Книга матильда роальд даль: «Матильда» Роальд Даль: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-00167-011-7, 978-5-91759-206-0, 978-5-91759-289-3, 978-5-91759-506-1

Сказка Матильда, Роальд Даль — читать для детей онлайн

«Матильда» – это серия маленьких рассказов, написанных Роальдом Даль. Сказки полны юмористических моментов и поучительных сюжетов. Главные герои – собственно Матильда, Майкл, мистер и миссис Вормвуд, мисс Хани, Брюс Богтроттер, Аманда Трипп, мисс Транчбул и другие. В увлекательный цикл входят рассказы: «Любительница чтения», «Мистер Вормвуд, великий продавец автомобилей», «Шляпа и суперклей», «Привидение», «Арифметика», «Платиновый блондин», «Мисс Ханни», «Транчбул», «Родители» и другие.

Матильда

Читать сказку на весь экран

МАТИЛЬДА
Майклу и Люси

Всё-таки родители — странные люди. Даже если их чадо — самое противное в мире существо, они всё равно утверждают, что оно лучше всех. Мало того, некоторые мамы и папы настолько ослеплены обожанием, что ухитряются убедить себя в том, что их отпрыск почти гений. Что ж, в этом нет ничего плохого — так уж устроены люди. Но когда такие родители начинают расписывать нам блестящие способности своего ненаглядного чада, очень хочется закричать: «Несите тазик, а то стошнит!»
Школьным учителям тоже приходится несладко: они поневоле вынуждены выслушивать подобные хвастливые бредни чрезмерно гордых родителей, но они-то уж точно знают, кто из детей чего стоит, и, когда в конце четверти приходит время заполнять табель успеваемости, довольные родители получают от учителей характеристики на своих «вундеркиндов».

Будь я учителем, я бы состряпал нечто особенное для тех родителей, что слепо обожают своих чад. «Ваш сын Максимилиан, — написал бы я, — абсолютно пустое место. Надеюсь, у вас есть семейный бизнес, куда вы сумеете его пристроить после окончания школы, потому что — чёрт возьми! — он вряд ли найдёт другую работу». А если бы у меня в тот день был лирический настрой, я бы написал так: «Известно, что у кузнечиков органы слуха расположены по обеим сторонам брюшка. Ваша же дочь Ванесса, судя по тому, что она усвоила за эту четверть, вообще не имеет органов слуха».

Я мог бы даже углубиться в естествознание и высказаться, например, так: «Прежде чем появиться на свет и прожить всего шесть дней, радуясь солнцу, личинка цикады проводит шесть лет под землёй. Ваш сын Уилфред все шесть лет в школе тоже находится в состоянии личинки, и мы до сих пор ждём, когда же он наконец вылупится из кокона».

А если бы мне пришлось столкнуться с какой-нибудь особенно вредной девчонкой, я, наверное, заявил бы что-нибудь в таком духе: «Красота Фионы так же холодна, как красота айсберга, но, в отличие от этой глыбы льда, имеющей скрытую подводную часть, её красота — всего лишь оболочка, за которой ничего нет».
Думаю, я получал бы огромное удовольствие от сочинения такого рода характеристик. Но хватит об этом, давайте продолжим наш рассказ.
Как известно, у медали две стороны, и иногда мы сталкиваемся с родителями, которые придерживаются иной точки зрения на воспитание детей и вовсе не интересуются собственными чадами. Они, конечно, гораздо хуже тех, кто слепо обожает их. Мистер и миссис Вормвуд были именно такими родителями. У них были сын Майкл и дочь Матильда. К дочери они относились так, словно та была букашкой или мошкой, с которой приходится мириться до поры до времени, а потом можно просто прихлопнуть. Мистер и миссис Вормвуд нетерпеливо дожидались того момента, когда с лёгким сердцем можно будет избавиться от своей дочери, причём предпочтительно, чтобы она оказалась в соседнем графстве, а ещё лучше — где-нибудь подальше.

Ужасно, когда родители обращаются с детьми так, словно те больная мозоль, от которой одни неприятности, но гораздо хуже приходится с такими родителями ребёнку необыкновенному, наделённому природой и блестящим умом, и чуткой душой. Именно таким ребёнком была Матильда. Она обладала таким живым умом и так легко всё схватывала, что её выдающиеся способности должны были бы заметить даже самые никчёмные родители в мире. Но только не мистер и миссис Вормвуд. Они были настолько глупы и настолько поглощены своей повседневной жизнью, что им просто не было дела до собственной дочери. По правде говоря, сомневаюсь, что они обратили бы на неё внимание, приползи она домой со сломанной ногой. (Даже их фамилия была говорящей: «вормвуд» в переводе означает «древесный червяк».)Брат Матильды Майкл был совершенно нормальным ребёнком, но его сестра, как я уже сказал, представляла собой нечто необыкновенное, отчего, как говорят в народе, глаза на лоб лезут. В возрасте полутора лет она уже прекрасно говорила и знала почти столько же слов, сколько входит в словарь нормального взрослого человека. Родители же, вместо того чтобы гордиться ею, называли её болтушкой, от которой слишком много шума, и всё время одёргивали её, чтобы она была тише воды, ниже травы.

К трём годам Матильда самостоятельно научилась читать по тем газетам и журналам, которые вечно были разбросаны по всему дому. В четыре она уже быстро и хорошо читала, поэтому, естественно, ей понадобились книги. Единственной книгой, которую Матильда нашла в своём просвещённом доме, была мамина кулинарная книга. Прочитав её от корки до корки и выучив наизусть все рецепты, девочка решила, что ей хочется чего-нибудь поинтересней.

— Пап, — обратилась она к отцу, — ты можешь купить мне книгу?
— Книгу? — удивился он. — Это ещё зачем?
— Чтобы читать, папочка.
— Тебе что, телевизора мало? У нас классный телик с двенадцатидюймовым экраном, а тебе книга, видишь ли, понадобилась! Ты что, чокнулась?
Почти всю неделю Матильда оставалась дома одна. Брат (он был на пять лет старше её) учился в школе. Отец уходил на работу, а мать отправлялась играть в «Бинго» в соседний городок, находившийся в восьми милях. Миссис Вормвуд была помешана на лотерее и играла в неё пять дней в неделю. В тот самый день, когда отец отказался купить ей книжку, Матильда сама отправилась в библиотеку, представилась библиотекарше миссис Фелпс и спросила, можно ли ей немного посидеть и почитать. Миссис Фелпс, крайне удивлённая появлением такой крошки без сопровождения взрослых, тем не менее была очень приветлива.
— Скажите, пожалуйста, где у вас детские книги? — спросила Матильда.
— Вон на тех нижних полках, — показала рукой миссис Фелпс. — Хочешь, я помогу тебе найти книжки с картинками?
— Нет, спасибо, — ответила Матильда. — Я справлюсь сама.
С тех пор каждый день, как только мать уезжала из дома, Матильда приходила в библиотеку. Дорога занимала всего десять минут, и девочка целых два часа могла наслаждаться чтением, тихонько сидя в уголке и проглатывая одну книгу за другой. Прочитав все имевшиеся в библиотеке детские книги, Матильда принялась искать что-нибудь ещё.Миссис Фелпс, с восхищением наблюдавшая за ней последние несколько недель, подошла к девочке и спросила:
— Могу я чем-нибудь тебе помочь, Матильда?
— Я вот думаю, что бы ещё почитать, — ответила та. — Все детские книжки я уже прочитала.
— Ты хочешь сказать, что рассмотрела в них все картинки?
— Не только, текст я тоже прочитала.
Миссис Фелпс смотрела на Матильду с высоты своего огромного роста, а Матильда смотрела на неё снизу вверх.
— Некоторые книжки показались мне очень скучными, — сказала Матильда, — но некоторые — просто замечательные. Больше всего мне понравился «Таинственный сад». Там столько тайн! И тайна комнаты за закрытыми дверями, и тайна сада за высокой стеной…
Миссис Фелпс была ошеломлена.
— Сколько же тебе лет, Матильда? — спросила она.
— Четыре года и три месяца, — ответила девочка.
Миссис Фелпс была близка к шоку, но у неё хватило ума не показывать вида.
— А что бы ты хотела почитать? — только и спросила она.
— Что-нибудь знаменитое, то, что читают взрослые. Но я не знаю ни одного автора, — грустно вздохнула Матильда.
Миссис Фелпс оглядела полки с книгами — она с трудом представляла себе, что выбрать. «Интересно, — рассуждала она, — книгу какого знаменитого взрослого писателя можно предложить четырёхлетней девочке?» Первое, что пришло ей в голову, — взять с полки какой-нибудь рыцарский роман, из тех, что пишут для пятнадцатилетних девушек. Однако чутьё подсказало ей, что делать этого не стоит.
— Почитай-ка вот эту, — наконец сказала миссис Фелпс. — Это очень знаменитая книга и очень хорошая. Если она покажется тебе слишком сложной, скажи мне, и я подберу для тебя что-нибудь другое.
— «„Большие надежды“, — прочитала Матильда, — Чарльз Диккенс».
«Должно быть, я сошла с ума», — решила про себя миссис Фелпс, но вслух говорить этого не стала.
— Надеюсь, тебе понравится.
Следующие несколько дней миссис Фелпс глаз не могла отвести от маленькой девочки, часами сидевшей в большом кресле в дальнем углу библиотеки с книгой на коленях. Матильде приходилось наклоняться и вытягивать шею, чтобы удобнее было читать, потому что книга была слишком тяжёлой, чтобы она могла держать её в руках. До чего же странно было видеть эту темноволосую кроху, сидевшую, свесив ножки, едва достававшие до пола! Она была настолько увлечена необыкновенными приключениями Пипа и старой мисс Хэвишем, обитавшей в затянутом паутиной доме, и настолько очарована волшебством, сотворённым из слов великим рассказчиком Диккенсом, что шевелилась лишь тогда, когда, убрав подпиравшую голову руку, переворачивала страницу.Миссис Фелпс каждый раз испытывала сожаление, когда ей приходилось напоминать девочке:
— Без десяти пять, Матильда. Тебе пора.
Как-то раз, когда Матильда только начала ходить в библиотеку, миссис Фелпс спросила у неё:
— Твоя мама приводит тебя, а потом забирает? Да?
— Моя мама каждый день ездит в Элсбери играть в «Бинго», — ответила девочка. — Она не знает, что я хожу сюда.
— Ты не права, моя дорогая, — сказала миссис Фелпс. — Думаю, тебе лучше спросить у неё разрешения.
— По-моему, не стоит, — возразила Матильда. — Она не поощряет чтение, да и папа тоже.
— И чем же они советуют тебе заниматься, когда ты остаёшься дома одна?
— Просто слоняться без дела и смотреть телевизор.
— Вот как?
— Честно говоря, им вообще-то всё равно, чем я занимаюсь, — грустно сказала Матильда.
Миссис Фелпс забеспокоилась было о том, как же такая маленькая девочка ходит одна по самой оживлённой улице, да ещё переходит дорогу, но, подумав, решила не вмешиваться.
Всего за неделю Матильда прочла «Большие надежды», хотя в книге было ни много ни мало четыреста одиннадцать страниц.
— Мне очень понравилось, — сообщила девочка миссис Фелпс. — А мистер Диккенс ещё что-нибудь написал?
— Конечно! — ответила изумлённая миссис Фелпс. — Он написал много книг. Выбрать тебе ещё одну?
За полгода Матильда под чутким руководством миссис Фелпс прочитала следующие книги:
«Николас Никлби» и «Оливер Твист» Чарльза Диккенса
«Джейн Эйр» Шарлотты Бронте
«Гордость и предубеждение» Джейн Остин
«Тэсс из рода д’Эрбервиллей» Томаса Гарди
«Ким» Редьярда Киплинга
«Человек-невидимка» Герберта Уэллса
«Старик и море» Эрнеста Хемингуэя
«Шум и ярость» Уильяма Фолкнера
«Гроздья гнева» Джона Стейнбека
«Гора Брайтон» Грэма Грина
«Ферма» Джорджа ОрвеллаПолучился внушительный список, и миссис Фелпс была изумлена до глубины души, однако, что весьма примечательно, даже виду не показала. Вероятно, многие другие на её месте, наблюдая ошеломляющие достижения столь маленького ребёнка, попытались бы сделать из этого сенсацию и подняли бы шум на всю округу. Но не такой была миссис Фелпс. Она никогда не совала нос в чужие дела, поскольку уже давно пришла к выводу, что иметь дело с чужими детьми стоит лишь в редких случаях.
— Многое из того, о чём говорит мистер Хемингуэй, я не понимаю, — сказала как-то Матильда миссис Фелпс. — Особенно про мужчин и женщин. Но мне всё равно понравилось, потому что он рассказывает так, что я чувствую, будто сама нахожусь там и вижу всё своими глазами.
— Так и должно быть. Хороший писатель всегда заставляет так чувствовать, — заметила миссис Фелпс. — И не беспокойся о том, если чего-то не понимаешь. Просто читай, и пусть слова ласкают твой слух, словно музыка.
— Ладно.
— Кстати, ты знаешь, что библиотечные книги можно брать домой? — спросила миссис Фелпс.
— Нет, я не знала об этом, — сказала Матильда. — Значит, мне можно взять что-нибудь?
— Конечно, — сказала миссис Фелпс. — Выбери книгу и подойди ко мне, чтобы я записала в формуляр, и она твоя на две недели. Если хочешь, можешь взять сразу несколько книг.
С тех пор Матильда приходила в библиотеку только раз в неделю, чтобы взять новые книги и вернуть прочитанные. Её маленькая спальня превратилась в читальный зал, где она читала целыми днями, иногда с кружкой горячего шоколада. Матильда ещё недостаточно подросла, чтобы доставать до верхних полок на кухне, поэтому во дворе за домом она хранила небольшой ящик, взобравшись на который легко доставала то, что ей было нужно. Обычно, приготовив на кухне шоколад, она отправлялась в свою комнату и, с удовольствием попивая горячий напиток, проводила за чтением весь день. Книги уносили Матильду в неизвестные миры, знакомили её с удивительными людьми, чья жизнь казалась совершенно необыкновенной. Она уплывала в морские дали на старинных парусниках с Джозефом Конрадом, путешествовала по Африке с Эрнестом Хемингуэем и по Индии с Редьярдом Киплингом. Не выходя из своей комнатки в английской деревушке, она объездила весь мир.У родителей Матильды был собственный двухэтажный дом с тремя спальнями наверху и гостиной, столовой и кухней на первом этаже. Её отец торговал подержанными автомобилями и, похоже, вполне преуспевал.
— Опилки, — как-то с гордостью сообщил он, — один из главных секретов моего успеха. К тому же они мне ничего не стоят, я беру их на лесопилке даром.
— А для чего они тебе нужны? — поинтересовалась Матильда.
— Ха! — ответил отец. — Тебе-то зачем это знать?
— Никак не пойму, как опилки могут помочь тебе продавать подержанные машины, папочка.
— Это потому, что ты безмозглая тупица, — сказал отец.
Он всегда разговаривал грубо, но Матильда к этому давно привыкла. Кроме того, он любил прихвастнуть, и, зная эту слабость, она постоянно его подначивала.
— Ты, должно быть, очень умный, папочка, если придумал, как использовать то, что ничего не стоит, — сказала она. — Вот бы мне так научиться!
— Всё равно у тебя ничего не получится. Ты слишком глупа, — ответил отец. — А вот Майклу, думаю, стоит рассказать об этом. Когда-нибудь он вступит в моё дело. — Перестав обращать внимание на Матильду, мистер Вормвуд повернулся к сыну и сказал: — Знаешь, я всегда с удовольствием покупаю машину у какого-нибудь болвана, который так разворотил двигатель, что изношенные клапаны стучат как сумасшедшие. Я покупаю у него эту рухлядь по дешёвке, и всё, что мне остаётся сделать, — это смешать опилки с моторным маслом и залить этой адской смесью разбитый механизм. В результате машина бегает как новенькая.
— И как долго она будет работать после твоего ремонта? — съязвила Матильда.
— Достаточно, чтобы покупатель отъехал подальше от моего гаража, — ухмыляясь, ответил отец. — Примерно миль сто.
— Но это же нечестно! — возмутилась девочка. — Это надувательство.
— Никто ещё не разбогател честным путём, — заметил отец. — Кстати, клиенты для того и существуют, чтобы их обманывали.
Мистер Вормвуд был маленького роста и походил на крысу: его передние зубы торчали из-под тонких крысиных усиков. Он любил пиджаки в крупную яркую клетку и щегольские галстуки жёлтого или бледно-зелёного цвета.
— Возьмём, к примеру, пробег, — продолжал он. — Каждый, кто покупает подержанную машину, первым делом хочет знать, сколько миль она прошла. Так?
— Ну, — кивнул сын.
— Так вот, я по дешёвке покупаю старый драндулет, который наездил почти сто пятьдесят тысяч миль. Но кто же купит его у меня с таким пробегом? Сегодня я уже не могу так просто взять и вытащить спидометр и скрутить пару-тройку десятков миль, как лет десять назад. Теперь всё делается так, что разобрать спидометр невозможно, конечно если ты не какой-нибудь проклятый часовщик или кто-нибудь в этом роде. Так что же делать? Я шевелю мозгами, парень, вот что я делаю.
— Как это? — восхищённо спросил юный Майкл.
Похоже, он унаследовал отцовскую страсть к мошенничеству.
— Я спрашиваю самого себя: как же мне скрутить спидометр со ста пятидесяти тысяч миль хотя бы до десяти тысяч, не разбирая его на части? Конечно, если бы я поездил на этой развалюхе задним ходом, то километраж сразу же уменьшился бы. Но кому же взбредёт в голову ездить на ней таким макаром цел

Читать Матильда — Даль Роальд — Страница 1

МАТИЛЬДА

Любительница чтения

Всё-таки родители — странные люди. Даже если их чадо — самое противное в мире существо, они всё равно утверждают, что оно лучше всех. Мало того, некоторые мамы и папы настолько ослеплены обожанием, что ухитряются убедить себя в том, что их отпрыск почти гений. Что ж, в этом нет ничего плохого — так уж устроены люди. Но когда такие родители начинают расписывать намблестящие способности своего ненаглядного чада, очень хочется закричать: «Несите тазик, а то стошнит!»

Школьным учителям тоже приходится несладко: они поневоле вынуждены выслушивать подобные хвастливые бредни чрезмерно гордых родителей, но они-то уж точно знают, кто из детей чего стоит, и, когда в конце четверти приходит время заполнять табель успеваемости, довольные родители получают от учителей характеристики на своих «вундеркиндов».

Будь я учителем, я бы состряпал нечто особенное для тех родителей, что слепо обожают своих чад. «Ваш сын Максимилиан, — написал бы я, — абсолютно пустое место. Надеюсь, у вас есть семейный бизнес, куда вы сумеете его пристроить после окончания школы, потому что — чёрт возьми! — он вряд ли найдёт другую работу». А если бы у меня в тот день был лирический настрой, я бы написал так: «Известно, что у кузнечиков органы слуха расположены по обеим сторонам брюшка. Ваша же дочь Ванесса, судя по тому, чт о она усвоила за эту четверть, вообще не имеет органов слуха».

Я мог бы даже углубиться в естествознание и высказаться, например, так: «Прежде чем появиться на свет и прожить всего шесть дней, радуясь солнцу, личинка цикады проводит шесть лет под землёй. Ваш сын Уилфред все шесть лет в школе тоже находится в состоянии личинки, и мы до сих пор ждём, когда же он наконец вылупится из кокона».

А если бы мне пришлось столкнуться с какой-нибудь особенно вредной девчонкой, я, наверное, заявил бы что-нибудь в таком духе: «Красота Фионы так же холодна, как красота айсберга, но, в отличие от этой глыбы льда, имеющей скрытую подводную часть, её красота — всего лишь оболочка, за которой ничего нет».

Думаю, я получал бы огромное удовольствие от сочинения такого рода характеристик. Но хватит об этом, давайте продолжим наш рассказ.

Как известно, у медали две стороны, и иногда мы сталкиваемся с родителями, которые придерживаются иной точки зрения на воспитание детей и вовсе не интересуются собственными чадами. Они, конечно, гораздо хуже тех, кто слепо обожает их. Мистер и миссис Вормвуд были именно такими родителями. У них были сын Майкл и дочь Матильда. К дочери они относились так, словно та была букашкой или мошкой, с которой приходится мириться до поры до времени, а потом можно просто прихлопнуть. Мистер и миссис Вормвуд нетерпеливо дожидались того момента, когда с лёгким сердцем можно будет избавиться от своей дочери, причём предпочтительно, чтобы она оказалась в соседнем графстве, а ещё лучше — где-нибудь подальше.

Ужасно, когда родители обращаются с детьми так, словно те больная мозоль, от которой одни неприятности, но гораздо хуже приходится с такими родителями ребёнку необыкновенному, наделённому природой и блестящим умом, и чуткой душой. Именно таким ребёнком была Матильда. Она обладала таким живым умом и так легко всё схватывала, что её выдающиеся способности должны были бы заметить даже самые никчёмные родители в мире. Но только не мистер и миссис Вормвуд. Они были настолько глупы и настолько поглощены своей повседневной жизнью, что им просто не было дела до собственной дочери. По правде говоря, сомневаюсь, что они обратили бы на неё внимание, приползи она домой со сломанной ногой. (Даже их фамилия была говорящей: «вормвуд» в переводе означает «древесный червяк».)

Брат Матильды Майкл был совершенно нормальным ребёнком, но его сестра, как я уже сказал, представляла собой нечто необыкновенное, отчего, как говорят в народе, глаза на лоб лезут. В возрасте полуторалет она уже прекрасно говорила и знала почти столько же слов, сколько входит в словарь нормального взрослого человека. Родители же, вместо того чтобы гордиться ею, называли её болтушкой, от которой слишком много шума, и всё время одёргивали её, чтобы она была тише воды, ниже травы.

К трёмгодам Матильда самостоятельно научилась читать по тем газетам и журналам, которые вечно были разбросаны по всему дому. В четыреона уже быстро и хорошо читала, поэтому, естественно, ей понадобились книги. Единственной книгой, которую Матильда нашла в своём просвещённом доме, была мамина кулинарная книга. Прочитав её от корки до корки и выучив наизусть все рецепты, девочка решила, что ей хочется чего-нибудь поинтересней.

— Пап, — обратилась она к отцу, — ты можешь купить мне книгу?

— Книгу? — удивился он. — Это ещё зачем?

— Чтобы читать, папочка.

— Тебе что, телевизора мало? У нас классный телик с двенадцатидюймовым экраном, а тебе книга, видишь ли, понадобилась! Ты что, чокнулась?

Почти всю неделю Матильда оставалась дома одна. Брат (он был на пять лет старше её) учился в школе. Отец уходил на работу, а мать отправлялась играть в «Бинго» в соседний городок, находившийся в восьми милях. Миссис Вормвуд была помешана на лотерее и играла в неё пять дней в неделю. В тот самый день, когда отец отказался купить ей книжку, Матильда сама отправилась в библиотеку, представилась библиотекарше миссис Фелпс и спросила, можно ли ей немного посидеть и почитать. Миссис Фелпс, крайне удивлённая появлением такой крошки без сопровождения взрослых, тем не менее была очень приветлива.

— Скажите, пожалуйста, где у вас детские книги? — спросила Матильда.

— Вон на тех нижних полках, — показала рукой миссис Фелпс. — Хочешь, я помогу тебе найти книжки с картинками?

— Нет, спасибо, — ответила Матильда. — Я справлюсь сама.

С тех пор каждый день, как только мать уезжала из дома, Матильда приходила в библиотеку. Дорога занимала всего десять минут, и девочка целых два часа могла наслаждаться чтением, тихонько сидя в уголке и проглатывая одну книгу за другой. Прочитав все имевшиеся в библиотеке детские книги, Матильда принялась искать что-нибудь ещё.

Миссис Фелпс, с восхищением наблюдавшая за ней последние несколько недель, подошла к девочке и спросила:

— Могу я чем-нибудь тебе помочь, Матильда?

— Я вот думаю, что бы ещё почитать, — ответила та. — Все детские книжки я уже прочитала.

— Ты хочешь сказать, что рассмотрела в них все картинки?

— Не только, текст я тоже прочитала.

Миссис Фелпс смотрела на Матильду с высоты своего огромного роста, а Матильда смотрела на неё снизу вверх.

— Некоторые книжки показались мне очень скучными, — сказала Матильда, — но некоторые — просто замечательные. Больше всего мне понравился «Таинственный сад». Там столько тайн! И тайна комнаты за закрытыми дверями, и тайна сада за высокой стеной…

Миссис Фелпс была ошеломлена.

— Сколько же тебе лет, Матильда? — спросила она.

— Четыре года и три месяца, — ответила девочка.

Миссис Фелпс была близка к шоку, но у неё хватило ума не показывать вида.

Читать Матильда (др. перевод) — Даль Роальд — Страница 1

Роальд Даль

Матильда

ЧИТАТЕЛЬНИЦА

Странные они люди, эти папы и мамы. Даже если их отпрыск — самое отвратительное маленькое существо на свете, родители все равно уверены, что оно лучше всех.

Некоторые родители идут еще дальше. Они подчас настолько ослеплены обожанием, что ухитряются убедить себя, будто их ребенок наделен талантами гения.

Что ж, ничего плохого во всем этом нет. Так уж повелось на свете. Но вот когда родители начинают расписывать блестящие достоинства своего ужасного отпрыска, тогда мы поднимаем крик: «Принесите-ка тазик! Сейчас стошнит!»

Школьные учителя особенно страдают из-за того, что им приходится выслушивать хвастовство гордых родителей, и когда приходит время по окончании четверти писать характеристики, они мстят. Будь я учителем, я бы состряпал нечто потрясающее для родителей, которые души не чают в своих детях. «Ваш сын Максимилиан, — написал бы я, — полный нуль. Надеюсь, у вас есть семейное дело, куда вы могли бы его пристроить по окончании школы, потому что ясно как дважды два — другой работы ему не найти». А будь у меня в тот день лирическое настроение, я бы написал так: «Интересно, что у кузнечиков органы слуха расположены в брюшке. Судя по тому, что ваша дочь Ванесса усвоила за эту четверть, у нее вообще нет органов слуха».

Я мог бы даже углубиться в естественную историю и заявить: «Певчая цикада шесть лет проводит под землей в качестве личинки и не более шести дней наслаждается солнцем и свежим воздухом. Ваш сын Уилфред шесть лет был личинкой в нашей школе, а мы все ждем, когда же он вылупится из куколки». Какая-нибудь особенно ядовитая девчонка могла бы заставить меня высказаться так: «Фиона обладает леденящей красотой айсберга, но в отличие от айсберга ниже поверхности у нее нет решительно ничего». Думаю, мне доставило бы удовольствие писать в конце четверти характеристики на всяких попрыгунчиков и попрыгуний. Но довольно об этом. Нам нужно идти дальше.

Иногда встречаешь родителей, занимающих противоположную позицию, вовсе не интересующихся своими детьми, и эти, конечно же, гораздо хуже тех, которые обожают своих чад. Мистер и миссис Вормвуд были именно такими родителями. У них был сын по имени Майкл и дочь, которую звали Матильда, и родители смотрели на эту самую Матильду как на какую-то букашку. Букашка — это нечто такое, с чем можно смириться, покуда не наступает время, когда от нее хочется отмахнуться. Мистер и миссис Вормвуд с громадным нетерпением дожидались того времени, когда можно будет отмахнуться от дочери, да так, чтобы по возможности она оказалась в соседнем графстве, а то и еще дальше.

Плохо, когда родители обращаются с обыкновенными детьми так, будто те букашки или прыщи, но еще хуже, когда ребенок необыкновенный, то есть наделен и чувством, и умом. Матильда была наделена и тем, и другим, а о способностях и говорить нечего. Ум у нее был такой живой, и она так быстро все схватывала, что ее способности не остались бы незамеченными даже самыми слабоумными родителями. Но мистер и миссис Вормвуд были такими бестолковыми и настолько были поглощены своей собственной глупой жизнью, что не замечали в дочери ничего необыкновенного. По правде, сомневаюсь, заметили бы они что-нибудь необыкновенное, если бы она вползла в дом со сломанной ногой.

Майкл, брат Матильды, был совершенно нормальным ребенком, но его сестра, как я сказал, представляла собою нечто такое, отчего глаза вылезают из орбит.

В возрасте полутора лет речь ее была совершенна, и она знала столько же слов, сколько известно большинству взрослых. Родители, вместо того чтобы аплодировать ей, называли ее болтушкой и резко говорили ей, что маленькие девочки должны быть видимы, но не слышимы.

К трем годам Матильда самостоятельно научилась читать, подбирая газеты и журналы, валявшиеся повсюду в доме. В возрасте четырех лет она уже читала быстро и хорошо, и естественно, ей захотелось книг. Единственной книгой во всем этом высококультурном доме было нечто под названием «Общедоступная кулинария», принадлежавшее ее матери, и когда она прочитала этот труд от корки до корки и выучила наизусть все рецепты, то решила, что ей нужно что-нибудь поинтереснее.

— Папа, — обратилась она к отцу, — ты мог бы купить мне книгу?.

— Книгу? — удивился он. — Это еще зачем?

— Чтобы читать, папа.

— Тебе что, телевизора мало? У нас отличный телевизор, двенадцать дюймов по диагонали, а тебе книгу подавай! Ты портишься, моя девочка!

Почти целыми днями Матильда сидела одна в доме. Ее брат (он был на пять лет старше сестры) учился в школе. Отец уходил на работу, а мать уезжала в соседний городок, находившийся в восьми милях, чтобы поиграть там в лото. Миссис Вормвуд была помешана на лото и играла в него пять раз в неделю. В тот самый день, когда отец отказался купить Матильде книгу, она сама отправилась в библиотеку. Явившись туда, она представилась заведующей, миссис Фелпс, после чего спросила, нельзя ли ей посидеть немного и почитать книгу.

Миссис Фелпс, слегка огорошенная прибытием столь маленькой девочки без сопровождения родителя, тем не менее сказала ей, что она может располагаться.

— Скажите пожалуйста, а где у вас детские книги? — спросила Матильда.

— Вон на тех нижних полках, — ответила миссис Фелпс. — Хочешь, я найду тебе что-нибудь интересное, где много-много картинок?

— Спасибо, не надо, — сказала Матильда. — Я уверена, что сама справлюсь.

Начиная с этого времени Матильда каждый день шла в библиотеку, едва ее мать уезжала играть в лото. На дорогу у нее уходило всего десять минут, и это давало ей возможность провести два божественных часа, в течение которых она могла тихонько сидеть в углу в полном одиночестве и проглатывать одну книжку за другой. Прочитав все до единой детские книги, имевшиеся в библиотеке, она стала искать что-нибудь еще.

Миссис Фелпс, с восхищением следившая за нею в последние несколько недель, вышла из-за стола и подошла к ней.

— Могу я чем-нибудь тебе помочь? — спросила она.

— Я не знаю, что бы мне еще почитать, — ответила Матильда. — Все детские книжки я прочитала.

— Ты хочешь сказать, что рассмотрела все картинки?

— Да. Но я также прочла и все, что в них написано, — ответила Матильда.

Миссис Фелпс посмотрела на Матильду с высоты своего огромного роста, а Матильда посмотрела на нее снизу вверх.

— Некоторые книжки показались мне довольно глупыми, как будто писали их глупые люди, — продолжала Матильда, — но некоторые — просто замечательными. Больше всего мне понравился «Таинственный сад». Там столько тайн! Тайна комнаты за закрытыми дверями и тайна сада за высокой стеной.

Миссис Фелпс была потрясена.

— Сколько же тебе лет, Матильда? — спросила она.

— Четыре года и три месяца, — ответила Матильда.

Миссис Фелпс была еще более потрясена, но у нее хватило ума не выказывать свои чувства.

— Какую книжку тебе теперь хотелось бы прочесть? — спросила она.

Книга Матильда читать онлайн Роальд Даль

Роальд Даль. Матильда

 

Майклу и Люси

 

Любительница чтения

 

Всё-таки родители — странные люди. Даже если их чадо — самое противное в мире существо, они всё равно утверждают, что оно лучше всех. Мало того, некоторые мамы и папы настолько ослеплены обожанием, что ухитряются убедить себя в том, что их отпрыск почти гений. Что ж, в этом нет ничего плохого — так уж устроены люди. Но когда такие родители начинают расписывать нам  блестящие способности своего ненаглядного чада, очень хочется закричать: «Несите тазик, а то стошнит!»

Школьным учителям тоже приходится несладко: они поневоле вынуждены выслушивать подобные хвастливые бредни чрезмерно гордых родителей, но они-то уж точно знают, кто из детей чего стоит, и, когда в конце четверти приходит время заполнять табель успеваемости, довольные родители получают от учителей характеристики на своих «вундеркиндов».

 

Будь я учителем, я бы состряпал нечто особенное для тех родителей, что слепо обожают своих чад. «Ваш сын Максимилиан, — написал бы я, — абсолютно пустое место. Надеюсь, у вас есть семейный бизнес, куда вы сумеете его пристроить после окончания школы, потому что — чёрт возьми! — он вряд ли найдёт другую работу». А если бы у меня в тот день был лирический настрой, я бы написал так: «Известно, что у кузнечиков органы слуха расположены по обеим сторонам брюшка. Ваша же дочь Ванесса, судя по тому, что   она усвоила за эту четверть, вообще не имеет органов слуха».

 

Я мог бы даже углубиться в естествознание и высказаться, например, так: «Прежде чем появиться на свет и прожить всего шесть дней, радуясь солнцу, личинка цикады проводит шесть лет под землёй. Ваш сын Уилфред все шесть лет в школе тоже находится в состоянии личинки, и мы до сих пор ждём, когда же он наконец вылупится из кокона».

 

А если бы мне пришлось столкнуться с какой-нибудь особенно вредной девчонкой, я, наверное, заявил бы что-нибудь в таком духе: «Красота Фионы так же холодна, как красота айсберга, но, в отличие от этой глыбы льда, имеющей скрытую подводную часть, её красота — всего лишь оболочка, за которой ничего нет».

Думаю, я получал бы огромное удовольствие от сочинения такого рода характеристик. Но хватит об этом, давайте продолжим наш рассказ.

Как известно, у медали две стороны, и иногда мы сталкиваемся с родителями, которые придерживаются иной точки зрения на воспитание детей и вовсе не интересуются собственными чадами. Они, конечно, гораздо хуже тех, кто слепо обожает их. Мистер и миссис Вормвуд были именно такими родителями. У них были сын Майкл и дочь Матильда. К дочери они относились так, словно та была букашкой или мошкой, с которой приходится мириться до поры до времени, а потом можно просто прихлопнуть. Мистер и миссис Вормвуд нетерпеливо дожидались того момента, когда с лёгким сердцем можно будет избавиться от своей дочери, причём предпочтительно, чтобы она оказалась в соседнем графстве, а ещё лучше — где-нибудь подальше.

 

Ужасно, когда родители обращаются с детьми так, словно те больная мозоль, от которой одни неприятности, но гораздо хуже приходится с такими родителями ребёнку необыкновенному , наделённому природой и блестящим умом, и чуткой душой. Именно таким ребёнком была Матильда. Она обладала таким живым умом и так легко всё схватывала, что её выдающиеся способности должны были бы заметить даже самые никчёмные родители в мире. Но только не мистер и миссис Вормвуд. Они были настолько глупы и настолько поглощены своей повседневной жизнью, что им просто не было дела до собственной дочери. По правде говоря, сомневаюсь, что они обратили бы на неё внимание, приползи она домой со сломанной ногой. (Даже их фамилия была говорящей: «вормвуд» в переводе означает «древесный червяк».

Читать книгу Матильда Роальда Даля : онлайн чтение

Роальд Даль
Матильда

Знакомьтесь…






Matilda – Copyright © Roald Dahl Nominee Ltd., 1988

Illustrations Copyright © 1988 by Quentin Blake

© Суриц Е.А., перевод на русский язык, 2013

© Издание на русском языке. ООО «Издательский дом «Самокат», 2013

Для Майкла и Люси

Маленькая читательница

Интересные люди эти папы и мамы. Собственного ребёнка, пусть он и самый отвратный зануда, какого вы только можете себе представить, они считают просто чудом природы.

Некоторые родители идут ещё дальше. Они так ослеплены обожанием, что ухитряются убедить себя, будто в их ребёночке заметны черты гениальности.

Ну и что, и подумаешь, и кому какой от этого вред. Так мир устроен. Но когда эти самые родители начинают рассказывать об изумительных качествах собственного противного отпрыска нам, вот тут уже самое время завопить: «Скорей несите тазик! Нас сейчас стошнит!»


Школьным учителям вечно приходится с кротостью выслушивать подобную чепуху от счастливых и гордых родителей – сущая пытка! – но уж они и отыгрываются, когда настаёт срок писать об итогах за четверть. Будь я, например, школьным учителем, я бы, конечно, стряпал самые сокрушительные, самые едкие отзывы об этих обожаемых детках. «Такого тупицы, как ваш сын Максимильян, – писал бы я, – ещё свет не видывал. Хочу надеяться, что у вас есть семейный бизнес, куда вы его и приткнёте по окончании школы, потому что ни на каком ином поприще, могу спорить на что угодно, работы ему не видать, как своих ушей». Или, будь я случайно в более лирическом настроении, я, наверно, высказался бы так: «Удивительно, но факт: слуховые органы у кузнечиков расположены по обе стороны от брюшка. Ваша дочь Ванесса, судя по тому, что она усвоила за истёкшую четверть, слуховыми органами вовсе не обладает». Я даже мог бы, ещё глубже зарывшись в естествознание, написать: «Периодическая цикада шесть лет томится личинкой в подземной тьме и только шесть дней после этого вольно порхает, наслаждаясь солнцем и воздухом. Ваш сын Уилфрид шесть лет протомился в нашей школе в виде личинки, а мы всё ждём не дождёмся, когда же он наконец примется вольно порхать». Какая нибудь особенно вредная девчонка меня, возможно, побудила бы сообщить: «Ваша дочь Фиона сверкает ледяной красотой, в точности как айсберг, но, в отличие от айсберга, у неё под блестящей поверхностью ровнёхонько ничего не таится». Думаю, я не без удовольствия строчил бы эти отчёты о поганцах из моего класса. Но хватит, проехали. Нам пора продолжать.



Иногда встречаются родители – ну, совершенно противоположного склада, эти вообще без всякого интереса относятся к собственным детям, и вот они-то, конечно, гораздо хуже, чем родители обожающие. Мистер и миссис Мухомор принадлежали как раз к числу таких родителей. У них было двое детей – сын Майкл и дочь Матильда, и на Матильду они смотрели буквально как на болячку. Уж такая болячка вещь: вам приходится покорно с нею жить и ждать, когда же наконец можно будет её сковырнуть и от неё избавиться. Мистер и миссис Мухомор просто мечтали о том времени, когда они наконец смогут избавиться от Матильды и отправить её, скажем, в соседний округ, а лучше бы и вообще куда подальше.


Очень плохо, конечно, если родители смотрят на обыкновенных детей так, будто те – болячки или мозоли, но гораздо, гораздо хуже, если ребёнок необыкновенный, то есть наделён исключительно нежной душой и на редкость одарённый. В Матильде сочетались оба эти качества, но особенно разительно она отличалась от всех прочих маленьких детей своими способностями. Она так быстро соображала, так всё схватывала на лету, что даже самые слабоумные родители, кажется, не могли бы этого не заметить. Но мистер и миссис Мухомор были до того бестолковы, до того поглощены своими дурацкими, никчёмными делишками, что ничего особенного в своей дочери не замечали. По правде говоря, я даже не уверен, что, вползи она в дом со сломанной ногой, они бы это заметили.


Майкл, брат Матильды, был мальчик как мальчик, самый обыкновенный, но сестра – сестра, как я уже сказал, была такая девочка, такая девочка, что даже не верится! В полтора года она прекрасно говорила и знала столько же слов, сколько и большинство взрослых. А родители, вместо того чтобы радоваться, восхищаться и нахваливать, обзывали её болтушкой, трещоткой, балаболкой и резко ей выговаривали в том смысле, что маленьких девочек должно быть видно, но не слышно.

В три года Матильда начала читать, разглядывая газеты и журналы, разбросанные по дому. В четыре года она уже бегло читала и, естественно, затосковала по книгам. Из них в просвещённом семействе выискалась одна, настольная книга миссис Мухомор – «О быстром и лёгком приготовлении пищи», и когда Матильда прочитала её от корки до корки и выучила наизусть все рецепты, то поняла, что ей бы хотелось чего-нибудь поинтересней.


– Папа, – попросила она как-то раз, – может, купишь мне книжку?

– Книжку? – удивился он. – Это ещё, спрашивается, зачем?

– Чтобы читать, папа.

– Да чем тебе телик не угодил? Слава тебе господи, телик у нас отличный, телик – грех жаловаться, двенадцатидюймовый экран, а ей книжку подавай! Совсем ты у нас избаловалась, дочка!


Почти каждый будний день Матильда оставалась дома одна. Брат (на пять лет её старше) уходил в школу. Папа отправлялся на работу, а мама – играть в бинго в Эйлсбери, за шесть километров от дома. Миссис Мухомор искренне, всей душой была предана бинго и играла в него пять дней на неделе. Так вот, когда папа отказался купить Матильде книжку, в тот же самый день, только попозже, она взяла и пошла, совсем одна, в местную публичную библиотеку. Матильда вошла, поздоровалась с библиотекаршей миссис Фелпс, назвала свои имя и фамилию. И спросила, можно ли тут посидеть и почитать какую-нибудь книжку. Миссис Фелпс слегка удивилась, что такая маленькая девочка явилась одна, без родителей, но тем не менее сказала, что, мол, милости просим, заходи и располагайся.


– А где тут, скажите, пожалуйста, детские книги? – спросила Матильда.

– Вон они, там, на нижних полках, – сказала миссис Фелпс. – Может, я помогу тебе выбрать, где картинок побольше?

– Нет, спасибо, – сказала Матильда. – Лучше я, наверное, сама поищу.

И с тех пор каждый день, после обеда, когда мама играла в бинго, Матильда шла в библиотеку. Библиотека была от дома всего в десяти минутах ходьбы, так что можно было целых два часа спокойно сидеть в уютном уголке и поглощать книгу за книгой. Покончив со всеми детскими книгами, какие стояли на полках, со всеми до единой, Матильда стала искать, что бы такого ещё почитать.

Миссис Фелпс две недели с изумлением наблюдала за Матильдой и теперь встала со своего места и направилась к ней.

– Тебе помочь, Матильда? – спросила она.

– Я вот думаю, что бы мне такого ещё почитать, – сказала Матильда. – Детские я все уже кончила.

– То есть ты все картинки пересмотрела?

– Картинки тоже, но и сами книжки прочитала.

Миссис Фелпс смотрела на Матильду с высоты своего роста, а Матильда снизу смотрела на неё.

– Некоторые никуда не годятся, по-моему, – сказала Матильда, – но есть и очень хорошие. Больше всего мне понравился «Таинственный сад». В нем столько тайн. Тайна комнаты за этой запертой дверью, тайна сада за высокой стеной.

Миссис Фелпс была ошарашена.

– Сколько, ты сказала, тебе лет, Матильда? – еле выговорила она.

– Четыре года и три месяца, – сказала Матильда.

Миссис Фелпс ещё больше изумилась, но, как женщина умная и тактичная, решила не показывать виду.

– Ну, и какую же книжку ты хотела бы теперь почитать? – спросила она.

И Матильда сказала:

– Хотелось бы какую-нибудь очень хорошую, какую взрослые читают. Знаменитую какую-нибудь. Только я же фамилий совсем никаких не знаю.

Миссис Фелпс долго стояла молча, окидывая взглядом стеллажи. На сей раз она и сама не знала, что лучше выбрать. Ну как, спрашивала она себя, как выбрать знаменитую взрослую книгу для четырёхлетней малышки? Мелькнула мысль о каком-нибудь чувствительном романчике, какие сочиняются специально для старшеклассниц, но что-то заставило её пройти мимо этой полки.

– На вот, попробуй, – сказала она наконец. – Это очень-очень знаменитая и очень-очень хорошая книга. Если она для тебя слишком длинная, ты только скажи, я мигом подыщу что-нибудь полегче и покороче.

– Чарльз Диккенс, – прочитала Матильда. – «Большие надежды». Ой, я с удовольствием попробую.

«Я, кажется, спятила», – решила миссис Фелпс, но Матильде она сказала:

– Ну да, попробуй, конечно.


Следующие несколько дней миссис Фелпс глаз не спускала с маленькой девочки, часами сидевшей в громадном кресле в дальнем углу комнаты с книгой на коленях. Матильда клала её на колени, потому что невозможно удержать в руках такую тяжесть, когда вам всего четыре года, и приходится гнуться над страницами. Странное это было зрелище: крошечная темноволосая девчушка, сидит себе в кресле, ножки далеко не достают до пола, уж какое там, и поглощена необыкновенными приключениями Пипа и старой мисс Хэвишем так, будто сама переселилась в их старый, обветшалый домик, в удивительный мир, сплетённый из слов великого чародея Чарльза Диккенса. Она сидела не шевелясь, только время от времени поднимала ручку, чтобы перевернуть страницу, и миссис Фелпс всякий раз делалось грустно, когда приходило время подниматься со стула и говорить:

– Уже без десяти пять, Матильда.

В первую же неделю знакомства миссис Фелпс её спросила:

– Мама, конечно, тебя сюда провожает каждый день, а потом встречает и отводит домой?

– Моя мама каждый день ездит в Эйлсбери играть в бинго, – ответила Матильда, – она и не знает, что я сюда хожу.

– Ах, как нехорошо, – сказала миссис Фелпс. – По-моему, лучше спросить у неё разрешения.

– Лучше не надо, – ответила Матильда. – Мама не одобряет чтения книг. И папа тоже.

– Но что же ты, по их мнению, делаешь изо дня в день одна в пустом доме?

– Да ничего я, по их мнению, не делаю, сижу телик смотрю.

– Понятно.

– Вообще-то ей всё равно, что я делаю, – немного печально прибавила Матильда.

Миссис Фелпс даже представить себе было страшно, как такая кроха одна-одинёшенька ходит по оживлённой главной улице, как переходит через дорогу, но она решила не вмешиваться.

За неделю Матильда одолела «Большие надежды», в которых – в этом издании – было четыреста одиннадцать страниц.

– Мне понравилось, – сказала она миссис Фелпс. – А больше мистер Диккенс ничего не написал?

– Он очень много чего написал, – ответила ошарашенная миссис Фелпс. – Подыскать тебе ещё книжку?

За следующие полгода, под внимательным и сочувственным присмотром миссис Фелпс, Матильда прочитала такие книги:

«Николас Никлби» Чарльза Диккенса,

«Оливер Твист» Чарльза Диккенса,

«Джейн Эйр» Шарлотты Бронте,

«Гордость и предубеждение» Джейн Остин,

«Тесс из рода д’Эрбервиллей» Томаса Харди,

«Ким» Редьярда Киплинга,

«Человек-невидимка» Герберта Уэллса,

«Старик и море» Эрнеста Хемингуэя,

«Шум и ярость» Уильяма Фолкнера,

«Гроздья гнева» Джона Стейнбека,

«Добрые товарищи» Джона Пристли,

«Брайтонский леденец» Грэма Грина,

«Скотный двор» Джорджа Оруэлла.

Ничего себе список! Миссис Фелпс была потрясена, взбудоражена, но хорошо, наверное, что она сумела не потерять над собой контроль. Любой другой, видя такие поразительные успехи маленького ребёнка, конечно, поднял бы дикий шум и растрепал бы эту новость по всему городку и даже дальше. Любой другой, но только не миссис Фелпс. Она была из тех, кто никогда не суёт нос не в своё дело, и уже давно усвоила, что-только в очень-очень редких случаях стоит вмешиваться в процесс воспитания чужих детей.

– Мистер Хемингуэй говорит много всего такого, чего я не понимаю, – призналась ей Матильда. – Про мужчин и женщин особенно. Но мне всё равно нравится. Нравится, как он пишет. Как будто я там сама стою и всё-всё вижу, что происходит.


– С хорошими писателями всегда так, – сказала миссис Фелпс. – И ты не волнуйся насчёт того, что не поняла. Сиди себе, и пусть слова плещутся вокруг, как музыка.

– Да, да, конечно, – согласилась Матильда.

– Ты, кстати, не знала, что из нашей библиотеки можно брать книги домой и там читать?

– Не знала. Ой, и мне тоже можно?

– Конечно, – ответила миссис Фелпс. – Выбирай любую книгу, неси её сюда, я сделаю запись – и она твоя на две недели. Если хочешь, можешь выбрать даже не одну.

С тех пор Матильда ходила в библиотеку всего раз в неделю – вернуть прочитанные книги и взять новые. Собственная крошечная комнатка её превратилась для неё в читальню, и она читала весь день напролёт, часто с кружкой горячего шоколада под боком. Из-за малого роста Матильда ни до чего на кухне не могла дотянуться, но она припрятала у себя небольшой ящичек, брала его, когда надо, на кухню и, вставая на этот ящичек, могла достать с полок всё, что душе угодно. Чаще всего это был шоколад, который она готовила, предварительно разогрев на плите молоко в кастрюльке. Как это приятно – взять дымящееся питьё с собой в комнату, и чтоб стояло рядышком, наготове, пока ты сидишь и читаешь, одна в тихой комнате, в пустом доме. Книги уносили Матильду далеко-далеко, знакомили с удивительными людьми, у которых была невероятная жизнь, полная немыслимых приключений. Матильда всходила на борт старинного парусника с Джозефом Конрадом. Уплывала в Африку с Эрнестом Хемингуэем и в Индию с Редьярдом Киплингом. Она плавала и колесила по всему миру, не выходя из своей комнатки в английском захолустном городишке.


Мистер Мухомор, великий менеджер по продаже машин

У родителей Матильды был вполне милый дом с тремя спальнями наверху, а на нижнем этаже помещались у них столовая, и гостиная, и кухня. Папа продавал подержанные машины, и дела у него, как видно, шли неплохо.

– Опилки, – говаривал он гордо, – вот в чём главный секрет моего успеха. И на них я, главное, никогда не разорюсь. Я их бесплатно получаю на лесопилке.

– А что ты с ними делаешь? – спросила Матильда.

– Ха! – сказал папа. – Всё-то тебе надо знать!

– Просто я не понимаю, как опилки помогают тебе продавать старые машины, папа.

– А всё потому, что ты трепло, невежда и дура, – сказал папа. Речь его вообще не отличалась изысканностью, но к этому Матильда уже успела привыкнуть. А ещё она знала, что он обожает хвастаться, и сама его бессовестно подбивала на хвастовство.

– Ты, наверное, очень умный, раз умеешь использовать то, что ничего не стоит, – сказала она. – Вот бы и мне так.

– Куда тебе, – ответил мистер Мухомор, – дуре такой. А вот Майклу я всё охотно расскажу, тем более что он когда-нибудь станет мне партнёром по бизнесу.

И, больше не обращая никакого внимания на Матильду, он повернулся к сыну и сказал:

– Я всегда с удовольствием приобрету машину, если какой-то олух довёл её до того, что она на ходу гремит, визжит и трясётся, как бешеная. И ведь задёшево приобрету. А потом – подсыпь в мотор опилок, и все дела, и она катит себе тихохонько, гладенько, загляденье.

– И долго она так катит, пока снова не завизжит? – спросила Матильда.

– Долго не долго, а покупатель успеет далеко укатить, – и он осклабился. – Километров на двести примерно.

– Но так же нечестно, папа, – сказала Матильда. – Это же обман.

– Честным путём состояние не сколотишь, – усмехнулся отец. – Не обманешь – не продашь. На то и покупатель, чтоб его надувать.

Мистер Мухомор был маленького роста, похож на крысу, а передние зубы у него торчали вперёд из-под тоненьких крысиных усиков. Он обожал пиджаки в крупную клетку невозможно яркого цвета и щеголял, как правило, жёлтыми или салатовыми галстуками.


– Или вот ещё, например, пробег, – продолжал он. – Каждый, кто желает приобрести старую машину, в первую очередь поинтересуется, сколько километров она уже пробежала. Верно?

– Верно, папа, – подтвердил Майкл.

– Ну вот, предположим, я купил развалюху, которая намотала сто пятьдесят тысяч километриков. Купил задёшево, да. А дальше-то что? Кто теперь у меня возьмёт машину с таким пробегом? В наше время уже не вытащишь спидометр, циферки не подменишь, чтобы раз-два – и готово, как у нас лет десять назад водилось. И что же я делаю? Я пускаю в ход свои мозги, парень, вот что я делаю.

– Как же? – в восторге почти выкрикнул Майкл. Истинный сын своего отца, он, похоже, обожал мошенничество.

– Сижу я и думаю, каким бы это манером мне показатель пробега в сто пятьдесят тысяч километров преобразить всего в десять тысяч, не разбирая спидометра? Может, мне сесть в машину и катить, катить её назад, да и дело в шляпе? А? Ведь циферки-то в обратном порядке защёлкают, верно? Но кто будет катить задним ходом эту проклятущую колымагу тысячи и тысячи километров? Это ж невозможно!

– Ясное дело, невозможно, – согласился Майкл.

– И вот почесал я в затылке, – продолжал мистер Мухомор, – и напряг свои мозги. Когда человеку даны такие мозги, он обязан ими пользоваться. И вдруг меня осенило! Ей-богу, я себя почувствовал ну в точности, наверно,

Роальд Даль, «Матильда»: краткое содержание

Одним из представителей мировой детской литературы, о которых российские читатели узнали совсем недавно, является Роальд Даль. «Матильда», «Огромный крокодил», «Большой и добрый великан», а также другие замечательные книги этого автора в советские времена на русский язык не переводились. К сожалению, нынешние взрослые не имели возможности познакомиться со сказками знаменитого английского писателя. Их детям повезло значительно больше.

Сегодня в России огромными тиражами издаются произведения, созданные писателями, о существовании которых советские читатели и не подозревали. Среди них – Роальд Даль. «Матильда», к слову сказать, – книга, которую никогда не поздно прочитать. Это произведение о детской мудрости и взрослой глупости, о подлости и справедливости. А еще о том, как выглядят взрослые в глазах своих, казалось бы, несмышленых и наивных детей.

Роальд Даль

«Матильда» была опубликована тогда, когда автор ее слыл вполне состоявшимся писателем. Прежде чем изложить историю написания книги и краткое содержание, стоит несколько слов сказать о ее создателе.

Даль родился в 1916 году. Его отец был норвежцем, и в один прекрасный день его посетила светлая мысль перебраться в Великобританию, дабы дать детям классическое английское образование. Но ничего из этой затеи не вышло. Отец умер, когда будущему писателю было всего три года.

Ранний период в биографии Даля достаточно печален. В школе он пережил издевательства старшеклассников, многочисленные телесные наказания учителей. Однако не ожесточился. Автором чрезвычайно гуманных и мудрых художественных произведений стал впоследствии Роальд Даль. «Матильда» и другие истории для юных читателей служат тому доказательством.

Творческий путь

Роальд окончил колледж, затем университет. Потом были годы работы в компании Shell, война, нелегкий труд сценариста и наконец писательская деятельность. В узких кругах его имя получило известность. Но настоящая слава к Далю пришла в шестидесятые годы, когда был издан первый сборник сказок.

В жизни этого писателя было немало горя. Он пережил смерть дочери. Мучился, наблюдая страдания сына от неизлечимого недуга. К тому же, согласно некоторым источникам, он не вызывал особой симпатии у окружающих.

Добрый Великан

Каждому английскому ребенку знаком образ Даля, окруженного детьми. Или образ писателя, скрючившегося в викторианском кресле над рукописью… Человеком, которого не любили взрослые, но обожали дети, был при жизни Роальд Даль.

«Матильда», отзывы о которой у английских критиков были положительными, едва ли могла быть опубликована в Советском Союзе. Главным условием в отечественной литературе являлось наличие благопристойных образов не только родителей, но и детей. Подобные персонажи никогда не вызывали интереса Даля. Основным сюжетом его книг был бунт маленького человека против взрослого и жесткого мира.

Последним произведением для детей стала книга «Матильда». Роальд Даль ушел из жизни в 1990 году. Каждый год его могилу посещают дети. Они украшают памятник конфетами. А вблизи могильного камня можно увидеть огромные следы Доброго Великана – героя, который, возможно, и есть тот самый двухметровый друг детей, английский писатель норвежского происхождения Роальд Даль.

«Матильда»: сюжет

Случается, что в семье людей подлых и нечестных появляется на свет ребенок, который отличается не только умом и сообразительностью, но и врожденными благородными качествами. Этим всем обладала Матильда. Родители же ее были людьми ограниченными. В их доме не было книг. Мать все свободное время проводила, играя в лото. Отец был продавцом подержанных автомобилей и искренне полагал, что богатые люди честными не бывают. А потому ежедневно производил мошеннические действия по отношению к своим клиентам. Но главным недостатком этих людей было то, что они не любили свою дочь.

О том, как одну маленькую девочку так сильно раздражали глупые родители, что она решила им отомстить, повествует книга (Роальд Даль) «Матильда». Краткое содержание, которое будет изложено далее, возможно, подтолкнет читателей к знакомству с полным текстом поучительной истории.

Краткое содержание

Желая проучить своего отца, девочка устраивала ему всяческие испытания. Однажды Матильда намазала его излюбленную шляпу клеем. Отец вынужден был целый день провести в головном уборе, что было не только неудобно, но и придавало мужчине весьма глупый вид. Все же его пристрастие к грубому обращению с дочерью и беспричинному хвастовству на некоторое время исчезло. Но вскоре гадкий родитель снова принялся за свое, и Матильде пришлось изобретать новое наказание.

Девочка мечтала о добрых и любящих родителях. Но все, что она могла, – это мириться с тем, что ее отец и мать далеки от идеала. Единственной отдушиной, помимо чтения, для Матильды стала месть.

Образ героини

Можно ли понять то, каким видел английский писатель хрупкий душевный мир ребенка, прочитав лишь краткое содержание? «Матильда» (Роальд Даль) – произведение, пронизанное своеобразным юмором. При чтении вначале создается впечатление, что героиня отнюдь не послушная девочка. Скорее, хитрая и коварная. Она насмехается над своими родителями, придумывает им всяческие наказания. Но совершает свои неблаговидные поступки Матильда исключительно потому, что другие методы в борьбе с недалекими людьми, коими являются ее родители, не помогают. Читатель, страдавший в детстве от грубого и несправедливого обращения, возможно, испытает по отношению к маленькой и сообразительной героине восторг и даже зависть.

Школа

Многие детские книги Роальда Даля автобиографичны. В школе он познал жестокость учителей и учеников старших классов. Нечто подобное переживает и Матильда. Но героиня романа Даля обладает необыкновенными способностями. Она производит впечатление обычной маленькой девочки. Но лишь до тех пор, пока молчит. Ведь ее познания в математике и литературе соответствуют уровню далеко не каждого взрослого.

Единственным человеком, который относился к маленькой Матильде с нежностью, является ее учительница.

Мисс Хани

Помимо глубоких познаний в математике и литературе, Матильда проявляла феноменальные способности. Девочка умела передвигать предметы. Однако ее исключительные способности не интересовали ни мать, ни отца. Лишь мисс Хани смогла увидеть в обычной с виду пятилетней девочке одаренную личность. Учительница посетила однажды родителей Матильды, дабы открыть им глаза на то, насколько исключительным ребенком является их дочь. Однако эти люди не прониклись речью мисс Хани.

Учительница Матильды проживала в маленьком домике, напоминающем жилище персонажей из сказок братьев Гримм. Однажды мисс Хани пригласила в гости любимую ученицу. Матильда была поражены тем, в сколь жутких условиях проживает ее учительница. И в этот день мисс Хани поведала девочке печальную историю своей жизни.

Родители девушки умерли, когда та была еще школьницей. Единственной родственницей была тетка, женщина эгоистичная и жестокая, которая незамедлительно поселилась в их доме после смерти отца и установила там жестокие правила. История мисс Хани напоминала сказку о Золушке. С разницей лишь в том, что принца та так и не дождалась. Однако она смогла избавиться от общества своей злой родственницы, арендовав маленький домик фермера.

Книга «Матильда» имеет если не счастливый конец, то многообещающий. Родители девочки покидают город, и она остается жить со своей учительницей.

Как и в прочих произведениях Роальда Даля, в этом романе есть надежда. Надежда на то, что, каким бы жестоким ни оказался мир взрослых, справедливость восторжествует. И ребенок, которому не знакома родительская ласка и забота, обретет семью.

титулов Роальда Даля

За свою карьеру Роальд Даль написал широкий спектр материалов, от рассказов для взрослых до киносценариев и своих хорошо известных детских книг.

Вот полный список всех его работ, разбитых по категориям и перечисленных в порядке публикации. В общей сложности здесь перечислены 39 работ, созданных непосредственно Роальдом Далем, а также еще семь антологий и дальнейшие собрания сочинений, вдохновленных его работами.

Для получения дополнительной информации об отдельных работах, пожалуйста, посетите определенные страницы рассказов, ссылки на которые приведены ниже.

Книги, рассказы, избранные сборники и другие опубликованные произведения

  1. Гремлины (1943)
  2. Вам (1946)
  3. Некоторое время Никогда (1948)
  4. Кто-то вроде тебя (1953)
  5. Поцелуй Поцелуй (1960)
  6. Джеймс и гигантский персик (1961)
  7. Чарли и шоколадная фабрика (1964)
  8. Волшебный палец (1966)
  9. Фантастический мистер Фокс (1968)
  10. Чарли и Великий стеклянный лифт (1972)
  11. Переключатель сука (1974)
  12. Дэнни, Чемпион мира (1975)
  13. Замечательная история Генри Шугара и шести других (1977)
  14. Огромный крокодил (1978)
  15. Мой дядя Освальд (1979)
  16. Твиты (1980)
  17. Чудесная медицина Джорджа (1981)
  18. Бунтарские рифмы (1982)
  19. Модель BFG (1982 г.)
  20. Грязные твари (1983)
  21. Ведьмы (1983)
  22. Книга рассказов о привидениях Роальда Даля (1983)
  23. Мальчик: сказки детства (1984)
  24. Жираф и Пелли и я (1985)
  25. Две басни (1985)
  26. Собираюсь в одиночку (1986)
  27. Матильда (1988)
  28. Рифма рагу (1989)
  29. Ах, сладкая тайна жизни (1989)
  30. Esio Trot (1990)
  31. Наместник Нибблсвик (1991)
  32. Минпины (1991)
  33. Руководство Роальда Даля по безопасности железных дорог (1991)
  34. Мой год (1991)

Воспроизвести сценарии и киносценарии

  1. Меды (спектакль, 1955)
  2. Живешь только дважды (сценарий фильма, 1967)
  3. Chitty Chitty Bang Bang (соавтор сценария фильма, 1968)
  4. Ночной копатель (сценарий фильма, 1971)
  5. Вилли Вонка и шоколадная фабрика (соавтор сценария фильма, 1971)

Антологии и сборники, написанные в соавторстве с Роальдом Далем или вдохновленные его произведениями

  1. Поваренная книга Роальда Даля (1991)
  2. Бунтарские рецепты (1994)
  3. Казначейство Роальда Даля (1997)
  4. Еще больше отвратительных рецептов (2001)
  5. Песни и стихи (2005)
  6. Подробнее о мальчике (2008)
  7. Совершенно отвратительные рецепты (2009)
.

A-E

Никто не видел Вилли Вонку — или внутри его удивительной шоколадной фабрики — в течение многих лет. Когда он объявляет о планах пригласить победителей пяти Золотых билетов, спрятанных в обертках шоколадных плиток, посетить его фабрику, весь мир охотится за этими билетами!

Чарли и шоколадная фабрика , пожалуй, самая известная история Роальда Даля. История Чарли Бакета, пяти золотых билетов, умпа-лумпа и удивительного мистера Вилли Вонки прочно вошла в нашу культуру с момента ее первой публикации в 1964 году.По самым скромным подсчетам, по всему миру было продано более 20 миллионов копий оригинальной книги; теперь он доступен на 55 языках.

Роальд Даль начал работать над Charlie and the Chocolate Factory в 1961 году, вскоре после завершения работы над James and Giant Peach , но его происхождение можно проследить вплоть до детства Роальда. В Boy он рассказывает нам, как, когда он учился в школе в Англии, он и его однокурсники Рептон были наняты в качестве «дегустаторов вкуса» для шоколадной компании — это, кажется, заставило его задуматься о шоколадных фабриках и изобретать комнаты задолго до того, как г-н. Вонка был на месте.Но когда он пришел, чтобы написать Чарли и шоколадная фабрика, , история прошла через несколько вариантов — например, сначала Чарли был одним из десяти детей, пришедших на фабрику. Роальд три или четыре раза перерисовывал проект, пока история , как мы теперь знаем, не была выпущена в 1964 году.

С момента выхода книги «Чарли и шоколадная фабрика» книга , которую Роальд посвятил своему сыну Тео, оказалась одной из самых надежных детских книг всех времен. История достигла всех уголков мира и даже обнаружила настоящего Вилли Вонка, который отправил Роальду письмо в 1971 году — году, когда была выпущена первая экранизация книги.

Роальд написал сценарий к фильму Вилли Вонка и шоколадная фабрика , с Джином Уайлдером в главной роли в роли Вилли Вонки. Это был процесс, который сопрягал с некоторыми трудностями, но фильм стал классикой, с его теперь уже ставшими знаковыми изображениями многих ключевых элементов истории, от Золотых Билетов до Вечных Стопоров. В 2005 году, через 15 лет после смерти Роальда, известный кинорежиссер Тим Бертон выпустил собственную экранизацию книги. В его Чарли и шоколадная фабрика Джонни Депп сыграл Вилли Вонку в главной роли.В 2010 году в Сент-Луисе, штат Миссури, США, состоялась премьера оперы «» «Золотой билет », основанной на сказке Питера Эша на либретто Дональда Старрока. А в 2013 году в лондонском Вест-Энде открылась новая музыкальная постановка под руководством Сэма Мендеса с Дугласом Ходжем в роли мистера Вонки.

В 2014 году Чарли и шоколадная фабрика отмечает свое 50-летие. В рамках множества мероприятий, запланированных по случаю этого особого случая, автор Люси Манган рассмотрит, как история Чарли стала самой историей в новой книге, которая перенесет всех нас внутрь шоколадной фабрики, опубликованной в Сентябрь 2014 г.

.

10 сентября 2020

Это почти здесь! День истории Роальда Даля — это воскресенье, 13 сентября.

6 декабря 2019

Для многих праздничный сезон — это время, которое можно провести с семьей, будь то родители, бабушки и дедушки или стая маленьких лисиц.

29 ноября 2019

Получите скидку 20% на все онлайн!

28 ноября 2019

Отмечаете вы праздник или нет, всегда приятно сказать спасибо.

24 октября 2019

В этот Хэллоуин мы смотрим на ведьм, несомненно, на некоторых из самых страшных злодеев Роальда Даля и самого ужасного из всех: Великую Высшую Ведьму!

30 июля 2019

Есть кое-что, чему мы можем научиться у самой крутой и хитрой пары, которую мы знаем: Матильда и Лаванда. Давайте посмотрим на их лучшие моменты …

27 апреля 2019

Обратите внимание на эти новые значки и брелоки с рисунками из историй Роальда Даля!

10 апреля 2019

«Матильда» — это история о маленькой девочке с телекинезом — но почему Роальд Даль наделил ее особыми способностями?

14 марта 2019

Чудесные мероприятия и мероприятия Матильды в музее Роальда Даля

11 марта 2019

Приходите и посмотрите иллюстрации Квентина Блейка «Матильда в тридцать» на новой выставке.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.