Книга тайная опора петрановская: Людмила Петрановская читать онлайн полностью бесплатно без регистрации в Knigi-online.me

Содержание

Книга «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»

О книге «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»

Петрановская Людмила – автор книги «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка», известный психолог, педагог. Она проводит лекции и вебинары, посвящённые психологии семейных отношений. Писательница обращает большое внимание не только на научные факты, но и на случаи из практики множества людей, руководствуется собственным опытом. Всё это помогает ей наиболее полно понять особенности психики детей и взрослых и дать нужные рекомендации.

Автор книги помогает родителям разобраться в сложных отношениях с детьми. С этой информацией будет полезно познакомиться даже тем, кто ещё только планирует создать семью. Здесь подробно описаны важнейшие периоды в жизни ребёнка, например, кризис трёхлетнего возраста. Психолог даёт советы, как вести себя в той или иной ситуации, когда ребёнок только начинает ходить в школу, когда у него начинается подростковый кризис.

Все родители хотят построить хорошие и доверительные отношения со своими детьми. Именно в этой книге можно узнать, как это сделать, как сохранить привязанность и тёплые отношения со своим чадом даже спустя много лет, при этом не делая такую связь зависимостью. Автор рассуждает о роли детских садиков, общения с другими детьми. Она заставляет задуматься о том, как может повлиять воспитание в излишней строгости либо в абсолютной вседозволенности.

После прочтения книги можно будет задуматься о многом. Например, многие родители смогут увидеть, что то, что им кажется баловством или глупостью, является закономерным этапом в развитии детей. Они делают это не со злости или желания навредить, а таким образом узнают реакцию других на свои поступки, исследуют этот удивительный и неизведанный мир. Возможно, стоит дать им некоторую свободу в этом познании, не пытаясь навязать свои правила, не подгоняя под какие-то свои взрослые рамки. Тогда ребёнок сможет почувствовать, что ему доверяют и безусловно любят, а это очень важно для того, чтобы он стал уверенным и счастливым.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» Петрановская Людмила Владимировна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Людмила ПетрановскаяТайная опора. Привязанность в жизни ребенка

 
Любили тебя без особых причин
За то, что ты дочь,
За то, что ты сын,
За то, что малыш,
За то, что растешь,
За то, что на папу и маму похож.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется тайной опорой твоей.
 
В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни – это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего от своих предков не надо. Чуть более сложных родители только помещают в благоприятную среду, а там уж сами. Еще более сложным – стараются оставить пропитание на первое время. Так поступают некоторые насекомые. Отдельные виды рыб своих мальков уже охраняют. Многие рептилии защищают кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. А вот птицы уже обязательно высиживают, кормят и учат птенцов, совершая иногда чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и детство их длиннее, чем у птенцов. Родители зверенышей их не только кормят, охраняют и учат – они с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, человек и в самом деле – венец творения. Потому что самые беспомощные детеныши и самое долгое детство на планете – четверть жизни – у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы. Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а сейчас и в двадцать два – не всегда.

Получается, чтобы выросло существо, которое не просто реализует записанные в генах программы, как миллиарды его предков миллионы лет да него, вроде тараканов каких-нибудь, а строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания, задается вечными вопросами бытия, имеет ценности, дерзает, верит, любит, – одним словом, существо разумное и свободное, необходим довольно долгий период полной беспомощности и зависимости. Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неприспособленность к миру – в способность этот мир творчески изменять.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Каждый, кто растит детей, идет по нему. В этой книге мы пройдем его, шаг за шагом, от рождения до взрослости, и попробуем понять: как это работает?

Я сразу хочу сказать: книжка эта не строго научная. Мне хотелось бы иметь параллельно еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и каждое утверждение проверить. Но второй жизни у меня нет, а в этой я выбрала быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из своей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, самая суть, теория привязанности – теория вполне научная, по ней есть множество интереснейших исследований и публикаций, на какие-то из них я буду ссылаться по ходу рассказа. Но я вполне отдаю себе отчет, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, а какие-то вообще сложно проверить. Теория привязанности еще не является мэйнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что я не знаю на данный момент подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии более глубокого, точного и эффективного в практической работе. Немало проблем, отравляющих жизнь множества людей, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже привычные, можно было бы вполне успешно и надежно решить. Я уверена, когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели растят детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому я прямо сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, прислушивайтесь к себе, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то идет иначе, не надо сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, и реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним это происходит иначе или даже с точностью до наоборот – просто подумайте, почему так может быть. У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, у вас в жизни могут быть сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта – не исключение. Вы – родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете, как никто, даже если временами вам кажется, что совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация к размышлению, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида. Но решать, что делать прямо сейчас с вашим собственным малышом, который плачет, дерется или испуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что книга – слушайте интуицию.

В книге мы пройдем вместе с ребенком и его родителями через все детство: от рождения до взрослости. Мы построим «дорожную карту» взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многопланово, меняются и развиваются его тело, его интеллект и способности, но мы сосредоточимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, тем, как они, с одной стороны, зависят от развития всего остального, с другой – влияют на это развитие. Каждая глава книжки – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые задачи возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Мы постараемся понять логику: как зависимость и беспомощность превращаются в зрелость, как наши любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино. Будет здорово, если каждый раз вы будете ненадолго отрываться от книги и вспоминать похожие – или непохожие – ситуации, в которых вы были сами или которые наблюдали, и попробовали проанализировать их с точки зрения прочитанного. А может быть, захочется что-то перечитать или пересмотреть под новым углом зрения.

Иногда мы будем как бы подниматься над нашей тропой для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как же это устроено. Если тема покажется вам особенно интересной, имеет смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки. Обещаю не перегружать повествование терминами и упоминать только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере движения по маршруту мы будем время от времени делать практические выводы: как же вести себя взрослым, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, был наполнен привязанностью и успешно превращал ее в самостоятельность. И чтобы вам с ним было легче и радостней, и родительство было для вас требующим самоотдачи счастьем, а не каторгой или вечно сдаваемым невесть кому экзаменом со страхом ошибки.

* * *

По замыслу, книжка, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем от начала и до конца «хорошее» детство, детство без особых проблем и катаклизмов, и постараемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать стержень личности, во многом определяя всю дальнейшую жизнь. Отсюда и название: «Тайная опора». Понимая логику развития своих отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, а как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе и хорошего поведения, и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям лучший старт в жизни – и мы вместе убедимся в этом, шаг за шагом следуя по детству.

Вторая книжка «Дети, раненные в душу» будет более грустной – в ней речь пойдет о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили благополучный, задуманный природой маршрут. Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Тема эта мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями детей, раненных в душу. Однако от травм привязанности не застрахован никто, и самая благополучная в социальном смысле семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и прочие обстоятельства, очень чувствительные для ребенка. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут ребенка не понимать или обижать, даже если любят. Мы будем говорить о том, что с происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто отсылать сюда, а здесь – к ней.

Третья книжка – так уж получилось – уже вышла в свет, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда контакт с ребенком потерян, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах. В ней предлагается разобраться в происходящем именно с точки зрения теории привязанности, поэтому какие-то моменты перекликаются с тем, о чем пойдет речь здесь. Многие родители ее уже прочли и уверяют, что оно работает. Да, оно работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам с ребенком стало трудно, можно начать с нее, самая суть теории привязанности там кратко изложена.

 

И, наконец, четвертая книжка – она будет дополнительна и параллельна к третей, и называться, соответственно, «Если быть родителем трудно». К ней я пока даже не приступала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как накрывают собственные травмы привязанности, как сложно бывает выдерживать прессинг общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя родители совершают ради детей. Чем больше я работаю, тем больше люблю и уважаю родителей, таких разных, и таких самоотверженных в своей любви к детям. И очень хотелось бы написать книжку только для них, про то, как можно стать для своих детей лучшим родителем, чем были твои собственные.

Возможно, со временем в серии появятся и еще какие-то книги, но вот эти четыре я для себя считаю must done и очень постараюсь их написать в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие по детству по тропе привязанности, то начнем.

Глава 1
От рождения до года. Приглашение в жизнь

А начинается у всех одинаково.

Двое, которые связаны так тесно, как только можно, но при этом совсем не знают друг друга, даже не видели в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных подстроек – и несколько тяжелых часов на переход из мира в мир, на то, чтобы покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости. А взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) – серьезен, ясен и сосредоточен. Полная собранность.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбы. Запечатлевает в глубинах памяти главное лицо в своей жизни, лицо человека, который станет демиургом его мира, который будет в этом мире разгонять тучи или устраивать жестокие потопы, дарить блаженство или изгонять из рая, заселять мир монстрами или ангелами, казнить или миловать, давать или отнимать, а скорее всего – и то, и другое вперемежку. Есть с чего быть серьезным.

Так начинается история длиною в жизнь, история связи, которая соединит ребенка и мать почти так же прочно, как соединяла пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как выходит в открытый космос космонавт, соединенный с кораблем. В отличие от пуповины, связь эта не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка. Она идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Привязанность. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньшее, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий детеныш рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила сложную задачу стоящую перед ней: совместить прямохождение (а значит, узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, объемный череп) ребенка. Надо было как-то выкручиваться. Поэтому в лице нашего вида была использована обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. Огромная кенгуру рожает крохотного, с креветку размером, детеныша, который пока не способен находиться отдельно от матери. И потом еще некоторое время донашивает его в сумке. Если он не попадет сразу же в сумку матери – очень быстро погибнет от голода и холода.

Также и дети. Каждый младенец, приходящий в мир, на глубоком, инстинктивном уровне знает правила игры. Они просты и суровы.

Правило первое. Сам по себе ты не жилец. Если будет взрослый, который будет считать тебя своим, который станет о тебе заботиться, кормить, согревать и защищать тебя – будешь жить, расти и развиваться. Не найдется такого – значит, в этой жизни для тебя места нет, прости, попытка не удалась.

Потребность ребенка в заботе взрослого – потребность жизненно важная, витальная. Это не про «хорошо бы», не про «без мамы одиноко и грустно», это – про жизнь или смерть. Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу – и есть наша «сумка», предназначенная для того, чтобы ребенка доносить, своеобразная внешняя утроба, переходный шлюз между рождением и выходом в мир. Она заложена в тех глубоких участках мозга, которые ничего не знают про молочные смеси, кювезы или дома ребенка. Там, в очень мало изученных глубинах психики новорожденного, именно это высечено на скрижалях: стань чьим-то – или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность – витальная потребность, уровень значимости – максимальный. Без нее не живут.

С этим обстоятельством связано правило второе. Если вдруг взрослого рядом не оказывается, или он не торопится заботиться и защищать, ты, малыш, сразу не сдавайся. Ты же не просто капризничаешь, ты за жизнь борешься, тут деликатность неуместна. Не приходит – зови громче. Не хочет – заставь. Забыл – напомни. Не уверен в нем – лишний раз перепроверь, по-прежнему ли он – твой взрослый и считает ли тебя своим. Тут важна бдительность. Ставка высока. Борись!

И это вторая важная вещь, которую стоит запомнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет добиваться подтверждений связи, стремиться ее сохранить и укрепить любой ценой. Любой. Потому что, на кону – его жизнь.

Вот поэтому, едва родившись, младенец сразу принимается за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в привязанность. Привязать к себе, да покрепче. У него для этого есть все необходимое, природа его оснастила как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик – это, конечно, главное оружие новорожденного. А что он еще может? Пока даже собственные руки-ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричит, а КРИЧИТ. Вопит. Орет.

Объективно плач новорожденного – звук не такой уж громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме – ну чем таким может поразить его крохотный человечек по сравнению с дрелью соседа, грохотом метро, ревом взлетающих самолетов, треском мотоцикла, музыкой, грохочущей отовсюду? Однако от любого из этих звуков, хоть и неприятных, мы можем как-то абстрагироваться. Научиться не слышать, не замечать и даже спать под них. Говорят, во время войн люди и под канонаду засыпали. А от плача младенца абстрагироваться мы не можем. Он проникает «в самую печень», он «мертвого поднимет», он попадает в какой-то такой диапазон частот, который пробуждает в нас инстинкт заботящегося взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что ты устал и хочешь спать, или болен, неважно, что ты занят чем-то другим, неважно, хочешь ли, можешь ли, – быстро, прямо сейчас, все бросил, встал и пошел к ребенку. Это действует, даже если плачет чужой ребенок: мы оглядываемся, беспокоимся, а уж если наш, мы готовы на что угодно, лишь бы это прекратилось: кормить, согревать, мыть, качать – все, что нужно, чтобы младенец был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы поврежден, временно (например, под воздействием изменяющих психику веществ: алкоголя, наркотиков) или устойчиво (из-за психического расстройства, собственного крайне травматичного опыта, органического поражения мозга). Тогда крик младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без внимания, либо вызывает патологическую, не предусмотренную природой реакцию: ярость или отчаяние. Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда орущего ребенка бьют об стену или в окно выбрасывается мать в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломать инстинкт, вместо того, чтобы его слушаться, имели место и во вполне респектабельном обществе, например, в начале XX века в поездах весьма развитых и благополучных стран пытались установить звукоизолирующие боксы для младенцев. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и дырочками для воздуха, куда родителям предлагалось укладывать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров. От идеи быстро отказались – все же пожалели детей, хотя и в наши дни то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевозите детей как-то отдельно или сидите с ними дома».

Впрочем, не все же кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни в один прекрасный момент ребенок делает это. То, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звать друг друга, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонят родным и рассказывают друзьям, что их ребенок сегодня в самый первый раз – улыбнулся.

Казалось бы, что такого? Крошечное существо слегка растянуло свой беззубый ротик. А еще немного позже научилось добавлять к этой гримаске негромкий звук – смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимого блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что с этого момента взрослые готовы в лепешку расшибиться, чтобы он сделал так еще раз. И еще. И еще. Мы опять готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, размахивать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кошку работать зоопарком, а дедушку шелестеть газетой, – да все, что угодно, лишь бы он смеялся почаще. Лишь бы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Догадываетесь, на что похоже? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все, что ему нужно для роста и развития, вознаграждая родителей за труды мгновениями неземного блаженства. Это тоже работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Как секс сделан приятным, чтобы мы не ленились плодиться и размножаться, уход за младенцем тоже сопровождается вознаграждением в виде выброса гормонов удовольствия в кровь.

На самом деле ребенок может даже ничего не делать особенного, все равно он вовлекает нас в привязанность – просто самим своим видом. Большая голова, пухлое личико, носик пуговкой, большие глаза, короткие руки и ноги, – все это обращено к инстинкту заботы. А как он сладко пахнет…

Известно, что при случайном попадании в поле зрения фигуры с младенческими пропорциями, мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт требует посмотреть внимательней и убедиться, что с ребенком все в порядке. Кроме того, фигуры с младенческими пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы они нравились. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании картинок-брендов, вспомнить хоть Микки-Мауса или Олимпийского Мишку.

Той же цели – удержать контакт со взрослым – служат рефлексы, доставшиеся людям от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко хватается за палец или за волосы взрослого, а если его слишком резко опустить и положить, вскидывает ручками и ножками, как бы стараясь охватить лапу взрослого. Нашим предкам это помогало не потерять детеныша, если приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Только родившийся ребенок уже может узнать свою мать по звуку голоса, запаху и вкусу молока, а сразу после родов, если нормально себя чувствует, пристально смотрит матери в лицо, запечатлевая его в глубине памяти – это инстинктивная программа импринтинга (запечатлевания), существующая у млекопитающих и птиц.

Импритинг животных – простая и потому очень негибкая программа привязанности. Например, австрийский исследователь Конрад Лоренц описывал случай, когда вылупившиеся из яиц гусята увидели в первые минуты своей жизни не маму-гусыню, а его ботинки. После этого они считали мамой ботинки и ходили за ними повсюду. Человеческий инстинкт устроен намного сложнее, иначе с момента появления родильных домов все дети считали бы родителями только врачей в белых халатах, а своих родителей игнорировали. К счастью, это не так, и дети, по тем или иным причинам, не получившие опыт послеродового импринтинга, все равно потом любят тех взрослых, которые о них заботятся.

Не менее важен в первые часы после рождения тактильный контакт младенца с матерью, причем не только для него, но и для нее. Ведь тело и психика матери тоже заточены природой на то, чтобы заботиться о ребенке. Ее грудь наполняется молоком, и если не приложить к ней ребенка, набухает и болит. Ее растянутая и кровоточащая после родов матка сокращается и быстрее заживает в ответ на сосание младенца. Матери нужно слышать дыхание ребенка, чувствовать его кожей, нюхать, целовать, это доставляет удовольствие и приносит успокоение. Если ребенка отделяют от матери, ей неспокойно, она не находит себе места, ее мучают тревожные фантазии о том, что с ним что-то случится, что его украдут, подменят, что он заболеет, умрет. Она хочет быть с ним, все ее мысли и чувства – о ребенке, она достаточно легко просыпается на его зов, даже если утомлена родами.

 

Есть даже гипотеза, что такое тяжелое расстройство психики, как послеродовая депрессия, связано с практикой отделения новорожденного от матери после родов «ради отдыха» женщины или для медицинской помощи ребенку. Если мать лишена возможности держать ребенка у груди, смотреть на него, вдыхать его запах, глубинные, инстинктивные слои ее психики трактуют это как гибель малыша. Ты родила, но его нет – значит, ребенок умер. Ведь никакие «отдельные палаты для новорожденных» в древнюю программу не вписаны. И начинается переживание потери ребенка, горевание, тоже очень глубокая древняя программа, которая есть у многих млекопитающих, например, мы можем наблюдать ее у кошек и собак, потерявших потомство. Сначала мать страдает от мучительной тревоги, мечется, не находит себе места. Потом погружается в депрессию и отчаяние, прерывающееся вспышками гнева.

Однако ребенок-то жив, они возвращаются домой, за ним надо ухаживать, окружающие ждут от женщины счастливого и заботливого материнства. Но для глубинных слоев ее психики ребенок – умер. Его нет. А это какой-то другой, чужой, наверное. И почему она должна о нем заботиться? Ребенок не радует, он не нравится, не вызывает умиления, его беспомощность и требовательность раздражают вплоть до ярости. Семья и окружающие обычно не понимают, что происходит, да и сама женщина не решается признаться, что не любит ребенка, которого ждала и хотела. В самых тяжелых случаях страдания бывают столь невыносимы, или страх перед собственной яростью к ребенку так пугает, что мать может даже совершить попытку самоубийства.

