главного героя двух предыдущих фильмов Леонида Гайдая: Операция Y и Другие приключения Шурика и Похищение в кавказском стиле , которого играет тот же актер, Александр Демьяненко; эта связь, однако, прямо не указывается, и ни один из этих более ранних фильмов не упоминается.

Кроме того, была изменена причина неисправности машины времени. В оригинальной пьесе Бунша и Милославский сознательно отключают машину, чтобы закрыть шлюз между двумя периодами времени, но их уносят в прошлое вместе с ключом от машины, что вынуждает Тимофеева сделать новый ключ. В фильме машину времени случайно повредила алебарда, и Тимофееву приходится искать какие-то транзисторы, чтобы починить ее.

Наконец, в то время как финал «всего лишь сон» присутствует и в пьесе, и в фильме, пьеса заканчивается открытием, что квартира Шпака была ограблена на самом деле, а не только во сне.Этот поворот отсутствует в фильме.

В пьесе Иван Васильевич Бунша — сын дворянина, что он как сознательный советский бюрократ старается скрыть. Об этом в фильме не упоминается.

Несмотря на вышеупомянутые несоответствия, фильм можно считать достаточно достоверной и точной адаптацией.

Список литературы

Внешние ссылки

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *