Краткое содержание эмиль или о воспитании: Статья (7 класс) по теме: Статья-размышление по книге Ж..Ж..Руссо «Эмиль или о Воспитании»

Статья (7 класс) по теме: Статья-размышление по книге Ж..Ж..Руссо «Эмиль или о Воспитании»

Учитель биологии

ГБОУцо№170

Трофимова Елена Анатольевна

Статья-размышление по книге

 Ж..Ж..Руссо «Эмиль или о Воспитании»

Прочитав книгу Ж..Ж..Руссо у меня сложилось неопределенное отношение к ней. В чем то я согласна с автором. А в чем то категорически против его взглядов.

В своем романе Руссо дает периодизацию, деля жизнь ребенка на четыре этапа:

 1 – от рождения до двух лет. Это период физического воспитания. Воспитатели ребенка мать и отец.

2 период – детский возраст от 2 до 12 лет;

3 период – отроческий возраст от 12 до 15 лет;

4 период – юношеский возраст от 15 до 18 лет.

Я считаю, что периоды выделены правильно. Переходя с одного этапа развития на другой у ребенка складывается новое отношение к окружающему его миру и он начинает знакомиться с ним на новом этапе. Именно эти переходы связаны с психическим и физическим развитием ребенка, а изменения в психике происходят примерно на этих этапах выделенных Руссо.

В первой книге Руссо дает практические советы о том, как растить здорового полноценного ребенка, главное в которых —  свобода движений, доброе отношение к ребенку, развитие познавательных процессов, физическое развитие детей и начало формирования речи.

Я полностью согласна с практически во всех взглядах на то, как надо воспитывать ребенка на первом периоде его жизни. Именно этот период является наиважнейшим в жизни каждого ребенка. Именно на этом этапе ребенок должен получать максимум доброты и заботы от своих родителей,

Единственное о чем пишет Руссо в этой же главе и то с чем я не могу согласиться это «Дайте возможность телу свободно развиваться, не мешайте природе». Он считает, что ребенка необходимо закаливать, не нужны ребенку никакие врачи и лекарства. Самый главный враг – гигиена. В этом возрасте необходимо приучать к темноте, одиночеству, незнакомым предметам, но у ребенка не должно быть никакого режима, только естественные потребности. Все же я считаю, что в этом возрастном периоде как ни в каком другом ребенку нужен распорядок дня и соблюдение гигиенических норм. В этом возрасте ребенок уязвим перед различными болезнями, которые возникают главным образом из-за нарушения правил гигиены. А приучения ребенку к распорядку дня облегчит жизнь не только ему самому но и его родителям. Ребенок уже интуитивно будет знать, когда он должен спать, когда есть и т.д.

Руссо говорит о том, что уже в этом возрасте необходимо учить детей объяснять, что им нужно и помогать ребенку, когда он спокоен. Нельзя потакать ребенку и выполнять его требования, иначе он станет маленьким тираном. С этим я абсолютно согласна. Детей нужно баловать. Но в меру. Ребенок должен уже с этого возраста учиться понимать. Что не всегда будет так, как он хочет. Если ребенок не научиться этого сознавать на этом этапе, то потом ему будет намного сложнее осознать в будущем.

Педагогические взоры Руссо были полезны в то время, а некие актуальны и по сей день. Так, актуальной остается разбиение жизни детей на этапы соразмерно их развитию и необходимость различного уровня подхода к этим этапам. Каждый этап имеет свое особенное и свое принципиальное значение. Если учесть психологическое развитие детей на каждом этапе в обучении и воспитании, то оно проходить будет легче. А результаты будут выше и лучше.  Также современны мысли Руссо о необходимости активизации познавательной деятельности детей, развитии у них глазомера, ориентации в пространстве, стимулирование чувств, восприятий, памяти. Актуальным и в наше время остается трудовое воспитание, по Руссо. Если бы все получали такое воспитание, то многие бы трудности решались. Злободневным в наше время стал «отказ» родителей заниматься воспитанием собственных детей. Их (детей) или отдают в детский сад, или нанимают гувернантку, или дети предоставлены самим себе, а родители и лишь подкармливают, обувают, одевают, что приводит к потере поколения.

Список литературы:

  1. Руссо Ж.-Ж. Избранное/ Ж.-Ж. Руссо. — Москва: Детская литература, 1976. — 187 с.
  2. Руссо Ж.-Ж. Педагогические сочинения: В 2 т. — М., 1981. — Т.1.- С.25-244.
  3. Степашко Л.А. Философия и история образования. М., 1999.

ЭМИЛЬ, ИЛИ О ВОСПИТАНИИ

ЭМИЛЬ, ИЛИ О ВОСПИТАНИИ

Впервые опубликован в 1762 г. в Париже и Амстердаме. Неоднократно переиздавался еще при жизни автора.

Русские переводы «Эмиля» (с сокращениями или фрагментами) издавались неоднократно: в 1770, 1779, 1807, 1866, 1896, 1911, 1913, 1961, 1976 гг. Наиболее полное издание 1911 г.

В настоящем издании «Эмиль, или О воспитании» печатается в переводе П. Д. Первова по изданию: Руссо Ж.-Ж. Эмиль, или О воспитании. 2-е изд. М., Книгоиздательство К. И. Тихомирова, 1911. Сокращения в тексте Руссо, сделанные в переводе Первова , восполнены по французскому изданию: Rousseau J.-J. Oeuvres completes, t. IV. Paris, Bibliotheque de la Pleiade, 1969 (перевод И. Я. Волевич).

Руссо начал работать над романом приблизительно в 1753 г. Последняя, пятая книга написана в 1759 г. Руссо намеревался продолжить работу над «Эмилем», но эти планы остались неосуществленными.

Частично замысел продолжения отразился в набросках «Эмиль и Софи, или Одинокие».

Тотчас по выходе в свет «Эмиль» оказался под запретом церкви. Спустя 10 дней после публикации романа тираж в Париже был конфискован и сожжен. В парламенте церковники возбудили против автора романа судебное дело. Руссо писал 5 июня 1762 г.: «…Парламент намерен подвергнуть меня суду, я полагаю, что тем самым… он лишь проявит собственную глупость» (Corresp on dance generalo de J.-J. Rousseau, t. VII, p. 277). А через два дня: «…Они могут меня лишить жизни, но не свободы. Карьере моей конец, остается завершить ее достойно» (Corresp on dance gene-rale de J.-J. Rousseau, t. VII, p. 283).

Руссо бежит из Парижа в Швейцарию в небольшое селение близ Берна. В июле 1762 г., после того как власти Женевы и Берна отказали Руссо в убежище, автор «Эмиля» перебирается в Швейцарию, в небольшой городок Мотье в кантоне Невшатель.

Амстердамский тираж первого издания «Эмиля» постигла та же участь, что и издание в Париже. Он был сожжен в июне 1762 г. В августе архиепископ Парижа Бомон вносит «Эмиля» в список запрещенных книг и объявляет роман покушением на «основы христианской религии, спокойствие государств». В октябре папа Клемент XIII предаст автора «Эмиля» анафеме.

Не пришелся по нраву «Эмиль» и русской императрице Екатерине II. Прочитав попавший в Петербург в 1763 г. экземпляр «Эмиля», она писала: «Особенно не люблю я эмильевского воспитания: не так думали в наше старое доброе время». После такого заключения на ввоз «Эмиля» в Россию наложен был запрет.

Не поняли педагогического романа Руссо и некоторые из недавних его друзей — деятелей Просвещения. Гельвеции осудил содержавшийся в «Эмиле» призыв К черни не подчиняться своим суверенам (Helvetius. De I Homme de ses facultes intellectuelles et de son education. Londres, (S.a.), t. 1—2, p. 2).

Вольтер критически отнесся к идеям «естественного воспитания», хотя и нашел, что в педагогическом романе «есть страниц пятьдесят» достойных, «чтобы переплести в сафьян» (Державин К. Н. Вольтер — читатель «Эмиля» Руссо.— Известия АН СССР. Отделение общественных наук, 1932, № 4, с. 329).



Роман «Эмиль» отразил общее мировоззрение Руссо, где педагогика — важная, но не единственная сфера. Читатель «Эмиля» заметит, что Руссо был хорошо знаком с педагогическими идеями своего времени. Руссоистская программа прозрачно напоминает суждения Рабле о физическом воспитании, Тюрго — о природной доброте человека, Сен-Пьера — о нравственном воспитании, Плюша — о преподавании живых языков, де Понса — о преподавании естественных наук, Бонне — о наглядном обучении и т. д.

«Эмиль» породил широкий интерес к проблемам воспитания. Резко увеличилось число педагогических сочинений. Во Франции за 25 лет после появления трактата Руссо было опубликовано вдвое больше работ по вопросам воспитания, чем за предшествующие 60 лет.

«Эмиль» стал настольной книгой многих крупнейших мыслителей Европы. Его с восторгом приветствовали Юм и Кант. Последний признавался, что педагогический роман произвел на него такое большое впечатление, как ни одна из прочитанных книг.

«Эмиль» оказал воздействие на виднейших педагогов конца XVIII в., в первую очередь И. Г. Песталоцци и И. Базедова. И. Г. Песталоцци принял решение заняться воспитательной деятельностью под непосредственным впечатлением от прочтения «Эмиля», который, по его мнению, означал переворот в педагогике. Основав в Цюрихе учебное заведение, Песталоцци пытался осуществить педагогические идеи Руссо,

Немецкий педагог-реформатор И. Базедов в своей воспитательной работе опирался на идеи педагогического романа Руссо.

Идеи «Эмиля» вдохновили деятелей французской революции. Они видели в «Эмиле» педагогическую программу будущего справедливого общества. Коммунист-утопист Бабеф, страстный поклонник автора «Эмиля», дал своим детям имена героев романа и пытался на практике осуществить педагогические рекомендации Руссо, обучая сына и дочь.

Авторы проектов школьных реформ и декретов в период французской революции использовали идеи «Эмиля». М.-Ж. Шенье называл Руссо «создателем наилучшей системы воспитания».

Л.-М. Лепелетье был инициатором торжественной манифестации в честь педагогических заслуг Руссо.

В России писатель-революционер А. Н. Радищев в своей книге «Путешествие из Петербурга в Москву» (глава «Крестьцы») описывает воспитание двух молодых дворян, в основных чертах напоминающее воспитание героя романа Руссо. Огромный интерес к педагогическим идеям Руссо проявлял Л. Н. Толстой. Замышляя план одного из своих первых произведений— «Четыре эпохи развития», Л. Н. Толстой явно под влиянием «Эмиля» выделил в нем четыре части: Детство, Отрочество, Юность, Молодость.

Пристально изучал педагогический роман великий русский педагог-демократ К. Д. Ушинский. По мнению Ушинского, ценность «Эмиля» для педагогической теории перевешивала ошибочность некоторых конкретных рекомендаций (см.: Человек как предмет воспитания: Опыт педагогической антропологии.— Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения. М., 1974, т. 1, с. 359-360, 396-397, 461, 473).

Уже при жизни Руссо «Эмиль» вызвал осуждение критиков. Они рассуждали по одной из двух схем: либо признавали известную ценность педагогических идей «Эмиля», а затем утверждали, что в них отсутствует система, либо утверждали, что любая сколько-нибудь интересная идея в романе заимствована.

Многие буржуазные философы и педагоги (Ф. Ницше, Ж. Леметр, И. Тен и др.) стали использовать ошибочные суждения Руссо для аргументации собственных доктрин. Так, Ж. Леметр утверждал, что единственное достоинство «Эмиля» в возвеличении религиозного воспитания.

С начала XX в. вновь начинает расти интерес к педагогическим идеям Ж.-Ж. Руссо. Буржуазные педагоги отбрасывают революционную сущность педагогической программы «Эмиля». Идеи Руссо стали использоваться для оправдания педоцентризма «реформаторской педагогики», теорий внеклассового воспитания,

Современные буржуазные педагоги, прибегая к прямым и косвенным ссылкам на «Эмиля», пытаются заставить поверить в надклассовое воспитание. «Чем дольше ребенок будет находиться в естественном состоянии, тем меньше для него опасности стать рабом законов общества»,— пишет современный французский педагог-клерикал, поклонник Руссо Франсис Имбер (Francis (Imbert). Education ct politique dans le livre I de l’Emile.— Revue d’histoire et de philosophic religieuses, 1975, N 1, p. 113—122).

В работах М. Немо, Ж. Шато, Ж. Гуенно, других современных буржуазных руссоистов наметилась тенденция модернизации «Эмиля», включения Руссо в антиисторические схемы развития педагогической мысли. Скажем, Ж. Шато, игнорируя социально-историческую обусловленность возникновения тех или иных педагогических теорий, произвольно делит историю развития педагогической мысли на два потока, в один из которых, названный им «конкретным», включает педагогов из всех исторических эпох, в том числе и Ж.-Ж. Руссо (

Chateau J. J.-J. Rousseau. Sa philosophie de l’educa-tion. Paris, 1962, p. 139).

Начало качественно нового этапа изучения «Эмиля» связано с русским революционным движением на рубеже XIX—XX вв. «Нас интересуют не отдельные рекомендации, а целостная педагогическая концепция Руссо и ее научный анализ»,— писала В. Засулич (

Засулич В. Ж. -Ж. Руссо. М., 1925, с. 83).

Н. К. Крупская в ряде работ, в частности в «Народном образовании и демократии», указывала на актуальность идей Руссо, в особенности по трудовому обучению.

Советские ученые (Н. К. Гончаров, Н. А. Константинов, А. П. Пинкевич, А. И. Пискунов, И. Ф. Свадковский и др.), зарубежные педагоги-марксисты (А. Валлон, Ж.-Л. Лесеркль, Ж. Снидерс и др.) выявляли все ценное в педагогическом наследии Руссо для развития теории и практики воспитания.

1. «Зло, от которого мы страдаем, излечимо, и нам, созданным для безупречного существования, помогает сама природа, если мы желаем исправиться» (лат.) (Сенека. О гневе, 2, 13).

2. Имеется в виду приятельница Ж.-Ж. Руссо г-жа Шенонсо. По словам Руссо, она подала ему мысль написать трактат по воспитанию (см.: Руссо Ж.-Ж. Исповедь, кн. 9.— Избранные сочинения. М., 1961, т. III с. 357).

3. Подобную трактовку исторического прогресса Руссо дает и в своих ранних работах, в частности в «Рассуждении о науках и искусствах» (1749).

4. Имеется в виду книга английского философа, педагога Джона Локка (1632—1704) «Мысли о воспитании», на которую часто прямо или косвенно ссылается Руссо; была переведена на французский язык в 1695 г. Труды Д. Локка, в частности «Опыт о познавательной способности человека», Руссо начал изучать не позднее 1740 г.

Руссо созвучны мысли Локка о необходимости воспитывать ребенка в соответствии с особенностями детской психологии, «учить, забавляя»; он разделяет его протест против схоластики в обучении, против бессмысленного изучения древних языков.

Однако между взглядами Руссо и Локка было и существенное различие. Оно обусловлено разными мировоззренческими позициями. В отличие от Локка, Руссо разрабатывал демократическую программу воспитания. По-разному осмысляли Локк и Руссо сущность воспитания и обучения. Локк полагал, что чувства, способности, знания — результат практического опыта воспитанника. Руссо в воспитании исходил из природного начала и не мог принять практицизма и рационализма Локка.

5. Свидетельством справедливости упрека Руссо в адрес современников («Детства не знают») являются художественные произведения конца XVIII в. Писатели чрезвычайно редко касались тем детства. Скульпторы и живописцы в своих произведениях представляли детей уменьшенными копиями взрослых.

Руссо открыл детство для современников и потомков.


Дата добавления: 2015-11-26; просмотров: 109 | Нарушение авторских прав



mybiblioteka.su — 2015-2020 год. (0.01 сек.)

Эмиль, или о воспитании. КНИГА ВТОРАЯ (Жан-Жак Руссо)

Здесь начинается второй период жизни, когда собственно детству настает конец; ибо слова infans и puer вовсе не синонимы. Первое заключается во втором и означает того, кто не может говорить; вследствие чего у Валера Максима мы находим puerum infantem. Не я продолжаю употреблять слово enfance, сообразно обычаю нашего языка, до того возраста, для которого есть другие названия.

Когда дети начинают говорить, они меньше плачут: один язык заменяется другим. Как скоро ребенок может передать словами, что он страдает, зачем он станет передавать это криком, исключая разве случая такой сильной боли, которой словами выразить нельзя? Если дети продолжают тогда плакать, то это вина людей, окружающих их. Если ребенок слаб, чувствителен, если он кричит из-за пустяков, то, сделав эти крики недействительными, я скоро уничтожу их причину. Пока он плачет, я не иду к нему и подбегаю тотчас же, как он замолкнет. Скоро молчание или простая подача голоса будут его зовом. Дети судят о смысле знаков по их видимому действию; как бы ни ушибся ребенок, если он один, он редко заплачет, разве понадеется, что его услышат. Если он упадет, наживет себе синяк, разобьет нос до крови или обрежет себе палец, вместо того, чтобы с испуганным видом засуетиться около него, я останусь спокойным, по крайней мере, некоторое время. Беда случилась, необходимо, чтоб он перенес ее; всякая суетливость может только больше напугать его и усилить в нем чувствительность. Когда ребенок ушибается, боль мучит меньше, чем страх. Я, по крайней мере, избавлю его от последнего страдания; потому что он непременно будет судить о своем страдании по моему суждению: если он увидит, что я с беспокойством бегу утешать его, сожалеть о нем, то сочтет себя погибшим; если же увидит, что я сохраняю все свое хладнокровие, то скоро ободрится сам. В этом-то возрасте и получаются первые уроки мужества; без страха перенося легкую боль, научаются мало-помалу переносить сильнейшие.

Я не только не старался бы охранять Эмиля от ушибов, но напротив был бы очень недоволен, если б он никогда не ушибался и вырос не зная, что такое страдание. Страдать — первая вещь, которой он должен научиться и которая всего больше понадобится ему. Пока дети малы и слабы, они могут совершенно безопасно брать эти важные уроки. Если ребенок свалится с ног, он не переломит себе ноги; если ударит себя палкой, не переломит руки; если схватит острый нож, то не глубоко порежет себя. Я не слыхал, чтобы дети на свободе когда-либо убивались до смерти, искалечивали или сильно ранили себя, исключая разве случаев, что их неосторожно оставляли на возвышенном месте, около огня или с опасными инструментами в руках. Не нелепо ли, что вокруг ребенка устраивают целый арсенал разных орудий с целью оградить его с головы до ног от боли, так, что, сделавшись взрослым и не имея ни мужества, ни опытности, он при первой царапине считает себя умирающим и падает в обморок при виде первой капли своей крови?

Мы вечно силимся учить детей тому, чему они гораздо лучше научатся сами, а забываем о том, чему мы одни могли бы их научить. Есть ли что-нибудь глупее старания, к каким учат ходить ребенка, как будто видано, чтобы кто-нибудь, будучи взрослым, не умел ходить вследствие небрежности кормилицы. Напротив того, сколько мы видим людей, которые дурно ходят от того, что их дурно учили ходить!

У Эмиля не будет ни предохранительных шапочек, ни корзин на колесах, ни тележек, ни помочей; как скоро он научится передвигать ноги, его будут поддерживать только на мостовой, быстро минуя ее. Нет ничего смешнее и слабее как походка людей, которых в детстве долго водили на помочах; это опять одно из тех замечаний, которые становятся пошлыми вследствие своей верности и которые верны не в одном смысле. Вместо того чтобы давать ребенку засиживаться в испорченном комнатном воздухе, пусть его ежедневно пускают в поле. Пусть он там бегает, резвится, падает сто раз в день: тем скорее научится он подниматься. Благодатное ощущение свободы выкупает много ран. Мой воспитанник будет часто ушибаться, но зато он будет всегда весел и, хотя ваши ушибаются реже, зато они всегда недовольны, всегда скованны, всегда грустны. Я сомневаюсь, чтобы выгода была на их стороне.

Другая сторона развития делает жалобы ребенка еще менее необходимыми для него: я подразумеваю увеличение сил. Получая возможность больше действовать сам, он меньше нуждается в чужой помощи. Вместе с силою развивается знание, которое дает ему средства управлять ею. В этом втором периоде начинается собственно жизнь индивида; тогда он начинает сознавать себя. Память распространяет чувство тожества на все моменты его существования; он в самом деле становится одним, все тем же, и поэтому способным ощущать радость и горе. Следовательно, теперь надо начать смотреть на него как на нравственное существо.

Хотя средний предел жизни человеческой, равно как и вероятность, которая имеется в каждом возрасте, достигнуть этого предела, определяются довольно точно; но нет ничего менее верного, как продолжительность жизни каждого человека в частности; весьма немногие достигают среднего предела. Наибольшим опасностям подвергается жизнь в самом начале; чем меньше жил человек, тем меньше представляется надежды жить. Едва половина всех рождающихся детей достигает отрочества, и есть вероятность, что воспитанник ваш не доживет до возмужалости.

Конец ознакомительного фрагмента.

