Книга мизери стивена кинга: Книга «Мизери» — Стивен Кинг скачать бесплатно, читать онлайн

Содержание

Мизери — Кинг Стивен » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

Стивен Кинг

Мизери

Стефани и Джиму Леонардам — они знают, за что. Да-да, знают.

Мне хотелось бы с благодарностью упомянуть здесь имена трех медиков, которые очень помогли мне, предоставив для этой книги фактический материал. Спасибо:

Рассу Дорру, фельдшеру

Флоренс Дорр, медицинской сестре

Дженет Ордуэй, доктору медицины и психиатрии

Если читатель не заметит в книге промахов — это благодаря им. Если же он найдет в книге вопиющие ошибки, в них виноват я сам.

Разумеется, такого лекарства, как «новрил», не существует, но используются аналогичные препараты на кодеиновой основе: к сожалению, случается, что персонал больниц, аптек и других медицинских учреждений не содержит эти препараты под достаточно надежными замками.

Все места действия и действующие лица вымышлены.

С. К.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЭННИ

Когда ты заглядываешь в бездну, сама бездна заглядывает в тебя.

Фридрих Ницше

1

Коричневый ухмнннн

Йерннн коричневый ухмнннн

Фэйунннн

Вот такие звуки: даже в дымке.

2

Но иногда звуки — как и боль — отступали, и оставалась только дымка. Он помнил темноту: дымке предшествовала плотная темнота. Означает ли это, что состояние его улучшается? Он видит свет (пускай сквозь дымку), а свет — это хорошо, и т. д, и т. п., так? А во тьме были эти звуки? Он не знал ответов на эти вопросы. Есть ли смысл спрашивать? И на этот вопрос он не знал ответа.

Боль помещалась глубже, под звуками. К востоку от солнца и к югу от его ушей. Вот и все, что ему было известно.

В течение какого-то времени, очень долгого, как ему казалось (и в самом, деле долгого, так как существовали только боль и дрожащая, как будто от ветра, дымка), внешняя вселенная состояла только из этих звуков. Он не знал, кто он и где находится, да и знать не хотел. Хорошо было бы умереть, но сквозь болевую дымку, окутавшую его сознание подобно летней грозовой туче, он не отдавал себе отчета, желает ли он смерти.

Время шло, и он усвоил, что боль периодически оставляет его. Когда он в самый первый раз вынырнул из непроглядной черноты, которая предшествовала дымке, к нему пришла мысль, не имевшая никакого отношения к его теперешнему положению. Мысль об обломке деревянного столба, торчавшем из песка на пляже Ривер-Бич. Когда он был маленьким, отец с матерью часто брали его с собой на Ривер-Бич, и он всякий раз настаивал, чтобы родители разложили плед так, чтобы можно было лежать на нем и смотреть на этот обломок, который казался мальчику клыком погребенного под песком чудовища. Ему нравилось сидеть и смотреть, как прилив наступает на берег и в конце концов накрывает деревяшку целиком. А потом, несколько часов спустя, когда уже съедены все сандвичи и весь картофельный салат, когда в отцовском термосе не осталось ни капли и когда мама уже готова сказать, что пора собираться домой, обломанная верхушка полусгнившего дерева вновь показывалась над поверхностью воды. Сначала выглядывал только острый край, и его накрывало прибоем, потом дерево все больше и больше высовывалось из воды.

К тому времени, как его родители выбрасывали мусор в большую круглую урну с надписью СОБЛЮДАЙТЕ ЧИСТОТУ НА ПЛЯЖЕ, собирали игрушки Поли

(это меня зовут Поли я — Поли я сегодня обгорел и вечером ма смажет меня маслом «Джонсонз бэби» — пронеслась мысль в той темной грозовой туче, внутри которой он сейчас жил)

и складывали плед, деревянный столб, почерневший и скользкий, уже почти целиком торчал из воды, и на его боках там и сям белела пена. Отец пытался тогда объяснить, что это прилив, но он-то всегда знал, что это столб. Прилив приходит и уходит, а столб остается. Просто иногда его не видно. Без столба прилива не бывает.

Воспоминание ползало по кругу, как сонная муха, и сводило его с ума. Он принялся было отыскивать в нем смысл, но тут вмешались звуки.

Фэйунннн

Крррасное все крррасннное

Коричневый ухмнннн

Время от времени звуки прекращались. Время от времени прекращался он.

Первое его явственное воспоминание о нынешнем времени, о времени, проведенном в грозовой туче, было воспоминанием о прекращении, о мгновениях, когда он сознавал, что не может сделать вдох, и в этом нет ничего страшного, так и должно быть, так и полагается, собственно говоря: он только рад выйти из игры.

А потом над ним возник чей-то рот, несомненно, женский, хотя губы были жесткие, сухие, и этот рот принялся дуть в его рот, накачивая воздух ему в легкие, и когда эти чужие губы отодвинулись, он впервые почувствовал запах своей тюремщицы, почувствовал запах ее дыхания, запах воздуха, который она вдыхала в него против его воли; с такой вот силой мужчина проникает в женщину, которая не желает соития. Этот запах сложился из жуткой смеси ароматов ванильного печенья, мороженого в шоколаде, жареного цыпленка и арахисового масла.

Ее голос заорал над его ухом:

— Дыши, черт побери! Дыши, Пол! И те губы опять сомкнулись с его губами. В его горло снова потекла струя воздуха. Влажная струя, такая несется вслед за мчащимся поездом и тащит за собой обрывки газет и конфетные обертки: потом губы отпрянули, и он подумал: Господи, не надо больше, мой нос не выдержит, но он ничего не мог поделать, и некуда было деваться от этого смрада, смрада, от этого проклятого СМРАДА.

— Дыши, черт тебя подери! — кричал невидимый голос, и он думал: Хорошо, я буду дышать, все, что угодно, пожалуйста, только не делай этого больше, не заражай меня, и он даже попытался вдохнуть, но не успел, потому что ее губы, сухие и холодные, как кусок подсоленной кожи, опять соединились с его губами и выдыхаемый ею воздух снова наполнил его.

Когда она в очередной раз убрала губы, он не просто выпустил воздух из легких, а вытолкнул его и тут же самостоятельно сделал глубокий вдох. Выдохнул. И замер в ожидании, что его грудь (он пока не мог ее видеть) поднимется сама, как поднималась всю жизнь безо всяких усилий с его стороны. Но грудь не поднялась, и тогда он снова набрал в легкие воздуха и задышал сам, как можно чаще, чтобы ее запах выветрился поскорее из его тела.

Никогда прежде обыкновенный воздух не казался ему таким чудесным.

Он опять стал проваливаться в туман, но пока окружающий мир окончательно не скрылся во мгле, услышал, как какая-то женщина сказала:

— Ух! А ведь совсем близко был.

Не так, уж и близко, подумал он и уснул. Ему снился обломок деревянного столба, настолько настоящий, что он, пожалуй, смог бы дотянуться до него и прикоснуться ладонью к зеленовато-черному шершавому боку.

Снова возвратившись в прежнее состояние полусознания, он сумел обнаружить связь между обломком столба и своим нынешним положением — боль тоже наплывала на него. Впрочем, его боль похожа не на морской прилив. Он извлек урок из сновидения, которое на самом деле было воспоминанием. Ему только казалось, что боль накатывает и уходит. Боль похожа на тот столб, который всегда на месте, его лишь не видно время от времени. Когда боль не погружала его сознание в каменно-серое облако, он молча благодарил ее, но теперь его уже нельзя обмануть: она все еще здесь и скоро покажется. И столбов теперь два, вместо одного; боль — это два столба, и какая-то частица его разума давно знала тот факт, который лишь много позже стал достоянием основной части сознания: два поломанных столба — это две его искалеченные ноги.

Лишь спустя долгое время ему удалось освободиться от засохшей на губах чужой слюны и прохрипеть:

— Где я?

У его кровати сидела женщина с книжкой в руках. На обложке стояло имя автора — Пол Шелдон. Ему удалось вспомнить, что это имя — его собственное, и он не удивился такому открытию.

Книга Мизери читать онлайн Стивен Кинг

Стивен Кинг.
Мизери

 

Стефани и Джиму Леонардам — они знают, за что. Да-да, знают.

 

Мне хотелось бы с благодарностью упомянуть здесь имена трех медиков, которые очень помогли мне, предоставив для этой книги фактический материал. Спасибо: 

Рассу Дорру, фельдшеру Флоренс Дорр, медицинской сестре Дженет Ордуэй, доктору медицины и психиатрии

Если читатель не заметит в книге промахов — это благодаря им. Если же он найдет в книге вопиющие ошибки, в них виноват я сам.

Разумеется, такого лекарства, как «новрил», не существует, но используются аналогичные препараты на кодеиновой основе: к сожалению, случается, что персонал больниц, аптек и других медицинских учреждений не содержит эти препараты под достаточно надежными замками.

Все места действия и действующие лица вымышлены.

С. К.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЭННИ

 

Когда ты заглядываешь в бездну, сама бездна заглядывает в тебя.

Фридрих Ницше

 

 

1

 

Коричневый ухмнннн

Йерннн коричневый ухмнннн

Фэйунннн

Вот такие звуки: даже в дымке.

 

2

 

Но иногда звуки — как и боль — отступали, и оставалась только дымка. Он помнил темноту: дымке предшествовала плотная темнота. Означает ли это, что состояние его улучшается? Он видит свет (пускай сквозь дымку), а свет — это хорошо, и т. д, и т. п., так? А во тьме были эти звуки? Он не знал ответов на эти вопросы. Есть ли смысл спрашивать? И на этот вопрос он не знал ответа.

Боль помещалась глубже, под звуками. К востоку от солнца и к югу от его ушей. Вот и все, что ему было известно.

В течение какого-то времени, очень долгого, как ему казалось (и в самом, деле долгого, так как существовали только боль и дрожащая, как будто от ветра, дымка), внешняя вселенная состояла только из этих звуков. Он не знал, кто он и где находится, да и знать не хотел. Хорошо было бы умереть, но сквозь болевую дымку, окутавшую его сознание подобно летней грозовой туче, он не отдавал себе отчета, желает ли он смерти.

Время шло, и он усвоил, что боль периодически оставляет его. Когда он в самый первый раз вынырнул из непроглядной черноты, которая предшествовала дымке, к нему пришла мысль, не имевшая никакого отношения к его теперешнему положению. Мысль об обломке деревянного столба, торчавшем из песка на пляже Ревир-Бич. Когда он был маленьким, отец с матерью часто брали его с собой на Ревир-Бич, и он всякий раз настаивал, чтобы родители разложили плед так, чтобы можно было лежать на нем и смотреть на этот обломок, который казался мальчику клыком погребенного под песком чудовища. Ему нравилось сидеть и смотреть, как прилив наступает на берег и в конце концов накрывает деревяшку целиком. А потом, несколько часов спустя, когда уже съедены все сандвичи и весь картофельный салат, когда в отцовском термосе не осталось ни капли и когда мама уже готова сказать, что пора собираться домой, обломанная верхушка полусгнившего дерева вновь показывалась над поверхностью воды.

Сначала выглядывал только острый край, и его накрывало прибоем, потом дерево все больше и больше высовывалось из воды. К тому времени, как его родители выбрасывали мусор в большую круглую урну с надписью СОБЛЮДАЙТЕ ЧИСТОТУ НА ПЛЯЖЕ, собирали игрушки Поли

(это меня зовут Поли я — Поли я сегодня обгорел и вечером ма смажет меня маслом «Джонсонз бэби» — пронеслась мысль в той темной грозовой туче, внутри которой он сейчас жил)

И складывали плед, деревянный столб, почерневший и скользкий, уже почти целиком торчал из воды, и на его боках там и сям белела пена. Отец пытался тогда объяснить, что это прилив, но он-то всегда знал, что это столб. Прилив приходит и уходит, а столб остается. Просто иногда его не видно. Без столба прилива не бывает.

Стивен Кинг «Мизери»

Решил приобщиться к написанию отзывов. До сего момента посещал сайт исключительно в качестве стороннего наблюдателя. Как говорится, всех слушал, а свое мнение не высказывал. Но, наверное, пришло время высказаться. Начать решил с произведения, которое произвело на меня самое сильное впечатление из всего прочитанного (как у Стивена Кинга, так и вообще в литературе) на сегодняшний день. Прочитал примерно четыре года назад, но до сих пор перед глазами некоторые сцены из книги. Такие как:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

— отрубание ноги топором

…надо прижечь…

просто жесть

— вылазка Пола из комнаты и листание альбома Энни с жуткой подшивкой газетных вырезок, открывающих тайны из прошлого.

— разборка с полицейским при помощи газонокосилки.

— ну и конечно финальная разборка Пола и Энни.

Практически всё действие произведения происходит в пределах одного дома, а действующих лиц всего двое, не считая нескольких второстепенных персонажей. Поэтому в нём нет каких-то лишних отвлечений от основной темы и на высочайшем уровне проработан внутренний мир, психология главных героев романа, как «маньяка», так и «жертвы».

Вообще, лично для меня, это то произведение, в котором каждая сцена, каждое предложение на 100% оправдывают себя. То есть, нет ничего лишнего. Каждое слово является частью большой мозаики, которая складывается постепенно и создаёт жуткую атмосферу замкнутого пространства, отчаяния и безысходности главного героя. Посттравматический шоковый бред Пола в начале романа служит первым штрихом картины, которая с каждой страницей обрастает новыми яркими (в основном красными) красками. Чувствуется, что написано это человеком, которому знакомо подобное состояние. Недаром говорят, что Кинг писал этот роман во время борьбы с наркотической зависимостью («ломка» автора как будто читается между строк произведения).

Даже главы, если так можно выразиться, «романа в романе», который пишет Пол по «просьбе» Энни, не выпадают из общего контекста. Особенно понравился стиль печати этих глав (в крайних сериях издательства АСТ во всяком случае, как в других не знаю):

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Шрифт такой, как будто текс напечатан на печатной машинке. И вставка, как бы от руки, тех букв, клавиши, с литерами которых постепенно ломались на этой машинке.

Единственное, что мне показалось, не совсем обязательным, так это коротенькая 4-я часть в конце романа. Можно было бы, наверное, обозначить её как эпилог. Но Кингу свойственно разделять произведения на, мягко говоря, неравномерные части и главы. Некоторые подглавы состоят из нескольких слов, другие же довольно объёмные, на несколько десятков страниц. А в некоторых небольших романах автора («Куджо», «Долорес Клэйборн») повествование идёт сплошным текстом, без разделения на главы. Но это всё небольшое отступление. Просто хочется сказать, если бы автор закончил роман на том моменте:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

Когда после финальной разборки Пола с Энни в дом приходят полицейские. И после обыска говорят очнувшемуся Полу:

«Мы обошли весь дом…, но там никого нет»

И после этих слов он закричал.

То произведение казалось бы даже более выигрышным. Заданная в самом начале атмосфера сохранилась бы до конца.

У Кинга часто встречаются такие открытые финалы. Как говориться из разряда «додумай сам». Но, лично у меня, не всегда получается «додумать». Иногда хочется небольшого пояснения что ли. Как пример: «Долгая прогулка». Ещё одно гениальное произведение автора, но с небольшим послевкусием недосказанности из-за финала.

В «Мизери» же такого чувства недосказанности нет, и не было бы даже, если автор закончил на указанном выше моменте. Но эпилог (или 4-я часть) с пояснением, что было после основных событий, тоже имеет своё значение. Лично для меня он послужил, таким, своеобразным «успокоительным» позволяющим выйти из того шокового состояния, в котором находишься, читая основную часть этого гениального, атмосферного, психологически проработанного произведения.

Единственное, что хочется сказать всем, кто только собирается ознакомиться с творчеством Стивена Кинга. Не стоит начинать с этого произведения, а лучше оставить его так сказать на «десерт». У автора достаточно много очень качественных интересных произведений. Говорю по собственному опыту. Я прочитал «Мизери» в самом начале знакомства с автором. До этого у Кинга мною был прочитан только сборник повестей «Четыре сезона». И все последующие прочитанные романы автора, я, так или иначе, сравнивал с «Мизери». На сегодняшний день прочитано примерно 30-35 произведений Кинга, в том числе почти все самые культовые вещи. И по моим личным критериям все они уступают «Мизери». Разве что «Зелёную милю» могу поставить в один ряд.

И ещё пару слов об экранизации. В целом она неплоха, но, как по мне, значительно проигрывает первоисточнику. Лично я был разочарован. Так что если кто прочитал книгу, но не смотрел фильм, или планирует ознакомиться с экранизацией перед прочтением, лучше не стоит. Не стоит портить впечатление. Лучше перечитать несколько раз книгу. Она того стоит.

Не буду рекомендовать книгу очень впечатлительным людям, всем остальным рекомендация к прочтению высочайшая! Безоговорочный шедевр в жанре психологического реалистичного хоррора!

Стивен Кинг — Мизери » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Стивен Кинг

Мизери

Стефани и Джиму Леонардам — они знают, за что. Да-да, знают.

Мне хотелось бы с благодарностью упомянуть здесь имена трех медиков, которые очень помогли мне, предоставив для этой книги фактический материал. Спасибо: 

Рассу Дорру, фельдшеру Флоренс Дорр, медицинской сестре Дженет Ордуэй, доктору медицины и психиатрии

Если читатель не заметит в книге промахов — это благодаря им. Если же он найдет в книге вопиющие ошибки, в них виноват я сам.

Разумеется, такого лекарства, как «новрил», не существует, но используются аналогичные препараты на кодеиновой основе: к сожалению, случается, что персонал больниц, аптек и других медицинских учреждений не содержит эти препараты под достаточно надежными замками.

Все места действия и действующие лица вымышлены.

С. К.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЭННИ

Когда ты заглядываешь в бездну, сама бездна заглядывает в тебя.

Фридрих Ницше1

Коричневый ухмнннн

Йерннн коричневый ухмнннн

Фэйунннн

Вот такие звуки: даже в дымке.

2

Но иногда звуки — как и боль — отступали, и оставалась только дымка. Он помнил темноту: дымке предшествовала плотная темнота. Означает ли это, что состояние его улучшается? Он видит свет (пускай сквозь дымку), а свет — это хорошо, и т. д, и т. п., так? А во тьме были эти звуки? Он не знал ответов на эти вопросы. Есть ли смысл спрашивать? И на этот вопрос он не знал ответа.

Боль помещалась глубже, под звуками. К востоку от солнца и к югу от его ушей. Вот и все, что ему было известно.

В течение какого-то времени, очень долгого, как ему казалось (и в самом, деле долгого, так как существовали только боль и дрожащая, как будто от ветра, дымка), внешняя вселенная состояла только из этих звуков. Он не знал, кто он и где находится, да и знать не хотел. Хорошо было бы умереть, но сквозь болевую дымку, окутавшую его сознание подобно летней грозовой туче, он не отдавал себе отчета, желает ли он смерти.

Время шло, и он усвоил, что боль периодически оставляет его. Когда он в самый первый раз вынырнул из непроглядной черноты, которая предшествовала дымке, к нему пришла мысль, не имевшая никакого отношения к его теперешнему положению. Мысль об обломке деревянного столба, торчавшем из песка на пляже Ривер-Бич. Когда он был маленьким, отец с матерью часто брали его с собой на Ривер-Бич, и он всякий раз настаивал, чтобы родители разложили плед так, чтобы можно было лежать на нем и смотреть на этот обломок, который казался мальчику клыком погребенного под песком чудовища. Ему нравилось сидеть и смотреть, как прилив наступает на берег и в конце концов накрывает деревяшку целиком. А потом, несколько часов спустя, когда уже съедены все сандвичи и весь картофельный салат, когда в отцовском термосе не осталось ни капли и когда мама уже готова сказать, что пора собираться домой, обломанная верхушка полусгнившего дерева вновь показывалась над поверхностью воды. Сначала выглядывал только острый край, и его накрывало прибоем, потом дерево все больше и больше высовывалось из воды. К тому времени, как его родители выбрасывали мусор в большую круглую урну с надписью СОБЛЮДАЙТЕ ЧИСТОТУ НА ПЛЯЖЕ, собирали игрушки Поли

(это меня зовут Поли я — Поли я сегодня обгорел и вечером ма смажет меня маслом «Джонсонз бэби» — пронеслась мысль в той темной грозовой туче, внутри которой он сейчас жил)

И складывали плед, деревянный столб, почерневший и скользкий, уже почти целиком торчал из воды, и на его боках там и сям белела пена. Отец пытался тогда объяснить, что это прилив, но он-то всегда знал, что это столб. Прилив приходит и уходит, а столб остается. Просто иногда его не видно. Без столба прилива не бывает.

Воспоминание ползало по кругу, как сонная муха, и сводило его с ума. Он принялся было отыскивать в нем смысл, но тут вмешались звуки.

Фэйунннн

Крррасное все крррасннное

Коричневый ухмнннн

Время от времени звуки прекращались. Время от времени прекращался он.

Первое его явственное воспоминание о нынешнем времени, о времени, проведенном в грозовой туче, было воспоминанием о прекращении, о мгновениях, когда он сознавал, что не может сделать вдох, и в этом нет ничего страшного, так и должно быть, так и полагается, собственно говоря: он только рад выйти из игры.

А потом над ним возник чей-то рот, несомненно, женский, хотя губы были жесткие, сухие, и этот рот принялся дуть в его рот, накачивая воздух ему в легкие, и когда эти чужие губы отодвинулись, он впервые почувствовал запах своей тюремщицы, почувствовал запах ее дыхания, запах воздуха, который она вдыхала в него против его воли; с такой вот силой мужчина проникает в женщину, которая не желает соития. Этот запах сложился из жуткой смеси ароматов ванильного печенья, мороженого в шоколаде, жареного цыпленка и арахисового масла.

Ее голос заорал над его ухом:

— Дыши, черт побери! Дыши, Пол! И те губы опять сомкнулись с его губами. В его горло снова потекла струя воздуха. Влажная струя, такая несется вслед за мчащимся поездом и тащит за собой обрывки газет и конфетные обертки: потом губы отпрянули, и он подумал: Господи, не надо больше, мой нос не выдержит, но он ничего не мог поделать, и некуда было деваться от этого смрада, смрада, от этого проклятого СМРАДА.

— Дыши, черт тебя подери! — кричал невидимый голос, и он думал: Хорошо, я буду дышать, все, что угодно, пожалуйста, только не делай этого больше, не заражай меня, и он даже попытался вдохнуть, но не успел, потому что ее губы, сухие и холодные, как кусок подсоленной кожи, опять соединились с его губами и выдыхаемый ею воздух снова наполнил его.

Когда она в очередной раз убрала губы, он не просто выпустил воздух из легких, а вытолкнул его и тут же самостоятельно сделал глубокий вдох. Выдохнул. И замер в ожидании, что его грудь (он пока не мог ее видеть) поднимется сама, как поднималась всю жизнь безо всяких усилий с его стороны. Но грудь не поднялась, и тогда он снова набрал в легкие воздуха и задышал сам, как можно чаще, чтобы ее запах выветрился поскорее из его тела.

Никогда прежде обыкновенный воздух не казался ему таким чудесным.

Он опять стал проваливаться в туман, но пока окружающий мир окончательно не скрылся во мгле, услышал, как какая-то женщина сказала:

— Ух! А ведь совсем близко был. Не так, уж и близко, подумал он и уснул. Ему снился обломок деревянного столба, настолько настоящий, что он, пожалуй, смог бы дотянуться до него и прикоснуться ладонью к зеленовато-черному шершавому боку.

Читать Мизери (Стивен Кинг) онлайн бесплатно

Стивен Кинг на страницах своего произведения «Как писать книги» высказался о том, что наиболее интересным для него является написание историй, действие которых происходит на основе определённой ситуации. Это значит, что в голове писателя рождается некоторое экстремальное (чаще всего не предвещающее ничего хорошего) событие, в которое по тем или иным причинам оказывается вовлеченным главный герой произведения. После чего автор берется за ручку (или клавиатуру) и без предварительного обдумывания дальнейшего сюжета даёт свободу воображению, создавая свой новый бестселлер. Исходя из вышесказанного один из самых популярных романов мэтра «Мизери» относиться именно к этому типу произведений.

Читать онлайн Мизери

 

скачать книгу    /   читать онлайн

Любите читать книги? На нашем книжном портале вы можете скачать бесплатно книги в формате fb2, rtf или epub. Для любителей чтения с планшетов и телефонов у нас есть замечательный ридер.

О книге

С английского языка слово «misery» переводится как «несчастье». Однако протагонист романа, популярный американский писатель по имени Пол Шелдон, сумел заработать неплохое состояние, известность и почет на этом слове. Ведь Мизери — это имя центрального персонажа серии романов с одноименным названием, автором которых является Пол. Безумная популярность этих романов побуждает множество женщин со всей страны погружаться в них с головой. Книги находятся на пике славы: автор получает горы благодарственных писем от поклонниц, собираются фан-клубы и творения автора долго не застаиваются на полках магазинов. Но, как и любой автор Шелдон не хочет всю жизнь писать лишь о Мизери, и он принимает решение окончательно сжечь все мосты к ней. В финале его нового романа, только ушедшего в издательство, героиня умирает. И как раз в это время происходит то самое экстремальное событие — автомобиль протагониста попадает в аварию в горах, и писатель находится на пороге смерти. Но его спасает Энни Уилкс, женщина, живущая неподалеку от места происшествия. Находящийся в плачевном состоянии Пол приходит в сознание в доме своей спасительницы, который находится вдали от ближайшего населенного пункта. Очнувшись, писатель узнает два удивительных факта об Энни. Во-первых, в прошлом она работала медсестрой. А во-вторых, мисс Уилкс оказывается одной из самых горячих поклонниц творчества Пола Шелдона. Мизери для нее больше чем просто романы. Они часть её жизни. На протяжении долгого времени Энни делает все, для того чтобы её кумир как можно скорее пришел в хорошее состояние. Но спустя время Пол понимает, что Энни определенно имеет проблемы с головой и сделать он ничего не может, так как все еще не может встать на ноги, и вынужден во всем полагаться на единственного человека, волею судьбы оказавшегося рядом в тот злополучный день аварии.

Роман Кинга очень быстро обрел популярность и стал классическим для фанатов автора. Сейчас он стоит в одном ряду с такими произведениями как Кэрри, Оно, Зеленая миля и другими творениями Кинга, которые имеют миллионы фанатов. «Мизери» — крайне психологическая книга. В ней автор глубоко исследует человеческое сознание. Более того, Кинг обращается к одному из очень распространенных страхов: быть беспомощным и полностью зависеть от кого-то другого. По сути, в этом немаленьком произведении всего два действующих лица — Энни и Пол. А большая часть событий происходит в рамках одной локации, а именно дома Уилкс. Главный герой прикован к кровати, всё, что он может делать, это думать. Но из-за его состояния мысли персонажа спутаны и бессвязны, потому и читатель вынужден искать связь и смысл в этих обрывках сознания. Правдоподобность описания разума, пораженного болезнью, наталкивает на некоторую автобиографичность книги. Это в самом деле так: во время написания этого романа Стивен Кинг боролся с прогрессирующей наркоманией и алкоголизмом. По рассказам самого автора, образ Энни Уилкс это метафора «иглы, которая не отпускает».

«Мизери» по праву считается одним из лучших романов Кинга. Хоть он и достаточно труден в прочтении, путешествия по закоулкам разума делают этот роман неповторимым и крайне увлекательным. Лишь немногие книги автора могут хоть немного приблизиться к такому эффекту, например «Игра Джералда», в котором читателю вновь дают возможность изучить глубины человеческого сознания. Но прежде всего, «Мизери» это история о тяжелой психологической борьбе человека, в которой ему любой ценой необходимо победить.

Книга Мизери читать онлайн бесплатно, автор Стивен Кинг – Fictionbook

Стефани и Джиму Леонардам – они знают, за что. Да-да, знают.

богиня

Африка

Мне хотелось бы с благодарностью упомянуть здесь имена трех медиков, которые очень помогли мне, предоставив для этой книги фактический материал. Спасибо:

Рассу Дорру, фельдшеру

Флоренс Дорр, медицинской сестре

Дженет Ордуэй, доктору медицины и психиатрии

Если читатель не заметит в книге промахов – это благодаря им. Если же он найдет в книге вопиющие ошибки, в них виноват я сам.

Разумеется, такого лекарства, как «новрил», не существует, но используются аналогичные препараты на кодеиновой основе; к сожалению, случается, что персонал больниц, аптек и других медицинских учреждений не содержит эти препараты под достаточно надежными замками.

Все места действия и действующие лица вымышлены.

С.К.

Часть первая
Энни

Когда ты заглядываешь в бездну, сама бездна заглядывает в тебя.

Фридрих Ницше

1

коричневый ухмнннн

йерннн коричневый ухмнннн

фэйунннн

Вот такие звуки: даже в дымке.

2

Но иногда звуки – как и боль – отступали, и оставалась только дымка. Он помнил темноту: дымке предшествовала плотная темнота. Означает ли это, что состояние его улучшается? Он видит свет (пускай сквозь дымку), а свет – это хорошо, и т. д. и т. п., так? А во тьме были эти звуки? Он не знал ответов на эти вопросы. Есть ли смысл спрашивать? И на этот вопрос он не знал ответа.

Боль помещалась глубже, под звуками. К востоку от солнца и к югу от его ушей. Вот и все, что ему было известно.

В течение какого-то времени, очень долгого, как ему казалось (и в самом деле долгого, так как существовали только боль и дрожащая, как будто от ветра, дымка), внешняя вселенная состояла только из этих звуков. Он не знал, кто он и где находится, да и знать не хотел. Хорошо было бы умереть, но сквозь болевую дымку, окутавшую его сознание подобно летней грозовой туче, он не отдавал себе отчета, желает ли он смерти.

Время шло, и он усвоил, что боль периодически оставляет его. Когда он в самый первый раз вынырнул из непроглядной черноты, которая предшествовала дымке, к нему пришла мысль, не имевшая никакого отношения к его теперешнему положению. Мысль об обломке деревянного столба, торчавшем из песка на пляже Ревир-Бич. Когда он был маленьким, отец с матерью часто брали его с собой на Ревир-Бич, и он всякий раз настаивал, чтобы родители разложили плед так, чтобы можно было лежать на нем и смотреть на этот обломок, который казался мальчику клыком погребенного под песком чудовища. Ему нравилось сидеть и смотреть, как прилив наступает на берег и в конце концов накрывает деревяшку целиком. А потом, несколько часов спустя, когда уже съедены все сандвичи и весь картофельный салат, когда в отцовском термосе не осталось ни капли и когда мама уже готова сказать, что пора собираться домой, обломанная верхушка полусгнившего дерева вновь показывалась над поверхностью воды. Сначала выглядывал только острый край, и его накрывало прибоем, потом дерево все больше и больше высовывалось из воды. К тому времени, как его родители выбрасывали мусор в большую круглую урну с надписью СОБЛЮДАЙТЕ ЧИСТОТУ НА ПЛЯЖЕ, собирали игрушки Поли

(это меня зовут Поли я – Поли я сегодня обгорел и вечером ма смажет меня маслом «Джонсонз бэби» – пронеслась мысль в той темной грозовой туче, внутри которой он сейчас жил)

и складывали плед, деревянный столб, почерневший и скользкий, уже почти целиком торчал из воды, и на его боках там и сям белела пена. Отец пытался тогда объяснить, что это прилив, но он-то всегда знал, что это столб. Прилив приходит и уходит, а столб остается. Просто иногда его не видно. Без столба прилива не бывает.

Воспоминание ползало по кругу, как сонная муха, и сводило его с ума. Он принялся было отыскивать в нем смысл, но тут вмешались звуки.

фэйунннн

крррасное все крррасннное

коричневый ухмнннн

Время от времени звуки прекращались. Время от времени прекращался он.

Первое его явственное воспоминание о нынешнем времени, о времени, проведенном в грозовой туче, было воспоминанием о прекращении, о мгновениях, когда он сознавал, что не может сделать вдох, и в этом нет ничего страшного, так и должно быть, так и полагается, собственно говоря; он только рад выйти из игры.

А потом над ним возник чей-то рот, несомненно, женский, хотя губы были жесткие, сухие, и этот рот принялся дуть в его рот, накачивая воздух ему в легкие, и когда эти чужие губы отодвинулись, он впервые почувствовал запах своей тюремщицы, почувствовал запах ее дыхания, запах воздуха, который она вдыхала в него против его воли; с такой вот силой мужчина проникает в женщину, которая не желает соития. Этот запах сложился из жуткой смеси ароматов ванильного печенья, мороженого в шоколаде, жареного цыпленка и арахисового масла.

Ее голос заорал над его ухом:

– Дыши, черт побери! Дыши, Пол!

И те губы опять сомкнулись с его губами. В его горло снова потекла струя воздуха. Влажная струя, такая несется вслед за мчащимся поездом и тащит за собой обрывки газет и конфетные обертки; потом губы отпрянули, и он подумал: Господи, не надо больше, мой нос не выдержит, но он ничего не мог поделать, и некуда было деваться от этого смрада, смрада, от этого проклятого СМРАДА.

– Дыши, черт тебя подери! – кричал невидимый голос, и он думал: Хорошо, я буду дышать, все, что угодно, пожалуйста, только не делай этого больше, не заражай меня, и он даже попытался вдохнуть, но не успел, потому что ее губы, сухие и холодные, как кусок подсоленной кожи, опять соединились с его губами и выдыхаемый ею воздух снова наполнил его.

Когда она в очередной раз убрала губы, он не просто выпустил воздух из легких, а вытолкнул его и тут же самостоятельно сделал глубокий вдох. Выдохнул. И замер в ожидании, что его грудь (он пока не мог ее видеть) поднимется сама, как поднималась всю жизнь безо всяких усилий с его стороны. Но грудь не поднялась, и тогда он снова набрал в легкие воздуха и задышал сам, как можно чаще, чтобы ее запах выветрился поскорее из его тела.

Никогда прежде обыкновенный воздух не казался ему таким чудесным.

Он опять стал проваливаться в туман, но пока окружающий мир окончательно не скрылся во мгле, услышал, как какая-то женщина сказала:

– Ух! А ведь совсем близко был.

Не так уж и близко, подумал он и уснул.

Ему снился обломок деревянного столба, настолько настоящий, что он, пожалуй, смог бы дотянуться до него и прикоснуться ладонью к зеленовато-черному шершавому боку.

Снова возвратившись в прежнее состояние полусознания, он сумел обнаружить связь между обломком столба и своим нынешним положением – боль тоже наплывала на него. Впрочем, его боль похожа не на морской прилив. Он извлек урок из сновидения, которое на самом деле было воспоминанием. Ему только казалось, что боль накатывает и уходит. Боль похожа на тот столб, который всегда на месте, его лишь не видно время от времени. Когда боль не погружала его сознание в каменно-серое облако, он молча благодарил ее, но теперь его уже нельзя обмануть: она все еще здесь и скоро покажется. И столбов теперь два вместо одного; боль – это два столба, и какая-то частица его разума давно знала тот факт, который лишь много позже стал достоянием основной части сознания: два поломанных столба – это две его искалеченные ноги.

Лишь спустя долгое время ему удалось освободиться от засохшей на губах чужой слюны и прохрипеть:

– Где я?

У его кровати сидела женщина с книжкой в руках. На обложке стояло имя автора – Пол Шелдон. Ему удалось вспомнить, что это имя – его собственное, и он не удивился такому открытию.

Когда он наконец выговорил свой вопрос, женщина ответила:

– Сайдвиндер, штат Колорадо. – И добавила: – Меня зовут Энни Уилкс. Я…

– Знаю, – перебил он. – Вы – моя самая большая поклонница.

– Да, – подтвердила она, улыбаясь. – Именно так.

3

Темнота. За ней – боль и туман. А потом – осознание того, что боль хотя и не прекращается, зато время от времени как будто нехотя идет на перемирие и прячется, и тогда наступает облегчение. Первое истинное воспоминание: задержка, а затем – насильственное возвращение в жизнь при посредстве пакостного женского дыхания.

И следующее подлинное воспоминание: ее пальцы время от времени проталкивают ему в рот что-то вроде капсул «кон-така», а воды не дают, и капсулы эти тают во рту; они очень горькие, вкус их отдаленно напоминает вкус аспирина. Хорошо было бы эту горечь выплюнуть, но он понимал, что все же не стоит этого делать. Потому что горькие капсулы и были тем приливом, который заливал черный столб

(нет СТОЛБЫ их ДВА ладно их два хорошо теперь ты помолчишь ш-ш-ш)

и вроде бы заставлял его исчезнуть на время.

Боль теперь не прекращалась, а как бы стачивалась через большие промежутки времени (так же, должно быть, постепенно стачивался и тот столб на пляже Ревир-Бич, ибо ничто на Земле не вечно, хотя маленький мальчик, каким он тогда был, наверняка посмеялся бы над столь дикой мыслью), и окружающие предметы стали быстро приобретать привычный облик, и наконец весь внешний мир, а также собственные воспоминания, опыт, предрассудки снова заняли свое место в его сознании. Его зовут Пол Шелдон, он писатель, пишет романы двух сортов: хорошие романы и бестселлеры. Он дважды был женат и дважды разводился. Он слишком много курит (точнее, курил до последних событий, в чем бы эти «последние события» ни заключались). С ним случилось что-то очень плохое, но он все-таки жив. И это темное облако тает. Еще не скоро его самая большая поклонница принесет ему старую механическую пишущую машинку «Ройал», которая, как ему покажется, ухмыльнется и заговорит с ним голосом Дакки Дэддлса. Но задолго до этого Пол поймет, что чертовски влип.

 

4

Какая-то часть его мозга, способная к предвидению, позволила ему разглядеть ее еще до того, как он ее увидел, и где-то в подсознании он понял ее раньше, чем стал понимать разумом, – иначе с чего бы у него возникли такие жуткие, даже зловещие ассоциации? Когда она входила в комнату, перед ним тут же возникали образы африканских языческих идолов, описанных в романах Генри Райдера Хаггарда, он думал о каменных гробницах, о неумолимом роке.

Нелепо было уподоблять Энни Уилкс языческой богине из романов «Она» и «Копи царя Соломона», но в то же время сравнение почему-то представлялось уместным. В фигуре этой крупной женщины, казалось, не было ни единой плавной линии – ни округлостей бедер, ни очертаний ягодиц, ни даже икр ниже ее вечных шерстяных юбок, которые она неизменно носила в помещении (а прежде чем выйти на улицу, уходила в свою невидимую спальню и там натягивала джинсы). Обширное, но скудное тело. При взгляде на нее невольно приходили в голову мысли об узелках и шишках, а не о соблазнительных пространствах женской плоти.

Его раздражало, что она представлялась ему твердой, словно в ней не было кровеносных сосудов, а может быть, и внутренних органов; она казалась ему цельной, как бы высеченной из единой глыбы фигурой по имени Энни Уилкс. В нем постепенно крепла уверенность, что ее глаза нарисованы и не движутся вовсе, как глаза портрета, которые словно наблюдают за тобой, в какой бы точке комнаты ты ни находился. Ему приходила в голову мысль, что, если он выставит два пальца рогаткой и ткнет ими в ее ноздри, пальцы его пройдут внутрь разве что на одну восьмую дюйма, а потом соприкоснутся с твердым (ну, чуть-чуть упругим) препятствием; даже ее серый шерстяной джемпер и старушечьи юбки составляли одно целое с твердым, жилистым телом. Потому и неудивительно, что она казалась ему похожей на языческого идола из приключенческого романа. Как идол она внушала только одно: смущение, постепенно переходящее в ужас. При виде идола все прочие чувства пропадают.

Впрочем, постойте, не совсем так. Он получал от нее кое-что еще. Таблетки, помогавшие волне захлестнуть те столбы.

Таблетки – это волна; Энни Уилкс – луна, чьи передвижения вызывают прилив. Она приносит ему по две капсулы каждые шесть часов. Сначала он ощущал лишь, как два пальца проталкивают капсулы ему в рот (и очень скоро понял, что лучше охотно глотать то, что ему дают эти пальцы, несмотря на горький вкус во рту), потом научился воспринимать ее джемпер и каждую из полудюжины юбок; он заметил, что под мышкой у нее, как правило, бывал зажат один из его романов в мягкой обложке. По ночам она являлась в розовом пушистом халате – и лицо ее блестело от крема (ему ни разу не приходилось видеть баночку, но он мог бы с легкостью назвать основной ингредиент этого крема: резкий запах ланолина был очень красноречив) – расталкивала его, выдергивала из мутной, отягощенной сновидениями дремоты и протягивала на ладони таблетки, а из-за ее массивного плеча в окно заглядывала безносая луна.

Спустя некоторое время – когда тревога приобрела такие масштабы, что стало невозможно не обращать на нее внимания, – он сумел узнать, чем она его кормит. Обезболивающее на кодеиновой основе. Называется – новрил. Подкладывать ему судно чаще, чем раз в шесть часов, не имело смысла не только потому, что его рацион состоял исключительно из жидких и желеобразных продуктов (ранее, когда он существовал внутри черного облака, его питание осуществлялось при помощи внутривенных инъекций), но и из-за того же новрила: запор был побочным эффектом этого лекарства. Имелся и другой, более серьезный побочный эффект: препарат мог вызвать у особо чувствительных больных затрудненное дыхание. Пол не относился к числу особо чувствительных больных, но он очень много курил на протяжении почти восемнадцати лет, и по крайней мере один раз его дыхание остановилось; возможно, были и еще случаи, которых он, пребывая в густом мареве, не запомнил. А в тот раз ей пришлось делать ему искусственное дыхание рот в рот. Возможно, в тот раз просто проявился побочный эффект, но сам он впоследствии стал подозревать, что она дала ему лишнюю дозу. Она думала, будто всегда знает, что делает, но это не всегда соответствовало истине. И в этом заключалась одна из причин, по которым он боялся Энни.

Приблизительно через десять дней после исчезновения темного облака он обнаружил (почти одновременно) три обстоятельства. Первое: у Энни Уилкс имеется большой запас новрила (и всяких других лекарств у нее хватает). Второе: у него развилась зависимость от этого препарата. И третье: Энни Уилкс помешанна и опасна.

5

Боли и грозовой туче предшествовала мгла; когда Энни рассказала ему о том, что с ним случилось, он начал припоминать, что же предшествовало мгле. Произошло это вскоре после того, как он задал вопрос, традиционный для всех, кто приходит в сознание после долгого перерыва, и она ответила, что он находится в маленьком городке Сайдвиндер, штат Колорадо. Затем она добавила, что прочла все восемь его романов, а самые любимые романы из серии о Мизери прочла четыре, пять, а то и шесть раз. Ей бы очень хотелось, чтобы он писал быстрее. Она сказала, что едва поверила, что ее пациентом является тот самый Пол Шелдон, даже после того, как своими глазами увидела удостоверение личности, лежавшее у него в бумажнике.

– Кстати, а где мой бумажник? – спросил он.

– Я взяла его на хранение. – Ее улыбка внезапно исчезла, и появившееся на лице настороженное выражение совсем ему не понравилось; оно было похоже на глубокую расселину, которой почти не видно среди травы и цветов. – Вы думаете, я оттуда что-нибудь украла?

– Что вы, конечно, нет. Дело в том, что… – Дело в том, подумал он, что там сейчас все, что осталось от моей жизни. Там моя жизнь вне этой комнаты. Вне боли. Вне этого времени, что тянется, как длинная розовая жвачка. Потому что до таблеток остался всего час или около того.

– Так в чем же дело, мистер? – настойчиво переспросила она, и он с тревогой заметил, что взгляд ее узких глаз становится мрачнее. Расселина делалась шире, словно в ее голове в эту минуту происходило землетрясение. За окном пронзительно завывал ветер, и ему вдруг представилась картина: она поднимает его с кровати, швыряет через плечо, он падает на пол возле стены, как мешок с картошкой, а потом она выволакивает его на улицу и бросает в сугроб. Он, конечно, замерзнет, но прежде, чем он умрет, острая пульсирующая боль охватит его ноги.

– Дело в том, что отец всегда советовал мне держать бумажник при себе, – произнес он, удивляясь, с какой легкостью ему удалось солгать. В свое время отец виртуозно научился не замечать Пола – за исключением тех случаев, когда было просто необходимо обратить на него внимание. Насколько Пол мог припомнить, отец лишь однажды соизволил дать ему совет. Когда Полу исполнилось четырнадцать лет, отец подарил ему на день рождения презерватив «Красный дьявол» в упаковке из фольги. «Положи это в бумажник, – сказал Роджер Шелдон, – и если окажется, что ты чувствуешь возбуждение, когда вставляешь, выбери мгновение, когда ты уже достаточно возбужден, чтобы хотеть, и недостаточно возбужден, чтобы плюнуть на последствия. В этом мире и так хватает ублюдков, и мне не хотелось бы, чтобы ты в шестнадцать лет мог назвать себя отцом».

Вслух Пол добавил:

– Я думаю, он столько раз повторял мне, чтобы я держал бумажник при себе, что эта фраза навсегда отпечаталась в моем сознании. Очень прошу меня простить, если я вас оскорбил.

Она успокоилась. Улыбнулась. Расселина исчезла. На ее месте вновь кивали головками яркие полевые цветы. Он подумал, что если сейчас ощупать ее лицо, то под улыбкой обнаружится упругая темная масса.

– Вы меня не обидели. Бумажник в надежном месте. Подождите-ка, у меня для вас кое-что есть.

Она вышла и тут же вернулась с миской дымящегося овощного супа. Он не мог сейчас много есть, но в этот раз съел больше, чем ожидал. Она кормила его с ложки и рассказывала о том, что произошло, и пока она говорила, он все припоминал. Он решил: если уж приходится валяться с переломанными ногами, не мешает знать, что его к этому привело. Но вот способ получения информации его раздражал: как будто он – персонаж книги или пьесы и события его жизни представляют собой не реальную историю, а чей-то вымысел.

Итак, примерно две недели назад эта женщина отправилась на машине в Сайдвиндер, чтобы обзавестись кое-какими продуктами и кормом для скота… и посмотреть новые книжки в аптеке Уилсона – дело было в среду, а книжки привозят по вторникам.

– Я как раз думала о вас, – сказала она и ловким профессиональным движением промокнула уголки его рта салфеткой. – Представляете, какое интересное совпадение! Я надеялась, что «Сын Мизери» уже вышел, но мне не повезло.

Она сказала, что в пути ее застигла гроза, хотя до самого полудня метеорологи уверенно утверждали, что гроза должна разразиться южнее, в районе Нью-Мексико и Сангре-де-Кристо.

– Да-да, – сказал он и вспомнил тот день. – По радио твердили, что гроза пройдет стороной. Я главным образом потому и поехал.

Он попытался шевельнуть ногой. Ногу немедленно пронзила вспышка боли, и он застонал.

– Не надо, – сказала она. – Пол, если ваши ноги сейчас заговорят, вам уже не удастся заставить их замолчать… А таблетки я вам смогу дать только через два часа. Я и так вам даю слишком много.

Почему я не в больнице? Этот вопрос напрашивался, но Полу казалось, что ни ему, ни ей не хочется, чтобы он был задан вслух. По крайней мере сейчас.

– Когда я зашла в магазин за кормом, Тони Робертс сказал, чтобы я шевелилась, если хочу вернуться домой до грозы, и я ответила…

– Далеко отсюда до города? – перебил он.

– Прилично, – неопределенно ответила она, глядя в окно. В наступившем молчании Пол взглянул на ее лицо и испугался, ибо увидел пустоту на ее лице; черная расселина затаилась на альпийском лугу – черное ничто, где не растут цветы; если упасть в эту черноту, то лететь, вероятно, придется долго. Перед ним было лицо женщины, которая внезапно утратила всякую связь с собственным прошлым; лицо женщины, которая не просто забыла то, что необходимо помнить, а безнадежно утратила память как таковую. Однажды ему довелось посетить лечебницу для душевнобольных – это было много лет назад, когда он собирал материал для «Мизери значит несчастье», первой из четырех книг, которые в последние восемь лет служили основным источником его доходов, – там-то он и видел подобное выражение… точнее, отсутствие выражения. Такое состояние называется термином кататония, но то, что пугало его, не имело точного названия, пожалуй, у него было лишь смутное ощущение, что ее разум стал таким, каким он представлял себе ее тело: твердым, жилистым, лишенным каких-либо каналов или полостей.

Затем ее лицо начало медленно проясняться. Мысли как будто стали вплывать обратно. Неожиданно он осознал, что слово вплывать не совсем верное. Она не наполнилась чем-то, как резервуар или пруд, она, скорее, разогрелась. Да-да, она разогревается, как какой-нибудь электроприбор. Как тостер или, скажем, электрообогреватель.

 

– И я сказала Тони, что гроза уйдет к югу.

Сначала она говорила очень медленно, как в полусне, а потом ее речь обрела нормальный темп и нормальные разговорные интонации. Но теперь он был начеку. Все, что она говорила, казалось немного неправильным. Речь Энни можно было сравнить с мелодией, сыгранной в неверном ключе.

– Но он ответил: «Нет, она передумала». Я говорю: «Ах черт! Тогда я запрягаю тачку и еду». А он: «На вашем месте я бы лучше в городе остался, мисс Уилкс. По радио говорят, будет настоящий буран». Но мне, конечно, надо было возвращаться – иначе кто покормит скотину? Ближайшие соседи – Ройдманы, и от них досюда несколько миль. Кстати, Ройдманы меня и не любят.

Сказав последнюю фразу, Энни глянула на него в упор, но так как он промолчал, она властным жестом положила ложку на край миски.

– Вы наелись?

– Да, спасибо, я уже сыт. Было очень вкусно. А много у вас животных?

Это важно, думал он, потому что если скотины много, значит, тебе нужна помощь. По крайней мере приходящий работник. Помощь – вот главное слово. Он заметил, что обручального кольца у нее нет.

– Не то чтобы очень, – ответила она. – Полдюжины кур-несушек. Две коровы. И Мизери.

Он моргнул. Она рассмеялась:

– Вам я, должно быть, кажусь сволочью, раз назвала свинью именем той замечательной женщины, которую вы описали. Но так уж ее зовут, и я никого не хотела обидеть. – Подумав, она добавила: – И она такая ласковая. – Потом Энни сморщила нос и на мгновение превратилась в свинью; он даже заметил у нее на подбородке несколько жестких щетинок. Она хрюкнула.

Пол в изумлении уставился на нее.

Она ни на что не обращала внимания. Она снова испарилась, глаза ее сделались мутными, и только свет торшера, стоящего у кровати, слабо отражался в них.

Наконец она пришла в себя и тихо заговорила вновь:

– Я проехала миль пять, а потом повалил снег. Все очень быстро занесло, в этих краях так всегда бывает. Я ехала вперед и вдруг увидела у дороги вашу перевернутую машину. – Она с укором взглянула на него. – Вы даже фары не включили.

– Это случилось неожиданно, – сказал он, так как именно в этот момент вспомнил, что это случилось неожиданно. Он пока не помнил, что был тогда здорово пьян.

– Я остановилась, – продолжала она. – Если бы в том месте был подъем, я могла бы и не остановиться. Понимаю, это не по-христиански, но на дорогу намело уже три дюйма снега, и если остановиться, то легко можно застрять. Гораздо проще сказать себе: «Ну, они, наверное, выбрались из машины, уехали на попутной», и так далее. Но ваша машина была уже за Ройдманами, а там идет ровный участок. Так что я подошла и сразу услышала стон. Это вы стонали, Пол.

Она одарила его странной, материнской улыбкой.

И в первый раз в мозгу Пола Шелдона отчетливо возникла мысль: Я в беде. С этой женщиной не все в порядке.

1. Хаггард Генри Райдер (1856–1925) – английский писатель. Действие многих его романов происходит в экзотических странах. – Здесь и далее примеч. пер.2. В американских аптеках, помимо лекарств, часто продается разнообразная печатная продукция.3. Сангре-де-Кристо – горный массив на территории штата Колорадо.

У тумана изначально счастливый конец (в книге Стивена Кинга)

У экранизации «Тумана» Стивена Кинга печально известный мрачный финал, но книга, на которой он основан, на самом деле более обнадеживающая в своем заключении.

Киноадаптация книги Стивена Кинга The Mist имеет печально известный мрачный финал, но книга, на которой она основана, на самом деле более обнадеживающая.Из десятков фильмов, снятых по произведениям Стивена Кинга, справедливо сказать, что большинство из них даже близко не приблизились к воспроизведению книги. По большей части это нормально, поскольку то, что работает на странице, часто не работает, если сделать это визуально. Одна из адаптаций к фильму, наиболее близкая к литературному аналогу, — это «Туман» 2007 года, сценарий , написанный и поставленный Фрэнком Дарабонтом.

Дарабонт продемонстрировал умение улавливать суть рассказов Стивена Кинга, наиболее известным из которых стал фильм 1994 года «Искупление Шоушенка, », который часто называют одним из величайших в истории кино.Дарабонт также получил признание за написание сценария и постановку фильма «Зеленая миля» 1999 года. У этих двух адаптаций Кинга есть одна общая черта: это две довольно редкие истории Кинга, не относящиеся к ужасам. С The Mist, Darabont наконец-то попытался воспроизвести повествование о Короле, полностью построенное на ужасе.

Продолжайте прокручивать, чтобы продолжить чтение Нажмите кнопку ниже, чтобы начать эту статью в режиме быстрого просмотра.

Связанные: рейтинг каждого фильма Стивена Кинга от худшего до лучшего

В то время как большинству поклонников «Кинга» понравился «Туман», и они считали его хорошо сделанной адаптацией, был один главный каменный вопрос, разделивший публику: финал. Концовка Mist на экране безжалостно мрачна и поражает зрителя как удар по животу. Хотя концовка книги Кинга не совсем счастлива, она гораздо менее душераздирающая и немного обнадеживающая.

У тумана был обнадеживающий конец (в книге Стивена Кинга)

Любой, кто видел фильм, без сомнения, никогда не забудет, что фильм The Mist заканчивается, казалось бы, безнадежным Дэвидом Дрейтоном и его товарищами, сбежавшими из продуктового магазина, которые решают, что лучше умереть от выстрела, чем от рта монстра.Дэвид использует свои четыре оставшихся пули, чтобы эффективно избавить остальных от надвигающихся страданий (включая маленького сына Дэвида Билли), и готовится стать пищей для существ в тумане. Внезапно туман начинает рассеиваться, и выясняется, что военные проводят эффективную кампанию против монстров Лавкрафта. Дэвид только что напрасно убил своих друзей и сына, и остался только рыдать, кричать, беспорядок.

Концовка Mist — одна из самых шокирующих и суровых в истории фильмов ужасов, и она по-прежнему способна разделять новых зрителей.Однако в книге Стивена Кинга история заканчивается на менее удручающей ноте. Хотя Дэвид и компания не сбежали из тумана, им удалось проделать немалый путь, и они планируют продолжать делать это до тех пор, пока они не перестанут быть в состоянии или пока не достигнут конца титульного явления. Когда Дэвид укладывает Билли спать после того, как они остановились на ночлег, он шепчет ему на ухо два слова: Хартфорд и надежда. Дэвид смог поймать короткую радиопередачу со словом Хартфорд в ней и решил поверить, что город может предложить какой-то тип убежища для него и других.Будет ли его надежда вознаграждена? Кинг никогда не писал продолжение The Mist, , поэтому мы не знаем. Но мы, конечно, можем надеяться, что это было так.

Подробнее: Почему Стивен Кинг подал в суд на газонокосилки Фильм

Прометей: зачем инженеры направлялись на Землю

Об авторе Майкл Кеннеди (Опубликовано 3532 статей)

Майкл Кеннеди — заядлый фанат кино и телевидения, который работает на Screen Rant в различных должностях с 2014 года.За это время Майкл написал более 2000 статей для сайта, сначала работая исключительно как новостной писатель, а затем как старший писатель и младший редактор новостей. Совсем недавно Майкл помог запустить новый раздел ужасов Screen Rant, а теперь он является ведущим штатным сценаристом, когда дело касается всего пугающего. Уроженец Флориды, Майкл увлечен поп-культурой и получил степень AS в области кинопроизводства в 2012 году. Он также любит фильмы Marvel и DC и желает, чтобы каждый фанат супергероев мог просто ладить.Когда Майкл не пишет, ему нравится ходить на концерты, принимать участие в живых выступлениях о профессиональной борьбе и обсуждать поп-культуру. Майкл, долгое время являющийся членом семьи Screen Rant, надеется, что будет продолжать создавать новый контент для сайта еще много лет.

Ещё от Michael Kennedy

Стивен Кинг | Куджо

Берни Карбо

Кот Стива Кемпа.

Куджо

Большой ул.Бернард, который заразился бешенством от летучей мыши и напал на машину, в которой были пойманы Донна и Тэд. Он был нежным псом, пока не заболел бешенством.

Дина

Семейная кошка Трентон.

Мистер Чистый

Мертвый кот Джо Кемберса. Он был в пещере с летучими мышами, которые заразили Куджо Раби.

Миссис Бизли

Чистокровная мать Куджо, принадлежавшая Рэю Кроуэллу.

Расти

Ирландский сеттер Джорджа Баннермана.

Профессор острых хлопьев

Персонаж, придуманный Ad Worx, его играет Янси Харрингтон, продавец Sharp Cereals.

Вилли

Новая собака Бретта Кембера

?, Эбби

Племянница Эвелин Чалмерс

?, Билли

Работал с Роско Фишером примерно в 1978 году, чтобы вывести человека из машины для сортировки картофеля. Это мог быть Уильям Роуз, Билл Фуллертон, Билл Кеннеди или новый человек.

?, Брок

Брат Марси.

?, Лиза

21-летняя женщина, которая работает с Виком Трентоном в Ad Worx.

?, Марси

4-летняя девочка, мать которой думала, что ее рвало кровью, но это была краска из хлопьев Red Razberry Zinger.

?, Рокки

Имя, которое Роб Мартин использовал для официанта в ресторане мистера Джонсона.

?, Саманта

Мать Донны Трентон.

Баннерман, Джордж

Шериф округа Касл.

Баннерман, Катрина

Дочь Джорджа Баннермана.

Баннерман, Виктория

Жена Джорджа Баннермана

Летучие мыши,

Заразил Куджо бешенством, когда засунул голову в их пещеру.

Болье, Стрингер (французский язык)

Джордж Меара доставил для него почтовые расходы.

Беласко, Льюис

Работает в Portland Machine, где Чарити Кэмбер получила Йорген Чейнфолл для Джо.

Беллами, Билли

В рекламе церебрального паралича, созданной Виком Трентоном и Роджером Брейкстоуном.

Бержерон, Дэйв

Друг Бретта Камбера.

Брэди, Джоан

Друг Донны Трентон.

Breakstone, Алтея

Жена Роджера.

Камень, Роджер

Толстый друг Вика Трентона. Работает в Ad Worx с Виком.

Камень, Тимофей

Сын Роджера и Алтеи.

Брукс, Гретхен

Дочь Холли и Джима Бруксов.

Брукс, Холли

Сестра милосердия Камбер.

Брукс, Джим

Адвокат мужа Холли.

Брукс, Джим мл.

Сын Джима и Холли.

Каллахан, Вин

Механик в Конуэе.

Камбер, Бретт

Сын Джо. Куджо был его собакой.

Camber, Благотворительность

Жена Джо.

Кэмбер, Джо

Механик, владевший гаражом на окраине Касл-Рока, назвал ферму 7 дубов, где оказались в ловушке Донна и Тэд. Отец Бретта.

Чалмерс, Эвелин (тетя Эвви)

Самый старый человек в Касл Рок

Кроуэлл, Рэй

Одноглазый мужчина, который отдал Куджо Джо Кемберу в качестве оплаты за работу.

Диммсдейл, преподобный

Упоминается Донной Трентон.

Добсон, Стэнли

Выбрано Тэда Трентона в дневном лагере.

Додд, Фрэнк

Полицейский из Касл Рок

Додд, Генриетта

Мать Франка.

Донован, г-н

Менеджер Shop ‘n Save, машину которого поработал Джо Камбер, заключил с Джо сделку на еду для Куджо.

DuBay, Ронни

работал на Portland Machine

Данбаргер, Кэрол

Убит Касл Рок душителем в 1974 году.

Фишер, Роско

Местный полицейский, бывший партнер Фрэнка Додда.

Фурнье, Майкл

Почтмейстер Касл Рок.

Frechette, Alma

Официантка, убитая душителем Касл Рок в 1970 году.

Фриман, Билли

Доставил газету Castle Rock Call.

Герингер, Дебби

15-летняя няня Тэда Трентона.

Грешем, доктор

Врач Бретта Кемберса, которого видели по поводу его лунатизма.

Харрингтон, Янси

Вы играли за профессора Sharp Cereal.

Хиберт, Арнольд

Был самым старым человеком в Касл-Роке до своей смерти в возрасте 101 года, когда он упал с балкона и сломал себе шею в доме престарелых Касл-Эйкерс. Самой старшей тогда была Эвелин Чалмерс.

Хендрасен, Мэри Кейт

Молодая девушка (9 лет), убитая Касл Рок Душитель в 1970 году.

Хьюитт, мистер

Работает в Summers Marketing and Research.

Хофнагер, Рэнди

Ребенок с дефектом речи, который отправился в дневной лагерь с Тэдом Трентоном.

Джонсон, мистер

Владелец ресторана, где Роб Мартин, Роджер Брейкстоун и Вик Трентон обсуждали последнюю рекламу Sharp Cereal Professor.

Джонс, Гарри

Имя на воображаемой могиле, придуманное Донной Трентон.

Кемп, Стив

Возлюбленный Донны Трентон и начинающий (но бедный) поэт.Снятие и ремонт мебели в собственном бизнесе «Village Stripper».

Маккензи, Эллисон

Дилер Amway и Avon.

Магрудер, Джо

работал на Portland Machine

Марчант, Вин

Второй по возрасту человек в Касл Рок до смерти Эвелин Чалмерс.

Мартин, Роб

Президент Image Eye, компании, которую использовал Ad Worx.

Masen,?

Мать Энди, Марти и Роберты Мейсен.

Мазен, Энди

Детектив, который работал на генерального прокурора штата Мэн и разыскивал Донну Трентон.

Масен, Марти

Младший брат Энди Мейсена

Masen, Роберта

Сестра Энди Мейсена.

МакНелли, Лу (Attitude)

Репортер погоды The Big G

Меара, Кэти

Жена Джорджа Меары.

Меара, Джордж

Почтальон в Касл Рок

Миллер, г-н

Учитель, который собирался заставить Джо Камбера поработать над коробкой передач своего Форда.

Милликен, Фредди

Брат Иоанна.

Милликен, Джон

Брат Фредди.

Милликен, Ким

Дочь Фредди.

Муди, Шерил

Ученик средней школы, убитый душителем из Касл-Рок в 1971 году.

Мусам, Джон

Предыдущий владелец фермы Джо Камбера «Семь дубов».

Neadeau, Томми

Видел оленя у пруда Моосунтик

Pervier, Гэри

Джо Камберс ближайший сосед на городской дороге 3.

Петри, Салли

Друг Алтеи Разлома.

Квентин, доктор

Доктор Касл Рок.

Реддинг, Фред

Игровой друг Тэда Трентона.

Ringgold, Etta

Убит душителем из Касл Рок в 1975 году

Роза, Донна

Девичья фамилия Донны Трентон

Сэмпсон, Дуайт

Первый человек, Донна Роуз поцеловала в открытый рот

Зельцер,? (Старик)

Владелец пруда для коров, где плавали Чарити Кембер и Холли Брукс в детстве.

Шарп, Кэрролл

Владелец Sharp Cereals

Шупер, г.

Работал в Каско Банке

Симмс, Ричи

Был владельцем фермы, и Джо Камбер собирался работать на своем комбайне International Harvester.

Смит, Джон

Выявлена ​​личность Фрэнка Додда.

Штайгмайер, г-н

Хранитель здания, в котором размещается Ad Worx.

Ласточка, Адам

Имя, которое использовал Стив Кемп, когда звонил в Ad Worx.

Томпсон, Дж. Уолтер

Старый босс Роджера Брейкстоуна и Вика Трентона. Работал в агентстве Эллисон.

Торнтон, Альва

Друг милосердия Кэмбер. Фермер, выращивающий яйца, живший на Мэйпл-Шугар-роуд.

Торнтон, Бесси

Жена Альвы. Племянница Эвви Чалмерс

Timmins, красный

В детстве всегда пытался поцеловать Холли Брукс.В детстве он подцепил Холли и Чарити, а позже потерял руку, когда его трактор упал на него в августе 1962 года.

Toothaker, Полина

Убит душителем Касл Рок в 1971 году

Торгесон, Бадди

Друг-алкоголик Джо Камбера.

Таунсенд, Хэнк

Офицер государственной полиции.

Трентон, Донна

Куджо застрял в своей машине вместе с Тэдом, ее сыном.

Трентон, Теодор (Тад)

4-летний сын Донны и Вика

Трентон, Вик

Муж Донны и отец Тэда.Работал в Ad Worx.

Валлийский, Джоани

Друг Донны Трентон

Валлийский, г-н

Муж Джоани.

Вулф, Уильям

Он взял имя Куджо. Грабитель и член Симбионской освободительной армии (SLA)

Все эти персонажи Стивена Кинга встречаются в нескольких книгах.

Самое лучшее в влюбленности в персонажа Стивена Кинга — что я делал много, много раз — это то, что есть неплохой шанс, что вы встретите их снова.

Это одна из самых крутых вещей в творчестве мастера ужасов: все связано. Персонажи и сеттинг снова и снова появляются в разных книгах, часто более одного раза.

Было бы сложно описать абсолютно все связи в одной статье — для этой самой цели было создано несколько впечатляющих блок-схем, и они невероятно сложны — но есть несколько выдающихся имен.

Вот некоторые из жемчужин Стивена Кинга, от телепатов до клоунов-убийц.

1. Дик Холлоранн

Дик Холлоранн — это сладкое, сладкое сияние.

Первоначально появляется в: The Shining

Также присутствует в: IT

Дик Холлоранн играет важную роль в The Shining , но не многие люди знают, что он также важен в IT (хотя и в косвенном смысле). Дело в том, что если бы не Дик Холлоранн, Майка Хэнлона (известного из Клуба неудачников) не существовало бы.Холлоранн появляется в истории, которую отец Майка рассказывает ему о своих армейских днях, в которых он чудом избежал сожжения заживо в результате поджога со стороны сторонников превосходства белой расы. Дик — тот, кто говорит отцу Майка, чтобы тот пролез через окно их клуба, а не бежал к забитой двери, что в конечном итоге спасло ему жизнь.

2. Ричи Тозье и Беверли Марш

Вскоре после того, как Ричи и Бев впервые победили Пеннивайза, они встречают путешественника во времени.

Первоначально фигурирует в: IT

Также появляется в: 22.11.63

Есть несколько локаций, которые снова и снова возникают в романах Стивена Кинга.Дерри с его кошмарными клоунами и общим чувством отчаяния и несчастья — один из них. В 11/22/63 , когда Джейк Эппинг путешествует во времени и посещает пост- IT Часть первая Дерри, он натыкается на Ричи Тозье и Бев Марш (две части Клуба неудачников), которые вместе танцуют. Тот факт, что 22.11.63 был опубликован спустя полные 25 лет после IT , является свидетельством того, что Стивен Кинг недавно сказал о своих историях: «Я держу их все при себе».Неважно, сколько лет персонажу, всегда есть шанс, что он снова появится где-нибудь в будущем.

3. Синтия Смит

Келли Овертон в роли Синтии Смит в «Отчаянии» с розовыми волосами.

Изображение: Touchstone TV

Первоначально встречается в: Марена розовая

Также присутствует в: Desperation и The Regulators

Часто Стивен Кинг возвращает одного из своих главных героев в меньшей эпизодической роли в более позднем романе.Но Синтия Смит почти противоположна этому. Первоначально она появляется в романе Кинга « Rose Madder » 1995 года во второстепенной роли (она дружит с главной героиней Роуз в женском приюте), а затем возвращается в следующем году в гораздо большей роли в Desperation . Да, и чтобы сделать вещи немного более запутанными, она также есть в сопутствующем романе Отчаяние , книге под названием Регуляторы . Этот был написан под псевдонимом Кинга «Ричард Бахман», и действие происходит в параллельной вселенной.

4. Pennywise

Вы никогда не сможете увидеть этого парня слишком много, верно?

Первоначально фигурирует в: IT

Также присутствует в *: The Tommyknockers и Dreamcatcher

* Хорошо, значит, Пеннивайз не обязательно появляется в The Tommyknockers (здесь есть некоторая путаница), и он упоминается только в Dreamcatcher . Но он все еще упоминается в обеих книгах, и, по крайней мере, его присутствие нависает над рядом рассказов Кинга.В Dreamcatcher главные герои находят памятник людям, потерянным во время шторма, который произошел в Дерри в 1985 году (тот, который имеет место в конце IT ). Кто-то нацарапал на памятнике «ПЕННИВИЗИРОВАННАЯ ЖИЗНЬ». Тем временем в The Tommyknockers персонаж, проезжающий через Дерри, думает, что видит клоуна, выглядывающего из канализации, когда он проезжает мимо. Проблема в том, что Tommyknockers устанавливается через два года, после IT , когда Пеннивайз должен быть мертв и ушел.Однако, как заметил один человек на Reddit, возможно, одно из его яиц выжило …

5. Отец Каллахан

Могущественный Джеймс Кромвель сыграл отца Дональда Каллахана в адаптации 2004 года «Удел Салема».

Изображение: coote hayes productions

Первоначально фигурирует в: Salem’s Lot

Также появляется в: The Dark Tower series

Когда вы начинаете погружаться в мир серии King’s Dark Tower , все становится еще сложнее.Я не собираюсь здесь рассказывать о мультивселенной (я уже делал это раньше), но версия TL; DR заключается в том, что романы Dark Tower являются связующим звеном всей работы Кинга. Они ссылаются на кучу других его книг, и многие персонажи, появляющиеся в отдельных романах о Короле, также показывают свои лица в серии Dark Tower .

Отец Каллахан — один из самых ярких примеров этого. Священник-алкоголик сначала появляется в борьбе с вампирами во втором романе Кинга Salem’s Lot , а затем снова появляется, чтобы присоединиться к основной группе главных героев в пятом томе Dark Tower (в котором мы получаем полную историю того, что с ним произошло с тех пор, как мы последний раз его видел).

6. Тед Бротиган

Энтони Хопкинс сыграл Теда Бротигана в адаптации 2001 года «Сердца в Атлантиде».

Первоначально появляется в: Hearts in Atlantis

Также появляется в: The Dark Tower

Из всех персонажей, появляющихся в нескольких романах, Тед Бротиган может быть одним из моих любимых. Экстрасенс, которого преследует банда странных существ, известных как Низшие люди, Тед первоначально появляется в первой части сердец в Атлантиде — затем более широкий контекст его ситуации становится намного яснее, когда он снова появляется в финале. Темная башня роман.Таким образом, Тед является прекрасным примером того, как работа Кинга взаимосвязана — его первое появление похоже на часть большой головоломки, которая становится ясной только тогда, когда решена центральная история Dark Tower .

7. Рэндалл Флэгг

Это один плохой чувак.

Изображение: sony pictures entertainment

Первоначально появляется в: The Stand

Также появляется в: The Eyes of the Dragon и The Dark Tower series

Совершенно ошибается всякий, кто думает, что Пеннивайз — величайший злодей Стивена Кинга.С первых дней The Stand , Рэндалл Флэгг — таинственный волшебник / дьявол, который носит множество разных имен — появлялся повсюду. По сути, он воплощение зла. Помимо того, что он был ключевым антагонистом в романе Кинга Глаза дракона 1986 года и появлялся в ряде других историй (часто с другим именем, но обычно с инициалами РФ), Флэгг также является главным противником Роланда в Темная Башня книг.Если кто-то из этого списка может снова появиться в будущем романе Кинга — может быть, как он сам, может быть, как тонко замаскированная версия — это он.

22 книги, рекомендованные через Twitter

В послесловии к высоко оцененному мемуарам / писательскому руководству Стивена Кинга On Writing писатель-бестселлер поделился списком из 96 книг, которые он прочитал во время написания книги, которая понравилась ему и оказала на него влияние. Когда был выпущен 10-летний юбилей книги «О писании», в него был включен обновленный список для чтения из 82 книг.

Совсем недавно Кинг отправился в Twitter, чтобы поделиться со своими поклонниками и подписчиками некоторыми из своих любимых недавних чтений. С момента присоединения к этой социальной сети в декабре 2013 года он рекомендовал следующие 22 книги.

1. Красная луна Бенджамина Перси

Законченная «Красная луна» Бенджамина Перси. Эпопея с оборотнями. Не могу перестать думать об этом.

— Стивен Кинг (@StephenKing) 10 декабря 2013 г.

2.Мародеры Тома Купера

«Если бы дерьмо было деньгами, бедняки родились бы без придурков». Прочтите это в книге Тома Купера «МАРАУДЕРЫ».

— Стивен Кинг (@StephenKing) 2 января 2014 г.

3. Доминион К.Дж. Сансома

ДОМИНИОН, Си Джей Сансом: Великий роман альтернативной истории. Нацисты побеждают, оккупируют Британию. В продаже на этой неделе. Проверить это. — Стивен Кинг (@StephenKing) 26 января 2014 г.

Эта книга ДОМИНИОН потрясающая.И нет, это не одна из тех статей, спонсируемых издателями. Я просто влюбился в это. Тоже красиво и долго.

— Стивен Кинг (@StephenKing) 27 января 2014 г.

4. Убийца по соседству, Алекс Марвуд

Если вы читали «Злые девушки» Алекса Марвуда, ее новая книга «УБИЙЦА СЛЕДУЮЩАЯ ДВЕРЬ» еще лучше. Чертовски страшно. Отличные персонажи. — Стивен Кинг (@StephenKing) 16 февраля 2014 г.

5.Местные души Аллана Гургануса

Читая «МЕСТНЫЕ ДУШИ» Аллана Гургануса, я наткнулся на красивую цитату, приписываемую Джо Луису: «Я сделал все, что мог, с тем, что у меня было».

— Стивен Кинг (@StephenKing) 22 февраля 2014 г.

6. Тайное место Таны Френч

Прочтите «СЕКРЕТНОЕ МЕСТО» Таны Френч, когда оно выйдет. Тогда ты поймешь. Отличная книга. — Стивен Кинг (@StephenKing) 26 марта 2014 г.

7.Авария Криса Павона

АВАРИЯ, Крис Павон: если вам нравятся настоящие любители гвоздей, то это лучшая игра в этом году.

— Стивен Кинг (@StephenKing) 28 марта 2014 г.

8. Скучаю по тебе Харлан Кобен

Новый Harlan Coben крутой и потрясающий. Особенно хороши материалы о женах копов. Красивое наблюдение. Я ревную. — Стивен Кинг (@StephenKing) 4 апреля 2014 г.

9.Причинение вреда Келли Парсонс

ПРИНЯТЬ ВРЕД, Келли Парсонс: лучший чертов медицинский триллер, который я читал за 25 лет. Ужасающие сцены OR, персонажи с реальной текстурой.

— Стивен Кинг (@StephenKing) 15 апреля 2014 г.

10 — 12. Трилогия «Южный предел» Джеффа Вандермеера

Я обожаю ТРИЛОГИЮ ЮЖНОГО ДЕЙСТВИЯ Джеффа Вандермеера. Рекомендуется независимым продавцом книг. Жутко и увлекательно.- Стивен Кинг (@StephenKing) 1 июня 2014 г.

13 и 14. Найсвилл и Возвращение домой Карстена Страуда

НИЦЕВИЛЬ и ДОМА, Карстен Страуд: безумно хорошая эпопея о сверхъестественном / криминале / ужасе. Снес меня прочь.

— Стивен Кинг (@StephenKing) 23 июня 2014 г.

Действительно один роман. Вы никогда ничего подобного не читали. Фолкнер пересекся со Стивом Кингом. — Стивен Кинг (@StephenKing) 23 июня 2014 г.

15-20.Серия Gone Майкла Гранта

Я сделал серию «Ушел» Майкла Гранта последней, но сегодня закончил последнюю. Теперь я могу покинуть FAYZ, но мое время там было потрачено не зря. — Стивен Кинг (@StephenKing) 3 июля 2014 г.

21. Joyland Эмили Шульц

Эмили Шульц — мой новый герой. Ты идешь со своим плохим я, девочка. — Стивен Кинг (@StephenKing) 24 июня 2014 г.

* Эмили Шульц недавно завела блог под названием «Тратить деньги Стивена Кинга».В нем задокументированы ее приключения по магазинам после получения чека от гонорара из-за того, что многие люди по ошибке купили электронную версию ее книги вместо книги с тем же именем Стивена Кинга. После того, как блог стал вирусным в социальных сетях, Кинг сказал Entertainment Weekly, что «я рад за нее и собираюсь заказать ее книгу».

22. Состояние чудес, Энн Патчетт

«Состояние чудес», Энн Патчетт: мне потребовалось время, чтобы добраться до него, но, боже, оно того стоило.Высшая рекомендация. — Стивен Кинг (@StephenKing) 9 июля 2014 г.

Подписаться на @A_WritersStudio

Хронология Мультивселенной Стивена Кинга | MythBank

Многие удивляются, узнав, что большая часть работ Стивена Кинга является частью более крупной мультивселенной Стивена Кинга. Вот почему мы собрали лучший порядок чтения, который только могли придумать. Надеемся, вам понравится!

Что находится на временной шкале Мультивселенной Стивена Кинга?

Итак, на этой временной шкале есть что раскрыть.И нам пришлось принять ряд решений о том, как все уложить в сроки. Большинство историй происходит в нескольких вымышленных городах на Майне, таких как Касл-Рок и Дерри. В основном это отдельные истории, поэтому трудно понять, какая хронология подходит. В большинстве случаев, если в Интернете нет хронологической информации, мы помещаем историю в год ее написания.

Важное примечание: эта временная шкала НЕ включает адаптации. Есть слишком много приспособлений, добавление которых было бы беспорядком.Мы с до , однако, включаем рассказы из других средств массовой информации, если они предлагают новый материал для рассказов. Например, мы включили фильм «Темная башня», потому что это не адаптация, а продолжение серии «Темная башня». Это продолжение. Вот почему мы включаем серию Castle Rock. Это новая история во вселенной Стивена Кинга.

Также стоит отметить, что не все книги Стивена Кинга действительно работают в своей непрерывности. Вы можете обойти это, когда поймете, что это мультивселенная.Включены альтернативные реальности, и серия Dark Tower является своего рода связующим звеном между всей реальностью.

С чего начать читать Стивена Кинга?

Это очень сложный вопрос. У Стивена Кинга есть много отправных точек. Если вы хотите получить общий обзор всей вселенной, то использование этой временной шкалы по порядку может быть вашим выбором. В противном случае мы бы порекомендовали для начала несколько хороших книг: «Кэрри», «Лот Салема», «Сияние», «ИТ» или любой из его новых романов.Вы также можете начать с книг Темной Башни, которые перечислены здесь и на отдельной временной шкале.

Скрыть фильмыСкрыть книгиСкрыть телевизорСкрыть рассказы

Добро пожаловать в Стивен Кинг

САМЫЙ БОЛЬШОЙ МАГАЗИН ПОДПИСАННЫХ КНИГ Стивена Кинга в Интернете

Подписанные книги Стивена Кинга — наша специальность. У нас на складе регулярно имеется более 200 оригиналов рукописных подписанных книг Стивена Кинга.

Стивен Кинг — один из величайших американских авторов современных фильмов ужасов, саспенса и научной фантастики.Редкие первые издания Стивена Кинга и памятные вещи Стивена Кинга с автографом — отличные вещи для коллекционирования. Плодотворный писатель, он в настоящее время написал и опубликовал более 45 романов.

Ищете ли вы редкое Первое издание Кэрри или книгу Стивена Кинга Лизи с автографом / подписью от руки, на нашем веб-сайте вы найдете широкий выбор книг Стивена Кинга.

Книги Стивена Кинга было продано более 350 миллионов экземпляров. Он писал под именем Ричард Бахман и сотрудничал с Питером Штраубом.Действие большинства книг Стивена Кинга происходит в его родном штате Мэн.

STEPHEN KING предлагает купить одни из лучших романов Стивена Кинга с автографами и памятные вещи в любой точке мира.

STEPHEN KING управляется командой поклонников Стивена Кинга, которые превратили удовольствие от чтения книг Стивена Кинга в потрясающую коллекцию на всю жизнь.

Стивен Кинг — Автор

Стивен Эдвин Кинг родился 21 сентября 1947 года.

Жена Стивена Кинга Табита также является публикуемым писателем, как и их два сына Джо и Оуэн Кинг.У них также есть дочь и трое внуков.

Семь книг Стивена Кинга были опубликованы под именем Ричард Бахман, включая Thinner и Bachman Books. На сайте Stephenking.me есть большой выбор книг Ричарда Бахмана с автографами первого издания, которые можно купить.

Стивен Кинг сотрудничал с Питером Страубом в написании «Талисмана и Черного дома».

Stephenking.me предлагает фантастический выбор книг Стивена Кинга и Питера Штрауба с двойной подписью.

Сбор титулов Стивена Кинга

Коллекционирование книг и памятных вещей Стивена Кинга может быть очень увлекательным занятием, и здесь, в STEPHEN KING, мы сделаем вашу покупку информативной и увлекательной.

Мы храним обширную коллекцию подписанных изданий Стивена Кинга в Америке, Англии и Делюкс, а также экслибрисы с автографами.

ОДНА ИЗ САМЫХ ПОЛНЫХ И ПОЛНЫХ Коллекций Стивена Кинга — первое издание, которое когда-либо предлагалось на любом сайте!

Щелкните, чтобы просмотреть наш онлайн-каталог Книг Стивена Кинга прямо сейчас, или напишите по электронной почте, чтобы обсудить нашу собственную доступную коллекцию [email protected]

Запас редких титулов Стивена Кинга

В настоящее время у нас есть более 200 отдельных памятных вещей Стивена Кинга и редкие первые издания книг Стивена Кинга с автографами.

Вот лишь несколько примеров книг Стивена Кинга, которые вы сегодня можете купить в нашем магазине Стивена Кинга:

  • США Doubleday 1974 Первое издание Hard Cover of Kings Первый роман Кэрри, подпись
  • Великобритания Hodder & Stoughton 1983 Первое издание твердой обложки Кристины, подписанное и посвященное
  • США Викинг 1993 Первое издание Долорес Клэйборн в твердом переплете, подписанное Стивеном Кингом.
  • UK Macdonald 1980 First Edition Hard Cover of Firestarter с автографом Стивена Кинга
  • Подлинная подпись Стивена Кинга 1993 Первое издание The Shining
  • Подлинная ручная подпись Стивена Кинга в твердом переплете Томми Кнокерс
  • Лимитированная кожаная версия From A Buick 8 с автографом Стивена Кинга
.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *