Кот который гуляет со мной: Читать Кот, который гуляет со мной онлайн (полностью и бесплатно)

Читать Кот, который гуляет со мной онлайн (полностью и бесплатно)

У пессимистки Фаи Ромашиной «все еще хуже» – ее отдел отстранен от работы, начальник пропал, сестра беременна, а мужчина ее мечты, психотерапевт Игорь, после свидания пропал и не звонит. Фая клянется, что не станет звонить ему первой, но и ждать у моря погоды не в ее стиле. Девушка пытается найти ответы на все вопросы, используя «научные методы». Полученные выводы удивляют не только ее.

Содержание:

  • Глава 1 — Пессимисты живут дольше, но разве это их радует? 1

  • Глава 2 — Что делать человеку, который не умеет (или не хочет) говорить «Да»? 3

  • Глава 3 — Никогда не поздно понять, что «мне уже многое поздно» 6

  • Глава 4 — Какое ты животное? 8

  • Глава 5 — Расставание – это иллюзия; с другой стороны, долги – реальность 10

  • Глава 6 — Вот говорят – отправляйся туда, где никогда не была. В Сомали, например! 13

  • Глава 7 — А что бы ты сделал на моем месте? 15

  • Глава 8 — Просто получай удовольствие от жизни. Иными словами, радуйся, что не помер! 17

  • Глава 9 — Просто сделай это. Или не делай. Или сделай. Или… 19

  • Глава 10 — «Просто дыши». Хороший совет, а то я вечно забываю! 21

  • Глава 11 — Даже с маленьким IQ можно сделать барбекю 24

  • Глава 12 — Ты получишь то, что хочешь, когда будешь к этому готов. А пока – просто получай! 26

  • Глава 13 — А почему цвета такие мрачные? А я так вижу… из своего танка! 29

  • Глава 14 — Ты не такой? А какой? 31

  • Глава 15 — Если ничего не получается, не беда. Всегда можно бросить все к чертовой матери! 34

  • Глава 16 — Медитация – это когда ты делаешь вид, что не думаешь о том, что ни о чем не думаешь 37

  • Глава 17 — Что о тебе думают другие? Да то же, что ты о них! 39

  • Глава 18 — Все что угодно можно превратить в борьбу за права животных 41

  • Примечания 44

Татьяна Веденская
Кот, который гуляет со мной

Нижеизложенное описание жизни,

метаний и треволнений Фаины Ромашиной

является вымыслом, допущением

и параллельной реальностью автора

«Зачем искать иголку в стоге сена?

Нужно воспользоваться магнитом, а сено сжечь».

Эти ваши интернеты

«Дамы и господа! За этими стенами

вас никогда не коснется когнитивный диссонанс.

Поэтому вам совершенно незачем знать, что это такое».

Пелевин, «Generation П»

Глава 1
Пессимисты живут дольше, но разве это их радует?

Все было очень плохо, куда хуже, чем предполагали ее величество Теория Вероятности и ее придворная дама Статистика. Я сидела на теплом от проводов, грязном ковролиновом полу двадцать шестого этажа нашей «свернутой башни» и пялилась в экран смартфона в поисках выхода, но выхода не было. Я пересчитывала и переделывала цепочки последовательностей, но это не приводило ровно ни к чему. Надежды растворялись и превращались в пыль на ковре, и мне оставалось только признать неизбежное – принять поражение как оно есть. Но я не была готова к этому, еще нет, и мой разум – единственная, на мой взгляд, стоящая хоть чего-то часть моего тела – снова и снова обсчитывал возможные варианты, выискивая лазейку в лабиринте без выхода.

Я не была одинока. В таком же положении (кто-то даже сказал бы – в одной лодке) оказалось сразу несколько человек. Я точно знала это, вычислила по выражениям их лиц – напряженные, отчаянные попытки хоть как-то выкрутиться, хоть что-то сделать. Ближе к окну, опершись спиной о грязную стенку, сидел наш хмурый худенький Ванечка – симпатичный молодой человек в огромных очках с черной оправой. Требовалось некоторое время, чтобы понять, насколько Ванечка симпатичен, так как очки заявляли обратное – сознательно сгенерированный эффект. Ванечка был специалистом по «тарелочкам», так мы называли информационную безопасность, к которой в нашем «

нефте-газо-садо-мазо-холдинге » относились очень серьезно, хотя никто, кроме нас и Ванечки, не понимал, что это такое. Ванечка хмурился и шевелил губами, бросая быстрые тревожные взгляды на окружающих.

У Яны – операционистки из отдела техподдержки – дела шли не лучше, она сидела, скрестив ноги, как заправский йог, сбросила кеды и от напряжения даже сняла с ушей огромные наушники, в которых ходила всегда. Настолько всегда, что многие считали, что это у нее «просто такие большие уши». Яна и я – мы были единственными девочками на двадцать шестом этаже нашего Муравейника, если не считать уборщицу и случайных посетителей. Обе мы были скорее плевком в лицо «женственности», нежели ее триумфом. Обо мне и говорить не приходится, а Яна… в своих необъятных фуфайках с капюшонами, скрывающих любые вторичные половые признаки, со странной прической и – о да, тоже очками в толстенной оправе – Яна напоминала мальчика, который напоминает девочку. Такой вот парадокс импликации! Яне еще не исполнилось и двадцати пяти, у нее все было впереди – и муки, и сомнения, и разочарования. Я глубоко сожалела, что ей тоже не повезло сидеть с нами на ковролине двадцать шестого этажа, но что я могла поделать?! Постников решил бить наповал, и весь наш отдел теперь подпадал под риск увольнения. Яна не имела к происходящему никакого отношения, в конце концов, это я постоянно хамила Вите Постникову, ведущему аналитику из финансового подразделения, это я «достала» его и будила в нем неудержимое желание «до основанья все разрушить, а затем»… Но кому от этого легче? Если лавина несется с горы, она не разбирает, хорошие люди у нее на пути или плохие. Она сметает всех подряд.

– Ну и сколько можно тянуть кота за хвост? – спросил Саша Гусев, глядя почему-то на Рудика, нашего шамана-сисадмина, высокого, стройного бородача с бакенбардами и иссиня-черными растрепанными волосами. Шаманом Рудика звали за то, что он умудрялся выискивать ошибки в протоколах, чего не мог никто из всех остальных, и делал он это необычно, по-своему, с приговорками и ритуалами, понятными лишь ему одному. Рудик вздохнул и бессильно посмотрел вдаль – сквозь наш длинный коридор на лифты, которые проезжали сегодня мимо нашего, двадцать шестого, без остановки.

– Между прочим, я был против, чтобы ты, Саша, ставил этот «читерский мод». Это все равно что заранее заложить в программу баг, чтобы потом все обрушилось. Кто так делает?

– Ну, допустим, я, – задумчиво пробормотала я.

– И зачем?

– Ну как же, Рудик, ведь от правильно заложенного в программу бага может быть море пользы, – усмехнулся Жора, коллега Яны из техподдержки. Его работа состояла преимущественно в том, чтобы просить паникующих пользователей выключить, а затем снова включить оборудование. В восьмидесяти процентах случаев этого было достаточно, и можно было идти пить чай с пирожками с вареной сгущенкой. Остальными двадцатью процентами занимались либо Яна, либо ее знаний не хватало, и тогда шаманил Рудик. В редких случаях звали меня. Так или иначе, у Жоры оставалось достаточно времени на пироги с вареной сгущенкой, что неминуемо сказывалось на его теле. Жора был женат, и на фигуру ему было плевать. Забавно, что Жора, самый потрепанный и неухоженный из всех нас, был единственным женатым человеком. Куда только смотрит его жена?

– Море пользы, – кивнула я. – Особенно если баг активируется не сам по себе, а в нужное время, при нужных обстоятельствах. И если ты можешь этим багом управлять, скажем, дистанционно и анонимно.

– Это, моя дорогая Ромашка, называется уже совсем по-другому, – усмехнулся Саша Гусев, мой коллега и товарищ по несчастью. – Это, Ромашка, форменное хакерство.

– А где проходит тоненькая грань между читерством и хакерством? – спросила я с философским видом. – Если ты можешь выложить карту, которая вышла из игры, а результатом станет незаконный и немотивированный выигрыш, что это будет – хакерство или читерство?

– Вопрос в том, включает ли выигрыш деньги или нет, я так считаю, – бросил Жора.

– Такая интерпретация – в корне ложная, – вмешалась я. – Читеры не являются хакерами по определению, ибо не пишут коды и в большинстве случаев даже не владеют ни одним языком программирования. Читеры – это как всякие жуликоватые консюмеры, ворующие в супермаркетах шоколадные батончики. Они не производят батончики, не продумывают «левых» схем их реализации – они просто их жрут. Хакеры же владеют технологией производства.

– Хакеры добиваются материализации батончиков на полках магазинов, каковая происходит сама собой, вопреки правилам и законам вселенной, – добавил Саша Гусев. – Ромашка, ходи. Твой ход.

– Не хочу! – рассмеялась я. – Что ты сделаешь со мной, если я не стану ходить? Будет ли это проигрышем, если я выйду из игры по техническим причинам – к примеру, в туалет?

