Книга наринэ абгарян манюня: Читать Манюня онлайн (полностью и бесплатно)

Содержание

Читать Манюня онлайн (полностью и бесплатно)

Маме и папе — с чувством бесконечной любви и благодарности

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Много ли вы знаете провинциальных городков, разделенных пополам звонкой шебутной речкой, по правому берегу которой, на самой макушке скалы, высятся развалины средневековой крепости? Через речку перекинут старый каменный мост, крепкий, но совсем невысокий, и в половодье вышедшая из берегов река бурлит помутневшими водами, норовя накрыть его с головой.

Много ли вы знаете провинциальных городков, которые покоятся на ладонях покатых холмов? Словно холмы встали в круг, плечом к плечу, вытянули вперед руки, сомкнув их в неглубокую долину, и в этой долине выросли первые низенькие сакли. И потянулся тонким кружевом в небеса дым из каменных печей, и завел пахарь низким голосом оровел…[1] «Анииии-ко, — прикладывая к глазам морщинистую ладонь, надрывалась древняя старуха, — Анииии-ко, ты куда убежала, негодная девчонка, кто будет гату печь?»

Много ли вы знаете провинциальных городков, где можно забраться на высокую наружную стену разрушенного замка и, замирая от страха и цепляясь холодными пальцами за плечи друзей, глядеть вниз, туда, где в глубине ущелья пенится белая безымянная речка? А потом, не обращая внимания на табличку с грозной надписью: «Охраняется государством», — лазить по крепости в поисках потаенных проходов и несметных богатств?

У этого замка удивительная и очень грустная история. В X веке он принадлежал армянскому князю Цлику Амраму. И пошел князь войском на своего царя Ашота II Багратуни, потому что тот соблазнил его жену. Началась тяжелая междоусобная война, на долгие годы парализовавшая страну, которая и так была обескровлена набегами арабских завоевателей. А неверная и прекрасная княгиня, терзаемая угрызениями совести, повесилась в башне замка.

Долгие столетия крепость стояла на неприступной со всех сторон скале. Но в XVIII веке случилось страшное землетрясение, скала дрогнула и распалась на две части. На одной сохранились остатки восточной стены и внутренних построек замка, а по ущелью, образовавшемуся внизу, побежала быстроногая речка. Старожилы рассказывали, что из-под крепости и до озера Севан проходил подземный туннель, по которому привозили оружие, когда крепость находилась в осаде. Поэтому она выдержала все набеги кочевников и, не случись того землетрясения, до сих пор высилась бы целая и невредимая.

Городок, выросший потом вокруг развалин, назвали Берд. В переводе с армянского — крепость.

Народ в этом городке весьма и весьма специфический. Более упрямых или даже остервенело упертых людей никто в мире не видывал. Из-за своего упрямства жители городка заслуженно носят прозвище «упертых ишаков». Если вы думаете, что это их как-то задевает, то очень ошибаетесь. На улицах часто можно услышать диалог следующего содержания:

— Ну чего ты добиваешься, я же бердский ишак! Меня убедить очень сложно.

— Ну и что? Я тоже, между прочим, самый настоящий бердский ишак. И это еще вопрос, кто кому сейчас уступит!

А чтобы не быть голословной, приведу пример знаменитого упрямства бердцев.

Летом в Армении празднуют Вардавар — очень радостный и светлый, уходящий корнями в далекое языческое доисторье, праздник. В этот день все от мала до велика поливают друг друга водой. С утра и до позднего вечера, из какой угодно тары. Единственное, что от вас требуется, — хорошенечко намылиться, открыть входную дверь своей квартиры и встать в проеме. Можете не сомневаться: за порогом вас поджидает толпа промокших до нитки людей, которые с диким криком и хохотом выльют на вас тонну воды. Вот таким нехитрым способом можно помыться. Шучу.

На самом деле, если вас на улице незнакомые люди окатили водой, обижаться ни в коем разе нельзя — считается, что вода в этот день обладает целительной силой.

Так вот. Апостольская Церковь попыталась как-то систематизировать народные праздники и, пустившись во все тяжкие, утвердила за Вардаваром строго фиксированный день. Совершенно не принимая в расчет упертость жителей нашего городка.

А стоило бы. Потому что теперь мы имеем следующую ситуацию: по всей республике Вардавар празднуют по указке Церкви, а в Берде — по старинке, в последнее воскресенье июля. И я вас уверяю, издай Католикос специальный указ именно для жителей нашего городка, ничего путного из этого не вышло бы. Пусть Его Святейшество даже не пытается, так ему и передайте. С нашими людьми можно договориться только тогда, когда они этого хотят.

То есть никогда.

Теперь, собственно, о главных героях нашего повествования.

Жили-были в городке Берд две семьи — Абгарян и Шац.

Семья Абгарян могла похвастаться замечательным и несгибаемым как скала папой Юрой, самоотверженной и прекрасной мамой Надей и четырьмя разнокалиберными и разновозрастными дочерьми — Наринэ, Каринэ, Гаянэ и Сона. Потом в этой счастливой семье родился долгожданный сын Айк, но случилось это спустя несколько лет после описываемых событий. Поэтому в повествовании фигурируют только четыре девочки. Папа Юра работал врачом, мама преподавала в школе русский язык и литературу.

Семья Шац могла похвастаться Ба.

Конечно, кроме Ба, семья Шац включала в себя еще двух человек: дядю Мишу — сына Ба, и Манюню, Дядимишину дочку и, соответственно, внучку Ба. Но похвастаться семья, в первую очередь, могла Ба. И лишь потом — всеми остальными не менее прекрасными членами. Дядя Миша работал инженером, Ба — мамой, бабушкой и домохозяйкой.

Долгое время герои нашего повествования практически не общались, потому что даже не подозревали о существовании друг друга. Но однажды случилась история, которая сблизила их раз и навсегда.

Это был 1979 год. На носу 34-я годовщина Победы. Намечалось очередное мероприятие в городском доме культуры с чествованием ветеранов войны. На хор бердской музыкальной школы была возложена ответственная миссия — исполнить «Бухенвальдский набат» Соболева и Мурадели.

Хор отчаянно репетировал, срывая голос до хрипоты. Замечательный хормейстер Серго Михайлович бесконечно страдал, подгоняя басы, которые с досадным постоянством на полтакта зависали во вступлении. Серго Михайлович заламывал руки и причитал, что с таким исполнением «Бухенвальдского набата» они опозорятся на весь город и в наказание хор расформируют к чертям собачьим. Хористы почему-то расстраивались.

Настал день икс.

И знаете, что я вам скажу? Все бы обошлось, если бы не длинная двухступенчатая скамья, на которую во время коротенького антракта лихорадочно водрузили второй и третий ряды хористов. Все складывалось образцово — песня полилась ровно и прочувствованно, басы вступили неожиданно вовремя, Серго Михайлович, дирижируя, метался по сцене такими зигзагами, словно его преследовала злая оса. Хористы равномерно покрывались мурашками от торжественности момента. Зал, по первости заинтригованный хаотичными передвижениями хормейстера, проникся патетическим набатом и притих.

Ничто, ничто не предвещало беды.

Но вдруг. На словах. «Интернациональные колонны с нами говорят». Хор услышал. У себя. За спиной. Странный треск. Первый ряд хористов обернуться не посмел, но по вытянувшемуся лицу хормейстера понял, что сзади происходит что-то ужасное.

Первый ряд дрогнул, но пения стоически не прервал, и на фразе: «Слышите громовые раскаты? Это не гроза не ураган», — скамейка под вторым и третьим рядами с грохотом развалилась, и ребята посыпались вниз.

Потом ветераны удивлялись, как это они, будучи людьми достаточно преклонного возраста, гремя орденами и медалями, перемахнули одним прыжком через высокий борт сцены и стали разгребать кучу-малу из детей.

Хористы были в отчаянии — все понимали, что выступление провалено. Было обидно и тошно, и дети, отряхивая одежду, молча уходили за сцену. Одна из девочек, тощая и высокая Наринэ, сцепив зубы, тщетно пыталась выползти из-под полненькой и почему-то мокрой Марии, которая тихой мышкой лежала на ней.

Манюня — Абгарян Наринэ Юрьевна » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

Маме и папе — с чувством бесконечной любви и благодарности

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Много ли вы знаете провинциальных городков, разделенных пополам звонкой шебутной речкой, по правому берегу которой, на самой макушке скалы, высятся развалины средневековой крепости? Через речку перекинут старый каменный мост, крепкий, но совсем невысокий, и в половодье вышедшая из берегов река бурлит помутневшими водами, норовя накрыть его с головой.

Много ли вы знаете провинциальных городков, которые покоятся на ладонях покатых холмов? Словно холмы встали в круг, плечом к плечу, вытянули вперед руки, сомкнув их в неглубокую долину, и в этой долине выросли первые низенькие сакли. И потянулся тонким кружевом в небеса дым из каменных печей, и завел пахарь низким голосом оровел… [1] «Анииии-ко, — прикладывая к глазам морщинистую ладонь, надрывалась древняя старуха, — Анииии-ко, ты куда убежала, негодная девчонка, кто будет гату печь?»

Много ли вы знаете провинциальных городков, где можно забраться на высокую наружную стену разрушенного замка и, замирая от страха и цепляясь холодными пальцами за плечи друзей, глядеть вниз, туда, где в глубине ущелья пенится белая безымянная речка? А потом, не обращая внимания на табличку с грозной надписью: «Охраняется государством», — лазить по крепости в поисках потаенных проходов и несметных богатств?

У этого замка удивительная и очень грустная история. В X веке он принадлежал армянскому князю Цлику Амраму. И пошел князь войском на своего царя Ашота II Багратуни, потому что тот соблазнил его жену. Началась тяжелая междоусобная война, на долгие годы парализовавшая страну, которая и так была обескровлена набегами арабских завоевателей. А неверная и прекрасная княгиня, терзаемая угрызениями совести, повесилась в башне замка.

Долгие столетия крепость стояла на неприступной со всех сторон скале. Но в XVIII веке случилось страшное землетрясение, скала дрогнула и распалась на две части. На одной сохранились остатки восточной стены и внутренних построек замка, а по ущелью, образовавшемуся внизу, побежала быстроногая речка. Старожилы рассказывали, что из-под крепости и до озера Севан проходил подземный туннель, по которому привозили оружие, когда крепость находилась в осаде. Поэтому она выдержала все набеги кочевников и, не случись того землетрясения, до сих пор высилась бы целая и невредимая.

Городок, выросший потом вокруг развалин, назвали Берд. В переводе с армянского — крепость.

Народ в этом городке весьма и весьма специфический. Более упрямых или даже остервенело упертых людей никто в мире не видывал. Из-за своего упрямства жители городка заслуженно носят прозвище «упертых ишаков». Если вы думаете, что это их как-то задевает, то очень ошибаетесь. На улицах часто можно услышать диалог следующего содержания:

— Ну чего ты добиваешься, я же бердский ишак! Меня убедить очень сложно.

— Ну и что? Я тоже, между прочим, самый настоящий бердский ишак. И это еще вопрос, кто кому сейчас уступит!

А чтобы не быть голословной, приведу пример знаменитого упрямства бердцев.

Летом в Армении празднуют Вардавар — очень радостный и светлый, уходящий корнями в далекое языческое доисторье, праздник. В этот день все от мала до велика поливают друг друга водой. С утра и до позднего вечера, из какой угодно тары. Единственное, что от вас требуется, — хорошенечко намылиться, открыть входную дверь своей квартиры и встать в проеме. Можете не сомневаться: за порогом вас поджидает толпа промокших до нитки людей, которые с диким криком и хохотом выльют на вас тонну воды. Вот таким нехитрым способом можно помыться. Шучу.

На самом деле, если вас на улице незнакомые люди окатили водой, обижаться ни в коем разе нельзя — считается, что вода в этот день обладает целительной силой.

Так вот. Апостольская Церковь попыталась как-то систематизировать народные праздники и, пустившись во все тяжкие, утвердила за Вардаваром строго фиксированный день. Совершенно не принимая в расчет упертость жителей нашего городка.

А стоило бы. Потому что теперь мы имеем следующую ситуацию: по всей республике Вардавар празднуют по указке Церкви, а в Берде — по старинке, в последнее воскресенье июля. И я вас уверяю, издай Католикос специальный указ именно для жителей нашего городка, ничего путного из этого не вышло бы. Пусть Его Святейшество даже не пытается, так ему и передайте. С нашими людьми можно договориться только тогда, когда они этого хотят.

То есть никогда.

Теперь, собственно, о главных героях нашего повествования.

Жили-были в городке Берд две семьи — Абгарян и Шац.

Семья Абгарян могла похвастаться замечательным и несгибаемым как скала папой Юрой, самоотверженной и прекрасной мамой Надей и четырьмя разнокалиберными и разновозрастными дочерьми — Наринэ, Каринэ, Гаянэ и Сона. Потом в этой счастливой семье родился долгожданный сын Айк, но случилось это спустя несколько лет после описываемых событий. Поэтому в повествовании фигурируют только четыре девочки. Папа Юра работал врачом, мама преподавала в школе русский язык и литературу.

Семья Шац могла похвастаться Ба.

Конечно, кроме Ба, семья Шац включала в себя еще двух человек: дядю Мишу — сына Ба, и Манюню, Дядимишину дочку и, соответственно, внучку Ба. Но похвастаться семья, в первую очередь, могла Ба. И лишь потом — всеми остальными не менее прекрасными членами. Дядя Миша работал инженером, Ба — мамой, бабушкой и домохозяйкой.

Долгое время герои нашего повествования практически не общались, потому что даже не подозревали о существовании друг друга. Но однажды случилась история, которая сблизила их раз и навсегда.

Это был 1979 год. На носу 34-я годовщина Победы. Намечалось очередное мероприятие в городском доме культуры с чествованием ветеранов войны. На хор бердской музыкальной школы была возложена ответственная миссия — исполнить «Бухенвальдский набат» Соболева и Мурадели.

Хор отчаянно репетировал, срывая голос до хрипоты. Замечательный хормейстер Серго Михайлович бесконечно страдал, подгоняя басы, которые с досадным постоянством на полтакта зависали во вступлении. Серго Михайлович заламывал руки и причитал, что с таким исполнением «Бухенвальдского набата» они опозорятся на весь город и в наказание хор расформируют к чертям собачьим. Хористы почему-то расстраивались.

Настал день икс.

И знаете, что я вам скажу? Все бы обошлось, если бы не длинная двухступенчатая скамья, на которую во время коротенького антракта лихорадочно водрузили второй и третий ряды хористов. Все складывалось образцово — песня полилась ровно и прочувствованно, басы вступили неожиданно вовремя, Серго Михайлович, дирижируя, метался по сцене такими зигзагами, словно его преследовала злая оса. Хористы равномерно покрывались мурашками от торжественности момента. Зал, по первости заинтригованный хаотичными передвижениями хормейстера, проникся патетическим набатом и притих.

Ничто, ничто не предвещало беды.

Но вдруг. На словах. «Интернациональные колонны с нами говорят». Хор услышал. У себя. За спиной. Странный треск. Первый ряд хористов обернуться не посмел, но по вытянувшемуся лицу хормейстера понял, что сзади происходит что-то ужасное.

Первый ряд дрогнул, но пения стоически не прервал, и на фразе: «Слышите громовые раскаты? Это не гроза не ураган», — скамейка под вторым и третьим рядами с грохотом развалилась, и ребята посыпались вниз.

Потом ветераны удивлялись, как это они, будучи людьми достаточно преклонного возраста, гремя орденами и медалями, перемахнули одним прыжком через высокий борт сцены и стали разгребать кучу-малу из детей.

Хористы были в отчаянии — все понимали, что выступление провалено. Было обидно и тошно, и дети, отряхивая одежду, молча уходили за сцену. Одна из девочек, тощая и высокая Наринэ, сцепив зубы, тщетно пыталась выползти из-под полненькой и почему-то мокрой Марии, которая тихой мышкой лежала на ней.

Наринэ Абгарян — Манюня » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Маме и папе — с чувством бесконечной любви и благодарности

ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ

Много ли вы знаете провинциальных городков, разделенных пополам звонкой шебутной речкой, по правому берегу которой, на самой макушке скалы, высятся развалины средневековой крепости? Через речку перекинут старый каменный мост, крепкий, но совсем невысокий, и в половодье вышедшая из берегов река бурлит помутневшими водами, норовя накрыть его с головой.

Много ли вы знаете провинциальных городков, которые покоятся на ладонях покатых холмов? Словно холмы встали в круг, плечом к плечу, вытянули вперед руки, сомкнув их в неглубокую долину, и в этой долине выросли первые низенькие сакли. И потянулся тонким кружевом в небеса дым из каменных печей, и завел пахарь низким голосом оровел…[1] «Анииии-ко, — прикладывая к глазам морщинистую ладонь, надрывалась древняя старуха, — Анииии-ко, ты куда убежала, негодная девчонка, кто будет гату печь?»

Много ли вы знаете провинциальных городков, где можно забраться на высокую наружную стену разрушенного замка и, замирая от страха и цепляясь холодными пальцами за плечи друзей, глядеть вниз, туда, где в глубине ущелья пенится белая безымянная речка? А потом, не обращая внимания на табличку с грозной надписью: «Охраняется государством», — лазить по крепости в поисках потаенных проходов и несметных богатств?

У этого замка удивительная и очень грустная история. В X веке он принадлежал армянскому князю Цлику Амраму. И пошел князь войском на своего царя Ашота II Багратуни, потому что тот соблазнил его жену. Началась тяжелая междоусобная война, на долгие годы парализовавшая страну, которая и так была обескровлена набегами арабских завоевателей. А неверная и прекрасная княгиня, терзаемая угрызениями совести, повесилась в башне замка.

Долгие столетия крепость стояла на неприступной со всех сторон скале. Но в XVIII веке случилось страшное землетрясение, скала дрогнула и распалась на две части. На одной сохранились остатки восточной стены и внутренних построек замка, а по ущелью, образовавшемуся внизу, побежала быстроногая речка. Старожилы рассказывали, что из-под крепости и до озера Севан проходил подземный туннель, по которому привозили оружие, когда крепость находилась в осаде. Поэтому она выдержала все набеги кочевников и, не случись того землетрясения, до сих пор высилась бы целая и невредимая.

Городок, выросший потом вокруг развалин, назвали Берд. В переводе с армянского — крепость.

Народ в этом городке весьма и весьма специфический. Более упрямых или даже остервенело упертых людей никто в мире не видывал. Из-за своего упрямства жители городка заслуженно носят прозвище «упертых ишаков». Если вы думаете, что это их как-то задевает, то очень ошибаетесь. На улицах часто можно услышать диалог следующего содержания:

— Ну чего ты добиваешься, я же бердский ишак! Меня убедить очень сложно.

— Ну и что? Я тоже, между прочим, самый настоящий бердский ишак. И это еще вопрос, кто кому сейчас уступит!

А чтобы не быть голословной, приведу пример знаменитого упрямства бердцев.

Летом в Армении празднуют Вардавар — очень радостный и светлый, уходящий корнями в далекое языческое доисторье, праздник. В этот день все от мала до велика поливают друг друга водой. С утра и до позднего вечера, из какой угодно тары. Единственное, что от вас требуется, — хорошенечко намылиться, открыть входную дверь своей квартиры и встать в проеме. Можете не сомневаться: за порогом вас поджидает толпа промокших до нитки людей, которые с диким криком и хохотом выльют на вас тонну воды. Вот таким нехитрым способом можно помыться. Шучу.

На самом деле, если вас на улице незнакомые люди окатили водой, обижаться ни в коем разе нельзя — считается, что вода в этот день обладает целительной силой.

Так вот. Апостольская Церковь попыталась как-то систематизировать народные праздники и, пустившись во все тяжкие, утвердила за Вардаваром строго фиксированный день. Совершенно не принимая в расчет упертость жителей нашего городка.

А стоило бы. Потому что теперь мы имеем следующую ситуацию: по всей республике Вардавар празднуют по указке Церкви, а в Берде — по старинке, в последнее воскресенье июля. И я вас уверяю, издай Католикос специальный указ именно для жителей нашего городка, ничего путного из этого не вышло бы. Пусть Его Святейшество даже не пытается, так ему и передайте. С нашими людьми можно договориться только тогда, когда они этого хотят.

То есть никогда.

Теперь, собственно, о главных героях нашего повествования.

Жили-были в городке Берд две семьи — Абгарян и Шац.

Семья Абгарян могла похвастаться замечательным и несгибаемым как скала папой Юрой, самоотверженной и прекрасной мамой Надей и четырьмя разнокалиберными и разновозрастными дочерьми — Наринэ, Каринэ, Гаянэ и Сона. Потом в этой счастливой семье родился долгожданный сын Айк, но случилось это спустя несколько лет после описываемых событий. Поэтому в повествовании фигурируют только четыре девочки. Папа Юра работал врачом, мама преподавала в школе русский язык и литературу.

Семья Шац могла похвастаться Ба.

Конечно, кроме Ба, семья Шац включала в себя еще двух человек: дядю Мишу — сына Ба, и Манюню, Дядимишину дочку и, соответственно, внучку Ба. Но похвастаться семья, в первую очередь, могла Ба. И лишь потом — всеми остальными не менее прекрасными членами. Дядя Миша работал инженером, Ба — мамой, бабушкой и домохозяйкой.

Долгое время герои нашего повествования практически не общались, потому что даже не подозревали о существовании друг друга. Но однажды случилась история, которая сблизила их раз и навсегда.

Это был 1979 год. На носу 34-я годовщина Победы. Намечалось очередное мероприятие в городском доме культуры с чествованием ветеранов войны. На хор бердской музыкальной школы была возложена ответственная миссия — исполнить «Бухенвальдский набат» Соболева и Мурадели.

Хор отчаянно репетировал, срывая голос до хрипоты. Замечательный хормейстер Серго Михайлович бесконечно страдал, подгоняя басы, которые с досадным постоянством на полтакта зависали во вступлении. Серго Михайлович заламывал руки и причитал, что с таким исполнением «Бухенвальдского набата» они опозорятся на весь город и в наказание хор расформируют к чертям собачьим. Хористы почему-то расстраивались.

Настал день икс.

И знаете, что я вам скажу? Все бы обошлось, если бы не длинная двухступенчатая скамья, на которую во время коротенького антракта лихорадочно водрузили второй и третий ряды хористов. Все складывалось образцово — песня полилась ровно и прочувствованно, басы вступили неожиданно вовремя, Серго Михайлович, дирижируя, метался по сцене такими зигзагами, словно его преследовала злая оса. Хористы равномерно покрывались мурашками от торжественности момента. Зал, по первости заинтригованный хаотичными передвижениями хормейстера, проникся патетическим набатом и притих.

Ничто, ничто не предвещало беды.

Но вдруг. На словах. «Интернациональные колонны с нами говорят». Хор услышал. У себя. За спиной. Странный треск. Первый ряд хористов обернуться не посмел, но по вытянувшемуся лицу хормейстера понял, что сзади происходит что-то ужасное.

Первый ряд дрогнул, но пения стоически не прервал, и на фразе: «Слышите громовые раскаты? Это не гроза не ураган», — скамейка под вторым и третьим рядами с грохотом развалилась, и ребята посыпались вниз.

Потом ветераны удивлялись, как это они, будучи людьми достаточно преклонного возраста, гремя орденами и медалями, перемахнули одним прыжком через высокий борт сцены и стали разгребать кучу-малу из детей.

Хористы были в отчаянии — все понимали, что выступление провалено. Было обидно и тошно, и дети, отряхивая одежду, молча уходили за сцену. Одна из девочек, тощая и высокая Наринэ, сцепив зубы, тщетно пыталась выползти из-под полненькой и почему-то мокрой Марии, которая тихой мышкой лежала на ней.

— Ты хоть подвинься, — прошипела она.

— Не могу, — прорыдала Мария, — я описалась!

Здесь мы делаем глубокий вдох и крепко задумываемся. Ибо для того, чтобы между двумя девочками зародилась лютая дружба на всю оставшуюся жизнь, иногда просто нужно, чтобы одна описала другую.

Вот таким весьма оригинальным образом и подружились Наринэ с Манюней. А потом подружились их семьи.

«Манюня» — это повествование о советском отдаленном от всяких столиц городке и его жителях. О том, как, невзирая на чудовищный дефицит и всевозможные ограничения, люди умудрялись жить и радоваться жизни.

«Манюня» — это книга для взрослых детей. Для тех, кто и в тринадцать, и в шестьдесят верит в хорошее и смотрит в будущее с улыбкой.

Читать Всё о Манюне (сборник) — Абгарян Наринэ Юрьевна — Страница 1

Наринэ Абгарян

Всё о Манюне

В книге и на обложке использованы иллюстрации Елены Станиковой

Макет подготовлен редакцией АСТРЕЛЬ СПб

© Наринэ Абгарян, 2012

© Елена Станикова, иллюстрации, 2012

© ООО «Издательство АСТ», 2015

* * *

Маме и папе – с чувством бесконечной любви и благодарности

Книга первая. Манюня

Вместо вступления

Много ли вы знаете провинциальных городков, разделенных пополам звонкой шебутной речкой, по правому берегу которой, на самой макушке скалы, высятся развалины средневековой крепости? Через речку перекинут старый каменный мост, крепкий, но совсем невысокий, и в половодье вышедшая из берегов река бурлит помутневшими водами, норовя накрыть его с головой.

Много ли вы знаете провинциальных городков, которые покоятся на ладонях покатых холмов? Словно холмы встали в круг, плечом к плечу, вытянули вперед руки, сомкнув их в неглубокую долину, и в этой долине выросли первые низенькие сакли. И потянулся тонким кружевом в небеса дым из каменных печей, и завел пахарь низким голосом оровел… [1] «Анииии-ко, – прикладывая к глазам морщинистую ладонь, надрывалась древняя старуха, – Анииии-ко, ты куда убежала, негодная девчонка, кто будет гату печь?»

Много ли вы знаете провинциальных городков, где можно забраться на высокую наружную стену разрушенного замка и, замирая от страха и цепляясь холодными пальцами за плечи друзей, глядеть вниз, туда, где в глубине ущелья пенится белая безымянная речка? А потом, не обращая внимания на табличку с грозной надписью: «Охраняется государством», – лазить по крепости в поисках потаенных проходов и несметных богатств?

У этого замка удивительная и очень грустная история. В X веке он принадлежал армянскому князю Цлику Амраму. И пошел князь войском на своего царя Ашота II Багратуни, потому что тот соблазнил его жену. Началась тяжелая междоусобная война, на долгие годы парализовавшая страну, которая и так была обескровлена набегами арабских завоевателей. А неверная и прекрасная княгиня, терзаемая угрызениями совести, повесилась в башне замка.

Долгие столетия крепость стояла на неприступной со всех сторон скале. Но в XVIII веке случилось страшное землетрясение, скала дрогнула и распалась на две части. На одной сохранились остатки восточной стены и внутренних построек замка, а по ущелью, образовавшемуся внизу, побежала быстроногая речка. Старожилы рассказывали, что из-под крепости и до озера Севан проходил подземный туннель, по которому привозили оружие, когда крепость находилась в осаде. Поэтому она выдержала все набеги кочевников и, не случись того землетрясения, до сих пор высилась бы целая и невредимая.

Городок, выросший потом вокруг развалин, назвали Берд. В переводе с армянского – крепость.

Народ в этом городке весьма и весьма специфический. Более упрямых или даже остервенело упертых людей никто в мире не видывал. Из-за своего упрямства жители городка заслуженно носят прозвище «упертых ишаков». Если вы думаете, что это их как-то задевает, то очень ошибаетесь. На улицах часто можно услышать диалог следующего содержания:

– Ну чего ты добиваешься, я же бердский ишак! Меня убедить очень сложно.

– Ну и что? Я тоже, между прочим, самый настоящий бердский ишак. И это еще вопрос, кто кому сейчас уступит!

А чтобы не быть голословной, приведу пример знаменитого упрямства бердцев.

Летом в Армении празднуют Вардавар – очень радостный и светлый, уходящий корнями в далекое языческое доисторье, праздник. В этот день все от мала до велика поливают друг друга водой. С утра и до позднего вечера, из какой угодно тары. Единственное, что от вас требуется, – хорошенечко намылиться, открыть входную дверь своей квартиры и встать в проеме. Можете не сомневаться: за порогом вас поджидает толпа промокших до нитки людей, которые с диким криком и хохотом выльют на вас тонну воды. Вот таким нехитрым способом можно помыться. Шучу.

На самом деле, если вас на улице незнакомые люди окатили водой, обижаться ни в коем разе нельзя – считается, что вода в этот день обладает целительной силой.

Так вот. Апостольская Церковь попыталась как-то систематизировать народные праздники и, пустившись во все тяжкие, утвердила за Вардаваром стр

Наринэ Абгарян все книги по порядку список

Наринэ Абгарян — талантливая писательница из Армении.

Увлечение Наринэ писательской деятельностью поначалу проявлялось в ведении блога в Сети, а потом она приступила к созданию историй о Манюне. Эти забавные и добрые рассказы покорили читателей, которые сразу прониклись этим милым персонажем. История о Манюне получила продолжение в виде новых романов.

Абгарян регулярно выпускает новые произведения, которые интересны и взрослым и детям. Творчество этого автора не осталось незамеченным и ей были вручены различные литературные премии. Представляем вашему вниманию все книги Наринэ Абгарян по порядку — полный список

Манюня

Манюня

Детство — самая счастливая пора, когда познаешь мир, простые вещи удивительны и хочется окунуться в приключения. Безграничное веселье, яркие события и наивный взгляд на происходящее.

На страницах этой книги вы познакомитесь с двумя милыми девочками Нарой и Манюней.

Веселые, неконтролируемые, шаловливые дети постоянно попадают в забавные истории. Добрая и справедливая бабушка прощает им любые проделки, но всегда остается начеку, что мешает незамысловатым шалостям превратиться в настоящую катастрофу.

Манюня пишет фантастичЫскЫй роман

Эта книга продолжает приключения веселой и хулиганистой малышки Манюни и ее подружки Нары, которой тоже не сидится на месте и тянет похулиганить.

На кого похожа наша Манюня становится видно после знакомства с многочисленными родственниками, которые тоже не отличаются спокойным поведением и тишиной.

Что же в этот раз случилось с детишками? Читатель узнает из этой книги, которая увлечет вас с первой главы. Красочное, простое, забавное описание детства увлекает. Каждый сможет узнать себя в героях книги. Что сказка, а что быль в этом произведении решать Вам.

Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения

Заботы окружают знакомых нам подружек Манюню и Нару. За день нужно наиграться, повеселиться, пошалить. Ну, как же без этого в самой лучшей части жизни — детстве? Наша Манюня самый настоящий шторм-ураган!

Все, за что берутся маленькие девочки, становится веселенькой историей. Неугомонные родственники тоже не отстают, но бабушка всех примирит и все решит с этой удивительной компанией.

Книга наполнена приключенческими выходками героинь. Открытость и честность льющиеся со страниц, позволят Вам узнать в героях самих себя или близких родственников в период беспечного детства.

Народная книга

О любви. Истории и рассказы

Некоторое время назад мы провели конкурс в рамках проекта «Народная книга», который назывался «О любви…» и предлагал описать чувства и события независимых авторов, которые прислали нам свои истории.

Мы спешим поделиться лучшими с Вами.

В книгу дополнительно включены рассказы о любви уже признанных авторов, таких как Майя Кучерская, Наринэ Абгарян, Мария Степанова.

Прикольный детектив (АСТ)

Шоколадный дедушка

Жизнь самой обычной норвежской семьи из маленького норвежского городка перевернулась с ног на голову, когда к ним приехал в гости дедушка Оскар. Ни Мартин, ни его старшая сестра никогда раньше не встречались со своим дедушкой, которого все называют не иначе как Шоколадный дедушка, ведь он и дня не может прожить без сладкого.

Совсем скоро в городе состоится ежегодная ярмарка сладостей, но кто-то хочет её сорвать и сделать все торты и пирожные горькими! Сможет ли Шоколадный дедушка вместе со своими внуками помешать коварным злодейским планам?

Тебя ждёт захватывающая детективная история!

Манюня и другие

Счастье Муры

Теперь мы с вами точно знаем, как зовут самых счастливых девочек на земле — Мурами.

У ребят мудрые дедушки, заботящиеся бабушки, любящие папы и мамы, шкодливые старшие братья, которые совсем чуть-чуть портят мирную обстановку вокруг. Приключений у ребят столько, что уже через край переливается.

Все эти события укутают Вас теплотой, весельем и горстью грусти со страниц книги. Ведь жизнь очень разнообразна.

Наринэ Абгарян представляет

Девять дней в июле (сборник)

Самая лучшая, ироничная, смешная проза в сборнике — «Девять дней в июле».

Неунывающий взгляд авторов на жизнь проходит красной нитью через все книги сборника.

Даже из самых сложных жизненных ситуаций есть выход, который не всегда очевиден и порой найти его поможет неожиданность. Юмор и понимание — вот что позволяет жить весело.

Приятного Вам путешествия в мир книг.

Люди, которые всегда со мной

Дальше жить

Война — это всегда ужас, боль, страдания, горе и кровь. Это мучения и смерть близких. Покалеченные судьбы — в прямом и переносном смысле. Повсеместная разруха и разрушенные дома, горе матерей, гибель детей, чьи юные лица запечатлели последний крик.

Ужас, который становится частью жизни многих людей, коснувшихся войны. Но те, кто пережили ад, борются за жизнь и будущее. Люди начинают строить то, что уничтожено и разрушено — включая собственные души. Встраиваются в новую реальность, которая уже никогда не будет прежней…

Писательница Наринэ Абгарян — автор серии пронзительных историй о жизни ее соотечественников во времена конфликта в Нагорном Карабахе. О жизни обычных людей, судьбы которых разломлены войной.

Праздник-Праздник

Рассказы к Новому году и Рождеству

Эта книга расскажет истории о разных чудесах, которые происходят с обычными людьми в Новый год.

Лучшим временем в году по праву считается Новый год и Рождество. Все мы подводим итоги уходящего года, строим планы на будущий и загадываем желания. Мы украшаем елки, покупаем подарки в ожидании новогодних каникул.

Каждый ждет новогодних чудес, которые обязательно произойдут. Кто-то найдет настоящую любовь, кто-то повстречает ангела-хранителя в лице обычного человека, который протянет руку в трудный момент. Вы можете стать исполнителем желаний сами и Ваши желания исполнятся.

Без серии

С неба упали три яблока

Мудрая история о родственниках, о Малой Родине и тех, кто живет высоко в горах. Все жители этих территорий скрывают в себе истинные сокровища духа.

Здесь бывают моменты, которые поначалу не привлекают внимание в повествовании, но вы неосознанно сделаете на них акцент, задаваясь вопросом – почему? И спустя какое-то время получите ответ от самой писательницы..

Этот роман имеет проходящую через весь сюжет нить, которая крепко связывает всех персонажей и аудиторию. Она создана с большим чувством любви к родным местам, которые теперь практически забыла молодежь.

Всё о Манюне (сборник)

Я всегда мечтала увидеть себя ребенком.

К примеру, девочкой 5 лет. Пухлощекой, с румянцем, с выгоревшими под палящим солнце волосами. Я обожала общаться с гусеницами. Задавала им всякие вопросы и постоянно ожидала ответов. Гусеницы либо превращались в калачики или уползали от меня. Без слов.

Я так хотела посмотреть на себя маленькую, что я как-то раз взяла и написала книгу об этом времени. О моих родных и наших друзьях. О месте, где я появилась на свет. О людях, которые там обитают.

Понаехавшая

Молодая, но гордая красавица прибывает покорять российскую столицу. На дворе лихие 90-е, а Москва для каждого становится разной. Кто-то моментально влюбляется в это место и считает его великолепным. Кого-то столица радостно не приветствует и дарит множество проблем…

Это роман о небольшом кусочке жизни «понаехавших».

Здесь есть место и для уместной иронии, и для увлекательных личных рассказов. Сможет ли приезжая стать москвичкой?

Люди, которые всегда со мной

В первые моменты кажется, что роман рассказывает историю ряда поколений одного большого семейства — о его радостях, проблемах, счастье, поражениях, взлетах и падениях. Но в действительности произведение гораздо глубже.

В нем отражена история не просто семейства, а целой страны, всех людей, которые проживают в ней, и каждого человека в частности.

Книга будет интересна даже тем, кто не считает себя поклонником этого жанра.

Зулали (сборник)

Это роман о горьком и смешном мире людей, которые существуют не обращая внимание на время.

Людей, которые не испытывают страха полета и умеют увидеть забавное даже в трагичном. Мир старцев и детей, взрослых и тех, кто потерял веру, но не сдался.

Мир людей, которые навечно застряли в том измерении, где рано или поздно непременно исполняются мечты.

С неба упали три яблока. Люди, которые всегда со мной. Зулали (сборник)

Эта книга является первым сборником прозы Наринэ Абгарян.

Какие бы темы ни затрагивала Наринэ Абгарян в своих книгах — о простом быте жителей небольшой горной деревни, о кошмаре войны или о детских годах – все ее истории повествуют о красоте жизни.

И о том, что несмотря ни на что следует оставаться человеком…

Манюня

«Манюня» – прекрасная история о детстве. Забавная, удивительная и полная увлекательных приключений.

Если вам нравится смеяться, эта книга определенно вам придется по душе.

И, разумеется, это книга для ваших родителей, которые уже повзрослели, но в душе, так или иначе, остаются детьми…

Одна женщина, один мужчина (сборник)

Истории из сборника похожи на те истории, которыми незнакомые люди делятся друг с другом в поездах или дальних поездках.

Имен, безусловно, никто не раскрывает – здесь лишь обозначения вроде «знакомая», «приятельница», «давняя подруга», «знакомый». Иногда люди добавляют красок и деталей, как говорится, от себя, оставляя главную мысль рассказа.

Истории этого издания написаны в непринужденной и юмористической форме. Что их связывает между собой? Все они о жизненном – о любви, знакомствах, мыслях, людях и т.д.

Двойная радуга (сборник)

Этот сборник подарит вам возможность ознакомиться с хорошей прозой.

Различной по звучанию – искренней, трагичной, веселой, злой, трогательной…

Самое важное, что объединяет истории и повести «Двойной радуги», – искренность, та, которую невозможно подделать и выдумать.

Увлекательного вам чтения!

Жизнь – она там, где нас любят

Посмотрите вокруг: как огромен и многообразен этот мир, сколько в нём добра и прекрасного.

Даже в трудные периоды очень важно знать об этом, именно это не дает нам сдаться.

Цитаты из книг Наринэ Абгарян, красивые иллюстрации Елены Жуковской, которые есть в этом блокноте, поделятся с вами философией предков, помогут быть в гармонии с окружающим миром и поддерживать отличное настроение.

Две повести о Манюне

С взрослыми порой происходят странные вещи. Они могут неожиданно замереть средь бела дня. В мойке течет вода, в телевизоре передача, а они уставятся в одну точку, увлеченно так смотрят и что-то размышляют.

Вы только не подкрадывайтесь сзади и не орите им в спину «бу»! Взрослые в такие моменты крайне беззащитны – они думают о своем прошлом — юности, детстве.

Мечтали ли вы узнать всю правду о своих родителях? Вот вам книга. Ознакомьтесь, а потом придите к ним, взгляните им в глаза и смело скажите: «И вы ещё нас осуждаете за что-то»?!

Юбилей

Изначальная идеи пригласить всех в ресторан не сработала – не хватило бы денег.

Была мысль, конечно, взять в долг у Славы – она добрая и безотказная в таких случаях, но это не вариант.

Лучше 2 дня посвятить готовке, чем деньги потом с руганью возвращать. Слава ведь по-человечески дружить не способна! Мало того что подарками закидает, так еще одолженное обратно принимать не захочет…

Наринэ Абгарян — Всё о Манюне (сборник) » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Тут можно читать бесплатно Наринэ Абгарян — Всё о Манюне (сборник). Жанр: Детская проза издательство -, год 2004. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте Nice-Books.Ru (NiceBooks) или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.

Название:

Всё о Манюне (сборник)

Издательство:

Дата добавления:

15 февраль 2019

Количество просмотров:

3 872

Читать онлайн

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Наринэ Абгарян — Всё о Манюне (сборник) краткое содержание

Наринэ Абгарян — Всё о Манюне (сборник) — описание и краткое содержание, автор Наринэ Абгарян, читайте бесплатно онлайн на сайте электронной библиотеки Nice-Books.Ru

У меня была заветная мечта – увидеть себя маленькой.Например, пятилетней. Щекастой, карапузой, с выгоревшими на южном солнце волосами цвета соломы. Я любила разговаривать с гусеницами. Задавала им вопросы и терпеливо ждала ответов. Гусеницы сворачивались калачиком или уползали прочь. Молчали.Мне хотелось увидеть себя десятилетней. Смешной, угловатой, робкой. С длинными тонкими косичками по плечам. Папа купил проигрыватель, и мы дни напролет слушали сказки. Ставили виниловую пластинку на подставку, нажимали на специальную кнопку; затаив дыхание, аккуратным движением опускали мембрану. И слушали, слушали, слушали.Мне так хотелось увидеть себя маленькой, что я однажды взяла и написала книгу о моем детстве. О моей семье и наших друзьях. О родных и близких. О городе, где я родилась. О людях, которые там живут.«Манюня» – то светлое, что я храню в своем сердце. То прекрасное, которым я с радостью поделилась с вами.У меня была заветная мечта – увидеть себя маленькой.Получается, что моя мечта сбылась.Теперь я точно знаю – мечты сбываются.Обязательно сбываются.Нужно просто очень этого хотеть.

Всё о Манюне (сборник) читать онлайн бесплатно

Всё о Манюне (сборник) — читать книгу онлайн бесплатно, автор Наринэ Абгарян

Перейти на страницу: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115116117118119120121122123124125126127128129130131132133134135136137138139140141142143144145146147148149150151152153154155156157158159160

Манюня пишет фантастичЫскЫй роман читать онлайн — Наринэ Абгарян

Наринэ Абгарян

Манюня пишет фантастичЫскЫй роман

Уважаемые читатели!

Эти издатели — просто ненормальные (зачеркнуто) странные люди. Мало того, что они напечатали первую книгу о Манюне, так еще и за вторую взялись. То есть чувство самосохранения у них отсутствует напрочь, и чем все это обернется — я не знаю.

Тем, кому повезло, и они не читали первую часть «Манюни», со всей ответственностью говорю — положите книжку обратно, откуда взяли. Лучше потратьте деньги на что-нибудь другое, вдумчивое и серьезное. А то от хиханек и хаханек умнее не станешь, разве что пресс накачаешь. А кому нужен пресс, когда живот должен быть сами знаете какой. Вместительный прямо-таки должен быть живот. Чтобы можно было в нем комок нервов взрастить, как нас учили в знаменитом фильме «Москва слезам не верит».

Ну а тем из вас, кто не внял моему предупреждению и таки взял книгу, я как бы кратко намекаю на состав лиц повествования.

Семейство Шац:

БА. Иными словами — Роза Иосифовна Шац. Тут ставлю точку и трепещу.

Дядя Миша. Сын Ба и одновременно Манюнин папа. Одинокий и несгибаемый. Бабник с тонкой душевной организацией. Опять же однолюб. Умеет совместить несовместимое. Верный друг.

Манюня. Внучка Ба и Дядимишина дочка. Стихийное бедствие с боевым чубчиком на голове. Находчивая, смешливая, добрая. Если влюбляется — то вусмерть. Пока со свету не сживет — не успокоится.

Вася. Иногда Васидис. По сути своей — вездеходный «ГАЗ-69». По экстерьеру — курятник на колесах. Упрямый, своенравный. Домостроевец. Женщин откровенно считает рудиментарным явлением антропогенеза. Брезгливо игнорирует факт их существования.

Семейство Абгарян:

Папа Юра. Подпольная кличка «Мой зять золото». Муж мамы, отец четырех разнокалиберных дочек. Душа компании. Характер взрывоопасный. Преданный семьянин. Верный друг.

Мама Надя. Трепетная и любящая. Хорошо бегает. Умеет метким подзатыльником загасить зарождающийся конфликт на корню. Неустанно совершенствуется.

Наринэ. Это я. Худая, высокая, носатая. Зато размер ноги большой. Мечта поэта (скромно).

Каринка. Отзывается на имена Чингисхан, Армагеддон, Апокалипсис Сегодня. Папа Юра и мама Надя до сих пор не вычислили, за какие такие чудовищные грехи им достался такой ребенок.

Гаянэ. Любительница всего, что можно засунуть в ноздри, а также сумочек через плечо. Наивный, очень добрый и отзывчивый ребенок. Предпочитает коверкать слова. Даже в шестилетнем возрасте говорит «аляпольт», «лясипед» и «шамашедший».

Сонечка. Всеобщая любимица. Невероятно упрямый ребенок. Хлебом не корми, дай заупрямиться. Из еды предпочитает вареную колбасу и перья зеленого лука, на дух не выносит красные надувные матрасы.

Ну вот. Теперь вы знаете, о ком вам предстоит читать. Поэтому в добрый путь.

А я пошла сына воспитывать. Потому что окончательно от рук отбился. Потому что на каждое мое замечание он говорит: меня просто не за что ругать. Мое поведение, говорит, просто ангельское по сравнению с тем, что вы в детстве вытворяли.

И ведь не возразишь!

Вот она, тлетворная сила печатного слова.

Глава 1

Манюня — отчаянная девочка, или Как Ба сыну подарок на день рождения искала

Я не открою Америки, если скажу, что любая закаленная тотальным дефицитом советская женщина по навыку выживания могла оставить далеко позади батальон элитных десантников. Закинь ее куда-нибудь в непролазные джунгли, и это еще вопрос, кто бы там быстрее освоился: пока элитные десантники, поигрывая мускулами, пили бы воду из затхлого болота и ужинали ядом гремучей змеи, наша женщина связала бы из подручных средств шалаш, югославскую стенку, телевизор, швейную машинку и села бы строчить сменное обмундирование для всего батальона.

Это я к чему? Это я к тому, что седьмого июля у дяди Миши был день рождения.

Ба хотела купить сыну в подарок добротно сшитый классический костюм. Но в жестких условиях пятилетки человек предполагал, а дефицит располагал. Поэтому упорные поиски по областным универмагам и товарным базам, а также мелкий шантаж и угрозы в кабинетах товароведов и директоров торговых точек ни к чему не привели. Создавалось впечатление, что хорошая мужская одежда изжита, как классовый враг.

И даже фарцовщик Тевос не смог ничем помочь Ба. У него была партия замечательных финских костюмов, но Дядимишиного пятьдесят второго размера как назло не оказалось.

— Вчера купили, — разводил руками Тевос, — а новых костюмов в ближайшее время не ожидается, будут только ближе к ноябрю.

— Чтобы ослепли глаза того, кто будет носить этот костюм! — сыпала проклятиями Ба. — Чтобы на голову ему свалился здоровенный кирпич, и всю оставшуюся жизнь ему снились одни только кошмары!

Но одними праклятиями сыт не будешь. Когда Ба поняла, что своими силами ей не справиться, она кинула клич и подняла на ноги всех наших родственников и знакомых.

И в городах и весях нашей необъятной Родины начались лихорадочные поиски костюма для дяди Миши.

Первой сдалась мамина троюродная сестра тетя Варя из Норильска. Спустя две недели упорных поисков она отчиталась коротенькой телеграммой: «Надя зпт хоть убей зпт ничего нет тчк».

Фая, которая Жмайлик, звонила через день из Новороссийска и фонтанировала идеями.

— Роза, костюм не нашла. Давай возьмем Мишеньке фарфоровый сервиз «Мадонна». Гэдээровский. Ты же знаешь, у меня знакомые в «Посуде».

— Фая! — ругалась Ба. — На кой Мише фарфоровый сервиз? Мне бы ему из одежды чего купить, а то ходит в одном и том же костюме круглый год!

— Хохлома! — не сдавалась Фая. — Гжель! Оренбуржские пуховые платки!

Ба убирала трубку от уха и дальнейшие переговоры вела, надрываясь в нее, как в рупор. Наорется, а потом прикладывает трубку к уху, чтобы услышать ответ.

— Фая, ты совсем спятила? Ты мне еще балалайку предложи… или расписные ложки… Да уймись ты, не надо нам никаких ложек! Это иронизирую я! И-ро-низи-ру-ю. Шучу, говорю!

Из Кировабада позвонил мамин брат дядя Миша:

— Надя, могу организовать осетрину. Ну что ты сразу пугаешься, престижный подарок, пудовая элитная рыбина. Правда, забирать ее в Баку, но если надо, я съезжу.

— Осетрину съел и забыл, — расстроилась мама, — нам бы что-нибудь из одежды, чтобы «долгоиграющее», понимаешь? Костюм хороший или куртку. Плащ тоже сойдет.

— Можно сфотографироваться с осетриной на «долгоиграющую» память, — хохотнул дядя Миша, — да шучу я, шучу. Ну извини, сестра, это все, что я могу предложить.

Ситуацию спасла жена нашего дяди Левы. У нее в Тбилиси жила большая родня. Одним звонком тетя Виолетта всполошила весь город от Варкетили до Авлабара [Варкетили, Авлабар — районы Тбилиси.] и нашла-таки людей, которые обещали организовать хорошую шерстяную пряжу.

— Ну и ладно, — вздохнула Ба, — свяжу Мише свитер. На безрыбье и рак рыба.

В день, когда должны были привезти пряжу, у нас на кухне яблоку негде было упасть. Мама остервенело месила тесто для пельменей, мы, выклянчив у нее по кусочку теста, лепили разные фигурки, а Ба сидела за кухонным столом, листала журнал «Работница» и чаевничала вприкуску. Отпивая кипяток из большой чашки, она смешно пугалась лицом, глотала громко, клокоча где-то в зобу, и со смаком перекатывала во рту кусочек сахара.

— Кулдумп, — комментировала каждый ее глоток Гаянэ. Сестра сидела у Ба на коленях и завороженно наблюдала за ней.

— Если кто-нибудь проговорится Мише о свитере, то ему несдобровать, ясно? — профилактически напустила на нас страху Ба.

— Ясно, — заблеяли мы.

— У тебя в зивоте кто зивет? — не вытерпев, после очередного громкого глотка спросила у Ба Гаянэ.

— Никто.

— Ну ведь кто-то долзен говорить «кулдумп», когда ты глотаешь? — Гаянэ смотрела на Ба большими влюбленными глазами. — Я вниматейно слушаю. Когда ты глотаешь, кто-то внутри говорит «кулдумп»! Ба, ты мне скази, кто там зивет, я никому не сказу, а если сказу, пусть мне будет нисс… нисдобрывать.

Мы захихикали. Ба сложила ладони трубочкой и громко зашептала на ухо Гаянэ:

— Так и быть, скажу тебе. В животе у меня живет маленький гномик. Он следит за всеми непослушными детьми и докладывает мне, кто из них набедокурил. Поэтому я все знаю. Даже про тебя.

Гаянэ быстро-быстро слезла с колен Ба и выбежала из кухни.

— Ты куда? — крикнули мы ей вслед.

— Я чичас вернусь!

— Не нравится мне это «чичас вернусь», — сказала мама. — Пойду посмотрю, что она там натворила.

Но тут позвонили в дверь, и мама пошла ее отпирать. Это привезли обещанную пряжу. Ее оказалось неожиданно много, и обрадованная мама полезла за кошельком:

— Я тоже возьму и обязательно что-нибудь свяжу девочкам.

Мы перебирали большие шоколадно-коричневые, синие, черные, зеленые мотки и ахали от восторга.

— Ба, и мне свяжешь чивой? — допытывалась Маня.

— Конечно. Что тебе связать?

— Колготки!

Я хотела попросить маму, чтобы и мне связали колготки, но тут в комнату вошла довольная Гаянэ.

— Ба-а, твой гномик про меня уже ничего не сказет! — расплылась в довольной улыбке она.

— Какой гномик? — рассеянно отозвалась Ба.

— Который у тебя в зивоте сидит!

Все мигом всполошились и побежали смотреть, что такого сделала Гаянэ. Впереди на всех парах летела мама.

— Господи, — причитала она, — как я могла забыть? Что она там учинила?

Ворвавшись в детскую, мама остолбенела и сказала «о боже». Мы напирали сзади, вытягивали шеи, но ничего не могли увидеть.

— Чего там, Надя? — Ба отодвинула нас и, легонько подталкивая окаменевшую на пороге маму, вошла в спальню. Мы просочились следом и ойкнули.

Одна стена детской была там и сям аккуратненько изрисована в каляки-маляки. Красной краской.

— Не волнуйся, Надя, отмоем. — Ба присмотрелась к художествам Гаянэ. — Что это за краска? Жирная какая. Не отмоется. Ничего, обклеим обоями.

И тут мама заплакала. Потому что она сразу догадалась, чем Гаечка изрисовала стену. Такой красной могла быть только новенькая французская помада, которую ей на тридцатипятилетие подарили коллеги. Скинулись всем учительским коллективом и пришли на поклон к фарцовщику Тевосу. И выбрали красивую помаду от «Диор». Сдачи хватило на небольшой подарочный пакет и букет гвоздик. Нищие учителя, что с них взять. Целый коллектив смог наскрести деньги на одну помаду.

Это был очень дорогой маминому сердцу подарок. За полтора месяца она только дважды пользовалась помадой, притом в первый раз — в учительской, по просьбе коллег. Накрасила губы, и все ахали и охали, как ей идет этот цвет.

Ба обняла плачущую маму:

— Не плакай, Надя, я тебе свяжу точно такую же помаду, — засюсюкала она, и мама рассмеялась сквозь слезы. Решительно невозможно долго горевать, когда Ба тебя обнимает. Категорически невозможно!

— Ну зачем, ну зачем ты изрисовала стену?! — отчитывала потом Ба Гаечку. — Всю помаду извела!

— Я сначала поставила на стене точечку, испугалась и убрала помаду в карман, — оправдывалась сестра, — а когда ты про гномика сказала, ну, про того, который у тебя в зивоте сидит и говорит «кулдумп», я побезала исправлять мой набедокурил. И нарисовала много картинок, чтобы вы не увидели точечку!

Ба всплеснула руками:

— Зубодробительная логика!

Гаянэ зарделась:

— Ба, скази, я умная? Скази? Как мой папа.

— Молодец твой отец, на полу спал — не упал, — хмыкнула Ба.

* * *

— Нарк, ничего ты в женщинах не понимаешь, — спустя несколько дней отчитывала меня Манька. — Вот смотри, мы с тобой девочки? Девочки, грю? Чего молчишь, как будто воды в рот набрала? Девочки мы или кто?

Мы лежали на ковре в гостиной Маниного дома и листали книгу Памэлы Тревис. За окном лил дождь, и грохотали поздние июньские грозы.

Манюня очень боялась молний и обязательно затыкала себе уши затычками, чтобы приглушить перекаты грозы. Вот и сейчас, лежа пузом на ковре, она остервенело листала книгу, переругивалась со мной, а из ушей у нее воинственно торчали большие куски ваты.

Мы недавно прочли, да что там прочли, проглотили книгу о волшебнице-няне и были по уши в нее влюблены.

— До чего же повезло Майклу и Джейн Бэнкс, — кручинилась я. — Вот бы нам такую прекрасную няню!

— Нам не повезло дважды. Раз — что мы не родились в Англии, — Манька согнула указательным пальцем правой руки мизинец левой, — и два — что мы не Бэнкс. — Она согнула безымянный палец и потрясла у меня перед носом рукой: — Видела?

— Видела, — вздохнула я. — А повезло бы нам родиться в Англии в семье Бэнкс — и была бы у нас молоденькая няня-волшебница… Она летала бы на зонтике и статуи оживляла.

— А с чего ты взяла, что она молоденькая? — удивилась Маня. — Да она совсем взрослая тетечка!

И мы начали спорить о возрасте Мэри Поппинс. Я утверждала, что она молоденькая, а Маня говорила, что чуть ли не пенсионерка.

Ба вполуха прислушивалась к нашей перебранке, но не вмешивалась — считала петли и боялась сбиться со счета.

— Так! Мы с тобой девочки? — повторила Манька свой вопрос.

— Девочки, конечно, — промямлила я.

— Вот! Мы девочки. А твоя двоюродная сестра Алена уже девушка. Потому что ей семнадцать, и она уже совсем взрослая. А преподавательница по игре на фортепиано Инесса Павловна уже почти дряхлая старушка, потому что ей сорок два года! Ты понимаешь это своей дурьей башкой?

Я не успела ответить, потому что Ба наградила Маньку увесистым подзатыльником.

— За что?! — возопила Манька.

— Во-первых, за «дурью башку»! Это еще вопрос, у кого из вас башка дурнее, по мне — так обе балбески. А во-вторых, скажи мне, пожалуйста, если женщина в сорок два уже дряхлая старушка, то я в свои шестьдесят тогда кто?

— Мисс Эндрю, — процедила Манька сквозь зубы.

— Ктооооо? — выпучилась Ба.

Я похолодела. Конечно, моя подруга была отчаянной девочкой и иногда в пылу спора могла обзываться. Но и отчаяние должно иметь какие-то разумные пределы. Согласитесь, одно дело обзывать «дурьей башкой» подругу, и совсем другое — назвать Ба «мисс Эндрю»! Так ведь и до тяжелой контузии недалеко!

Поэтому, когда Ба выпучилась и выдохнула «Чтооооо?», Манюня, смекнув, что перегнула палку, заюлила хвостом:

— Ты моя самая любимая бабушка на свете, Ба, я просто пошутила! Никакая ты не мисс Эндрю, ты настоящая Мэри Поппинс!

— Еще раз такое услышу, немилосердно пошучу в ответ. Откручу уши и повыдергиваю ноги к чертовой матери, понятно? — выдохнула огнем Ба.

Мы молча переглянулись. Не ответить на оскорбление хотя бы фирменным подзатыльником? Неслыханное дело! Ба сегодня была на удивление миролюбива.

Тем временем гроза за окном утихла, кое-где облака рассеялись, и выглянуло июньское жаркое солнце.

— Мань, может, вытащишь из ушей вату? Гроза прошла, — предложила я.

— Не буду вытаскивать, я уже сроднилась с нею, — заупрямилась Манька и затолкала вату глубоко в уши. — Вот так-то лучше.

— Ладно, — мне пришлось смириться с воинственным настроем подруги, — пойдем посмотрим, что во дворе творится.

— Далеко не уходите, — предупредила Ба, — дождь может заново начаться.

— Мы просто прогуляемся вокруг дома, — крикнули мы с порога.

Во дворе вкусно пахло омытым воздухом и мокрой землей. При малейшем дуновении ветра с деревьев градом падали капли воды. Вся земля под тутовым деревом была обсыпана спелыми ягодами.

Мы с Манюней пробрались в сад и сорвали несколько незрелых плодов антоновки. Схрумкали яблочки, обливаясь слюной и отчаянно гримасничая — от кислинки сводило скулы.

Гулять по мокрому саду было скучно.

— Давай лучше пойдем к нам, — предложила я.

— Говори громче, я плохо слышу, — потребовала Манька.

— Давай лучше пойдем к нам домой! — проорала я. — Мама обещала на ужин блинов напечь!

— С чем?

— Ни с чем. Но есть можно с вареньем. Или со сметаной. Можно обсыпать сахарным песочком. Или полить медом.

— Пойдем, — шмыгнула Манька, — я возьму блин, посыплю его сахаром, полью вареньем, медом, солью и съем с брынзой!

— Буэ, — поморщилась я.

— Буэ, — согласилась Манька, — но попробовать-то можно?

Она вытащила из ушей ватные затычки и положила их на грядки с кинзой.

— Чтобы растениям ночью было на что преклонить головки, когда они будут спать, — объяснила она.

Мы уже выходили в калитку, когда вдруг к дому подкатил белый «жигуленок». Из машины вылез дядя Миша, открыл заднюю дверцу и вытащил оттуда какую-то коробку. Обычно дядя Миша возвращался с работы ближе к семи вечера, и о его скором прибытии оповещало далекое кряхтение «ГАЗика» Васи. «Вннн-вннн, — надрывался Вася на подступах к Маниному кварталу, — кха-кха!» Услышав далекий «вннн-вннн», Ба подхватывалась и уносила в свою комнату вязание. И, пока дядя Миша парковал многострадальный «ГАЗик», на плите уже разогревался ужин, а Ба в спешном порядке накрывала на стол.

Но сегодня дядя Миша вернулся во внеурочное время и на чужом автомобиле!

Мы с Манькой припустили к дому.

— Ба! — заорали мы с порога. — Там папа вернулся!!!

— Какой папа? — всполошилась Ба.

— Манькин папа, — отрапортовала я, — то есть твой сын! Прячь свитер!

Ба с несвойственной для ее возраста удалью взлетела на второй этаж, засунула вязку под кровать, чуть ли не вприскочку скатилась вниз по лестнице и в одном прыжке преодолела расстояние до кухни.

— Чего это он так рано приехал? — выдохнула она. — Дайте мне успокоительное! Еще одни такие кульбиты, и некому будет довязывать свитер.

Когда дядя Миша вошел в дом, Ба, окутанная парами валерьянки, остервенело строгала хлеб, а мы с Манькой, расположившись на диване в гостиной, разглядывали картинки в первом попавшемся под руку журнале.

Обрадовавшись такой тишине, дядя Миша на цыпочках прокрался мимо нас и стал подниматься по лестнице на второй этаж. Мы вытянули шеи. Ба высунулась из кухни и какое-то время с интересом наблюдала за сыном.

— Мойше! — прогрохотала она.

Дядя Миша подпрыгнул от неожиданности и чуть не выронил коробку.

— Ма, ты снова за свое? — рассердился он.

Мы с Манькой прыснули. Дело в том, что Ба иногда называла сына Мойшей. А Манькин папа очень болезненно реагировал на такое к себе обращение.

— А чего это ты крадешься на верхний этаж? — полюбопытствовала Ба. — И что это за коробка у тебя в руках?

— Это моя очередная разработка. Секретная, — грозно выпучился в нашу сторону дядя Миша, — поэтому очень прошу ее не трогать, пыль с нее не стирать, винтики не откручивать, водой не поливать! Послезавтра я ее отправляю в Ереван, в НИИ Математических наук. Всем понятно?

— Аха, — радостно закивали мы.

— А тебя, Роза Иосифовна, я очень прошу называть меня моим настоящим именем. По паспорту. Михаилом, понятно?

— Могу хоть Мухоедом, — фыркнула Ба.

Дядя Миша обиженно засопел, но не стал ничего говорить. Он оставил коробку в своей комнате и спустился вниз.

— Я пошел.

— А кушать не изволите, Мухоед Сергеевич? — поинтересовалась Ба.

— Меня там люди ждут, — буркнул дядя Миша и хлопнул дверью.

Ба уставилась на нас.

— Секретная разработка, — пробухтела она. — Пойдем посмотрим, что это за секретная разработка.

Мы взлетели на второй этаж. Ба, кряхтя, поднималась следом:

— Не трогайте, я сама!

Она открыла коробку и вытащила оттуда металлическую штуковину, чем-то смахивающую на гибрид ершика для чистки унитаза с мясорубкой. Ба повертела в руках секретную штуковину, принюхалась к ней.

Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения, Нарине Абгарян

Нарине Абгарян — «Манюня. Юбилеят на Ба и други силни вълнения», изд. «Лабиинт» 2020, прев. Емилия Л. Масларова

Ей сега се разделы за пореден / и за съжаление последен / път с Манюня и компания.
Няма да преувелича, ако кажа, че това беше книгата, която чаках с най-голямо нетърпение това лято. Безумно весели истории и страхотно прекарване.
И, разбира, очакваният

Нарине Абгарян — «Манюня. Юбилеят на Ба и други силни вълнения», изд. «Лабиинт» 2020, прев. Емилия Л. Масларова

Ей сега се разделы за пореден / и за съжаление последен / път с Манюня и компания.
Няма да преувелича, ако кажа, че това беше книгата, която чаках с най-голямо нетърпение това лято. Безумно весели истории и страхотно прекарване.
И, се, разбирается, очаквания ми напълно се оправдаха. С всякой следственной книгой за манюня и нейните приятельки си мисля, когда Нарине и компания достигла предела на възможностите, дори такива отявлени хулиганки вече нямаво да измислят — и всеки път те успяват да изненадат. В тази книга надминават себе си — и, честно казано, в край на почти всяко тяхно приключение не можех да се начудя как така все еще са цели и невредими. Но явно щураците ги пази неведома сила — и май същата тая сила ги подтиква да измислят все нови и все по-лудешки приключения.
Докато четях книгата, някой ме попита дали Манюня и другите са пораснали. Да … само че не и на акъл. Всъщност, станали еще по-щури. И окончателно доказат, че няма място, което да не могат да обърнат нагоре с краката, няма каша, която да не могат да забъркат … и почти няма ситуация, от която не могат да се измъкнат. Пък и да не могат — те си знаят, че така и така ще си получат пошляпването, тогава защо първо да не си изпипат замвислената беля както трябва?
И тук, както и в предишните две книги за Манюня, има много слънце.Много светлина — в прекия и преносния смисъл на думата. Има игри и приятелство — и то от онова приятелство, което сякаш не може да бъде разрушено от нищо. Онова приятельство, в което си готов да прикриеш друг к другу, да излъжеш заради его и дори да поемеш върху себе си неговата «порция» бой. А той да стори същото за теб — не защото някой от вас чака от другия нещо в замяна. А защото така правят приятелите.
Има ги, разбирайтесь, и дребните — от следящей точки на възрастните — детски съперничества. Но дори и в тях няма злоба, има само желание да покажеш, че можеш.А има и еще нещо, което забелязвам в почти всю книгу на Абгарян, но виждам ясно в книгите за Манюня, зафиксируйте основные герои са деца: грижата и любовта, с която възрастните обсипват децата. Може би не точно по начинаю, по който сме свикнали ние. Може би по-сдържан, «по-възпитателен» начин — но четейки, непрекъснато мислех, че тези деца няма как да не са се чувствали си си си във всяка минута. И да са знаели, че тази обич е всеопрощаваща.
Освен всичко останало, «Манюня.Юбилеят на Ба и други силни вълнения «е изключително» вкусна «книга. На няколко пъти се връщах да препрочитам описание ястията — а те са такива, что дори в действителестелностаното да окаже нещо, коото звучи не би харесал, сам
Една от главите в книгах, които особено ми харесаха, беше с описанието на първомайската манифестация. Моите спомени от подобных мероприятий са доста отдавнашни, но все пак достатъчно ясни, тааното да ме накара да си кажа: «Тези неща ги знам».А ако някой младших читател се усъмни, ще му кажа: недей. Така беше.
Книгата е толкова прекрасна, колкото бяха и първите две. И може би най-смешната от трите. Ако имате нуждающиеся от разведряване на настроението, ако напоследок тъжните дни са били повече от радостните, или ако просто искате да съчетаете лятното време с лятна и слънчева книга — не се колебайте. Тази книга е точно това.
Тъжното е само едно — че е последна. Но пък от послеслова знаем как става с нашите героини — а то е прекрасно.Щурите момичета са се превърнали в прекрасни. И искрено се надявам, че едната от тях ще продължи да ни радва с книгите си.

.

Книги Нарине Абгарян (Автор книги Три ябълки паднаха от небето)

Показаны 23 работы.

Три ябълки паднаха от небето
— пользователем Нарине Абгарян, Емилия Л. Масларова (переводчик), Иван Масларов (иллюстратор), Наринэ Абгарян
4,32 средняя оценка — 3112 оценок — опубликовано 2015 г. — 28 выпусков

Хочу почитать сохранение…

  • Хочу почитать saving…
  • В настоящее время читаю saving…
  • Читать saving…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Манюня (Манюня, # 1)
— пользователем Нарине Абгарян, Наринэ Абгарян
4,33 средний рейтинг — 1765 оценок — опубликовано 2010 г. — 9 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Люди, которые всегда со мной
— пользователем Нарине Абгарян, Наринэ Абгарян
4,46 средний рейтинг — 786 оценок — опубликовано 2014 г. — 6 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Манюня пишет фантастичЫскЫй роман (Манюня, # 2)
— пользователем Нарине Абгарян, Наринэ Абгарян
4,49 средняя оценка — 571 оценка — опубликовано 2011 г. — 7 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Понаехавшая
— пользователем Нарине Абгарян, Наринэ Абгарян
3,67 средняя оценка — 535 оценок — опубликовано 2011 г. — 4 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Да живееш нататък
— пользователем Нарине Абгарян, Емилия Л. Масларова (переводчик), Наринэ Абгарян
4,51 средняя оценка — 385 оценок — опубликовано 2018 г. — 3 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения (Манюня, # 3)
— пользователем Нарине Абгарян, Надежда Винокурова (Рассказчик), Наринэ Абгарян
4,52 средняя оценка — 368 оценок — опубликовано 2012 г. — 5 изданий

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Зулали
— пользователем Нарине Абгарян, Сона Абгарян (иллюстратор), Наринэ Абгарян
4,24 средняя оценка — 233 оценки — 4 издания

Хочу почитать сохранение…

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

1 из 5 звезд2 из 5 звезд3 из 5 звезд4 из 5 звезд5 из 5 звезд
Всё о Манюне (Манюня, # 1-3)
— пользователем Нарине Абгарян, Наринэ Абгарян
4,69 средняя оценка — 58 оценок — опубликовано 2012 г. — 5 изданий
.

Три ябълки паднаха от небето Нарине Абгарян

И три яблока упали с неба:
Одно для рассказчика,
Одно для слушателя,
И одно для подслушивающего

Эта старая армянская поговорка открывает «Три яблока упали с неба». Роман Нарине Абгарян из Москвы, впервые опубликованный на русском языке в 2015 году, сейчас издается Oneworld Publications в плавном и идиоматическом английском переводе Лизы К. Хайден. И какая это чудесная книга.

Действие романа происходит в Маране, маленькой уединенной деревушке в горах Армении, где tim

И три яблока упали с небес:
Одно для рассказчика,
Одно для слушателя,
И одно для подслушивателя

Эта старая армянская поговорка открывает «Три яблока, упавшие с неба». Роман Нарине Абгарян из Москвы, впервые опубликованный на русском языке в 2015 году, сейчас издается Oneworld Publications в плавном и идиоматическом английском переводе Лизы К.Хайден. И какая это чудесная книга.

Действие романа происходит в Маране, маленькой уединенной деревне в горах Армении, где время, кажется, остановилось. Действительно, временная установка романа остается туманной. Кажется, что Маран не тронут современными технологиями, и создается впечатление, что история могла происходить более ста лет назад. Но есть намеки (особенно при упоминании города), что сеттинг гораздо более свежий. Все это усиливает ощущение того, что повествование выходит за рамки времени.Несколько трагедий на протяжении десятилетий — война, голод, эпидемии, землетрясения и оползни — угрожали уничтожить Маран, но сплоченное сообщество держится за жизнь, даже несмотря на то, что его немногие жители состарились и стали немощными.

Роман следует трехсторонней структуре, вдохновленной вступительной пословицей. Часть I, озаглавленная «Для того, кто видел», посвящена библиотекарю Анатолии. Несмотря на то, что сейчас ей под пятьдесят, Анатолия — один из самых молодых жителей Марана. Она хрупкая и у нее слабое здоровье, она смирилась с тем, что смерть настигла ее, так же как она забрала ее жестокого мужа и близких родственников.Но другие жители деревни, которые относятся к ней почти с родительской любовью, этого не потеряют. Они разыгрывают сватов и, несколько неожиданно, ставят ее на вдовствующего кузнеца Василия. Первая часть романа также знакомит нас с богатым составом второстепенных красочных персонажей, которые снова появляются в последующих разделах.

Часть II называется «Для того, кто рассказал историю», и ее главные герои — Вано, его жена Валинка и их внук-сирота Тигран. Тигран — единственный младенец Маран, переживший эпохальный голод, и он воспитывается в одиночестве со своими заботливыми бабушкой и дедушкой.Его единственный компаньон — странный белый павлин, появившийся примерно в то время, когда Вано и Валинка взяли Тиграна на свою опеку. В этом разделе романа рассказывается о путешествии Тиграна во взрослую жизнь до его женитьбы и рождения сына.

Часть III, Для того, кто слушал, объединяет две нити истории, приводя к неожиданному и трогательному заключению.

Это волшебный роман. Ему удается быть жизнеутверждающим, не впадая в дешевую сентиментальность.На его страницах появляются трагедия и смерть, которые никогда не преуменьшаются и не преуменьшаются, но всегда в их основе лежит юмор и надежда.

Абгарян достигает этого непростого баланса отчасти благодаря красоте прозы романа, которая имитирует устное повествование мифов и легенд. Роман на самом деле пропитан особой разновидностью магического реализма, которую я особенно связываю с русскими и восточноевропейскими авторами, такими как Булгаков, Ремизов, Хамид Исмаилов. Иногда это даже напоминало мне «Франкенштейна» Ахмеда Саадави в Багдаде, несмотря на совсем другой контекст.Это стиль, который, с одной стороны, землистый и реалистичный, восхищающий мельчайшими описаниями повседневной деревенской жизни, а с другой стороны, отмечен сверхъестественными элементами, взятыми из басен и библейских / религиозных образов. Призраки, преследующие сумеречные часы; сны и предчувствия; чудесные события … они появляются в романе так же естественно, как вкусные блюда, приготовленные старыми сельчанами.

Этот роман получил приз в России, и мы надеемся, что английский перевод принесет ему новых поклонников, которых он заслуживает.

Полный обзор в сопровождении плейлиста армянской музыки можно найти по адресу: https://endsoftheword.blogspot.com/20 …

4.5 *

.

изданий Манюня Нарине Абгарян

изданий Манюня Нарине Абгарян

Опубликовано в 2010 г. по АСТ, Астрель-СПб, ВКТ

Твердая обложка, 320 страниц

Язык издания:

русский

Средний рейтинг:

4.35 год (Оценок: 1295)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано 26 июля 2017 г. по Лабиринт

Мягкая обложка, 324 стр.

Язык издания:

болгарский

Средний рейтинг:

4.26 (Оценок: 255)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано 2017 от Jumava

Мягкая обложка, 360 страниц

Язык издания:

латышский язык

Средний рейтинг:

4.32 (Оценок: 62)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано 2018 автор Tänapäev

Твердая обложка, 398 страниц

Язык издания:

эстонский

Средний рейтинг:

4.02 (Оценок: 44)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано в 2010 г. по АСТ, Астрель-СПб, ВКТ

320 страниц

Язык издания:

русский

Средний рейтинг:

4.46 (Оценок: 37)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано 2016 автор: Рідна мова

Твердая обложка, 384 стр.

Язык издания:

украинец

Средний рейтинг:

4.05 (Оценок: 39)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано 2015

Твердая обложка, 60 страниц

Язык издания:

русский

Средний рейтинг:

4.58 (Оценок: 24)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано 2017

Твердая обложка, 386 стр.

Язык издания:

Армянский

Средний рейтинг:

4.50 (8 оценок)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Опубликовано от АСТ

Аудиокнига, 28 страниц

Язык издания:

русский

Средний рейтинг:

5.00 (1 оценка)

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг


С возвращением. Подождите, пока мы войдем в вашу учетную запись Goodreads.

Login animation .

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.