Книга человек животное психология: Человек как животное | Александр Никонов | Библиотека Интересного

Содержание

Человек как животное | Александр Никонов | Библиотека Интересного

Скачать книгу в Word(doc)

Скачано 5283 раза

Скачать книгу в формате e-Book(fb2)


Александр Никонов


Аннотация

Александр Никонов – известный писатель, автор знаменитых бестселлеров «Конец феминизма» и «Кризисы в истории цивилизации». Мастерски дискутируя на острые и неоднозначные темы, автор выступает в своих произведениях апологетом здравого смысла. Талантливые провокации Никонова возмущают, вызывают желание найти опровержение, оспорить, но самое главное – заставляют думать. “Человек как животное”, вне сомнений, вызовет негативную реакцию у многих представителей нашего “человейника”. Но что есть книга, как ни своевременный толчок к тому, чтобы задуматься?

Много нас по подобию Божию,
И все-таки каждый с изъяном.
Будем считать, что изъянами
Обязаны мы обезьянам.

Олег Григорьев

«Никонова можно убить. Даже нужно. А книги его сжечь. Это добавит им скандальной популярности. Я не согласен ни с одним его словом, кроме союзов и предлогов. Но читаю до конца. Слишком сильно затягивают факты – неизвестные, сенсационные, шокирующие, опрокидывающие привычный мир».

Михаил Веллер, писатель

«Талантливый человек, поцелованный при рождении Богом в ту самую зону, которая впоследствии определяет литературный талант».

Аркадий Арканов, писатель-сатирик

Идея этой книги была внезапной, как понос. Так всегда начинаются хорошие книги…

Просто однажды, слушая излияния своего доброго знакомого о его пунктирной семейной жизни и взаимоотношениях с деньгами и женщинами, я подумал, что все его жизненные загогулины вызваны не его решениями, а сработавшими инстинктами той обезьяны, что сидит внутри каждого из нас.

Вся наша жизнь – и в малом, и в большом – устроена по слепку того зверя, от которого мы произошли. Произойди мы от другого существа, например от овцы, весь облик цивилизации был бы совершенно другим. Потому что каждому виду присуще свое видовое поведение. Повадки травоядных в корне отличаются от повадок хищника. А поведение хищника – от поведения всеядного стадного существа, живущего в кронах деревьев, каковыми мы с вами по базовой конструкции и являемся.

Поэтому, черт побери, было бы крайне интересно посмотреть на человека и цивилизацию, которую он создал, глазами зоолога или этолога – специалиста по поведению животных. И тогда мы с вами увидим отражение всеядного стадного млекопитающего, прыгающего по деревьям, на всем, что нас окружает, – на предметах, на взаимоотношениях, на земном искусстве и на бытовых мелочах, на религии и на высочайших взлетах духа.

Ну что? Занесем лупу над глобальным человейником, как назвал нашу цивилизацию один философ?


Мы есть то, что едим

Дорогие дети!

Не следует спрашивать: «Что такое животное?» – а нужно спросить: «Какого рода объект мы обозначаем как животное?» Мы называем животным все имеющее следующие свойства: питается, происходит от подобных себе родителей, растет, самостоятельно передвигается и умирает, когда приходит срок. Поэтому мы относим к животным червяка, цыпленка, собаку и обезьяну. Что же сказать о людях? Подумайте об этом с точки зрения перечисленных выше признаков и затем решите сами, правильно ли считать нас животными.

Альберт Эйнштейн

Я сейчас не собираюсь доказывать каждому грамотному, умеющему читать и думать гражданину очевидное – что человек есть животное. Вряд ли среди читателей моей книги найдется хоть один, который бы прошел в жизни мимо этого замечательного факта: мы звери, господа!

Помнится, еще в школе на уроке биологии я спорил со свои недалеким одноклассником, доказывая ему, что человек суть животное. Он упирался против этой очевидности и верить ей не хотел.

– А кто же еще, если не животное? Робот, что ли? – удивлялся я упорству туповатого приятеля.

Сейчас с этим не спорят даже глубокие церковники: да, говорят они, человек – это животное. А некоторые даже добавляют, что Господь создал человека на той материальной базе, которой на тот момент обладал, – животной. Зато вдохнул в него душу! Которая, мол, и выделяет человека из всего прочего животного царства.

Человек действительно сильно отличается от всего звериного мира. Разительно отличается! Поэтому туповатый одноклассник и спорил со мной, никак не желая соглашаться со своей животностью: на детей, которые гораздо ближе к животным, чем социализированные и дрессированные социумом взрослые, тот факт, что человек есть животное, производит шоковое впечатление – такой вот парадокс. Когда-то целый класс американских школьников, шокированный рассказом учителя биологии о том, что люди есть животные, написал письмо Эйнштейну, попросив его рассудить их спор с учителем. То, что ответил детям Эйнштейн, вы уже прочли в эпиграфе…

Отличия между людьми и другими животными настолько бросаются в глаза, что задавать вопрос о том, чем наш вид отличается от прочих, на первый взгляд даже как-то глупо: мы в штанах ходим, кушаем вилками и вон какую цивилизацию построили! Мы разумные, а не зверье какое-нибудь!

Моя сестра, которая зело любит животных, пару лет назад увлеклась чтением научно-популярной литературы. На вопрос, отчего вдруг такой интерес к науке, ответила:

– Да ты сам прикинь, сколько удивительного люди сделали на этой планете, начиная от простейшей гаечки, которую тоже надо было изобрести. Мы вышли в космос, узнали, почему светят звезды. И подумать только – все это сделал зверь! Обычный животный зверь…

Но у этого зверя был неплохой инструмент – разум. С помощью разума мы захватили всю планету – от влажных экваториальных областей, которые когда-то были нашей родиной, едва ли не до самых полюсов, где царят жестокие холода. Овладев огнем и научившись защищать свое голое тело от непогоды искусственными шкурами, называемыми одеждой, мы раздвинули свой ареал обитания до размеров всей Земли.

Мы властно оттеснили в сторону другие виды, когда-то обитавшие там, где теперь обитаем мы. И мы теперь – практически повсюду! Многие виды вымерли, не выдержав конкуренции с нами, или же попросту были нами физически уничтожены. Зато другие виды мы размножили до неимоверности – вместе с собой. Судите сами…

Людей и так называемых «домашних животных», которых мы разводим искусственно, примерно на пять порядков (в сто тысяч раз) больше, чем животных схожих с нами по массе и типу питания. Если вы посмотрите на приведенный ниже график, то увидите, что зависимость между численностью вида и размерами его представителей обратно пропорциональная. То есть чем крупнее вид, тем меньшее количество особей этого вида живет на планете. Мы же вываливаемся из этого закона.

Человечество не только захватило всю планету. Оно трансформирует облик самой планеты. О том, что человечество стало геологической силой, меняющей природные ландшафты, писал еще академик Вернадский. И это не было поэтической метафорой ученого. Мы действительно преобразуем планету в самом буквальном смысле. Судите сами…

Географически Европа – это зона тайги и смешанных лесов. Но леса тут были сведены под пашню еще до Средневековья, они остались лишь в горах и заповедниках. Вместо сплошного лесного покрова в Западной Европе теперь лишь небольшие лесные «заплатки».

Мы распахиваем целинные степи и строим бетонные джунгли городов. Мы заливаем искусственными морями равнины с целью накопления воды для этих городов и получения электрической энергии. Мы в самом прямом смысле слова срываем горы в поисках полезных ископаемых и выкапываем гигантские котлованы для открытой добычи угля. Наконец, как подметила моя сестра, мы вышли за пределы планеты. И даже в какой-то степени изменили лик своей звездной системы: за последние сто лет радиоизлучение нашей Солнечной системы повысилось вдвое, к удивлению потенциальных звездных наблюдателей из других миров. А все потому, что Маркони с Поповым изобрели радио.

Причем, что интересно, человечество начало менять облик планеты, трансформируя целые природные ландшафты не вот-вот, «буквально вчера», поднявшись на высоты индустриальной цивилизации и вооружившись экскаваторами и бульдозерами, а сотни и тысячи лет назад. С копьем и палкой-копалкой.


Глава 1

Ластик человечества на контурной карте мира

Все пустыни друг другу от века родны,
Но Аравия, Сирия, Гоби —
Это лишь затиханье Сахарской волны,
В сатанинской воспрянувшей злобе…

И когда наконец корабли марсиан
У земного окажутся шара,
То увидят сплошной золотой океан
И дадут ему имя: Сахара.

Николай Гумилев

Еще в каменном веке, непринужденно помахивая кремневым топором, человечество уничтожило всех мамонтов и шерстистых носорогов на территории Евразии. А переместившись по Берингову перешейку в Америку, выбило всю мегафауну и там.

Куда бы ни приходили люди, они начинали с уничтожения крупной фауны. В той же Евразии, кстати, нами были напрочь выбиты, помимо мамонтов и носорогов, пещерные медведи, пещерные львы, гигантские олени… В обеих Америках человечество уничтожило мамонтов, мастодонтов, саблезубых тигров, гигантских ленивцев, гигантских грызунов, лошадей и верблюдов. Все более-менее крупное оказалось выбитым.

Ученые долго не могли взять в толк, что же послужило причиной столь масштабного и быстрого вымирания, и поначалу грешили на климат. Точнее, на его изменения, связанные с наступлением-отступлением льдов во время последнего ледникового периода. Однако ледниковые периоды в жизни нашей планеты явление периодическое, они наступают-отступают с частотой примерно в 100 тысяч лет, и все перечисленные животные прекрасно эти периоды переносили, приспосабливались. Когда наступали льды, животные отступали к экватору, когда же гигантские ледяные шапки таяли, звери приближались ближе к полюсам. А гигантских ленивцев происходящее со льдами вообще не касалось, они жили у себя в тропиках и никуда по лености не ходили. Однако тоже исчезли с лица планеты. И по странной случайности, вымирание совпало с распространением по планете чрезвычайно агрессивного и зловредного вида – homo sapiens, который сеял смерть всюду, где появлялся.

Если бы последнее оледенение было самым сильным, вымирание крупных зверей можно было бы объяснить тем, что сильно сузилась кормовая база (кстати, во время последнего ледникового периода северная ледяная шапка покрывала всю Канаду и север США, то есть края ледника, чтоб вы понимали, опускались до широты Сочи). Но фокус в том, что вымирание произошло не во время наступления ледника, а как раз напротив – в эпоху глобального потепления, когда ледяные шапки начали отступать к северу, а растительность, то есть кормовая база мамонтов, стала отвоевывать у льдов все большее пространство суши. Вот тут бы и расплодиться на дармовых харчах! Ан нет… Скоропостижно вымерли.

Тогда исчезли десятки видов животных. Наши предки их просто перебили. Причем несчастных животных уничтожали порой в масштабах, превышающих пищевые потребности, – просто в азарте охоты. Так волк в овчарне режет всех овец, хотя съесть больше одной не может.

Из костей мамонтов строились жилища. Наиболее крупные кости составляли нижнюю часть стен, а кости помельче шли на верхнюю. Силовой же каркас наши предки делали из бивней. Так вот, на сооружение только одного, хотя и самого крупного из известных жилищ первобытных людей, найденного на территории нынешней Украины, ушли кости более сотни мамонтов. Как видите, несчастных убивали просто в промышленных масштабах!

А чего экономить, если ресурс кажется неисчерпаемым? Так ожиревший медведь во время нереста лосося, когда вся река буквально кишит рыбой, съедает у пойманных рыбин только икру и головы – то, что представляется ему самым вкусным… Так браконьеры выбрасывают в реку, кишащую рыбой, распоротые туши лосося, забирая только икру… Так ребенок выедает из пирожка только начинку… Так первые люди, попавшие в Новую Зеландию, убивали гигантских птиц моа только для того, чтобы съесть их бедра, и в конце концов истребили всех птиц на островах. (Зато, как показывают археологические раскопки, когда птиц моа осталось мало, люди съедали уже все мясо и даже обгладывали кости.)

Изобилие неминуемо развращает. Этнографы XIX века описывали загонные охоты дикарей (индейцев, африканцев), живших на уровне каменного века, которые во время этих охот убивали намного больше животных, чем могли съесть. Впрочем, цивилизованные европейцы, вооруженные винтовками, недалеко от них ушли, в чем мы чуть позже еще убедимся.

Факт выбивания людьми столь крупных животных, да в таких количествах, да в столь короткие сроки (десятки и сотни лет, в зависимости от вида и территории), вызывает у многих удивление и недоверие. Поэтому до сих пор в науке предпринимаются отчаянные попытки объяснить вымирание мегафауны, случившееся 10–12 тысяч лет назад, естественными причинами – тем же климатом, например, или какими-либо катастрофами. Есть даже экзотические гипотезы, предполагающие, будто мамонты вымерли от… старости. Не от личной старости, разумеется, а от старости вида. Дело в том, что виды животных, как и отдельные особи, не вечны и имеют определенное время жизни. Вот, мол, у мамонта, как вида, подошло время исчезновения. Непонятно только, почему это время «старости» мамонтов так странно совпало со временем «старости» десятков других видов. И с распространением человечества. Да и слоны в Африке и Индии «от старости» почему-то не вымерли.

А, кстати, почему?

Отчего не вымерли слоны в Африке, разве там люди на них не охотились? Возможно, это произошло по той причине, что человек появился как раз в Африке и именно там происходило его постепенное медленное взросление и вооружение. У здешней фауны было достаточно времени, чтобы приспособиться к новому хищнику. А вот когда уже умелый, опытный и вооруженный дистанционным оружием (копья, луки) человек внезапно для местной фауны появлялся в новых местах в процессе заселения планеты, животные приспосабливаться к появлению новой напасти просто не успевали.

Известно, что до 1913 года сибиряки нашли и продали скупщикам около 50 тысяч мамонтовых бивней. Причем искать их было не особо затруднительно: часто бивни и кости лежали под землей сосредоточенными в большие груды, в которых находились кости сразу десятков мамонтов.

Тем не менее многим трудно поверить, что такие мелкие звери, как люди, смогли выбить таких гигантов, как мамонты или шерстистые носороги. И вправду, как могли существа весом в 60–70 кг с примитивными каменными орудиями полностью отгеноцидить десятки тысяч сильных зверей массой до 10 тонн? В этом сомневаются не только обыватели, но и ученые. Скажем, французский палеонтолог Клод Герен писал, что охота людей на носорогов вещь невозможная, а все пещерные рисунки на эту тему следует рассматривать как фантазию дикарей. Вот только Клод Герен специалист по носорогам, а не по охоте. И поэтому в данном случае его мнением можно запросто пренебречь. Хотя удивление культурного француза понятно: мы с вами, даже собравшись вместе с соседями, вряд ли без огнестрельного оружия одолеем мамонта и уж тем более свирепого и опасного шерстистого носорога. Но вот дикие люди делают это легко даже с примитивными каменными орудиями.

Два масая с копьями справляются с одним носорогом. Один дразнит зверя, выманивая его на себя, и когда разъяренный носорог бежит к нему, чтобы пришибить, дразнивший в последний момент отскакивает, а второй, сидящий в засаде, вонзает зверю копье за ухо. Иногда тот же фортель проделывает и один масай – отскакивает и вонзает копье в пролетающий многотонный «автобус».

Масаи длинные, рослые люди. А пигмеи вдвое короче масаев. И вдвое легче. Но тем не менее пигмеи в одиночку ходят на слонов. И убивают их!

Как?

Весьма жестоким и несправедливым способом. Подкрадываются по ветру, чтобы слоны не учуяли, и вонзают копье в пах или живот. Причем стараются, мерзавцы, так воткнуть, чтобы копье торчало вперед: когда слон от боли побежит, копье, задевая за кусты или землю, будет все больше и больше разворачивать ему внутренности. И вскоре раненый слон умирает от сепсиса.

Поэтому слоны в Африке жутко боятся пигмеев, точно так же как приматы (и мы в том числе) инстинктивно боятся змей и пауков. Это страх, вшитый в БИОС, или, говоря языком биологов, в гены.

Ну а если в охоте участвует не один охотник, а целая группа, то закидать слона копьями и дождаться, пока он бессильно сляжет от потери крови, задача нехитрая. Так что специализировавшимся на охоте диким племенам каменного века изничтожить мамонтов и прочую мегафауну с помощью орудий было не так уж сложно, как это представляется некоторым современным городским ученым.

Еще один факт в пользу гипотезы выбивания – там, где людей не было, например на острове Врангеля, мамонты после своего «официального вымирания» преспокойно жили еще несколько тысяч лет. И только потом исчезли – последний мамонт на острове Врангеля умер всего 3700 лет назад. Почему они там все же вымерли? Да просто выродились! Дело в том, что на остров Врангеля мамонты прошли по сухому перешейку, который тогда соединял остров с континентом. Потом, по мере таяния льдов, эта часть суши ушла под воду и мамонтов на острове отрезало. Но остров есть остров, база питания тут ограничена, поэтому мамонты начали вырождаться – сначала уменьшились в размерах (выживали те, кому нужно было меньше питания), потом начали страдать разными болезнями из-за близкородственного скрещивания и, наконец, совсем исчезли.

К этому вымиранию человек руку не приложил, поскольку, по современным представлениям, к моменту отделения острова Врангеля от Евразии люди туда еще не добрались. А вот там, куда простерлась рука человека, мамонтов вскоре не осталось. И не только мамонтов. Люди на своем пути сжирали все.

В Атлантическом океане есть Карибские острова. Раскопки показывают, что крупное зверье там повымерло примерно 6 тысяч лет назад. По странному стечению обстоятельств именно 6 тысяч лет назад там появились первые люди.

В Австралии тоже когда-то мегафауна была весьма богато представлена, ее массовое вымирание случилось примерно 50 тысяч лет назад. Теперь, если вам задать вопрос, когда же появился на этом континенте человек, вы по аналогии с предыдущим примером точно ответите: «50 тысяч лет назад первые люди добрались из Азии до Австралии!» И будете правы. Добрались и в момент вырезали все крупное.

Схожим образом люди вели себя везде и, что примечательно, до совсем недавнего времени. На Мадагаскаре были выбиты гигантские птицы эпиорнисы, в Новой Зеландии птицы моа, в Европе практически полностью уничтожили зубров, а в Америке – бизонов. Причем последнее произошло уже после появления в Америке белого человека. Бизонов было множество – несколько десятков миллионов, но против огнестрельного оружия вид не устоял – перестреляли всех! Убивали не только и даже не столько из-за мяса (часто из всей многотонной туши поедали только язык), сколько просто ради развлечения – палили из окон поездов и радовались метким попаданиям. Точно так же радовались, получая удовольствие от удачной охоты, первобытные люди

Читать онлайн «Человек как животное» автора Никонов Александр Петрович — RuLit

Александр Никонов

Человек как животное

Много нас по подобию Божию, И все-таки каждый с изъяном. Будем считать, что изъянами Обязаны мы обезьянам.

Олег Григорьев

«Никонова можно убить. Даже нужно. А книги его сжечь. Это добавит им скандальной популярности. Я не согласен ни с одним его словом, кроме союзов и предлогов. Но читаю до конца. Слишком сильно затягивают факты — неизвестные, сенсационные, шокирующие, опрокидывающие привычный мир».

Михаил Веллер, писатель

«Талантливый человек, поцелованный при рождении Богом в ту самую зону, которая впоследствии определяет литературный талант».

Аркадий Арканов, писатель-сатирик

Идея этой книги была внезапной, как понос. Так всегда начинаются хорошие книги…

Просто однажды, слушая излияния своего доброго знакомого о его пунктирной семейной жизни и взаимоотношениях с деньгами и женщинами, я подумал, что все его жизненные загогулины вызваны не его решениями, а сработавшими инстинктами той обезьяны, что сидит внутри каждого из нас.

Вся наша жизнь — и в малом, и в большом — устроена по слепку того зверя, от которого мы произошли. Произойди мы от другого существа, например от овцы, весь облик цивилизации был бы совершенно другим. Потому что каждому виду присуще свое видовое поведение. Повадки травоядных в корне отличаются от повадок хищника. А поведение хищника — от поведения всеядного стадного существа, живущего в кронах деревьев, каковыми мы с вами по базовой конструкции и являемся.

Поэтому, черт побери, было бы крайне интересно посмотреть на человека и цивилизацию, которую он создал, глазами зоолога или этолога — специалиста по поведению животных. И тогда мы с вами увидим отражение всеядного стадного млекопитающего, прыгающего по деревьям, на всем, что нас окружает, — на предметах, на взаимоотношениях, на земном искусстве и на бытовых мелочах, на религии и на высочайших взлетах духа.

Ну что? Занесем лупу над глобальным человейником, как назвал нашу цивилизацию один философ?

Часть 1

Мы есть то, что едим

Дорогие дети!

Не следует спрашивать: «Что такое животное?» – а нужно спросить: «Какого рода объект мы обозначаем как животное?» Мы называем животным все имеющее следующие свойства: питается, происходит от подобных себе родителей, растет, самостоятельно передвигается и умирает, когда приходит срок. Поэтому мы относим к животным червяка, цыпленка, собаку и обезьяну. Что же сказать о людях? Подумайте об этом с точки зрения перечисленных выше признаков и затем решите сами, правильно ли считать нас животными.

Альберт Эйнштейн

Я сейчас не собираюсь доказывать каждому грамотному, умеющему читать и думать гражданину очевидное — что человек есть животное. Вряд ли среди читателей моей книги найдется хоть один, который бы прошел в жизни мимо этого замечательного факта: мы звери, господа!

Помнится, еще в школе на уроке биологии я спорил со свои недалеким одноклассником, доказывая ему, что человек суть животное. Он упирался против этой очевидности и верить ей не хотел.

— А кто же еще, если не животное? Робот, что ли? — удивлялся я упорству туповатого приятеля.

Сейчас с этим не спорят даже глубокие церковники: да, говорят они, человек — это животное. А некоторые даже добавляют, что Господь создал человека на той материальной базе, которой на тот момент обладал, — животной. Зато вдохнул в него душу! Которая, мол, и выделяет человека из всего прочего животного царства.

Человек действительно сильно отличается от всего звериного мира. Разительно отличается! Поэтому туповатый одноклассник и спорил со мной, никак не желая соглашаться со своей животностью: на детей, которые гораздо ближе к животным, чем социализированные и дрессированные социумом взрослые, тот факт, что человек есть животное, производит шоковое впечатление — такой вот парадокс. Когда-то целый класс американских школьников, шокированный рассказом учителя биологии о том, что люди есть животные, написал письмо Эйнштейну, попросив его рассудить их спор с учителем. То, что ответил детям Эйнштейн, вы уже прочли в эпиграфе…

Отличия между людьми и другими животными настолько бросаются в глаза, что задавать вопрос о том, чем наш вид отличается от прочих, на первый взгляд даже как-то глупо: мы в штанах ходим, кушаем вилками и вон какую цивилизацию построили! Мы разумные, а не зверье какое-нибудь!

Моя сестра, которая зело любит животных, пару лет назад увлеклась чтением научно-популярной литературы. На вопрос, отчего вдруг такой интерес к науке, ответила:

«Человек как животное» читать онлайн книгу автора Александр Никонов на MyBook.ru

Ну, значит так) Небольшое предисловие) В один прекрасный день я маялась и не знала чего бы мне такого почитать. Художественную литературу не хотелось, хотелось чего-нибудь эдакого. Разговорилась с коллегой и он пообещал подарить мне какую-то супер интересную книгу. Книга должна была быть очень интересной, т.к. коллега — очень уважаемый человек с несколькими учеными степенями, медалями и прочее. И вот звонок в дверь, курьер протягивает сверток и уходит. С нетерпением распаковываю, а там долгожданная ОНА!…Нууу…сказать, что я была слегка разочарована — ничего не сказать. Но еще больше у меня никак не могло уложиться в голове, как такой уважаемый человек может читать такую бульварную, низкопробную хрень и быть от нее в восторге. Так, лучше по порядку.

Первое, что меня смутило — это фраза моего-же коллеги: «Никонов замечателен. Читала Минаева? Вот он пишет в похожем стиле.» У меня ступор. Минаева я не люблю. А его язык тем более. Его попытка шокировать читателей крепкими выражениями, не прикрытой грязью и претензией на оригинальность и псевдоинтеллектуальность — немного не моя тема. Это в принципе не моя тема, я этого не люблю не только у Минаева, а тут смотрю на обложку и те-же ассоциации. На оборотной стороне вообще горячий ад!

Александр Никонов: Идея этой книги была внезапной, как понос. Так всегда начинаются хорошие книги…

Просто потрясающе. Или вот еще:

Никонова можно убить. Даже нужно. А книги его сжечь. Это добавит им скандальной популярности…Слишком затягивают факты — неизвестные, сенсационные, шокирующие, опрокидывающие привычный мир.»

Не книга, а сплошной эпатаж прям. Открываю фарзац, а там крупными буквами книга так и орет на меня: «ЖИВОТНОЕ». Предубеждение мое против этого труда зашкаливало не по-детски, но я все-таки начала читать.

А дальше началось… Текст захватил меня буквально со страницы 20-й наверно. А к началу второй главы мнение изменилось кардинально. Начались рассказы об эволюции человека, о конструкции тела, сравнительный анализ нашего поведения и поведения других представителей фауны и многое-многое другое. Если вкратце, то основная мысль книги такая: все, что мы делаем — это следствие инстинкта. Нет инстинкта — нет действия. Книга рассказывает о причинах таких мелочей, о которых мы в жизни особо не задумываемся. Например, почему мы смеемся и зачем нужно было природе вводить этот вроде бы ненужный инстинкт? Почему, переехав в другое место, мы еще долго будем вспоминать наш первый дом. Почему горюем о смерти близких или не любим очень похожих на нас людей с небольшими отличиями. О силе привычки, о корнях религии и людоедстве. А еще! Почему-то мне очень это запомнилось и удивило. Молодежь нашего вида часто собирается вместе. Просто так. Поболтать, потусить, а потом расходится. Оказывается, у многих видов молодежь устраивает такие тусовки: коты, волки, шимпанзе… Еще один привет от нашего животного инстинкта. Вот уж не думала, что все настолько запрограммировано инстинктами. А главное, что изложено это все настолько точно и логично! И никакого бахвальства, которого я так опасалась в начале. Все четко и по делу. Приведено много фактов из жизни животных, схожими с нашим поведением и они не ограничиваются на всем известных: «Выживает сильнейший» и «Естественный отбор».

В книге также затронута тема отношений мужчин и женщин (самцов и самочек). Без лишнего флера, все разложено на 4 биологических вещества. Объясняются такие вещи, как почему одни, спустя какое-то время уходят от своих жен, а другие живут вместе веки-вечные. И все не просто с точки зрения психологии, а с точки зрения биохимии, более точной и веской науки. Затронуты темы экономики и политики опять-же с биологической точки зрения.

Очень много интересных фактов, как я уже говорила. Но чтобы книга чем-то шокировала — такого нет. Мне кажется очень сложно чем-то шокировать сегодняшнего читателя. С этой книгой следуют быть очень осторожными религиозным людям, т.к. некоторые вещи, о которых пишет автор в части религии, может покоробить и возможно даже оскорбить верующего человека. Господин Никонов прохаживается по этой теме довольно жестко, не скрывая своего отношения к ней.

Еще! Вот это уже возмутило меня. Автор буквально плюет нашему слабому полу в лицо, называя нас глупыми и прямым тесктом говоря, что наше место только у плиты. На большее мы не способны. Нет, если отбросить форму подачи этой мысли, я согласна, что в первую очередь задача нашего пола — домашний очаг, воспитание детей, а потом уже все остальное. Но, я не считаю, что разбавление сената или другой «мужской»отрасли женщинами снижает ее эффективность. Глупо считать, что женщин берут туда чисто с мыслью: «У нас-же равенство полов. Возьмем ее, хоть она и тупа, как пробка». Уж если женщина на этом посту, то я практически на 90% уверена, что она там не просто для красоты сидит. К тому-же именно из-за вот этих предрассудков женщине намного сложнее попасть в «мужскую отрасль», соответственно и конкурс строже. Кароче говоря дорогой автор делал все, чтобы сбить с нас спесь и указать нам на «наше» место. Возможно это чисто мужская реакция на феминизм. Хрен знает. Но мне не понравилось))

Именно за это сняла пол бала. Но это чисто субъективно, а если объективно, то я считаю, что книга заслуживает 5 баллов. И не важно, что он часто цитирует других авторов и ученых. Ведь главное — это информативность. А еще логичность и обоснованность. В общем, книгу я советую. Мне было очень интересно!

P.S. Ох, вот это громадина у меня вышла 🙂 Краткость — не мой конек сегодня))

Читать Человек как животное — Никонов Александр Петрович — Страница 1

Александр Никонов

Человек как животное

Много нас по подобию Божию,

И все-таки каждый с изъяном.

Будем считать, что изъянами

Обязаны мы обезьянам.

Олег Григорьев

«Никонова можно убить. Даже нужно. А книги его сжечь. Это добавит им скандальной популярности. Я не согласен ни с одним его словом, кроме союзов и предлогов. Но читаю до конца. Слишком сильно затягивают факты – неизвестные, сенсационные, шокирующие, опрокидывающие привычный мир».

Михаил Веллер, писатель

«Талантливый человек, поцелованный при рождении Богом в ту самую зону, которая впоследствии определяет литературный талант».

Аркадий Арканов, писатель-сатирик

Идея этой книги была внезапной, как понос. Так всегда начинаются хорошие книги…

Просто однажды, слушая излияния своего доброго знакомого о его пунктирной семейной жизни и взаимоотношениях с деньгами и женщинами, я подумал, что все его жизненные загогулины вызваны не его решениями, а сработавшими инстинктами той обезьяны, что сидит внутри каждого из нас.

Вся наша жизнь – и в малом, и в большом – устроена по слепку того зверя, от которого мы произошли. Произойди мы от другого существа, например от овцы, весь облик цивилизации был бы совершенно другим. Потому что каждому виду присуще свое видовое поведение. Повадки травоядных в корне отличаются от повадок хищника. А поведение хищника – от поведения всеядного стадного существа, живущего в кронах деревьев, каковыми мы с вами по базовой конструкции и являемся.

Поэтому, черт побери, было бы крайне интересно посмотреть на человека и цивилизацию, которую он создал, глазами зоолога или этолога – специалиста по поведению животных. И тогда мы с вами увидим отражение всеядного стадного млекопитающего, прыгающего по деревьям, на всем, что нас окружает, – на предметах, на взаимоотношениях, на земном искусстве и на бытовых мелочах, на религии и на высочайших взлетах духа.

Ну что? Занесем лупу над глобальным человейником, как назвал нашу цивилизацию один философ?

Часть 1

Мы есть то, что едим

Дорогие дети!

Не следует спрашивать: «Что такое животное?» – а нужно спросить: «Какого рода объект мы обозначаем как животное?» Мы называем животным все имеющее следующие свойства: питается, происходит от подобных себе родителей, растет, самостоятельно передвигается и умирает, когда приходит срок. Поэтому мы относим к животным червяка, цыпленка, собаку и обезьяну. Что же сказать о людях? Подумайте об этом с точки зрения перечисленных выше признаков и затем решите сами, правильно ли считать нас животными.

Альберт Эйнштейн

Я сейчас не собираюсь доказывать каждому грамотному, умеющему читать и думать гражданину очевидное – что человек есть животное. Вряд ли среди читателей моей книги найдется хоть один, который бы прошел в жизни мимо этого замечательного факта: мы звери, господа!

Помнится, еще в школе на уроке биологии я спорил со свои недалеким одноклассником, доказывая ему, что человек суть животное. Он упирался против этой очевидности и верить ей не хотел.

– А кто же еще, если не животное? Робот, что ли? – удивлялся я упорству туповатого приятеля.

Сейчас с этим не спорят даже глубокие церковники: да, говорят они, человек – это животное. А некоторые даже добавляют, что Господь создал человека на той материальной базе, которой на тот момент обладал, – животной. Зато вдохнул в него душу! Которая, мол, и выделяет человека из всего прочего животного царства.

Человек действительно сильно отличается от всего звериного мира. Разительно отличается! Поэтому туповатый одноклассник и спорил со мной, никак не желая соглашаться со своей животностью: на детей, которые гораздо ближе к животным, чем социализированные и дрессированные социумом взрослые, тот факт, что человек есть животное, производит шоковое впечатление – такой вот парадокс. Когда-то целый класс американских школьников, шокированный рассказом учителя биологии о том, что люди есть животные, написал письмо Эйнштейну, попросив его рассудить их спор с учителем. То, что ответил детям Эйнштейн, вы уже прочли в эпиграфе…

Отличия между людьми и другими животными настолько бросаются в глаза, что задавать вопрос о том, чем наш вид отличается от прочих, на первый взгляд даже как-то глупо: мы в штанах ходим, кушаем вилками и вон какую цивилизацию построили! Мы разумные, а не зверье какое-нибудь!

Моя сестра, которая зело любит животных, пару лет назад увлеклась чтением научно-популярной литературы. На вопрос, отчего вдруг такой интерес к науке, ответила:

– Да ты сам прикинь, сколько удивительного люди сделали на этой планете, начиная от простейшей гаечки, которую тоже надо было изобрести. Мы вышли в космос, узнали, почему светят звезды. И подумать только – все это сделал зверь! Обычный животный зверь…

Но у этого зверя был неплохой инструмент – разум. С помощью разума мы захватили всю планету – от влажных экваториальных областей, которые когда-то были нашей родиной, едва ли не до самых полюсов, где царят жестокие холода. Овладев огнем и научившись защищать свое голое тело от непогоды искусственными шкурами, называемыми одеждой, мы раздвинули свой ареал обитания до размеров всей Земли.

Мы властно оттеснили в сторону другие виды, когда-то обитавшие там, где теперь обитаем мы. И мы теперь – практически повсюду! Многие виды вымерли, не выдержав конкуренции с нами, или же попросту были нами физически уничтожены. Зато другие виды мы размножили до неимоверности – вместе с собой. Судите сами…

Людей и так называемых «домашних животных», которых мы разводим искусственно, примерно на пять порядков (в сто тысяч раз) больше, чем животных схожих с нами по массе и типу питания. Если вы посмотрите на приведенный ниже график, то увидите, что зависимость между численностью вида и размерами его представителей обратно пропорциональная. То есть чем крупнее вид, тем меньшее количество особей этого вида живет на планете. Мы же вываливаемся из этого закона.

Человечество не только захватило всю планету. Оно трансформирует облик самой планеты. О том, что человечество стало геологической силой, меняющей природные ландшафты, писал еще академик Вернадский. И это не было поэтической метафорой ученого. Мы действительно преобразуем планету в самом буквальном смысле. Судите сами…

Географически Европа – это зона тайги и смешанных лесов. Но леса тут были сведены под пашню еще до Средневековья, они остались лишь в горах и заповедниках. Вместо сплошного лесного покрова в Западной Европе теперь лишь небольшие лесные «заплатки».

Мы распахиваем целинные степи и строим бетонные джунгли городов. Мы заливаем искусственными морями равнины с целью накопления воды для этих городов и получения электрической энергии. Мы в самом прямом смысле слова срываем горы в поисках полезных ископаемых и выкапываем гигантские котлованы для открытой добычи угля. Наконец, как подметила моя сестра, мы вышли за пределы планеты. И даже в какой-то степени изменили лик своей звездной системы: за последние сто лет радиоизлучение нашей Солнечной системы повысилось вдвое, к удивлению потенциальных звездных наблюдателей из других миров. А все потому, что Маркони с Поповым изобрели радио.

Причем, что интересно, человечество начало менять облик планеты, трансформируя целые природные ландшафты не вот-вот, «буквально вчера», поднявшись на высоты индустриальной цивилизации и вооружившись экскаваторами и бульдозерами, а сотни и тысячи лет назад. С копьем и палкой-копалкой.

Глава 1

Ластик человечества на контурной карте мира

Все пустыни друг другу от века родны,

Но Аравия, Сирия, Гоби —

Это лишь затиханье Сахарской волны,

В сатанинской воспрянувшей злобе…

И когда наконец корабли марсиан

У земного окажутся шара,

То увидят сплошной золотой океан

И дадут ему имя: Сахара.

Николай Гумилев

Читать книгу Человек как животное Александра Никонова : онлайн чтение

Александр Никонов
Человек как животное

 
Много нас по подобию Божию,
И все-таки каждый с изъяном.
Будем считать, что изъянами
Обязаны мы обезьянам.
 

Олег Григорьев


«Никонова можно убить. Даже нужно. А книги его сжечь. Это добавит им скандальной популярности. Я не согласен ни с одним его словом, кроме союзов и предлогов. Но читаю до конца. Слишком сильно затягивают факты – неизвестные, сенсационные, шокирующие, опрокидывающие привычный мир».

Михаил Веллер, писатель

«Талантливый человек, поцелованный при рождении Богом в ту самую зону, которая впоследствии определяет литературный талант».

Аркадий Арканов, писатель-сатирик

Идея этой книги была внезапной, как понос. Так всегда начинаются хорошие книги…

Просто однажды, слушая излияния своего доброго знакомого о его пунктирной семейной жизни и взаимоотношениях с деньгами и женщинами, я подумал, что все его жизненные загогулины вызваны не его решениями, а сработавшими инстинктами той обезьяны, что сидит внутри каждого из нас.

Вся наша жизнь – и в малом, и в большом – устроена по слепку того зверя, от которого мы произошли. Произойди мы от другого существа, например от овцы, весь облик цивилизации был бы совершенно другим. Потому что каждому виду присуще свое видовое поведение. Повадки травоядных в корне отличаются от повадок хищника. А поведение хищника – от поведения всеядного стадного существа, живущего в кронах деревьев, каковыми мы с вами по базовой конструкции и являемся.

Поэтому, черт побери, было бы крайне интересно посмотреть на человека и цивилизацию, которую он создал, глазами зоолога или этолога – специалиста по поведению животных. И тогда мы с вами увидим отражение всеядного стадного млекопитающего, прыгающего по деревьям, на всем, что нас окружает, – на предметах, на взаимоотношениях, на земном искусстве и на бытовых мелочах, на религии и на высочайших взлетах духа.

Ну что? Занесем лупу над глобальным человейником, как назвал нашу цивилизацию один философ?

Часть 1
Мы есть то, что едим

Дорогие дети!

Не следует спрашивать: «Что такое животное?» – а нужно спросить: «Какого рода объект мы обозначаем как животное?» Мы называем животным все имеющее следующие свойства: питается, происходит от подобных себе родителей, растет, самостоятельно передвигается и умирает, когда приходит срок. Поэтому мы относим к животным червяка, цыпленка, собаку и обезьяну. Что же сказать о людях? Подумайте об этом с точки зрения перечисленных выше признаков и затем решите сами, правильно ли считать нас животными.

Альберт Эйнштейн

Я сейчас не собираюсь доказывать каждому грамотному, умеющему читать и думать гражданину очевидное – что человек есть животное. Вряд ли среди читателей моей книги найдется хоть один, который бы прошел в жизни мимо этого замечательного факта: мы звери, господа!

Помнится, еще в школе на уроке биологии я спорил со свои недалеким одноклассником, доказывая ему, что человек суть животное. Он упирался против этой очевидности и верить ей не хотел.

– А кто же еще, если не животное? Робот, что ли? – удивлялся я упорству туповатого приятеля.

Сейчас с этим не спорят даже глубокие церковники: да, говорят они, человек – это животное. А некоторые даже добавляют, что Господь создал человека на той материальной базе, которой на тот момент обладал, – животной. Зато вдохнул в него душу! Которая, мол, и выделяет человека из всего прочего животного царства.

Человек действительно сильно отличается от всего звериного мира. Разительно отличается! Поэтому туповатый одноклассник и спорил со мной, никак не желая соглашаться со своей животностью: на детей, которые гораздо ближе к животным, чем социализированные и дрессированные социумом взрослые, тот факт, что человек есть животное, производит шоковое впечатление – такой вот парадокс. Когда-то целый класс американских школьников, шокированный рассказом учителя биологии о том, что люди есть животные, написал письмо Эйнштейну, попросив его рассудить их спор с учителем. То, что ответил детям Эйнштейн, вы уже прочли в эпиграфе…

Отличия между людьми и другими животными настолько бросаются в глаза, что задавать вопрос о том, чем наш вид отличается от прочих, на первый взгляд даже как-то глупо: мы в штанах ходим, кушаем вилками и вон какую цивилизацию построили! Мы разумные, а не зверье какое-нибудь!

Моя сестра, которая зело любит животных, пару лет назад увлеклась чтением научно-популярной литературы. На вопрос, отчего вдруг такой интерес к науке, ответила:

– Да ты сам прикинь, сколько удивительного люди сделали на этой планете, начиная от простейшей гаечки, которую тоже надо было изобрести. Мы вышли в космос, узнали, почему светят звезды. И подумать только – все это сделал зверь! Обычный животный зверь…

Но у этого зверя был неплохой инструмент – разум. С помощью разума мы захватили всю планету – от влажных экваториальных областей, которые когда-то были нашей родиной, едва ли не до самых полюсов, где царят жестокие холода. Овладев огнем и научившись защищать свое голое тело от непогоды искусственными шкурами, называемыми одеждой, мы раздвинули свой ареал обитания до размеров всей Земли.

Мы властно оттеснили в сторону другие виды, когда-то обитавшие там, где теперь обитаем мы. И мы теперь – практически повсюду! Многие виды вымерли, не выдержав конкуренции с нами, или же попросту были нами физически уничтожены. Зато другие виды мы размножили до неимоверности – вместе с собой. Судите сами…

Людей и так называемых «домашних животных», которых мы разводим искусственно, примерно на пять порядков (в сто тысяч раз) больше, чем животных схожих с нами по массе и типу питания. Если вы посмотрите на приведенный ниже график, то увидите, что зависимость между численностью вида и размерами его представителей обратно пропорциональная. То есть чем крупнее вид, тем меньшее количество особей этого вида живет на планете. Мы же вываливаемся из этого закона.

Человечество не только захватило всю планету. Оно трансформирует облик самой планеты. О том, что человечество стало геологической силой, меняющей природные ландшафты, писал еще академик Вернадский. И это не было поэтической метафорой ученого. Мы действительно преобразуем планету в самом буквальном смысле. Судите сами…

Географически Европа – это зона тайги и смешанных лесов. Но леса тут были сведены под пашню еще до Средневековья, они остались лишь в горах и заповедниках. Вместо сплошного лесного покрова в Западной Европе теперь лишь небольшие лесные «заплатки».

Мы распахиваем целинные степи и строим бетонные джунгли городов. Мы заливаем искусственными морями равнины с целью накопления воды для этих городов и получения электрической энергии. Мы в самом прямом смысле слова срываем горы в поисках полезных ископаемых и выкапываем гигантские котлованы для открытой добычи угля. Наконец, как подметила моя сестра, мы вышли за пределы планеты. И даже в какой-то степени изменили лик своей звездной системы: за последние сто лет радиоизлучение нашей Солнечной системы повысилось вдвое, к удивлению потенциальных звездных наблюдателей из других миров. А все потому, что Маркони с Поповым изобрели радио.

Причем, что интересно, человечество начало менять облик планеты, трансформируя целые природные ландшафты не вот-вот, «буквально вчера», поднявшись на высоты индустриальной цивилизации и вооружившись экскаваторами и бульдозерами, а сотни и тысячи лет назад. С копьем и палкой-копалкой.

Глава 1
Ластик человечества на контурной карте мира
 
Все пустыни друг другу от века родны,
Но Аравия, Сирия, Гоби —
Это лишь затиханье Сахарской волны,
В сатанинской воспрянувшей злобе…
 
 
И когда наконец корабли марсиан
У земного окажутся шара,
То увидят сплошной золотой океан
И дадут ему имя: Сахара.
 

Николай Гумилев

Еще в каменном веке, непринужденно помахивая кремневым топором, человечество уничтожило всех мамонтов и шерстистых носорогов на территории Евразии. А переместившись по Берингову перешейку в Америку, выбило всю мегафауну и там.

Куда бы ни приходили люди, они начинали с уничтожения крупной фауны. В той же Евразии, кстати, нами были напрочь выбиты, помимо мамонтов и носорогов, пещерные медведи, пещерные львы, гигантские олени… В обеих Америках человечество уничтожило мамонтов, мастодонтов, саблезубых тигров, гигантских ленивцев, гигантских грызунов, лошадей и верблюдов. Все более-менее крупное оказалось выбитым.

Ученые долго не могли взять в толк, что же послужило причиной столь масштабного и быстрого вымирания, и поначалу грешили на климат. Точнее, на его изменения, связанные с наступлением-отступлением льдов во время последнего ледникового периода. Однако ледниковые периоды в жизни нашей планеты явление периодическое, они наступают-отступают с частотой примерно в 100 тысяч лет, и все перечисленные животные прекрасно эти периоды переносили, приспосабливались. Когда наступали льды, животные отступали к экватору, когда же гигантские ледяные шапки таяли, звери приближались ближе к полюсам. А гигантских ленивцев происходящее со льдами вообще не касалось, они жили у себя в тропиках и никуда по лености не ходили. Однако тоже исчезли с лица планеты. И по странной случайности, вымирание совпало с распространением по планете чрезвычайно агрессивного и зловредного вида – homo sapiens, который сеял смерть всюду, где появлялся.

Если бы последнее оледенение было самым сильным, вымирание крупных зверей можно было бы объяснить тем, что сильно сузилась кормовая база (кстати, во время последнего ледникового периода северная ледяная шапка покрывала всю Канаду и север США, то есть края ледника, чтоб вы понимали, опускались до широты Сочи). Но фокус в том, что вымирание произошло не во время наступления ледника, а как раз напротив – в эпоху глобального потепления, когда ледяные шапки начали отступать к северу, а растительность, то есть кормовая база мамонтов, стала отвоевывать у льдов все большее пространство суши. Вот тут бы и расплодиться на дармовых харчах! Ан нет… Скоропостижно вымерли.

Тогда исчезли десятки видов животных. Наши предки их просто перебили. Причем несчастных животных уничтожали порой в масштабах, превышающих пищевые потребности, – просто в азарте охоты. Так волк в овчарне режет всех овец, хотя съесть больше одной не может.

Из костей мамонтов строились жилища. Наиболее крупные кости составляли нижнюю часть стен, а кости помельче шли на верхнюю. Силовой же каркас наши предки делали из бивней. Так вот, на сооружение только одного, хотя и самого крупного из известных жилищ первобытных людей, найденного на территории нынешней Украины, ушли кости более сотни мамонтов. Как видите, несчастных убивали просто в промышленных масштабах!

А чего экономить, если ресурс кажется неисчерпаемым? Так ожиревший медведь во время нереста лосося, когда вся река буквально кишит рыбой, съедает у пойманных рыбин только икру и головы – то, что представляется ему самым вкусным… Так браконьеры выбрасывают в реку, кишащую рыбой, распоротые туши лосося, забирая только икру… Так ребенок выедает из пирожка только начинку… Так первые люди, попавшие в Новую Зеландию, убивали гигантских птиц моа только для того, чтобы съесть их бедра, и в конце концов истребили всех птиц на островах. (Зато, как показывают археологические раскопки, когда птиц моа осталось мало, люди съедали уже все мясо и даже обгладывали кости.)

Изобилие неминуемо развращает. Этнографы XIX века описывали загонные охоты дикарей (индейцев, африканцев), живших на уровне каменного века, которые во время этих охот убивали намного больше животных, чем могли съесть. Впрочем, цивилизованные европейцы, вооруженные винтовками, недалеко от них ушли, в чем мы чуть позже еще убедимся.

Факт выбивания людьми столь крупных животных, да в таких количествах, да в столь короткие сроки (десятки и сотни лет, в зависимости от вида и территории), вызывает у многих удивление и недоверие. Поэтому до сих пор в науке предпринимаются отчаянные попытки объяснить вымирание мегафауны, случившееся 10–12 тысяч лет назад, естественными причинами – тем же климатом, например, или какими-либо катастрофами. Есть даже экзотические гипотезы, предполагающие, будто мамонты вымерли от… старости. Не от личной старости, разумеется, а от старости вида. Дело в том, что виды животных, как и отдельные особи, не вечны и имеют определенное время жизни. Вот, мол, у мамонта, как вида, подошло время исчезновения. Непонятно только, почему это время «старости» мамонтов так странно совпало со временем «старости» десятков других видов. И с распространением человечества. Да и слоны в Африке и Индии «от старости» почему-то не вымерли.

А, кстати, почему?

Отчего не вымерли слоны в Африке, разве там люди на них не охотились? Возможно, это произошло по той причине, что человек появился как раз в Африке и именно там происходило его постепенное медленное взросление и вооружение. У здешней фауны было достаточно времени, чтобы приспособиться к новому хищнику. А вот когда уже умелый, опытный и вооруженный дистанционным оружием (копья, луки) человек внезапно для местной фауны появлялся в новых местах в процессе заселения планеты, животные приспосабливаться к появлению новой напасти просто не успевали.

Известно, что до 1913 года сибиряки нашли и продали скупщикам около 50 тысяч мамонтовых бивней. Причем искать их было не особо затруднительно: часто бивни и кости лежали под землей сосредоточенными в большие груды, в которых находились кости сразу десятков мамонтов.

Тем не менее многим трудно поверить, что такие мелкие звери, как люди, смогли выбить таких гигантов, как мамонты или шерстистые носороги. И вправду, как могли существа весом в 60–70 кг с примитивными каменными орудиями полностью отгеноцидить десятки тысяч сильных зверей массой до 10 тонн? В этом сомневаются не только обыватели, но и ученые. Скажем, французский палеонтолог Клод Герен писал, что охота людей на носорогов вещь невозможная, а все пещерные рисунки на эту тему следует рассматривать как фантазию дикарей. Вот только Клод Герен специалист по носорогам, а не по охоте. И поэтому в данном случае его мнением можно запросто пренебречь. Хотя удивление культурного француза понятно: мы с вами, даже собравшись вместе с соседями, вряд ли без огнестрельного оружия одолеем мамонта и уж тем более свирепого и опасного шерстистого носорога. Но вот дикие люди делают это легко даже с примитивными каменными орудиями.

Два масая с копьями справляются с одним носорогом. Один дразнит зверя, выманивая его на себя, и когда разъяренный носорог бежит к нему, чтобы пришибить, дразнивший в последний момент отскакивает, а второй, сидящий в засаде, вонзает зверю копье за ухо. Иногда тот же фортель проделывает и один масай – отскакивает и вонзает копье в пролетающий многотонный «автобус».

Масаи длинные, рослые люди. А пигмеи вдвое короче масаев. И вдвое легче. Но тем не менее пигмеи в одиночку ходят на слонов. И убивают их!

Как?

Весьма жестоким и несправедливым способом. Подкрадываются по ветру, чтобы слоны не учуяли, и вонзают копье в пах или живот. Причем стараются, мерзавцы, так воткнуть, чтобы копье торчало вперед: когда слон от боли побежит, копье, задевая за кусты или землю, будет все больше и больше разворачивать ему внутренности. И вскоре раненый слон умирает от сепсиса.

Поэтому слоны в Африке жутко боятся пигмеев, точно так же как приматы (и мы в том числе) инстинктивно боятся змей и пауков. Это страх, вшитый в БИОС, или, говоря языком биологов, в гены.

Ну а если в охоте участвует не один охотник, а целая группа, то закидать слона копьями и дождаться, пока он бессильно сляжет от потери крови, задача нехитрая. Так что специализировавшимся на охоте диким племенам каменного века изничтожить мамонтов и прочую мегафауну с помощью орудий было не так уж сложно, как это представляется некоторым современным городским ученым.

Еще один факт в пользу гипотезы выбивания – там, где людей не было, например на острове Врангеля, мамонты после своего «официального вымирания» преспокойно жили еще несколько тысяч лет. И только потом исчезли – последний мамонт на острове Врангеля умер всего 3700 лет назад. Почему они там все же вымерли? Да просто выродились! Дело в том, что на остров Врангеля мамонты прошли по сухому перешейку, который тогда соединял остров с континентом. Потом, по мере таяния льдов, эта часть суши ушла под воду и мамонтов на острове отрезало. Но остров есть остров, база питания тут ограничена, поэтому мамонты начали вырождаться – сначала уменьшились в размерах (выживали те, кому нужно было меньше питания), потом начали страдать разными болезнями из-за близкородственного скрещивания и, наконец, совсем исчезли.

К этому вымиранию человек руку не приложил, поскольку, по современным представлениям, к моменту отделения острова Врангеля от Евразии люди туда еще не добрались. А вот там, куда простерлась рука человека, мамонтов вскоре не осталось. И не только мамонтов. Люди на своем пути сжирали все.

В Атлантическом океане есть Карибские острова. Раскопки показывают, что крупное зверье там повымерло примерно 6 тысяч лет назад. По странному стечению обстоятельств именно 6 тысяч лет назад там появились первые люди.

В Австралии тоже когда-то мегафауна была весьма богато представлена, ее массовое вымирание случилось примерно 50 тысяч лет назад. Теперь, если вам задать вопрос, когда же появился на этом континенте человек, вы по аналогии с предыдущим примером точно ответите: «50 тысяч лет назад первые люди добрались из Азии до Австралии!» И будете правы. Добрались и в момент вырезали все крупное.

Схожим образом люди вели себя везде и, что примечательно, до совсем недавнего времени. На Мадагаскаре были выбиты гигантские птицы эпиорнисы, в Новой Зеландии птицы моа, в Европе практически полностью уничтожили зубров, а в Америке – бизонов. Причем последнее произошло уже после появления в Америке белого человека. Бизонов было множество – несколько десятков миллионов, но против огнестрельного оружия вид не устоял – перестреляли всех! Убивали не только и даже не столько из-за мяса (часто из всей многотонной туши поедали только язык), сколько просто ради развлечения – палили из окон поездов и радовались метким попаданиям. Точно так же радовались, получая удовольствие от удачной охоты, первобытные люди в те времена, когда ходячего мяса было еще много. А вот когда его стало мало…

Экологическая катастрофа, к которой привело эпидемически быстрое расселение по планете нового агрессивного вида с кремневыми орудиями, была не только масштабной, но и весьма трагичной для самого этого вида: истощение среды сопровождалось его массовым вымиранием. Считается, что тогда вымерло до 90% человечества. Остатки, как вы знаете, спас переход на новые технологии – от охоты и собирательства люди перешли к сельскому хозяйству, то есть искусственному выращиванию растений и животных. Это время получило название Неолитической революции.

По всей видимости, людям легче дался переход к животноводству, нежели к земледелию. Это как-то проще и логичнее: если всходов брошенного в землю зерна нужно ждать целый сезон, то «пленение» животных получается почти само собой. И в самом деле, если удалось загнать или заманить в некий закон стадо диких лошадок, например, то глупо убивать сразу всех – мясо испортится. Лучше сохранять живые консервы, поедая животных по мере нужды. Но если животных много, они будут голодать и худеть, ожидая своей очереди на эшафот. Зачем терять мясо? Лучше накидать животным в загон травы. А можно стреножить да пустить на выпас. И присматривать, чтобы не разбрелись.

Следующий шаг – дождаться, когда «пленные» животные в неволе начнут размножаться. И тогда нужда в поиске и охоте вообще отпадает. Зачем охотится на вольных, если можно охранять пленных? Это понятно даже уголовникам, которые в девяностые годы, вместо того чтобы пробавляться случайной «охотой», стали крышевать тучные стада кооператоров и мелких предпринимателей. Аналогично поступали в свое время и феодалы, крышевавшие крестьян от наездов других хищников.

В общем, теперь не нужно стало охотиться, а нужно было лишь охранять свое стадо от чужих охотников… Так произошел переход от хищнической эксплуатации природы к сберегающей. Правда, сбережение это было весьма относительным, потому что вступление в аграрную эпоху привело к циклопическим изменениям в облике планеты. Этот шаг изменил ландшафты планеты больше, чем истребление мамонтов.

Читатель может спросить: «Погодите, а какая связь между мамонтами и ландшафтами?» Резонный вопрос.

Дело в том, что крупные животные – такие, как слоны и носороги – формируют природные ландшафты. Вы никогда не задумывались, почему саванна не зарастает кустарником, ведь отдельные кусты и деревья там торчат? Потому что слоны и носороги широкими ногами вытаптывают поросль. Поддерживается некий гомеостаз – саморегулирующаяся биосистема работает в направлении поддержания самой себя.

Точно так же поддерживались североевразийские и североамериканские экосистемы мамонтами и шерстистыми носорогами. По всей видимости, там было нечто среднее между мелколесьем и тундростепью. Северная саванна! И видовой набор растительности был, видимо, несколько иным. А когда исчезли мамонты, некому стало вытаптывать и объедать кусты, а также мощно удобрять здешние просторы. И растительная декорация сменилась, ознаменовав произошедшую трагедию…

Переход к новым технологиям эксплуатации окружающей среды не просто спас представителей нашего вида от вымирания, но и позволил резко увеличить несущую способность среды: если для того, чтобы прокормить тысячу человек охотой и собирательством, нужна территория, примерно равная Чехии, то для прокорма той же тысячи с помощью аграрного уклада необходима всего сотня гектаров. Гигантский резерв для роста численности населения! Чем особи нашего вида не преминули воспользоваться.

Рост человечества был ураганным. Последствия для окружающей среды тоже. Есть, например, гипотеза, согласно которой возникновение в Африке самой большой в мире пустыни – Сахары – было делом рук человеческих. Конечно, природа человеку в этом помогла, но спусковой крючок спустил именно он, запустив процесс опустынивания. Каким же образом?

Вы никогда не слышали такую фразу: «Козы съели Грецию»? У этой фразы есть расхожий близнец: «Козы съели Оттоманскую империю». Здесь имеется в виду, что выпас коз привел к опустыниванию и высушиванию земель. На место Греции и Оттоманской империи можно подставить любые средиземноморские страны, потому что козы аналогичным образом поступили со всей колыбелью цивилизации – Средиземноморьем.

Дело в том, что из всех одомашненных человеком животных козы наиболее всеядны. Количество поедаемых ими наименований растений едва ли не в полтора раза превышает количество растений, поедаемых овцами, и почти в два раза – поедаемых коровами. Козы «всепогодны», они живут и в жаркой Африке, и на холодном севере. Козы без особого вреда могут есть морские водоросли и даже некоторые ядовитые растения. Они запросто грызут ветки. А траву козы выщипывают и съедают вместе с корнями… Впрочем, что я вам говорю! Наверняка, отдыхая в Египте или Турции, вы видели коз, мирно пасущихся на замусоренных пустырях и жующих бумагу…

Козы в самом буквальном смысле выедают окружающее пространство – сначала выжирают начисто траву, потом начинают глодать молодые побеги, кустарник. Затем обгладывают кору с деревьев, тем самым убивая их. В результате местность постепенно лишается зелени. В природе на неприхотливых к еде коз охотятся хищники. Но тут главный хищник планеты взял коз под свое покровительство. Результат известен – опустынивание местности.

Геродот описывал Крит как остров, сплошь покрытый лесами. Здесь шумели дубовые рощи и густые хвойные боры. Добавим, что росло все это на полуметровом слое чернозема. А что там теперь? Скудный и привычный для всего Средиземноморья пейзаж – пожухшая на солнце желтая трава, редкие деревья. Причем вырубать для ведения сельского хозяйства люди начали леса, а довершили экологическую катастрофу – козы.

Когда-то греки коз боготворили. Действительно, это была настоящая находка! Кормить ее специально не надо, коза сама пасется, находя себе скудное пропитание где угодно и бесплатно превращая найденное в мясо и молоко. Удивительный аппарат!.. Кстати, насчет того, что коз боготворили, я ничуть не преувеличил. Древнегреческий миф гласит, что отец Зевса Кронос имел дурную привычку пожирать своих детей. Поэтому мать Зевса Рея спрятала младенца от отца в пещере на острове Крит. Вскармливала маленького Зевса коза с красивым именем Амальтея. В благодарность повзрослевший Зевс взял ее потом с собой на небо, и теперь каждый может наблюдать небесную козу самолично: звезда Капелла в созвездии Возничего и есть она, Амальтея. Так гласит легенда…

Но потом, когда люди прочухались и поняли, чем грозит им козье нашествие, пиетет перед козами рухнул и выпас коз начали повсеместно запрещать. На африканском побережье Средиземного моря, в Южной Европе, в Малой Азии принимались меры по сокращению численности коз. Впрочем, у людей всегда так – увидят последнего, кто бросил бумажку в кучу мусора, и начинают его ругать как главного загрязнителя. А ведь коза просто закончила цикл выжирания среды, который человек, перейдя к скотоводству, запустил, начав с крупного рогатого скота. Поясню.

Корова большая и потому удобная. Она, просто в силу своих геометрических размеров, дает много молока и говядины. Но по той же геометрической причине корове нужно много еды. Когда коровы выжирают среду, на их место человек запускает более неприхотливых овец. Они выщипывают траву почти дочиста. И уж потом приходит черед жилистых вонючих коз, которые завершают картину опустошения, уничтожая не только поредевшую траву, но и все, что пытается расти.

Наиболее ярким примером «козьей катастрофы» является остров Святой Елены, где закончил свою жизнь Наполеон Бонапарт, сосланный туда англичанами. Остров Святой Елены, расположенный в южной Атлантике, открыли в XVI веке. Он был необитаем, и поэтому лесист. Причем тут росли во множестве так называемые «эбеновые деревья», с древесиной черного или темно-коричневого цвета, которое очень ценилось мебельщиками. Эбеновое дерево дороже красного, дороже карельской березы, поэтому радости от изобилия этакой ценности было немало.

Увы! Прошло каких-то двести с небольшим лет, и остров облысел начисто. И вовсе не потому, что все деревья свели на мебель, хотя и это было. Лес добили козы. Их завезли первопоселенцы и выпустили на вольный выпас. Козы пристрастились не только грызть молодые побеги эбеновых деревьев, но и обгладывать кору со взрослых. Результат известен… Кстати, вместе с эбеновыми деревьями козы практически полностью уничтожили такой редкий вид растений, как древовидные маргаритки. Тоже жалко…

А при чем тут Сахара и опустынивание?

А при том, что когда-то на месте этой великой пустыни цвела саванна, бродили слоники и буйволы, носороги и бегемоты. В водоемах некрасиво таились коварные крокодилы… Впервые люди узнали об этом в конце XIX века, когда в Сахаре были обнаружены наскальные рисунки, оставленные первобытными охотниками. На них все вышеперечисленные звери и были нарисованы. Кроме верблюдов, этих кораблей пустыни.

Одну из самых обширных первобытных «картинных галерей», найденную в горах Алжира, описал французский археолог Анри Лот. Его публикация произвела в научном мире эффект разорвавшейся бомбы. «Неужели на месте величайшей пустыни когда-то была саванна? – поражались ученые. – Куда же она делась? Почему теперь тут сплошные пески?»

Позже с помощью космической съемки в Сахаре нашли высохшие русла широченных рек с притоками и провалы на месте бывших озер. Цветущий был край!

Причем самое интересное и поразительное то, что на древних европейских картах эти реки и озера в Сахаре наличествуют! Скажем, на знаменитых картах Птолемея в центре и на востоке Сахары показаны многоводные реки с большими озерами. Самая большая река – Кинипс – течет на север и впадает в Средиземное море. Откуда Птолемей взял эти карты, если за 600 лет до него отец истории Геродот описывал эти места как весьма пустынные и засушливые? Впрочем, данный вопрос тянет на отдельную книгу, а нас сейчас больше интересует тот факт, что на космических снимках русло Кинипса прекрасно видно, и был он не уже Амазонки в низовьях – почти 30 км в ширину! Сахарские озера по своим масштабам не уступали рекам и напоминали моря. Нил имел полноводный приток, впадающий в него с запада, то есть притекающий из Сахары (у Птолемея этого притока нет, но он есть на картах Меркатора, который жил в XVI веке).

Когда советский институт Гидропроект в эпоху дружбы с Египтом спроектировал Асуанскую плотину, а советские строители ее построили, образовалось огромное водохранилище, которое носит имя второго президента Египта Гамаля Насера. Если внимательно посмотреть на карту, можно увидеть, что озеро Насера имеет слева длинный узкий залив странной формы, – это вода заполнила пересохшее тысячи лет назад русло древнего притока Нила, притекавшего из зеленой когда-то Сахары.

Соседка Сахары – Аравийская пустыня – тоже раньше была местечком довольно зеленым и покрытым сетью рек. Те же птолемеевские карты демонстрируют нам венозную сеть аравийских рек с гематомами озер. Точнее, одного большого озера, на месте которого теперь заполненная песками впадина диаметров 250 км. На космической съемке и эта впадина, и сеть пересохших речных русел прекрасно видны.

Археологи же, помимо надписей, обнаружили в Сахаре большое количество неолитических стоянок и кремневых охотничьих орудий, а также костей носорогов, слонов и крокодилов.

Так куда же делось все это изобилие, которое было еще на памяти человечества? Кто или что его изничтожило?..

Поначалу, как это обычно и бывает в науке, подозрения пали на естественные причины – климатические. Раньше очень любили все вымирания списывать на климат. На иную причину намекают древние рисунки. Наскальные изображения показывают нам наряду со слонами, страусами и жирафами пасущиеся стада и колесные повозки. На более поздних рисунках изображения типичных представителей саванны пропадают, равно как и изображения стад, и появляются изображения верблюдов. А это значит, что природная декорация сменилась на пустынную. И произошло это много позже отступления ледниковья, на которое поначалу пытались списать столь трагичные перемены.

Процесс опустынивания запустил человек. Сначала охотники изрядно повыбили мегафауну: слонов и носорогов, страусов и жирафов, – после чего настал период скотоводства.

Читать книгу Зоопсихология. Элементарное мышление животных

3. А. Зорина, И. И. Полетаева Зоопсихология Элементарное мышление животных

Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Психология» и специальности «Биология»

Аспект пресс

Москва 2002

УДК 159.9 ББК 88.2 386

Рецензенты: доктор психол. наук, профессор Н. Н. Данилова.

Директор Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН, академик И. А. Шевелев,

доктор психол. наук, профессор В. В. Шульговский,

Зорина 3. А., Полетаева И. И.

3 86 Зоопсихология. Элементарное мышление животных: Учебное пособие/3. А. Зорина, И. И. Полетаева. — М.: Аспект Пресс, 2002.- 320 с.

ISBN 5-7567-0135-4.

Учебное пособие посвящено элементарному мышлению, или рассудочной деятельности — наиболее сложной форме поведения животных. Впервые вниманию читателя предложен синтез классических работ и новейших данных в этой области, полученных зоопсихологами, физиологами высшей нервной деятельности и этологами. В пособии нашло отражение содержание лекционных курсов, которые авторы в течение многих лет читают в Московском Государственном университете им. М. В. Ломоносова и других вузах. Обширный список литературы предназначен для желающих самостоятельно продолжить знакомство с проблемой.

Пособие предназначено для студентов и преподавателей биологических и психологических факультетов университетов и педагогических вузов

УДК 159.9 ББК 88.2

Посвящается памяти нашего учителя-Леонида Викторовича Крушинского

ISBN 5-7567-0135-4

«Аспект Пресс» 2001, 2002.

Все учебники издательства «Аспект Пресс» на сайте

Предисловие

Отличительная особенность этого учебного пособия состоит в том, что оно посвящено описанию преимущественно одной, но важной и фундаментальной функции мозга животных — элементарному (довербальному) мышлению, которое называют также «разумом», «рассудочной деятельностью», «разумным» или «рассудочным поведением».

Исследование рассудочной деятельности животных важно не только само по себе, но еще и потому, что оно тесно связано с проблемой происхождения психической деятельности человека в процессе эволюции. Представления о зачатках мышления животных и об уровнях его сложности всегда были предметом дискуссии и до сих пор продолжают вызывать разногласия. Вместе с тем к настоящему времени накоплено огромное количество фактов, которые убедительно свидетельствуют о том, что некоторые формы элементарного мышления имеются у достаточно широкого круга позвоночных. У ближайших родственников человека — человекообразных обезьян — в той или иной степени присутствуют элементы всех наиболее сложных когнитивных функций человека: обобщения, абстракции, усвоения символов, а также преднамеренности коммуникаций и самоузнавания. Очевидно, изучение физиологии высшей нервной деятельности и зоопсихологии невозможно без усвоения этой суммы знаний, что, в свою очередь, диктовало необходимость написания данного учебного пособия.

Весь комплекс современных знаний о мышлении животных оформился в результате усилий специалистов разных направлений на протяжении всего XX века. Первоначально пальма первенства принадлежала, несомненно, зоопсихологам и сравнительным психологам, которые заложили основы представлений об интеллекте животных. С середины 30-х годов по инициативе И. П. Павлова в работу включились физиологи высшей нервной деятельности. В 70—90-е годы существенный вклад в понимание этой проблемы внесли и этологи, поскольку именно они подробно изучили поведение многих видов животных в естественной среде обитания.

Особенно интенсивно эти работы развиваются, к сожалению, за пределами России. В последнее десятилетие одна за другой появились монографии, посвященные разным аспектам высших когнитивных функций и мышления животных. В новейших зарубежных руководствах по поведению животных (Domjan, 1993; Manning, Dawkins, 1998; Pearce, 1998), пока не переведенных на русский язык, эта область исследований получает все более полное освещение. Многие исследования российских ученых в этих книгах практически не упоминаются, равно как и в отечественной учебной литературе сколько-нибудь полное и систематизированное освещение этой области знаний отсутствует.

Принципиальная новизна данного пособия заключается в том, что в нем обобщены современные представления о мышлении животных и сделаны доступными для изучения студентами разных специальностей и разного уровня подготовки. Оно может быть использовано при изучении таких дисциплин, как сравнительная психология и зоопсихология (специальности 52. 100 и 02. 04. 00), физиология высшей нервной деятельности (специальность 03. 00. 13), этология и пр.

В книге достаточно подробно описаны те многообразные методические приемы, использование которых привело к современному пониманию проблемы разума животных (тесты на элементарную рассудочную деятельность животных, предложенные Л. В. Крушинским, выбор по образцу, обучение обезьян языкам-посредникам и др.). Особое внимание уделяется тем конкретным ситуациям, когда поведение животного выходит за рамки выполнения наследственно обусловленной видоспецифической программы или использования результатов той или иной формы индивидуального опыта.

В пособии дана характеристика развития рассудочной деятельности позвоночных животных с разным уровнем структурно-функциональной организации мозга. Наряду с описанием экспериментов на грызунах и голубях (имеющих достаточно примитивный мозг), рассматриваются результаты многочисленных исследований на более сложных животных — хищных млекопитающих, низших и человекообразных обезьянах (в этом ряду строение и функция их мозга усложняются). Помимо данных, полученных на обычных лабораторных объектах, приведены подробные итоги последних экспериментов на врановых птицах. Эта группа видов интересна тем, что представляет собой одну из вершин эволюционного развития в классе птиц и известны особой пластичностью поведения в естественной среде.

Весомый творческий вклад в разработку проблемы рассудочной деятельности, или мышления, животных внес наш учитель Леонид Викторович Крушинский (1911–1984) — ведущий отечественный специалист в изучении поведения животных. Ему принадлежит оригинальная концепция нейробиологических основ рассудочной деятельности, которая органически связана как с классической этологией, так и с генетикой поведения. По мере появления новых работ в области изучения сложных когнитивных функций животных, проводимых в том числе и в созданной им лаборатории, представления Леонида Викторовича получают убедительные подтверждения.

В пособие включена глава, где рассматриваются основы нейрогенетики и генетики поведения, на которых базируются современные представления о психической деятельности животных. Более детально эти проблемы изложены в нашем учебнике «Основы этологии и генетики поведения» (Зорина, Полетаева, Резникова, 1999).

Основу настоящего пособия составил спецкурс «Рассудочная деятельность животных как эволюционная предпосылка мышления человека», который 3. А. Зорина с середины 80-х годов читает на кафедре высшей нервной деятельности биологического факультета МГУ, а с конца 90-х и в некоторых других вузах (факультет психологии МГУ, Псковский педагогический университет и др.).

В помощь тем, кто заинтересован в более углубленном изучении проблемы, в пособии приводится подробный список первоисточников.

Для облегчения восприятия текста книги в каждой главе мы особо выделяем определения и выводы. Кроме того, для терминов, не имеющих устоявшихся русских эквивалентов, мы в скобках приводим английское название. В конце книги дан словарь терминов (Глоссарий).

Значительная часть фактов, представленных в этой книге, получена благодаря экспериментальным исследованиям наших коллег по лаборатории физиологии и генетики поведения биологического факультета МГУ, основанной Л. В. Крушинским, — Л. С. Бондарчука, Б. А. Дашевского, Л. П. Доброхотовой, Т. С. Калининой, О. Ф. Лазаревой, Н. В. Маркиной, Л. Н. Молодкиной, Е. И. Очинской, М. Г. Плескаче-вой, Н. В. Поповой, Н. П. Поповой, Л. Г. Романовой, А. Ф. Семиохиной, А. А. Смирновой, И. Б. Федотовой, Д. А. Флесса, О. О. Якименко.

Мы сердечно признательны И. В. Равич-Щербо, благодаря дружеским советам и настойчивости которой появилась эта книга, а также Н. А. Григорьян и В. В. Шульговскому за консультации и доброжелательную критику.

Выражаем глубокую благодарность И. А. Шевелеву и Н. Н. Даниловой, нашим рецензентам, за внимательное ознакомление с рукописью и благожелательные отзывы. Благодарим А. А. Смирнову, О. Ф. Лазареву и М. Г. Плескачеву за участие в написании ряда разделов книги, а также Н. ф. Еремина за помощь в подготовке рукописи к изданию.

Наши исследования последних лет стали возможны благодаря финансовой поддержке фондов РФФИ (гранты 95-04-11099-а, 97-04-62069-и и 98-04-48440-а), Университеты России (1992–1997)^ ISFJKE-100, «Фундаментальные проблемы естествознания и техники» Министерства образования РФ (№ 97-10-277), Швейцарского национального научного фонда (1Р№ 051224), а также NATO Science Programme, Cooperative Science & Technology Sub-programme, Colloborative Linkage Grant № 97-5824.

1. Введение

Основные представления и понятия науки о поведении животных в целом, а также связанные с изучением мышления животных в особенности. Краткая характеристика основных направлений науки о поведении и вклад каждого из них в изучение проблемы мышления животных. Некоторые классификации форм поведения, в том числе позволяющие выделить мышление животных как самостоятельное явление. Наиболее распространенные определения мышления человека и основные направления в изучении мышления животных. Подчеркивается, что все проявления мышления животных являются лишь элементами и зачатками соответствующих функций человека, что заставляет использовать для их обозначения более корректный термин «рассудочная деятельность».

1.1. Основные направления науки о поведении животных

Поведение животных изучают биологи разного профиля, а также психологи, поэтому исследования существенно различаются по своим теоретическим предпосылкам и методическим подходам, а также по вниманию к тем или иным сторонам поведения. Столь же неравнозначен вклад разных специалистов в анализ проблемы рассудочной деятельности (мышления) животных. Однако постепенно все эти первоначально разрозненные исследования находят точки соприкосновения и сливаются в единую современную науку о поведении животных. Эта наука пока еще не имеет «устоявшегося» названия. Иногда ее называют этологией, однако это представляется нам не вполне корректным. Дело в том, что существующее понятие «этология» относится только к видоспецифическим формам поведения, практически лишь в малой степени касаясь обучения во всех его разнообразных формах и еще меньше — зачатков мышления (см. 2.11). Нередко употребляют другое название — нейробиология, объединяющее широкий комплекс наук (его границы установить пока еще трудно), нацеленных на вскрытие общебиологических закономерностей поведения животных. Наконец, существует термин нейронауки (neurosciences) — результат интеграции сведений, полученных в смежных областях знаний о мозге и поведении.

В изучении поведения животных выделилось несколько самостоятельных, исторически сложившихся направлений. Это зоопсихология и сравнительная психология, бихевиоризм, физиология высшей нервной деятельности, гештальтпсихология, этология и генетика поведения.

Во второй главе их связь с проблемой элементарного мышления животных рассмотрена более подробно.

Зоопсихология — направление отечественной психологии, изучающее проявления, закономерности и эволюцию психического отражения у животных разного уровня развития. Предметом исследований зоопсихологов является происхождение и развитие (фило- и онтогенез) психических процессов у животных, а также предпосылки и предыстория человеческого сознания. Большой фактический материал, накопленный зоопсихологией, изложен в учебнике К. Э. Фабри (1976), а также в работах его учеников (Дерягина, 1986; Мешкова, Федорович, 1996).

Примерно такие же задачи имеет и сравнительная психология — направление исследований, в которых сопоставляются способности к обучению животных различных эволюционных ступеней развития (см.: Ярошевский, 1997). Сравнительно-психологическими в иностранной научной литературе обычн

Как стать психологом животных

Психолог животных — эксперт в области поведения и социальных отношений между животными внутри сообщества и с внешними биологическими объектами (другими видами и отношениями с людьми).

Чем занимается зоотехник?

Традиционно при исследованиях жизни животных основное внимание уделялось их биологии, окружающей среде, в которой они обитают, и их взаимоотношениям с людьми и с людьми. Ситуация изменилась за последние несколько лет, когда психология превратилась в психологию животных.Есть два основных раздела психологии животных — практика и теория. В академических исследованиях психологи животных изучают, как животные взаимодействуют друг с другом (общинные группы, соперничающие группы, хищники и жертвы), их отношения с окружающей средой, а также с людьми и нашим собственным развитием. Они ближе к натуралистам, чем к большинству биологов. Некоторые исследователи и ученые могут путешествовать по миру, чтобы наблюдать за животными в их естественной среде обитания.

На практике психологи животных находят работу в зоопарках, заповедниках и других парках животных, чтобы наблюдать, изучать и пропагандировать благополучие животных.Зоопарки, в частности, переняли открытия психологии животных, внедрив программы обогащения, такие как игрушки и игры, а также простые головоломки для решения проблем, чтобы животные могли заработать закуски. Это возникло в результате обеспокоенности состоянием психического здоровья животных. Они также находят работу в ветеринарном секторе, занимаясь лечением психических заболеваний у животных вместе с теми, кто лечит физические недуги. В каждом случае психологи животных проводят наблюдения и разрабатывают план, ориентированный на психологическое благополучие животного.

Где работает зоотехник?

Психологи-животные найдут работу в одной из трех основных областей; Где они работают, часто зависит от характера их степени и от того, как они адаптируют ее к предполагаемому будущему карьерному пути.

Первым важным направлением является практика психологии животных. Они найдут работу в зоопарках и аквариумах, цирках, центрах дрессировки животных, приютах, центрах спасения животных и ветеринарных клиниках. Эти люди работают непосредственно с животными, дрессируют их, изучают и проходят курсы лечения.Некоторые из них работают по найму для домовладельцев, обучающих проблемных домашних животных и помогая животным пережить психологические трудности (например, проблемы со стрессом, тревогой и гневом у домашних животных, которые ранее подвергались жестокому обращению).

Вторая область — академические исследования, будь то разработка методов лечения для практикующих врачей или понимание психологии животных в интересах сохранения или поощрения экологических практик. Исследование поведения животных — традиционная область натурализма, особенно по отношению к другим видам.

Третий — в обучении, хотя в колледжах при университетах они могут частично совпадать с академическими исследованиями. Обучение помогает ветеринарам и исследователям следующего поколения получать знания и опираться на существующие исследования.

Какова средняя зарплата психолога-зоотехника?

Индустрия все еще растет без категории с BLS. В 2017 году сайты по трудоустройству и заработной плате Glass Door, Indeed, PayScale и другие сообщили, что средняя зарплата всех психологов в 2016 году составила 80 208 долларов.Психологам животных требуется такой же уровень образования, как и у психологов-людей, особенно когда они предлагают терапевтические и психологические услуги непосредственно пациенту. Однако диапазон заработной платы зависит от спроса и уровня способностей. Специалисты в области психического здоровья зарабатывают в среднем 45 567 долларов, а психиатры — 168 130 долларов.

Психология животных Работа и описание работы

Карьера в области психологии животных часто сочетает в себе элементы исследования животных и науки с элементами дрессировки животных.От изучения действий животного до изменения его поведения, у психологов-животных есть следующие должностные обязанности:

  • Наблюдать за поведением животных и записывать результаты
  • Изучать типичное и нетипичное поведение животных, как они взаимодействуют друг с другом и окружающей средой, а также методы изменения поведения животных
  • Собирайте результаты исследований и представляйте их в научных статьях, статьях или возможностях для выступления
  • Проведите обучающие программы для развития или поддержания желаемого поведения животных
  • Обучайте или читайте лекции студентов, изучающих поведение животных
  • Участвуйте в лабораторных исследованиях ткани, образцы или поведение животных
  • Сотрудничать с другими учеными в исследовательских проектах, включая изучение животных в их естественной среде обитания
  • Анализировать взаимодействие животных с людьми или другими животными для диагностики заболеваний или расстройств, таких как тревога или агрессия 900 31

Какова потребность в работе психологов-животных?

Конкретные данные по психологии животных в настоящее время отсутствуют в BLS, но спрос на всех психологов в настоящее время составляет 14%, и этот уровень будет поддерживаться до 2024 года, согласно последнему отчету, опубликованному в мае 2017 года.Однако психологи-животные могут обнаружить, что в их секторе это не так. Большая часть этого спроса будет связана с лечением и обследованием пациентов-людей. В BLS есть категория «Психология — все прочее», которая может включать психологию животных. Ожидается, что спрос в этом секторе вырастет примерно на 9%.

Какое образование необходимо для того, чтобы стать психологом животных?

Как и психологи, которые изучают и разрабатывают методы лечения человека, психологи-животные должны следовать определенному пути обучения, который включает в себя все основные элементы роли.Учащимся старших классов следует сосредоточиться на биологии, а также на психологии, если таковая имеется. Нет необходимости (и обычно невозможно) изучать психологию животных в средней школе. Математика и география жизненно важны для тех студентов, которые хотят совместить будущие занятия с экологическими. Окружающая среда может иметь большое влияние на психологию животных. Некоторые программы на получение степени могут потребовать химии, физики и других точных наук.

Типичными курсами бакалавриата, имеющими отношение к этому карьерному пути, являются психология, но студент должен изучать несовершеннолетние и факультативы в соответствующих вспомогательных областях, таких как биология, экология и зоология.Учащийся может поменять местами, изучая основные предметы по этим предметам, а второстепенные — в областях, связанных с психологией. Есть несколько растущих степеней психологии животных, но их пока недостаточно, поэтому рекомендуется более традиционный путь. Для большинства студентов для работы начального уровня требуется степень бакалавра.

Студенты обнаружат, что старшие исследовательские должности, руководство проектами, преподавание и практика открыты для тех, кто имеет степень магистра или доктора философии. Обычно ожидается, что студенты магистратуры напишут диссертацию, в то время как все чаще это ожидается и от студентов бакалавриата.Для выпускников докторантуры исследования в докторантуре являются жизненно важной частью вашей карьеры, и их можно ожидать до того, как вы начнете практиковать.

Степени, связанные с психологией животных

Какие общества и профессиональные организации есть у психологов-животных?

Поведение животных — это растущая область сохранения, для зоопарков, чтобы придерживаться улучшений в благополучии животных, и жизненно важно для наблюдения за поведением животных в дикой природе. Следующие организации обращаются к этой отрасли:

  • Animal Behavior Society : Эта американская организация продвигает исследования поведения животных среди беспартийных.Они придерживаются строгих научных стандартов для лучшего понимания животных.
  • Международное общество прикладной этологии : Этология — это изучение поведения животных в его отношении к другим видам, социальной организации и поведению, отношениям и окружающей среде. Эта профессиональная организация продвигает эту область исследований
.

Животный человек, Том. 1 Грант Моррисон

Помните те детские предупреждения?

Смотрите в обе стороны, прежде чем переходить улицу, иначе вас сбегут!

Подождите час после еды, прежде чем идти купаться; иначе; ты утонешь как камень и утонешь!

Не писай на электрический забор!

Хорошо, добавьте это:

Дети, будьте очень осторожны при чтении Гранта Моррисона!

Почему?

Читатель никогда не уверен, какого Моррисона они собираются получить?

Моррисон, парень, который любит комиксы, отдает дань уважения комиксам и персонажам комиксов из прошлого и в то же время заново изобретает, сказал ch

Помните те детские предупреждения?

Смотрите в обе стороны, прежде чем переходить улицу, иначе вас сбегут!

Подождите час после еды, прежде чем идти купаться; иначе; ты утонешь как камень и утонешь!

Не писай на электрический забор!

Хорошо, добавьте это:

Дети, будьте очень осторожны при чтении Гранта Моррисона!

Почему?

Читатель никогда не уверен, какого Моррисона они собираются получить?

Моррисон — парень, который любит комиксы, отдает дань уважения комиксам и персонажам комиксов из прошлого и в то же время заново изобретает этих персонажей уникальными, юмористическими и развлекательными способами.Моррисон, способный передать какое-то всеобъемлющее сообщение, не ударив читателя по лицу.

OR

Моррисон, парень, который предполагает, что он продвигает искусство комиксов, но на самом деле видит, как далеко он может засунуть свою задницу / Моррисон, который пишет, как будто он только что оторвался от двухнедельного запоя в местное опиумное логово.

Эта книга относится к концу 80-х, когда DC пытался вдохнуть новую жизнь в малоизвестных персонажей с помощью таких парней, как Алан Мур, Нил Гейман и Моррисон.Моррисон, судя по биографии в этом томе, не слишком много сделал для мейнстрима комиксов, за исключением своего знаменитого Doom Patrol, Vol. 1: Ползание с места обломков и заброшенный Batman: Arkham Asylum — серьезный дом на серьезной земле.

Человек-животное (он же Бадди Бейкер) был довольно малоизвестным персонажем, пока его не возродил Моррисон. Его сила — он может поглощать способности животных, находящихся в непосредственной близости, но только на короткое время. Он женат, имеет детей, что в некоторой степени уникально для супергероя, и его нынешний статус супергероя неясен.Он хочет быть полноценным супергероем, но у него также есть обязанности перед своей семьей.

Итак, мы обнаруживаем, что он использует свою силу, чтобы … спасти кошку с дерева.

Первая сюжетная арка обнаруживает, что Моррисон в значительной степени находится на вершине своей игры — смешивая сюжет, связанный с незаконными экспериментами на животных…

У нас не будет обезьяны на обед. Или мясо.

… Б’Вана Чудовище (версия Тарзана в DC)…

… Супермен, заскочивший за чашкой кофе, но на самом деле, едва выпивший…

… и Бадди пытается найти свое место в эшелоне супергероев.

Его принимают за Аквамена, что, честно говоря, настолько низко, насколько это возможно.

Следующий самостоятельный выпуск — главное топливо для ненавистников Моррисона.

Если журнал Rolling Stone хвалит этот выпуск (он наклеен на обороте этого тома. Крупными буквами), то это справедливое предупреждение, что Моррисон ускоряет его.

В двух словах: Хитрый Э. Койот подражает Иисусу.

В остальной части тома Animal Man вставлены в различные события DC.

Включая Вторжение Ястребов

Основные моменты из оставшейся части этого фолианта включают:

Визит Мастера Зеркал, ммм, по причинам:

Миссис Человек-Животное делает шаг, блестящий ореховый мешок:

Встреча со злодеем Золотого века:

Марсианский Охотник навещает…

… и помогает сыну Человека-Животного с проблемой издевательств.

Элегантное решение, изменяющее форму Martian Manhunter:

(см. Спойлер) [ (скрыть спойлер)]

Бегите домой и переоденьте шорты, панк-хулиганские хулиганы !!

Итог : Здесь есть что-то и для любителей, и для ненавистников Моррисона — несколько ловких, остроумных забавных приключений супергероев и несколько головокружительных сочинений на большую тему.

Ваша ставка.

Округленные три с половиной звезды. [«Br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br» ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]>

.

Два урока о животных и человеке Гилберта Симондона

Симондон

Гилберт Симондон (1924–1989), возможно, был одним из самых оригинальных и новаторских мыслителей современной французской философии. Работа Симондона, ученика Мориса Мерло-Понти, оказала влияние на самые разные дисциплины, от философии и антропологии до медиа и кибернетики. Как описывает Эйслинн О’Доннелл: «На одной странице он может описать электрическое поле, на другой подробно рассказать о происхождении кристалла, а на другой — о тревоге, страданиях и духовности.’

Несмотря на то, что он доступен на французском языке, только одна из его основных работ, О способе существования технических объектов , была опубликована на английском языке (хотя готовящийся к выходу перевод его основной диссертации Индивидуализация в свете понятий формы и Информация , планируется выпустить этим летом). Для многих из нас, кто знаком с его работами через Жиля Делеза или Бернара Стиглера, очень жаль, что мыслитель, оказавший такое влияние на некоторых из самых важных философов нашей эпохи, все еще остается недоступным для стольких читателей.

Тем не менее, в «Двух уроках о животных и человеке» мы имеем две лекции, которые Симондон прочитал как введение к курсу «общей психологии» в Университете Пуатье в 1963-1964 гг. для перевода на английский язык. По словам О’Доннелла, эта книга представляет собой «чудесный танец сквозь века философии», в котором излагается диалектическая история постоянно развивающихся идей человека о различиях между человеком, животными и растениями с древности до 17 века.

После аккуратного вступления Жана-Ива Шато, который пытается осветить эту книгу в более широком контексте работы Симондона по психической и коллективной индивидуации (что я здесь не буду вдаваться в подробности), мы подходим к первому уроку: античности.

Античность

Сократ и Платон

В этой главе Симондон прослеживает мысли человечества о животных и человеке от Пифагора, Платона и Аристотеля до стоиков.Симондон утверждает, что досократики, что довольно интересно, не считали человеческую душу принципиально отличной по природе от душ животных или даже от растительной жизни. Фактически, все живые существа обладают жизненной сущностью, которая подразумевает, что важное различие проводится не между людьми, животными и растениями, а просто между всеми живыми и неживыми существами. Здесь мы можем увидеть некоторые проблески работы Симондона по индивидуации, которые начинают просвечивать.

В любом случае, то, что раскрывается этой историей, является основой для частично примитивной веры в переселение душ у истоков нашей западной цивилизации, что подразумевает, что душа не является собственно индивидуальной реальностью.Душа индивидуализирует себя в течение определенного периода времени под видом определенного существования, но до этого существования она знала другие существования, а после этого существования она могла испытать еще больше. (стр.34)

Он утверждает, что эта идея была неизменной чертой мышления в древности до времен Сократа и Платона. Именно Сократ в трудах Платона первоначально провел различие между животным инстинктом и человеческим разумом; в особенности между nous (разум), thumos (сердце, elan) и epithumia (желание).Платон утверждал в «Тимее», что человека следует рассматривать как центр вселенной. Следовательно, именно в процессе «обратной эволюции» Человека все другие формы существования по существу деградировали. Мы могли бы представить эволюционное древо с Человеком на вершине, за которым следуют женщины, животные и, наконец, растения:

У истока был человек, который является наиболее совершенным и который проявляет в себе все элементы, которые позволили создать путем деградации разные виды. … Эта идея из «Тимея», в некотором смысле чудовищная и в каком-то смысле гениальная, является первой теорией эволюции в западном мире.Только это обратная теория эволюции. (стр. 39-40)

Итак, для Симондона взгляды от Пифагора до Платона можно по существу рассматривать как «аксиологические и мифологические», однако важный диалектический сдвиг от этого образа мышления произошел через Аристотеля.

Аристотель

Аристотель был первым мыслителем античности, сформулировавшим теорию человека, животных и растений, которая была «объективной натуралистической доктриной наблюдения», а не предыдущими мифологическими или аксиологическими доктринами.Аристотель заметил, что растительность уже содержит душу, которая связана с функциями развития и роста, т.е. растения берут что-то из почвы, воздуха и света, чтобы обеспечивать себя питанием, но они также воспроизводят; их функции развития являются функциями роста, но также и воспроизводства.

Посредством этого наблюдательного понимания растительной жизни в связи и через взаимосвязь между жизненными функциями Аристотель основал новый способ сравнения сходств и различий между человеческим, животным и растительным миром.Но, что важно, он также увидел, что между этими тремя мирами существует понятие эквивалентности; хотя у каждого вида есть свои собственные определяющие характеристики (которые в случае человека были бы разумными), мы должны признать, что «существуют преемственности и функциональные эквиваленты внутри различных уровней организации между различными моделями живых существ». Например, Растения — это функциональная аналогия инстинкту у муравьев, поскольку привычка у животных аналогична человеческому благоразумию.

Стоики

Однако, прослеживая эту диалектику еще раз, мы подходим к стоикам, которые вернулись к этическим основам, заложенным Сократом и Платоном:

По сути, стоики отрицают разум животных и развивают их. теория инстинктивной активности животных.Они противопоставляют человеческие функции свободы, рационального выбора, рациональности, знания и мудрости животным характеристикам, проистекающим из инстинкта. … Они хотят показать, что человек — это существо отдельно от остальной природы. (стр.52-53)

Другими словами, они противопоставили интеллект инстинкту, снова поместив интеллект или рассудок на более высокий план. Таким образом, хотя животные могут превосходить человека по своим атрибутам и инстинктам, которые специально приспособлены к выживанию в природе, человек превосходит животных в силу своего разума.Итак, со стоиками мы имеем:

… понятие инстинкта, [которое] по существу состоит из автоматизма. То, что делает животное, похожее на человека, оно делает инстинктивно. Что бы это ни было, человек делает это разумно. Следовательно, человек по своей природе отличается от животных и растений. (стр.55)

Однако в конце античности Симондон отмечает, что мы остались с наследием, в котором, несмотря на противоположность человеческого разума и животного инстинкта, тем не менее, «то, что происходит в человеке и что происходит у животных, сопоставимо … не идентичны, но сопоставимы » (стр.58).

Христианство и картезианство

Во втором уроке своей книги «Два урока о животных и человеке» Гилберт Симондон начинает прослеживать то, что он считает началом существенного разрыва с античным мышлением, которое проявилось в виде заметного сосредоточения на духовности. в частности христианство и развитие картезианства. В течение этих лет такие мыслители, как св. Августин, Декарт и Мальбранш, работали над идеей о том, что человеку свойственна особая «внутренняя сущность», которая тем самым отделяет его от животной жизни:

…. вмешательство доктрины духовной деятельности, начиная с христианства, но еще более глубоко внутри картезианства, составляет дихотомическую оппозицию, оппозицию, которая утверждает две различные природы, а не просто два уровня. (стр.59)

Апологеты св. Фомы

Симондон отмечает, что апологеты, Татиан, Арнобий и Лактантий, были озабочены созданием «чрезвычайно мощного этического дуализма», который будет стремиться установить христианскую этику не только между животное и человек, но между христианами и нехристианами.Святой Августин подтвердил идею о том, что животные имеют души, сравнимые с людьми, но для святого Августина это «чувствительные души»; души, которые могут страдать и мечтать, но по сути действуют исключительно инстинктивно. Святой Фома также отрицал концепцию разума в животной жизни, но утверждал, что животные в некотором отношении имеют намерения, то есть «отдаленные цели, ради которых они работают и которые сознательно воспринимаются ими».

Возрождение

Затем, в период Возрождения, произошло «обновление отношений между психикой животного и человека».Симондон утверждает, что этот интерес был вызван желанием отомстить за дуализм апологетов, чтобы восстановить важность животной Психеи, «чтобы преподать нам уроки». Джордано Бруно описывает всеобъемлющую теорию анимации, из-за которой Симондон называет его «одним из самых могущественных философов Возрождения»:

Согласно его доктрине, анимация, то есть жизнь, не просто факт для существа на уровне жизни, как мы ее знаем, но также может быть фактом для звезд … жизнь может существовать в элементах, в существование которых мы не верим … В этом отношении несомненно, что животные … не должны считаться низшими существа или карикатуры на человека.(с.67)

Святой Франциск Ассизский поднял эту тему гармоничного единства, постулируя понятие Великого Существа. Животные являются частью всего Творения и, таким образом, по-своему поклоняются и чтят Бога. Монтень также отверг дуализм животного и человека и, таким образом, принял монистическую точку зрения, заметив, что все психические способности животных такие же, как и у человека. По мнению Монтеня, животные превосходят всех, потому что им не нужно ставить вопрос о том, что выбрать, поскольку они действуют исходя из инстинкта, инстинкта, который не может ошибаться.

Тем не менее, этот ход сигнализирует о сломе прежнего мышления; заявляя, что животные не должны ставить вопрос о знании, предполагается, что рациональность фундаментально отличается от инстинкта, который, по словам Симондона, «является дверью к дуализму», который приведет нас к Декарту и Мальбраншу.

Декарт и Мальбранш

… согласно Декарту, животные не обладают ни разумом, ни инстинктом. Животное — это машина, автомат … Декарт был первым, кто сказал, что поведение животных не является инстинктивным … оно механическое.(стр.73)

Итак, как описывает Симондон, животные действуют не из инстинкта, что, по крайней мере, может быть сравнимо с человеком, а из чистого автоматизма тела; они не действуют на психологической частоте больше, чем машины. Таким образом, животные — res extensa, без сознания и без внутренней сущности, тогда как люди — res cogitans.

Точно так же Мальбранш принял картезианскую доктрину в одной из самых строгих форм, он утверждает, что животные не могут страдать, желать или знать что-либо вообще, однако он предлагает трогательное теологическое объяснение этому:

…. животные не могут страдать, потому что боль является результатом первородного греха, и нигде не сказано, что животные съели запретный плод, и в результате животные не могут страдать, это было бы несправедливо по отношению к ним, потому что они не совершили этот грех . (стр.77)

Для Симондона эта доктрина «чрезмерна, причудлива, скандальна», однако он утверждает, что именно картезианство диалектически проложило путь науке XIX-XX веков к изучению человеческого поведения. Декарт был необходимой ступенькой для нашего современного понимания животного мира (которое, конечно, до сих пор широко обсуждается).

Буссе и Лафонтен

Симондон завершает кратким описанием этих двух менее известных мыслителей. Буссе, немецкий теолог, яростно выступал против картезианства, заявляя, что «Человек — животное. У нас есть опыт того, что находится внутри нас и что происходит из размышлений и разума. Самое великое, самое полное существо — это человек. А человек — животное ». Этот аргумент по существу пытается примирить картезианство с мышлением святого Фомы.

Ла Фонтен также защищал животный мир своими сказочными стихотворениями, считая его нарушенным систематическим мышлением, и Симондон цитирует значительную часть своего стихотворения «Обращение к мадам де ла Саблиер», которое можно найти здесь.

Итак, то, что мы имеем в этой короткой книге, — это критика понятия, что «что новее, лучше», и идея о том, что мы стали свидетелями прогресса в человеческом мышлении в отношении взаимоотношений между животными и людьми, серьезно оспаривается этим диалектическое путешествие; путешествие, которое исследует и критически и творчески подвергает сомнению фундаментальные предположения, лежащие в основе формирования концепций как в психологии, так и в философии, раскрывая истории и влияния, которые в некоторых случаях обе дисциплины могли изначально игнорировать.

Очень жаль, что работы Симондона не переведены на английский язык, но эта книга дает нам небольшое представление о сознании одного из самых недооцененных мыслителей 20 века.

.

Чем занимается психолог-зоотехник? (с иллюстрациями)

Психолог-зоотехник хорошо разбирается в психической жизни и поведении животных. Он или она может помочь диагностировать болезни животных или указать на странное поведение. Во многих случаях психологи-животные помогают в решении или, по крайней мере, облегчении симптомов определенных заболеваний или проблем со здоровьем у животных. Зоопарки и домовладельцы часто нанимают животных-психологов для решения неприятных проблем с животными или оценки жизненных ситуаций животных для определения потенциальных проблем и стрессов.Требования к образованию сильно различаются в зависимости от работы, но обычно требуется высшее образование.

Психологи животных помогают диагностировать расстройства и странное поведение животных.

Государственные учреждения и компании иногда нанимают психологов-животных для изучения воздействия внешних факторов на естественное поведение животных.Например, организация, изучающая лекарство и интересующаяся его воздействием на животное, может нанять психолога-животного. В этом случае перед животным психологом стоит задача определить, как внешний фактор влияет на нормальное уравнение. Однако вызывающие озабоченность внешние факторы не ограничиваются лекарствами и болезнями. Организации часто заинтересованы в том, чтобы следить за определенными популяциями животных, чтобы гарантировать, что их поведение не выходит за рамки нормы.

Психолог может оценить жизненные ситуации животных, чтобы определить потенциальные стрессы, которые способствуют ненормальному поведению животного.

Психолог животных может работать как специалист по поведению животных, чтобы решать обычные проблемы домашних животных. Застенчивые или потенциально агрессивные собаки, кошки с навязчивыми проблемами жевания и подобные проблемы с животными оцениваются и решаются психологом. В общем, это одна из наименее прибыльных профессий, которые могут выполнять психологи-зоотехники, если только их усилия не приведут их к телешоу или съемкам фильма.Уровень образования, необходимый для получения такой работы, варьируется.

Психолог-зоотехник может оценить потенциально агрессивных собак.

Иногда зоопсихолог работает с зоопарком или другим учреждением, где содержатся животные, чтобы убедиться, что у животных здоровая окружающая среда.Например, психологи по домашним животным обычно разбираются в том, какие среды безопасны и свободны от стресса для определенных типов животных. Кроме того, перед психологами животных часто ставят задачу сделать среду обитания животных более стимулирующей и здоровой для животных, которые в ней живут. Иногда это подразумевает использование знаний о естественных привычках питания животного, чтобы сделать кормление животного более естественным в искусственной среде.

Требования к образованию, чтобы стать психологом-животным, часто различаются в зависимости от конкретной работы, которую человек хочет выполнять.Степени бакалавра иногда достаточно, чтобы устроиться на работу психологом-животным. Однако по большей части работа в области психологии животных требует степени магистра или доктора. В этой области изучаются многие области психологии животных, в том числе несколько наук. Сравнительная психология, социология и зоология — это лишь некоторые из основных областей, на которых будущие психологи-животные фокусируются в школе.

Психологи знают, как сделать окружающую среду более стимулирующей и здоровой для животных, которые в ней живут..

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.