Читать онлайн «Кот, который гуляет со мной» автора Веденская Татьяна Евгеньевна — RuLit

Татьяна Веденская

Кот, который гуляет со мной

Нижеизложенное описание жизни,

метаний и треволнений Фаины Ромашиной

является вымыслом, допущением

и параллельной реальностью автора

«Зачем искать иголку в стоге сена?

Нужно воспользоваться магнитом, а сено сжечь».

Эти ваши интернеты

«Дамы и господа! За этими стенами

вас никогда не коснется когнитивный диссонанс.

Поэтому вам совершенно незачем знать, что это такое».

Пелевин, «Generation П»

© Саенко Т., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Глава 1

Пессимисты живут дольше, но разве это их радует?

Все было очень плохо, куда хуже, чем предполагали ее величество Теория Вероятности и ее придворная дама Статистика. Я сидела на теплом от проводов, грязном ковролиновом полу двадцать шестого этажа нашей «свернутой башни» и пялилась в экран смартфона в поисках выхода, но выхода не было. Я пересчитывала и переделывала цепочки последовательностей, но это не приводило ровно ни к чему. Надежды растворялись и превращались в пыль на ковре, и мне оставалось только признать неизбежное – принять поражение как оно есть. Но я не была готова к этому, еще нет, и мой разум – единственная, на мой взгляд, стоящая хоть чего-то часть моего тела – снова и снова обсчитывал возможные варианты, выискивая лазейку в лабиринте без выхода.

Я не была одинока. В таком же положении (кто-то даже сказал бы – в одной лодке) оказалось сразу несколько человек. Я точно знала это, вычислила по выражениям их лиц – напряженные, отчаянные попытки хоть как-то выкрутиться, хоть что-то сделать. Ближе к окну, опершись спиной о грязную стенку, сидел наш хмурый худенький Ванечка – симпатичный молодой человек в огромных очках с черной оправой. Требовалось некоторое время, чтобы понять, насколько Ванечка симпатичен, так как очки заявляли обратное – сознательно сгенерированный эффект. Ванечка был специалистом по «тарелочкам», так мы называли информационную безопасность, к которой в нашем «

нефте-газо-садо-мазо-холдинге» относились очень серьезно, хотя никто, кроме нас и Ванечки, не понимал, что это такое. Ванечка хмурился и шевелил губами, бросая быстрые тревожные взгляды на окружающих.

У Яны – операционистки из отдела техподдержки – дела шли не лучше, она сидела, скрестив ноги, как заправский йог, сбросила кеды и от напряжения даже сняла с ушей огромные наушники, в которых ходила всегда. Настолько всегда, что многие считали, что это у нее «просто такие большие уши». Яна и я – мы были единственными девочками на двадцать шестом этаже нашего Муравейника, если не считать уборщицу и случайных посетителей. Обе мы были скорее плевком в лицо «женственности», нежели ее триумфом. Обо мне и говорить не приходится, а Яна… в своих необъятных фуфайках с капюшонами, скрывающих любые вторичные половые признаки, со странной прической и – о да, тоже очками в толстенной оправе – Яна напоминала мальчика, который напоминает девочку. Такой вот парадокс импликации! Яне еще не исполнилось и двадцати пяти, у нее все было впереди – и муки, и сомнения, и разочарования. Я глубоко сожалела, что ей тоже не повезло сидеть с нами на ковролине двадцать шестого этажа, но что я могла поделать?! Постников решил бить наповал, и весь наш отдел теперь подпадал под риск увольнения. Яна не имела к происходящему никакого отношения, в конце концов, это я постоянно хамила Вите Постникову, ведущему аналитику из финансового подразделения, это я «достала» его и будила в нем неудержимое желание «до основанья все разрушить, а затем»… Но кому от этого легче? Если лавина несется с горы, она не разбирает, хорошие люди у нее на пути или плохие. Она сметает всех подряд.

– Ну и сколько можно тянуть кота за хвост? – спросил Саша Гусев, глядя почему-то на Рудика, нашего шамана-сисадмина, высокого, стройного бородача с бакенбардами и иссиня-черными растрепанными волосами. Шаманом Рудика звали за то, что он умудрялся выискивать ошибки в протоколах, чего не мог никто из всех остальных, и делал он это необычно, по-своему, с приговорками и ритуалами, понятными лишь ему одному. Рудик вздохнул и бессильно посмотрел вдаль – сквозь наш длинный коридор на лифты, которые проезжали сегодня мимо нашего, двадцать шестого, без остановки.

– Между прочим, я был против, чтобы ты, Саша, ставил этот «читерский мод». Это все равно что заранее заложить в программу баг, чтобы потом все обрушилось. Кто так делает?

– Ну, допустим, я, – задумчиво пробормотала я.

Кот, который гуляет со мной – читать онлайн бесплатно


Татьяна Веденская

Кот, который гуляет со мной

Нижеизложенное описание жизни,

метаний и треволнений Фаины Ромашиной

является вымыслом, допущением

и параллельной реальностью автора

«Зачем искать иголку в стоге сена?

Нужно воспользоваться магнитом, а сено сжечь».
Эти ваши интернеты

«Дамы и господа! За этими стенами

вас никогда не коснется когнитивный диссонанс.

Поэтому вам совершенно незачем знать, что это такое».
Пелевин, «Generation П»

© Саенко Т., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017
* * *

Глава 1

Пессимисты живут дольше, но разве это их радует?
Все было очень плохо, куда хуже, чем предполагали ее величество Теория Вероятности и ее придворная дама Статистика. Я сидела на теплом от проводов, грязном ковролиновом полу двадцать шестого этажа нашей «свернутой башни» и пялилась в экран смартфона в поисках выхода, но выхода не было. Я пересчитывала и переделывала цепочки последовательностей, но это не приводило ровно ни к чему. Надежды растворялись и превращались в пыль на ковре, и мне оставалось только признать неизбежное – принять поражение как оно есть. Но я не была готова к этому, еще нет, и мой разум – единственная, на мой взгляд, стоящая хоть чего-то часть моего тела – снова и снова обсчитывал возможные варианты, выискивая лазейку в лабиринте без выхода.

Я не была одинока. В таком же положении (кто-то даже сказал бы – в одной лодке) оказалось сразу несколько человек. Я точно знала это, вычислила по выражениям их лиц – напряженные, отчаянные попытки хоть как-то выкрутиться, хоть что-то сделать. Ближе к окну, опершись спиной о грязную стенку, сидел наш хмурый худенький Ванечка – симпатичный молодой человек в огромных очках с черной оправой. Требовалось некоторое время, чтобы понять, насколько Ванечка симпатичен, так как очки заявляли обратное – сознательно сгенерированный эффект. Ванечка был специалистом по «тарелочкам», так мы называли информационную безопасность, к которой в нашем «нефте-газо-садо-мазо-холдинге» относились очень серьезно, хотя никто, кроме нас и Ванечки, не понимал, что это такое. Ванечка хмурился и шевелил губами, бросая быстрые тревожные взгляды на окружающих.

У Яны – операционистки из отдела техподдержки – дела шли не лучше, она сидела, скрестив ноги, как заправский йог, сбросила кеды и от напряжения даже сняла с ушей огромные наушники, в которых ходила всегда. Настолько всегда, что многие считали, что это у нее «просто такие большие уши». Яна и я – мы были единственными девочками на двадцать шестом этаже нашего Муравейника, если не считать уборщицу и случайных посетителей. Обе мы были скорее плевком в лицо «женственности», нежели ее триумфом. Обо мне и говорить не приходится, а Яна… в своих необъятных фуфайках с капюшонами, скрывающих любые вторичные половые признаки, со странной прической и – о да, тоже очками в толстенной оправе – Яна напоминала мальчика, который напоминает девочку. Такой вот парадокс импликации! Яне еще не исполнилось и двадцати пяти, у нее все было впереди – и муки, и сомнения, и разочарования. Я глубоко сожалела, что ей тоже не повезло сидеть с нами на ковролине двадцать шестого этажа, но что я могла поделать?! Постников решил бить наповал, и весь наш отдел теперь подпадал под риск увольнения. Яна не имела к происходящему никакого отношения, в конце концов, это я постоянно хамила Вите Постникову, ведущему аналитику из финансового подразделения, это я «достала» его и будила в нем неудержимое желание «до основанья все разрушить, а затем»… Но кому от этого легче? Если лавина несется с горы, она не разбирает, хорошие люди у нее на пути или плохие. Она сметает всех подряд.

– Ну и сколько можно тянуть кота за хвост? – спросил Саша Гусев, глядя почему-то на Рудика, нашего шамана-сисадмина, высокого, стройного бородача с бакенбардами и иссиня-черными растрепанными волосами. Шаманом Рудика звали за то, что он умудрялся выискивать ошибки в протоколах, чего не мог никто из всех остальных, и делал он это необычно, по-своему, с приговорками и ритуалами, понятными лишь ему одному. Рудик вздохнул и бессильно посмотрел вдаль – сквозь наш длинный коридор на лифты, которые проезжали сегодня мимо нашего, двадцать шестого, без остановки.

– Между прочим, я был против, чтобы ты, Саша, ставил этот «читерский мод». Это все равно что заранее заложить в программу баг, чтобы потом все обрушилось. Кто так делает?

– Ну, допустим, я, – задумчиво пробормотала я.

– И зачем?

– Ну как же, Рудик, ведь от правильно заложенного в программу бага может быть море пользы, – усмехнулся Жора, коллега Яны из техподдержки. Его работа состояла преимущественно в том, чтобы просить паникующих пользователей выключить, а затем снова включить оборудование. В восьмидесяти процентах случаев этого было достаточно, и можно было идти пить чай с пирожками с вареной сгущенкой. Остальными двадцатью процентами занимались либо Яна, либо ее знаний не хватало, и тогда шаманил Рудик. В редких случаях звали меня. Так или иначе, у Жоры оставалось достаточно времени на пироги с вареной сгущенкой, что неминуемо сказывалось на его теле. Жора был женат, и на фигуру ему было плевать. Забавно, что Жора, самый потрепанный и неухоженный из всех нас, был единственным женатым человеком. Куда только смотрит его жена?

– Море пользы, – кивнула я. – Особенно если баг активируется не сам по себе, а в нужное время, при нужных обстоятельствах. И если ты можешь этим багом управлять, скажем, дистанционно и анонимно.

– Это, моя дорогая Ромашка, называется уже совсем по-другому, – усмехнулся Саша Гусев, мой коллега и товарищ по несчастью. – Это, Ромашка, форменное хакерство.

– А где проходит тоненькая грань между читерством и хакерством? – спросила я с философским видом. – Если ты можешь выложить карту, которая вышла из игры, а результатом станет незаконный и немотивированный выигрыш, что это будет – хакерство или читерство?

– Вопрос в том, включает ли выигрыш деньги или нет, я так считаю, – бросил Жора.

– Такая интерпретация – в корне ложная, – вмешалась я. – Читеры не являются хакерами по определению, ибо не пишут коды и в большинстве случаев даже не владеют ни одним языком программирования. Читеры – это как всякие жуликоватые консюмеры, ворующие в супермаркетах шоколадные батончики. Они не производят батончики, не продумывают «левых» схем их реализации – они просто их жрут. Хакеры же владеют технологией производства.

– Хакеры добиваются материализации батончиков на полках магазинов, каковая происходит сама собой, вопреки правилам и законам вселенной, – добавил Саша Гусев. – Ромашка, ходи. Твой ход.

– Не хочу! – рассмеялась я. – Что ты сделаешь со мной, если я не стану ходить? Будет ли это проигрышем, если я выйду из игры по техническим причинам – к примеру, в туалет?

– Э, так не пойдет! – возмутился Саша Гусев, в руках у которого уже была победа. Я знала как, я даже помнила тот момент, когда Саша

Кот, который гуляет со мной — Татьяна Веденская » 📚 Книгомир — Бесплатная Онлайн Библиотека

Глава 1
Пессимисты живут дольше, но разве это их радует?

Все было очень плохо, куда хуже, чем предполагали ее величество Теория Вероятности и ее придворная дама Статистика. Я сидела на теплом от проводов, грязном ковролиновом полу двадцать шестого этажа нашей «свернутой башни» и пялилась в экран смартфона в поисках выхода, но выхода не было. Я пересчитывала и переделывала цепочки последовательностей, но это не приводило ровно ни к чему. Надежды растворялись и превращались в пыль на ковре, и мне оставалось только признать неизбежное – принять поражение как оно есть. Но я не была готова к этому, еще нет, и мой разум – единственная, на мой взгляд, стоящая хоть чего-то часть моего тела – снова и снова обсчитывал возможные варианты, выискивая лазейку в лабиринте без выхода.

Я не была одинока. В таком же положении (кто-то даже сказал бы – в одной лодке) оказалось сразу несколько человек. Я точно знала это, вычислила по выражениям их лиц – напряженные, отчаянные попытки хоть как-то выкрутиться, хоть что-то сделать. Ближе к окну, опершись спиной о грязную стенку, сидел наш хмурый худенький Ванечка – симпатичный молодой человек в огромных очках с черной оправой. Требовалось некоторое время, чтобы понять, насколько Ванечка симпатичен, так как очки заявляли обратное – сознательно сгенерированный эффект. Ванечка был специалистом по «тарелочкам», так мы называли информационную безопасность, к которой в нашем «нефте-газо-садо-мазо-холдинге» относились очень серьезно, хотя никто, кроме нас и Ванечки, не понимал, что это такое. Ванечка хмурился и шевелил губами, бросая быстрые тревожные взгляды на окружающих.

У Яны – операционистки из отдела техподдержки – дела шли не лучше, она сидела, скрестив ноги, как заправский йог, сбросила кеды и от напряжения даже сняла с ушей огромные наушники, в которых ходила всегда. Настолько всегда, что многие считали, что это у нее «просто такие большие уши». Яна и я – мы были единственными девочками на двадцать шестом этаже нашего Муравейника, если не считать уборщицу и случайных посетителей. Обе мы были скорее плевком в лицо «женственности», нежели ее триумфом. Обо мне и говорить не приходится, а Яна… в своих необъятных фуфайках с капюшонами, скрывающих любые вторичные половые признаки, со странной прической и – о да, тоже очками в толстенной оправе – Яна напоминала мальчика, который напоминает девочку. Такой вот парадокс импликации! Яне еще не исполнилось и двадцати пяти, у нее все было впереди – и муки, и сомнения, и разочарования. Я глубоко сожалела, что ей тоже не повезло сидеть с нами на ковролине двадцать шестого этажа, но что я могла поделать?! Постников решил бить наповал, и весь наш отдел теперь подпадал под риск увольнения. Яна не имела к происходящему никакого отношения, в конце концов, это я постоянно хамила Вите Постникову, ведущему аналитику из финансового подразделения, это я «достала» его и будила в нем неудержимое желание «до основанья все разрушить, а затем»… Но кому от этого легче? Если лавина несется с горы, она не разбирает, хорошие люди у нее на пути или плохие. Она сметает всех подряд.

– Ну и сколько можно тянуть кота за хвост? – спросил Саша Гусев, глядя почему-то на Рудика, нашего шамана-сисадмина, высокого, стройного бородача с бакенбардами и иссиня-черными растрепанными волосами. Шаманом Рудика звали за то, что он умудрялся выискивать ошибки в протоколах, чего не мог никто из всех остальных, и делал он это необычно, по-своему, с приговорками и ритуалами, понятными лишь ему одному. Рудик вздохнул и бессильно посмотрел вдаль – сквозь наш длинный коридор на лифты, которые проезжали сегодня мимо нашего, двадцать шестого, без остановки.

– Между прочим, я был против, чтобы ты, Саша, ставил этот «читерский мод». Это все равно что заранее заложить в программу баг, чтобы потом все обрушилось. Кто так делает?

– Ну, допустим, я, – задумчиво пробормотала я.

– И зачем?

– Ну как же, Рудик, ведь от правильно заложенного в программу бага может быть море пользы, – усмехнулся Жора, коллега Яны из техподдержки. Его работа состояла преимущественно в том, чтобы просить паникующих пользователей выключить, а затем снова включить оборудование. В восьмидесяти процентах случаев этого было достаточно, и можно было идти пить чай с пирожками с вареной сгущенкой. Остальными двадцатью процентами занимались либо Яна, либо ее знаний не хватало, и тогда шаманил Рудик. В редких случаях звали меня. Так или иначе, у Жоры оставалось достаточно времени на пироги с вареной сгущенкой, что неминуемо сказывалось на его теле. Жора был женат, и на фигуру ему было плевать. Забавно, что Жора, самый потрепанный и неухоженный из всех нас, был единственным женатым человеком. Куда только смотрит его жена?

– Море пользы, – кивнула я. – Особенно если баг активируется не сам по себе, а в нужное время, при нужных обстоятельствах. И если ты можешь этим багом управлять, скажем, дистанционно и анонимно.

– Это, моя дорогая Ромашка, называется уже совсем по-другому, – усмехнулся Саша Гусев, мой коллега и товарищ по несчастью. – Это, Ромашка, форменное хакерство.

– А где проходит тоненькая грань между читерством и хакерством? – спросила я с философским видом. – Если ты можешь выложить карту, которая вышла из игры, а результатом станет незаконный и немотивированный выигрыш, что это будет – хакерство или читерство?

– Вопрос в том, включает ли выигрыш деньги или нет, я так считаю, – бросил Жора.

– Такая интерпретация – в корне ложная, – вмешалась я. – Читеры не являются хакерами по определению, ибо не пишут коды и в большинстве случаев даже не владеют ни одним языком программирования. Читеры – это как всякие жуликоватые консюмеры, ворующие в супермаркетах шоколадные батончики. Они не производят батончики, не продумывают «левых» схем их реализации – они просто их жрут. Хакеры же владеют технологией производства.

– Хакеры добиваются материализации батончиков на полках магазинов, каковая происходит сама собой, вопреки правилам и законам вселенной, – добавил Саша Гусев. – Ромашка, ходи. Твой ход.

– Не хочу! – рассмеялась я. – Что ты сделаешь со мной, если я не стану ходить? Будет ли это проигрышем, если я выйду из игры по техническим причинам – к примеру, в туалет?

– Э, так не пойдет! – возмутился Саша Гусев, в руках у которого уже была победа. Я знала как, я даже помнила тот момент, когда Саша выложил нам всем липового пикового валета, но от этого мне не было легче. Горечь поражения, знаете ли. И потом – лично для меня ставки были весьма высоки. Сашке удалось добиться от меня обещания, что если за этот день он и другие отыграют у меня все оставшиеся деньги – виртуальные, конечно же, – то я соглашусь и пойду с ним на бадминтонный турнир. И не в качестве зрителя, чего я еще как-то могла пережить. Нет-нет, он хотел приобщить меня к «настоящему бадминтону», и условие было – все или ничего. Я была на миллиметр от того, чтобы стать настоящей спортсменкой-любительницей, и душа моя рыдала.

Редьярд Киплинг — Кот, который гулял сам по себе — часть 2

— А если вы скажете два слова в мою похвалу? сказал Кот.
«Я никогда не буду, — сказала Женщина, — но если я скажу два слова в твою похвалу, ты можешь сесть у огня в пещере».
‘А если вы скажете три слова?’ сказал Кот.
«Я никогда не буду, — сказала Женщина, — но если я скажу три слова в твою похвалу, ты можешь пить теплое белое молоко три раза в день всегда, всегда и всегда».
Тогда Кот выгнул спину и сказал: «А теперь пусть Занавес у входа в Пещеру, и Огонь в задней части пещеры, и горшки с молоком, стоящие у Огня, запомни, что мои Враг и Жена моего врага сказал.И он ушел через мокрый дикий лес, размахивая своим диким хвостом и проходя мимо своего дикого одиночества.
В ту ночь, когда Мужчина, Лошадь и Собака пришли домой с охоты, Женщина не рассказала им о сделке, которую она заключила с Кошкой, потому что боялась, что им это может не понравиться.
Кот уходил далеко и далеко и долго прятался в мокрых диких лесах у своего дикого одиночества, пока Женщина совсем не забыла о нем. Только Летучая мышь — маленькая перевернутая Летучая мышь — которая висела внутри пещеры, знала, где прячется Кот; и каждый вечер Бэт прилетал к Кэт с новостями о происходящем.
Однажды вечером Летучая мышь сказала: «В пещере есть Младенец. Он новый, розовый, толстый и маленький, и Женщина его очень любит ».
«А, — сказал Кот, прислушиваясь, — но что любит Младенец?»
«Он любит мягкие и щекочущие вещи», — сказала Летучая мышь. «Он любит держать в руках тёплые вещи, когда засыпает. Он любит, когда с ним играют. Он любит все это ».
«А, — сказал Кот, слушая, — тогда мое время пришло».
Следующей ночью Кошка шла по влажным диким лесам и пряталась совсем рядом с пещерой до утра, а человек, собака и лошадь отправились на охоту.В то утро Женщина была занята приготовлением пищи, а Младенец заплакал и прервал ее. Поэтому она вынесла его из пещеры и дала ему поиграть пригоршню гальки. Но младенец все равно плакал.
Тогда Кот протянул свою рисовую лапу и похлопал Младенца по щеке, и он ворковал; и Кот потерся о его толстые колени и щекотал хвостом под толстым подбородком. И Младенец засмеялся; и Женщина услышала его и улыбнулась.
Тогда Летучая мышь — маленькая перевернутая летучая мышь, которая висела во рту пещеры, сказала: «О моя хозяйка и жена моего хозяина и мать сына моего хозяина, дикая тварь из диких лесов прекрасна. играя с малышом.«
» «Благословение этого Дикого Существа, кем бы он ни был, — сказала Женщина, выпрямляя спину, — потому что сегодня утром я была занята женщиной, и он оказал мне услугу».
В ту самую минуту и ​​секунду, Возлюбленные, засохшая занавеска из конской шкуры, натянутая хвостом вниз у входа в пещеру, рухнула — ух! — потому что помнила сделку, которую она заключила с Котом, и когда Женщина пошла забрать его — о чудо! — Кот довольно удобно сидел в пещере.
«О мой враг и жена моего врага и мать моего врага, — сказал Кот, — это я: ты произнес слово в мою похвалу, и теперь я могу сидеть в пещере всегда и всегда и всегда. .Но все же я Кот, который ходит один, и все места для меня одинаковы ».
Женщина очень рассердилась, сжала губы, взяла свою прялку и начала вращаться. Но Младенец плакал, потому что Кот ушел, и Женщина не могла его замолчать, потому что он боролся, пинался и почернел.
«О мой враг и жена моего врага и мать моего врага, — сказал Кот, — возьми прядь проволоки, которую ты прядешь, привяжи ее к своему вращающемуся кругу и потащи по полу, и я покажу вам магию, которая заставит вашего малыша смеяться так же громко, как он сейчас плачет.«
» Я сделаю это, — сказала Женщина, — потому что я в своем уме; но я не буду благодарить вас за это ».
Она привязала нить к маленькому глиняному веретену
Другие тексты песен «Rudyard Kipling».

Редьярд Киплинг — Кот, который гулял сам по себе — часть 1

СЛЫШАТЬ, присутствовать и слушать; потому что это случилось и произошло, и стало и было, о мой лучший возлюбленный, когда прирученные животные были дикими. Собака была дикой, и Лошадь была дикой, и Корова дикой, и Овцы дикой, и Свиньи дикой — настолько дикой, насколько это было возможно — и они гуляли по Влажным Диким Лесам своим диким одиночеством. . Но самым диким из всех диких животных был Кот. Он шел один, и все места были ему одинаковы.
Конечно, Человек тоже был диким. Он был ужасно диким. Он даже не стал приручаться, пока не встретил Женщину, и она сказала ему, что ей не нравится жить в его диких привычках. Она выбрала красивую сухую пещеру вместо кучи мокрых листьев, чтобы прилечь в ней; и она насыпала на пол чистый песок; и она зажгла хороший дровяной огонь в глубине пещеры; и она повесила высушенную шкуру дикого коня хвостом вниз через вход в пещеру; И она сказала: «Вытри ноги, дорогой, когда войдешь, а теперь мы будем вести хозяйство.
В ту ночь, возлюбленные, они ели диких баранов, жаренных на горячих камнях и приправленных диким чесноком и диким перцем; и дикая утка, фаршированная диким рисом, диким пажитником и диким кориандром; и костный мозг диких быков; и дикая вишня, и дикие гренадиллы. Тогда Человек заснул перед огнем очень счастливым; но Женщина села, причесывая волосы. Она взяла кость из лопатки баранины — большую толстую лопатку — и посмотрела на чудесные отметины на ней, подбросила еще дров в огонь и сотворила Магию.Она сделала первое в мире певческое волшебство.
Во влажных диких лесах все дикие животные собрались вместе, где они могли видеть свет огня вдали, и им было интересно, что это значит.
Тогда Дикий Конь топнул своей бешеной ногой и сказал: «О друзья мои и враги мои, зачем мужчина и женщина осветили этот великий свет в той великой пещере и какой вред он нам нанесет?»
Дикий Пес поднял свой дикий нос, почувствовал запах жареной баранины и сказал: «Я пойду, посмотрю, посмотрю и скажу; я думаю, что это хорошо.Кот, пойдем со мной ».
‘Ненни!’ сказал Кот. «Я Кот, который ходит один, и все места для меня одинаковы. Я не приеду.’
«Тогда мы никогда не сможем снова стать друзьями», — сказал Дикий Пес и побежал к Пещере. Но когда он прошел немного, Кот сказал себе: «Все места для меня одинаковы. Почему бы мне тоже не пойти посмотреть, посмотреть и уйти, как мне нравится? Так что он тихонько, очень мягко скользнул за Дикой собакой и спрятался там, где все было слышно.
Когда Дикий Пес подошел ко входу в пещеру, он поднял носом высушенную конскую шкуру и вдохнул прекрасный запах жареной баранины, и Женщина, глядя на лезвие, услышала его, засмеялась и сказала: , «А вот и первое.Дикое существо из диких лесов, что тебе нужно?
Дикая собака сказала: «О мой враг и жена моего врага, что это такое, что так хорошо пахнет в Диком лесу?»
Тогда Женщина взяла жареную баранину и бросила ее Дикой собаке, сказав: «Дикие твари из Дикого леса, попробуй и попробуй». Дикий Пес грыз кость, и это было восхитительнее всего, что он когда-либо пробовал, и он сказал: «О мой враг и жена моего врага, дай мне еще одну».
Женщина сказала: «Дикое существо из диких лесов, помоги моему Человеку охотиться днем ​​и охранять эту пещеру ночью, и я дам тебе столько жареных костей, сколько тебе нужно.’
‘ Ах! ‘ — сказал Кот, слушая. «Это очень мудрая женщина, но она не так мудра, как я».
Дикая Собака заползла в Пещеру, положила голову женщине на колени и сказала: «О мой друг и жена моего друга, я помогу Твоему человеку охотиться днем, а ночью я буду охранять вашу пещеру».
‘А!’ сказал Кот, слушая. «Это очень глупый пес». И он вернулся через влажные дикие леса, размахивая своим диким хвостом и проходя мимо своего дикого одиночества. Но он никому не сказал.
Когда мужчина проснулся, он сказал: «W
Другие тексты песен» Редьярд Киплинг «.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *