Когнитивная рекалибровка: Часть 1, Последствия «когнитивной рекалибровки» — фанфик по фэндому «Мстители»

Содержание

У переболевших COVID-19 выявили снижение умственных способностей — Российская газета

Группа из 30 спасателей МЧС вылетела в Карабах 16:37 Путин за неделю примет участие в трех саммитах 16:10 Путин пошутил о мерах безопасности с военными 16:02 Лавров обсудил с главой МИД Азербайджана ситуацию в Карабахе 15:50 Испанский городок переименует улицу Хуана Карлоса 15:18 Мантуров: Ситуация с лекарствами в России улучшается 15:11 Додон проголосовал на президентских выборах в Молдавии 14:48 Число выявленных случаев COVID-19 в мире превысило 54 млн 14:35 Не менее 20 человек задержаны, один ранен в ходе столкновений в Вашингтоне 13:58 В Перу требуют отставки нового президента 13:25 Сборной Норвегии запретили ехать на матч Лиги наций в Румынию 12:58 В итальянском доме престарелых открыли «зал объятий» 12:26 ОАТИ проверило более 30 заведений на соблюдение запрета работы в ночное время 11:58 В Баку опровергли сообщения об отзыве посла Азербайджана из России 11:35 Платформа #Москвастобой запустит цикл онлайн-туров по музеям 11:32 «Окна будущего» сделают из дерева 11:26 В Москве зарегистрирован 6271 новый случай COVID-19 11:19 Планы Киева о создании лагерей для интернированных сравнили с нацистским террором 11:12 В Боснии и Герцеговине в условиях пандемии COVID-19 проходят местные выборы 10:37 Два самолета Ан-124 доставили российских миротворцев в Ереван 09:24 Оперштаб: Еще 4266 пациентов вылечились от коронавируса в Москве 09:16 Названа важная особенность российской вакцины от коронавируса 07:51 Врач оценил данные о пользе вина в профилактике коронавируса 06:58 Илон Маск назвал COVID-19 разновидностью простуды 06:57 Вильфанд: Похолодание ожидает регионы центра Европейской России 06:00 • • •ВластьЭкономикаВ регионахВ миреПроисшествияОбществоСпортКультураРусское оружиеАвтопаркДиджиталКинократияЖивущие в СитиСтиль жизниВсе рубрики

Когнитивная реструктуризация — Cognitive restructuring

Когнитивная реструктуризация ( CR ) — это психотерапевтический процесс обучения распознаванию и оспариванию иррациональных или дезадаптивных мыслей, известных как когнитивные искажения , такие как мышление по принципу «все или ничего» (расщепление) , магическое мышление , чрезмерное обобщение, увеличение и эмоциональное рассуждение , которое обычно связаны со многими расстройствами психического здоровья . CR использует множество стратегий, таких как сократовские вопросы , запись мыслей и управляемые образы , и используется во многих типах терапии, включая когнитивно-поведенческую терапию (CBT) и терапию рационального эмоционального поведения (REBT). Ряд исследований демонстрирует значительную эффективность лечения на основе CR.

Обзор

Когнитивная реструктуризация включает четыре этапа:

  1. Выявление проблемных познаний, известных как «автоматические мысли» (AT), которые представляют собой дисфункциональные или негативные взгляды на себя, мир или будущее, основанные на уже существующих представлениях о себе, мире или будущем.
  2. Выявление когнитивных искажений в АТ
  3. Рациональный диспут АТ методом Сократа
  4. Разработка рационального опровержения АЦ

Есть шесть типов автоматических мыслей:

  1. Самооценка мыслей
  2. Мысли об оценках других
  3. Оценочные мысли о другом человеке, с которым они взаимодействуют
  4. Мысли о стратегиях выживания и поведенческих планах
  5. Мысли об избежании
  6. Любые другие мысли, не отнесенные к категории

Клинические приложения

Когнитивная реструктуризация использовалась, чтобы помочь людям, страдающим от различных психических состояний, включая депрессию , злоупотребление психоактивными веществами , тревожные расстройства в совокупности, булимию , социальную фобию , пограничное расстройство личности , синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и азартные игры .

При использовании когнитивной реструктуризации в рациональной эмоциональной терапии (RET) упор делается на два основных понятия: (1) мысли влияют на человеческие эмоции, а также на поведение и (2) иррациональные убеждения в основном ответственны за широкий спектр расстройств. RET также классифицирует четыре типа иррациональных убеждений: крайняя необходимость, чувство ужаса, невыносимость чего-либо и самоосуждение. Это называется когнитивно-эмоциональной переподготовкой. Обоснование, используемое в когнитивной реструктуризации, пытается укрепить веру клиента в то, что (1) « разговор с самим собой » может повлиять на производительность, и (2), в частности, обреченные на провал мысли или негативные самооценки могут вызвать эмоциональный стресс и помешать работе, a процесс, который затем повторяется снова в цикле. Стратегии восстановления настроения реализуются в процессе когнитивной реструктуризации в надежде способствовать прекращению негативного цикла.

При использовании когнитивной реструктуризации в когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) она сочетается с психообразованием, мониторингом, опытом

in vivo , воздействием воображения, поведенческой активацией и домашними заданиями для достижения ремиссии. Считается, что когнитивно-поведенческий подход состоит из трех основных техник: когнитивной реструктуризации, обучения навыкам совладания и решения проблем.

Приложения в терапии

Существует множество методов, используемых в когнитивной реструктуризации, которые обычно включают выявление и обозначение искаженных мыслей, таких как «полное или отсутствие мышления, дисквалификация позитивного, ментальная фильтрация, поспешные выводы , катастрофизация, эмоциональное рассуждение, утверждения о необходимости и персонализация». Ниже перечислены методы, обычно используемые при когнитивной реструктуризации:

  • Сократов допрос
  • Запись мыслей
  • Выявление когнитивных ошибок
  • Изучение доказательств (предварительный анализ или анализ затрат и выгод)
  • Понимание идиосинкразического значения / семантических методов
  • Маркировка искажений
  • Декатастрофизирующий
  • Переатрибуция
  • Познавательная репетиция
  • Управляемые изображения
  • Перечисление рациональных альтернатив
  • Рациональная эмоционально-поведенческая терапия (REBT) включает в себя ужасное поведение, когда человек вызывает у себя беспокойство, называя предстоящую ситуацию « ужасной », вместо того, чтобы предвидеть, как ситуация может разворачиваться на самом деле, и обязанность, когда человек предъявляет к себе ложные требования.
    что что-то «должно» произойти (например, «Я должен получить пятёрку на этом экзамене»).

Критика

Критики когнитивной реструктуризации утверждают, что процесс борьбы с дисфункциональными мыслями «научит клиентов лучше подавлять и избегать нежелательных мыслей» и что когнитивная реструктуризация показывает менее быстрое улучшение, поскольку часто требуется реальная практика. Другие критические замечания включают то, что этот подход механистичен и безличен, и что отношения между терапевтом и клиентом не имеют значения. Компонентный анализ когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) Нила Якобсона утверждает, что компонент когнитивной реструктуризации не нужен, по крайней мере, при депрессии. Он утверждает, что именно компоненты поведенческой активации КПТ эффективны при проведении терапии, а не когнитивной реструктуризации, как это дает когнитивно-поведенческая терапия. Другие также утверждают, что нет необходимости бросать вызов мыслям с помощью когнитивной реструктуризации.

Смотрите также

Ссылки

внешние ссылки

<img src=»https://en.wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

Статья. (КПТ)Джудит Бек «ВЫЯВЛЕНИЕ КОГНИТИВНЫХ ИСКАЖЕНИИ»

Статья. (КПТ)Джудит Бек “ВЫЯВЛЕНИЕ КОГНИТИВНЫХ ИСКАЖЕНИИ”

Для когнитивных процессов пациентов, страдающих психиатрическими расстройствами, характерны систематические негативные искажения (Beck, 1976). Когда пациент высказывает свою дисфункциональную автоматическую мысль, терапевт отмечает (мысленно, вслух или в письменной форме) тип  допущенной им ошибки. Самые распространенные типы искажения мышления представлены на рис. 8.2 (см. также Burns, 1980).

Тех пациентов, которые охотно выполняют интеллектуальное задание – придумывают названия разным тинам искажений своего мышления, можно смело ознакомить со сведениями, представленными на рис. 8.2.

Т: Мы поговорили о том, почему у людей, пребывающих в расстроенных чувствах, часто бывают мысли, которые не отражают правды или частично ошибочны. Теперь я хочу представить вам перечень самых распространенных ошибок, которые люди допускают в своем мышлении. Научившись определять, какую ошибку вы допускаете в данный момент, вы лучше ответите на искаженную мысль. Просмотрите этот список… Хотите с ним поработать?

П: Я попробую.

Т: Видите, здесь указаны двенадцать самых распространенных искажений мышления. Первая ошибка –

дихотомическое,  или полярное, мышление,  из-за которого люди видят окружающий мир в черно-белых красках, не замечая все: других цветов и оттенков… Если я не ошибаюсь, вы говорили, что на прошлой неделе вас посетила мысль: “Либо я получу “А”, либо я ни на что не способна”? (“А” соответствует оценке “отлично”. – Примеч. ред.).  Правда, это прекрасный образец черно-белого мышления?

П: Да.

Т: Можете ли вы привести другие примеры? (Терапевт и пациент некоторое время обсуждают это когнитивное искажение. Затем терапевт переход к разбору другого искажения, типичного для мышления этого пациента.)  В качестве домашнего задания предлагаю вам следующее. Выявив автоматическую мысль, попробуйте определить искажение, которое вы допускаете. Впредь, обсуждая автоматические мысли, мы будем всегда держать этот список перед собой, чтобы быстро выявлять ошибки мышления.

Хотя некоторые автоматические мысли истинны, многие из них ошибочны или имеют лишь зерно правды. Вот типичные ошибки мышления,

1. Дихотомическое мышление (также называемое черно-белым мышлением, полярным или мышлением в стиле “все или ничего”): представление о том, что существуют только две категории для оценки событий, людей, поступков (черное-белое, плохое-хорошее). Отказ от оценки в континууме.

Пример:

 “Если я не добьюсь успеха во всем, то я неудачник”.

2. “Катастрофизация” (также называемая негативными предсказаниями): предсказание событий будущего исключительно негативно, без учета других, более вероятных исходов.

Пример: “Я так расстроюсь, что не смогу вообще ничего делать”.

3. Обесценивание позитивного : успехам, позитивному опыту и поступкам не придается значения.

Пример : “Действительно, мне удалось выполнить эту работу, но это вовсе не означает, что в способный, мне просто повезло”.

4. Эмоциональное обоснование , убеждение, что нечто должно быть правдой только потому, что вы “чувствуете” (по сути, верите) в это настолько сильно, что игнорируете или обесцениваете доказательства обратного.

Пример : “Я знаю, что мне многое удается на работе, но я по-прежнему чувствую себя неудачником”.

5. Навешивание ярлыков : наделение безусловными, глобальными характеристиками себя или окружающих, без учета того, что доказательства могут с большей вероятностью привести к менее негативным выводам.

Пример : “Я неудачник”, “Он зануда”.

6. Магнификация/минимизация : оценивание себя, окружающих или ситуации с преувеличением негативного и/или преуменьшением позитивного.

Пример : “Средняя оценка говорит о том, что я неспособный. Оценка “отлично” не говорит о том, что я умный”.

7. Мысленный фильтр (избирательное абстрагирование): безосновательный учет только неудач, поражений, лишений вместо полной картины всех событий.

Пример : “Один плохой результат по тесту [наряду с несколькими хорошими] свидетельствует о том, что я лентяй, который не мог как следует подготовиться”,

8. “Чтение мыслей”: уверенность человека в том, что он знает мысли окружающих, и отказ принимать во внимание другие, более вероятные возможности.

Пример : “Он думает, что я ничего не смыслю в этой работе”.

9. Сверхгенерализация : формулирование обобщающих негативных выводов, выходящих далеко за пределы текущей ситуации.

Пример : “[Поскольку я чувствовал себя не в своей тарелке на встрече], я не умею знакомиться с людьми”.

10. Персонализация : представление о себе как о причине негативного поведения других людей без учета более вероятных объяснений их поведения. Уверенность человека в том, что его ошибки и просчеты находятся в центре внимания окружающих.

Пример : “Мастер по ремонту нагрубил мне, потому что я сделал что-то не так”.

11. Долженствование (мышление в стиле “я должен”): наличие четкой непреложной идеи о том, как должны вести себя другие люди или каким должно быть собственное поведение. Если ожидания не оправдываются, человек воспринимает это как неудачу. Пример: “Ужасно, что я ошибся. Я должен во всем добиваться успеха”.

12. Туннельное мышление : акцент на негативных аспектах ситуации.

Пример: “Учитель моего сына ничего не может сделать правильно. Он постоянно критикует, не чувствует детей, и вообще он не состоялся как педагог”.

Рис. 8.2.  Распространенные ошибки мышления.

Адаптировано с разрешения А. Бека, д-ра медицины

Некоторых пациентов, особенно ранимых, не следует знакомить с полным списком искажений, представленным на рис. 8.2. В этом случае терапевт называет и описывает лишь те ошибки мышления, которые типичны для данного пациента. Ниже представлен пример такого диалога.

Т: Мы только что выявили много автоматических мыслей в отношении работы, состояния здоровья и ваших детей, которые возникали на прошедшей неделе. Не кажется ли вам, что у всех этих мыслей есть нечто общее – в каждом случае вы ожидаете худшего варианта развития событий?

П: Да.

Т: Когда люди предсказывают худшее, мы называем это катастрофизацией (или негативными предсказаниями) – верой в то, что неизбежен негативный исход ситуации. Вы признаете, что вам свойственен такой тип мышления?

П: Наверное, да…

Т: На следующей неделе постарайтесь “поймать” себя на предсказании худшего. Когда вы запишете выявленную автоматическую мысль, определите, не связана ли она с “катастрофизацией”.

Наконец, существует и третья возможность – предоставить пациенту весь список искажений мышления, но отметить в нем только одну, две или, три ошибки, свойственные именно ему. Пациенту, который научился выявлять свойственный ему тип искажений мышления, лучше удается объективно оценивать достоверность своих автоматических мыслей.

В следующем разделе мы поговорим об оценке выгоды автоматически мыслей.

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Опубликовано:27.04.2019Вячеслав Гриздак

Все чаще люди сообщают о «мозговом тумане»

В прессе регулярно появляются сообщения о все новых побочных явлениях от COVID-19. Врачи отмечают рост жалоб пациентов, перенесших коронавирус, на когнитивные нарушения. Люди, прошедшие курс лечения, перечисляют симптомы от болей в области груди до многодневной мигрени, трудностей с мышлением. Они описывают их как «мозговой туман».

Нарушения работы мозга

Такое определение лишь частично передает ощущения, которые испытывает пациент. Это можно сравнить с мозговым параличом, когда человек не способен мыслить достаточно четко, чтобы совершать определенные действия. Описать это можно как сбои в работе мозга, нарушения функционирования.

Человеку становится трудно работать более двух часов, даже просто выйти из дома за покупками. Остается только лежать в кровати и глядеть в телевизор. «Мозговой туман» делает человека настолько забывчивым, что регулярным становится пригорание пищи при ее приготовлении. Появляются затруднения в правильном построении фраз при разговоре, теряется контроль над почерком. Возникают проблемы при написании и отправке даже простого сообщения по электронной почте.

Вот как описывает свое состояние одна из пациенток: «После того как анализ дал положительный результат на ковид, примерно через две недели появился «мозговой туман». Это сильно мешало в работе, заставляло максимально напрягаться для того, чтобы сформулировать мысли и запомнить детали». Для человека, занимавшегося умственным трудом, это становится трагедией.

Точное количество людей с такими нарушениями в работе мозга после ковида неизвестно, но по некоторым оценкам их доля может достигать 20 % от общего числа перенесших коронавирус.

Причины возникновения «мозгового тумана»

Проблема еще и в том, что сам термин «мозговой туман» не является строго научным. Такое определение дали сами люди. До сих пор непонятна природа этих симптомов, так как никаких исследований в этой области не проводилось.

Проблемы с концентрацией внимания, мышлением могут возникать и у пациентов с аутоиммунными заболеваниями, после сотрясения головного мозга. Аналогичные жалобы у пациентов с синдромом хронической усталости.

Медики отмечают, что у перенесших коронавирус много причин для «мозгового тумана», этому могут способствовать и воспалительные процессы в организме, и недостаток кислорода, поступающего в мозг. Последнее во многом пережили пациенты, которым пришлось подключать аппарат искусственной вентиляции легких.

Есть предположение, что вирус способен заражать клетки головного мозга, перекрывать доступ кислорода к соседним клеткам. Предполагают также, что коронавирус влияет и на нервную систему, повреждая защиту нервных клеток.

Причиной нарушения мозговой деятельности могут быть и психологические особенности. Пациенты, перенесшие коронавирус в тяжелой форме, прошедшие реанимацию, пережили сильнейший стресс. Строгая изоляция, отсутствие контактов с близкими усиливают тревогу, вызывают бессонницу.

Врачи не исключают, что биологические и психологические причины могут влиять комплексно. Более тщательное исследование предстоит в перспективе.

Есть ли основания для надежды?

Определенные усилия в этом направлении уже предприняты. Активно изучаются неврологические и нервно-психические осложнения после коронавируса. Изучается кровь и спинномозговая жидкость пациентов, перенесших ковид с неврологическими симптомами и без этих проблем. Результаты сравниваются с показателями здоровых людей. Выясняется, могут ли такие процессы протекать бессимптомно, какова вероятность их развития.

Как улучшить работу мозга

И все же основания для надежды есть. Несмотря на небольшое количество научных исследований, врачи предполагают, что восстановить работу мозга помогут физические упражнения, нужна хотя бы обычная зарядка, употребление в пищу продуктов с противовоспалительным эффектом (помидоры, оливковое масло, зеленые листовые овощи, орехи, жирная рыба, ягоды и фрукты). В то же время следует исключить из рациона рафинированные углеводы, жареные продукты, газированные сладкие напитки, трансжиры, переработанное мясо. Восстановлению мозговой активности способствует и крепкий, регулярный сон. Кроме того, следует избегать стрессовых ситуаций.

Самое главное, что есть пациенты, пережившие и коронавирус, и симптомы «мозгового тумана». Сейчас они живут полноценной жизнью.

Нашли нарушение? Пожаловаться на содержание

Когнитивные упражнения для развития пластичности мозга

Огромное количество людей живут и работают в «дне сурка». Сейчас они зарабатывают деньги, но позже превратятся в старичков с прогрессирующей деменцией. Обидно, но что поделать. Ничто так не ускоряет атрофию мозга, как рутина и бессменная обстановка. Она разрушает систему внимания, ослабляет память, выводит из строя «центр удовольствия».

Есть хорошая новость: мозг пластичен и поддается тренировке. Элизабет Гоулд и Брюса МакЮэна провели несколько экспериментов с мартышками – ученые выяснили, что у животных образуются новые нейронные связи, когда те совершают несвойственные им действия. Женщины сделали заявление о том, что исследуемое явление свойственно и человеку. Преимущественно нейроны добавляются к медиальной поверхности височной доли, которая отвечает за память, называние, вкус, обоняние, синтез звуков. Также новые нейроны заметили в префронтальной и нижней теменной зоне: первая осуществляет комплексное управление мыслительной и моторной активностью, вторая формирует артикуляционные действия.

Нейроны – маленькая вселенная

Как видите, нейроны образуются в областях, затрагивающих важнейшие когнитивные функции. Именно их нужно развивать, чтобы случайно не отписать квартиру мошенникам, когда вам будет далеко за 90. Важно разработать программу тренировок, которая будет вовлекать все функции единовременно или поочередно.

Я прошлась по блогам психотерапевтов, почитала книги о пластичности мозга, вспомнила несколько упражнений с курсов скорочтения и составила подборку когнитивных упражнений. Работают ли они? Узнаем в старости. Если вы уже занимались и чувствуете качественные изменения, пишите в комментариях какие.

Поехали!

Бытовые упражнения на развитие когнитивных способностей

Эти упражнениям можно делать без отрыва от естественного хода жизни, добавляя новые, порой пикантные условия. Они тренирует ориентирование на местности, равновесие, все виды восприятия и бонусом увеличивают объем памяти.

  1. Назначьте день темноты: принимайте душ, кушайте, убирайтесь без света.
  2. Смотрите видеоролики без изображения или с изображением, но без звука.
  3. Если есть ребенок, проверьте у него домашнее задание (+1000 к выносливости).
  4. Давайте название каждому видео, которое смотрите. Обобщайте весь смысл в одном слове. Придумывайте названия магазинам и учреждениям, рядом с которыми ходите. Не повторяйтесь.
  5. Ориентируйтесь по городу без карты, выдумывайте незнакомые маршруты.

Упражнения на равновесие и координацию

Упражнения на равновесие и координацию улучшают кровоснабжение всех отделов мозга. Соответственно в главный орган попадает больше кислорода, что стимулирует клеточное дыхание и замедляет процесс отмирания клеток.

  1. Встаньте прямо, вытяните руки с растопыренными пальцами. Соедините их, чтобы пальцы совпадали. Через секунду разъедините и положите руки на плечи (правая на правое, левая на левое). Снова соедините пальцы. Повторите упражнение 10–20 раз в быстром темпе и с минимумом промахов при соединении пальцев
Соедините пальцы вместе
  1. Сядьте и вытяните скрещенные в районе щиколоток ноги так, чтобы ступни касались пола. Медленно наклонитесь вперед на выдохе. Вытяните руки параллельно ногам. Вернитесь в исходное положение на вдохе. Повторяйте 4–6 раз.
  2. Лягте. Согните нижнюю ногу и поднесите к согнутому локтю руки, которая сверху. Делайте упражнение медленно, осознавая каждый миллиметр движения.
  3. Стойте прямо, но расслабленно. Поочередно наклоняйте голову в стороны и касайтесь плечей мочками ушей. Вытяните руку вперед и представьте, что держите указательный палец в сердцевине цветка с пятью лепестками. Повторяйте контуры цветка верхней частью туловища.
  4. Вспомните, как выглядят знаки peace и ок. Вытяните любую руку и попеременно показывайте сложенные из пальцев знаки. Упражняйтесь минуту. После делайте то же самое двумя руками и в очень быстром темпе. На третьем этапе добавьте звука: произносите поговорку «На меду медовик, а мне не до медовика»
Когда достигните синхронизации, выполняйте упражнение так, чтобы каждая рука показывала свой знак

Упражнения на воображение

Воображение отличает нас от животных. Так говорят биологи: котики этот факт отрицают. Развивайте воображение, чтобы иметь возможность ориентироваться в различных точках зрения, переживать подсознательный опыт и творчески мыслить.

  1. Представляйте в голове, как играете на пианино. Как расположены пальцы? С какой скоростью двигаются? Какую мелодию играют – услышьте звук, поймайте ритм, попробуйте перемещаться в такт. Додумайте историю – почему родилась эта композиция, с какими чувствами связана. Проводите упражнение в тишине.
  2. Распечатайте несколько экземпляров. На каждом дорисовывайте картинку в соответствии с рандомной темой, возникшей в голове (животные, части тела, аксессуары и пр.).
Я мысленно дорисовала девочку. А вы?
  1. Назовите ассоциации с числами 12, 7, 4, 56, 11. Когда эти числа закончатся, придумайте новые и повторите упражнение.
  2. Посмотрите на картинку. Представьте музыку, с которой она ассоциируется. Запишите историю, которая по динамике (бодрая, веселая, грустная и пр.) повторяет композицию в голове.
Рэдклифф в роли трупа в фильме «Человек — швейцарский нож»
  1. Вспомните последний просмотренный фильм. Перенесите сценарий в другую эпоху: как трансформируется сюжет, изменятся ли характеры героев, совпадет ли концовка?

Упражнение на развитие вкусового и обонятельного восприятия

Упражнения задействуют нижнюю часть теменной доли, а также влияют на лимбическую систему, которая регулирует эмоции, память. Так что в процессе выполнения вы получите не только новые нейроны, но и хорошее настроение.

  1. Придумайте и приготовьте блюдо, в котором содержится максимальное количество ингредиентов и которое вы не пробовали.
  2. Закажите неизвестное блюдо в кафе и угадайте составляющие: сначала по запаху, потом по вкусу. Если вам по душе жидкие состояния, закажите коктейль и повторите процедуру.
  3. Выйдите на улицу и понюхайте предметы, которые видели, но не обоняли: забор, вывеску на кафе, чайник в офисе. Соотнесите в голове запахи неживой природы с уже знакомыми запахами любого характера. После понюхайте растения, животных, птиц. Делайте это, если нет аллергии и вы уверены в безопасности взаимодействия с объектом живой природы.
  4. Дайте как можно больше определений запахов привычных вещей: лук – горький, резкий, противный и пр.
  5. Сравните запахи объектов из одной видовой группы: духи с духами, травы с травами, котов с котами. Чем они различаются? Найдите большое количество различий.

Упражнения на слух

За слуховую информацию отвечают ядра восьмого нерва, расположенные на границе продолговатого мозга и моста. В них поступает информация из правого и левого уха, после чего она сравнивается и обрабатывается. Основная работа по расшифровке звука происходит в коре больших полушарий. Упражнения помогут развить скорость реакции, а также станут профилактикой возрастной глухоты.

  1. Работайте в паре. Пусть собеседник читает текст тихим монотонным голосом на расстоянии 3–4 метра от вас. Он должен останавливаться каждые три минуты: в это время пересказывайте суть прочитанного.
  2. Собеседник на том же расстоянии произносит слова наоборот. Ваша задача услышать и назвать правильно. Далее практикуйтесь с длинными фразами и абзацами.
  3. Собеседник с выражением читает стихотворение и меняет интонацию в нужных местах. Повторите в точности. Стихотворение можно читать с листа – главное интонации.
  4. Упражнение групповое: отгородитесь от друзей ширмой. Каждый их них должен походить назад и вперед. После окончания дефиле, угадайте какие шаги кому принадлежали.
  5. Смотрите видео с иностранцами и запоминайте манеру говорить, интонации и прочие характерные для нации звуковые особенности.

Я специально не даю упражнения на зрительное восприятие, так как лучше всего выбрать их на свой вкус. Для этого есть сотни приложений. Например, CogniFit с возможностью прохождения нейропсихологических тестов и персональных тренировок.

Совет

Я с семьей играю в настолку «Барамелька». Она развивает скорость реакции и логическое мышление. Принцип игры: схватить названный ведущим предмет раньше другого участника. Правда там серьезный подвох, о котором вы узнаете в процессе. Я сохраню интригу. Игру советую взрослым и детям, отличный тренажер для тренировки когнитивных функций.

Попробуйте угадать правила: это тоже развивает воображение

Когнитивные реакции |

Ход мыслей человека, получившего сообщение, — стержень процесса убеждения. Так считают психологи, рассматривающие процесс убеждения через призму концепции когнитивной реакции. Как пишет Энтони Гринвальд (Greenwald, 1968), в рамках этого подхода считается, что мы реагируем на убеждающую информацию, соотнося ее со своими установками, знаниями и чувствами, имеющими отношение к теме полученного сообщения. В результате такого соотнесения мы генерируем мысли или «когнитивные реакции» на сообщение, включающие (или не включающие) информацию, полученную из сообщения, согласующиеся (либо несогласующиеся) с отстаиваемой в нем позицией. Самое важное — оценочная природа когнитивной реакции («Ого, вот это здорово!», «Тьфу, ерунда какая!»). Мы изменяем свою установку в направлении согласования ее с выраженной в сообщении позицией до тех пор, пока предъявляемое сообщение вызывает в нас положительные когнитивные реакции. Если же наша когнитивная реакция окажется «оппозиционной» — если она вынесет на поверхность контраргументы или иную неблагоприятную для позиции сообщения информацию, — то наша установка либо останется прежней, либо сработает «эффект бумеранга», т. е., будучи выражена, она может привести к изменению позиции убеждающего.

Качество информации. Идея о том, что позитивное принятие сообщения в меньшей степени зависит от его содержания, чем от вызванных им когнитивных реакций, значительно усложняет задачу убеждения. Качество сообщения — его достоверность, вескость и доходчивость используемых в нем аргументов — обретает особое значение. Приводимые в сообщении доводы должны выдержать сравнение с имеющимися у аудитории знаниями, а также суметь «перебросить мостик» между рекомендуемой позицией и уже имеющимися у аудитории установками. Вообще, к веским аргументам относятся те, что кажутся четко сформулированными и неопровержимыми, равно как и содержащие новые данные по обсуждаемой теме (Morley, 1987). Сообщения, отвечающие упомянутым критериям «качества», способны оказывать более мощное убеждающее воздействие (Leippe and Elkin, 1987; Petty and Cacioppo, 1984). И чем «качественней» аргументы, тем лучше, поскольку каждый дополнительный довод может вызвать желательную когнитивную реакцию, которая создаст дополнительный перевес в пользу принятия сообщения (Calder et al., 1974).

Знай свою аудиторию. Концепция когнитивной реакции дополнительно усложняет жизнь убеждающего, подразумевая, что принятие сообщения в определенной степени зависит от того, насколько убеждающая сторона осведомлена об имеющихся знаниях и установках аудитории. Помните, мы уже говорили о том, что наши когнитивные реакции на сообщение зависят от того, что мы уже знаем, помним, в чем убеждены и что чувствуем относительно предмета этого сообщения. В главе 1 мы отмечали, что магическая власть Мартина Лютера Кинга над умами своих слушателей отчасти основывалась на прекрасном знании аудитории. Он использовал специфический «библейский» диалект, знакомый его религиозным последователям, взывал к патриотизму и «свободолюбию» американского среднего класса, напоминал им о великих словах и делах национальных героев и вождей, равно любимых как чернокожими, так и белыми слушателями.

Рекламисты также должны знать свою аудиторию, пусть цель их стараний не столь высока. Они затрачивают много усилий, выкраивая свои сообщения так, чтобы они пришлись в пору определенной аудитории, включая в них моменты, согласованные с ее уже известными желаниями и устремлениями. Согласно вечерним воскресным роликам, пиво марки «Икс» обладает всеми качествами, необходимыми, чтобы понравиться типичному футбольному болельщику, намертво врастающему в кресло во время трансляции очередного матча. Впрочем, ролики, выходящие в эфир поздним вечером в пятницу, во время «Часа хитов», однозначно сообщают зрителю, что то же самое пиво «Икс» — идеальный напиток для холостяков, надеющихся на успех на танцплощадке.

Когнитивные реакции тех, кто с самого начала воспринял выраженную в сообщении позицию «в штыки», должны оказаться более негативными, а сами эти люди с большей легкостью сумеют воспротивиться убеждающему воздействию, чем те, кто изначально был менее уверен в своей позиции. И вероятность именно такого исхода тем выше, чем лучше получатель сообщения осведомлен о его предмете.

Один исследователь подверг тщательной проверке эту гипотезу (Wood, 1982). На начальной фазе тестирования этот исследователь узнал, что буквально все участники эксперимента, студенты колледжа, поддерживают идею охраны окружающей среды. Однако, попросив этих «защитников природы» составить список своих убеждений и действий, имеющих отношение к данной проблеме, этот исследователь также обнаружил разделение студентов-участников на две группы: 1) хорошо разбирающиеся в природоохранной проблематике, способные ясно выразить свое отношение к современным экологическим проблемам и перечислить примеры собственного поведения, направленного на решение этой проблемы, и 2) имеющие относительно небольшой опыт, обладающими меньшими знаниями и менее ясными убеждениями по данному вопросу. Неделю или две спустя обе группы студентов ознакомились с сообщением, направленным против охраны окружающей среды. Как и предсказывает модель когнитивной реакции, две группы реагировали на полученную информацию совершенно по-разному. Менее информированные студенты, ознакомившись с нею, склонились к более сдержанной позиции. Более информированные студенты, напротив, стояли на своем, почти ни на йоту не отступив от своих убеждений в необходимости охраны окружающей среды. Более того, они оказали сопротивление, вступив в аргументированный спор с позицией сообщения. Свои знания о предмете они использовали для того, чтобы доказать несостоятельность полученной информации.

Обнаруженная закономерность — большее сопротивление влиянию у людей, имеющих четко сформулированные установки, — возможно, напомнит нам об эксперименте, обсуждавшемся нами в предыдущей главе. Как выяснилось, люди, имеющие ясные и четкие установки, в меньшей степени склонны констатировать появление у себя новой установки на основании ситуативно обусловленных поведенческих проявлений. Действительно, основной принцип остается неизменным: зная о своих чувствах по отношению к чему-то и будучи способным их объяснить, человек сопротивляется воздействию ситуационных факторов на свои убеждения и эмоции. Попытка убеждения приводит к актуализации в памяти убеждаемого релевантных знаний и прошлого опыта, и если полученное сообщение противоречит имеющейся установке, эти знания помогут вызвать когнитивную реакцию, которая опровергнет сообщение.

Но всегда ли ясно выраженные, опирающиеся на опыт установки ведут к сопротивлению попыткам убеждения? Неужели нет способа изменить уже четкие, «непререкаемые» установки? Интересный прогноз дает теория когнитивной реакции: люди, имеющие более богатый опыт «общения» с объектом установки, будут более подвержены влиянию, чем те, у кого такой опыт незначителен, но — лишь в том случае, когда убеждающее сообщение, подтверждая вашу собственную позицию, выражает ее более определенно и категорично. («Да, в принципе, я с вами согласен, но вы недостаточно последовательны; с моей точки зрения..-.») Данный прогноз подтвержден исследованиями (Wu and Shaffer, 1987). Почему так происходит? Потому что когнитивная обработка информации, содержащейся в конкретном сообщении и подтверждающей имеющуюся установку, затрагивает те отделы памяти, где хранятся положительно окрашенные убеждения и переживания, что приводит к выработке многочисленных когнитивных реакций в пользу позиции, выраженной в сообщении. В свою очередь, они ложатся в основу одобрения даже более крайней, более «экстремальной» установки.

Знай свою аудиторию как можно лучше. Убеждающая сторона должна помнить еще об одной вещи касательно знаний, имеющихся у получателей сообщения. Разные люди имеют разные знания, по-разному организуют и интерпретируют окружающую обстановку. Например, этот религиозен, та смотрит на мир глазами деловой женщины, а тот хочет быть юристом. Многое говорит в пользу старой истины: хочешь кого-нибудь убедить — говори с ним на его языке и о том, что его волнует.

В ходе одного эксперимента испытуемые, на основе их автохарактеристик, были разделены на две группы — «законопослушную» и «религиозную». Сообщение, посвященное проблеме абортов и содержавшее аргументы юридически-правового характера, было признано более убедительным «законопослушной» группой. И наоборот, аналогичное по установочному содержанию сообщение, но апеллировавшее преимущественно к религиозным ценностям в религиозном ключе, было сочтено более убедительным «религиозной» группой (Cacioppo et al., 1982). Итак, прежде чем выстраивать аргументацию, нужно как следует узнать, «чем дышит» ваша аудитория. В сфере бизнеса это достигается путем привлечения специальных исследовательских служб, перед которыми ставится задача выявления ценностных предпочтений, характерных для потенциальных потребителей, а затем и отдельных потребительских групп, ориентированных на какой либо уникальный набор ценностей. В одной группе могут оказаться, скажем, вегетарианцы, озабоченные экологическими проблемами, а в другой — гурманы, ориентированные на карьерный рост и достижение высокого социального статуса. Кроме того, бизнесмены также пытаются получше узнать свою аудиторию, устраивая «фокус-группы», приглашая небольшое количество людей (репрезентативную выборку «типичных представителей» потенциального контингента потребителей) для интенсивного собеседования. Этих людей просят поделиться своими чувствами, мыслями и убеждениями относительно продукта (услуги), а также его предполагаемой конкурентоспособности. С помощью подобных мероприятий маркетологи получают непосредственные данные об образах, лексике, метафорах, а также типичных аргументах и контраргументах, используемых различными группами будущих потребителей в применении к тому товару, продажей которого компании вскоре предстоит заняться.

Зимбардо Ф., Ляйппе М.- Социальное влияние

Total

0

Поделиться

Frontiers | Наращивание и передача сенсомоторной временной повторной калибровки, измеренной с помощью задачи синхронизации

Введение

Время действия имеет решающее значение в повседневной деятельности, такой как шаг на эскалаторе, ловля мяча, игра на музыкальном инструменте, танцы или видеоигры. Во всех этих примерах мы научились правильно рассчитывать время для произвольного действия на жизненном опыте. Тем не менее, окружающая среда и люди также меняются, и поэтому полезно адаптироваться к новым сенсомоторным временным отношениям в ответ на эти изменения.Однако пока неясно, как мозг приспосабливается к этим новым временным отношениям.

Экспериментальная психология имеет долгую историю исследования пластичности сенсомоторной координации. Самый известный из них — это призменная адаптация (Stratton, 1897), в которой происходит перестройка пространственных зрительно-моторных отношений. Однако гораздо менее известно, что время между действием и его сенсорными последствиями также является гибким, и что адаптация к временным задержкам может в конечном итоге привести к иллюзорному изменению причинно-следственного порядка.В исследовании Cunningham et al. (2001) это было продемонстрировано путем адаптации участников к отсроченной визуальной обратной связи после произвольного движения. Когда визуальная задержка была удалена, участники сообщили, что визуальный курсор двигался до двигательного акта. Stetson et al. (2006) продемонстрировали это более формально, попросив наблюдателей оценить временной порядок постукивания и вспышки после выдержки с задержками 35 и 135 мс между произвольными нажатиями и последующими световыми вспышками. Участники адаптировались к более длительным задержкам и пришли к выводу, что неожиданно короткие задержки происходят до фактического отвода (см. Также Heron et al., 2009 г., для перекалибровки аудио-мотора и тактильно-мотора). Временная перекалибровка не только ограничена искусственными стимулами, такими как вспышки и звуковые сигналы, но также была обнаружена с естественными стимулами, такими как задержанная слуховая обратная связь речи (Yamamoto and Kawabata, 2011) и задержанная визуальная обратная связь естественных движений рук (Keetels and Vroomen, 2012). Также следует отметить, что временная перекалибровка имеет параллели с чисто сенсорными эффектами , наблюдаемыми после адаптации к аудиовизуальной, аудиотактильной и зрительно-тактильной асинхронности (Fujisaki et al., 2004; Vroomen et al., 2004; Харрар и Харрис, 2005, 2008; Наварра и др., 2007; Hanson et al., 2008; Кителс и Вромен, 2008 г .; Takahashi et al., 2008).

Когнитивные и нейронные механизмы временной перекалибровки, однако, полностью не определены. Одна из гипотез состоит в том, что один супрамодальный механизм, который обычно относится к модели «центральных часов», отвечает за повторную калибровку воспринимаемого времени через сенсорные пары. Под центральными часами понимается специальный единый централизованный внутренний механизм хронометража, в котором импульсы генерируются кардиостимулятором и подсчитываются счетчиком (Creelman, 1962; Treisman, 1963).Эта идея согласуется с данными, показывающими равное количество временной перекалибровки для всех слуховых, визуальных и тактильных сенсорных пар (Hanson et al., 2008). Поддержка этой концепции также исходит из исследований, показывающих, что временная перекалибровка моторно-сенсорных функций легко переносится между сенсорными модальностями (Heron et al., 2009; Sugano et al., 2010) и переносится от изученных задач к новым (Fujisaki et al., 2004). ; Песавенто, Шлаг, 2006). Однако последние результаты не являются однозначным доказательством в пользу центральных надрамодальных часов, поскольку также может быть случай, когда участники изменили критерий унимодальных (критерий только одной сенсорной модальности) в одной из задействованных модальностей, например о том, когда они начали действие или когда они восприняли сенсорное событие.

Есть также другие свидетельства, которые трудно согласовать с моделью централизованных часов и которые скорее указывают на ранние, периферийные механизмы синхронизации, которые являются селективными для модальности и низкоуровневых характеристик стимула. Например, некоторые сообщили о полном отсутствии повторной калибровки за пределами аудиовизуальной области (Navarra et al., 2007; Harrar and Harris, 2008), в то время как другие сообщили об относительно более низких уровнях визуально-тактильной повторной калибровки (Takahashi et al., 2008) . Также было обнаружено, что величина аудиомоторной адаптации выше, чем зрительно-моторная и тактильно-моторная адаптация, и также возникают затраты, когда модальность сенсорного события изменяется между фазой адаптации и фазой тестирования (Heron et al., 2009). Представление о центральных часах также трудно согласовать с выводом о том, что наблюдатели могут иметь множественных одновременных оценок аудиовизуальной синхронности для различных пар, и что временная перекалибровка может происходить одновременно в положительном и отрицательном направлениях (Roseboom and Arnold, 2011 ; Heron et al., 2012). Также может быть роль внимания, поскольку внимание к временной структуре асинхронных слуховых и зрительных адаптирующих стимулов во время адаптации может увеличить временную перекалибровку, вызванную этими стимулами, возможно, поскольку это увеличивает значимость временного паттерна (Heron et al., 2010).

Различия в этих результатах поднимают вопрос, как лучше всего охарактеризовать временную перекалибровку и следует ли описывать ее как обязательную или когнитивную по своей природе. Это также заставляет более внимательно изучить способ оценки временной калибровки. Задача оценки временного порядка (TOJ), в которой участники решают, какой стимул появился первым / последним, и задача оценки одновременности (SJ), в которой участники решают, были ли стимулы одновременными или нет, на сегодняшний день являются наиболее популярными тестами временной повторной калибровки. .Однако некоторые авторы утверждали, что эти явные задачи о порядке или синхронизации не всегда оптимальны. Задача TOJ может быть подвержена ошибкам в ответах, поскольку участники могут сознательно изменить свой критерий того, какой стимул появился первым, и они также могут попытаться уравнять свои ответы по доступным категориям ответов (Schneider and Bavelier, 2003; van Eijk et al., 2008) . Задача SJ также не свободна от предвзятости, поскольку участники могут намеренно изменить свой критерий синхронности (см. Обзор Vroomen and Keetels, 2010).Поэтому здесь мы хотели изучить косвенный тест временной перекалибровки (тест, не спрашивающий участников напрямую о временных отношениях), а именно задачу сенсомоторной синхронизации, в которой наблюдатели постукивают пальцем синхронно с внешним сигналом стимуляции ( имплицитная синхронизация). , Coull and Nobre, 2008; Coull et al., 2011). Новаторский аспект использования этой хорошо известной задачи прослушивания заключается в том, что до того, как наблюдатели приступили к прослушиванию, они сначала адаптировались к отложенной обратной связи этого действия.Мы предсказали, что временная перекалибровка будет проявляться как компенсирующий сдвиг в естественной отрицательной асинхронности (сигнал постукивания перед кардиостимуляцией) между сигналом постукивания и сигналом кардиостимуляции: наблюдатели, адаптированные к задержанной обратной связи, таким образом, ожидали, что коснутся раньше , чтобы компенсировать предыдущий возникла задержка (см. рисунок 1 для графического объяснения).

Рис. 1. Схематическое изображение сдвига в асинхронности постукивания после воздействия отложенной обратной связи, модифицировано из Aschersleben and Prinz (1997) . (A) Синхронное постукивание перед адаптацией: разница в задержке между обнаружением сигнала кардиостимуляции (звук или вспышка) и касанием вызывает асинхронность постукивания (сигнал постукивания перед кардиостимуляцией; гипотеза Пайларда – Фрейсса, Пайлар, 1949; Fraisse, 1980; Aschersleben, Prinz, 1997). (B) Воздействие отложенной обратной связи : для повторного выравнивания отложенной внешней обратной связи после добровольного касания участники могут изменить представление о том, когда касались пэда (левая панель) или когда пришел сигнал кардиостимуляции (правая панель), таким образом вызывая адаптацию. (C) Синхронное постукивание после адаптации : постукивания даются раньше из-за длительного эффекта адаптации к задержке, которая либо замедляет обнаружение постукивания (левая панель), либо ускоряет обнаружение сигнала кардиостимуляции (справа панель).

Было бы важным методологическим усовершенствованием, если бы действительно можно было продемонстрировать, что временная перекалибровка может быть измерена с помощью асинхронности постукивания. Преимущество постукивания состоит в том, что это относительно простая и естественная задача, свободная от явных предубеждений в ответах, поскольку от участников не требуется делать явные суждения о временном порядке, как в задачах SJ или TOJ.Другое достоинство постукивания заключается в том, что он позволяет более точно определять ход эффекта (например, его нарастание и рассеивание), поскольку для получения относительно стабильной меры асинхронности постукивания и стимула требуется всего несколько нажатий, тогда как Задачи SJ и TOJ требуют множества испытаний для получения надежной психометрической функции. Наконец, существует обширная литература по постукиванию (обзоры см. В Aschersleben, 1999, 2002; Repp, 2005), хотя и не в контексте временной калибровки.

Нашей целью было сначала определить, действительно ли постукивание может служить разумной мерой временной повторной калибровки. Для этого наблюдатели адаптировались, как и в предыдущих исследованиях моторно-сенсорной перекалибровки (Stetson et al., 2006; Heron et al., 2009; Sugano et al., 2010; Stekelenburg et al., 2011; Keetels and Vroomen, 2012). ), до фиксированной задержки (50 или 150 мс) между завершением произвольного двигательного действия (касание пальцем) и визуальной (белая вспышка на экране компьютера) или слуховой (звуковой сигнал) внешней обратной связью сигнал об этом действии.Важнейшая идея заключается в том, что эта отложенная обратная связь сдвигает центральное представление моторного сигнала (когда я двигал пальцем) или кинестетической / тактильной информации (когда я касался пэда) во времени вперед в сторону отложенного сигнала (Aschersleben and Prinz, 1997). , Эксперимент 2). После короткой фазы воздействия отложенной обратной связи участники затем постучали пальцем в фазе тестирования синхронно с сигналом кардиостимуляции. Мы предсказали, что временная перекалибровка будет проявляться как компенсирующий сдвиг в асинхронности между тапом и сигналом кардиостимуляции: наблюдатели, адаптированные к длительным задержкам, таким образом, должны нажимать раньше после адаптации, чем до адаптации.Разница в средней асинхронности ответвлений до и после адаптации служила нашей основной мерой временной повторной калибровки. Задача также позволяет нам выяснить, сопоставимы ли — в соответствии с понятием супрамодальных центральных часов — общая величина и наращивание моторно-слуховой и моторно-визуальной временной перекалибровки (эксперимент 1), и существует ли равная передача от визуальный адаптер к слуховой пробе и наоборот (эксперимент 2). В качестве альтернативы, если существуют специфические для модальности различия в величине или накоплении, или если есть затраты, связанные с переносом между модальностями, вполне вероятно, что здесь задействованы механизмы, специфичные для модальности.

Эксперимент 1

Материалы и методы

Участников

Тридцать четыре участника из Университета Кюсю Сангё и 22 участника из Университета Тилбурга (18 женщин, средний возраст 20,0 лет, шесть левшей, все использовали компьютерную мышь правой рукой) участвовали в эксперименте. Примерно половина из них (29 участников) получили визуальный адаптер в сочетании с визуальным тестом, остальные участники получили слуховой адаптер в сочетании со слуховым тестом.У всех был нормальный слух и нормальное или исправленное до нормального зрение. Информированное согласие было получено от каждого участника. Эксперимент был одобрен местным этическим комитетом Университета Кюсю Сангё и Тилбургского университета и проводился в соответствии с декларацией Хельсинки.

Стимулы и аппараты

Участники сидели за столом в тускло освещенной и звукоизолированной кабине, глядя на ЭЛТ-дисплей с расстояния примерно 65 см. Визуальный стимул представлял собой белый квадрат размером 1 см (9 кд / м 2 ), вспыхивающий в течение 30 мс на черном фоне (0 кд / м 2 ).Слуховой стимул состоял из пика чистого тона с частотой 2000 Гц (длительность 30 мс, крутизна спада / подъема 2 мс), подаваемого через наушники на уровне 74 дБ (A). Для испытаний по улавливанию (см. Процедуру) использовались красный квадрат 1 см (3 кд / м 2 , 30 мс) и пик чистого тона 2250 Гц [30 мс с наклоном 2 мс, 74 дБ (A)] . Через наушники постоянно подавался белый шум на уровне 74 дБ (А), чтобы замаскировать звук постукивания. Специальная игровая мышь (Sanwa Supply MA-LSPRO и Logitech G500) использовалась для определения точного времени касания пальцами.Временное разрешение устройства составляло около 2 мс, что подтверждено специальным программным обеспечением («Проверка скорости мыши» Оливером Червичке). Время предъявления стимула проверялось на осциллографе с множеством трасс.

Дизайн

Модальность теста и адаптера (слуховой или визуальный) были фактором между субъектами, в то время как тип теста (до или после теста) и задержка воздействия (50 или 150 мс) были факторами внутри субъектов, что дало восемь различных условия. Каждое условие состояло из 30 испытаний.Две отсрочки раскрытия информации были разделены на два дня подряд и уравновешены для распоряжения участников. Весь эксперимент длился ~ 60 минут, включая инструкции, практические занятия и экспериментальные занятия.

Процедура

В предварительном тесте участники нажимали указательным пальцем на мышь синхронно с сигналом кардиостимуляции (вспышкой или звуковым сигналом). Сигнал кардиостимуляции подавался 10 раз за испытание с постоянным интервалом между стимулами (ISI) 750 мс. Участники пропускали первые три сигнала, чтобы войти в ритм, а затем синхронизировали свои щелчки мышью со следующими семью сигналами.Всего было 30 испытаний.

После завершения предварительного тестирования началась фаза адаптации / пост-тестирования. Каждое испытание начиналось с короткой фазы адаптации, сразу за которой следовало пост-тестирование. На этапе адаптации участники добровольно нажимали кнопку мыши 10 раз, пытаясь сохранить интервал между нажатиями примерно на 750 мс. После каждого нажатия стимул обратной связи (вспышка или тональный сигнал) подавался с постоянной задержкой 50 или 150 мс. Эти значения были выбраны, поскольку пары ответвлений и тональных сигналов по-прежнему воспринимались как единое событие и, как ожидается, вызовут поддающиеся количественной оценке адаптивные сдвиги (Sugano et al., 2010; Стекеленбург и др., 2011). Чтобы убедиться, что участники присутствовали на стимуле обратной связи, они должны были обнаруживать случайное появление девиантного стимула (красный квадрат или высокий тон; впоследствии это называется испытанием по отлову). В конце фазы адаптации участников опросили, был ли предъявлен девиантный стимул. В пост-тесте, который сразу же следовал за фазой адаптации, участники затем выполняли задание постукивания, которое было идентично предварительному тесту.Каждая фаза адаптации / пост-тестирования состояла из 30 испытаний. Эксперименту предшествовала короткая тренировка перед предварительным тестом и еще одна перед фазой адаптации.

Результаты

Испытания практических занятий были исключены из дальнейшего анализа. Результаты испытаний по улову на этапе адаптации были почти безупречными (99,4% правильных), что свидетельствует о том, что участники действительно смотрели на свет или слушали звук во время адаптации. Недостающих ответов было всего 0.Всего 3%. Асинхронности тапа (то есть разница во времени между тапом и сигналом кардиостимуляции) вне диапазона от -250 до +100 мс были исключены из дальнейшего анализа (всего 0,6%). Остальные асинхронные ответвления (семь измерений на испытание) были усреднены по 30 испытаниям для каждого экспериментального условия.

Среднее нажатие — асинхронность стимула

Усредненные по группе асинхронности ответвлений эксперимента 1 представлены в таблице 1 (верхняя панель). Все они были отрицательными, что отражает хорошо известную тенденцию упреждения при сенсомоторной синхронизации (см.г., Ашерслебен, 2002). Тенденция к предвкушению была значительно больше со слуховыми, чем с визуальными сигналами стимуляции. Воздействие обратной связи без какой-либо заметной задержки (50 мс) не изменило тенденции ожидания от до- до пост-тестирования. Что наиболее важно, отрицательная асинхронность стала — как и предполагалось — более отрицательной после воздействия отсроченной слуховой и визуальной обратной связи. Разница между предварительным и пост-тестированием называется эффектом временной повторной калибровки (TRE).

Таблица 1 . Средняя асинхронность ответвлений .

Для проверки этого наблюдения был проведен дисперсионный анализ смешанной модели для отдельных асинхронностей с модальностью теста (зрительный или слуховой) в качестве фактора между субъектами и с типом теста (до и после теста). и задержка экспозиции (50 против 150 мс) как факторы внутри субъектов. Был основной эффект модальности, F (1, 54) = 17,9, p <0,001, так как тенденция ожидания была более отрицательной со слуховым, чем с визуальным тестом (-87.4 против −57,7 мс соответственно). Были также основные эффекты типа теста, F (1, 54) = 12,4, p <0,001, задержка экспозиции, F (1, 54) = 9,8, p <0,01 и взаимодействие между типом теста × задержка экспонирования, F (1, 54) = 39,3, p <0,001. Никакие другие эффекты не были значительными ( p > 0,05). Чтобы проанализировать тип теста × взаимодействие задержки экспозиции, мы вычли тенденцию ожидания в пост-тесте из предварительного теста (TRE) и провели отдельный тест t (односторонний, поскольку был четкий прогноз) на них (с исправленным Бонферрони альфа, установленным на 0.0125). Как и предполагалось, асинхронность постукивания стала более негативной после воздействия отложенной визуальной и слуховой обратной связи [ t (28) = 3,2, p <0,01 и t (26) = 5,5, p <0,001, соответственно] , однако, не было никакой разницы после воздействия незамедлительной визуальной и слуховой обратной связи [ t (28) = 1,0, p = 0,84 и t (26) = 0,6, p = 0,71, соответственно. ]. Чтобы напрямую проверить, стала ли асинхронность ответвлений при отложенной обратной связи более отрицательной по сравнению с обратной связью без задержки, мы провели парные t -тесты (односторонние) на асинхронности ответвлений между отложенной и неотложной обратной связью для визуальной и слуховой тест (с исправленным Бонферрони альфа, установленным на 0.025). Для обеих модальностей асинхронность ответвлений после отложенной обратной связи была более отрицательной, чем без задержки, t (28) = 3,5, p <0,001 для визуальной обратной связи, t (26) = 5,4, p <0,001 для слуховой обратной связи. TRE зрительных и слуховых задержанных адаптеров также отличались друг от друга, так как слуховые адаптеры индуцировали большее TRE, чем зрительные адаптеры [ t (54) = 2,0, p <0,05].

Дополнительный дисперсионный анализ смешанной модели был проведен для TRE для проверки возможного эффекта переноса между двумя задержками экспонирования, с модальностью теста и порядком выполнения задержки (задержка — 50 мс в первый день и задержка — 150 мс на второй день или наоборот) как фактор между субъектами, и с задержкой воздействия как фактор внутри субъектов.ANOVA показал, что ни один из эффектов относительно порядка выполнения задержки не был значительным (все p s> 0,05), подтверждая отсутствие эффекта переноса между двумя задержками воздействия.

Наращивание и рассеяние

Вторичный анализ был проведен для изучения накопления и рассеивания TRE. Чтобы изучить набор, мы разделили 30 испытаний каждого условия на 10 блоков по три испытания в каждом. Среднее значение асинхронности на блок показано на рисунке 2A.Эффект лаг-адаптации для зрительных и слуховых адаптеров (наиболее заметный как разница между задержкой-150 и отставанием-50 мс в пост-тесте) уже был на плато, начиная с блока 2 (испытания 4–30), в то время как эффект в первом блоке (опыты 1–3) был близок к нулю. Также интересно отметить, что средние значения асинхронности в предварительных тестах были одинаковыми, что указывает на то, что TRE измерялись на аналогичных исходных уровнях. ANOVA с порядком блоков в качестве дополнительного фактора подтвердил, что в пост-тесте имело место взаимодействие между задержкой экспонирования × порядком блока, F (9, 486) = 2.5, p <0,01. Отдельные ANOVA на асинхронности касания для каждого блока испытаний с модальностью теста как фактор между субъектами и с задержкой воздействия как фактор внутри субъектов показали, что основной эффект задержки воздействия был значительным во всех блоках испытаний ( p <0,001), за исключением первого блока ( p = 0,19), что указывает на то, что эффект быстро нарастал во втором блоке испытаний (в пределах 60 нажатий, ∼60 с).

Рисунок 2.Средняя асинхронность ответвлений в эксперименте 1 . (A) Среднее количество асинхронных ответвлений на пробный блок. Один блок содержал три последовательных испытания. (B) Среднее количество асинхронных ответвлений на одно нажатие за одно испытание. В одном испытании было семь нажатий.

Чтобы изучить (возможное) рассеяние эффекта, также были рассчитаны средние асинхронности постукивания для каждого из семи отдельных постукиваний в испытании. Среднее значение асинхронности на одно нажатие показано на рисунке 2B. Как ясно видно, асинхронность касаний становилась все более отрицательной с каждым касанием, но TRE оставалось стабильным при всех ответвлениях.ANOVA средних значений асинхронности в последующем тесте с положением ответвлений в качестве дополнительного фактора подтвердил, что существует значительный эффект положения ответвлений (средняя асинхронность увеличивается с положениями ответвлений, см. Правую часть рисунка 2B), F (6 , 324) = 50,6, p <0,001, но положение РПН не влияет на задержку экспонирования, F (6, 324) = 1,4, p = 0,22.

Изменчивость

Аналогичный анализ был также проведен в отношении вариабельности ответов на постукивание (стандартное отклонение) для каждого условия.Средние по группе стандартные отклонения показаны в таблице 2 (верхняя панель). ANOVA смешанной модели проводился на стандартном отклонении асинхронности касания-стимула с модальностью теста в качестве фактора между субъектами и с типом теста и задержкой воздействия в качестве факторов внутри субъектов. ANOVA показал, что существует значительный главный эффект типа теста, F (1, 54) = 14,4, p <0,001, что указывает на то, что асинхронность тап-стимула во время пост-теста была несколько более изменчивой, чем во время теста. предварительный тест (40.8 против 38,7 мс соответственно), но никакие другие эффекты не были значительными.

Таблица 2 . Среднее стандартное отклонение асинхронности ответвлений .

Обсуждение

В эксперименте 1 мы продемонстрировали, что воздействие фиксированной задержки между произвольным действием (касание пальцем) и сигналом внешней сенсорной обратной связи (вспышкой или звуковым сигналом) этого действия усиливает естественную тенденцию к ожиданию в последующей задаче сенсомоторной синхронизации. .Таким образом, наблюдатели, подвергшиеся отложенной обратной связи, воспользовались этим раньше, предположительно, чтобы компенсировать затяжной эффект адаптации к задержке. Это важно, поскольку это первая демонстрация того, что задача синхронизации действительно может служить жизнеспособной и неявной мерой временной адаптации. Задача постукивания также позволила нам более внимательно изучить нарастание и рассеяние временной перекалибровки. Мы обнаружили, что эффект нарастал очень быстро, когда выходил на плато в пределах ~ 60 пар тап-стимул (~ 60 с).Это совпадает с предыдущими сообщениями о быстром наращивании временной перекалибровки (например, Aschersleben and Prinz, 1997; Wozny and Shams, 2011; Yamamoto and Kawabata, 2011). Эффект также оставался стабильным в ходе испытаний в течение относительно короткого периода тестируемых здесь нажатий (семь нажатий, или ~ 5 с). Это согласуется с более ранними исследованиями, которые показали, что временная перекалибровка не может исчезнуть просто с течением времени (Machulla et al., 2012). Величина временной перекалибровки была несколько больше для слуховых, чем для зрительных адаптеров (-24 vs.−12 мс, соответственно), что согласуется с выводами о том, что слух доминирует над зрением во временной обработке (Repp and Penel, 2002, 2004). Для дальнейшего изучения сенсорных аспектов временной перекалибровки мы проверили, будет ли эффект передаваться через слуховую и зрительную модальности в Эксперименте 2. Равные объемы передачи будут соответствовать идее о том, что единые централизованные «часы» перекалиброваны. тогда как неравная передача указывает на механизмы, специфичные для модальности.

Эксперимент 2

Как и в эксперименте 1, участники сначала адаптировались к отсроченной слуховой или визуальной обратной связи о произвольных прикосновениях во время фазы воздействия.На этапе тестирования они затем синхронизировали свои нажатия с сигналом кардиостимуляции, представленным в другой модальности в качестве стимула обратной связи. Если в основе моторно-слуховой и моторно-зрительной временной адаптации лежит один единственный механизм, можно ожидать, что эффект будет легко передаваться в обоих направлениях.

Материалы и методы

Участников

Были протестированы 34 участника из Университета Кюсю Сангё и 17 участников из Университета Тилбург (14 женщин, средний возраст 20,2 года, пять левшей, все использовали компьютерную мышь правой рукой).Двадцать шесть были адаптированы к отложенной визуальной обратной связи, а затем были протестированы с помощью задачи слуховой синхронизации (13 для каждого условия задержки), остальные 25 адаптированы к отложенной слуховой обратной связи, а затем были протестированы с помощью задачи визуальной синхронизации (13 для задержки 50 мс и 12 для состояния задержки-150 мс). У всех был нормальный слух и нормальное или исправленное до нормального зрение. Информированное согласие было получено от каждого участника. Эксперимент был одобрен местным этическим комитетом Университета Кюсю Сангё и Тилбургского университета и проводился в соответствии с декларацией Хельсинки.

Стимулы и дизайн

Стимулы и дизайн были такими же, как в эксперименте 1, за исключением того, что модальность адаптера и теста были изменены при испытании. Также было меньше испытаний (20 испытаний) в каждом состоянии, так как эффект в то время уже был на плато в Эксперименте 1. Две задержки воздействия проводились с разными участниками, чтобы избежать эффекта переноса между адаптациями к разным задержкам. Весь эксперимент длился ∼30 мин.

Результаты и обсуждение

Средняя асинхронность ответвлений и стимулов

Испытания практических занятий были исключены из дальнейшего анализа.Результаты испытаний по улову в лаг-адаптации были почти безупречными (в среднем 99,4% правильных ответов), что указывает на то, что участники действительно смотрели на свет или слушали звук во время фазы адаптации. Отсутствующие ответы составили всего 0,4%. Асинхронные ответвления вне диапазона от −250 до +100 мс были исключены из анализа (всего 1,4%).

Усредненные по группе асинхронности ответвлений представлены в таблице 1 (нижняя панель). Как и в эксперименте 1, все асинхронные сигналы были отрицательными, и эта тенденция к ожиданию была больше со слуховыми, чем с визуальными тестовыми сигналами.Наиболее важно то, что отрицательная асинхронность стала более отрицательной после воздействия отсроченного визуального адаптера в сочетании со слуховым тестом, но не после воздействия отсроченного слухового адаптера в сочетании с визуальным тестом. Чтобы проверить это, асинхронность касания-стимула была введена в смешанный модельный ANOVA с модальностью теста (визуальный или слуховой) и задержкой воздействия (50 против 150 мс) в качестве факторов между субъектами, а также с типом теста ( до и после теста) как фактор внутри субъектов. Основное влияние оказала модальность теста: F (1, 47) = 11.4, p <0,01, поскольку тенденция к ожиданию была больше в слуховом, чем в визуальном тесте (-79,2 против -51,6 мс, соответственно). Были также основные эффекты типа теста, F (1, 47) = 25,4, p <0,001, взаимодействие между типом теста × модальность теста, F (1, 47) = 6,2 , p <0,05, а тип теста × модальность теста × задержка экспозиции, F (1, 47) = 6,4, p <0.05. Никакие другие эффекты не были значительными ( p > 0,05).

Для анализа взаимодействий рассчитывали TRE, как и раньше, а затем тестировали с помощью отдельных тестов t после поправки Бонферрони (альфа была установлена ​​на 0,0125). Это показало, что при слуховом тесте был значительный TRE (после воздействия зрительного адаптера; -31 мс), t (12) = 6,4, p <0,001, но нет TRE с визуальным тестом ( после воздействия на слуховой адаптер; −4.5 мс), t (11) = 0,8, p = 0,21. Не было существенной разницы между пре- и пост-тестами с визуальным тестом (с неотложным слуховым адаптером) и слуховым тестом (с неотложным визуальным адаптером) [ t (12) = 1,4, p = 0,10 и t (12) = 1,9, p = 0,04 соответственно]. Чтобы напрямую проверить, стала ли асинхронность ответвлений под адаптером с задержкой более отрицательной по сравнению с адаптером без задержки, мы провели еще t -тестов (односторонние) на асинхронности ответвлений между адаптером с задержкой и без задержки для адаптера с задержкой. визуальная и слуховая модальности (с исправленным Бонферрони альфа, установленным на 0.025). Асинхронность тапа со слуховой пробой после отсроченного зрительного адаптера была более отрицательной, чем после не отсроченного, t (24) = 3,4, p <0,01, но асинхронность тапа со зрительной пробой после отсроченного слуховой адаптер существенно не отличался от такового после незамедлительного, t (23) = −0,5, p = 0,69.

Наращивание и рассеяние

Как и в эксперименте 1, были проведены вторичные анализы для изучения нарастания и рассеивания адаптации к задержкам.Мы разделили 20 испытаний каждого условия на семь блоков по три испытания в каждом, за исключением последнего блока, который содержал только два испытания. Среднее значение асинхронности на блок показано на рисунке 3A. ANOVA на асинхронности касаний в пост-тесте, разделенные модальностью теста, с задержкой экспонирования и порядком блоков в качестве факторов, показали значительное влияние задержки воздействия в слуховом тесте (адаптированном к визуальной задержке), F (1, 24) = 5,2, p <0,05, но не в визуальном тесте (адаптированном к слуховой задержке), F (1, 23) = 0.5, p = 0,51. Хотя взаимодействие между задержкой экспонирования × порядок блоков было значимым в визуальном тесте, F (6, 138) = 2,7, p <0,05, последующие ANOVA, разделенные блоками, показали, что эффект задержки экспонирования был не значимо во всех пробных блоках ( p > 0,05).

Рис. 3. Средняя асинхронность ответвлений в эксперименте 2 . (A) Среднее количество асинхронных ответвлений на пробный блок.Один блок содержал три последовательных испытания (последний блок содержал только два испытания). (B) Среднее количество асинхронных ответвлений на одно нажатие за одно испытание. В одном испытании было семь нажатий.

Чтобы изучить (возможное) рассеяние эффекта, среднее значение асинхронности постукивания было пересчитано для каждого из семи ответвлений в испытании. Среднее значение асинхронности на одно нажатие показано на рисунке 3B. Как и в эксперименте 1, TRE со слуховым тестом (адаптированным к визуальной задержке) оставался стабильным во всех нажатиях.Дисперсионный анализ средних значений асинхронности в последующем испытании с положением ответвления в качестве дополнительного фактора подтвердил, что было значительное влияние положения ответвления, F (6, 282) = 17,1, p <0,001, но положение ответвления не было взаимодействуют с задержкой экспонирования, F (6, 282) = 0,1, p = 0,99.

Изменчивость

Средние по группе стандартные отклонения асинхронности ответвлений показаны в таблице 2 (нижняя панель). Они были введены в смешанную модель ANOVA с модальностью теста и задержкой воздействия в качестве факторов между субъектами, а тип теста — в качестве фактора внутри субъектов.Был значительный главный эффект модальности теста, F (1, 47) = 6,6, p <0,05, поскольку асинхронность была более вариабельной для визуального, чем слухового теста (SD 46,2 против 38,5 мс соответственно. ), что отражает меньшую временную точность сенсомоторной синхронизации со зрительными стимулами по сравнению с синхронизацией со слуховыми стимулами, которая была обнаружена в более ранних исследованиях (например, Kolers and Brewster, 1985; Repp and Penel, 2002, 2004; Repp, 2005). Никакие другие эффекты не были значительными ( p > 0.05).

Подводя итог, можно сказать, что основной вывод заключался в том, что воздействие отсроченной визуальной обратной связи увеличивало тенденцию к ожиданию в задаче слуховой синхронизации, но отсроченная слуховая обратная связь не влияла на задачу визуальной синхронизации. Этот асимметричный перенос указывает на специфические для модальности аспекты временной перекалибровки.

Общие обсуждения

В настоящем исследовании мы стремились изучить два вопроса. Во-первых, мы проверили, есть ли задача сенсомоторной синхронизации (т.е.е., постукивание синхронно с сигналом кардиостимуляции) может служить действенной мерой временной повторной калибровки. Результаты ясно показывают, что это действительно так. Мы обнаружили, что касания к внешнему сигналу кардиостимуляции происходили раньше после воздействия отсроченной слуховой или визуальной обратной связи по сравнению с предварительным воздействием. Для немедленного воздействия такой разницы до и после воздействия не обнаружено. Предположительно это произошло из-за того, что участники, адаптировавшиеся к отложенной обратной связи, компенсировали эту задержку, нажав раньше.Это говорит о перцептивной природе временной перекалибровки, учитывая, что постукивание — это неявная мера синхронизации, свободная от явных смещений в ответах.

Во-вторых, мы исследовали, будет ли переноситься временная перекалибровка, если модальность сигнала обратной связи и сигнала кардиостимуляции были переключены. Здесь мы обнаружили асимметричные эффекты: воздействие отсроченной визуальной обратной связи влияет на слуховое постукивание, но не наоборот. Этот результат, по-видимому, противоречит более ранним исследованиям, в которых был получен перенос слуховых и зрительных модальностей (Heron et al., 2009; Sugano et al., 2010). Эти авторы использовали задачи TOJ и / или SJ и сообщили, что временная перекалибровка действительно передавалась в моторно-зрительной и моторно-слуховой областях в обоих направлениях. Sugano et al. (2010) интерпретировали это открытие как сдвиг воспринимаемого времени моторного компонента: участники могли скорректировать свой временной критерий моторной реакции (когда я двигал пальцем или касался подушечки?). Ясно, что настоящие данные не могут быть объяснены сдвигом моторной составляющей; если восприятие времени двигательного действия было изменено, можно было бы ожидать либо равномерного переноса адаптации через слуховые и зрительные тестовые стимулы, либо, возможно, даже большего эффекта после воздействия слуховой, а не визуальной отсроченной обратной связи, поскольку слух преобладает в времени (и, возможно, больше «привлекла» моторный компонент).Обратите внимание, однако, что последний эффект был , а не , наблюдаемым здесь, поскольку мы получили передачу только с визуальным адаптером, но не со слуховым адаптером.

Таким образом, наши результаты предполагают, что существуют также специфические для модальности аспекты, задействованные во время адаптации к задержанной слуховой и визуальной обратной связи. Одна из возможностей, до сих пор непроверенная, заключается в том, что во время моторно-зрительной адаптации реакция мотора сместилась, вызывая переход в моторно-слуховую область, в то время как во время моторно-слуховой адаптации сместилась слуховая реакция (таким образом, без последствий для моторной -визуальный домен).Хотя это объяснение контрастирует с идеей о том, что прослушивание является доминирующей (и наиболее жесткой) модальностью восприятия времени, есть некоторые свидетельства, демонстрирующие сопоставимую асимметрию. Navarra et al. (2009) показали, что RT участников к унимодальным слуховым стимулам ускорился после воздействия пар VA (слуховой-поздний), а RT откладывался после воздействия AV-пар (слуховой-ранний). Важно отметить, что таких изменений в RT на зрительные стимулы не наблюдалось. Объяснение авторов заключалось в том, что визуальная информация дает более точную оценку времени возникновения дистальных событий, чем слуховая информация (в связи с тем, что время прибытия визуальной информации о внешнем событии всегда ближе ко времени, в которое это событие произошло), и поэтому зрительная система может более точно кодировать временную информацию и становится доминирующей модальностью (Navarra et al., 2009). Данные в настоящем исследовании соответствуют этому объяснению. В случае пары моторно-визуальных адаптеров зрительный компонент является доминирующим и заставляет моторный компонент сдвигаться (таким образом, вызывая передачу на моторно-слуховые тестовые пары), в то время как в случае пары моторно-слуховой адаптер сдвигается слуховой компонент. (не вызывает передачи в моторно-визуальной тестовой паре). Хотя для дальнейшего определения того, какой компонент сдвигается, моторный или сенсорный, в будущих исследованиях было бы полезно выделить сдвиги в задействованных модальностях (т.е., например, проверяя, переносится ли эффект повторной калибровки на постукивание другой рукой).

Другое возможное объяснение асимметричной передачи TRE можно найти в исследовании Meyer et al. (2007), которые показали, что заметные сенсорные стимулы одной модальности «перекликаются» с другими модальностями, даже если они явно не связаны. Более конкретно, эффект в слуховой ассоциации коры головного мозга был обнаружен, когда стимуляция была чисто визуальной (то есть две красные вспышки). С этой точки зрения зрительные стимулы могут вызывать активацию в коре слуховых ассоциаций, в то время как слуховые стимулы могут не вызывать аналогичную реакцию в зрительной коре (но, см. McIntosh et al., 1998). Более того, было показано, что визуально представленные ритмические сигналы кодируются слуховым кодом в головном мозге (Collier, Logan, 2000; Guttman et al., 2005; но см. Grahn et al., 2011). Такая асимметрия в кросс-сенсорных репрезентациях может помочь объяснить нашу асимметрию в кросс-модальной передаче временной перекалибровки: ритмический визуальный компонент моторно-визуальной пары адаптера может отражаться в слуховой модальности и вызывать моторно-слуховой TRE, который затем влияет на моторно-слуховой тест.С другой стороны, пара моторно-слуховых адаптеров может не (или менее сильно) вызывать эхо в зрительной модальности, что не приводит к передаче TRE на моторно-зрительные тестовые пары.

Помимо объяснения асимметрии самих TRE, настоящие данные также поднимают вопрос, почему стимул моторно-слухового адаптера не влияет на моторно-визуальную задачу постукивания, в то время как он действительно вызывает TRE при выполнении задачи TOJ ( Sugano et al., 2010). Одно правдоподобное объяснение заключается в характере этих двух задач.В исследовании Sugano et al. участники выполняют задание TOJ; задача, которая автоматически заставляет внимание участника сосредоточиться на временной структуре стимула. С другой стороны, в задаче постукивания, вероятно, не временная структура, а скорее моторная часть стимула является фокусом избирательного внимания участника. В недавнем исследовании Heron et al. (2010) показали, что избирательное внимание к временной структуре адаптивного стимула увеличивает TRE в задаче TOJ.Когда участникам предлагалось уделять особое внимание вневременным особенностям адаптирующихся стимулов, TRE были существенно меньше. Основываясь на выводах Херона, мы предполагаем, что отклонение результатов может быть связано с различием в состояниях внимания, которые участники имеют при выполнении различных задач (например, TOJ или постукивание). В качестве потенциального основного механизма Heron et al. предположили, что внимание к временной структуре пары адаптеров может вызвать перцептивное расширение временного интервала между компонентами адаптера, что, в свою очередь, улучшает процесс временной повторной калибровки.Следуя этому обоснованию данных настоящего исследования, такое расширение временного интервала не используется при выполнении задания по постукиванию, что могло бы привести к нулевому эффекту при адаптации к моторно-слуховой паре (очевидно, временной интервал между моторный и зрительный стимул достаточно силен, чтобы вызвать измеримый TRE в задаче моторно-слухового постукивания, даже без перцептивного «расширения»).

При прогнозировании моторной или сенсорной природы TRE важно учитывать, что моторный компонент (т.е.е., постукивание пальцем в настоящем исследовании) может быть разложено на намерение совершить движение, за которым следует фактическая двигательная команда и эфферентная копия этой команды. Затем, пока палец движется, воспринимающий также получает проприоцептивную обратную связь о движении пальца и положении суставов, а также тактильную обратную связь в момент, когда палец касается объекта. Поэтому, обсуждая возможность сдвига моторного компонента, следует проявлять осторожность и учитывать, какая часть моторного компонента сдвигается.Например, несколько исследований показали, что воспринимаемое время намерения действий довольно гибкое (Lau et al., 2007; Nijhawan, 2008; Haggard and Tsakiris, 2009), в то же время было продемонстрировано, что время самого прикосновения является довольно жесткие (Miyazaki et al., 2006; Harrar, Harris, 2008; Harris et al., 2009). Согласно этим выводам, возможным кандидатом на сдвиг может быть воспринимаемая синхронизация команды двигателя, а не время касания. Что касается сомато-сенсорной обратной связи моторного действия, Stenneken et al.(2006) показали, что деафференцированные участники (то есть без сомато-сенсорной обратной связи) не показывают асинхронности между касаниями пальцами и звуковыми сигналами стимуляции (с визуальным мониторингом), в то время как контрольные субъекты демонстрируют типичную отрицательную асинхронность между постукиванием и сигналами стимуляции. Эти данные демонстрируют, что сомато-сенсорная информация играет решающую роль в упреждающем выборе времени постукивания. Хотя, поскольку сомато-сенсорную часть двигательного действия трудно избежать (или отложить) в задаче постукивания, которая использовалась в настоящем исследовании, в настоящее время невозможно сделать какие-либо выводы о том, как действует эта сомато-сенсорная обратная связь. точно участвует во временной перекалибровке.Чтобы выделить вклад каждого из различных моторных компонентов в TRE, будущие исследования могут найти ответы, например, при сравнении TRE в активных и пассивных моторных задачах, с прикосновением или без касания к поверхности или переключением рук между адаптерами. и тестовый стимул.

Интересно также отметить, что вариабельность асинхронности ответвлений-стимулов не различалась для разных задержек экспозиции, что указывает на то, что постукивание было одинаково сложно для условия отсроченной обратной связи (запаздывание-150 мс) и условия управления (запаздывание -50 мс).Некоторые исследователи предположили, что пониженная чувствительность к задержкам является первым этапом временной перекалибровки (Navarra et al., 2005; Winter et al., 2008). Однако настоящие результаты не подтверждают эту гипотезу, а скорее предполагают, что временная перекалибровка происходит без изменения стабильности постукивания. Это согласуется с более ранними исследованиями с использованием задачи TOJ, которые показали, что изменения в PSS могут происходить без изменений в JND после лаг-адаптации (Hanson et al., 2008; Sugano et al., 2010; Стекеленбург и др., 2011).

Заключительные замечания

В этом исследовании мы продемонстрировали, что задача сенсомоторной синхронизации (постукивание) может использоваться в качестве жизнеспособной меры временной повторной калибровки. Наблюдатели, которые адаптировались к отложенной обратной связи о произвольном действии (касании пальцем), компенсировали эту задержку в последующем задании постукивания, касаясь сигнала стимуляции раньше. Это означает, что постукивание может быть добавлено к доступному репертуару тестов (помимо задач TOJ и SJ), которые измеряют адаптацию к межсенсорным задержкам.Самым важным преимуществом постукивания является то, что это, в отличие от задач TOJ и SJ, очень простая, быстрая и неявная задача, которую могут выполнять даже дети. Эти преимущества должны позволить исследователям ответить на множество новых вопросов.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Эта работа поддержана университетами Кюсю Сангё и Тилбургским университетом.Мы благодарим Тимоти Д. Кили за его предложения по английскому стилю и анонимных рецензентов за полезные комментарии.

Список литературы

Ашерслебен, Г. (1999). «Зависящее от задачи определение времени перцептивных событий», в Когнитивные вклады в восприятие пространственных и временных событий , ред. Г. Ашерслебен, Т. Бахманн и Дж. Мюсселер (Амстердам: Elsevier), 293–318.

Крилман, К. Д. (1962). Человеческая дискриминация слуховой продолжительности. J. Acoust. Soc. Am. 34, 582–593.

CrossRef Полный текст

Fraisse, P. (1980). «Les synchronisations sensori-motrices aux rrythmes», в Anticipation et Comportement , ed. Ж. Реквин (Париж: Национальный центр), 233–257.

Гран Дж. А., Генри М. Дж. И Маколи Дж. Д. (2011). FMRI-исследование кросс-модальных взаимодействий в восприятии ритма: слух усиливает зрение, но не наоборот. Neuroimage 54, 1231–1243.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хаггард П. и Цакирис М. (2009). Опыт свободы воли: чувства, суждения и ответственность. Curr. Реж. Psychol. Sci. 18, 242–246.

CrossRef Полный текст

Харрар, В., и Харрис, Л. Р. (2008). Влияние воздействия асинхронных комбинаций звуковых, визуальных и тактильных стимулов на восприятие одновременности. Exp.Brain Res. 186, 517–524.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Харрис, Л. Р., Харрар, В., Яекл, П., и Копинска, А. (2009). «Механизмы постоянства одновременности», в Пространство и время в восприятии и действии , ред. Р. Ниджхаван и Б. Хурана (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 232–253.

Херон, Дж., Роуч, Н. В., Хэнсон, Дж. В. М., Макгро, П. В., и Уитакер, Д. (2012). Восприятие аудиовизуального времени пространственно специфично. Exp. Brain Res. 218, 477–485.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Мачулла, Т.-К., Ди Лука, М., Фрёлих, Э., и Эрнст, М.О. (2012). Повторная калибровка мультисенсорной одновременности: сохранение последействия при отсутствии контрдоказательства. Exp. Brain Res. 217, 89–97.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Макинтош, А. Р., Кабеса, Р.Э. и Лобо, Н. Дж. (1998). Анализ нейронных взаимодействий объясняет активацию затылочной коры слуховым раздражителем. J. Neurophysiol. 80, 2790–2796.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст

Мейер, М., Бауман, С., Маркина, С., и Янке, Л. (2007). Гемодинамические ответы в мультисенсорной и слуховой ассоциации коры головного мозга человека на чисто визуальную стимуляцию. BMC Neurosci. 8, 14. doi: 10.1186 / 1471-2202-8-14

CrossRef Полный текст

Наварра, Дж., Хартчер-О’Брайен, Дж., Пьяцца, Э. и Спенс, К. (2009). Адаптация к аудиовизуальной асинхронности модулирует ускоренное обнаружение звука. Proc. Natl. Акад. Sci. США 106, 9169–9173.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Наварра, Дж., Ватакис, А., Зампини, М., Сото-Фарако, С., Хамфрис, В., и Спенс, К. (2005). Воздействие асинхронной аудиовизуальной речи расширяет временное окно для аудиовизуальной интеграции. Cogn.Brain Res. 25, 499–507.

CrossRef Полный текст

Paillard, J. (1949). Quelques données psychophysiologiques родственники au déclenchement de la commande motrice. Анни. Psychol. 48, 28–47.

Репп Б. Х., Пенел А. (2002). Слуховое доминирование во временной обработке: новое свидетельство синхронизации с одновременной визуальной и слуховой последовательностями. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнить. 28, 1085–1099.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Стеннекен, П., Принц, В., Коул, Дж., Пайлард, Дж., И Ашерслебен, Г. (2006). Влияние сенсорной обратной связи на время движений: данные глухих пациентов. Brain Res. 1084, 123–131.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Страттон, Г. М. (1897). Зрение без инверсии изображения сетчатки. Psychol. Ред. 4, 341–360.

CrossRef Полный текст

Трейсман, М. (1963). Временная дискриминация и интервал безразличия: значение для модели «внутренних часов». Psychol. Monogr. 77, 1–31.

ван Эйк, Р. Л. Дж., Кольрауш, А., Юола, Дж. Ф., и ван де Пар, С. (2008). Суждения о аудиовизуальной синхронности и временном порядке: эффекты экспериментального метода и типа стимула. Восприятие.Психофизики. 70, 955–968.

Pubmed Аннотация | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Вромен, Дж., Кителс, М., де Гелдер, Б., и Бертелсон, П. (2004). Повторная калибровка восприятия временного порядка путем воздействия аудиовизуальной асинхронности. Cogn. Brain Res. 22, 32–35.

CrossRef Полный текст

WebAIM: Cognitive — Введение

Вы здесь: Главная> Статьи> Когнитивные нарушения

Содержание статьи

  1. Текущая страница: Страница 1: Введение
    1. Есть о чем подумать…
    2. Клиническая и функциональная классификации
    3. Память
    4. Решение проблем
    5. Внимание
    6. Чтение, лингвистическое и вербальное понимание
      1. Не буквальный текст
      2. Несуществующий текст
    7. Понимание математики
    8. Визуальное восприятие
  2. Страница 2: Рекомендации по проектированию
  3. Страница 3: Мероприятие для когнитивных расстройств

Есть о чем подумать…

Когнитивная инвалидность (также известная как умственная отсталость) — это расплывчатый термин, описывающий человека, которому труднее справляться с умственными задачами, чем у обычного человека. Когнитивные нарушения являются наиболее распространенным типом инвалидности.

Большинство когнитивных нарушений коренится в биологии или физиологии. Связь между биологией и психическими процессами наиболее очевидна в случаях черепно-мозговой травмы и генетических нарушений, но даже более тонкие когнитивные нарушения проистекают из структуры или химии мозга.Людям с глубокими когнитивными нарушениями нужна помощь практически во всех аспектах повседневной жизни. Однако человек с незначительной неспособностью к обучению может нормально функционировать, даже в той степени, в которой инвалидность никогда не диагностируется.

Некоторый веб-контент слишком сложен по своей природе, чтобы быть полностью доступным для пользователей с глубокими когнитивными нарушениями. Тем не менее у разработчиков и дизайнеров все еще есть методы, позволяющие сделать контент доступным для максимально широкого круга пользователей.

Клиническая и функциональная классификации

Когнитивные нарушения можно рассматривать как функциональные, так и клинические. Клинические диагнозы включают аутизм, синдром Дауна, черепно-мозговую травму (ЧМТ) и деменцию. Менее тяжелые когнитивные состояния включают синдром дефицита внимания (СДВ), дислексию (трудности с чтением), дискалькулию (трудности с математикой) и неспособность к обучению в целом. Клинические диагнозы могут быть полезны с медицинской точки зрения для лечения, но для веб-доступности более полезна классификация по функциональной инвалидности.

Функциональная классификация фокусируется на способностях и проблемах пользователя, независимо от их медицинских или поведенческих причин. Множественные функциональные нарушения могут быть связаны с одним клиническим диагнозом: человек с дефицитом памяти также может испытывать трудности с вниманием или решением проблем. Функциональные категории когнитивных нарушений включают трудности с:

  1. Память
  2. Решение проблем
  3. Внимание
  4. Чтение, лингвистическое и словесное восприятие
  5. Понимание математики
  6. Зрительное восприятие

Функциональные классификации полезны для веб-доступности, поскольку они соответствуют интересам веб-дизайнеров и разработчиков.Сообщать разработчику о том, что некоторые люди страдают аутизмом, имеет смысл только в том случае, если разработчик знает, с какими препятствиями может столкнуться человек с аутизмом при просмотре веб-контента. С другой стороны, сообщение разработчику о том, что некоторые люди испытывают трудности с пониманием математики, дает разработчику осмысленный контекст. Разработчикам просто необходимо понимать и учитывать диапазон возможностей пользователя.

Память

Общая модель для объяснения памяти включает концепции рабочей (непосредственной) памяти, кратковременной памяти и долговременной памяти.Некоторые люди с когнитивными нарушениями испытывают трудности с одним, двумя или всеми тремя. Некоторые пользователи не могут вспомнить, как они попали в контент. Если сложная форма отображает несколько сообщений об ошибках, пользователь может быть не в состоянии запомнить несколько ошибок и может даже забыть информацию об ошибке, прежде чем он сможет исправить ошибку. Сохранение единообразия в дизайне и представлении сводит к минимуму требования к памяти.

Решение проблем

Некоторым людям с когнитивными нарушениями трудно решать возникающие проблемы.Низкая устойчивость может вызвать разочарование и заставить пользователя отказаться от задачи или сайта. Примеры включают головоломки CAPTCHA, требующие высокого уровня когнитивных функций, технически сформулированные сообщения об ошибках и ссылки, которые не ведут пользователя туда, где они думали, что они собираются.

Внимание

Многим людям трудно сосредоточиться на выполняемой задаче. Такие отвлекающие факторы, как анимация каруселей, всплывающих окон с всплывающими подсказками, покачивание значков и спонтанные наложения диалогов могут затруднить или даже сделать невозможным выполнение задачи.Даже для нейротипичных пользователей такие движения ухудшают удобство использования.

Некоторые люди с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) испытывают трудности с обучением, но часто это происходит из-за отвлекаемости, а не из-за неспособности обрабатывать информацию. Люди с СДВГ могут быть импульсивными, легко отвлекающимися, невнимательными и менее способны выполнять долгосрочные задачи. Тем не менее, некоторые из них очень креативны и очень продуктивны в короткие промежутки времени, полны энергии и энтузиазма.

Чтобы помочь пользователям сосредоточиться на важном контенте и функциях, избегайте всего, что отвлекает внимание человека от основного контента или функций, и используйте хороший дизайн, например цвет, пустое пространство и простую презентацию.

Чтение, лингвистическое и вербальное понимание

Некоторые люди испытывают трудности с пониманием текста, от незначительных затруднений до полной неспособности читать любой текст. Хотя веб-разработчики не могут полностью вместить весь диапазон от не читающих до гениальных читателей, мы можем попытаться писать настолько просто и ясно, насколько это возможно, принимая во внимание основную аудиторию и включая тех, у кого могут быть трудности с некоторым содержанием. По оценкам, 15-20% населения испытывают трудности с пониманием языка или текста, включая многих выдающихся отличников, таких как Эмма Уотсон, Ричард Брэнсон и Вупи Голдберг.

Пример

Вот один пример проблемы с чтением. Обратите внимание, что это может быть восприятие или обработка. Посмотрите, поможет ли вам соответствующее исправление специальных возможностей.

Что говорится в этой фразе?

Tob eornot obe

Теперь проверьте мощь и важность встроенной графики как способа улучшить контекст написанного слова, просмотрев фразу с графикой.

Не буквальный текст

Некоторые читатели неверно истолковывают сатиру, аллегорию и идиому как буквальный текст.Писатель, который говорит: «Я просто люблю застревать в пробке, когда уже опаздываю на работу», вероятно, имеет в виду обратное. Подобный сарказм может сбить с толку некоторых читателей. Точно так же тот, кто читает разговорный термин «ей нужно собрать своих уток в ряд», может не осознавать, что автор, вероятно, вообще не имеет в виду настоящих уток. Автор предлагает быть более организованным или дисциплинированным, используя сравнение утки с утятами, выстроенными в ряд позади нее, чтобы проиллюстрировать эту концепцию.

Несуществующий текст

Неизложенные предположения и подразумеваемое значение письменного содержания могут показаться автору очевидными, но читатели могут не иметь необходимого контекста или фоновых знаний. Некоторые читатели могут не понять предполагаемое значение текста без дополнительных объяснений или помощи.

Понимание математики

Математические выражения могут быть особенно трудными для понимания пользователями с когнитивными нарушениями.Это не означает, что авторам следует полностью избегать математики. Для людей, которые умеют читать уравнения и мыслить математически, лучший способ объяснить математические концепции — использовать уравнения. Однако часто бывает полезно объяснить математику концептуально, с формулами или без них. Концептуальные объяснения помогают читателям понять причину математических расчетов.

Визуальное восприятие

Некоторые люди испытывают трудности с обработкой визуальной информации.Во многих отношениях это противоположно проблеме, с которой сталкиваются люди с трудностями при чтении и речевой обработке. Люди с трудностями визуального восприятия могут распознать, что на веб-странице есть объекты, но не смогут их идентифицировать. Они могут не осознавать, что фотография человека является изображением человека, хотя они могут ясно видеть саму фотографию (как объект) на веб-странице.

Таким пользователям легче идентифицировать и мысленно обработать движущегося, говорящего человека на видео, чем статичное изображение человека на фотографии.Рассказанное видео и мультимедиа могут быть полезны.

Когнитивный функциональный тест

На более продвинутых уровнях теория личности Юнга имеет дело с концепцией когнитивных функций. Этот бесплатный личностный тест позволит вам получить баллы по восьми юнгианским функциям, разработанным Юнгом, Майерсом, Бриггсом, Мольтцером, Шмид-Гизаном, Вольфом, фон Францем и ван дер Хоопом. Хотя функциональные тесты никогда не демонстрировали такую ​​же валидность, как традиционные типовые тесты, они, тем не менее, могут предоставить более полную и свободную картину лежащей в основе механики типов.

Тест когнитивных функций IDR Labs является собственностью IDR Labs International.

Наш — один из немногих бесплатных тестов, который подлежит статистическому контролю и проверке. Тем не менее, имейте в виду, что тесты — это просто индикаторы — первый взгляд на систему, чтобы вы начали.

Myers-Briggs Type Indicator и MBTI являются товарными знаками или зарегистрированными товарными знаками Myers & Briggs Foundation в США и других странах.Инструмент MBTI & reg выпущен компанией Myers-Briggs. Индикатор типа Юнга является собственностью Psytech International.

Личностные тесты, будь то профессиональные или «официальные» тесты, такие как тест MBTI и reg (индикатор типа Myers-Briggs и reg ), индикатор типа Юнга или бесплатные онлайн-тесты личности, подобные этому, являются индикаторами, которые помогут вам найдите свой тип личности. Ни один из когда-либо разработанных тестов не может определить ваш тип личности с полной точностью или надежностью, и никакой тест типа личности не может заменить углубленное ознакомление с работами Майерса, Бриггса, фон Франца, ван Дира Хупа и Юнга.

Как издатели этого бесплатного онлайн-теста личности, который позволяет вам определить свой психологический тип по типологии Юнга, Майерса, Бриггса, фон Франца, ван Дира Хупа, мы постарались сделать этот бесплатный онлайн-тест типа личности надежным и точным. , и как можно более полно.

Подобно «официальным» тестам, основанным на типологии Юнга и другим профессионально разработанным точным инструментам, наш бесплатный

Когнитивная гибкость, теория разума и гиперактивность / невнимательность

В настоящем исследовании анализируются параллельные и продольные отношения между когнитивными гибкость, теория разума и гиперактивность / невнимательность в выборке из 70 типично развивающихся детей (возраст = 61 год.4 месяца, SD = 8,3 месяца). Матери и учителя сообщали о гиперактивности / невнимательности детей с помощью опросника о сильных сторонах и трудностях (Goodman, 1997), когнитивную гибкость измеряли с помощью задачи сортировки с помощью карты изменения измерения (Zelazo, 2006), а теория психики оценивалась с помощью батареи задач. Было обнаружено, что показатели когнитивной гибкости и теории разума значительно отрицательно коррелировали с уровнем гиперактивности / невнимательности в обоих временных точках. Кроме того, было обнаружено, что оценка когнитивной гибкости 1-го года является значимым предиктором показателя гиперактивности / невнимательности 2-го года после учета возраста, пола ребенка и показателя гиперактивности / невнимательности 1-го года.Направления для будущих исследований включают обучающие исследования, которые помогут нам глубже понять эти отношения и позволят более эффективные вмешательства.

1. Введение

Способность концентрировать внимание и регулировать поведение является ключевым фактором, определяющим академические достижения и профессиональный успех [1–3]. Действительно, эти навыки самоконтроля считаются желательными как для родителей, так и для учителей и работодателей [3], и высокий уровень проблем с фокусировкой или поддержанием внимания и регулированием поведения является основными клиническими признаками, используемыми для диагностики синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) .Однако многие дети с симптомами гиперактивности и невнимательности не соответствуют критериям формального диагноза СДВГ, и родители и специалисты в области образования сталкиваются с проблемой работы с этими детьми [4]. В настоящем исследовании изучались когнитивные факторы, связанные с симптомами гиперактивности / невнимательности у типично развивающихся детей в первые школьные годы.

Большая часть исследований по развитию навыков саморегуляции у детей проводилась в рамках управляющих функций [5].Тормозящий контроль, рабочая память и когнитивная гибкость являются компонентами исполнительной функции

Информация о когнитивной реабилитации, когнитивной реабилитации и стимуляции мозга

Основная цель когнитивной реабилитационной терапии — уменьшить когнитивный дефицит . При рассмотрении инструментов исправления, которые используются в настоящее время, их можно сравнить с тренировкой мозга. Однако, в отличие от когнитивной коррекции, тренировка мозга нацелена на здоровых субъектов, желающих предотвратить связанные со старением когнитивные дефициты до их возникновения.В программах тренировки мозга (в дополнение к возможным медицинским показаниям) используются научно-обоснованные методы предотвращения когнитивного старения (например, программа тренировки мозга).

Когнитивный дефицит может проявляться в виде нарушений внимания, памяти и исполнительных функций (способности организовывать свои действия и речь). Определенные психические заболевания иногда характеризуются специфическим когнитивным дефицитом, например, социальными когнитивными расстройствами (которые мешают пациентам понимать намерения, желания и эмоции других людей).Этот тип когнитивных расстройств серьезно подрывает социальную и профессиональную интеграцию людей, страдающих от них.

Когнитивная коррекция — это тип реабилитационного лечения, предлагающий упражнения, направленные на улучшение внимания, памяти, речи и / или исполнительных функций. Ожидаемый результат — косвенное положительное влияние на функциональные дефициты, влияющие на повседневную жизнь. Правильное лечение с помощью этих методов лечения может помочь улучшить социальную и профессиональную интеграцию пациентов.

Когнитивная коррекция предназначена не для замены лечения или определенных видов психотерапии, а для дополнения их эффектов. Действительно, все три типа лечения имеют разные эффекты. Психоактивные препараты воздействуют на рецепторы головного мозга, когда психотерапия влияет на представление пациента о себе и своей среде, а когнитивная коррекция влияет на обработку информации. Эти различные терапевтические подходы можно комбинировать и работать синергетически.Короче говоря, познание улучшается за счет тренировки дефицитных функций или развития тех, которые были сохранены с помощью компенсационных механизмов. Например, для пациентов, страдающих шизофренией и депрессией, доступно несколько клинически утвержденных программ когнитивной реабилитации на английском и французском языках. Список упражнений и функций когнитивной терапии для одного из этих рекомендуемых инструментов можно найти на сайте www.happyneuronpro.com.

Когнитивная коррекция также доступна для детей, страдающих психотическими расстройствами, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности), людей с умеренным интеллектуальным дефицитом, людей с травмами головного мозга и пожилых людей, страдающих деменцией на ранней стадии.

% PDF-1.4 % 154 0 объект > endobj xref 154 78 0000000016 00000 н. 0000002453 00000 н. 0000002621 00000 н. 0000002656 00000 н. 0000003100 00000 н. 0000003212 00000 н. 0000003850 00000 н. 0000004014 00000 н. 0000004956 00000 н. 0000005095 00000 н. 0000005132 00000 н. 0000005235 00000 п. 0000006405 00000 н. 0000006577 00000 н. 0000007741 00000 н. 0000008424 00000 н. 0000009060 00000 н. 0000010230 00000 п. 0000011043 00000 п. 0000011838 00000 п. 0000012477 00000 п. 0000012946 00000 п. 0000014112 00000 п. 0000014631 00000 п. 0000015435 00000 п. 0000016119 00000 п. 0000016239 00000 п. 0000028001 00000 п. 0000028821 00000 п. 0000029132 00000 п. 0000029826 00000 п. 0000029989 00000 н. 0000030793 00000 п. 0000031093 00000 п. 0000031325 00000 п. 0000032136 00000 п. 0000032722 00000 п. 0000035415 00000 п. 0000045778 00000 п. 0000049076 00000 п. 0000059534 00000 п. 0000071127 00000 п. 0000081051 00000 п. 0000086345 00000 п. 0000086405 00000 п. 0000096383 00000 п. 0000097494 00000 п. 0000097779 00000 п. 0000097835 00000 п. 0000111343 00000 н. 0000112664 00000 н. 0000112726 00000 н. 0000117532 00000 н. 0000119153 00000 н. 0000119438 00000 н. 0000119510 00000 п. 0000119694 00000 п. 0000119810 00000 п. 0000119901 00000 н. 0000120004 00000 н. 0000120112 00000 н. 0000120217 00000 н. 0000120345 00000 н. 0000120437 00000 н.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.