Если материнский инстинкт в порядке, мама готова и хочет принадлежать ребенку, стать для него своим взрослым, взять на себя ответственность за новую жизнь. Это странное чувство – она не принадлежит себе, она несвободна, привязана всеми чувствами к этому пищащему комочку – и она счастлива. Если ребенок первый, это новое состояние может быть ошеломляющим.

1. Это лишь одна из возможных причин. Послеродовая депрессия иногда развивается и у женщин, которые имели контакт с ребенком после родов, и ее чаще всего не бывает, даже если контакта не было. Однако в ряде случаев, видимо, механизм именно таков. Подробнее о послеродовой депрессии, ее возможных последствиях и о том, как помочь матери и малышу, пойдет речь в книге «Дети, раненые в душу».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» — Людмила Петрановская

Автор книги «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» – Людмила Петрановская – психолог- педагог, специалист по семейной психологии, писатель и руководитель вебинаров и семинаров на темы семейных взаимоотношений. «Тайная опора» – первая книга серии «Близкие люди», в которой раскрыты  различные аспекты привязанности: как привязанность влияет на взрослую жизнь, как помогает создать стержень личности, как определяет судьбу человека.

На нашем литературном сайте вы можете купить или прочитать онлайн книгу Людмилы Петрановской «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»

Людмила Петрановская –  психолог, ориентированный на практику и ее соображения основаны на примерах из жизни клиентов, личных наблюдениях, рассказах читателей ее блога. Книга  не имеет четко подкрепленной научными исследованиями доказательной базы и автор не утверждает, что ее мнение – истина в последней инстанции. В своих книгах она простым и доступным языком делится своим пониманием, наблюдениями  и чувствами. Читая ее книги можно разобраться в отношениях с детьми, понять, как глубокая привязанность влияет на поведение ребенка, на раскрытие его потенциала и способностей, на успешность в дальнейшем. Людмила Петрановская просто и доходчиво подталкивает читателей пересмотреть свои взгляды на воспитание, увидеть проблемы под другим углом. Она не категорична в своем мнении. Советы несут рекомендательный характер и подкреплены объяснениями и примерами из практики автора, а также истории различных культур.

Книга поможет найти ответы на многие вопросы. Стоит ли заниматься ранним развитием ребенка? Как влияют на детей «спартанские» методы воспитания? Какую пользу или вред принесет воспитание в детском саду? Вопросы свободы в воспитании подростка. Как построить доверительные отношения, которые сохранятся с выросшим ребенком? Вопросы, которые поднимает Людмила Петрановская, актуальны для современной действительности. Структура книги позволяет проследить влияние привязанности с момента рождения ребенка, подробно останавливаясь на каждом возрастном этапе: задачи и кризисы младенца, трехлетки, дошкольника, подростка.

«Тайная опора» – это призыв ко всем сознательным современным родителям быть более внимательными к своим детям. Ведь многое из того, что раздражает и злит родителей в поведении детей, из-за чего хочется воспитывать, поучать, а иногда и ломать их, дети делают не из вредности, а потому что учатся жить, познают мир, проверяют «реакции» других людей на их действия.

Автор на примерах показывает насколько важно дать малышу опору в виде безусловной любви, как эта привязанность будет поддерживать человека по жизни, как повлияет на развитие гармоничной личности и его счастливое будущее. И наоборот, как отсутствие поддержки родителей создает проблемы и психологические травмы при формировании личности, как это проявляется в поведении и характере человека.

Книгу «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» можно  скачать в форматах fb2, epub, pdf, txt, doc, rtf по ссылке ниже

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО КНИГУ «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»

По ссылке доступен фрагмент книги, который предоставлен издателем для бесплатного ознакомления.
После прочтения вы можете купить полную версию книги по ссылке в конце ознакомительного фрагмента


«Тайная опора Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-094095-0

Книгу купила по причине огромного количества очень положительных отзывов. Я в курсе вступительного слова автора, где она предлагает говорить простым языком без ссылок на научные изыскания. Но книгу захотелось закрыть сразу на первом упоминании «материнского инстинкта». Единственный инстинкт у человека — поднимать брови, когда видишь знакомое лицо. И ещё несколько рефлексов, в том числе младенческие, которые описаны в книге, но кажется тоже названы инстинктами. Ошибочное представление о материнском поведении как о врожденном инстинкте порождает кучу проблем и комплексов, которые эта же книга частично хочет решить. Материнское поведение — это социальный навык, ему можно обучаться, именно поэтому есть возможность не поступать так, как родители, по отношению к своим детям.
Между началом и концом книги идет крепкий уверенный разбор возрастных этапов, к нему с учетом авторских оговорок о простом способе изложения претензий практически нет. Отличная инструкция для тех, кто в стрессе и не знает что делать с ребенком. Вот просто успокоительный бульон для перфекционистов, которые и ребенка вырастить хотят хорошо и сами хотят быть хорошими. При этом это не первая книга не тему возрастных переходов, которая в принципе попалась мне в руки. Но представление о взрослении человека как о череде наполнений привязанности и последующих сепараций довольно интересная.
Но имеются вопросы к позиции автора по поводу последнего «прыжка во взрослую жизнь». Здесь концепция как-то дает сбой, потому что следуя «теории привязанности» автор не учитывает ни «теорию поколений» ни «второй демографический переход», когда говорит о бунте подростков и о том, как древнее животное начало в человеке требует церемонии инициации с риском для жизни, а наше такое сякое общество ему не дает. Сейчас повысилась ценность отдельно взятой человеческой жизни, недопустимо сейчас давать подросткам физические испытания с риском для жизни просто чтобы проверить их на «совершеннолетие» — лучше научите их базовой юридической грамотности, реальная жизнь она ещё не так может испытать на прочность, как ритуалам и не снилось. Центениалы (рожденные после 2000 года) так и вовсе по исследованиям социологов не подвергнуты стремлению резко сепарироваться, поссориться, съехать от родителей или делать всё им наперекор. Новое поколение с новыми ценностями. И это не объясняется тем, что все они просто инфантильные кидалты, которые не прошли сепарацию — как предостерегает автор. Это — новое поколение. (и нет — это я не о себе)

Читать книгу Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка Людмилы Петрановской : онлайн чтение

Людмила Владимировна Петрановская
Тайная опора: привязанность в жизни ребенка

 
Любили тебя без особых причин
За то, что ты дочь,
За то, что ты сын,
За то, что малыш,
За то, что растешь,
За то, что на папу и маму похож.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется тайной опорой твоей.
 

В. Берестов


Введение

Вся эволюция жизни – это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего от своих предков не надо. Чуть более сложных родители только помещают в благоприятную среду, а там уж сами. Еще более сложным – стараются оставить пропитание на первое время. Так поступают некоторые насекомые. Отдельные виды рыб своих мальков уже охраняют. Многие рептилии защищают кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. А вот птицы уже обязательно высиживают, кормят и учат птенцов, совершая иногда чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и детство их длиннее, чем у птенцов. Родители зверенышей их не только кормят, охраняют и учат – они с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, человек и в самом деле – венец творения. Потому что самые беспомощные детеныши и самое долгое детство на планете – четверть жизни – у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы. Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а сейчас и в двадцать два – не всегда.

Получается, чтобы выросло существо, которое не просто реализует записанные в генах программы, как миллиарды его предков миллионы лет да него, вроде тараканов каких-нибудь, а строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания, задается вечными вопросами бытия, имеет ценности, дерзает, верит, любит, – одним словом, существо разумное и свободное, необходим довольно долгий период полной беспомощности и зависимости. Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неприспособленность к миру – в способность этот мир творчески изменять.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Каждый, кто растит детей, идет по нему. В этой книге мы пройдем его, шаг за шагом, от рождения до взрослости, и попробуем понять: как это работает?

Я сразу хочу сказать: книжка эта не строго научная. Мне хотелось бы иметь параллельно еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и каждое утверждение проверить. Но второй жизни у меня нет, а в этой я выбрала быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из своей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, самая суть, теория привязанности – теория вполне научная, по ней есть множество интереснейших исследований и публикаций, на какие-то из них я буду ссылаться по ходу рассказа. Но я вполне отдаю себе отчет, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, а какие-то вообще сложно проверить. Теория привязанности еще не является мэйнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что я не знаю на данный момент подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии более глубокого, точного и эффективного в практической работе. Немало проблем, отравляющих жизнь множества людей, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже привычные, можно было бы вполне успешно и надежно решить. Я уверена, когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели растят детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому я прямо сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, прислушивайтесь к себе, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то идет иначе, не надо сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, и реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним это происходит иначе или даже с точностью до наоборот – просто подумайте, почему так может быть. У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, у вас в жизни могут быть сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта – не исключение. Вы – родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете, как никто, даже если временами вам кажется, что совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация к размышлению, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида. Но решать, что делать прямо сейчас с вашим собственным малышом, который плачет, дерется или испуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что книга – слушайте интуицию.

В книге мы пройдем вместе с ребенком и его родителями через все детство: от рождения до взрослости. Мы построим «дорожную карту» взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многопланово, меняются и развиваются его тело, его интеллект и способности, но мы сосредоточимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, тем, как они, с одной стороны, зависят от развития всего остального, с другой – влияют на это развитие. Каждая глава книжки – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые задачи возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Мы постараемся понять логику: как зависимость и беспомощность превращаются в зрелость, как наши любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино. Будет здорово, если каждый раз вы будете ненадолго отрываться от книги и вспоминать похожие – или непохожие – ситуации, в которых вы были сами или которые наблюдали, и попробовали проанализировать их с точки зрения прочитанного. А может быть, захочется что-то перечитать или пересмотреть под новым углом зрения.

Иногда мы будем как бы подниматься над нашей тропой для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как же это устроено. Если тема покажется вам особенно интересной, имеет смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки. Обещаю не перегружать повествование терминами и упоминать только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере движения по маршруту мы будем время от времени делать практические выводы: как же вести себя взрослым, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, был наполнен привязанностью и успешно превращал ее в самостоятельность. И чтобы вам с ним было легче и радостней, и родительство было для вас требующим самоотдачи счастьем, а не каторгой или вечно сдаваемым невесть кому экзаменом со страхом ошибки.

* * *

По замыслу, книжка, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем от начала и до конца «хорошее» детство, детство без особых проблем и катаклизмов, и постараемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать стержень личности, во многом определяя всю дальнейшую жизнь. Отсюда и название: «Тайная опора». Понимая логику развития своих отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, а как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе и хорошего поведения, и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям лучший старт в жизни – и мы вместе убедимся в этом, шаг за шагом следуя по детству.

Вторая книжка «Дети, раненные в душу» будет более грустной – в ней речь пойдет о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили благополучный, задуманный природой маршрут. Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Тема эта мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями детей, раненных в душу. Однако от травм привязанности не застрахован никто, и самая благополучная в социальном смысле семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и прочие обстоятельства, очень чувствительные для ребенка. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут ребенка не понимать или обижать, даже если любят. Мы будем говорить о том, что с происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто отсылать сюда, а здесь – к ней.

Третья книжка – так уж получилось – уже вышла в свет, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда контакт с ребенком потерян, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах. В ней предлагается разобраться в происходящем именно с точки зрения теории привязанности, поэтому какие-то моменты перекликаются с тем, о чем пойдет речь здесь. Многие родители ее уже прочли и уверяют, что оно работает. Да, оно работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам с ребенком стало трудно, можно начать с нее, самая суть теории привязанности там кратко изложена.

И, наконец, четвертая книжка – она будет дополнительна и параллельна к третей, и называться, соответственно, «Если быть родителем трудно». К ней я пока даже не приступала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как накрывают собственные травмы привязанности, как сложно бывает выдерживать прессинг общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя родители совершают ради детей. Чем больше я работаю, тем больше люблю и уважаю родителей, таких разных, и таких самоотверженных в своей любви к детям. И очень хотелось бы написать книжку только для них, про то, как можно стать для своих детей лучшим родителем, чем были твои собственные.

Возможно, со временем в серии появятся и еще какие-то книги, но вот эти четыре я для себя считаю must done и очень постараюсь их написать в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие по детству по тропе привязанности, то начнем.

Глава 1
От рождения до года. Приглашение в жизнь

А начинается у всех одинаково.

Двое, которые связаны так тесно, как только можно, но при этом совсем не знают друг друга, даже не видели в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных подстроек – и несколько тяжелых часов на переход из мира в мир, на то, чтобы покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости. А взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) – серьезен, ясен и сосредоточен. Полная собранность.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбы. Запечатлевает в глубинах памяти главное лицо в своей жизни, лицо человека, который станет демиургом его мира, который будет в этом мире разгонять тучи или устраивать жестокие потопы, дарить блаженство или изгонять из рая, заселять мир монстрами или ангелами, казнить или миловать, давать или отнимать, а скорее всего – и то, и другое вперемежку. Есть с чего быть серьезным.

Так начинается история длиною в жизнь, история связи, которая соединит ребенка и мать почти так же прочно, как соединяла пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как выходит в открытый космос космонавт, соединенный с кораблем. В отличие от пуповины, связь эта не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка. Она идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Привязанность. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньшее, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий детеныш рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила сложную задачу стоящую перед ней: совместить прямохождение (а значит, узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, объемный череп) ребенка. Надо было как-то выкручиваться. Поэтому в лице нашего вида была использована обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. Огромная кенгуру рожает крохотного, с креветку размером, детеныша, который пока не способен находиться отдельно от матери. И потом еще некоторое время донашивает его в сумке. Если он не попадет сразу же в сумку матери – очень быстро погибнет от голода и холода.

Также и дети. Каждый младенец, приходящий в мир, на глубоком, инстинктивном уровне знает правила игры. Они просты и суровы.

Правило первое. Сам по себе ты не жилец. Если будет взрослый, который будет считать тебя своим, который станет о тебе заботиться, кормить, согревать и защищать тебя – будешь жить, расти и развиваться. Не найдется такого – значит, в этой жизни для тебя места нет, прости, попытка не удалась.

Потребность ребенка в заботе взрослого – потребность жизненно важная, витальная. Это не про «хорошо бы», не про «без мамы одиноко и грустно», это – про жизнь или смерть. Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу – и есть наша «сумка», предназначенная для того, чтобы ребенка доносить, своеобразная внешняя утроба, переходный шлюз между рождением и выходом в мир. Она заложена в тех глубоких участках мозга, которые ничего не знают про молочные смеси, кювезы или дома ребенка. Там, в очень мало изученных глубинах психики новорожденного, именно это высечено на скрижалях: стань чьим-то – или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность – витальная потребность, уровень значимости – максимальный. Без нее не живут.

С этим обстоятельством связано правило второе. Если вдруг взрослого рядом не оказывается, или он не торопится заботиться и защищать, ты, малыш, сразу не сдавайся. Ты же не просто капризничаешь, ты за жизнь борешься, тут деликатность неуместна. Не приходит – зови громче. Не хочет – заставь. Забыл – напомни. Не уверен в нем – лишний раз перепроверь, по-прежнему ли он – твой взрослый и считает ли тебя своим. Тут важна бдительность. Ставка высока. Борись!

И это вторая важная вещь, которую стоит запомнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет добиваться подтверждений связи, стремиться ее сохранить и укрепить любой ценой. Любой. Потому что, на кону – его жизнь.

Вот поэтому, едва родившись, младенец сразу принимается за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в привязанность. Привязать к себе, да покрепче. У него для этого есть все необходимое, природа его оснастила как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик – это, конечно, главное оружие новорожденного. А что он еще может? Пока даже собственные руки-ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричит, а КРИЧИТ. Вопит. Орет.

Объективно плач новорожденного – звук не такой уж громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме – ну чем таким может поразить его крохотный человечек по сравнению с дрелью соседа, грохотом метро, ревом взлетающих самолетов, треском мотоцикла, музыкой, грохочущей отовсюду? Однако от любого из этих звуков, хоть и неприятных, мы можем как-то абстрагироваться. Научиться не слышать, не замечать и даже спать под них. Говорят, во время войн люди и под канонаду засыпали. А от плача младенца абстрагироваться мы не можем. Он проникает «в самую печень», он «мертвого поднимет», он попадает в какой-то такой диапазон частот, который пробуждает в нас инстинкт заботящегося взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что ты устал и хочешь спать, или болен, неважно, что ты занят чем-то другим, неважно, хочешь ли, можешь ли, – быстро, прямо сейчас, все бросил, встал и пошел к ребенку. Это действует, даже если плачет чужой ребенок: мы оглядываемся, беспокоимся, а уж если наш, мы готовы на что угодно, лишь бы это прекратилось: кормить, согревать, мыть, качать – все, что нужно, чтобы младенец был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы поврежден, временно (например, под воздействием изменяющих психику веществ: алкоголя, наркотиков) или устойчиво (из-за психического расстройства, собственного крайне травматичного опыта, органического поражения мозга). Тогда крик младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без внимания, либо вызывает патологическую, не предусмотренную природой реакцию: ярость или отчаяние. Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда орущего ребенка бьют об стену или в окно выбрасывается мать в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломать инстинкт, вместо того, чтобы его слушаться, имели место и во вполне респектабельном обществе, например, в начале XX века в поездах весьма развитых и благополучных стран пытались установить звукоизолирующие боксы для младенцев. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и дырочками для воздуха, куда родителям предлагалось укладывать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров. От идеи быстро отказались – все же пожалели детей, хотя и в наши дни то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевозите детей как-то отдельно или сидите с ними дома».

Впрочем, не все же кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни в один прекрасный момент ребенок делает это. То, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звать друг друга, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонят родным и рассказывают друзьям, что их ребенок сегодня в самый первый раз – улыбнулся.

Казалось бы, что такого? Крошечное существо слегка растянуло свой беззубый ротик. А еще немного позже научилось добавлять к этой гримаске негромкий звук – смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимого блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что с этого момента взрослые готовы в лепешку расшибиться, чтобы он сделал так еще раз. И еще. И еще. Мы опять готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, размахивать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кошку работать зоопарком, а дедушку шелестеть газетой, – да все, что угодно, лишь бы он смеялся почаще. Лишь бы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Догадываетесь, на что похоже? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все, что ему нужно для роста и развития, вознаграждая родителей за труды мгновениями неземного блаженства. Это тоже работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Как секс сделан приятным, чтобы мы не ленились плодиться и размножаться, уход за младенцем тоже сопровождается вознаграждением в виде выброса гормонов удовольствия в кровь.

На самом деле ребенок может даже ничего не делать особенного, все равно он вовлекает нас в привязанность – просто самим своим видом. Большая голова, пухлое личико, носик пуговкой, большие глаза, короткие руки и ноги, – все это обращено к инстинкту заботы. А как он сладко пахнет…

Известно, что при случайном попадании в поле зрения фигуры с младенческими пропорциями, мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт требует посмотреть внимательней и убедиться, что с ребенком все в порядке. Кроме того, фигуры с младенческими пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы они нравились. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании картинок-брендов, вспомнить хоть Микки-Мауса или Олимпийского Мишку.

Той же цели – удержать контакт со взрослым – служат рефлексы, доставшиеся людям от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко хватается за палец или за волосы взрослого, а если его слишком резко опустить и положить, вскидывает ручками и ножками, как бы стараясь охватить лапу взрослого. Нашим предкам это помогало не потерять детеныша, если приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Только родившийся ребенок уже может узнать свою мать по звуку голоса, запаху и вкусу молока, а сразу после родов, если нормально себя чувствует, пристально смотрит матери в лицо, запечатлевая его в глубине памяти – это инстинктивная программа импринтинга (запечатлевания), существующая у млекопитающих и птиц.

Импритинг животных – простая и потому очень негибкая программа привязанности. Например, австрийский исследователь Конрад Лоренц описывал случай, когда вылупившиеся из яиц гусята увидели в первые минуты своей жизни не маму-гусыню, а его ботинки. После этого они считали мамой ботинки и ходили за ними повсюду. Человеческий инстинкт устроен намного сложнее, иначе с момента появления родильных домов все дети считали бы родителями только врачей в белых халатах, а своих родителей игнорировали. К счастью, это не так, и дети, по тем или иным причинам, не получившие опыт послеродового импринтинга, все равно потом любят тех взрослых, которые о них заботятся.

Не менее важен в первые часы после рождения тактильный контакт младенца с матерью, причем не только для него, но и для нее. Ведь тело и психика матери тоже заточены природой на то, чтобы заботиться о ребенке. Ее грудь наполняется молоком, и если не приложить к ней ребенка, набухает и болит. Ее растянутая и кровоточащая после родов матка сокращается и быстрее заживает в ответ на сосание младенца. Матери нужно слышать дыхание ребенка, чувствовать его кожей, нюхать, целовать, это доставляет удовольствие и приносит успокоение. Если ребенка отделяют от матери, ей неспокойно, она не находит себе места, ее мучают тревожные фантазии о том, что с ним что-то случится, что его украдут, подменят, что он заболеет, умрет. Она хочет быть с ним, все ее мысли и чувства – о ребенке, она достаточно легко просыпается на его зов, даже если утомлена родами.

Есть даже гипотеза1
  Это лишь одна из возможных причин. Послеродовая депрессия иногда развивается и у женщин, которые имели контакт с ребенком после родов, и ее чаще всего не бывает, даже если контакта не было. Однако в ряде случаев, видимо, механизм именно таков. Подробнее о послеродовой депрессии, ее возможных последствиях и о том, как помочь матери и малышу, пойдет речь в книге «Дети, раненые в душу».

[Закрыть], что такое тяжелое расстройство психики, как послеродовая депрессия, связано с практикой отделения новорожденного от матери после родов «ради отдыха» женщины или для медицинской помощи ребенку. Если мать лишена возможности держать ребенка у груди, смотреть на него, вдыхать его запах, глубинные, инстинктивные слои ее психики трактуют это как гибель малыша. Ты родила, но его нет – значит, ребенок умер. Ведь никакие «отдельные палаты для новорожденных» в древнюю программу не вписаны. И начинается переживание потери ребенка, горевание, тоже очень глубокая древняя программа, которая есть у многих млекопитающих, например, мы можем наблюдать ее у кошек и собак, потерявших потомство. Сначала мать страдает от мучительной тревоги, мечется, не находит себе места. Потом погружается в депрессию и отчаяние, прерывающееся вспышками гнева.

Однако ребенок-то жив, они возвращаются домой, за ним надо ухаживать, окружающие ждут от женщины счастливого и заботливого материнства. Но для глубинных слоев ее психики ребенок – умер. Его нет. А это какой-то другой, чужой, наверное. И почему она должна о нем заботиться? Ребенок не радует, он не нравится, не вызывает умиления, его беспомощность и требовательность раздражают вплоть до ярости. Семья и окружающие обычно не понимают, что происходит, да и сама женщина не решается признаться, что не любит ребенка, которого ждала и хотела. В самых тяжелых случаях страдания бывают столь невыносимы, или страх перед собственной яростью к ребенку так пугает, что мать может даже совершить попытку самоубийства.

Если материнский инстинкт в порядке, мама готова и хочет принадлежать ребенку, стать для него своим взрослым, взять на себя ответственность за новую жизнь. Это странное чувство – она не принадлежит себе, она несвободна, привязана всеми чувствами к этому пищащему комочку – и она счастлива. Если ребенок первый, это новое состояние может быть ошеломляющим.

Я хорошо помню тот день, когда родился мой сын. Это был еще старый советский роддом, детей уносили куда-то и не приносили потом целые сутки («у вас отрицательный резус, ребенку вредно»). Я увидела его после рождения всего на пять минут. Он был маленький, сердитый, и какой-то весь бедненький.

Позже, среди ночи, я вынырнула из неглубоко сна, и тут случилось это. Центр мира вышел из меня, откуда-то из района солнечного сплетения и медленно поплыл из палаты, по больничному коридору – туда, где, предположительно, лежали дети. Где был мой. Это странное такое чувство, когда центр мира, точка отсчета системы координат от тебя уплывает. Ни хорошо, ни плохо, а просто неизбежно, и ты понимаешь, что больше никогда не будет, как прежде.

Итак, с первых же минут жизни ребенка между ним и матерью начинают стремительно завязываться нити будущих отношений. Каждое кормление, каждый взгляд, каждое касание, каждый вдох неповторимого запаха – это тонкая, но прочная нить, соединяющая их навсегда, врастающая в их души. Нитей становится все больше, они сплетаются, накладываются друг на друга и вот уже мать и ребенок соединены новой, не материальной, а психологической пуповиной, по которой теперь будут идти от матери к ребенку защита и забота, а от него к ней – доверие и безоглядная любовь. Вот это и есть привязанность – психологическая пуповина, глубокая эмоциональная связь между родителем и ребенком.

Как-то на детской площадке наблюдала сцену: малыш лет двух с половиной начал испуганно оглядываться – маму потерял из виду, отошла куда-то, уже и палец в рот пошел, и губы задрожали, сейчас заревет. И тут девочка чуть постарше обернулась к стоящим вокруг взрослым и требовательно так спросила, даже ногой притопнув: «Где от этого мальчика мама?!»

Так дети видят устройство мира. Каждому ребенку полагается его собственная мама, вместе они – одно целое, комплект.

Но мы все о маме. А как же папа? И другие члены семьи? Примерно так же. Их с ребенком взаимозависимость меньше обусловлена физиологически, но принцип тот же: каждый акт защиты и заботы со стороны взрослого завязывает ниточку, каждый раз, когда ребенок просит помощи и получает ее, каждый раз, когда ему отвечают взглядом на взгляд, улыбкой на улыбку, объятием на протянутые ручки – завязывается нить. И с папой, и с бабушкой-дедушкой, и с сестрами-братьями. И с приемными родителями, если так случилось, что ребенок остался без матери.

Формирование привязанности не только к матери, но и к другим заботящимся взрослым – это стратегия природы, обеспечивающая выживание младенца. Мы рожаем редко и тяжело, вынашиваем обычно по одному плоду. Цена ребенка для нашего вида очень высока, поэтому на заботу ориентированы не только женщины фертильного возраста, но и мужчины, и чуть подросшие дети, и старики. На них тоже неотразимо действуют и крик, и улыбка, и внешний вид младенца, и они также прочно привязываются к малышу, обеспечивая ему защиту и заботу всей семьи.

Стадия донашивания – шлюз между мирами

В большинстве культур, в самых разных странах мира, новорожденный пока не считается полностью пришедшим в мир. Часто ему не дают имени в первые месяц-два, не показывают посторонним, не выносят из дома.

В некоторых традициях даже запрещено говорить о том, что родился ребенок, и все делают вид, что ничего такого не произошло, поздравлять родителей начинают только после сорокового, а то и сотого дня. Чтобы злые духи не прознали и не причинили вреда.

Основания для опасений у наших предков, конечно, были, детская смертность всегда была высокой. Злые духи и опасные инфекции не дремали. Но к суевериям и страхам все не сводится. Новорожденные действительно выглядят как бы «не от мира сего». Они кажутся глубоко погруженными в себя, или витающими в каких-то дальних сферах, большую часть дня спят, окружающим не интересуются, понять их тоже непросто: плачет – чего хочет, что не так? Если честно, новорожденный больше похож на что-то не вполне одушевленное под названием «плод», а не на ребенка. Он еще не вполне здесь, он еще не пришел в наш мир по-настоящему.

Помните, в детстве, а иногда и взрослые такое переживают, пробуждение в каком-то новом месте, в поезде, в гостях, в новом доме? Вы слышите голос: «Вставай, пора», и вроде ты уже проснулся, но еще не совсем, ты еще больше там, чем здесь, еще длится сон и не сразу понимаешь, что это вокруг, где ты и кто ты, тело не сразу слушается, и нужно какое-то время полежать, побыть между мирами, чтобы «прийти в себя». Хорошо, если будят неспешно и ласково, если мама погладит сначала, на ручках подержит. Если оладушками пахнет. Если солнце из-за занавески светит. Тогда можно постепенно впускать в себя мир, свет, звуки, запах. Тихонько перейти по мостику из любви и заботы оттуда – сюда, чуть-чуть поваляться, пощуриться и войти в день и мир спокойным и полностью присутствующим.

А если из такого сна выдергивают резко, и приходится сразу вскакивать и действовать? Потому что «нечего разлеживаться», или «проспали, опоздали», или случилось что-то? И мир вокруг темный, холодный, ничего радостного не сулящий. У взрослых такое очень часто в жизни, у некоторых каждый день. После такого пробуждения еще долго остаются проблемы с координацией, вниманием, словно какая-то часть сознания не вернулась, где-то застряла, и нам бывает нужен допинг в виде кофе или холодного умывания, чтобы полностью очнуться. Каждое такое пробуждение – стресс для организма, если это происходит изредка – ничего, переживем, если постоянно – стресс отразится на здоровье. Все программы тонкой настройки и переналадки работы внутренних органов, которые действовали во сне, в условиях отключения от внешнего мира, не будут корректно завершены, они будут грубо, принудительно прерваны, а такое даже обычному компьютеру неполезно, что уж говорить о таком сложном устройстве, как человеческий организм.

Читать онлайн «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» автора Петрановская Людмила Владимировна — RuLit

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная опора: привязанность в жизни ребенка

Любили тебя без особых причинЗа то, что ты дочь,За то, что ты сын,За то, что малыш,За то, что растешь,За то, что на папу и маму похож.И эта любовь до конца твоих днейОстанется тайной опорой твоей.

В. Берестов

Вся эволюция жизни – это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего от своих предков не надо. Чуть более сложных родители только помещают в благоприятную среду, а там уж сами. Еще более сложным – стараются оставить пропитание на первое время. Так поступают некоторые насекомые. Отдельные виды рыб своих мальков уже охраняют. Многие рептилии защищают кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. А вот птицы уже обязательно высиживают, кормят и учат птенцов, совершая иногда чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и детство их длиннее, чем у птенцов. Родители зверенышей их не только кормят, охраняют и учат – они с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, человек и в самом деле – венец творения. Потому что самые беспомощные детеныши и самое долгое детство на планете – четверть жизни – у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы. Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а сейчас и в двадцать два – не всегда.

Получается, чтобы выросло существо, которое не просто реализует записанные в генах программы, как миллиарды его предков миллионы лет да него, вроде тараканов каких-нибудь, а строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания, задается вечными вопросами бытия, имеет ценности, дерзает, верит, любит, – одним словом, существо разумное и свободное, необходим довольно долгий период полной беспомощности и зависимости. Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неприспособленность к миру – в способность этот мир творчески изменять.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Каждый, кто растит детей, идет по нему. В этой книге мы пройдем его, шаг за шагом, от рождения до взрослости, и попробуем понять: как это работает?

Я сразу хочу сказать: книжка эта не строго научная. Мне хотелось бы иметь параллельно еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и каждое утверждение проверить. Но второй жизни у меня нет, а в этой я выбрала быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из своей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, самая суть, теория привязанности – теория вполне научная, по ней есть множество интереснейших исследований и публикаций, на какие-то из них я буду ссылаться по ходу рассказа. Но я вполне отдаю себе отчет, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, а какие-то вообще сложно проверить. Теория привязанности еще не является мэйнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что я не знаю на данный момент подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии более глубокого, точного и эффективного в практической работе. Немало проблем, отравляющих жизнь множества людей, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже привычные, можно было бы вполне успешно и надежно решить. Я уверена, когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели растят детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому я прямо сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, прислушивайтесь к себе, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то идет иначе, не надо сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, и реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним это происходит иначе или даже с точностью до наоборот – просто подумайте, почему так может быть. У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, у вас в жизни могут быть сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта – не исключение. Вы – родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете, как никто, даже если временами вам кажется, что совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация к размышлению, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида. Но решать, что делать прямо сейчас с вашим собственным малышом, который плачет, дерется или испуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что книга – слушайте интуицию.

привязанность в жизни ребенка», Л. Петрановская — 81 ответов на Babyblog

Недавно я писала отзыв о книге Людмилы Петрановской «Если с ребенком трудно», а теперь хочу написать о не менее замечательной ее книге «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка» из серии «Близкие люди: психология отношений» (первой в этой серии вышла в печать как раз «Если с ребенком трудно»).

Людмила Петрановская, многим знакомая как автор книг «Что делать, если..», — семейный психолог, один из ведущих специалистов в области семейного обустройства (работа по усыновлению), организатор семинаров и вебинаров на тему взаимоотношений в семье.



Полистать в Лабиринте

Мое знакомство с Петрановской началось с книги «Что делать, если…» (здесь писала отзыв о ней), затем случайно по чьей-то ссылке перешла в ее блог, зачиталась, вспомнила, что это как раз тот самый автор уже знакомой мне книжки, с тех пор мониторю ее регулярно.

Я позволю себе привести ссылку на одну статью Петрановской в ее блоге в живом журнале, о травмах поколений. Мне кажется, ее многим будет интересно прочесть, а может быть, и другие статьи в блоге, заодно составить мнение о Петрановской как о профессионале.

Мне она обычно очень «ложится на душу», пишет просто, понятно, доходчиво, и многое объясняет.

Книга «Тайная опора» не стала исключением, очень понравилась, позволила многое переосмыслить и взглянуть на некоторые проблемы под другим углом. Какие-то мысли так вообще читаешь и думаешь, — ведь такое простое объяснение, почему мне это самой раньше не приходило в голову?

Многим, наверное, знакомо состояние, когда кажется, ну все, сил моих больше нет, ну что же делать, почему я хожу по кругу, кажется, все перепробовал, а желаемого результата нет. И вот очень отрезвляет перечесть пару глав и посмотреть на ситуацию глазами психолога, глазами своего ребенка. Как-то сразу становится понятнее, почему все именно так, и что это закономерно, и что все, что в данный момент нужно — это расслабиться и не требовать невозможного.

Основная мысль книги — необходимо в первые годы жизни малыша дать ему опору в виде безусловной любви, которая затем будет поддерживать его всю жизнь, станет для него основой для счастливого будущего. Конечно, счастья никто никому не гарантировал, но такая опора — необходимое условие для гармоничного развития полноценной личности.

Шаг за шагом мы следим вместе с автором за эволюцией ребенка, превращающегося из младенца в подростка, на примерах наблюдаем кризисы разных возрастов, видим, как влияет наличие крепкой младенческой привязанности на становление личности, какие могут подстерегать проблемы и какие рождаются травмы из-за отсутствия должным образом сформированной привязанности.

Почитайте, прошу вас, я уверена, что вреда точно не будет 🙂 Я прочла ее уже дважды, и буду возвращаться еще.

Немного об издании.

Книга под твердой лакированной обложкой, 288 офсетных страниц (она гораздо толще, чем «Если с ребенком трудно»), хороший, четкий шрифт, рисунки — неизменного Андрея Селиванова.

Привожу сканы, чтобы вы могли прочесть и представить себе, о чем пойдет речь в книге.





«Тайная опора: привязанность в жизни ребенка», Л. Петрановская, АСТ.

В Лабиринте

В Озоне

В My-shop

ПС. Сейчас зашла в свой давнишний пост и вижу множество просьб прислать на почту текст книги в электронном виде.

Дорогие девушки, у меня его нет! У меня печатная книга….


Моя секретная книга Франческо Петрарки

Высший пример диалектики, позволяющей узнать, как узнать и противостоять собственным предположениям, утверждениям, твердо укоренившимся убеждениям; так что иллюзорное и тривиальное может испариться, оставив только то, что достойно.

Первый диалог:

«Хотя множество маленьких уколов играет на поверхности вашего разума, ничто еще не проникло в центр».

«Тише, тише. Небо и земля рухнут в руинах, звезды их души падут в ад, и вся гармоничная Природа разделится сама с собой, прежде чем Истина, которая является нашим Судьей, сможет быть обманута.»

» Они ни на что не могли смотреть своим умом, но судили обо всем взглядом своих глаз; тем не менее, человек величия понимания известен тем, что отделяет свою мысль от чувственных объектов, а свои медитации — от обычного пути, по которому движутся другие »[Cicero, Tusculan Orations, i. 16.]

«Итак, это чума, которая причинила вам боль, это то, что быстро приведет вас к гибели, если вы не позаботитесь. Перегруженный множеством разнообразных впечатлений, сделанных на нем, и непрекращающейся борьбой с собственными заботами, ваш слабый дух сокрушен так, что у него нет сил судить, на что он должен нападать в первую очередь, или различать, что лелеять, что разрушать, что отражать »

Второй диалог:

» Вам будет стыдно за свою дерзость, вы будете сожалеть о том, что были так беззаботны, и начнете оплакивать, что в тяжелейших условиях ваша душа не смогла вырваться из заклинившей фаланги ваших врагов.Вскоре вы обнаружите, сколько глупых фантазий о слишком легкой победе вы позволили себе прийти в голову, не считая того благотворного страха, который я пытаюсь принести вам »

« Посмотрите, какие ловушки расставляет для вас мир; какие суеты болтаются перед вашими глазами; какие тщетные заботы должны вас отягощать. Для начала подумайте, что заставило этих самых благородных духов среди всех существ пасть в бездну разорения; и берегитесь, чтобы вы также не упали за ними.Вся ваша предусмотрительность, вся ваша забота понадобится, чтобы спасти вас от этой опасности. Подумайте, сколько соблазнов подталкивают ваш разум к опасным и стремительным полетам. Они заставляют мечтать о благородстве и забывать о своей немощи; они душат ваши способности парами самоуважения, пока вы не думаете ни о чем другом; они приводят вас к воску настолько гордым и уверенным в своих силах, что вы, наконец, возненавидите своего создателя. Итак, вы живете для собственного удовольствия и воображаете, что все это то, чего вы заслуживаете. Тогда как если бы у вас были более истинные воспоминания, великие благословения должны были бы сделать вас не гордыми, а смиренными, когда вы поймете, что они пришли к вам не из-за ваших собственных заслуг.»

» Теперь позвольте своему разуму понять, насколько он легко может, на каких ничтожных основаниях основана ваша гордость. Вы доверяете своему интеллекту; вы хвастаетесь тем красноречием, которое дало вам много чтения; вы наслаждаетесь красотой своего смертного тела. Однако вы не занимаетесь тем, что во многих вещах вас подводит интеллект? Разве не так уж много вещей, в которых вы не можете соперничать с мастерством самого скромного человека? Нет, я не мог бы пойти дальше и, не говоря уже о человечестве, могу ли я сказать, что, несмотря на все ваши труды и учебу, вы не найдете себе равных в умениях с некоторыми из самых подлых и самых маленьких созданий Бога? Будете ли вы после этого хвастаться своим интеллектом? А что до чтения, какая вам от него польза? Из множества вещей, которые вы просмотрели, сколько осталось в вашем уме? Сколько гниющих и плодоносящих в свое время? Тщательно исследуйте свое сердце, и вы обнаружите, что все, что вы знаете, похоже на маленький усохший ручей, высушенный летней жарой, по сравнению с могущественным океаном.’

«И кто может успокоить и льстить другим, если он сначала не утешит и не льстит самому себе?»

«Ибо что может быть более детским, более того, не могу я сказать более безумным, чем тратить время и хлопоты по темам, где все вещи сами по себе ничего не стоят, а слова о них напрасны? »

» Что же тогда за красноречие, такое ограниченное и слабое, которое не может вместить и охватить все то, что он хотел бы и еще удержать даже те вещи, которые он окружил? «

» Вы сами знаете и любите свою тюрьму, как вы несчастны! И накануне того, как вы вышли или вытащили оттуда, вы заковываете себя в более твердую цепь, стараясь украсить то, что вы должны презирать »

« Эта лесть заводит друзей и откровенных врагов »[Теренс Л’Одриен, 68 ]

«Прошу старость, а честь не потеряю.И, если позволите, еще служу лирической музе » [Гораций, Одес, I. xxxi. 19, 20.]

«Зачем хранить столько золота, чтобы беспокоить ум?

Почему такое безумие все еще вводит в заблуждение человечество?

Чтобы поскрести жизнь на воде и на сухом хлебе

Чтобы у тебя было состояние, когда ты умрешь? »[Ювенал, сб., Xiv, 135].

« Если ты устроишь свою жизнь как свою природу » диктует, вы были богаты давно, но вы никогда не сможете стать богатым, если будете следовать стандартам мира; вы всегда будете думать о чем-то желаемом, и, «бросившись за этим», вы обнаружите, что вас уносит страсть »

« Вы помните, с каким восторгом вы раньше бродили по глубине страны? Иногда, лежа на ложе из дерна, вы слушали воду ручья, журчащую по камням; в другой раз, сидя на каком-нибудь открытом холме, вы позволяли своему взору свободно блуждать по равнине, раскинувшейся у ваших ног; в другой раз вы снова наслаждались сладким сном под тенистыми деревьями какой-то долины в полуденной жаре и наслаждались восхитительной тишиной.Никогда не бездельничайте, в душе вы бы задумались над какой-нибудь высокой медитацией, имея только Музы для своих друзей »

» Поистине, однажды я был рядом с вами, когда совсем молодой, не запятнанный алчностью или амбициями, вы дали обещание стать великим человеком; теперь, увы, изменив свой характер, чем ближе вы подходите к концу своего путешествия, тем больше вы беспокоитесь о припасах на дорогу. Что остается тогда, кроме того, что вы будете найдены, когда придет день для вас, чтобы умереть — а он может быть уже близок, и определенно не может быть далеко отсюда — вы обнаружите, я говорю, все еще жаждущим золота, полумертвый изучающий календарь? »

«Но такова ваша отвратительная привычка — заботиться о временном и быть безразличным ко всему вечному».

«Вы — причина своей собственной бедности.

«Накапливать богатства — значит накапливать заботы и беспокойства».

«Какое странное заблуждение, какая меланхолическая слепота души человека, чья природа так благородна, чье рождение свыше , что он будет пренебрегать всем высоким и унижать себя, чтобы заботиться о металлах земли »

» Голос скряги всегда кричит: давай, давай;

Тогда обуздай свои похоти, если хочешь жить мудро »[Гораций, Послание, I., 2, 56.]

« Взгляни на него нагого и бесформенного, рожденного в рыданиях и слезах, утешенного несколькими каплями молока. , дрожащий и ползающий, нуждающийся в чужой руке, накормленный и одетый из грудей поля, его тело слабое, его дух беспокойный, подверженный всем видам болезней, жертва бесчисленных страстей, лишенный разума, радостный сегодня , завтра печальный, полный возбуждения, неспособный овладеть собой, неспособный сдержать свой аппетит, не знающий, какие вещи полезны для него и в какой пропорции, не зная, как контролировать себя в мясе или питье, вынужденный с большим трудиться, чтобы добыть пищу, которую другие существа находят готовой при необходимости, притупленной от сна, раздутой от еды, одурманенной питьем, истощенной наблюдением, голодной от голода, иссохшей жаждой, одновременно жадной и робкой, испытывающей отвращение к тому, что он имеет , тоскующий по тому, что он потерял, недовольный папой он, настоящий и будущий, исполненный гордости за свои страдания и осознающий свою слабость, более низкую, чем самые гнусные черви, его жизнь коротка, его дни неопределенны, его судьба неизбежна, так как Смерть в тысячах форм ждет его, наконец .’

» Твои слова золотые, но ты не убедил меня в своей невиновности, потому что ты не столько заявляешь о своем безразличии к почестям, сколько к досадам, которые их преследование вызывает, как человек, который делал вид, что не хочет видеть Рим, потому что он действительно не выдержал бы трудностей путешествия туда. Заметьте, вы еще не отказались от погони за честью, как вы, кажется, верите и пытаетесь убедить меня. Но перестаньте пытаться спрятаться за пальцем, как говорится; все ваши мысли, все ваши действия ясны перед моими глазами; и когда вы хвастаетесь, что сбежали из городов и влюбились в леса, я не вижу настоящего оправдания, а только смещение вашей вины.»

» Какое бессмысленное безрассудство тратить на ненависть и обиду на наших ближних в те несколько дней, которые мы проводим среди них! Достаточно скоро наступит последний день, который полностью погасит это пламя в человеческих грудях и положит конец всей нашей ненависти, и если мы не желали для кого-либо из них ничего хуже смерти, наше злое желание скоро исполнится ». ‘

«Из моего вывода, торговля с Венерой забирает видение Божественного»

» Вы настолько хорошо знаете свои симптомы, настолько хорошо знакомы с их причинами, что я прошу вас рассказать мне, что вас больше всего угнетает в настоящий момент? Это общий ход человеческих дел? Это какая-то физическая проблема или какой-то позор судьбы в глазах людей? »[Августин]; «По отдельности нет ни одного из них.Если бы меня вызвали только на единоборство, я бы наверняка победил; но теперь я осажден целым сонмом врагов … Представьте себе кого-то, окруженного бесчисленными врагами, без надежды на спасение или жалости, без нигде утешения, когда все и все против него ; его противники поднимают свои батареи, они минируют землю под его ногами, башни уже падают, лестницы у ворот, крюки привязаны к стенам… » [Петрарка]

«Все мои страдания совсем свежие, и если что-то случайно стало лучше со временем, Фортуна вскоре удвоила свои удары, так что открытая рана так и не была полностью исцелена»

«Скажи мне тогда, Что вас больше всего ранило? »[Августин]; «Все, что я вижу, или слышу, или чувствую» [Петрарка]

«О смертный человек! Смотрите, что вам нужно! Что касается той жалобы, которую вы подали, что никогда не жили своей собственной жизнью, на самом деле она сводится к тому, что вы жили в бедности, но в подчинении.Я признаю, как вы говорите, это очень неприятная вещь. Однако, если вы посмотрите вокруг, вы найдете очень мало людей, которые жили собственной жизнью ».

Третий диалог:

« Я очень боюсь, как бы сверкающий блеск ваших цепей не ослепил перед вашими глазами и не помешал вам и уподобит скупцу, скованному в темнице золотыми оковами, который очень хотел освободиться, но не желал разорвать свои цепи … Вы очарованы теми самыми цепями, которые тянут вас к смерти, и, что печальнее всего, вы ими гордитесь! »[Августин]

« Что могут быть эти цепи, о которых вы говорите? »[Петрарка]; «Любовь и слава» [Августин]

«Эта красота, которая казалась такой очаровательной и сладкой в ​​пылающем пламени вашего желания, в непрекращающемся ливне ваших слез, уничтожила весь урожай, который должен был произойти из семена добродетели в вашей душе »

» Никто из вас не знает, чего вы хотите или чего не хотите »

» То, что само по себе не содержит никакой роли или причины,

По роли или причине вы можете никогда не держись »[Теренс, Евнух, 57, 58]

« Итак, если вы прислушаетесь к моему совету, то он такой: возьмите свое мужество в обе руки.Лети, если можешь; и я бы даже сказал, переходят из одной тюрьмы в другую; возможно, вы можете сбежать по пути или найти более мягкую дисциплину. Только будьте осторожны, когда ваша шея освобождена от такого ярма, как это, не помещайте ее под тяжестью толпы более низменного и гнусного угнетения «

«. Если ваша душа не вылечена и не подготовлена, это изменение и частые переезды с места на место только усугубят его горе … Я приказываю вам научиться полностью отделить свою душу от того, что отягощает ее, и уйти без надежды на возвращение.’

». Иногда, когда душа выходит из своих невзгод, требуется совсем немного, чтобы снова погрузить ее в пропасть. Увидеть пурпур на плечах другого снова пробудит все наши спящие амбиции; вид кучки денег усиливает нашу жажду золота; один взгляд на какую-нибудь прекрасную даму снова пробудит наше желание; легкий взгляд ока пробудит спящую любовь. Неудивительно, что подобные бедствия овладевают вашими умами, когда вы видите безумие мира; и когда однажды они вернутся к душе, они приходят с роковой легкостью.И поскольку это так, недостаточно просто оставить пораженное чумой место, но ты, о человек, должен продолжать свое бегство на всю жизнь, пока ты не избежишь всего, что могло бы вернуть душу к прежним страстям ». ‘

«Даже самая короткая жизнь делится одними людьми на четыре, другие на шесть, а третьи снова на еще большее количество периодов; то есть реальность так мала, и, поскольку вы не можете сделать ее длиннее, вы думаете, что увеличите ее путем разделения.Но какая выгода от всего этого деления? Сделайте столько частиц, сколько хотите, и все они исчезнут в мгновение ока »

». Мы можем посмотреть здесь и найти девяностолетних младенцев, ссорящихся по пустякам и даже сейчас занятых детскими игрушками. Дни уходят, тело разлагается, душа там, где была. С возрастом все прогнило, душа так и не выросла, никогда не достигла зрелости, и это правда, как гласит пословица: «Многие тела истощаются».Младенчество проходит, но, как отмечает Сенека, «ребячество остается» [Сенека, Послания, IV]. И поверьте мне, возможно, вы не так молоды, как вы себе представляете, потому что большая часть человечества еще не достигла того возраста, который у вас есть »

». Таким образом, этот промежуток в году, хотя и достаточно короткий, обещанный вам Тем, Кто не обманывает, и не обманывается, вы разделитесь и рассредоточитесь по любому виду безумия, при условии, что вы сможете сохранить последний час для заботы вашего спасения! Ужасное и ненавистное безумие всех вас состоит именно в том, что вы тратите свое время на нелепую суету, как будто его достаточно, и вы даже не знаете, хватит ли того, что у вас есть, для высшей потребности души перед лицом смерти.Человек с одним годом жизни обладает чем-то определенным, хотя и коротким; тогда как тот, кто не имеет такого обещания и находится под властью смерти (чей удар может произойти в любой момент), что является общим уделом всех людей, — этот человек, я говорю, не уверен в году, в дне; нет, даже на один час. Тому, кому осталось жить год, если шесть месяцев ускользнули, останется еще полгода; но для вас, если вы потеряете тот день, который сейчас наступил, кто пообещает вам завтра? »[De Senectute, xx.]

«Слава есть в некотором смысле тень добродетели»

«Слеза завесы; рассеять тени; смотрите только на то, что приближается; глазами и разумом сосредоточьте все свое внимание на нем: пусть ничто другое вас не отвлекает.Небо, Земля, Море — все это претерпевает изменения. На что может надеяться человек, самый хрупкий из всех существ? Сезоны идут своим чередом и меняются; ничего не осталось как было. Если вы думаете, что останетесь, вас обманывают.

. «Все существование человека, пусть оно никогда не продлится так долго, — это всего лишь один день, а не целый день»

одна подготовка к смерти »[Цицерон, Tusculan Orations, i. 30.]; Это изречение научит вас мало думать о земных вещах и предложит вам лучший жизненный путь, на который можно вступить…. слушайте только того Святого Духа, который призывает … следуйте примеру, который вдохновляет ваша душа. Они могут быть злыми на стороне зла; но по отношению к хорошему они сами из лучших »

.

Секрет | Секрет

Я отправляю историю (вместе с любыми связанными изображениями, видео или аудиоматериалами, а также с любыми связанными материалами, предоставленными позже, «История») в Creste LLC («TS») через функцию обмена историями в секрете. телеканал. Я понимаю, что Рассказ может широко использоваться TS. Рассказ предоставляется на следующих условиях:

1. Я заявляю и гарантирую, что являюсь единственным автором Истории; что История правдива и не вводит в заблуждение; что я являюсь настоящим и единственным владельцем всех прав, титулов и интересов в отношении Истории; что у меня есть исключительное, безусловное право и полномочия на подачу и передачу Истории TS на условиях, изложенных в данном документе; и что никакая третья сторона не имеет права на оплату или иное вознаграждение в качестве условия использования Истории.

2. Настоящим я предоставляю (и передаю) TS бессрочную, всемирную, бесплатную, передаваемую лицензию с правами сублицензии на публикацию, использование в рекламных или рекламных целях, а также на использование Истории (или любой ее части или производной) из них) в Интернете, печати, видео, аудио и всех других средствах массовой информации (включая, помимо прочего, любые и все социальные сети), а также в любых программах в Интернете, на радио, телевидении или в прямой трансляции. Я согласен с тем, что у меня не будет права на компенсацию из-за использования TS Истории или любого подобного материала.Я понимаю, что TS может создавать, публиковать и иным образом использовать беллетризованные или драматизированные версии Истории, и я даю TS право беллетризовать, драматизировать и адаптировать Историю для этой цели. Я также подтверждаю и согласен с тем, что другие могут оставлять отзывы или комментарии к моей Истории, и ни TS, ни ее аффилированные лица не несут ответственности за любые такие отзывы или комментарии. TS также не может гарантировать, что другие не будут использовать Историю, а TS и ее аффилированные лица не несут ответственности за любое использование, неправомерное использование или незаконное присвоение вашей Истории другими лицами.

3. Я также понимаю, что TS откажется от получения Истории, если я не приму все положения этого выпуска и лицензии. Я подтверждаю, что между мной и TS в настоящее время не существует фидуциарных или конфиденциальных отношений, и я также подтверждаю, что такие отношения не установлены между TS и мной по причине этого выпуска и лицензии или по причине моего представления Истории.

4. Я согласен освободить TS (и его владельцев, филиалов, должностных лиц, сотрудников и агентов) от любых претензий, расходов, убытков или обязательств (включая, помимо прочего, разумные гонорары адвокатам и штрафные убытки). ), которые могут быть предъявлены TS или понесены TS в любое время в связи с Историей или любым ее использованием, включая, помимо прочего, те, которые возникают в результате любого нарушения гарантий и обещаний, данных мной в настоящем документе.

5. Я сохранил по крайней мере одну копию Истории, и я освобождаю TS от любой ответственности за потерю или другой ущерб копий Истории, представленных TS по настоящему Соглашению.

6. TS может передавать, лицензировать или сублицензировать свои права по настоящему Соглашению. Этот выпуск и лицензия будут действовать в пользу любых наследников, правопреемников, представителей, правопреемников и лицензиатов TS, и любой такой наследник, преемник, представитель, правопреемник или лицензиат будет считаться сторонним бенефициаром в соответствии с этим выпуском и лицензией.

7. Настоящим я подтверждаю и соглашаюсь с тем, что между мной и TS не существует никаких предварительных или одновременных устных или иных соглашений, касающихся Истории или любых материалов (включая, помимо прочего, соглашения, относящиеся к предоставлению любых идей, форматов, идей продуктов и т. п.), за исключением того, что условия использования, применимые к веб-сайту thiscret.tv, также распространяются на мою отправку Истории и связанных материалов в той степени, которая не противоречит данному выпуску и лицензии.

8. Предоставленные настоящим Соглашением разрешения, права и разрешения являются безотзывными. Если какое-либо положение или часть любого положения этого выпуска и лицензии будет недействительным или не имеющим исковой силы, такое положение или его часть будет считаться опущенным, и этот выпуск и лицензия с таким положением или его частью останутся в полной силе.

9. Этот выпуск и лицензия регулируются законами штата Иллинойс Соединенных Штатов Америки, применимыми к соглашениям, заключенным и подлежащим полному исполнению в них.

10. Я прочитал и понимаю этот выпуск и лицензию, и мне не делалось никаких устных заявлений. Этот выпуск и лицензия выражают наше полное понимание в отношении предмета настоящего Соглашения.

Версия от 20 декабря 2013 г.

.
0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments