Контрапункт хаксли pdf: Хаксли Олдос, скачать книгу бесплатно в fb2, epub, doc

Содержание

rutor.info :: Олдос Хаксли — Собрание сочинений (1987-2012) FB2, PDF, RTF


Название: Собрание сочинений
Автор: Олдос Хаксли
Издательство: Разные
Год издания: 1987-2012
Жанр: Драма, антиутопия, медицина, история
Качество: Изначально электронное (ebook)
Формат: FB2, PDF, RTF

Содержание:

Олдос Леонард Хаксли (26.7.1894 — 22.11.1963) — английский поэт, прозаик и эссеист, классик литературы ХХ столетия.
В литературе Хаксли дебютировал сборником стихотворений, опубликованным в 1919 году. В 1931 году вышли два романа — «Контрапункт» и «О дивный новый мир», благодаря которым он обрёл популярность одновременно у широкой публики и у интеллектуалов. В «Контрапункте» Хаксли как хирургическим скальпелем препарирует быт и нравы английского высшего света эпохи «прекрасных двадцатых». Это роман, исполненный юмора и сарказма, однако поднимающийся порой до уровня высокой трагедии. «О дивный новый мир» — изысканная и остроумная антиутопия о генетически программируемом «обществе потребления».
В пятидесятые годы о Хаксли заговорили как о психоделическом гуру: он регулярно употреблял мескалин и ЛСД в надежде «уйти от себя и не пострадать при этом физически». Свои наркотические опыты Хаксли описал в книгах «Двери восприятия» (1954), «Рай и ад» (1956), «Остров» (1962). В 1959 году Американская академия искусств присудила Хаксли премию за заслуги, отдав ему предпочтение перед столь маститыми авторами, как Томас Манн, Эрнест Хэмингуэй и Теодор Драйзер.


Список книг:

1. Документальные исторические произведения
01. Луденские бесы
02. Серое Преосвященство

2. Очерки, эссе
01. В дороге
02. Вечная философия
03. Возвращение в дивный новый мир
04. Дальше – тишина
05. Двери восприятия
06. Искренность в искусстве
07. Как исправить зрение
08. Наркотики, которые формируют умы людей
09. Новый романтизм
10. Писатели и читатели
11. Рай и ад

12. Трагедия и одна »только правда»

3. Рассказы
01. Банкет в честь Тиллотсона
02. Баночка румян
03. Волшебница крёстная
04. Евпопм прославил искусство числами
05. Маленький Архимед
06. Монокль
07. Портрет
08. Субботний вечер
09. Улыбка Джоконды
10. Цинтия

4. Романы, повести
01. Гений и богиня
02. Жёлтый Кром
03. Контрапункт
04. О дивный новый мир
05. Обезьяна и сущность
06. Остров
07. Слепец в Газе
08. Через много лет
09. Шутовской хоровод

Автор сборки: Alex1801

Книга «Контрапункт» автора Хаксли Олдос Леонард

 
 

Контрапункт

Контрапункт Автор: Хаксли Олдос Леонард Жанр: Современная русская и зарубежная проза Язык: русский Издатель: Издательство ACT Город: Москва Переводчик: И. Романович Добавил: Admin 2 Апр 12 Проверил: Admin 2 Апр 12 Формат:  FB2 (539 Kb)  RTF (452 Kb)  TXT (496 Kb)  HTML (557 Kb)  EPUB (898 Kb)  MOBI (1592 Kb)  JAR (527 Kb)  JAD (0 Kb)

Скачать бесплатно книгу Контрапункт
 Читать онлайн книгу Контрапункт

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Роман написан в 1928 г. и впервые опубликован в этом же году в нью-йоркском издательстве «Гарден Сити».
Изысканный, злой и безупречно точный роман нравов, восходящий к творчеству даже не Уайльда, но — Теккерея. Роман, автор которого как хирургическим скальпелем препарирует быт и нравы английского высшего света эпохи «прекрасных двадцатых». Роман, исполненный юмора и сарказма, однако поднимающийся порой до уровня высокой трагедии.
Перед вами — «поиски утраченного времени» по Олдосу Хаксли, времени всеобщего увлечения фрейдизмом и авангардизмом, времени неустанных духовных поисков, блестящих побед и горьких поражений…

Объявления

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Хаксли Олдос Леонард

Похожие книги

Комментарии к книге «Контрапункт»


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

Олдос Хаксли «Контрапункт»

http://kobold-wizard.livejournal.com/779843.html

Продолжаю знакомиться с мировой классикой. В случае с Хаксли можно было начать с самого популярного текста — «О дивный новый мир!», но исходя из опыта с замятинской антиутопией «Мы», я решил, что нужно сначала взглянуть на более ранние тексты, чтобы узнать реальные исходники, а не то, что нанеслось позднее. Поэтому был выбран «Контрапункт».