Составьте конспект научно-педагогической работы Ж.-Ж. Руссо Эмиль или О воспитании (стр. 1 из 4)

1. Составьте конспект научно-педагогической работы Ж.-Ж. Руссо «Эмиль или О воспитании».

Жан-Жак Руссо «Эмиль, или О воспитании».

Роль воспитателя для Руссо заключается в том, чтобы обучать детей и дать им одно-единственное ремесло — жизнь. Как заявляет воспитатель Эмиля, из его рук не выйдет ни судебный чиновник, ни военный, ни священник,— прежде всего это будет человек, который при нужде сможет быть и тем и тем.

Воспитание является столь огромным и ответственным делом, что один человек должен воспитывать только одного человека. Воспитатель Эмиля воспитывает только Эмиля, одновременно являясь и его учителем. Воспитатель и учитель — это одно и то же для Руссо. Он не разделяет обучение и воспитание, ибо считает, что ребенка нужно обучить только одной-единственной науке — науке об обязанностях человека. И главное не обучение, а руководство, не учитель, а руководитель, задача которого не давать законы детям, а научить их самих найти эти законы. Самовоспитание — стержень. Руссо утверждает, что бедные, которые все время трудятся, не нуждаются в воспитании, ибо они сами воспитывают себя. В воспитании нуждаются только богатые. Бедные сами могут стать людьми, ибо они трудятся, и труд — их воспитатель.

Руссо считает, что для ребенка знание добра и зла, понимание миссии человека в обществе не нужны. Он должен оставаться ребенком. У ребенка свои взгляды, свое сознание, свои чувства, и нельзя навязывать ему взгляды и чувства взрослого человека. Это такая же бессмыслица, как и требовать от 10-летнего ребенка, чтобы он имел высоту пять футов и способность суждения. В этом возрасте не следует развивать у ребенка способности-суждения. Автор «Эмиля» не соглашается с Джоном Локком, который занимал совершенно противоположную позицию.

Эмиль воспитывается вне среды своих сверстников и вне какой-либо среды вообще. Все и всех для него заменяет воспитатель.

Руссо освобождает детей от всяких поручений и отнимает у них книгу — великое «орудие несчастья», как он считает. Даже в 12-летнем возрасте Эмиль не будет знать, что такое книга.

Отвергая всяческое насилие в воспитании ребенка, Руссо считает, что единственно эффективным методом обучения является собственное желание ребенка обучаться. Задача воспитателя — дать ему это желание. Непосредственный интерес — вот в чем заключается успех любого обучения. Это самая большая и единственная движущая сила. И надо поставить ребенка в ситуацию, когда у него возникнет необходимость и отсюда желание чему-либо обучиться, например чтению.

Руссо проявляет изумительную изобретательность в разработке конкретных приемов и методов воспитания.

В своих воспитательных принципах Руссо решительно выступает против праздности, провозглашая, что «труд… является неизбежной обязанностью человека в общественном состоянии. Всякий праздный гражданин — богатый или бедный, могущественный или слабый — это дармоед».

Среди всех видов труда Руссо отдает предпочтение ручному труду, труду ремесленника, который, по его утверждению, занимает наиболее самостоятельное положение в обществе. Руссо требует от человека не таланта, а знания какого-нибудь ремесла, настоящего, подлинного, ремесла, даже чисто механического искусства, где руки работают больше, чем голова, и которое не несет богатства, но с помощью которого можно «терпеть неимение богатства». И не случайно великий просветитель обучает Эмиля столярному делу.

Когда Эмилю исполнилось 15 лет, Руссо с гордостью заявляет, что его Эмиль трудолюбив, воздержан, имеет твердый характер, свободный ум, физически здоров, у него свободное сердце. Теперь наступило время развития чувств, первоначальных сенсорных побуждений. Важно, чтобы у ребенка не сложилось ложного представления о счастье. Поэтому не следует демонстрировать ему богатства, увлекательные зрелища, знакомить с жизнью света. Надо отказаться от всего этого, пока молодой человек не будет способен правильно оценить достоинства и недостатки общества и людей.

Человек рождается голым и бедным, в жизни он обязательно будет испытывать скорбь, болезни, несчастья. И он умрет. В 16 лет человек уже знает, что такое мучение, ибо он сам мучился, но он еще не знает, что и другие мучаются. Надо воспитывать в человеке чувства гуманности, доброты, бескорыстия и не допускать в сердце воспитанника такие чувства, как зависть, жадность, ненависть, жестокие страсти, Руссо формулирует три условия, соблюдение которых дает человеку счастье и возвышает его как разумное существо: сочувствие другому, помощь другим, высокая чувствительность в сочувствии.

Придавая огромное значение правильному воспитанию, Руссо рассказывает, что Эмиль в возрасте шести лет почти ничем не отличался от других детей, ибо этих последних еще не успели изуродовать неверным воспитанием, но после того, как началось воспитание Эмиля (методами автора романа трактата), он стал резко выделяться среди своих сверстников, ибо они, эти сверстники, уже были изуродованы плохим воспитанием. Когда надо начинать воспитание?

Основой педагогической концепции Руссо является возрастная педагогика. Руссо смотрел на ребенка с точки зрения возрастной его самобытности. С ребенком нужно обращаться «так, как подобает его возрасту»,— писал Руссо. В целом комплексе воспитания необходимо наблюдение за ребенком, изучение его мира. Никто до Руссо так не заботился о возрастном принципе в педагогике, как это делает он. Этот принцип является основным в построении романа «Эмиль», в котором деление на пять книг определено пятью возрастными периодами детства, выделенными Руссо.

В соответствии с возрастом ребенка изменяются цели, задачи и средства воспитания. Решение задач воспитания требует постепенности, они последовательно встают перед воспитателем и не могут быть решены раньше или позже того времени, которое определено им возрастными особенностями развивающегося организма растущего человека. Существует определенный возраст, в котором следует обучать наукам. И не раньше определенного возраста должно проходить освоение общественных устоев и норм. Можно насадить в ребенке основы общественного поведения раньше времени, тогда, когда он не в состоянии еще понять их, и, став взрослым, он всю жизнь будет следовать им, но он никогда не будет понимать, что он делает. Приведите ко мне 12-летнего мальчика, говорит Руссо, который ничего не знает, и я обязуюсь вернуть его вам, когда ему будет 15 лет, с такими знаниями, как у его ровесников, обучающихся с детства, с тем различием, что у них будут знания только в памяти, а у него — в рассуждении. Дайте обществу 20-летнего человека; через год под хорошим руководством он будет более разумный и хорошо воспитанный, чем тот, которого воспитывали с детства. И это потому, что воспитанник Руссо уже будет иметь способность осознать основы преподносимых ему знаний и воспитываемой в нем морали.

Изо дня в день на протяжении более двух десятков лет идет воспитание Эмиля, строго учитывающее возрастные этапы его развития. Руссо создал собственную шкалу этапов возрастного развития: от рождения до 2 лет; от 2 до 12 лет; с 12 до 15 лет; с 15 до 22, с 22 до 24.

Кончая четвертую книгу романа, Руссо предупреждает, что наступил последний момент, когда Эмиль должен выбрать подругу жизни, и, если он допустит ошибку, поправить ее будет уже поздно. Вся пятая, последняя книга «Эмиля» посвящается этой проблеме, и мы не имеем права оставить без внимания теорию Руссо о любви, женитьбе, гражданственности новобрачных.

Эмилю уже 22 года, и Руссо считает этот возраст последним актом юности. Развязкой этого акта должна быть любовь и женитьба. В романе появляется третье главное действующее лицо — будущая подруга Эмиля Софи, которая Олицетворяет идеальный тип молодой женщины, как Эмиль — молодого мужчины.

Руссо считает, что «оба пола обладают одинаковыми способностям», но не в равной мере; развивать в женщине мужские свойства, пренебрегая присущими ей качествами,— значит действовать явно ей во вред».

Софи появляется в жизни Эмиля вполне своевременно, именно тогда, когда герой подошел к той возрастной границе, когда, по условиям возрастной периодизации, созданной Руссо, ему положено вступить в пору любви в счастья. Но воспитатель, как мы знаем, не считает возможным предоставить Эмиля самому себе. Он не считает его воспитание завершенным, а свое дело выполненным. Когда Эмиль готов обвенчаться с любимой, воспитатель предлагает ему на два года уехать за границу, и лишь после того, как он узнает о жизни народов, государств, людей, он сможет жениться.

Вернувшемуся из двухлетнего путешествия воспитаннику наставник дает свое согласие на брак и предлагает поселиться не в городе, а в сельской местности. «Это исконный образ жизни человека,— считает Руссо,— это самое мирное, самое естественное существование, кое любезнее всего человеку с неизвращенным сердцем».

Утопичность этого завершения очевидна. Но в нем же и его демократичность, неприятие догматического, аристократического воспитания.

Выпуская своих героев в жизнь, Руссо скажет: «Я умиляюсь при мысли о том, сколько благодеяний смогут совершить Эмиль и Софи, пребывая в своем скромном убежище, как они оживят деревню и вдохнут новые силы в злосчастного поселянина».

Завершая свое грандиозное творение, свою тщательнейшим образом разработанную систему воспитания. Руссо вложит в уста Эмиля слова, обращенные к его воспитателю: «… я нуждаюсь в вас больше чем когда-либо. Вы исполнили свои обязанности: научите меня, как подражать вам, а вы отдохните — пора!»

2. Напишите реферативную работу на тему «Теория и практика свободного воспитания: вчера, сегодня, завтра (филосовско-педагогический анализ)».

Прогнозирование развития любой централизованно управляемой сферы деятельности имеет смысл только в отношении к тем или иным управленческим шагам или инициативам. В данном случае в качестве такой инициативы выступает проект Министерства образования и науки РФ «О приоритетных направлениях развития образовательной системы Российской Федерации». Одним из центральных пунктов этих направлений выступает включение в систему общего образования еще одной ступени, рассчитанной на детей 5—7 лет.

Ж.-Ж.РУССО «ЭМИЛЬ, ИЛИ О ВОСПИТАНИИ»


Ж.-Ж.РУССО «ЭМИЛЬ, ИЛИ О ВОСПИТАНИИ» — ПОЛНЫЙ ТЕКСТ (Извлечение)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Об Авторе и Книге
2. Книга I. Воспитание ребёнка от рождения до 2 лет
3. Книга II. Воспитание ребёнка от 2 до 12 лет
4. Книга III. Воспитание ребёнка с 12 до 15 лет
5. Книга IV. Воспитание ребёнка после 15 лет
6. Книга V. Любовь и Женитьба

1. Об АВТОРЕ и КНИГЕ (Извлечение из разных источников)

Жан Жак Руссо (1712-1778 гг.) – великий французский просветитель, философ, писатель-сентименталист, композитор, педагог. Наряду с Гоббсом и Монтескье был подлинным родоначальником теоретической социологии.

В Рейтинге-2 «ЛУЧШИЕ ПИСАТЕЛИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН» Руссо на 21 месте среди французских писателей
В Рейтинге-70 «ПИСАТЕЛИ-ФИЛОСОФЫ» Руссо на 7 месте
В Рейтинге-31 «ЗНАМЕНИТЫЕ ИСПОВЕДИ» Руссо на 1 месте

Родился в Женеве, в семье часовщика. В юности был лакеем, гравером, гувернером, учителем музыки, писцом, секретарем, театральным писателем, композитором (годы обучения описаны позднее в его «Исповеди»). Ему в наследство досталась библиотека деда и он очень много читал.

Особенно потрясли юного Руссо «Сравнительные жизнеописания» Плутарха. Значительное влияние на Руссо оказали также взгляды Аристотеля. Труды Монтеня имели для него огромное значение в качестве источника многих плодотворных мыслей.

В 16 лет покинул дом, долго скитался по Швейцарии и Франции, пока не нашел прибежище в доме мадам Варанас, которая стала ему другом, матерью и возлюбленной.

В 1741 г. перебрался в Париж, где подружился с Дидро и начал сотрудничать в «Энциклопедии».

В 1743-1744 гг. – секретарь французского посольства в Венеции.

В 1762 г., опасаясь ареста, в связи с выходом в свет его политического трактата «Об общественном договоре» и романа «Эмиль, или О воспитании», отвергавшего церковность, покинул Францию.

В Париж Руссо вернулся в 1770 г. Одним из средств его существования в это время было переписывание нот.

В 1745 г. сблизился со швеей Терезой Левассер, с которой прожил счастливые годы, но которой доставил немало страданий. Он отказывался оставлять в семье своих детей и отдавал их в воспитательный дом, что до сих пор не нашло адекватного объяснения.

В 1750 г. его сочинение «Рассуждение о науках и искусствах» заняло первое место на конкурсе в Дижонской Академии наук, что принесло ему славу.

Научное образование Руссо было недостаточным, философское мышление – поверхностным, а логика – очень невыдержанной. Однако его стиль был настолько же блестящ и увлекателен, как стиль Вольтера, и он даже превосходил Вольтера манерой писать, чарующей силой вдохновения, пронизывающей все его сочинения.

К 1758 г. у Руссо накопились идеологические противоречия с энциклопедистами, особенно с Вольтером, и он порывает с ними. Например, в отличие от Руссо Вольтер не признавал естественного неравенства между полами и считал, что женщины могут делать все тоже, что и мужчины.

В отличие от других просветителей Руссо усомнился в том, что научно-технический прогресс несет людям лишь благо. Цивилизация, по его мнению, усугубляет неравенство между людьми: и наука, и техника хороши лишь в том случае, если опираются на высокую нравственность, благородные чувства и преклонение перед природой. Для Руссо путь цивилизации – последовательное порабощение человека.

В 1761 г. Руссо публикует роман в письмах «Юлия, или Новая Элоиза» (назван в честь возлюбленной Абеляра). Этот роман утвердил сентиментализм, как новое и прогрессивное течение в литературе французского просветительства.

Публикация работы «Об общественном договоре» (1762 г.) привела к осуждению его и атеистами, и верующими. Руссо был вынужден уехать в Англию к Юму, но скоро порывает и с ним и возвращается во Францию.

Придерживаясь идей материалистического сенсуализма, Руссо считал, что познание сущности вещей для человека недоступно. Он принижал значение разума в познании мира.

Прославление «естественного состояния» легло в основу педагогики Руссо: детей надо воспитывать на лоне природы и в гармонии с ней, ребенка нельзя принуждать, наказывать и т. п.

Воспитание должно быть направлено на формирование любви к отечеству.

Воспитывать надо такие добродетели, которые позволили бы человеку довольствоваться минимумом материальных благ.

Ребенок от рождения не имеет никаких дурных черт (отличие Руссо от Ламетри), он своего рода – совершенство. Задача воспитания – сохранить это совершенство.

Основа воспитания – свобода и самостоятельность ребенка, уважение к его личности и изучение его интересов.

Руссо считал, что до возникновения государства социального неравенства не существовало, неравенство там было исключительно физическим. Причиной возникновения социального неравенства стало возникновение частной собственности: «Плоды земные принадлежат всем, а земля никому!»

Государство возникает в результате Общественного договора между всеми членами общества. Оно не может иметь интересов, противоположных интересам своих граждан (как тело не может вредить своим членам).

Целью законодательства является достижение свободы и равенства граждан: «Ни один гражданин не должен быть настолько богат, чтобы быть в состоянии купить другого, и ни один – настолько беден, чтобы быть вынужденным продавать себя».

Если государство обманывает ожидание народа и не выполняет своих обязательств, то народ имеет право его свергнуть. Это учение разрушало представление о божественном характере королевской власти.

Отсюда следовал революционный вывод: «Если правитель перестает добросовестно выполнять свои обязанности, то он может быть свергнут и заменен другим».

«Свобода, Равенство, Братство!» – стало лозунгом французской революции. Руссо писал: «Чем больше увеличивается расстояние между народом и Правительством, тем более обременительным становится обложение.

Так, при демократии народ облагается меньше всего; при аристократии он облагается уже больше; при монархии он несет наибольшие тяготы. Монархия, следовательно, пригодна только для богатых; аристократия – для Государств средних как по богатству, так и по величине; демократия – для Государств малых и бедных».

С этой позицией не были согласны даже его поклонники. Радищев считал, что Руссо не прав, полагая, что доброе правление (демократия) может быть только в малой земле, а в больших должно быть насилие (монархия).

Политический опыт Руссо скромен и скорее случаен. Данте, Макиавелли, Т. Мор, Монтень, Бэкон были политическими деятелями. Гоббс полжизни провел на королевском дворе и занимался воспитанием принца. Вольтер переписывался с государями и жил при дворе Фридриха Великого, играя немаловажную роль в духовно-политической жизни последнего.

Работы Руссо в области этики были высоко оценены Кантом, а работы по проблемам происхождения государства, послужили теоретическим фундаментом для Великой французской революции (Робеспьера и его сторонников). Его «Общественный договор» стал настольной книгой Робеспьера.

Л.Н. Толстой писал: «Я больше чем восхищался им – я его боготворил. В 15 лет я носил на шее медальон с его портретом, вместо нательного креста».

Руссо умер во Франции в уединении и в бедности, но в зените славы, которой он избегал всю жизнь. В период якобинской диктатуры останки Руссо, вместе с прахом Вольтера, были перенесены в Париж – в Пантеон.

Творчество Ж.-Ж. Руссо чрезвычайно многогранно. Значительное место в наследии Ж.-Ж. Руссо занимает педагогическая проблематика.

РОМАН-ТРАКТАТ «ЭМИЛЬ, или О ВОСПИТАНИИ» явился главным педагогическим сочинением Руссо, целиком и полностью посвященным проблемам воспитания человека. В нем два главных действующих лица — Эмиль (от рождения до 25 лет) и его воспитатель, почти все эти 25 лет проведший рядом с Эмилем.

Для выражения своих педагогических идеи Руссо создал в своем романе такую ситуацию, когда воспитатель начинает воспитывать ребенка, оставшегося с малолетства сиротой, и берет на себя все обязанности и права родителей. И Эмиль является полностью плодом многолетних усилий своего воспитателя.

Великий поборник природного, естественного воспитания, Руссо ПЕРВУЮ КНИГУ «Эмиля» начинает тезисом: «Все выходит хорошим из рук Творца, все вырождается в руках человека». Нам легко понять парадоксальность этой мысли. Однако нельзя, не увидеть здесь решительного неприятия Руссо существующего порядка вещей.

Руссо намечает три вида воспитания и три типа учителя: Природа, Люди, Предметы.

Все они участвуют в воспитании человека: природа внутренне развивает наши задатки и органы, люди помогают использовать это развитие, предметы действуют на нас и дают опыт. Природное воспитание не зависит от нас, действует самостоятельно.

Предметное воспитание частично зависит от нас.

Воспитание — великое дело, и оно может создать свободного и счастливого человека.

Естественный человек — идеал Руссо — гармоничен и целен, в нем высоко развиты качества человека-гражданина, патриота своей родины. Он абсолютно свободен от эгоизма. В качестве примера подобного человека Руссо называет имя лакедемонянина Педарета, который пожелал стать членом совета трехсот и, когда ему в этом отказали, обрадовался, что в Спарте оказалось триста человек лучших, чем он.

Еще один исторический пример. Лакедемонянка имела пятерых сыновей, которые пошли на войну. Она ожидала сведений о ходе боевых действий, и, когда сообщают, что все пятеро ее сыновей погибли, она с возмущением говорит рабу-вестнику: «Бесчестный раб, разве я об этом спрашивала?!» «Мы победили»,— сказал он, и мать лакедемонянка бежит в храм, чтобы возблагодарить бога.

Роль воспитателя для Руссо заключается в том, чтобы обучать детей и дать им одно-единственное ремесло — жизнь. Как заявляет воспитатель Эмиля, из его рук не выйдет ни судебный чиновник, ни военный, ни священник,— прежде всего это будет человек, который при нужде сможет быть и тем и тем.

Воспитание является столь огромным и ответственным делом, что один человек должен воспитывать только одного человека. Воспитатель Эмиля воспитывает только Эмиля, одновременно являясь и его учителем. Воспитатель и учитель — это одно и то же для Руссо.

Он не разделяет обучение и воспитание, ибо считает, что ребенка нужно обучить только одной-единственной науке — науке об обязанностях человека. И главное не обучение, а руководство, не учитель, а руководитель, задача которого не давать законы детям, а научить их самих найти эти законы.

Самовоспитание — стержень. Руссо утверждает, что бедные, которые все время трудятся, не нуждаются в воспитании, ибо они сами воспитывают себя. В воспитании нуждаются только богатые. Бедные сами могут стать людьми, ибо они трудятся, и труд — их воспитатель.

Руссо считает, что для ребенка знание добра и зла, понимание миссии человека в обществе не нужны. Он должен оставаться ребенком. У ребенка свои взгляды, свое сознание, свои чувства, и нельзя навязывать ему взгляды и чувства взрослого человека. Это такая же бессмыслица, как и требовать от 10-летнего ребенка, чтобы он имел высоту пять футов и способность суждения.

В этом возрасте не следует развивать у ребенка способности-суждения. Автор «Эмиля» не соглашается с Джоном Локком, который занимал совершенно противоположную позицию. Руссо выступает против Локка, который предлагает изучение души, а потом тела. Руссо возражает: сперва надо изучить тело, а потом душу.

Воспитатель Эмиля в своей деятельности пользуется творческим характером ребенка, его способностью подражать, желанием активно проявить себя в деле; когда ребенок видит, как люди работают в огороде, сеют, выращивают и убирают урожай, у него тоже появится желание делать то, что он видит.

И тут воспитатель преподносит своему воспитаннику уроки морали и знание добра и зла, не давая ему самих понятий, не обсуждая с ним этих вопросов. Знакомит ребенка с нормами морали не путем логических понятии, а путем опыта.
Эмиль воспитывается вне среды своих сверстников и вне какой-либо среды вообще. Все и всех для него заменяет воспитатель.

Руссо освобождает детей от всяких поручений и отнимает у них книгу — великое «орудие несчастья», как он считает. Даже в 12-летнем возрасте Эмиль не будет знать, что такое книга.

Отвергая всяческое насилие в воспитании ребенка, Руссо считает, что единственно эффективным методом обучения является собственное желание ребенка обучаться.

Задача воспитателя — дать ему это желание. Непосредственный интерес — вот в чем заключается успех любого обучения.

Это самая большая и единственная движущая сила. И надо поставить ребенка в ситуацию, когда у него возникнет необходимость и отсюда желание чему-либо обучиться, например чтению.

Обучая своего воспитанника астрономии, географии, воспитатель не преподносит готовых знаний, а заставляет его самого добывать их в процессе деятельности.

Руссо считает, что с детьми надо разговаривать языком действия, прибегая к словесному обучению лишь там, где невозможно действие. Чтобы передать Эмилю знание сторон света, воспитатель заставляет его заблудиться в лесу и оказаться вынужденным ориентироваться. Открытые им самим знания приводят Эмиля в восторг.
Руссо проявляет изумительную изобретательность в разработке конкретных приемов и методов воспитания.

В своих воспитательных принципах Руссо решительно выступает против праздности, провозглашая, что «труд… является неизбежной обязанностью человека в общественном состоянии. Всякий праздный гражданин — богатый или бедный, могущественный или слабый — это дармоед».

Среди всех видов труда Руссо отдает предпочтение ручному труду, труду ремесленника, который, по его утверждению, занимает наиболее самостоятельное положение в обществе.

Руссо требует от человека не таланта, а знания какого-нибудь ремесла, настоящего, подлинного, ремесла, даже чисто механического искусства, где руки работают больше, чем голова, и которое не несет богатства, но с помощью которого можно «терпеть неимение богатства». И не случайно великий просветитель обучает Эмиля столярному делу.

Руссо перечисляет виды труда по установленной им самим степени важности: на первое место он ставит земледелие, йотом кузнечное дело, столярное мастерство и т. д. Здесь он выступает сыном своего времени. Все приобретенное, говорит Руссо, можно потерять,— лишь один труд дает нам счастье и оправдание жизни.

Если человек пользуется способностью своих рук, для него исчезают все трудности.

Если человек владеет ремеслом, он независим, ему нет нужды унижаться и раболепствовать. Поэтому Руссо заставляет своего Эмиля изучить какое-нибудь ремесло.

Когда Эмилю исполнилось 15 лет, Руссо с гордостью заявляет, что его Эмиль трудолюбив, воздержан, имеет твердый характер, свободный ум, физически здоров, у яего свободное сердце. Теперь наступило время развития чувств, первоначальных сенсорных побуждений.

Важно, чтобы у ребенка не сложилось ложного представления о счастье. Поэтому не следует демонстрировать ему богатства, увлекательные зрелища, знакомить с жизнью света. Надо отказаться от всего этого, пока молодой человек не будет способен правильно оценить достоинства и недостатки общества и людей.

Человек рождается голым и бедным, в жизни он обязательно будет испытывать скорбь, болезни, несчастья. И он умрет. В 16 лет человек уже знает, что такое мучение, ибо он сам мучился, но он еще не знает, что и другие мучаются.

Надо воспитывать в человеке чувства гуманности, доброты, бескорыстия и не допускать в сердце воспитанника такие чувства, как зависть, жадность, ненависть, жестокие страсти, Руссо формулирует три условия, соблюдение которых дает человеку счастье и возвышает его как разумное существо: сочувствие другому, помощь другим, высокая чувствительность в сочувствии.

Придавая огромное значение правильному воспитанию, Руссо рассказывает, что Эмиль в возрасте шести лет почти ничем не отличался от других детей, ибо этих последних еще не успели изуродовать неверным воспитанием, но после того, как началось воспитание Эмиля (методами автора романа-трактата), он стал резко выделяться среди своих сверстников, ибо они, эти сверстники, уже были изуродованы плохим воспитанием.

Когда надо начинать воспитание?

Руссо отвечал на этот вопрос еще в «Новой Элоизе»: «Воспитание должно начинаться со дня рождения ребенка,— говорит Сен-Прё.— Какая пора более выгодна для воспитания их характеров, чем та, когда совсем не приходится их переламывать».

Основой педагогической концепции Руссо является возрастная педагогика. Руссо смотрел на ребенка с точки зрения возрастной его самобытности. С ребенком нужно обращаться «так, как подобает его возрасту»,— писал Руссо. В целом комплексе воспитания необходимо наблюдение за ребенком, изучение его мира.

Никто до Руссо так не заботился о возрастном принципе в педагогике, как это делает он. Этот принцип является основным в построении романа «Эмиль», в котором деление на пять книг определено пятью возрастными периодами детства, выделенными Руссо.

В соответствии с возрастом ребенка изменяются цели, задачи и средства воспитания. Решение задач воспитания требует постепенности, они последовательно встают перед воспитателем и не могут быть решены раньше или позже того времени, которое определено им возрастными особенностями развивающегося организма растущего человека.

Существует определенный возраст, в котором следует обучать наукам. И не раньше определенного возраста должно проходить освоение общественных устоев и норм. Можно насадить в ребенке основы общественного поведения раньше времени, тогда, когда он не в состоянии еще понять их, и, став взрослым, он всю жизнь будет следовать им, но он никогда не будет понимать, что он делает.

Приведите ко мне 12-летнего мальчика, говорит Руссо, который ничего не знает, и я обязуюсь вернуть его вам, когда ему будет 15 лет, с такими знаниями, как в у его ровесников, обучающихся с детства, с тем различием, что у них будут звания только в памяти, а у него — в рассуждении.

Дайте обществу 20-летнего человека; через год под хорошим руководством он будет более разумный и хорошо воспитанный, чем тот, которого воспитывали с детства. И это потому, что воспитанник Руссо уже будет иметь способность осознать основы преподносимых ему знаний и воспитываемой в нем морали.

Изо дня в день на протяжении более двух десятков лет идет воспитание Эмиля, строго учитывающее возрастные этапы его развития. Руссо создал собственную шкалу этапов возрастного развития: от рождения до 2 лет; от 2 до 12 лет; с 12 до 15 лет; с 15 до 22, с 22 до 24.

Кончая четвертую книгу романа, Руссо предупреждает, что наступил последний момент, когда Эмиль должен выбрать подругу жизни, и, если он допустит ошибку, поправить ее будет уже поздно. Вся пятая, последняя книга «Эмиля» посвящается этой проблеме, и мы не имеем права оставить без внимания теорию Руссо о любви, женитьбе, гражданственности новобрачных.

Эмилю уже 22 года, и Руссо считает этот возраст последним актом юности. Развязкой этого акта должна быть любовь и женитьба. В романе появляется третье главное действующее лицо — будущая подруга Эмиля Софи, которая Олицетворяет идеальный тип молодой женщины, как Эмиль — молодого мужчины.

Локк считает, что, когда наступает период женитьбы, воспитателю делать уже нечего, он должен удалиться. Руссо решительно не согласен с этим и заявляет, что «вовсе не намерен в настоящем случае следовать совету Локка».

Подруга Эмиля «Софи должна быть женщиной так же, как Эмиль — мужчиной, т. е. она должна обладать всеми качествами, присущими человеческой природе и ее полу, дабы выполнить свое назначение в области физической и моральной».

Отсюда начинается подробная, сложная, интересная теория сходства и различия между женщиной и мужчиной. В человеческих качествах женщина равна мужчине — это аксиома для Руссо. Даже во внешнем облике женщины и мужчины он не видит существенной разницы.

Однако Руссо приходит к мысли, что «в области гражданских отношений никак нельзя назначать представителей обоих полов на одни и те же должности, на одни и те же работы, вследствие чего неминуемо возникают самые нестерпимые злоупотребления».

Женщина воспитывает детей — разве это маленькая должность? Ребенок растет в семье и на большой родине. Невозможно поставить между ними знак равенства, однако невозможно и отделить их друг от друга. Семья является маленькой ячейкой, устоем родины, государства; она служит ее гигантскому организму. Семья должна исходить из интересов родины, государства, и эти интересы должны проявляться и в воспитании ребенка.

«Разве любовь,— пишет Руссо,— какую мы питаем к своим близким, не является залогом любви к нашей отчизне? Разве не семья, вся маленькая родина, внушает нам привязанность к великой родине? Разве хороший сын, хороший муж, хороший отец не являются в то же время и хорошими гражданами?»

В вопросе о положении женщины в обществе Руссо остается сыном своего века. «Следуя внушениям природы, мужчина и женщина должны действовать согласно, но не должны делать одно и то же». Женщина и мужчина должны быть воспитаны ее одинаково и разными методами.

Руссо считает, что «оба пола обладают одинаковыми способностям», но не в равной мере; развивать в женщине мужские свойства, пренебрегая присущими ей качествами,— значит действовать явно ей во вред».

В каждой из пяти книг «Эмиля» Руссо дает подробную возрастную характеристику Эмиля. Так же подробно он характеризует и Софи. У нее превосходные задатки: сердце — самое чувствительное, ум — проницательный, характер — легкий, внешний облик — обыкновенный, но приятный.

Софи появляется в жизни Эмиля вполне своевременно, именно тогда, когда герой подошел к той возрастной границе, когда, по условиям возрастной периодизации, созданной Руссо, ему положено вступить в пору любви в счастья. Но воспитатель, как мы знаем, не считает возможным предоставить Эмиля самому себе.

Он не считает его воспитание завершенным, а свое дело выполненным. Когда Эмиль готов обвенчаться с любимой, воспитатель предлагает ему на два года уехать за границу, и лишь после того, как он узнает о жизни народов, государств, людей, он сможет жениться.

Вернувшемуся из двухлетнего путешествия воспитаннику наставник дает свое согласие на брак и предлагает поселиться не в городе, а в сельской местности. «Это исконный образ жизни человека,— считает Руссо,— эю самое мирное, самое естественное существование, кое любезнее всего человеку с неизвращенным сердцем».
Утопичность этого завершения очевидна. Но в нем же и его демократичность, неприятие догматического, аристократического воспитания.

Выпуская своих героев в жизнь, Руссо скажет: «Я умиляюсь при мысли о том, сколько благодеяний смогут совершить Эмиль и Софи, пребывая в своем скромном убежище, как они оживят деревню и вдохнут новые силы в злосчастного поселянина».

Завершая свое грандиозное творение, свою тщательнейшим образом разработанную систему воспитания. Руссо вложит в уста Эмиля слова, обращенные к его воспитателю: «… я нуждаюсь в вас больше чем когда-либо. Вы исполнили свои обязанности: научите меня, как подражать вам, а вы отдохните — пора!»

Этими словами заканчивается «Эмиль», и этими словами автор подкрепляет основы своей педагогической системы. Один воспитатель формирует одного гражданина, но из этого вырастает нескончаемая цепь воспитания как процесса, идущего от поколения к поколению.

Но как сложилась жизнь Эмиля и Софи, воспитанных и соединенных в одной семье по педагогической доктрине Руссо? Добились ли они полного счастья, о котором думали они сами и к которому готовил их наставник?

Руссо намеревался написать продолжение «Эмиля» в нескольких книгах, но оставил нам только два письма Эмиля к своему воспитателю; второе из них незаконченное.
Продолжение педагогического романа должно было называться «Эмиль и Софи, или Одинокие». Из двух писем Эмиля к своему наставнику мы узнаем о трагической судьбе Эмиля и Софи. Идиллия, которой заканчивается «Эмиль», разрушена.

Что же случилось, чем вызвана трагедия? Или при столкновении с жизнью не оправдала себя воспитательная система? Однако Эмиль пишет своему наставнику: «Никогда я так остро не сознавал всю ценность ваших наставлений, как в те дни, когда на меня обрушились удары жестокой судьбы, похитившей у меня все, за исключением моего «я». Я одинок, я все потерял; но остался верен себе, и отчаянье не повергло меня в прах».

Жизнь героев была испорчена развращающим влиянием большого города. Оказавшись в Париже, Эмиль и Софи резко изменились, утратив все свои достоинства. Светская жизнь развратила Софи и превратила Эмиля в человека, уже не способного любить свою супругу. Они расстаются.

Роман-трактат «Эмиль» пробил брешь в традиционной педагогике. Руссо, блестяще обобщив педагогические суждения своих предшественников и современников, создал концепцию, выразившую новые тенденции и устремления.

Роман надо рассматривать прежде всего как изложение взглядов Руссо на основные моменты становления человека. Руссо считал, что каждое новорожденное человеческое существо — прекрасное и одаренное, что следует путем воспитания сделать так, чтобы такое природное совершенство не только не потускнело, но и засверкало новыми красками.

Руссо видел в ребенке существо особой телесной и духовной организации, при формировании и развитии которого следует учитывать его возраст и интересы, организовывать побудительные условия для поступков и суждений так, чтобы обеспечить переход от естественного, природного состояния к состоянию общественному.

Руссо полагал, что человеку от рождения присущи противоречивые устремления (самолюбие и любовь к ближним), гармония которых приносит ему и обществу счастье и свободу тогда, когда не выходит из очерченных природой границ. Условием эффективности такой гармонии и согласования должно было стать воспитание.

Эмиль — идеальный персонаж. Он лишен недостатков, защищен от тлетворных влияний общества природным здоровьем. Реального прототипа такого героя быть не могло, я Руссо создал его силой своего воображения.

Эмиль, которому чужды культурные традиции уходящего общества, который полагается на собственный здравый смысл, фактически оказывается сколком утопического, основанного на разумных началах общества. Эмиль внесоциален, он существо без частностей, способное естественно войти в грядущее общество, общество счастья и свободы. Руссо верил в такую перспективу человечества, и его программа воспитания соразмерялась с такой перспективой.

Общеизвестен огромный авторитет Руссо в России. Творения Руссо за последние более чем 200 лет интересовали всех, кто мыслил. Даже его ошибки и парадоксы встречали интерес и понимание. Его могли и не любить, но считали наставником. Он покорял своим гуманизмом, демократизмом, человеколюбием. «В самих его заблуждениях сверкают искры страстного человеколюбия»,— писал Карамзин.

Чернышевский называл Руссо гениальным, говорил о его нежной любви к людям и писал, что Руссо «ничего, кроме давно-гениального, не отдавал… в печать».

2. КНИГА I. ВОСПИТАНИЕ РЕБЁНКА ОТ РОЖДЕНИЯ ДО 2 ЛЕТ

Первая книга «Эмиля» охватывает период с момента рождения ребенка до освоения им речи.

Я не стану распространяться о важности хорошего воспитания; не стану также подробно доказывать, что принятое теперь воспитание дурно. Тысячи других уже делали это раньше меня, и не хочется наполнять книгу вещами давно всем известными. Замечу только, что возгласы против установившейся практики раздаются с незапамятных времен, а меж тем не додумываются предложить лучшую.

Литература и знание нашего века гораздо более стремятся к разрушению, чем к созиданию. Критикуют тоном наставительный, а чтобы предлагать, нужно принять иной тон, который не очень-то нравится философскому высокомерию. Несмотря на столько сочиненна, которые, говорят, не имеют иной цели, кроме общественного блага, первое из всех благ — искусство образовывать людей — до сих пор еще в забвении.

Детства не знают: при тех ложных понятиях, которые имеются о нем, чем дальше идут, тем больше заблуждаются. Самые мудрые из нас гонятся за тем, что людям важно,— знать, не принимая в расчет того, в состоянии ли дети научиться этому. Они постоянно ищут в ребенке взрослого, не думая о том, чем он бывает прежде, чем стать взрослым. Вот вопрос, который я прилежнее всего изучал так, чтобы можно было, если весь метод мой окажется химеричным и ложным, все-таки извлечь пользу из моих наблюдений.

Быть может, я очень плохо понял, что нужно делать. Но я думаю, что хорошо видел тот предмет, над которым мы должны работать. Итак, прежде всего хорошо изучите ваших воспитанников, ибо вы решительно их не знаете. А если с этой именно целью вы читаете эту книгу, то, думаю, она принесет вам некоторую пользу.
Все выходит хорошим из рук Творца, все вырождается в руках человека. Он принуждает одну почву питать растения, взращенные на другой, одно дерево приносить плоды, свойственные другому.

Он перемешивает и путает климаты, стихии, времена года. Он уродует свою собаку, свою лошадь, своего раба. Он все перевертывает, все искажает, любит безобразие, чудовищное. Он ничего не хочет видеть таким, как создала природа,— не исключая и человека: и человека ему нужно выдрессировать, как лошадь для манежа, нужно переделать на свой лад, как он окорнал дерево в своем саду.

Первоначальное воспитание важнее всего, и это первоначальное воспитание бесспорно принадлежит женщинам. Если бы Творец природы хотел, чтобы оно принадлежало мужчинам, он наделил бы их молоком для кормления детей.

Поэтому в наших трактатах о воспитании всегда обращайте речь по преимуществу к женщинам; ибо, кроме того, что им сподручнее, чем мужчинам, заботиться о воспитании и они всегда сильнее на него влияют, самый успех дела их заинтересовывает гораздо больше, так как стоит им овдоветь, и они чуть не попадают под власть своих детей, и тогда последние дают им сильно чувствовать последствия — хорошие или дурные — употребленного ими способа воспитания.

Законы, которые всегда столь много заняты имуществом и столь мало личностью, так как они имеют целью спокойствие, а не добродетель, не дают матерям достаточной власти.

Меж тем их положение вернее положения отцов, обязанности их тяжелее, заботы нужнее для порядочности семьи, и, вообще, у них больше привязанности к детям.
Есть случаи, когда сына, не питающего почтения к отцу, можно некоторым образом извинить; но если бы в каком бы то ни было случае сын был настолько испорченным, что не почитал бы свою мать — мать, которая носила его в своем лоне, кормила его своим молоком, которая целые годы забывала самое себя, чтобы заниматься исключительно им,— такую жалкую тварь следовало бы задушить скорее, как чудовище, недостойное смотреть на свет божий.

«Матери,— говорят,— балуют детей своих». Это, без сомнения, их вина; но они, быть может, менее виноваты, чем вы, которые развращаете детей. Мать хочет, чтобы ее дитя было счастливым, чтобы оно было таким с этой вот самой минуты. В этом она права.

Если же она обманывается в средствах, ее нужно просветить. Честолюбие, корыстолюбие, тирания, ложная предусмотрительность отцов, равно как их небрежность, жестокая бесчувственность, во сто раз гибельнее для детей, чем слепая нежность матери. Впрочем, надо выяснить смысл, который я придаю слову «мать», что и будет сделано ниже.

Растениям дают определенный вид посредством обработки, а людям — посредством воспитания. Если бы человек родился рослым и сильным, его рост и силы были бы для него бесполезны до тех пор, пока он не учился бы пользоваться ими; мало того: они были бы вредны ему, так как устраняли бы для других повод помогать ему, а предоставленный самому себе, он умер бы от нищеты прежде, чем узнали б о его нуждах.

Жалуются на положение детства, а не видят, что человеческая раса погибла бы, если бы человек не являлся в мир прежде всего ребенком. Мы рождаемся слабыми — нам нужна сила; мы рождаемся всего лишенными — нам нужна помощь; мы рождаемся бессмысленными — нам нужен рассудок. Все, чего мы не имеем при рождений и без чего мы не можем обойтись, ставши взрослыми, дается нам воспитанием.

Воспитание это дается нам или природою, или людьми, или вещами. Внутреннее развитие наших способностей и наших органов есть воспитание, получаемое от природы; обучение тому, как пользоваться этим развитием, есть воспитание со стороны людей; а приобретение нами собственного опыта относительно предметов, дающих нам восприятие, есть воспитание со стороны вещей.

Каждый из нас, следовательно, есть результат работы троякого рода учителей. Ученик, в котором эти различные уроки противоречат друг другу, дурно воспитан и никогда не будет в ладу с самим собою; в ком они все попадают в одни и те же пункты и стремятся к одним и тем же задачам, тот только и идет к своей цели, и живет правильно. Он один хорошо воспитан.

Меж тем из этих трех различных видов воспитания воспитание со стороны природы вовсе не зависит от нас, а воспитание со стороны вещей зависит лишь в некоторых отношениях. Таким образом, воспитание со стороны людей — вот единственное, в котором мы сами — господа; да и тут мы только самозванные господа, ибо кто может надеяться всецело управлять речами и действиями всех тех людей, которые окружают ребенка?

Коль скоро, таким образом, воспитание есть искусство, то почти невозможно, чтоб оно было успешным, потому что совпадение вещей, необходимое для его успешности, не зависит от человека. Все, что можно сделать с помощью забот,— это более или менее приблизиться к цели, по, чтобы достигнуть ее, для этого нужно счастье.
Одна спартанка отпустила в армию пять сыновей и ждала известий с поля битвы. Является илот: с трепетом она спрашивает, что нового. «Твои пять сыновей убиты!» — «Презренный раб!

Разве я тебя об этом спрашивала?» — «Мы победили!» Мать бежит к храму и воздает благодарение богам. Вот гражданка!

Кто при гражданском строе хочет сохранить первенство за природным чувствованием, тот сам не знает, чего хочет. Будучи всегда в противоречии с самим собою, вечно колеблясь между своими склонностями и своими обязанностями, он никогда не будет ни человеком, ни гражданином; он не будет пригоден ни для себя, ни для. других.
Он будет одним из людей нашего времени — будет французом, англичанином, буржуа,— он будет ничем.

Чтобы быть чем-нибудь, чтобы быть самим собою и всегда единым, нужно действовать, как говоришь, нужно всегда быть готовым на решение, которое должно принять, нужно принимать его смело и следовать ему постоянно. Я жду, пока мне покажут это чудо, чтобы знать, человек ли это или гражданин или как он берется быть одновременно тем и другим.

Из этих неизменно противоположных целей вытекают два противоречащие друг другу вида воспитания: одно — общественное и общее, другое — частное и домашнее.

В естественном строе, так как люди все равны, то общее звание их — быть человеком; кто хорошо воспитан для своего звания, тот не может быть дурным исполнителем и в тех же званиях, которые связаны с этим. Пусть предназначают моего воспитанника к тому, чтобы носить саблю, служить церкви, быть адвокатом,— мне все равно. Прежде звания родителей природа зовет его к человеческой жизни.

Жить — вот ремесло, которому я хочу учить его.

Выходя из моих рук, он не будет — соглашаюсь в этом — ни судьей, ни солдатом, ни священником: он будет прежде всего человеком; всем, чем должен быть человек, он сумеет быть, в случае надобности, так же хорошо, как и всякий другой, и, как бы судьба ни перемещала его с места на место, он всегда будет на своем месте.
Изучение человеческого состояния есть наша истинная наука.

Кто умеет лучше всех выносить блага и бедствия этой жизни, тот из нас, по-моему, и воспитан лучше всех; отсюда следует, что истинное воспитание состоит не столько в правилах, сколько в упражнениях. Научаться мы начинаем, начиная жить; наше воспитание начинается вместе с нами; первый наш наставник — наша кормилица. И самое слово «воспитание» указывает на «питаний».

Таким образом, воспитание (в первоначальном смысле слова), наставлении и образование суть три столь же различные по своей цели вещи, как мы различаем няньку, наставника и учителя.

Но эти отличия дурно поняты; и чтобы быть хорошо руководимым, ребенок должен следовать за одним всего руководителем.
Вся наша мудрость состоит в рабских предрассудках; все наши обычаи — не что иное, как подчинение, стеснение, принуждение.

Человек-гражданин родится, живет и умирает в рабстве: при рождении его затягивают в свивальник, по смерти заколачивают в гроб; а пока он сохраняет человеческий образ, он скован нашими учреждениями.

Говорят, что многие повивальные бабки выправляют голову новорожденных детей, что придают ей более соответственную форму,— и это терпится! Наши головы, видите ли, дурно устроены Творцом нашего бытия: их приходится переделывать извне повивальным бабкам, изнутри философам. Карибы наполовину счастливее нас.

«Едва ребенок вышел из чрева матери, едва получил свободу двигать и расправлять свои члены, как на него налагают новые узы. Его спеленывают, укладывают с неподвижною головою, с вытянутыми ногами, с уложенными вдоль тела руками: он завернут во всякого рода пеленки и перевязки, которые не позволяют ему изменить положение. Счастье его, если он не стянут до того, что нельзя дышать, и если догадались положить его на бок, чтобы мокроты, которые должны выходить ртом, могли стекать сами собою: иначе он не имел бы возможности повернуть голову на бок, чтобы способствовать их стоку».

Новорожденный ребенок имеет потребность протягивать и двигать свои члены, чтобы вывести их из онемения, в котором они так долго оставались, будучи собранными в клубок. Их, правда, вытягивают, но зато мешают им двигаться; даже голову закутывают в чепчик: подумаешь, люди боятся, как бы ребенок не подал признака жизни.

Таким образом, импульс внутренних частей тела, стремящегося к росту, встречает непреодолимое препятствие для потребных ему движений. Дитя непрерывно делает бесполезные усилия, которые истощают его силы или замедляют их развитие. В сорочке он был менее сжат, менее стеснен, менее сдавлен, чем теперь в пеленках; я не вижу, что он выиграл своим рождением.

Бездействие, принужденное состояние, в котором держат члены ребенка, только стесняет обращение крови и соков, мешает ребенку крепнуть и расти и уродует его телосложение. В местностях, где не принимают этих сумасбродных предосторожностей, люди все рослы, сильны, хорошо сложены.

Страны, где закутывают детей в пеленки, кишат горбатыми, хромыми, косолапыми, кривоногими, рахитиками, людьми, изуродованными на все лады. Из боязни, чтобы тело не обезобразилось от свободных движений, спешат обезобразить его укладыванием в тиски. Ребенка охотно сделали бы паралитиком, чтобы помешать ему стать уродливым.

Столь жестокое принуждение может ли остаться без влияния на нрав и темперамент детей? Их первое чувство — чувство боли и муки: все движения, в которых они имеют потребность, встречают одно препятствие; будучи более несчастными, чем преступник в оковах, они делают тщетные усилия, раздражаются, кричат. Вы говорите, что первые звуки, ими издаваемые,— это плач?

Охотно верю: вы досаждаете им с самого рождения; первыми дарами, которые они получают от вас, бывают цепи; первыми приемами обращения с ними оказываются мучения. Если они ничего не имеют свободным, кроме голоса, как же не пользоваться им для жалоб? Они кричат от страдания, которое вы им причиняете; если бы вас так спутали, вы кричали бы громче их.

Откуда идет этот безрассудный обычай? От противной природе привычки. С тех пор как матери, пренебрегая своего первою обязанностью, не захотели больше кормить детей своих, пришлось доверять их наемным женщинам; а последние, очутившись таким образом матерями чужих детей, к которым природа не внушала им никакого чувства, старались лишь о том, чтобы избавить себя от труда.

За ребенком, оставленны

Презентация а тему «Жан Жак Руссо Эмиль, или о воспитаний»

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

КГУ “Глубоковский технический колледж” «Жан Жак Руссо Эмиль,или о воспитании». Учитель : Ожирканова Балнұр Әлібекқызы

2 слайд Описание слайда:

І.Биография ІІ.Творчество ІІІ. Эмиль или о воспитании ІV. Роль Жан Жак Руссо в педагогике

3 слайд Описание слайда:

Жан Жак Руссо — французский писатель и философ, представитель сентиментализма

4 слайд Описание слайда: 5 слайд Описание слайда:

    Ж. Ж. Руссо выступал против социального неравенства, деспотизма королевской власти. Идеализировал естественное состояние всеобщего равенства и свободы людей, разрушенное введением частной собственности. .Эстетические и педагогические взгляды Руссо выражены в романе-трактате «Эмиль, или О воспитании» (1762). Роман в письмах «Юлия, или Новая Элоиза» (1761), а также «Исповедь» (из

определение воспитания по The Free Dictionary

Ибо ЭТО Я от сердца и с самого начала — рисование, рисование вверх, рисование вверх, воспитание; рисовальщик, тренер, тренер, который не зря однажды советовал себе: «Стань тем, кем ты являешься!» Для одного из ее воспитанников и ее предназначения слабость мужчин была незнакомой истиной, но она догадалась об этом во Флоренции, когда Джордж бросил ее фотографии в реку Арно. Энтузиазм молодой девушки с выдающимся воспитанием понравился Уильяму и подсказал тысячу способов, которыми он с его образованием и достижениями может быть полезен ее.Харви присвистнул, но в глубине души ему было довольно приятно думать, что его воспитание так дорого стоило. Парень был дворнягой, ирландец из Глазго по рождению и воспитанию, но он жил в Южной Африке много лет и, конечно, знал, что страна очень хорошо. Он одолжил мне книгу; но я не против сказать, что это было немного выше моей головы, хотя у меня было хорошее абердинское воспитание. Из него бы получился величественный человек с его худым лицом, седыми волосами и торжественной манерой говорить. Если бы ей было четырнадцать вместо двадцати четырех, они могли бы изменить ее; но ей было двадцать четыре, консервативная по натуре и воспитанию, и она уже кристаллизовалась в трещине жизни, где она родилась и сформировалась.Их образ жизни и место жительства, их знакомства и связи, занятия Наташи, воспитание детей — все было выбрано не только исходя из высказанных желаний Пьера, но и из того, что Наташа из мыслей, высказанных им в разговоре, предполагала его желания. Монашеское воспитание, один год в мире после двадцати лет, а затем свободный выбор, так или иначе, — это был странный курс, который ему наметили. У нее есть единственный сын, поздно родившийся, за которым ухаживают в нашем хорошо построенном доме, дитя многих молитв и приветствий: если бы вы могли вырастить его, пока он не достиг полной юности, любая женщина, которая увидела бы вас, сразу бы позавидовала вам, такие дары были бы наша мама отдаёт на его воспитание.« Это были красивые девушки, у них был свежий колорит своего деревенского воспитания, и в их глазах сияло то сияние, которое называется — увы, без всякой метафоры — светом молодости. » Хотя она была англичанкой, я не мог точно сказать. Поместите ее, и было непонятно, из какого положения в обществе она выросла, каково было ее воспитание или как она жила до замужества.

Воспитание детей план урока

Краткосрочный план Единица долгосрочного плана: Воспитание детей

ТарГПУ

Дата: 4 марта Имя учителя: Муса А.К.

Класс: 17-1us Количество присутствующих: 13

отсутствует:

Тема урока Отношения между родителями и детьми

Обучение цели, которые этот урок способствуя

 возможность активировать словарный запас двуязычного,  способствовать стремлению учащихся развивать свою точку зрения

путем критического анализа и трансформации ситуации на сам

 развитие навыков сравнения, анализа, критического оценка жизненной ситуации;

 воспитание толерантности, уважения к чужому мнению;  понимание психических качеств

Цели урока Все учащиеся смогут:

Большинство учащихся смогут:

Некоторые учащиеся смогут:

Критерии успеха Учащиеся достигли цели обучения , если они получили 8 или более вопросы верны и могут подтвердить, как большинство их прогнозов были отличается от того, что было слышно на записи.Учащиеся достигли цели обучения , если они используют разумные диапазон предметной лексики для большинства задач Учащиеся достигли цели обучения , если они пишут предложения используя Present Simple

Значения ссылок Перекрестная учебная программа ссылки Навыки ИКТ MC Word, youtube.com и т. Д. Предыдущее обучение

План

Планируется тайминги

Запланированные мероприятия (замените примечания ниже вашими запланированными деятельность)

Ресурс s

1 мин.

4 мин.

И.Начало Привет. Знакомство студентов с целью урока. Фонетическая тренировка упражнения «Родительское сердце» стихотворение

Когда хочется сломаться или врезаться, К кому ты обращаешься, чтобы простить свой грех? Когда ты плакал своими одинокими слезами, Кто будет бороться с вашими страхами? И когда кажется, что никто не поймет, Кто должен был держать тебя за руку?

Видишь ли, друг мой, нет никого, кто мог бы любить тебя больше, Чем ваши собственные родители, это точно.Всегда помни, что это правда, Куда бы вы ни пошли, ваши родители будут рядом с вами.

ППТ

Космоэнергетика школы Эмиля Багирова

Космоэнергетика — метод, основанный на использовании так называемых космических «энергоинформационных» полей — «космических каналов» с лечебными свойствами. Процессы выздоровления реализуются с помощью еще не установленных современной наукой, но вполне материальных физических механизмов взаимодействия «космоэнергетика — пациент». Наиболее вероятная гипотеза предполагает, что такие взаимодействия используют «что-то» из арсенала уже признанных, но еще недостаточно изученных наукой физических информационных полей энтальпии, которые мы называем «космическими каналами».

Космоэнергетика — это использование определенных разумных сил Вселенной на благо человека.

Научно установлено, что разумные космические силы Вселенной с вашим особым настроением и согласием сделают огромную работу внутри вас, чтобы преобразовать всю вашу человеческую природу. Единственное, что от вас требуется, — это полная отдача себя самой Высшей Разумной Космической Силе, тогда работа с вами будет выполняться самой совершенной и самой разумной силой Вселенной.

Вам просто не нужно слишком сильно радоваться и не беспокоиться о времени, потому что Высшие Разумные Силы внутри вас делают огромную работу, трансформируя всю вашу человеческую природу в природу более высокого порядка, сжимая столетия эволюции до десятилетий и даже нескольких лет. Нет причин опасаться обострения. Любое малейшее событие внутри и снаружи вас будет искусно спланировано и осуществлено Бесконечной Мудростью Высших Космических Сил, так что, связавшись вместе, они устранят в вас несовершенство.

О биополе

О человеческом биополе можно говорить долго и все равно информации будет недостаточно. Прежде всего, мы должны определить, что является в первую очередь: физический объект или поле, которое этот физический объект образует. Начнем с фактов. В 1940 году профессор Университета Гарольда Беррог Йела, изучая форму энергетических полей, окружающих живые растения и животных, исследовал форму электростатических полей саламандр и обнаружил, что детеныши саламандр обладают электрическими полями, повторяющими форму взрослого животного.Берр хотел выяснить, на каком этапе развития животных это поле появляется впервые. Поэтому он начал составлять карты для все более и более ранних стадий эмбриогенеза и обнаружил, что поле существует уже в неоплодотворенной яйцеклетке. Это открытие противоречило биологическим и генетическим теориям человека того времени.

Берр также экспериментировал с электрическими полями вокруг небольших побегов. Его исследования показали, что электрическое поле вокруг побега не имеет формы побега, а напоминает взрослое растение.Результаты дали предположение, что любой развивающийся организм следует заранее упорядоченной программе роста, которая определяется индивидуальным полем последнего.

Современные исследования придали большую убедительность теориям Берра о биоэнергетических полях, вызывающих особенности биологического роста, и публикациям, связанным с фотографированием полей живых объектов по методике советского ученого Симеона Кирлиан, и их последующим изучением.

Первые фотографии аур мужа и жены Кирлиан, сделанные в 1940 году.В том же году Берр изучал области живых существ. Оба ученых независимо друг от друга разработали экспериментальные методики, позволяющие определять изменения в энергетических полях живых существ и неживых объектов. Берр в своих исследованиях применял обычный вольтметр и по данным фиксировал изменения величины микродавления.

Кирлиан изучала те же поля вокруг живого тела, но в его электрографическом методе электрические изменения были заменены наблюдением поля. Оба ученых независимо друг от друга выяснили, что такие заболевания, как рак, вызваны существенными изменениями в биополях живых организмов.Анализируя с помощью вольтметра распределение электрических потенциалов на поверхности кожи, Берр сделал свое открытие.

Кирлиан сделал фотографии участков тела в разряде коронки для исследования изменений силовых полей, которые в последствии могут привести к различным заболеваниям. С тех пор, как Кирлиан разработал новый подход к изучению растений и животных с помощью электрографа, многие ученые подтвердили диагностический потенциал этого метода. Электрография (в самом простом виде) основана на явлении коронного разряда.Например, если мы поместим заземленный электричеством объект в высокочастотное электрическое поле, между ним и электродами, образующими пол, проскользнут искры. Термин «коронный разряд» появился в процессе наблюдения за электрическими разрядами вокруг круглых объектов: при этом узор, образованный искрами вдоль края предмета, напоминает корону Солнца, наблюдаемую при солнечном затмении.

При изучении формы корончатых выделений вокруг ногтевых фаланг человека удалось получить ценную биологическую информацию, важную для диагностики такого заболевания, как рак.Красивые узоры разряда кроны вокруг различных видов листьев (деревьев) оказались даже интереснее, чем электрография кончиков пальцев. С помощью электрографии было обнаружено уникальное явление. Это называется «эффект фантомного листа», и его можно наблюдать, когда верхняя треть листа срезается и разрушается. Оставшаяся часть листа затем фотографируется электрографическим методом. На электрограмме листа с удаленным фрагментом появляется изображение нетронутого целого листа.Отрезанная часть все еще видна на снимке, хотя физически ее больше не существует.

Скептически настроенные ученые пытались объяснить «эффект фантомного листа», как результат воздействия на пленку влаги, содержащейся в реальном листе. Кейту Вагнер, ученый из Калифорнийского университета смог поколебать этот скептицизм. Его элегантные фотографические опыты показали, что часть фантома листа можно сфотографировать и через прозрачный блок поместить там, где должен быть фантом.Подобно привидению, он появлялся постоянно, несмотря на то, что влага не могла проникнуть через пластиковый экран.

Из всего этого можно сделать вывод, что тонкие энергетические поля имеют определенную организованную структуру, и эта структура отражает определенный план, то есть программу, которая поддерживает жизнь физического объекта, включая жизнедеятельность человека и человека. человечество в целом. Из вышеизложенного ясно, что современная медицина должна быть дополнена новейшими идеями из мира физики и других прикладных наук.Исследования ученых установили, что психическое тело человека управляет ростом. На основе этих представлений установлено, что многие болезни возникают на духовном уровне. Новый просмотр и правильное использование тонких сил позволит медикам существенно снизить уровень производства и потребления лекарств, сократить количество хирургических вмешательств и перейти к менее травмирующим и более естественным методам лечения и развития организма, а также предопределяет возникновение болезней и гибель всех живых существ.

Практическое использование космоэнергетики в конечном итоге приведет к постепенному слиянию религии и науки — поскольку ученые начнут осознавать духовные стороны человеческой природы и законы проявления жизненной силы. Целостные тенденции в медицине дадут врачам возможность понять, что люди должны поддерживать неразрывное единство тела, сознания и Духа. Только в этом случае они будут здоровыми. Традиционная медицина должна преодолеть присущий ей консерватизм и выйти за рамки свойственного ей материалистического мировоззрения.Сделать это удастся силой современной науки, ведь даже знаменитая формула Эйнштейна Е = mс2 свидетельствует о том, что энергия и материя — две однородные одной и той же универсальной субстанции.

Все материальные объекты во Вселенной являются продуктом энергии или вибрации. Эту же мысль высказывает и академик Р.Ф. Авраменко. Он пишет: «Квантовая теория показала, что объекты реального мира не локальны — каждый объект от« микрочастицы »до человека, планет и т. Д.занимает всю Вселенную (вспомните, что безгранична аура каждого из нас?). Видимая и осязаемая граница предметов лишь ограничивает область максимальной концентрации волн вещества. По мнению Р.Ф. Авраменко, чтобы понять и правильно использовать этот «квантовый ключ» к будущему, необходимо избавиться от накопленных наукой «генетических дефектов», ошибок и утверждений, фактически имеющих смысл только как субъективные соглашения ученых о «правилах игры» для описания окружающей действительности.

В основу воззрения на медицину следует положить принцип единства и неделимости Человека и Природы, первоосновой которой является энергия. При этом важно понимать, что двойственность Природы, разделение ее на физический и тонкий (духовный мир) — всего лишь простая оговорка. Представление о существовании только физического (материального мира) возникло в связи с ограниченными возможностями наших органов чувств к восприятию окружающей нас действительности. Из бесконечного спектра вибраций Вселенной те вибрации, которые человек не может воспринять, были отнесены им в тонкий (духовный) мир.Лекарство, занимающееся только физическим телом, стало полностью материалистическим, назвав тонкий мир, мир духа, души плодом воображения. Ученые и врачи, сталкиваясь с необъяснимыми фактами, противоречащими их материалистическому мировоззрению (формирующим их идеи и концепции), выражают недоверие феноменам, доказывающим существование невидимого, внутреннего мира. Медицинский материализм — это прибежище для упрощенных идей, хотя когда великие порывы правдивой жизни духовных святых — «гениев» религиозной области — с презрением рассматриваются как проявление истерии или расстройства кишечника и т. Д.

Медицинский материализм — тот же догматизм, идущий по традиционным следам, только в обратной стороне. Однако пришло время, и медицина должна признать, что помимо физического существует тонкий энергетический слой жизни (в религии дух, душа). Необходимо понять и признать важный аспект физиологии человека, согласно которому тонкие поля (дух) доминируют над телом. Тонкие структуры (его духовное измерение) — это энергетическая основа жизни, потому что энергия духа восстанавливает физическую структуру материи.Такие изменения в медицинской идеологии необходимы для того, чтобы широко распространенное выражение «исцелить душу и тело» перестало быть пустым звуком, а олицетворяло смысл истинного предназначения медицины. Следует согласиться с доктором Гербером, что «лекарство, которое отрицает или игнорирует существование духа, будет неполным, потому что оставляет за рамками исследований самое фундаментальное качество человека — духовное измерение …

Область, которую мы называем преобладанием духа, представляет собой иерархию определенных многомерных энергетических систем ».

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.