Книга франкенштейн: Читать бесплатно электронную книгу Франкенштейн, или Современный Прометей (Frankenstein: or, The Modern Prometheus). Мэри Уолстонкрафт Шелли онлайн. Скачать в FB2, EPUB, MOBI

Содержание

Читать онлайн электронную книгу Франкенштейн, или Современный Прометей Frankenstein: or, The Modern Prometheus — ПОСЛЕСЛОВИЕ бесплатно и без регистрации!

«Франкенштейн» – выдающийся памятник мировой литературы. Факт, бывший аксиомой еще лет двадцать назад, в наши дни вдруг обрел статус теоремы, которую надо доказывать и доказывать. На той, по крайней мере, территории, на которой выпало жить и думать нам, то есть в России.

Это обстоятельство от начала до конца противоестественно. И от начала до конца продиктовано сиюминутными причинами. Они потеряют свою ценность и кажущийся глубокий смысл очень скоро. Но пока родная наша страна – безликая территория, люди живущие в ней – народонаселение, а несомненные культурные ценности – сомнительны, и потому невольно приходится иметь в виду весь этот абсурд, когда пытаешься что-то сделать или сказать.

И там не менее, тем не менее… «Франкенштейн» выдающийся памятник мировой литературы. Без знания этого романа невозможно составить полное и объективное представление об извилистых путях, которыми движется человечество в пустоте и холоде Космоса. Идеи, положенные в основу «Франкенштейна», странным образом созвучны не только тем далеким дням, когда роман писался, не только нашим и будущим после нас дням, но и дням, предшествовавшим его появлению на свет.

В этом произведении запечатлена вечная трагедия несовместимости живого и трепетного дыхания жизни и искусственных (пусть и искусных!) подделок под нее.

КТО ТАКАЯ МЭРИ ШЕЛЛИ

Создательнице литературного произведения «Франкенштейн» и образа Франкенштейна, вот уже почти двести лет являющегося своеобразным символом, было девятнадцать лет. Она родилась в семье известных английских писателей конца ХVIII века Уильяма Годвина и Мэри Уолстонкрафт, бывших в свое время «властителями дум» английского общества. Среди учеников Уильяма Годвина числились выдающиеся поэты У. Вордсворт и С. Кольридж, что о многом говорит. Мэри Уолстонкрафт прославилась пропагандой женского равноправия. Она умерла через несколько дней после рождения дочери, навсегда оставшись для той предметом поклонения. Так же, как и отец, написавший в 1793 году, за четыре года до рождения Мэри, «Исследование о политической справедливости», оказавшее огромное влияние на многих культурных людей его эпохи.

«Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимающих видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве, – отмечала позднее М. Шелли. – Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было „писать разные истории“.

Ее детство прошло в сельской местности, в Шотландии. Уильям Годвин женился во второй раз. Ему приходилось заниматься унизительной и изматывающей литературной поденщиной, чтобы прокормить многочисленную семью: Мэри, ее старшую сестру Фанни (внебрачную дочь Мэри Уолстонкрафт), сына и дочь второй миссис Годвин от первого брака, малолетнего Уильяма – плод его любви со второй миссис Годвин.

Он в то время уже не походил на «властителя дум». Многие старые друзья отвернулись от него. Зато появились новые. В их числе юный наследник баронетского титула и изрядного состояния Перси Биши Шелли, которому вскоре, наряду с Байроном, суждено было занять одно из первых мест в английской поэзии.

Роман между Шелли и шестнадцатилетней Мэри был бурным и изобиловал теми переживаниями и приключениями, что свойствены романтичному началу XIX века и что кажутся в наши дни неестественными и нарочитыми.

Свидания, назначавшиеся у могилы Мэри Уолстонкрафт. Побег из отцовского дома вместе с Клер Клермонт, дочерью второй миссис Годвин. Преследования Хэрриет Вестбрук, жены Шелли, дочки трактирщика, на которой тот женился совсем юным.

Они не только «писали разные истории», но и жизнью своей иллюстрировали правдоподобие этих историй, сколь ни невероятными казались бы те постороннему глазу. Поэзия и трагедия в равной степени отмечали их реальную жизнь – продолжение выдуманной.

Отравилась Фанни. Утопилась Хэрриет. Шелли лишили отцовских прав на его с Хэрриет детей. Стала любовницей Байрона и родила от него дочь Клер Клермонт.

И на этом фоне совсем другая жизнь!

Байрон пишет «Чайльд Гарольда». Шелли создает несколько поэм. Его юная жена тоже пробует себя в литературе.

Обыденность изо всех сил старается сделать из них «обычных» людей, но они успешно рвут ее путы, равняя свои дела и мысли по звездам.

КАК ПОЯВИЛСЯ «ФРАНКЕНШТЕЙН»

Летом 1816 года Шелли приехали в Швейцарию. Их соседом оказался Байрон. Из-за «дождливой и ненастной погоды, стоявшей почти все лето, они вынуждены были большую часть времени проводить дома. Чтобы развлечься, Байрон предложил, чтобы каждый из них – Шелли, Мэри, сам Байрон и его лечащий врач Полидори – сочинил какую-нибудь страшную историю. Кроме Мэри, никто из них условий игры не выполнил. Впрочем, и у Мэри поначалу ничего не получилось. А как выкристаллизовалась у нее счастливая идея „Франкенштейна“ она рассказала пятнадцать лет спустя, готовя книгу для серии „Образцовые романы“:

«Лорд Байрон и Шелли часто и подолгу беседовали, а я была их прилежным,– но почти безмолвным слушателем. Однажды они обсуждали различные философские вопросы, в том числе секрет зарождения жизни и возможность когда-нибудь открыть его и воспроизвести „…“ Пока они беседовали, подошла ночь; было уже за полночь, когда мы отправились на покой. Положив голову на подушки, я не заснула, но и не просто задумалась. Воображение властно завладело мной, наделяя являвшиеся мне картины яркостью, какой не обладают обычные сны. Глаза мои были закрыты, но я каким-то внутренним взором необычайно ясно увидала бледного адепта тайных наук, склонившегося над созданным им существом. Я увидела, как это отвратительное существо сперва лежало недвижно, а потом, повинуясь некоей силе, подало признаки жизни и неуклюже задвигалось. „…“ Я не сразу прогнала ужасное наваждение; оно еще длилось. И я заставила себя думать о другом. Я обратилась мыслями к моему страшному рассказу – к злополучному рассказу, который так долго не получался!

О, если б я могла сочинить его так, чтобы заставить и читателя пережать тот же страх, какой пережила я в ту ночь!

И тут меня озарила, мысль, быстрая как свет и столь же радостная: «Придумала! То, что напугало меня, напугает и других; достаточно описать призрак, явившийся ночью к моей постели».

Она этот призрак успешно описала. Да так ярко и впечатляюще, что с 1818 года, когда «Франкенштейн» был впервые опубликован, человечество поражается ему.

* * *

Мэри Шелли прожила долгую и не очень счастливую жизнь. Умерла она в 1851 году. Написав до «Франкенштейна» несколько произведений, она и после него продолжала заниматься литературным трудом, опубликовав в 1826 году еще один фантастический роман – «Последний человек». Однако только «Франкенштейну» суждено было стать явлением мировой культуры. Почему? В чем секрет?

Однозначных и легких ответов нет. Каждая эпоха по-своему отвечает на эти вопросы. Более того, на разных географических широтах в одно и то же время ответы звучат по-разному.

Технологическую, так сказать, сторону своей удачи Мэри Шелли исчерпывающе объяснила сама:

«Творчество состоит в способности почувствовать возможности темы и в умении сформулировать вызванные ею мысли».

Явившийся в полуяви полусне летом 1816 года призрак в этом смысле М. Шелли «использовала» сполна! Однако «Франкенштейн» не остался «романом ужасов», каковых было десятки до него и каковых появилось сотни после. В том числе и в качестве подражания «Франкенштейну».

Почему? В чем секрет?

Повторим: однозначных и легких ответов нет. Но один из вариантов ответа, кажется, звучит так: Мэри Шелли удалось, «почувствовав возможность темы», запечатлеть становление характера ученого всех времен и народов, современного Прометея; она прозорливо увидела болевую точку, угадала неразрешимое и вечное противоречие, которое сопровождает человечество на всем его пути из бесконечности в бесконечность – вражду материального и духовного, «весьма мизерной реальности» и «величественных химер», кои мнятся смыслом жизни до тех пор, пока не приближаешься к ним…

Александр Ефимов

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.ru

Написать рецензию к книге

Все книги автора

Эта же книга в других форматах

Читать Франкенштейн онлайн (полностью и бесплатно)

Во все времена человек стремился разгадать тайну жизни и смерти, почувствовать себя творцом — создать себе подобных искусственным путем, реанимировать бездыханную плоть, собрать по частям новое тело. Одно из самых знаменитых воплощений этой идеи принадлежит перу Мэри Шелли, подарившей миру уникального персонажа, чье имя давно уже стало нарицательным. История о Франкенштейне, талантливом ученом, сотворившем злую силу, с которой он сам не сумел справиться, спустя почти двести лет остается классикой научной фантастики и хоррора. Роман был многократно экранизирован и вдохновил других писателей на создание собственных оригинальных сюжетов, затрагивающих эту поистине неисчерпаемую и неустаревающую тему. В данной антологии представлены работы таких мастеров, как Роберт Блох, Рэмси Кэмпбелл, Пол Макоули, Ким Ньюмен и многих других. А открывает сборник бессмертное произведение Мэри Шелли, чтобы напомнить читателю, с чего все началось…

Содержание:

  • Он живой! 1

  • МЭРИ ШЕЛЛИ — Франкенштейн, — или Современный Прометей 1

  • РЭМСИ КЭМПБЕЛЛ — Иная Жизнь 41

  • РОНАЛЬД ЧЕТВИНД ХЕЙС — Творец 42

  • БЭЗИЛ КОППЕР — Лучше умереть 46

  • НЭНСИ КИЛПАТРИК — В мире чудовищ 49

  • РОБЕРТ БЛОХ — Глиняные человечки 51

  • ДЭНИЕЛ ФОКС — El sueño de la razón 54

  • МЭНЛИ УЭЙД ВЕЛЛМАН — Pithecanthropus Rejectus 58

  • ДЖОН БРАННЕР — Равносильно убийству 60

  • ГАЙ СМИТ — Последний поезд 62

  • ПИТЕР ТРИМЕЙН — Собака Франкенштейна 65

  • ГРЭМ МАСТЕРТОН — Воссозданная мать 76

  • АДРИАН КОУЛ — Наследство Франкенштейна 79

  • ДЕННИС ЭТЧИСОН — Предел 84

  • ЛИЗА МОРТОН — Папулин монстр 87

  • КАРЛ ЭДВАРД ВАГНЕР — Глубинное течение 89

  • РОБЕРТА ЛЭННЕС — Совершенная Женщина 96

  • ДЭВИД ШОУ — Последний выход сыновей шока 100

  • БРАЙАН МУНИ — Чандира 105

  • КИМ НЬЮМЕН — Рай для комплетиста 110

  • ПОЛ МАКОУЛИ — Искушение доктора Штейна 113

  • МАЙКА МАРШАЛЛ СМИТ — Получать лучше 118

  • ДЭВИД КЕЙС — Тупик 120

  • ДЖО ФЛЕТЧЕР — Франкенштейн 148

  • Примечания 148

ЛУЧШЕЕ: Франкенштейн

Он живой!

Франкенштейн… Одно его имя пробуждает образы разоренных могил, тайных лабораторий, невероятных экспериментов и восставших мертвецов. На страницах этой антологии сумасшедший доктор и его безумные последователи опять погружаются в Тайны Жизни, научная фантастика переплетается с хоррором и самый знаменитый в мире монстр оживает вновь.

И создатель, и чудовище родились в воображении Мэри Шелли летом 1816 года во время ее пребывания в Швейцарии. Вместе со своим возлюбленным Перси Биши Шелли, доктором Джоном Полидори и лордом Байроном, который жил по соседству на берегу Женевского озера, восемнадцатилетняя Мэри решила попробовать написать страшную историю. По настоянию Перси она развила эту историю до полноценного романа, и год спустя «Франкенштейн, или Современный Прометей» был анонимно опубликован.

Произведение имело огромный успех, и к 1823 году в Лондоне было осуществлено не менее пяти различных постановок. В 1910 году состоялась первая экранизация романа, в которой Чарльз Огл изображал бесформенное создание. По крайней мере еще два фильма были выпущены до того, как на роль чудовища в фильме Джеймса Уэйла «Франкенштейн» 1931 года киностудия «Universal» утвердила в то время еще не очень известного Бориса Карлоффа. Благодаря прямоугольной голове актера, мертвенной бледности и характерным винтам в шее (а также гриму маэстро Джека Пирса) это трогательное воплощение монстра запомнилось многим.

Карлофф сыграл в двух продолжениях, но устал от этой роли. Однако «Universal» сняла еще пять серий. Лон Чейни-младший, Бела Лугоши и Гленн Стрэйндж по очереди примеряли характерный грим, пока наконец не вышел фильм «Эбботт и Кастелло встречают Франкенштейна» («Abbott and Costello meet Frankenstein»), который привел сериал к несколько запоздалому заключению.

Борис Карлофф исполнил роль создателя в фильме «Франкенштейн-1970» (1958) и в последний раз появился в образе чудовища в сериале «Шоссе 66» («Route 66») в начале 1960-х. Однако бессмертное творение Мэри Шелли продолжало жить в многочисленных малобюджетных постановках о Франкенштейне, его бесконечных отпрысках и последователях.

В 1957 году британская киностудия «Hammer Films» возродила персонажей, на этот раз в цвете, в фильме «Проклятие Франкенштейна» («The Curse of Frankenstein»). Однако вместо того, чтобы повествовать о деяниях чудовища, шесть слабо связанных между собой фильмов сосредоточены на фигуре барона в исполнении Питера Кашинга и его неудавшихся экспериментах. После этого было еще много художественных и телевизионных постановок, и образ, созданный Робертом де Ниро в фильме Кеннета Браны «Франкенштейн Мэри Шелли» («Магу Shelley’s Frankenstein», 1994), наверняка не является последней интерпретацией.

Также было много литературных продолжений романа Мэри Шелли, от палп-цикла Дональда Глата «Новые приключения Франкенштейна» («The New Adventures of Frankenstein») до экранизированного в 1990 году «Освобожденного Франкенштейна» («Frankenstein Unbound») Брайана Олдиса, где Шелли и ее персонажи сосуществуют в альтернативном мире. Спустя годы для многих людей имена чудовища и его создателя стали синонимами (чему есть объяснение: можно сказать, что эти двое представляют собой ипостаси одного и того же человека).

В антологии «Франкенштейн» впервые собраны под одной обложкой стихотворение и двадцать три будоражащие истории о проклятом создании, чтобы каждый читатель смог найти что-нибудь для себя. Здесь есть классические произведения из палп-журналов, принадлежащие перу Роберта Блоха и Мэнли Уэйда Веллмана, современные шедевры Рэмси Кэмпбелла, Денниса Этчисона, Карла Эдварда Вагнера, Дэвида Шоу и Рональда Четвинда-Хейса, а также произведения, специально написанные для данной антологии Грэмом Мастертоном, Бэзилом Коппером, Джоном Браннером, Гаем Смитом, Кимом Ньюменом, Полом Макоули, Робертой Лэннес, Майклом Маршаллом Смитом, Дэниелом Фоксом, Адрианом Коулом, Нэнси Килпатрик, Брайаном Муни и Лизой Мортон.

В сборнике также представлены три крупных произведения: «Собака Франкенштейна» Питера Тримейна, «Тупик» Дэвида Кейса и в качестве бонуса полный, без каких-либо сокращений, текст шедевра Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей».

Итак, электрические бури бушуют над головой, генераторы запущены, а под простыней холодная материя ожидает пробуждения к жизни. Пора нажать на рычаг и открыть то, что человек никогда не должен был узнать…

Стивен Джонс

Лондон, Англия

МЭРИ ШЕЛЛИ
Франкенштейн,
или Современный Прометей

Мэри Уолстонкрафт Шелли (1797–1851) родилась в Лондоне и была единственным ребенком в семье писателя-романиста и политического философа Уильяма Годвина и феминистки Мэри Уолстонкрафт, умершей через десять дней после рождения дочери. В 1814 году, еще будучи подростком, Мэри сбежала в Европу с английским поэтом Перси Биши Шелли и в итоге вышла за него замуж в декабре 1816 года. В том же году она написала первоначальную версию представленного ниже романа.

Перу Шелли принадлежит еще несколько романов, которым, однако, не удалось повторить успех «Франкенштейна», среди них «Вальпега» («Valperga», 1823), «Последний человек» («The Last Man», 1826) (повествующий о единственном выжившем после чумы будущего, уничтожившей все население земли), «Судьба Перкина Уорбека» («The Fortunes of Perkin Warbeck», 1830), «Лодор» («Lodore», 1835) и «Фолкнер» («Falkner», 1837). В 1844 году Шелли опубликовала путевые очерки «Прогулки по Германии и Италии» («Rambles in Germany and Italy»), благосклонно принятые публикой. Уже после смерти писательницы Ричард Гарнетт выпустил сборник ее малой прозы «Истории и рассказы» («Tales and Stories», 1891), а в 1877 году была издана повесть «Наследник Мондольфо» («The Heir of Mondolfo»).

В предисловии к изданию «Франкенштейна» 1831 года Мэри Шелли вспоминает, как у нее зародилась идея этого произведения: «Положив голову на подушки, я не заснула, но и не просто задумалась. Воображение властно завладело мной, наделяя являвшиеся картины яркостью, какой не обладают обычные сны. Глаза мои были закрыты, но каким-то внутренним взором я необычайно ясно увидела бледного адепта тайных наук, склонившегося над созданным им существом. Я увидела, как это отвратительное существо сперва лежало неподвижно, а потом, повинуясь некой силе, подало признаки жизни и неуклюже зашевелилось. Такое зрелище страшно, ибо что может быть ужаснее человеческих попыток подражать несравненным творениям Создателя?»

Спустя почти двести лет роман «Франкенштейн» остается классикой научной фантастики и хоррора.

Книга «Франкенштейн, или Современный Прометей»

Франкенштейн, или Современный ПрометейДобавить
  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

Скачать книгу (полная версия)

756 скачиваний

Читать онлайн

2 планируют, 1 прочитал

О книге «Франкенштейн, или Современный Прометей»

Летом 1816 года Мэри Шелли и её муж, английский поэт Перси Шелли, отдыхали в Швейцарии. Их соседом оказался лорд Байрон. Однажды, чтобы развлечься, Байрон предложил устроить состязание в написании страшных рассказов. Сюжет, сочинённый 19-летней Мэри, вырос в роман, который принёс ей мировую известность, стал отправной точкой научно-фантастической традиции и породил множество книжных, драматических и кинематографических адаптаций. …Молодой учёный Виктор Франкенштейн увлечён проблемой оживления материи. Ему удаётся вдохнуть жизнь в мёртвое тело и создать искусственного человека. Однако его творение оказывается безобразным монстром, который начинает преследовать своего создателя…

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Франкенштейн, или Современный Прометей» Шелли Мэри Уолстонкрафт бесплатно и без регистрации в формате epub, fb2, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Слишком много ошибок, но даже это не испортило книгу

5/5aelita9893

Книга не попадает в категорию книг, где «словам тесно, а мыслям просторно».

2/5ilvira.haidarova

Несомненно, «Франкенштейна» должен прочитать каждый уважающий себя книгоман и обычный человек, потому что это произведение поистине великое

5/5simonamartir

Что мне по-настоящему понравилось в этом романе, так это отношение автора к мести

4/5framboisepolly

Да уж, давно литературные произведения не вызывали у меня ТАКОЙ бури эмоций

5/5Alevtina_Varava

Фантазируя на эту тему, писательница создает оригинальный, динамичный сюжет, который, кроме всего прочего, обладает логичным, расставляющим все точки над «i» финалом

4/5Gal4enok

В общем, произведение великолепное, мне очень в свое время понравилось, и я настоятельно рекомендую его к прочтению

4/5Lily69

Помимо интересного и захватывающего сюжета, здесь также рассматривается тема одиночества

4/5Сабирзанова Арина

Читается легко, несмотря на то, что повествователь иногда меняется

5/5MarionDeLorme

Честно говоря, бралась за эту книгу с неохотой, так как не являюсь поклонницей фантастики

4/5Тяпугина Дарья

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги автора

Информация обновлена:

Мэри Шелли, Франкенштейн – читать онлайн полностью – ЛитРес

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2013

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2013

* * *

Между реальностью и химерой

Книга, которую вы держите в руках, – во многом уникальна. Написанная молодой девушкой холодным дождливым летом 1816 года на берегу Женевского озера, она поразила современников и со временем вошла в сокровищницу шедевров мировой литературы – и вовсе не потому, что была одним из многих «романов ужасов», которые создавались и раньше, и позже, в том числе и как подражания «Франкенштейну». Сама Мэри Шелли говорила, что то памятное лето было периодом, когда она «впервые перешагнула из детства в жизнь», а на этом рубеже юному существу порой открываются такие дали будущего и глубины человеческой души, которые недоступны более зрелым и опытным умам.

Мэри Шелли родилась в Лондоне в семье известного либерального философа, анархиста и атеиста Уильяма Годвина и одной из основательниц феминистского движения писательницы Мэри Уолстонкрафт. Ее мать умерла в родах, и овдовевший отец вскоре женился снова. Под его руководством Мэри получила блестящее образование, что для девушек того времени было большой редкостью. «Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимавших видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве, – писала она позднее. – Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было выдумывать разные истории».

С Перси Шелли, одним из величайших английских поэтов XIX века, которому в ту пору было двадцать два года, Мэри познакомилась во время его визита в книжный магазин Уильяма Годвина. Перси был женат, но несчастлив в браке, и его визиты к Годвинам участились. Летом 1814 года он и Мэри, которой только что исполнилось шестнадцать, бежали во Францию. Однако, вернувшись спустя несколько недель, влюбленные были глубоко поражены тем, что Уильям Годвин, известный своими свободными взглядами, не пожелал видеть ни дочь, ни ее избранника. Во время этой недолгой поездки Перси близко сошелся с уже знаменитым в то время поэтом Джорджем Байроном, что во многом и определило его судьбу и судьбу Мэри.

Утешением для нее стали литературный труд и пылкая любовь к Шелли, которую она пронесла через всю свою жизнь. В то время она еще не подозревала, какие разочарования и трагедии ей предстоит пережить. Перси исповедовал «свободную любовь», отрицал супружескую верность, тогда как его возлюбленная придерживалась гораздо более традиционных взглядов.

В мае 1816 года Мэри и Перси Шелли отправились в Женеву. Это лето они рассчитывали провести в обществе Джорджа Байрона. Остановившись в деревне Колоньи вблизи Женевского озера, Шелли сняли скромный дом неподалеку от виллы Байрона, на самом берегу. Молодая женщина оказалась в окружении «властителей дум» своего времени, двух крупнейших поэтов эпохи, двух причудливых и невероятно сложных характеров, каждый из которых, заметим, впоследствии отразился в ее книге. Они проводили время в творчестве – Шелли уже начал великую поэму «Освобожденный Прометей», в катании на лодках по живописному озеру и нескончаемых ночных беседах.

Однако порой дожди лили по нескольку дней, не позволяя выйти из дому. В одной из таких ночных бесед речь зашла об экспериментах философа и поэта Эразма Дарвина, жившего в XVIII веке. Он был дедом выдающегося естествоиспытателя Чарлза Дарвина и создателем самобытной системы взглядов на развитие природы. Особое внимание Эразм Дарвин уделял гальванизации – так называли тогда попытки воздействия электрическим током на мертвый организм с целью его оживления. Ходили даже слухи, что ему действительно удалось оживить умершее существо. Вдобавок, сидя у камина, общество развлекалось чтением немецких рассказов о привидениях, что и натолкнуло Байрона на мысль о том, чтобы каждый из присутствующих написал «сверхъестественный» рассказ. (Заранее следует сказать, что никто, кроме Мэри, не принял этого предложения всерьез.)

И той же ночью ей явилась во сне странная картина, которая и была положена в основу сюжета «Франкенштейна». «Мне привиделся бледный ученый, последователь оккультных наук, склонившийся над существом, которое он собирал воедино из разрозненных частей мертвых тел. Я увидела омерзительного фантома в человеческом обличье… в котором только что проявились признаки жизни. Это было ужасающее зрелище…»

Мэри немедленно начала работу над произведением, которое поначалу должно было стать новеллой, но постепенно превратилось в роман – настолько яркий и убедительный, что человечество до сих пор поражается силе воображения писательницы, а само имя главного героя превратилось в нарицательное. Под названием «Франкенштейн, или Современный Прометей» книга была опубликована в 1818 году без указания имени автора, и лишь в издании 1831 года имя создательницы самого известного монстра в мировой литературе появилось на обложке.

Мэри Шелли была суждена не слишком долгая и не очень счастливая жизнь. Она потеряла двух детей, а в мае 1822 года Перси Шелли утонул в Средиземном море при крушении шхуны «Ариэль», на которой он возвращался из Ливорно в Специю.

С тех пор вся ее жизнь была посвящена их сыну Флоренсу, единственному, кто у нее остался. Чтобы дать ему достойное образование, Мэри неустанно зарабатывала на жизнь литературным трудом. Она занималась редактурой, составляла биографические очерки об иностранных писателях, переводила, рецензировала. Она мечтала написать биографию мужа, но аристократическая родня Шелли категорически запретила ей публиковать хоть слово о нем. В 20–30-х годах XIX века Мэри создала еще пять романов, пронизанных мучительным чувством одиночества, однако в наши дни они основательно забыты. Лишь «Франкенштейн» по-прежнему признается выдающимся памятником литературы, регулярно переиздается и переводится на множество языков.

В чем же причина бессмертия этой книги, которую читатели поначалу принимали за мрачную и занимательную фантастическую повесть?

Не прочитав «Франкенштейна», невозможно составить истинное представление о причудливых путях человеческой мысли в XIX–XX веках. Идеи, положенные в его основу, оказались странным образом созвучны не только той далекой эпохе, когда создавался роман, но и нашему времени и, вероятно, тем проблемам, которые ожидают человечество в ближайшем будущем. Мэри Шелли первой в мировой литературе заговорила об ответственности творца за свое творение и предугадала неразрешимое противоречие, сопровождающее человечество на всем его пути, – вражду «презренной реальности» и «величественных химер», которые кажутся смыслом жизни до тех пор, пока не сталкиваешься с ними лицом к лицу.



Глава 1
Закованные во льдах

1

Одиннадцатого декабря 17… года я, Роберт Уолтон, прибыл из Лондона в Санкт-Петербург. Предприятие, которое должно было стать делом всей моей жизни, несмотря на мрачные предсказания друзей и знакомых, началось вполне благополучно, и я питал все больше надежд на его удачное завершение.

Сейчас я нахожусь гораздо севернее Лондона и, прогуливаясь по улицам Санкт-Петербурга, ощущаю порывы ледяного ветра, который радует меня и вселяет в мою душу бодрость. Не каждому дано понять эти чувства. Ветер, несущийся из полярных краев, куда я стремлюсь, делает мои мечты еще ярче и заманчивее.

И пусть говорят, что Северный полюс – обитель холода и смерти, в моем воображении он предстает царством красоты и покоя. В течение полугода там не заходит солнце, и его диск, едва коснувшись горизонта, продолжает излучать неугасимое сияние. Мореходы с большим опытом плаваний в полярных морях утверждают, что у полюса слабеет власть мороза и многолетних льдов, океан открывается, и по его спокойным волнам можно достичь неведомой страны[1], полной таких чудес, каких еще никто никогда не видывал. Природа этой земли и ее богатства могут оказаться столь же роскошными и диковинными, как и множество небесных явлений, которые там можно наблюдать. А чего же еще ожидать от страны вечного света!

Больше того: там я рассчитываю открыть тайну той непознанной силы, которая управляет магнитной стрелкой каждого корабельного компаса, а заодно проверить и уточнить множество астрономических наблюдений, до сих пор вызывающих сомнения ученых мужей. Полагаю, одного путешествия будет достаточно, чтобы многие противоречия получили разумное объяснение.

Словом, я смогу утолить свою жажду непознанного и пройти по земле, на которую еще никогда не ступала нога человека. А вместе с тем сумею победить страх перед опасностью и смертью, свойственный каждому из нас.

Но даже если ни одна из моих надежд не оправдается, я все равно принесу пользу человечеству тем, что проложу кратчайший северный путь в те края, в которые сегодня приходится плыть долгие месяцы.

Эти размышления успокоили меня и развеяли смутную тревогу, которая все еще шевелилась в моей душе. Ведь ничто так не укрепляет дух, как ясная цель – точка, на которую направлены все наши устремления. Такая экспедиция была моей мечтой с ранней юности. Я зачитывался книгами о путешествиях, которые предпринимали отважные мореплаватели прошлого, пытавшиеся достичь северной части Тихого океана, пройдя из Европы через полярные моря. Образованием моим никто не занимался, но я рано пристрастился к чтению, а библиотека моего дядюшки Томаса состояла преимущественно из подобных книг. Я мечтал о море, и эти мечты стали еще более пламенными, когда мне стало известно, что мой отец незадолго до своей кончины строго-настрого велел дядюшке ни в коем случае не позволять мне учиться морскому делу.

 

Единственное, что меня утешило, хоть и ненадолго, – знакомство с поэзией. Творения великих – от Гомера до Шекспира – уносили мои душу и сердце к небесам. Я и сам принялся слагать стихи, вообразив, что и мне найдется местечко среди бессмертных творцов, и целый год пребывал в этом заблуждении. К счастью, оно быстро развеялось, хоть я и тяжело пережил это разочарование. Однако в то время я как раз унаследовал довольно крупное состояние, и мои помыслы вновь вернулись к юношеской мечте о море.

Шесть лет назад я задумал то предприятие, которое начал осуществлять сейчас. Я твердо помню ту минуту, когда решил всецело посвятить себя великой цели. И начал я с того, что принялся всячески закалять себя. Я побывал с китобоями у берегов Гренландии; я добровольно подвергал себя холоду и голоду, спал по четыре часа в сутки. Днем работал как простой матрос, а по ночам изучал математику, медицину и те области физики и астрономии, которые могут пригодиться мореходу. Освоив азы морского дела, я дважды нанимался помощником шкипера[2] на китобойные суда, плававшие у самой кромки вечных льдов. И наконец, пришел день, когда капитан предложил мне место первого помощника, а когда я отказался, долго уговаривал меня согласиться.

Разве после этого я не достоин совершить нечто большее? Моя жизнь могла бы пройти в покое и роскоши, но всем соблазнам я предпочел суровые испытания и возможную славу.

Сейчас стоит лучшее время года для путешествия по России. Летом дороги здесь ужасны, но теперь, пока лежит снег, легкие русские сани стремительно несутся по гладким колеям. Этот способ передвижения, по-моему, куда удобнее наших почтовых дилижансов[3]. Холод не страшен, если ты закутан в меха; и такой одеждой я уже обзавелся, ибо вовсе не намерен окоченеть насмерть на почтовом тракте между Петербургом и Архангельском.

В Архангельск, порт на реке Северная Двина вблизи места ее впадения в Белое море, я отправлюсь через две-три недели; там я надеюсь нанять корабль, а также набрать экипаж из матросов, знакомых с китобойным промыслом. В море я думаю выйти не раньше июня, а когда возвращусь – о том ведает только Бог: может быть, через несколько месяцев, а может, через много лет или вовсе никогда. Полярный океан хранит немало тайн, и многие судьбы нашли свой конец среди его льдов…

2

В Архангельск я прибыл двадцать восьмого марта. До чего же медленно тянется время, когда все вокруг сковано снегами и льдом! Однако я сделал ряд шагов к своей цели. Я нашел подходящий корабль и набираю экипаж; те, кого я уже нанял, кажутся мне людьми стойкими и отважными.

Мне не хватает лишь одного – надежного друга, с которым я мог бы разделить радость удачи, если она мне суждена, или горечь поражения. Именно поэтому я время от времени заношу свои мысли на бумагу, но она не всегда способна передать то, что я чувствую. С горечью я ощущаю отсутствие человека, который понимал бы меня с полуслова, человека бесстрашного, с развитым и восприимчивым умом, который разделял бы мои стремления и мог бы одобрить мои планы или внести в них исправления. А я в этом остро нуждаюсь, так как порой действую слишком поспешно.

Но еще хуже то, что я не получил систематического образования: первые четырнадцать лет моей жизни я только скакал на пони по окрестным полям да зачитывался книгами из библиотеки дядюшки Томаса. Я познакомился с прославленными поэтами и отважными исследователями, но слишком поздно понял, как важно знать другие языки, кроме родного. Сейчас мне двадцать восемь лет, а я кажусь себе невежественнее иного школяра.

Впрочем, жаловаться бесполезно – в океанских просторах или даже здесь, в Архангельске, среди купцов и моряков, найти человека, который стал бы мне таким другом, едва ли удастся. Хотя, при всей внешней грубости здешних людей, им не чуждо благородство и чувство собственного достоинства. Мой помощник – человек на редкость отважный и предприимчивый; он, как и я, страстно жаждет славы и желает преуспеть в своем деле. Он англичанин и, несмотря на все предрассудки нашей нации и ее дурные черты, сохранил немало истинных человеческих качеств. Я познакомился с ним на борту китобойного судна, а когда выяснилось, что у него сейчас нет работы, мне удалось уговорить его принять участие в моей экспедиции.

Капитан также превосходный человек, особенно выделяющийся среди собратьев-мореходов ровным характером и мягкостью в обращении с экипажем. Его безупречная честность и бесстрашие не вызывают сомнений, и все эти качества образуют поистине замечательный сплав. Сам я испытываю отвращение к грубости, которую считают в порядке вещей на судах, поэтому, услыхав о моряке, известном сердечной добротой и умением заставить себя уважать и слушаться, я решил во что бы то ни стало заполучить его.

Но и в этом человеке едва ли я найду того друга, которого ищу: при всех своих достоинствах наш капитан молчалив и угрюм, речь его скудна, а мысли сосредоточены только на корабельных делах.

Однако, хоть порой я жалуюсь и мечтаю о дружеской поддержке, это не значит, что я колеблюсь и сомневаюсь в своем решении. Оно неизменно, и выход в море пока откладывается по единственной причине: к этому нас вынуждает погода. Минувшая зима была на редкость суровой, но весна обещает быть ранней и дружной; возможно, мы сможем отчалить даже раньше, чем я намечал. Тем не менее я не хочу принимать опрометчивых решений и торопить события.

При мыслях о скором отплытии я испытываю радость и тревогу. Я отправляюсь в край туманов и льдов, к неведомым землям, и хотя я трудолюбив и практичен, старателен и терпелив, в моей душе живет страстная поэтическая тяга к опасным тайнам, любовь к чудесному и вера в небывалое. Именно она ведет меня вдаль от проторенных дорог – в неведомые моря и неоткрытые страны.

3

Седьмого июля наше судно, получившее имя «Маргарет Сэйвилл» в честь моей сестры, вышло из Архангельска. Возможно, мы много лет не увидим родных берегов, возможно, даже возвращаться нам придется, огибая Азию и южную оконечность Африки, тем не менее я бодр; мои люди опытны и закалены, их не страшит плаванье во льдах.

После двух недель пути мы поднялись в довольно высокие широты. Сейчас разгар арктического лета, и южные ветры быстро несут нас к цели, к которой мы стремимся. Ветры эти, хоть и не столь ласковые, как в Англии, все же приносят дыхание тепла.

За это время с нами не произошло ничего примечательного, если не считать двух-трех шквалов и небольшой пробоины в борту, образовавшейся после столкновения с плавучей льдиной. И я буду счастлив, если с нами не случится ничего более серьезного.

Хладнокровие, упорство и благоразумие – вот и все, что нам требуется, чтобы продолжать движение в глубь неизведанного океана…

Так я полагал, пока тридцать первого июля «Маргарет Сэйвилл» не вошла в область сплошных льдов. Ледовые поля сомкнулись вокруг корпуса нашего корабля, оставив лишь узкий свободный проход. Положение наше вскоре стало опасным – в особенности из-за нависшего надо льдами густого тумана. Поэтому капитан велел спустить паруса, лечь в дрейф[4] и дождаться перемены погоды.

Около двух часов дня туман начал рассеиваться и мы увидели простиравшиеся до горизонта обширные поля покрытого торосами[5] льда, которым, казалось, нет конца. Матросы впали в уныние, да и сам я ощутил беспокойство; но в это время наше внимание было привлечено странным зрелищем, заставившим нас забыть о своем опасном положении.


Примерно в полумиле[6] от «Маргарет Сэйвилл» мы увидели нарты, запряженные собаками и мчавшиеся по направлению к северу; на нартах, управляя упряжкой с помощью шеста, восседало существо, во всем подобное человеку, но неестественно огромного роста. Мы во все глаза следили в подзорные трубы за движением саней, пока они не скрылись за торосами.

Это зрелище нас потрясло. Мы считали, что находимся на расстоянии сотен миль от ближайшей суши; но то, что мы увидели, казалось, говорило о том, что земля не так уж далека. Закованные во льды, мы не могли последовать за таинственной упряжкой, но хорошо рассмотрели и собак, и их погонщика.

Часа через два после этого поднялся ветер, началось волнение, а к ночи ледовое поле вскрылось и судно освободилось из плена. Однако мы оставались в дрейфе до самого утра, так как опасались столкнуться в сумерках с гигантскими плавучими глыбами льда, которые отрываются от ледовых полей. Я воспользовался этим временем, чтобы немного отдохнуть.

Утром, едва начало светать, я поднялся на палубу и обнаружил, что все вахтенные матросы столпились у борта и что-то выкрикивают, обращаясь к кому-то, кто находился в море. Оказывается, волны и течение прибили почти к самому кораблю большую льдину, на которой находились нарты – точь-в-точь такие же, как и те, что мы видели накануне. На льдине находился закутанный в меха человек, а от всей его упряжки уцелела лишь одна лайка. Он не выглядел туземцем с неведомых островов – наоборот, человек этот явно был европейцем, и матросы убеждали его подняться на борт «Маргарет Сэйвилл». И, как мне показалось, без особого успеха.

Как только я появился на палубе, боцман выкрикнул: «Вот идет начальник нашей экспедиции, и он не допустит, чтобы вы погибли в море!»

Когда я подошел к борту, незнакомец обратился ко мне по-английски, хотя и с заметным акцентом. «Прежде чем подняться на палубу, – проговорил он, – я прошу вас, сэр, сообщить мне, куда направляется ваш корабль».

Я изумился. Странно слышать подобный вопрос от человека, терпящего бедствие. Ведь ему полагалось бы считать встречу с нашим судном истинным даром небес. Однако я ответил, что перед ним – исследовательское судно и мы держим курс на север, стремясь максимально приблизиться к Северному полюсу.

Только услышав это, незнакомец согласился покинуть льдину и подняться на борт.

Господь всемогущий! Видели бы вы этого человека, которого вдобавок пришлось еще и уговаривать спастись. Он был жестоко обморожен и истощен до последней крайности. Печать безмерной усталости и лишений лежала на его обросшем клочковатой бородой лице. Никогда и никого я еще не видел в столь жалком состоянии. Он едва мог двигаться, и поначалу мы отнесли его в каюту, но там он вскоре потерял сознание, и пришлось вернуть его на палубу, чтобы он глотнул свежего воздуха. Там мы привели его в чувство, растерев коньяком и влив глоток-другой в его потрескавшиеся губы.

 

Едва незнакомец начал подавать признаки жизни, мы укутали его одеялами и уложили у теплой трубы камбуза[7]. Часом позже он смог проглотить несколько ложек горячего супа, который как будто его подкрепил.

Однако прошло еще два дня, прежде чем он смог заговорить, и я уже начал опасаться, что лишения повредили его разум. Как только он немного оправился, я велел перенести его в свою каюту и стал ухаживать за ним, когда мои обязанности на судне оставляли мне свободное время.

Читать Франкенштейн: Антология — Шелли Мэри Уолстонкрафт — Страница 1

Мэри Шелли

Франкенштейн

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», издание на русском языке, 2013

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», художественное оформление, 2013

* * *

Между реальностью и химерой

Книга, которую вы держите в руках, – во многом уникальна. Написанная молодой девушкой холодным дождливым летом 1816 года на берегу Женевского озера, она поразила современников и со временем вошла в сокровищницу шедевров мировой литературы – и вовсе не потому, что была одним из многих «романов ужасов», которые создавались и раньше, и позже, в том числе и как подражания «Франкенштейну». Сама Мэри Шелли говорила, что то памятное лето было периодом, когда она «впервые перешагнула из детства в жизнь», а на этом рубеже юному существу порой открываются такие дали будущего и глубины человеческой души, которые недоступны более зрелым и опытным умам.

Мэри Шелли родилась в Лондоне в семье известного либерального философа, анархиста и атеиста Уильяма Годвина и одной из основательниц феминистского движения писательницы Мэри Уолстонкрафт. Ее мать умерла в родах, и овдовевший отец вскоре женился снова. Под его руководством Мэри получила блестящее образование, что для девушек того времени было большой редкостью. «Нет ничего удивительного в том, что я, дочь родителей, занимавших видное место в литературе, очень рано начала помышлять о сочинительстве, – писала она позднее. – Я марала бумагу еще в детские годы, и любимым моим развлечением было выдумывать разные истории».

С Перси Шелли, одним из величайших английских поэтов XIX века, которому в ту пору было двадцать два года, Мэри познакомилась во время его визита в книжный магазин Уильяма Годвина. Перси был женат, но несчастлив в браке, и его визиты к Годвинам участились. Летом 1814 года он и Мэри, которой только что исполнилось шестнадцать, бежали во Францию. Однако, вернувшись спустя несколько недель, влюбленные были глубоко поражены тем, что Уильям Годвин, известный своими свободными взглядами, не пожелал видеть ни дочь, ни ее избранника. Во время этой недолгой поездки Перси близко сошелся с уже знаменитым в то время поэтом Джорджем Байроном, что во многом и определило его судьбу и судьбу Мэри.

Утешением для нее стали литературный труд и пылкая любовь к Шелли, которую она пронесла через всю свою жизнь. В то время она еще не подозревала, какие разочарования и трагедии ей предстоит пережить. Перси исповедовал «свободную любовь», отрицал супружескую верность, тогда как его возлюбленная придерживалась гораздо более традиционных взглядов.

В мае 1816 года Мэри и Перси Шелли отправились в Женеву. Это лето они рассчитывали провести в обществе Джорджа Байрона. Остановившись в деревне Колоньи вблизи Женевского озера, Шелли сняли скромный дом неподалеку от виллы Байрона, на самом берегу. Молодая женщина оказалась в окружении «властителей дум» своего времени, двух крупнейших поэтов эпохи, двух причудливых и невероятно сложных характеров, каждый из которых, заметим, впоследствии отразился в ее книге. Они проводили время в творчестве – Шелли уже начал великую поэму «Освобожденный Прометей», в катании на лодках по живописному озеру и нескончаемых ночных беседах.

Однако порой дожди лили по нескольку дней, не позволяя выйти из дому. В одной из таких ночных бесед речь зашла об экспериментах философа и поэта Эразма Дарвина, жившего в XVIII веке. Он был дедом выдающегося естествоиспытателя Чарлза Дарвина и создателем самобытной системы взглядов на развитие природы. Особое внимание Эразм Дарвин уделял гальванизации – так называли тогда попытки воздействия электрическим током на мертвый организм с целью его оживления. Ходили даже слухи, что ему действительно удалось оживить умершее существо. Вдобавок, сидя у камина, общество развлекалось чтением немецких рассказов о привидениях, что и натолкнуло Байрона на мысль о том, чтобы каждый из присутствующих написал «сверхъестественный» рассказ. (Заранее следует сказать, что никто, кроме Мэри, не принял этого предложения всерьез.)

И той же ночью ей явилась во сне странная картина, которая и была положена в основу сюжета «Франкенштейна». «Мне привиделся бледный ученый, последователь оккультных наук, склонившийся над существом, которое он собирал воедино из разрозненных частей мертвых тел. Я увидела омерзительного фантома в человеческом обличье… в котором только что проявились признаки жизни. Это было ужасающее зрелище…»

Мэри немедленно начала работу над произведением, которое поначалу должно было стать новеллой, но постепенно превратилось в роман – настолько яркий и убедительный, что человечество до сих пор поражается силе воображения писательницы, а само имя главного героя превратилось в нарицательное. Под названием «Франкенштейн, или Современный Прометей» книга была опубликована в 1818 году без указания имени автора, и лишь в издании 1831 года имя создательницы самого известного монстра в мировой литературе появилось на обложке.

Мэри Шелли была суждена не слишком долгая и не очень счастливая жизнь. Она потеряла двух детей, а в мае 1822 года Перси Шелли утонул в Средиземном море при крушении шхуны «Ариэль», на которой он возвращался из Ливорно в Специю.

С тех пор вся ее жизнь была посвящена их сыну Флоренсу, единственному, кто у нее остался. Чтобы дать ему достойное образование, Мэри неустанно зарабатывала на жизнь литературным трудом. Она занималась редактурой, составляла биографические очерки об иностранных писателях, переводила, рецензировала. Она мечтала написать биографию мужа, но аристократическая родня Шелли категорически запретила ей публиковать хоть слово о нем. В 20–30-х годах XIX века Мэри создала еще пять романов, пронизанных мучительным чувством одиночества, однако в наши дни они основательно забыты. Лишь «Франкенштейн» по-прежнему признается выдающимся памятником литературы, регулярно переиздается и переводится на множество языков.

В чем же причина бессмертия этой книги, которую читатели поначалу принимали за мрачную и занимательную фантастическую повесть?

Не прочитав «Франкенштейна», невозможно составить истинное представление о причудливых путях человеческой мысли в XIX–XX веках. Идеи, положенные в его основу, оказались странным образом созвучны не только той далекой эпохе, когда создавался роман, но и нашему времени и, вероятно, тем проблемам, которые ожидают человечество в ближайшем будущем. Мэри Шелли первой в мировой литературе заговорила об ответственности творца за свое творение и предугадала неразрешимое противоречие, сопровождающее человечество на всем его пути, – вражду «презренной реальности» и «величественных химер», которые кажутся смыслом жизни до тех пор, пока не сталкиваешься с ними лицом к лицу.

Глава 1

Закованные во льдах

1

Одиннадцатого декабря 17… года я, Роберт Уолтон, прибыл из Лондона в Санкт-Петербург. Предприятие, которое должно было стать делом всей моей жизни, несмотря на мрачные предсказания друзей и знакомых, началось вполне благополучно, и я питал все больше надежд на его удачное завершение.

Сейчас я нахожусь гораздо севернее Лондона и, прогуливаясь по улицам Санкт-Петербурга, ощущаю порывы ледяного ветра, который радует меня и вселяет в мою душу бодрость. Не каждому дано понять эти чувства. Ветер, несущийся из полярных краев, куда я стремлюсь, делает мои мечты еще ярче и заманчивее.

И пусть говорят, что Северный полюс – обитель холода и смерти, в моем воображении он предстает царством красоты и покоя. В течение полугода там не заходит солнце, и его диск, едва коснувшись горизонта, продолжает излучать неугасимое сияние. Мореходы с большим опытом плаваний в полярных морях утверждают, что у полюса слабеет власть мороза и многолетних льдов, океан открывается, и по его спокойным волнам можно достичь неведомой страны [1], полной таких чудес, каких еще никто никогда не видывал. Природа этой земли и ее богатства могут оказаться столь же роскошными и диковинными, как и множество небесных явлений, которые там можно наблюдать. А чего же еще ожидать от страны вечного света!

Кто создал Франкенштейна? Роман Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей»

Роман «Франкенштейн, или современный Прометей» написан более 200 лет назад в 1816 году. Это замечательное философское произведение стало первым научно-фантастическим романом в мире. Сумела написать такой рассказ девушка – Мэри Шелли, в девичестве Мери Уолстонкрафт Годвин.

Кто создал Франкенштейна— Мэри Шелли или поэт Перси Биши Шелли?

Молодого героя книги зовут Виктор. Он решителен, образован, желает во что бы то ни стало познать тайну жизни на земле. Он создает ужаснейшего монстра, которого, кстати, в книге писатель именует просто — существо.

Это уже через много лет из-за различных адаптированных кинопостановок и вольных интерпретаций само чудовище стало называться Франкенштейном, а кто его создал, многие не помнят. В оригинальной книге Виктор создал монстра с помощью науки, и сделал это из неуемного любопытства, которое не ограничено было нравственными установками.

Кто создал Франкенштейна? Придумала образ и написала эту книгу, во многом глубокую и философскую, писательница и переводчица Мэри Шелли, когда ей было всего 19 лет. Долгое время считалось, что автором был ее муж Перси Биши Шелли, или их друг — известный поэт Байрон.

Поскольку роман был опубликован без указания автора, только с посвящением, существовали домыслы. Но позже стало очевидно, что это именно Мэри. Мать и отец девушки оба были литераторами, и страсть к придумыванию историй у девочки была с детства.

История создания романа Франкенштейн

Роман в записках о монстре и его создателе написан дождливым летом 1816 года. В это лето молодой поэт Перси с возлюбленной Мэри, которая собиралась стать его женой, лорд Байрон и еще двое человек жили у живописного Женевского озера. Так как погода не благоволила купаниям, Байрон, а может, и сам Шелли, предложил компании весело провести время, рассказывая страшные истории по вечерам.

В этом конкурсе среди литераторов участвовала и Мэри. В некоторых записках говорится, что она видела странный сон, который потом описала в своем «Франкенштейне». Именно Мэри Шелли из обычной страшной истории создала целый роман и опубликовала его.

Есть предположения, что в роли Виктора Франкенштейна она видела своего возлюбленного Перси. Молодой человек был внешне молод и красив, но внутри оказался жестокосердечным изменником.

Основная тема и идея книги о чудовище Франкенштейна

Идея заключается в том, что безобразное существо, созданное Виктором, все же имело добрую человеческую душу, способную на благодарность, добрые и злые поступки. Ему нужно было руководство его творца, помощь и обучение. Но творцом выступал лишь перепуганный юноша, который сам испугался своего творения. Поэтический эксперимент проведен давно, но его последствия ужасающие.

Темой является этика науки. Может ли ученый присваивать себе право стать творцом жизни на земле, может ли контролировать и развивать то, что создал? Мэри Шелли утверждает, что нет, человек не готов к этой роли, и никогда не будет в готов.

Краткое содержание произведения

Итак, о чем собственно роман? История описывает жизнь молодого женевского ученого, амбициозного и богатого. Его имя Виктор Франкенштейн. Он красив собой и обладает неукротимым дерзким характером.

Он покидает дом, чтобы учиться в университете, оставляет на попечительство отца молодую возлюбленную, на которой скоро женится, и двоих младших братьев.

Его интересы связаны с наукой и алхимией. Виктор много читает, проводит время в уединенных занятиях и пытается воссоздать жизнь, стать творцом. Однажды у него это получается. Большой и ужасающий внешним видом «зверь» оживает. И Виктору становится так страшно от ожившего мертвого тела, что он убегает из лаборатории и его сваливает с ног нервная лихорадка.

Созданное им существо убегает в лес, забрав с собой плащ Виктора. Он живет в лесу, пытаясь самостоятельно научиться добывать себе пищу. Затем он находит заброшенную пристройку возле дома людей, подслушивает их разговоры и учится у них. Постепенно он начинает понимать речь, понимать, что он кем-то создан.

Когда он научился читать, то смог прочесть дневник Виктора, оставшийся в кармане его лабораторного белого халата. Он познал ненависть к тому, кто его создал без цели, создал, чтобы тот испытывал одиночество и ненависть людей и затем оставил на холоде в лесу.

Существо было добрым по своей сути. Оно никому не хотело причинять зла, но видя, как его боятся и отвергают деревенские жители, постепенно озлобилось. И когда оно узнает, где проживает семья Виктора Франкенштейна, едет в Женеву и убивает младшего брата — Уильяма. Затем убивает и невесту Виктора сразу после свадьбы. Отец Уильяма и Виктора после череды смертей близких людей умирает сам на руках у отчаявшегося и озлобленного старшего сына.

Теперь Виктор мечтает только о мести. Он направляется на север в погоне за монстром и умирает на корабле подобравшего его судна от обморожения и физического изнеможения.

Кто создал Франкенштейна? Теперь ясно, что главный герой — обычный человек, его никто не создавал. Это он сам является создателем мифического существа, которое уже стало мифологизировано и обрело имя своего создателя.

Прототип существа

Считается, что прототипом ужасного существа был неизвестный отшельник и чудак по имени Иоганн. Он жил в огромном старом замке под названием Франкенштейн и проводил странные опыты, пугающие простой народ.

Этим молодым человеком, пугающим людей, был известный алхимик тех лет — Иоганн Конрад Диппель, который исчез по неизвестным причинам в 1734 году и не вернулся в замок. Теперь в этом замке есть музей Франкенштейна со множеством сувенирных лавок.

Популярные экранизации нашего времени

Роман о Франкенштейне и связанном с ним судьбой монстре множество раз ставился в театрах и по нему писались сценарии для фильмов. Наилучшей кинокартиной считается экранизация 1931 года, эту версию снимал режиссер Джеймс Уэйл.

Также снято множество других фильмов и сериалов:

  • «Зло Франкенштейна» 1964 г.
  • «Франкенштейн должен быть уничтожен» 1969 г.
  • «Дом Дракулы» 1945 г.
  • «Дракула против Франкенштейна» 1972 г.
  • «Я, Франкенштейн!» 2013 г.
  • И одна из новейших и популярнейших версий — «Виктор Франкенштейн», где играют в главный ролях Джеймс МакЭвой и Дэниел Рэдклифф. Фильм 2015 года.

А еще в популярном сейчас сериале «Однажды в сказке» во 2 сезоне также встречается образ Франкенштейна. Снят по мотивам романа и сериал — «Бульвар ужасов».

Отзывы о книге «Франкенштейн, или современный Прометей»

Книга Мэри Шелли все еще популярна. Ее покупают и читают любители научной фантастики. Люди любят это произведение. Это не просто «ужастик», книга наполнена смыслом, рассуждениями. После прочтения становится ясно, кто создал Франкенштейна. Имя доктора — Виктор, и тот, кто читал оригинал, никогда не попадется в ловушку кинематографа, который иногда создает искажения. Многие читатели отмечают, что оригинальная версия намного интересней, чем переснятые аналоги.

Роман «Франкенштейн» Мэри Шелли стал классикой научно-популярной литературы. Все книги, которые писались до этого, строились на реальности или магических сюжетах, где главные герои волшебники. Но после этого романа фантасты стали пытаться использовать научные факты для создания сюжета, отличающегося от нашей реальности. Писательница и дальше создавала новеллы и романы, но ни один из них не стал таким известным, как ее первое произведение.

Фильм-биография самой Мэри Шелли

В 2017 году на экраны вышел фильм о писательнице Мэри Шелли и о том, как и при каких условиях она написала свой роман. В русскоязычном переводе фильм назван «Красавица для чудовища».

В главных ролях сняты Эль Фэннинг (играет Мэри) и Дуглас Бут (он играет Перси). Режиссер киноленты Хайфа Аль-Мансор.

В фильме показано, насколько тяжелой была судьба Мэри и как в душе еще юной особы «поселился» такой страшный образ монстра, созданного ее главным героем — ученым.

Вывод

Кто создал Франкенштейна? Молодая неопытная девушка, сбежавшая из родного края. Что она могла сказать о будущем страны, или своем собственном? Ничего. Однако она сказала многое о том, что будет происходить в наше время. В отзывах люди это упоминают. Действительно, мы уже на пороге клонирования, мы тоже хотим провести эксперимент с жизнью. И, возможно, отыщется и в наше время новый Прометей.

Герой Виктор Франкенштейн (Victor Frankenstein), список книг. Сортировка по году написания

Главное действующее лицо романа Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818), а также персонаж множества книжных, драматических и кинематографических адаптаций его сюжета.

Характеристика.

В романе Виктор Франкенштейн, молодой студент из Женевы, создаёт живое существо из мёртвой материи, для чего собирает из фрагментов тел умерших подобие человека, а затем находит «научный» способ оживить его, осуществляя концепцию о «создании жизни без женщин»; однако ожившее существо оказывается чудовищем.

Для Франкенштейна как персонажа характерно стремление к познанию, не ограниченному этическими соображениями; только создав чудовище, он осознаёт, что пошёл порочным путём. Однако чудовище уже существует помимо его желания, оно пытается осознать себя и возлагает на Франкенштейна ответственность за своё существование.

Франкенштейн и созданное им чудовище образуют гностическую пару, состоящую из творца и его творения, неизбежно отягощённого злом. Переосмысленная в терминах христианской этики, эта пара иллюстрирует безуспешность попыток человека взять на себя функции Бога, или невозможность познания Бога с помощью разума. Если же рассмотреть ситуацию в рациональном ключе, то она преображается в проблему этической ответственности учёного за последствия сделанных им открытий.

В некоторых источниках выдвигается предположение о том, что прототипом Франкенштейна послужил немецкий учёный Иоганн Конрад Диппель (1673—1734), родившийся в замке Франкенштейн.

В других произведениях.

Множественность и неоднозначность трактовок, порождаемых этими образами Франкенштейна и его творения, создали предпосылки для постоянных попыток осмыслить и переосмыслить их в различных художественных формах — сначала в театре, а затем и в кинематографе, где сюжет романа прошёл через несколько стадий адаптации и приобрёл новые устойчивые мотивы, которые в книге отсутствовали совсем (тема пересадки мозга как метафора пересадки души) или были намечены, но не развернуты (тема Невесты Франкенштейна). Именно в кинематографе Франкенштейна сделали «бароном» — в романе баронского титула у него не было, да и не могло быть, хотя бы потому что он — женевец (после Реформации кантон Женева не признавал дворянских титулов, хотя формально оставались благородные семьи).

В массовой культуре также часто встречается смешение образов Франкенштейна и созданного им чудовища, которое ошибочно называют «Франкенштейном» (например, в насыщенном образами массовой культуры анимационном фильме «Жёлтая подводная лодка»). Кроме того, образ Франкенштейна породил множество различных продолжений — появились различные сыновья и братья, выступавшие под именами Вольф, Чарльз, Генри, Людвиг и даже дочь Эльза.

Косвенно (а в некоторых сериях и открыто) идея создания живого из неживого, именно как Франкенштейн создал монстра, встречается в фильме «Ох уж эта наука» и сериале-ремейке «Чудеса науки». Это показывается в самой первой серии, где ребят вдохновил на создание искусственной женщины фильм «Невеста Франкенштейна». А в первой серии 4 сезона они и вовсе встречаются лично с доктором и его монстром.

В сериале «Однажды в сказке» в 5 серии 2-го сезона выясняется, что доктор Вейл оказывается из другого, черно-белого мира и является не кем иным, как Виктором Франкенштейном. Это учёный, который мечтал оживлять людей. С помощью Румпельштильцхена он оживляет своего брата, Герхарта, создав таким образом монстра, который забивает до смерти их отца. Впоследствии доктор оживляет ещё одного мужчину, результат тот же. Его цель была — принести людям жизнь и получить за это славу, а вместо этого его имя ассоциируется с монстром, герой сильно переживает по этому поводу. В сериале доктор Вейл является дамским угодником и ловеласом, внешне успешным и счастливым человеком, но на самом деле глубоко переживает личную трагедию и ситуацию с братом, который умер частично по его вине.

В сериале «Бульварные ужасы» Виктор Франкенштейн является одним из ключевых персонажей. Также там появляется Чудовище Франкенштейна и Невеста Франкенштейна.

Образ Франкенштейна встречается и в корейской манхве Noblesse. Здесь он представлен как выдающийся учёный и сильный воин, обладающий способностями, далеко выходящими за рамки человеческих возможностей.

Сюжет полнометражного аниме The Empire of Corpses, действие которого происходит в альтернативной истории 1878-1879 годов на территории Англии, Афганистана, Российской Империи, Японии и США, построен на поиске записок Виктора Франкенштейна.

Текст 1818 года Мэри Уоллстонкрафт Шелли

Мои извинения , но этот обзор будет немного безумным из-за того, что мой мозг так голоден по кислороду благодаря захватывающему дыханию великолепию романа что я чувствую легкое головокружение. Так что, пожалуйста, простите случайные мысли.

Первый : Мэри Шелли… Я люблю тебя !!

Второй : Дорогой Голливуд — ты лежишь навозная куча литературно-варварских, без талантов… ты все неправильно понял.Пожалуйста, научитесь читать и получите копию исходного материала, прежде чем вы снова будете его FUBAR .

Третий : Мое сердце разбилось вдребезги из-за «монстра» и

Мои извинения , но этот обзор будет немного безумным из-за того, что мой мозг так голоден по кислороду из-за захватывающего дух великолепия романа , от которого у меня немного кружится голова. Так что, пожалуйста, простите случайные мысли.

Первый : Мэри Шелли… Я люблю тебя !!

Второй : Дорогой Голливуд — ты лежишь навозная куча литературно-варварских, без талантов… ты все неправильно понял. Пожалуйста, научитесь читать и получите копию исходного материала, прежде чем вы снова будете его FUBAR .

Третий : Мое сердце разбилось о «чудовище», и я не испытывал такого сильного желания «обнять его, сука» с тех пор, как прочитал Гренделя и Кривое письмо, Кривое письмо.«Негодяй» настолько хорошо прорисован и мощно изображен, что он составляет эмоциональную связку всей истории. Он является одним из лучших творений письменной формы.

Четвертый : Каким бы удивительным я ни был, сказав это, этот роман вытеснил Дракулу как моего фаворита из классических страшилок… прости, Брэм, но доброе / злое, печальное, отчаянное одиночество осиротевших монстр, пытающийся найти цель и заявить о себе в мире, превосходит Граф.

Пять :

Никто не может представить себе того разнообразия чувств, которое уносило меня вперед, как ураган, в первом энтузиазме от успеха. Жизнь и смерть казались мне идеальными границами, которые я должен сначала преодолеть и пролить поток света в наш темный мир. Новый вид благословит меня как своего создателя и источника; многие счастливые и прекрасные натуры обязаны своим существованием мне. Ни один отец не мог столь полно заявить о признательности своего ребенка, как я заслужил бы их.Преследуя эти размышления, я подумал, что, если бы я мог дать оживление безжизненной материи, я мог бы с течением времени (хотя теперь я считал это невозможным) возобновить жизнь там, где смерть, очевидно, посвятила тело тлению.
Какой бы великолепной ни была проза, я счел преступлением не включить хотя бы одну цитату.

Шесть : «Необъяснение» процесса, который Виктор использует для создания монстра, — гениальное дело. Никакой другой подход не смог бы передать величие и значимость достижения, потому что мы бы знали, что это чушь собачья.Шелли сделала это идеально … что приятно вводит меня в …

Семь : Банальная, небрежная сцена с молнией — полностью работа Голливуда? Есть… НЕТ… молния… сцена? Ты шутишь, что ли? Даже в якобы «истинной» адаптации Кеннета Брана были электрические угри, обеспечивающие энергией процесс «он живой». Все это чушь. Я повторяю еще раз, Голливуд — это набор бесполезных инструментов. . ЛЖЕВЫ !!!

Восемь : Если говорить об инструментах, Виктор Франкенштейн — гигант.Насколько мне известно, он явно злодей пьесы. Однако то, что меня находило настолько захватывающим в произведениях Шелли, было моей нерешительностью, когда дело касалось характера Виктора. Я любил Виктора и даже восхищался им в начале рассказа и нашел его личное путешествие захватывающим. Он был гением, движимым желанием раскрыть секреты вселенной, и обладал безумной сосредоточенностью на «безумном ученом», необходимой для достижения такой высокой цели. Однако, когда пришло «рождение» монстра, я обнаружил, что болтаю взад и вперед на протяжении всей остальной истории.По иронии судьбы, момент его успеха и его реакция на жизнь, которую он сотворил, произошли тогда, когда он начал терять свою человечность в моих глазах.

Его обращение с монстром было отвратительным. Несмотря на это, Шелли смог заставить меня преодолеть мое отвращение и оценить позицию Франкенштейна, а также понять, почему он так не желал мириться с существованием «негодяя». Недостаточно для меня, чтобы простить ему отсутствие сострадания, но достаточно, чтобы увидеть в нем трагическую фигуру. Огромные реквизиты для Шелли, так как это отличный текст.

Девять : Я бы отнес монстра к лучшим литературным творениям всех времен. Это исключительное проявление научного мастерства и бессердечного безразличия человечества к его последствиям сделано мастерски. «Негодяй» Франкенштейна стал прообразом литературного изгоя, и каждое «неправильно понятое» существо с тех пор происходило из его чресл. Его характерный профиль феноменален, и точно так же, как действия Виктора вызывают спорадические моменты понимания его жестокого обращения с монстром, так бессмысленные акты подлой жестокости монстра сурово проверяют наше сострадание к нему.Проверено, согнуто и растянуто, но, по крайней мере, для меня, ни разу не сломалось. Я понимал его боль … Я понимал его гнев … Я понимал.

Ten : Здесь нет спойлеров, но окончательное разрешение отношений между Виктором и ребенком его гения было… звездным. Все было согласовано и ничего не решено. Наступает окончательный расчет, и он важен и бесполезен.

Одиннадцать : Я ожидал, что эта проза будет хорошей, но, никогда раньше не читая Шелли, я все же был удивлен тем, насколько она исключительна и приятна для слуха.Ее сочинение действительно находило отклик у меня, и мне нравилась ее способность безупречно сочетать эмоции, сюжетную динамику и высокий литературный фактор. Хорошо, хорошо.

Двенадцать : Роман построен как эпистолярная матрешка с использованием рамочной истории Капитана Уолтона , переписывающегося со своей сестрой о своей экспедиции на Северный полюс. Находясь на вершине мира, Уолтон находит Виктора Франкенштейна в затруднительном положении. Это заставляет Уолтона «ласточкин хвост» рассказывать историю Виктора, которая занимает большую часть романа и включает в себя невероятно трогательную историю «монстра», рассказанную собственными словами существа.Он великолепно выполнен, и я подумал, что обрамление было очень эффективным.

Thirteen : Несмотря на то, что я ранее разбил версии фильма, была одна сцена, которая, как мне показалось, была обработана на экране намного лучше, чем в этой истории. Изображение Кеннета Брана (см. Спойлер) [убийство Элизабет чудовищем (спрятать спойлер)] было гораздо более пугающим, чем более сдержанный рассказ Шелли. Я действительно ожидал, что этот сегмент будет гораздо более шокирующим, и в результате я был немного разочарован.Это, наверное, единственное, что мне не нравится в книге.

Четырнадцать : В моем списке самых любимых романов. Сюжет, история, персонажи, эмоции, образы, сила… все за гранью графика.

6.0 звезд. ВЫСОКАЯ ВОЗМОЖНАЯ РЕКОМЕНДАЦИЯ!

P.S. (или Fifteen : ) Я слушал аудиоверсию этого, прочитанного Саймоном Вэнсом, и его исполнение было экстраординарным, особенно его изображение «монстра». Обязательно проверьте это, если вы потребитель аудиокниг.

.

Франкенштейн; Или, Современный Прометей Мэри Уоллстонкрафт Шелли

Автор Шелли, Мэри Уоллстонкрафт, 1797–1851 гг.
Название Франкенштейн; Или, Современный Прометей
Примечание Существует улучшенное издание этого названия, электронная книга № 42324.
Язык Английский
Класс LoC PR: язык и литература: английская литература
Тема научная фантастика
Тема Сказки ужасов
Тема Готическая фантастика
Тема Ученые — Художественная литература
Тема Монстры — Художественная литература
Тема Франкенштейн, Виктор (Вымышленный персонаж) — Художественная литература
Тема Чудовище Франкенштейна (Вымышленный персонаж) — Художественная литература
Категория Текст
Электронная книга № 84
Дата выпуска
Статус авторского права Общественное достояние в США.
Загрузки 38607 загрузок за последние 30 дней.
Цена 0,00 $
.

Краткое содержание книги

Краткое содержание книги

Роман начинается с исследователя Роберта Уолтона, который ищет новый проход из России в Тихий океан через Северный Ледовитый океан. После нескольких недель, проведенных в море, команда корабля Уолтона находит исхудавшего человека Виктора Франкенштейна, плавающего в ледяном потоке при смерти. В серии писем Уолтона сестре в Англию он пересказывает трагическую историю Виктора.

Виктор вырос в Женеве, Швейцария. Он рано развившийся ребенок, быстро осваивает все новые предметы.Он вырос с Элизабет, сиротой, усыновленной его семьей. Виктор наслаждается наукой и клянется когда-нибудь изучать науку. Виктор готовится к отъезду на учебу в Ингольштадтский университет, когда его мать и Элизабет заболевают скарлатиной. Кэролайн умирает от болезни, и Элизабет выздоравливает.

В университете Виктор знакомится со своими профессорами М. Кремпе и М. Вальдманом. В течение двух лет Виктор увлекается учебой, впечатляя даже учителей и однокурсников.Он разрабатывает план воссоздания и реанимации мертвого тела. Он использует сочетание химии, алхимии и электричества, чтобы воплотить в жизнь свои амбиции.

Приведя существо к жизни, Виктор чувствует себя виноватым за то, что он принес в мир новую жизнь без всяких условий для ухода за «монстром». В страхе и отвращении он убегает от своего творения и своей совести. Монстр бродит по сельской местности, а Виктор ищет утешения в таверне недалеко от университета. Генри Клерваль, кажется, спасает Виктора и возвращает ему здоровье.

Альфонс пишет Виктору, чтобы тот немедленно вернулся домой, так как неизвестный нападавший убил его младшего брата, Уильяма, удушением. Жюстин Мориц, их домработницу, ложно обвиняют в убийстве Уильяма, и она охотно идет на виселицу. Виктор знает, кто убийца, но не может сказать своей семье или полиции. Он выезжает из Женевы, чтобы освежить свою измученную душу, и посещает гору Монтанверт, когда видит монстра, идущего против своего создателя с предложением — «сделай меня самим собой.Виктор отказывается, и монстр просит, чтобы его часть истории была услышана. Пара отступает в небольшую хижину на горе, где монстр рассказывает свою историю.

Монстр научился читать и понимать язык, чтобы следить за жизнью своей «приемной» семьи, Де Лейси. Пока монстр бродит по лесу, он натыкается на пиджак с записной книжкой и письмами, которые Виктор потерял. Из заметок чудовище узнает о своем творении. Он пережил отвержение со стороны человечества, но он не мстил человечеству в целом за свое несчастье.Вместо этого он решил отомстить семье своего создателя, чтобы отомстить за рану и горе, которые он переносит от других.

Продолжение на следующей странице …

.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Франкенштейн;
или, Современный Прометей
Монстр Франкенштейна
в первой адаптации фильма, (1910)
Автор Мэри Шелли
Язык Английский
Жанр Готика, Ужасы, Романтика, научная фантастика
Опубликован Соединенное Королевство
Издатель Lackington, Hughes, Harding, Mavor & Jones

Дата публикации

11 марта 1818 г.
Тип носителя Печать

Франкенштейн; или «Современный Прометей » — это роман, написанный Мэри Шелли.Речь идет о существе, созданном в результате странного научного эксперимента. Шелли начала писать рассказ, когда ей было девятнадцать. Он был опубликован, когда ей был двадцать один год. Первое издание было анонимно опубликовано в Лондоне в 1818 году. Имя Шелли фигурирует во втором издании, опубликованном во Франции в 1823 году.

Шелли путешествовал по региону Женевы, Швейцария, где происходит большая часть истории. Идеи об оккультизме были предметом разговоров среди ее попутчиков, особенно ее будущего мужа Перси Биши Шелли.Мэри, Перси, лорд Байрон и его врач Джон Полидори решили устроить соревнование, чтобы увидеть, кто может написать лучший рассказ ужасов. После нескольких недель размышлений о возможной сюжетной линии Шелли приснился ученый, который создал жизнь, и ужаснулся результату. Затем она написала Франкенштейн .

С момента публикации романа имя «Франкенштейн» часто используется для обозначения самого монстра. Такое использование иногда считается ошибочным, но комментаторы использования считают чудовищное чувство «Франкенштейна» общепринятым и приемлемым использованием. [1] [2] [3] Однако в романе чудовище называется «существо», «монстр», «демон», «негодяй», «мерзкое насекомое», «демон», » бытие »и« оно ». Говоря с Виктором Франкенштейном, монстр называет себя «Адамом твоих трудов», а в других местах — кем-то, кто «мог бы» быть «твоим Адамом», но вместо этого является «твоим падшим ангелом».

Различные издания книги

Виктор Франкенштейн — ученый, который хочет создать саму жизнь. Он сшивает части трупов преступников, казненных на виселице.Он оживляет свое творение во время грозы. Монстр пугает Франкенштейна. Он начинает убивать без причины или причины. Франкенштейн преследует монстра в Арктику и умирает, преследуя существо. Чудовище исчезает в тумане.

  1. ↑ Берген Эванс, «Комфортные слова», Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1957
  2. ↑ Брайан Гарнер, «Словарь современного американского употребления», Нью-Йорк, Оксфорд: Oxford University Press, 1998
  3. ↑ «Словарь американского английского языка Merriam-Webster», Merriam-Webster: 2002
.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.