С самого начала Хаксли по-толстовски щедро рассыпает перед читателем множество персонажей. Каждому из них даны свои заботы, тяготы и маленькие радости. При этом ни один из внутренних и межличностных конфликтов не доминирует, а потому ни один из героев не становится главным. Разве что чуть в стороне стоит Филип Куорлз (звук, то ли издаваемый при отхаркивании, то ли при лошадином поедании овса), которого автор рисовал с себя. Поэтому этот персонаж-писатель получил право прямо проговаривать некоторые композиционные ходы, которые реализуются прямо здесь же в романе. Например, получается этакий зеркальный коридор, где писатель Хаксли написал роман о писателе Куорлзе, который планирует писать роман о писателе, который… «Ввести в роман романиста. Его присутствие оправдывает эстетические обобщения, которые могут быть интересны — по крайней мере для меня. Оправдывает также опыты. Отрывки из его романа будут показывать, как можно о том же событии рассказывать другими возможными или невозможными способами. А если он будет рассказывать отдельные эпизоды того же сюжета, который рассказываю я, — это и будут вариации на тему. Но зачем ограничиваться одним романистом внутри моего романа? Почему не ввести второго — внутри его романа? И третьего — внутри романа второго? И так до бесконечности…»

Другие персонажи тоже весьма колоритны: болтун, роковая красотка, художник, социалист, фашист… Их на самом деле очень много, и яркость каждого такова, что в них начинаешь видеть черты знакомых тебе людей. Но здесь же кроется и причина моего неудовольствия от романа – он слишком похож на нефть – тягучее сатирическое повествование, налипающее при соприкосновении. Нефть — это сумма сотен компонентов, которые нужно разделить, чтобы по отдельности они принесли больше пользы, а иначе черная жидкость сама по себе мало на что пригодна. Ну, и наконец, как нефть — продукт разложения древних растений, так и «Контрапункт» — продукт разложения философии — каждый герой, оседлавший свою идею, в итоге приходит к несчастью. Роман идей, в котором каждая постепенно ниспровергается. Я не скажу, что первопричинный лес приличных рассказов был бы ценнее, но лес в форме нефти — это уже отрава. В своей тяге к разрушению «Контрапункт» напомнил мне «Град обреченный» Стругацких. При этом здесь так же нет поиска истины, персонажи мало меняются в течение текста. Нечто похожее на перерождение происходит опять-таки с Куорлзом: «В разные периоды своей жизни или даже в один и тот же период он наполнял собой самые различные формы. Он был циником и мистиком, гуманистом и презрительным мизантропом; он пробовал жить жизнью рассудочного и равнодушного стоика, а в другой период он стремился к бессознательной, естественной первобытности. Выбор формы зависел от тех книг, какие он читал, от тех людей, с какими он встречался», но нестабильность в идеях в его случае – это тоже по-своему идея.

Однако позитивное в романе также есть. Часть высказанной критики выглядит достаточно остроумно даже на сегодняшний день. «Нас воспитывают шиворот-навыворот, продолжал Филип, — Сначала искусство, потом жизнь, сперва «Ромео и Джульетта» и похабные романы, а потом женитьба или ее эквивалент. Отсюда – разочарованность современной литературы. Это неизбежно. В доброе старое время поэты начинали с того, что теряли невинность, а потом, зная, как все это делается и что именно в этом непоэтичного, они принимались сознательно идеализировать и украшать это. Мы начинаем с поэтического и переходим к непоэтическому». ИМХО серьезный укол нашему современному информационному обществу, в котором знание о предмете часто подменяет реальный опыт обращения с ним. Конечно, идея побега от абстракций тоже не нова, и ее в романе развенчивает всеми силами Марк Ремпион, но и он в итоге несчастен, потому что его силы ограничены. Только ушедший от человеческого может поднять массы силой слова и личным примером. У прекрасного философа жизни таких сил нет. Роман не дает ответов на проклятые вопросы, а только показывает, что может ожидать в конце каждого из путей.

Итого: Как я уже сказал, «Контрапункт» — это смесь. Очень много компонентов, выстроенных в сложную схему, которая при всей своей искусственности при первом взгляде напоминает жизнь. По-моему, именно проработанность и острота делают роман интересным, несмотря на отсутствие яркого сюжета как такового. Люди просто живут такие, какие они есть, и если с точки зрения логики, они неадекватны, то это проблемы логики.

Книга Контрапункт читать онлайн Олдос Хаксли

Олдос Леонард Хаксли. Контрапункт

 

О, как удел твой жалок, человек! —

Одним законом сотворён, в другой — закован:

Зачат в грехе — но презираешь грех,

Рождён больным — но тщишься быть здоровым!

И как Природа все смешала жутко —

Веленья страсти с прихотью рассудка!

Фулк Гревилл  [1]

 

I

 

 

— Ты вернёшься не поздно? — В голосе Марджори Карлинг слышалось беспокойство, слышалось что-то похожее на мольбу.

— Нет, не поздно, — сказал Уолтер, с огорчением и с чувством вины сознавая, что он лжёт. Её голос раздражал его. Она растягивала слова, у неё было слишком изысканное произношение, даже когда она волновалась.

— Не позже двенадцати. — Она могла бы напомнить ему о том времени, когда он ходил в гости с ней. Она могла бы это сделать, но она этого не сделала: это было против её принципов, она не хотела навязывать свою любовь.

— Ну, скажем, в час. Ты сама знаешь, с этих вечеров раньше не уйдёшь.

Но она этого не знала по той простой причине, что её на эти вечера не приглашали, так как она не была законной женой Уолтера Бидлэйка. Она ушла к нему от мужа, а Карлинг был примерным христианином и, кроме того, немного садистом и поэтому отказывался дать ей развод. Уже два года они жили вместе. Всего два года; и он уже перестал любить её, он полюбил другую. Грех потерял своё единственное оправдание, двусмысленное положение в обществе — свою единственную компенсацию. А она ждала ребёнка.

— В половине первого, Уолтер, — умоляла она, отлично зная, что её назойливость только раздражает его и заставляет его любить её ещё меньше. Но она не могла не говорить: её любовь к нему была слишком сильной, её ревность — слишком жгучей. Слова вырывались у неё сами собой, этому не могли помешать никакие принципы. Было бы лучше для неё, а может быть, и для Уолтера, если бы у неё было меньше принципов и если бы она была менее сдержанна в выражении своих чувств. Но с детства её приучили владеть собой. По её мнению, только невоспитанные люди «устраивают сцены». Умоляющее «в половине первого, Уолтер» было все, что могло пробиться сквозь её принципы. Слишком слабый, чтобы тронуть Уолтера, этот взрыв чувств мог вызвать в нем только раздражение. Она это знала и все-таки не могла заставить себя молчать.

— Если мне удастся. — (Ну вот: готово. В его голосе слышалось раздражение.) — Но я не могу обещать, не жди меня. — Потому что, думал он (образ Люси Тэнтемаунт неотступно его преследовал), конечно, он не вернётся в половине первого.

Он поправил белый галстук. В зеркале он увидел её лицо рядом со своим. Бледное лицо и такое худое, что в тусклом свете электрической лампочки щеки казались ввалившимися от глубоких теней, отбрасываемых скулами. Вокруг глаз были тёмные круги. Её прямой нос, даже в лучшие времена казавшийся слишком длинным, выступал над худым лицом. Она стала некрасивой, она выглядела утомлённой и больной. Через шесть месяцев у неё родится ребёнок. То, что было отдельной клеткой, группой клеток, кусочком тканей, чем-то вроде червя, потенциальной рыбой с жабрами, шевелилось внутри её и готовилось стать человеком — взрослым человеком, страдающим и наслаждающимся, любящим и ненавидящим, мыслящим, знающим. То, что было студенистым комком внутри её тела, придумает себе бога и будет поклоняться ему; то, что было чем-то вроде рыбы, будет творить и, сотворив, станет полем брани между добром и злом; то, что жило в ней бессознательной жизнью паразитического червя, будет смотреть на звезды, будет слушать музыку, будет читать стихи. Вещь станет индивидом, крошечный комок материи станет человеческим телом с человеческим сознанием.

«Контрапункт» Олдос Хаксли: рецензии на книгу

«Контрапу́нкт (лат. punctum contra punctum, punctus contra punctum — нота против ноты, буквально — точка против точки) — одновременное сочетание двух или более самостоятельных мелодических голосов. …
Контрапункт создавался как педагогический инструмент, с помощью которого студенты могли сочинять музыкальные композиции с постепенным увеличением сложности.»- из Википедии.

He was free. Free from recollection and anticipation. Free, for an hour or two, to refuse to admit the existence of past or future. Free to live only now and here, in the place where his body happened at each instant to be.

Вот и подходит к концу один из моих самых любимых списков для чтения, 100 лучших романов 20 века на английском языке по версии Modern Library.

«Контрапункт». Важный, сильный, очень известный роман. Очень долго шла я к нему, и вот свершилось, роман дочитан, продуман, частично перечитан, прочувствован до конца. То есть настоящего конца в плане понимания такого сложного и насыщенного идеями и смыслами текста быть, конечно же, не может. Но своего рода логическую точку уже вполне можно поставить.

Конрапункт это роман идей. И есть в нем романист идей, писатель Филип Куорлз. И недаром Хаксли поместил Филипа в центр романа, персонаж этот явно автобиографичен. Куорлз замкнут, ему не по себе в повседневном мире, его пугают эмоции повседневной жизни. Он окружен друзьями и семьей, и он пишет о них роман.

Филип решает структурировать свой ​​роман основываясь на музыкальном методе контрапункта, одинаково важные и одинаково сильные темы чередуются и перемежаются, ни на минуту не уступая одна другой. И роман Хаксли структурирован таким же образом. Все темы одинаково сильны, все герои и персонажи одинаково важны, каждому персонажу будет дана возможность высказаться, каждой теме будет дано развитие. Как говорил брат писателя, уникальность Хаксли в его универсальности.

А начало Контрапункта — это увертюра более чем в сто пятьдесят страниц, званый обед, на котором мы встречаем большинство персонажей . В остальной части романа переплетаются сцены из их жизни, письма и, что наиболее интересно, сочинения Филиппа Куорлза, который вместе с женой проводит большую часть первой половины романа, возвращаясь из Индии. Путь из экзотической колониальной Индии в самую гущу повседневной жизни лондонских интеллектуалов и их окружения начала-середины 1920-х. Символично.

Несмотря на присущий его ранним романам веселый цинизм и немного зловредный юмор, Хаксли однозначно позволяет своим героям формулировать ряд глубоких и серьезных идей, универсально используя свои глубокие знания философии, психологии, политики, литературы, биологии. Игра блестящего остроумия и глубоких идей это тоже своеобразный контрапункт романа.

How do you know that the earth isn’ t some other planet’s hell?

Творчество многих писателей вызывает у меня желание использовать эпитет «блестящий», но мало кто более подходит под это определение, чем Хаксли. Особенное наслаждение мне доставило необыкновенное богатство ссылок на литературу и философию, многогранность ума Хаксли проявляется на каждой странице романа.

Had he ever really been happy with Marjorie —as happy, at any rate, as he had imagined he was going to be, as he ought to have been in the circumstances? It should have been like Epipsychidion; but it wasn’t—perhaps because he had too consciously wanted it to be, because he had deliberately tried to model his feelings and their life together on Shelley’s poetry.

Почти у всех героев Контрапункта есть реальные прототипы, об этом можно найти подробную информацию в сети. Я же буду заканчивать. Роман не оставляет, заставляет думать и вспоминать, и даже теперь, когда всего лишь пишу отзыв, ум Хаксли держит меня в напряжении и какой-то готовности анализировать, думать, думать, воспринимать.

Пора отдыхать. Люси Тантамаунт, ты не знала, что такое отдых, ты до двух ночи развлекалась с поклонниками в шикарном ресторане, а на следующее утро могла улететь из Лондона в Париж, чтобы и там кружить головы поэтам, писателям, художникам, молодым политикам.
Люси Тантамаунт, восхитительная и уникальная Нэнси Кунард, ты стала музой и любовницей Хаксли, Элиота, Паунда, Хэмингуэя и этот список можно еще долго продолжать. Джеймс Джойс заглядывал к тебе поболтать, Хаксли воспел тебя в Контрапункте, а умница Уильям Карлос Уильямс хранил у себя твою фотографию и считал, что Нэнси «одно из главных явлений в мире». И может быть это была вот эта фотография:

Honour, fidelity-these were good things. But the personal major premiss of his present philosophy was that Lucy Tantamount was the most beautiful, the most desirable…

«Контрапункт» Олдос Хаксли: слушать аудиокнигу онлайн

«Контрапу́нкт (лат. punctum contra punctum, punctus contra punctum — нота против ноты, буквально — точка против точки) — одновременное сочетание двух или более самостоятельных мелодических голосов. …
Контрапункт создавался как педагогический инструмент, с помощью которого студенты могли сочинять музыкальные композиции с постепенным увеличением сложности.»- из Википедии.

He was free. Free from recollection and anticipation. Free, for an hour or two, to refuse to admit the existence of past or future. Free to live only now and here, in the place where his body happened at each instant to be.

Вот и подходит к концу один из моих самых любимых списков для чтения, 100 лучших романов 20 века на английском языке по версии Modern Library.

«Контрапункт». Важный, сильный, очень известный роман. Очень долго шла я к нему, и вот свершилось, роман дочитан, продуман, частично перечитан, прочувствован до конца. То есть настоящего конца в плане понимания такого сложного и насыщенного идеями и смыслами текста быть, конечно же, не может. Но своего рода логическую точку уже вполне можно поставить.

Конрапункт это роман идей. И есть в нем романист идей, писатель Филип Куорлз. И недаром Хаксли поместил Филипа в центр романа, персонаж этот явно автобиографичен. Куорлз замкнут, ему не по себе в повседневном мире, его пугают эмоции повседневной жизни. Он окружен друзьями и семьей, и он пишет о них роман.

Филип решает структурировать свой ​​роман основываясь на музыкальном методе контрапункта, одинаково важные и одинаково сильные темы чередуются и перемежаются, ни на минуту не уступая одна другой. И роман Хаксли структурирован таким же образом. Все темы одинаково сильны, все герои и персонажи одинаково важны, каждому персонажу будет дана возможность высказаться, каждой теме будет дано развитие. Как говорил брат писателя, уникальность Хаксли в его универсальности.

А начало Контрапункта — это увертюра более чем в сто пятьдесят страниц, званый обед, на котором мы встречаем большинство персонажей . В остальной части романа переплетаются сцены из их жизни, письма и, что наиболее интересно, сочинения Филиппа Куорлза, который вместе с женой проводит большую часть первой половины романа, возвращаясь из Индии. Путь из экзотической колониальной Индии в самую гущу повседневной жизни лондонских интеллектуалов и их окружения начала-середины 1920-х. Символично.

Несмотря на присущий его ранним романам веселый цинизм и немного зловредный юмор, Хаксли однозначно позволяет своим героям формулировать ряд глубоких и серьезных идей, универсально используя свои глубокие знания философии, психологии, политики, литературы, биологии. Игра блестящего остроумия и глубоких идей это тоже своеобразный контрапункт романа.

How do you know that the earth isn’ t some other planet’s hell?

Творчество многих писателей вызывает у меня желание использовать эпитет «блестящий», но мало кто более подходит под это определение, чем Хаксли. Особенное наслаждение мне доставило необыкновенное богатство ссылок на литературу и философию, многогранность ума Хаксли проявляется на каждой странице романа.

Had he ever really been happy with Marjorie —as happy, at any rate, as he had imagined he was going to be, as he ought to have been in the circumstances? It should have been like Epipsychidion; but it wasn’t—perhaps because he had too consciously wanted it to be, because he had deliberately tried to model his feelings and their life together on Shelley’s poetry.

Почти у всех героев Контрапункта есть реальные прототипы, об этом можно найти подробную информацию в сети. Я же буду заканчивать. Роман не оставляет, заставляет думать и вспоминать, и даже теперь, когда всего лишь пишу отзыв, ум Хаксли держит меня в напряжении и какой-то готовности анализировать, думать, думать, воспринимать.

Пора отдыхать. Люси Тантамаунт, ты не знала, что такое отдых, ты до двух ночи развлекалась с поклонниками в шикарном ресторане, а на следующее утро могла улететь из Лондона в Париж, чтобы и там кружить головы поэтам, писателям, художникам, молодым политикам.
Люси Тантамаунт, восхитительная и уникальная Нэнси Кунард, ты стала музой и любовницей Хаксли, Элиота, Паунда, Хэмингуэя и этот список можно еще долго продолжать. Джеймс Джойс заглядывал к тебе поболтать, Хаксли воспел тебя в Контрапункте, а умница Уильям Карлос Уильямс хранил у себя твою фотографию и считал, что Нэнси «одно из главных явлений в мире». И может быть это была вот эта фотография:

Honour, fidelity-these were good things. But the personal major premiss of his present philosophy was that Lucy Tantamount was the most beautiful, the most desirable…

краткое содержание, персонажи, отзывы читателей, комментарии критиков

Глубокий роман, оголяющий праздность и злобу, то, что не стоило бы показывать, не будь это горькой правдой. Восприятие мира, представленное индивидуально каждым героем. Возможность забраться в шкуру каждого персонажа и прожить его историю – вот что такое «Контрапункт» Хаксли.

Олдос Хаксли

Олдос Хаксли – известный английский писатель, оставивший след в мировой литературе. Наиболее известный роман автора «О дивный новый мир» заставил многих полностью переосмыслить, осознать систему общественного строя. В поздние годы О. Хаксли начал увлекаться философией, сложной психологией, вследствие чего его книги, мысли, персонажи начали приобретать совершенно новую окраску.

Название романа обозначает термин, относящийся ко многим направлениям в искусстве. Контрапункт – это в литературе обозначает несколько линий сюжета, несколько происходящих действий, которые противопоставляются друг другу. В музыке же это многоголосие, где все голоса имеют равную силу и отсутствует основной. Таким образом, звуки, мысли, рассказы, персонажи и линии переплетаются между собой. Это и стало основным мотивом произведения Олдоса Хаксли «Контрапункт».

Общая идея романа

Отличием «Контрапункта» Олдоса Хаксли от большинства классических художественных произведений является отсутствие сюжета как такового. Нет ничего, что соединяло бы всех героев или их рассказы. Грубо говоря, отдельный герой представляет свою отдельную историю, которая может вообще не вплетаться в общую картину. Несмотря на это роман читается на одном дыхании, нечасто автору удается настолько точно описать внутренний мир персонажей (хоть и не такой богатый) с довольно прагматичной точки зрения. В суждениях, мотивах, описаниях присутствует хладнокровие стороннего наблюдателя. В этом опять же прослеживается связь Хаксли с героем романа — Куорлзом. Все персонажи безнравственные, алчные, их можно назвать обжорами, весельчаками, развратниками и пьяницами. Основные сюжетные линии отображают внутренний мир того или иного персонажа, фокусируясь лишь на одном человеке.

Персонажи

Хильда Тэнтемаунт – дама, полностью являющаяся отображением своего времени и статуса. Элегантная, неторопливая, знающая себе цену и, возможно, даже сильно завышающая ее в собственных глазах. Ее история такова, что притворством и легким обманом она женила на себе мужчину, легко подчиняющегося ей. Хильда имеет не самый приятный характер, любимое занятие – сплетни и разжигание конфликтов, ссор или банальных противостояний между людьми с разным мировоззрением. Однако она отнюдь не является ключевым героем.

Уолтер Бидлейк и его отец Джон Бидлейк – мужчины, отдающие большую часть своего внимания женщинам. У старшего Бидлейка на протяжении нескольких лет был роман с Хильдой Тэнтемаунт, невзирая на ее замужество. Он любил женщин, любил развлекаться с женщинами, но возраст дал о себе знать, и радость всей его жизни постепенно исчезает. Уолтер же, можно сказать, играет с женщинами. Молодой человек разбил брак госпожи Марджори, он какое-то время наслаждался новоприобретенной возлюбленной. Но вскоре она ему надоела, к несчастью, Марджори Карлинг уже была на тот момент беременна от него. Сам Уолтер в растерянности, так как его сердце уже украла другая девушка — Люси Тэнтемаунт.

Люси Тэнтемаунт – молодая, жизнерадостная, готовая веселиться неделями напролет, главное, чтобы в веселье присутствовала нотка безумства. Она недавно стала вдовой, но не показывает виду. Для нее главное, чтобы забавы оставались интересными для нее.

Дэнис Барлеп является начальником Уолтера, он также вхож в светское общество. Джоном Бидлейком он был назван «помесью шулера и святоши».

Супруги Рэмпионы, Мэри и Марк, познакомились много лет назад. Их отношениям препятствовала большая разница в общественном положении. Однако девушку это не остановило, пройдя через многое, они стали супругами. Любящими друг друга, поддерживающими и постепенно идущими к мечтам.

Морис Спэндрелл больше ничего не хочет. Он полон разочарования, затаенной обиды, злобы на мир. На его сердце детская рана. Единственный человек, который ему был дорог – мать, которая, по мнению Мориса, предала его.

Эверард Уэбли – глубоко убежденный представитель коммунистической партии, а точнее сказать, ее вождь.

Эдвард Иллидж – участник той же партии, чья вера в собственное дело вызвана всего лишь низким положением в обществе, завистью и попытками хоть что-то изменить.

Филипп Куорлз – персонаж, прототипом которого стал сам Хаксли. Холодный в расчетах, одаренный научным умом, он мыслит беспристрастно и четко. С окружающим миром ему трудно найти общий язык, он не чувствует, он не понимает других людей. Его жена, Элинор, изображается неким проводником между Филиппом и внешним миром, однако, несмотря на сильную любовь, ей трудно терпеть его безразличную манеру общения.

Краткое содержание

Действие романа происходит в Лондоне, так сказать, в его верхних слоях. Читателю показывается элита, светское общество, которое предстает во всей своей красоте, роскоши и излишествах. Излишества проявляются даже в характерах, в жизнях персонажей. Ниже приведено краткое содержание «Контрапункта» Хаксли, точнее, основные сюжетные линии, образующие скелет всей книги.

История любви Уолтера Бидлейка к Люси

После окончания вечера у Тэнтемаунтов Люси встречается с друзьями в ресторане и берет с собой Уолтера. Молодому человеку хочется побыть с веселой и беззаботной Люси наедине. Но он не осмеливается проявить своих желаний, чем сразу вызывает презрение у девушки и соответствующее отношение. Спустя время Уолтеру все же удается заполучить внимание Люси, у них завязывается роман. Внезапно младшая Тэнтемаунт уезжает во Францию, откуда первое время пишет своему возлюбленному. Но вскоре он перестает быть ей интересен, ведь она нашла себе новые приключения.

Уолтер возвращается к надоевшей беременной жене, обреченный терпеть ее еще долгие годы. Она же принимает его, прощая его увлечение другой особой.

Супружеская жизнь Куорлзов

Семья Куорлзов только что вернулась из Индии, Элинор практически сразу после приезда соглашается на встречу с Эверардом Уэбли, которому она нравилась уже давно. Ей же он абсолютно безразличен, но ей, как и любой женщине, приятно его внимание, его влюбленность, страсть. Пытаясь вызвать ревность мужа, она рассказывает ему обо всем, но он слишком увлечен собственными делами, чтобы прислушаться. Тогда Элинор продолжает встречаться с Эверардом, им предстоит вновь провести время вместе. Но буквально за пару часов до этого ей сообщают о внезапно начавшейся болезни у ее сына, находящегося в Германии, она сразу уезжает. Перед отъездом Элинор лишь успевает попросить Мориса Спэндрелла отдать ее поклоннику ключи и весточку об отъезде.

В конце «Контрапункта» Олдоса Хаксли, спустя произошедшие нижеописанные события, сын Куорлзов умирает. У них ничего не осталось, они больше не хотят укореняться и оставаться где-либо после всего произошедшего. Поэтому решают просто путешествовать, смотреть на мир, людей.

Политические мотивы

Сразу после отъезда Элинор Морису Спэндреллу приходит зловещая идея. Он был противником коммунистической партии, во главе которой стоял Уэбли. Спэндрелл отчаялся, ему было больше нечего терять. И ему представляется возможность избавиться от вождя коммунистов, что он и делает, найдя соратника в лице Эдварда Иллиджа.

Однако убийство не помогло Морису, ему было по-прежнему тошно внутри. Тогда он решается на сознательное самоубийство. Спэндрелл отправляет письмо в штаб-квартиру коммунистической партии с собственным адресом и временем, когда там будет убийца вождя. Через какое-то время в дверь постучали, хозяин открыл дверь и был убит.

Отзывы читателей

Отзывы на «Контрапункт» Олдоса Хаксли удивляют, создается ощущение, будто читатель сам пережил все это. Основным достоинством многие называют персонажей: живых, с яркими недостатками и индивидуальными чертами характера. У каждого из них есть своя предыстория.

«Контрапункт» О. Хаксли, по отзывам, является не просто сюжетным романом, его огромным преимуществом стала возможность быть участником споров. Персонажи ведут дискуссии, основываясь на собственном восприятии мира. Ни один герой не похож на другого, за счет этого можно увидеть уникальные столкновения интересов и мнений.

Мнение общественности говорит о том, что «Контрапункт» Хаксли вобрал в себя изумительно описанные качества людей: слепая злость, глупая беззаботность, сухой интеллект, безнравственность, сталкивающаяся с полным опустошением в конце.

Комментарии критиков

У некоторых при прочтении сюжета может возникнуть ощущение схожести с романом Уильяма Теккерея «Ярмарка тщеславия». Однако в «Контрапункте» Олдоса Хаксли все более открыто, нет потаенных мыслей, все говорится прямо. У Теккерея изображена именно ярмарка, где все имеет свою цену и все продается. А куклами в ней являются равнодушные люди, живущие по тонкому расчету. «Контрапункт» Олдоса Хаксли показывает высшее общество, потонувшее в грехах и основывающееся на поверхностности мысли, суждений, действий. Хоть обоим писателям удалось удивительно точно отобразить пороки общества, романы сильно отличаются описываемой средой.

В романе Хаксли нет цельного сюжета, главных героев, конфликта. Это одновременно является особенностью, но для многих и минусом. «Роман идей», как его еще называют, сборник деталей, понемногу сплетенных вместе. Несмотря на это «Контрапункт» Хаксли, по отзывам критиков, является наиболее интересным, глубоким произведением автора. Это был ранний период творчества Хаксли, в произведении, в характерах персонажей он все еще ищет себя.

Контрпойнт на

очков от Олдоса Хаксли Контрпункт на

очков от Олдоса Хаксли

Другая версия этой заметки и мысли по другим книгам доступны по адресу:

— https: //www.youtube.com/playlist? List …

Это монументальный роман, от которого я должен признать, что отказался много лет назад.
Каким глупцом может быть.

Олдос Хаксли поразил меня:

— Дивный новый мир, Двери восприятия, а теперь и этот шедевр.

Это сложное произведение со сложными персонажами и неожиданными событиями…
Есть даже убийство, несколько смертей и некоторые любовные романы.

Удивительные баллы

Контр баллы Олдоса Хаксли

Другая версия этой заметки и мысли о других книгах доступны по адресу:

— https: //www.youtube.com/playlist? List …

Это монументальный роман, от которого я должен признать, что отказался много лет назад.
Каким глупцом может быть.

Олдос Хаксли поразил меня:

— Дивный новый мир, Двери восприятия, а теперь и этот шедевр.

Это сложное произведение, со сложными персонажами и неожиданными событиями …
Есть даже убийство, несколько смертей и некоторые любовные романы.

Удивительные точки зрения выражаются почти обо всем

От Бога до музыки Бетховена, от Святого Франциска до Толстого.

Говоря о Святом Франциске, есть персонаж, который апломбом нападает на него.

Он был болен, зализывая раны прокаженных себе во благо.
Этот Святой не лечил тех больных, он просто развлекался.

Возможно, мне должно быть стыдно признаться, что я нашел эти замечания забавными, хотя и безвкусными, жестокими и преувеличенными.

Джон Бидлэйк, кажется, возвышается над этой учетной записью, по крайней мере, с точки зрения старшинства, если не с его статусом древнего льва-создателя.
Любовник с энергией, обаянием, талантом, успехом и идиосинкразиями, он симпатичен … до определенной степени.

Уолтер Бидлэйк — один из моих любимых, сын вышеупомянутого художника, который оказался в ловушке ужасного романа с Люси Тэнтэмаунт, а также проживал вместе с беременной Марджори.

Я только что понял, что мне нужно отказаться от других персонажей, даже если это сочетание завораживает.
Иногда было трудно уследить за динамикой их отношений, но этот шедевр меня очень удовлетворял.

Прекрасные диалоги, серьезные темы и необычные ракурсы.

Толстой считают старым дураком, и я случайно прочитал «Интеллектуалы» Пола Джонсона, которые показывают эту презренную сторону русского писателя…и много других:

— Ибсен, Хемингуэй, Руссо …

Одно заинтриговавшее меня утверждение было, надеюсь, похоже на то, что я здесь поместил:

— Поиск Истины не совсем » благородный «.
— Это как любое другое занятие.
— Действительно, многие из тех, кто думает об этом, обычны или хуже.

Это было в русле вызова Святого Франциска, музыка Бетховена слишком прекрасна, слишком небесна.

И есть персонажи, которые бросают вызов наиболее общепринятым точкам зрения

.Цитаты Олдоса Хаксли на

пунктов

«« Ahora me doy cuenta de que el verdadero encanto de la vida intelligent —la vida consagrada a la erudición, a lasvestigaciones científicas, a la filosofía, a la estética, a la crítica — es su facilidad. Es la sustitución de las complejidades de la realidad por simples esquemas intelectuales, o de los desconcertantes movimientos de la vida por la muerte official y tranquila. Es Несравненный más fácil saber muchas cosas, por ejemplo, acerca de la historyia del arte y tener ideas profundas acerca de la metafísica y de la sociología, que saber intuitiva y personalmente algo acerca de nuestros semejantes, y lisfactorros de nuestros relaciones amantes, nuestra mujer y nuestros hijos.Vivir es mucho más Difícil que el sánscrito, la química o la Economía política. La vida intelectual es un juego de niños; lo cual explica el que los intelectuales tiendan a convertirse en niños, y luego en imbéciles, y finalmente, como claramente de muestra la Historia política e industrial de los últimos siglos, en lunáticos homicidas y bestias salvajes. Las funciones reprimidas no mueren; так ухудшается, дегенеран, ретроградский al estado primitivo. Pero, entretanto, es mucho más fácil ser un niño intelligent, o un lunático, o una bestia, que un hombre vulto y armonioso.Он ahí por qué, entre otras razones, existe tanta requirea de Educación superior. Las Gentes se abalanzan hacia los libros y las universalidades como hacia los cafés. Quieren ahogar su conciencia de las dificultades que Presenta el vivir adecuadamente en este grotesco mundo contemporáneo: quieren olvidar su прискорбно insuficiencia en el arte de la vida. Algunos ahogan sus penas en alcohol, mientras que otros, todavía más numerosos, las ahogan en los libros y en el diletantismo artístico; algunos tratan de olvidarse a sí mismos por medio de la fornicación, el baile, el cinematógrafo, la radiotelefonía; otros, por medio de conferencias y ocupaciones científicas.Los libros y las conferencias son mejores para ahogar las penas que la bebida y la fornicación: no dejan dolor de cabeza, ni aquella desesperante sensación del post coitum triste »».
— Олдос Хаксли, Пункт Counter Point .

Изучение контрапункта самостоятельно

Разочарование в изучении контрапункта

В этой статье говорится о:

  • Мои разочарования в изучении контрапункта самостоятельно по книгам
  • Некоторые факты и предположения об изучении контрапункта
  • Мой первый урок контрапункта (подсказка: он требует вашего участия, чтобы заставить его работать)

Если вы хотите перейти к первому уроку, просто прокрутите статью до конца. Мне нужно, чтобы вы оставили комментарий, чтобы этот урок работал … вы поймете, когда прочтете его.

Книги контрапункта

Книги по теории музыки могут быть неприятными. Иногда вы встречаете драгоценный камень, который хорошо объясняет и легко читается. Например, когда я впервые начал читать «Классическую форму» Уильяма Кэплина, это было похоже на то, как в моей голове загорелась лампочка. Все было четко и лаконично. После каждой главы мне казалось, что я ухожу, зная больше, чем в предыдущей главе.

Ах, если бы они все могли быть такими.

Но сейчас я пытаюсь научить себя контрапункту, и, к сожалению, все не так ясно и лаконично.Попытка научить себя контрапункту может вызвать несколько проблем.

  1. Counterpoint — это, на первый взгляд, метод , который не получил активного развития примерно со времен Баха . Теперь ее использовали и усвоили, но с точки зрения педагогики многие люди по-прежнему рекомендуют использовать книгу Иоганна Фукса. Я понял! Бах извлек из этого урок, Бетховен и Моцарт тоже, и бла-бла-бла… Я уверен, что с объединенной силой мозга мира мы можем придумать некоторые новые техники.
  2. Новые книги написаны для людей, которые учатся в университете или с опытным преподавателем. Я не могу винить в этом авторов. Большинство, если не все, являются профессорами крупных университетов. Это не помогает обывателям.
  3. Существует двух разных стилей контрапункта: модальный и тональный . Это также вызывает проблемы, потому что модальные парни на самом деле не говорят, как это применимо к чему-либо, кроме написания в стиле Палестрина.Мне кажется, что это неправда, и я могу вспомнить один момент в 6-й симфонии Малера, в котором он явно использует модальный контрапункт для великолепной красоты и эффекта. Тональные парни кажутся более подходящими для той музыки, которую я хочу писать, но здесь нет комплексного подхода.

Итак, с чего начать?

Предположения и факты

В армии у нас особый подход к планированию. Я не буду вдаваться в подробности, это может быть очень скучно.Одна из ключевых особенностей состоит в том, что мы будем перечислять наши предположения об операции и факты в том виде, в каком мы их знали, поэтому давайте сделаем это.

Факты

  • Counterpoint использовался многими композиторами, если не всеми великими, со времен Баха. Я верю, что так будет и дальше.
  • Модальный контрапункт — о мелодии.
  • Тональный контрапункт о… мелодии. Если мелодия не король, тогда вы могли бы просто написать аккорды блоков, верно?

Допущения

  • Контрапункт сложен.Кажется довольно очевидным, но я не уверен, насколько это основано на фактах. Я предполагаю, что это сложно, потому что меня воспитали верить в это. Но, как и в большинстве случаев, я думаю, что это потребует практики и ясных принципов.
  • На ранних этапах не будет очень весело. Я думаю, что это обычно верно в отношении большинства стоящих вещей.
  • книг дадут мне только около 10% пути к пониманию. Большая часть знаний будет получена от сочинения.
  • Хорошие навыки ведения голоса и гармонии являются ключевыми. .
  • Двумя ведущими фигурами в Counterpoint являются Бах и Палестрина. Я говорю это как предположение, потому что есть около миллиона композиторов, которых я тоже на самом деле не слушал, и мне может понравиться чей-то контрапункт.

И что?

Оглядываясь назад на список, есть несколько вещей, которые я написал, которые, как мне кажется, могут помочь мне в моем плане.

Книги доставят меня только около 10% пути

Как было сказано ранее, в книгах, которые я читал, отсутствует ключевой ингредиент… учитель.Я мог бы пойти и найти учителя, но это противоречит цели этого сайта — помогать людям в процессе обучения сочинению.

Я думаю, что другие читают о моей борьбе и надеюсь, что нахождение правильного пути поможет в их собственной борьбе.

Дело в мелодии

Как для модального, так и для тонального контрапункта, это действительно мелодии. Их форма, фигуры и общий звук составляют произведение. Для модального контрапункта это кажется довольно очевидным, поскольку такой гармонии, какой мы ее знаем, на самом деле не существовало, когда модальный контрапункт разрабатывался.Тональный контрапункт — более сложный случай, потому что гармония, несомненно, очень важна. Однако все это связывает мелодия, а не гармония.

Знание гармонии и ведения голоса

Для того, чтобы добиться успеха, знание гармонии и ведения голоса будет иметь решающее значение, но я не могу предположить, что каждый прошел год на курсах гармонии и ведения голоса в бакалавриате. В любом случае, я так заржавел от осознания своего фигурного баса, что все равно будет так, как будто я никогда не ходил на курсы.

На ранних этапах не будет веселья

Если вы читали литературу о том, как стать экспертом, вы наверняка слышали о правиле 10 000. По сути, это означает, что для того, чтобы стать экспертом, вам нужно будет практиковаться в выбранной области около 10 000 часов. Ключевым ингредиентом в этом является осознанная практика выполнения сложных задач, которые приводят к конкретным улучшениям. Это означает, что то, что вы должны делать, должно улучшать что-то конкретное, иначе вы действительно не улучшите.

Например, гольфист-любитель идет на тренировочное поле, чтобы улучшить свой замах, и забивает 100 мячей.Профессиональный гольфист идет на тренировочное поле, чтобы улучшить поворот левой руки во время замаха и отбивает 1000 мячей.

Я пытаюсь таким же образом улучшить свои навыки композиции.

Это означает, что упражнения, вероятно, не принесут особого удовольствия. Они также будут повторяемыми и будут содержать четкие рекомендации по улучшению.

Урок 1

С той последней строкой, мой первый урок для меня и вас будет на самом деле забавным.Я собираюсь найти больше великих композиторов-контрапунктов, помимо Палестрины и Баха.

Хороший слушатель — один из ключей к отличному сочинению. Если вы никогда не услышите о возможностях, вы застрянете.

Я начну с списка, но вы, мои преданные читатели, должны помочь мне его расширить.

Я создаю плейлист на YouTube. Если вы оставите ссылку в разделе комментариев, я добавлю ее в плейлист.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *