Книга марио пьюзо сицилиец: Сицилиец (Пьюзо Марио) — слушать аудиокнигу онлайн

Пьюзо Марио. Сицилиец

Глава 1

   Майкл Корлеоне стоял на длинном деревянном причале в Палермо и наблюдал, как большой океанский лайнер отправлялся в Америку. Ему предстояло отплыть на этом корабле, однако от отца поступили новые инструкции.
   Он помахал на прощанье людям в маленькой рыбацкой лодке, которые привезли его на этот причал, — людям, охранявшим его все эти годы. Рыбацкая лодка плыла по белесому следу за кормой океанского лайнера, словно храбрая маленькая уточка за матерью. Люди на ее борту помахали в ответ — он их больше никогда не увидит.
   По причалу сновали рабочие в кепках и мешковатых штанах, они разгружали корабли, загружали грузовики, стоявшие на длинном причале. Эти жилистые, небольшого роста люди в приплюснутых, прикрывавших лица кепках походили скорее на арабов, чем на итальянцев. Среди них были и его новые телохранители, которые обеспечат его безопасность до того, как он встретится с доном Кроче Мало, Саро di Capi, главою мафии. Здесь, на Сицилии, их именуют “Друзьями друзей”. Для газет всего мира они — мафия, но на Сицилии слово “мафия” никогда не слетает с уст рядовых граждан. Так же, как никогда не скажут про дона Кроче Мало “Саро di Capi”, а только — “Добрая душа”.

   Во время своей двухлетней ссылки на Сицилии Майкл слышал много рассказов о доме Кроче, иной раз настолько фантастических, что в существование такого человека верилось с трудом. Однако полученные от отца инструкции были недвусмысленны: ему приказано отобедать с доном Кроче сегодня. Они должны договориться о побеге с Сицилии известного разбойника Сальваторе Гильяно.
   Майкл Корлеоне не мог уехать с Сицилии без него.
   Не далее чем в пятидесяти метрах от причала на узкой улочке стоял большой черный автомобиль. Перед ним маячили трое — они казались темными прямоугольниками на фоне ослепительного полотна солнечного света. Майкл направился к ним. На минуту остановился, чтобы закурить сигарету и взглянуть на город.
   Палермо раскинулся на дне чаши, образованной когда-то действовавшим вулканом, с трех сторон его окружали горы, а с четвертой он вырывался к ослепительной голубизне Средиземного моря.
Город мерцал в золотых лучах сицилийского полуденного солнца. По земле словно змеился красный свет — казалось, это следы крови, пролитой на сицилийской земле за многие столетия. Золотые лучи солнца ласкали величественные мраморные колонны греческих храмов, стройные мусульманские минареты, причудливую вязь на фасадах испанских соборов; на склоне далекого холма виднелась мрачная зубчатая стена древнего норманнского замка. Наследие самых разных и жестоких военных правителей на Сицилии можно обнаружить еще и с более ранних, предшествовавших рождеству Христову времен.
   Там, дальше, за стенами замка остроконечные горы держали чуть изнеженный Палермо в смертельном объятии, словно они вместе молитвенно преклоняли колени, натянув веревку, туго обмотанную вокруг шеи города. В вышине бесчисленные красноватые ястребки носились по хрустально-голубому небу.
   Майкл направился к трем мужчинам, ждавшим его в конце причала. На черных прямоугольниках стали выделяться лица и фигуры. С каждым шагом он различал их все четче, а они как бы расступались, расходились, словно хотели при встрече окружить его со всех сторон.
   Все трое знали историю Майкла. Знали, что он младший сын великого американского дона Корлеоне, Крестного отца, чья власть простиралась даже на Сицилию. Знали, что Майкл убил полицейского в Нью-Йорке, расправляясь с противником империи Корлеоне. Знали, что из-за убийства ему пришлось бежать и скрываться на Сицилии и что теперь наконец, когда вопрос “улажен”, он намеревается вернуться домой и занять место принца-наследника в семействе Корлеоне. Они смотрели на Майкла, на то, как он быстро и легко движется, как все осторожно оглядывает, какой у него изможденный вид человека, знавшего и страдания и опасность. Он, безусловно, был достоин “уважения”.
   Когда Майкл сошел с причала, первым его приветствовал священник в сутане, обтягивавшей пухлые телеса, и в фетровой грязной шляпе. Белый воротничок священника припорошен был рыжей сицилийской пылью, но лицо над ним выглядело по-мирски упитанным.
   Отец Беньямино Мало, брат великого дона Кроче, держался застенчиво и благочестиво, он был предан своему прославленному родственнику, ни разу не смутившись, что носит дьявола у самого сердца. Недоброжелатели намекали, что он передает дону Кроче даже тайны исповедей.
   Пожимая руку Майкла, отец Беньямино нервно улыбался и, кажется, был приятно удивлен, вздохнув с облегчением при виде дружелюбной улыбки Майкла, совсем не походившей на улыбку убийцы.
   Второй поздоровался не столь сердечно, хотя и достаточно вежливо. Это был инспектор Фредерико Веларди, глава тайной полиции всей Сицилии. У единственного из троих на его лице не сияла приветственная улыбка. Он казался худым и слишком хорошо одетым для человека на государственном жалованье. Холодные голубые глаза выдавали его родство с норманнскими завоевателями. Инспектор Веларди не испытывал никакой любви к американцу, убившему высокопоставленного полицейского. От такого и на Сицилии можно ожидать чего-нибудь в том же духе. Веларди пожал Майклу руку, словно скрестил шпаги.
   Третий был выше ростом и крупнее — рядом с двумя другими он казался огромным. Цепко обхватив руку Майкла, он притянул его к себе и заключил в объятия.

   — Брат Майкл, — сказал он, — добро пожаловать в Палермо. — И посмотрел на Майкла дружелюбным, но настороженным взглядом. — Я — Стефан Андолини, мы с твоим отцом вместе росли в Корлеоне. Я ведь тебя в Америке ребенком видел. Помнишь меня?
   Как ни странно, но Майкл помнил. Ибо Стефан Андолини — редчайший случай для сицилийца — рыжий. Это было его проклятьем, поскольку сицилийцы считают рыжим Иуду. Да и лицо его невозможно было забыть. Рот — огромный, неправильной формы, с толстыми губами, похожими на куски мяса с кровью, над ним — волосатые ноздри и глубоко сидящие глаза. Хоть он и улыбался, его лицо наводило на мысль об убийстве.
   При взгляде на священника Майкл сразу понял, что к чему. Но присутствие инспектора Веларди его удивило. Андолини, выполняя родственные обязанности, старательно объяснил Майклу официальный статус инспектора. Майкл насторожился. Что он здесь делает? Веларди считался одним из самых беспощадных охотников на Сальваторе Гильяно. Инспектор и Стефан Андолини явно не любили друг друга; они вели себя с подчеркнутой вежливостью — словно люди, готовящиеся к смертельной дуэли.

   Шофер открыл дверцу машины. Отец Беньямино и Стефан Андолини, слегка похлопав Майкла по плечу, заставили его сесть сзади. Отец Беньямино с христианским смирением настаивал, чтобы Майкл сел у окна, а он — в середине, так как Майкл тогда сможет увидеть красоты Палермо. Третьим на заднем сиденье сел Андолини. Инспектор уже успел вскочить в машину рядом с шофером. Майкл заметил, что он держит ручку двери, чтобы можно было моментально ее открыть. В голове Майкла мелькнула мысль: вероятно, отец Беньямино забрался в середину, чтобы не стать мишенью.
   Машина, словно большой черный дракон, медленно пробиралась по улицам Палермо. Вдоль проспекта стояли элегантные дома в мавританском стиле, массивные общественные здания с греческими колоннами, испанские соборы. Частные дома, выкрашенные голубой, белой, желтой краской, на фасадах — балконы, свешивавшиеся с них цветы образовывали над головой как бы еще одну дорогу. Это было бы прелестное зрелище, если в не отряды карабинеров — итальянской государственной полиции, — которые стояли на каждом углу с винтовками на изготовку.
Карабинеры находились и наверху, на балконах.
   Их машина явно выделялась среди повозок, особенно сельских, запряженных мулами, в основном везших свежие продукты из деревень. Повозки эти — каждая деталь их, вплоть до спиц и оглобель — были выкрашены в веселые, яркие цвета. На боковых стенках многих из них — изображения рыцарей в шлемах и королей в коронах: сцены из легенд о Карле Великом и Роланде, этих древних героях сицилийского фольклора. Но на некоторых повозках под изображением красивого юноши в молескиновых штанах и белой безрукавке, с пистолетами за поясом и винтовкой через плечо Майкл видел надпись в две строчки, которая всегда оканчивалась большими красными буквами — ГИЛЬЯНО.
   Во время своей ссылки на Сицилии Майкл немало слышал о Сальваторе Гильяно. Его имя все время мелькало в газетах. Люди повсюду говорили о нем. Жена Майкла Аполлония однажды призналась, что каждую ночь молится за Гильяно, за него молились почти все дети и молодежь Сицилии. Они обожали его — ведь он был одним из них, такими все они мечтали стать. Хотя ему не было и тридцати, он считался великим военачальником, так как сумел одолеть посланные против него отряды карабинеров. Гильяно был красив и добр, ибо раздавал большую часть своих преступных доходов бедным. Он был благороден и никогда не разрешал участникам своего отряда приставать к женщинам или священникам. Если казнили доносчика или предателя, он всегда давал жертве помолиться и очистить свою душу, чтобы прийти к согласию с правителями мира иного. Все это Майкл уже знал.
   Они свернули с проспекта, и взгляд Майкла привлекла огромная надпись, сделанная черными буквами на одном из домов. Он успел заметить в верхней строчке слово “Гильяно”. Отец Беньямино наклонился к окну и сказал:
   — Это одна из прокламаций Гильяно. Несмотря ни на что, ночью он по-прежнему правит в Палермо.
   — А о чем она? — спросил Майкл.
   — Он разрешает жителям Палермо вновь ездить на трамваях, — ответил отец Беньямино.
   — Он разрешает? — улыбнулся Майкл. — Разбойник разрешает?
   Стефан Андолини в противоположной стороне салона рассмеялся.
   — Дело в том, что на трамваях ездят карабинеры, и Гильяно их взрывает. Поначалу он предупредил жителей, чтобы они не пользовались трамваями. А теперь обещает больше не взрывать.
   Майкл спросил сухо:
   — А почему Гильяно взрывает трамваи, в которых ездят полицейские?
   Инспектор Веларди повернул голову.
   — Потому что Рим по глупости арестовал его отца и мать за сотрудничество с известным преступником, их собственным сыном. Республика не отменила фашистских законов.
   — Мой брат дон Кроче договорился об их освобождении, — не без гордости сказал отец Беньямино. — О, брат очень сердился на Рим.
   Боже, подумал Майкл, дон Кроче сердился на Рим? Какого черта значил этот дон Кроче, если не считать, что он pezzonovante, главарь мафии.
   Машина остановилась перед зданием розового цвета длиною в целый квартал. Каждый из его углов украшали голубые башенки. Перед входом с натянутым над ним широким навесом в зеленую полоску, на котором значилось “Гостиница Умберто”, стояли два швейцара в ослепительных униформах с золотыми пуговицами. Но это великолепие не привлекло взгляда Майкла.
   Наметанным глазом он окинул улицу перед гостиницей. Заметил по крайней мере десяток охранников, прохаживающихся парами или облокотившихся на металлические перила. Люди эти и не скрывали, для чего они тут. Под расстегнутыми пиджаками виднелись револьверы. Когда Майкл вылез из машины, двое из них, с тонкими сигарами в зубах, на мгновенье заслонили проход, внимательно его оглядывая, словно прикидывая, какая потребуется могила. На инспектора Веларди и других они не обратили внимания.
   Когда их группа вошла в гостиницу, охранники заблокировали за ними вход. Еще четверо, оказавшихся в вестибюле, провели их по длинному коридору. Они держались так горделиво, словно служили во дворце у императора.
   Конец коридора перегораживала двойная массивная дубовая дверь. Человек, восседавший в высоком, троноподобном кресле, поднялся и отпер дверь бронзовым ключом. Он поклонился, одарив при этом отца Беньямино заговорщической улыбкой.
   Перед ними открылась анфилада пышных комнат; за распахнутыми окнами простирался роскошный сад, из которого доносилось благоухание лимонных деревьев. Когда они вошли, Майкл заметил, что у двери с внутренней стороны дежурят двое. Интересно, подумал Майкл, почему так охраняют дона Кроче? Он друг Гильяно, но он и доверенное лицо министра юстиции в Риме, поэтому ему нечего опасаться карабинеров, заполнявших Палермо. Тогда кого и чего боится великий дон? Кто его враг?
   Мебель гостиной когда-то предназначалась для итальянского дворца — кресла гигантских размеров, диваны, длиной и шириной похожие на корабли, массивные мраморные столы, словно украденные из музеев. Они служили хорошим фоном человеку, вышедшему им навстречу из сада.
   Он раскрыл объятия Майклу Корлеоне. Стоя, дон Кроче был что в ширину, что в высоту почти одинаковым. Массивную львиную голову венчали тщательно подстриженные густые, с сединой, вьющиеся, как у негра, волосы. Глаза темные, как у ящерицы, — словно две изюминки, вставленные над мясистыми щеками. Щеки эти — два больших куска красного дерева; левая — гладкая, другая — набрякшая, со складкой. Рот был удивительно аккуратный, над ним — тонкие усики. Главным в лице был крупный, горбатый, как у императоров, нос.
   Однако все, что было ниже этой императорской головы, принадлежало крестьянину. Могучую талию его охватывали огромные, плохо сидящие брюки на широких светлых подтяжках. На нем была необъятная, свежевыстиранная, но неглаженая рубашка. Ни галстука, ни пиджака не было, и он ступал по мраморному полу босыми ногами.
   Он совсем не походил на человека, который “клевал” с каждого делового предприятия в Палермо, вплоть до последней рыночной стойки на площади. Трудно было поверить, что он повинен в тысяче смертей. Что Западной Сицилией правит скорее он, чем римское правительство. И что он богаче, чем герцоги и бароны, владевшие огромными поместьями на Сицилии.
   Порывисто обняв Майкла, он сказал:
   — Я знал твоего отца, когда мы еще были детьми. Я рад, что у него такой хороший сын.
   Затем поинтересовался, как добрался до него гость и не нуждается ли в чем. Майкл улыбнулся и сказал, что его устроил бы кусочек хлеба и капля вина. Дон Кроче тут же повел его в сад, потому что, как все сицилийцы, он ел по возможности на открытом воздухе.
   Стол был накрыт у лимонного дерева. Он блистал изысканным стеклом и белоснежными скатертями. Слуги отодвинули широкие бамбуковые кресла. Дон Кроче оживленно и учтиво рассаживал гостей за столом; он выглядел моложе, чем был на самом деле, а ему уже шел седьмой десяток. Он посадил Майкла по правую руку от себя, а своего брата — священника — по левую. Инспектора Веларди и Стефана Андолини поместил напротив и вообще относился к ним с некоторым холодком.
   Все сицилийцы — любители поесть, и одна из немногих шуток, которые люди позволяли себе относительно дона Кроче, гласила, что он сначала набьет живот, а уж потом пойдет бить врага. Вот и теперь он сидел с благостной, довольной улыбкой, держа наготове нож и вилку, пока слуги носили еду. Майкл оглядел сад. Его опоясывала высокая каменная стена, и по крайней мере с десяток охранников сидели за маленькими столиками, но не более двух за каждым, причем достаточно далеко, чтобы не докучать дону Кроче и его собеседникам. В саду стоял запах лимонных деревьев и оливкового масла.
   Дон Кроче самолично угощал Майкла: положил жареного цыпленка и картофель на его тарелку, проследил за тем, как посыпали тертым сыром спагетти на другой тарелочке поменьше, наполнил его бокал мутноватым белым вином местного производства. В его действиях чувствовалась искренняя забота, заинтересованность в том, чтобы его новый друг хорошо поел и попил. Майкл проголодался, он не прикасался к еде с самого утра, так что дон то и дело угощал его. При этом он внимательно наблюдал за трапезой остальных гостей, и по его знаку слуга то и дело доливал бокал или наполнял пустую тарелку.
   Наконец они покончили с едой, и, потягивая кофе, дон приготовился перейти к делу.
   — Значит, ты собираешься помочь нашему другу Гильяно убежать в Америку, — сказал он Майклу.
   — Таковы мои инструкции, — ответил Майкл. — Я должен обеспечить его приезд в Америку без всяких злоключений.
   Дон Кроче кивнул, на крупном лице цвета красного дерева царило сонное удовлетворенное выражение обжоры. Его вибрирующий высокий голос явно не соответствовал лицу и телу.
   — Мы с твоим отцом обо всем договорились, я должен был передать тебе Сальваторе Гильяно. Однако ничто в жизни не идет гладко, всегда что-то случается. Теперь мне трудно сдержать обещание. — Он поднял руку, не давая Майклу прервать себя. — И я не виноват. Своей позиции я не изменил. Но Гильяно больше никому не доверяет, даже мне. На протяжении многих лет, с самого первого дня, когда он оказался вне закона, я помогал ему выжить; мы действовали совместно. С моей помощью он стал самым известным человеком на Сицилии, хотя ему сейчас всего лишь двадцать семь лет. Но его время прошло. Пять тысяч итальянских солдат и полицейских рыщут по горам. А он все равно отказывается положиться на меня.
   — Тогда и я ничем не смогу ему помочь, — сказал Майкл. — Мне приказано ждать не более семи дней, после чего я должен отправиться в Америку.
   Но и говоря это, он не мог понять, почему для отца так важен побег Гильяно. После стольких лет изгнания Майклу ужасно хотелось домой, он беспокоился о здоровье отца. Когда он бежал из Америки, отец лежал тяжело раненный в больнице. Уже после его бегства убили старшего брата Сонни. Семья Корлеоне вела отчаянную борьбу за существование с Пятью семействами Нью-Йорка. Борьбу, которая перекинулась из Америки в самый центр Сицилии, где убили молодую жену Майкла. Правда, посыльные от отца приносили известия, что старый дон оправился от ран, что он помирился с Пятью семействами и устроил так, что с Майкла сняли все обвинения. Майкл знал, что отец ждет его приезда и хочет сделать его своим заместителем. Что вся семья горит нетерпением увидеть его — сестра Конни, брат Фредди, сводный брат Том Хейген и бедная мать, которая наверняка все еще оплакивает смерть Сонни. Одно оставалось неясным: почему отец задерживает его возвращение? Причиной могло быть только что-то чрезвычайно важное, связанное с Гильяно.
   Внезапно Майкл заметил, с каким вниманием холодные голубые глаза инспектора Веларди изучают его. На тонком аристократическом лице было написано презрение, словно Майкл проявил трусость.
   — Потерпи, — сказал дон Кроче. — Наш друг Андолини служит связным между мной, Гильяно и его семьей. Обдумаем все вместе. По дороге отсюда ты посетишь отца и мать Гильяно в Монтелепре — это по пути в Трапани. — Он замолчал на мгновение и улыбнулся — улыбка даже не дошла до толстых щек. — Мне рассказали о твоих планах. Всех.
   Он произнес это подчеркнуто, но, подумал Майкл, вряд ли он посвящен во все планы. Крестный отец никогда никому всего не рассказывал.
   А дон Кроче ровным голосом продолжал:
   — Все мы, кто любит Гильяно, согласны по двум пунктам. Он больше не может оставаться на Сицилии и должен эмигрировать в Америку. Инспектор Веларди думает так же.
   — Даже для Сицилии это странно, — сказал Майкл с улыбкой. — Инспектор — глава тайной полиции и обязан схватить Гильяно.
   Дон Кроче засмеялся коротким, механическим смешком:
   — Кто может понять Сицилию? Но в данном случае все просто. Рим предпочитает, чтобы Гильяно преспокойно жил в Америке, а не выкрикивал обвинения со скамьи подсудимых в палермском суде. Это все политика.
   Майкл стал в тупик. Ему было очень не по себе. Ситуация развивалась не по плану.
   — Почему инспектор Веларди заинтересован, чтобы он скрылся? Мертвый Гильяно не представляет никакой опасности.
   — Это уж мое дело, — презрительно бросил инспектор Веларди. — Но дон Кроче любит его, как родного сына.
   Стефан Андолини злобно воззрился на инспектора. Отец Беньямино опустил голову и отхлебнул из бокала. Но дон Кроче строго взглянул на инспектора:
   — Мы тут все друзья, мы должны рассказать Майклу правду. Гильяно держит крапленую карту. У него есть дневник, который он называет своим Завещанием. В нем содержатся доказательства, что правительство в Риме — некоторые чиновники — помогали ему, когда он разбойничал, во имя собственных целей, целей политических. Если этот документ станет известен, правительство христианских демократов падет и Италией будут управлять социалисты и коммунисты. Инспектор Веларди согласен со мной, что нужно сделать все возможное, чтобы предотвратить это. Так что он готов помочь Гильяно скрыться вместе с Завещанием при условии, что оно не будет опубликовано.
   — Вы видели это Завещание? — спросил Майкл. Интересно, знал ли об этом отец. В инструкциях такой документ никогда не упоминался.
   — Я знаю его содержание, — сказал дон Кроче.
   — Если бы решал я, то приказал бы убить Гильяно, и плевать на Завещание, — резко сказал инспектор Веларди.
   Стефан Андолини взглянул на инспектора с такой откровенной и неистовой ненавистью, что Майкл понял: этот человек столь же опасен, как и сам дон Кроче. Андолини сказал:
   — Гильяно никогда не сдастся, и ты не тот человек, который уложит его в могилу. Лучше побереги себя.
   Дон Кроче поднял руку, и за столом воцарилось молчание.
   Он медленно заговорил, обращаясь к Майклу и игнорируя остальных:
   — Возможно, я не смогу сдержать обещания, данного твоему отцу, и не передам тебе Гильяно. Почему дон Корлеоне связывается с этим делом, сказать не берусь. Можно не сомневаться, у него есть на то свои причины, и причины веские. Но что я могу поделать? Сегодня после обеда отправляйся к родителям Гильяно, убеди их, что сын должен довериться мне, и напомни этим славным людям, что именно я освободил их из тюрьмы. — Он помолчал. — Может быть, тогда мы сумеем помочь их сыну.
   За время ссылки и скитаний у Майкла развился животный инстинкт — ощущение надвигающейся опасности. Ему не нравился инспектор Веларди, он опасался жестокого Стефана Андолини, отец Беньямино приводил его в содрогание. Но наиболее тревожные сигналы в его мозг поступали от дона Кроче.
   Все сидевшие за столом, даже собственный брат дона Кроче отец Беньямино, понижали голос, когда разговаривали с ним. Они пригибались к нему в ожидании его слов, даже переставали жевать. Слуги вертелись вокруг него, словно вокруг солнца, охранники, разбросанные по саду, не выпускали его из поля зрения, готовые по команде вскочить и разорвать любого на куски.
   — Дон Кроче, я здесь, чтобы следовать вашим пожеланиям, — сказал осторожно Майкл.
   Дон с удовлетворением кивнул крупной головой, барственно сложил руки на животе и сказал громким тенором:
   — Мы должны быть абсолютно откровенны друг с другом. Скажи мне, как ты планируешь вывезти Гильяно? Говори со мной, как сын с отцом.
   Майкл бросил взгляд на инспектора Веларди. Он никогда не будет откровенен в присутствии главы тайной полиции Сицилии. Дон Кроче тут же все понял.
   — Инспектор Веларди во всем следует моим советам, — сказал он. — Можешь доверять ему так же, как и мне.
   Майкл поднес к губам бокал с вином. Поверх его кромки он видел наблюдавшую за ними охрану — зрителей на спектакле. Он заметил, как исказилось лицо инспектора Веларди, которому не понравились слова дона при всей их дипломатичности; из них явствовало, что дон Кроче командовал и им, и его службой. Майкл увидел неодобрительное выражение на жестоком большегубом лице Стефана Андолини. Лишь отец Беньямино, не желая раскрываться под его взглядом, сидел, склонив голову. Майкл выпил бокал мутноватого белого вина, и слуга немедленно наполнил его вновь. Внезапно сад показался Майклу опасным местом.
   Он нутром чувствовал, что сказанное доном Кроче не может быть правдой. Почему все они за этим столом должны доверять начальнику тайной полиции Сицилии? И станет ли доверять ему Гильяно? “История Сицилии нашпигована предательством”, — мрачно подумал Майкл. Он вспомнил свою убитую жену. Так почему же дон Кроче так доверчив? И почему такие меры безопасности вокруг него? Дон Кроче — глава мафии. У него самые влиятельные связи в Риме, и, по сути, он является неофициальным представителем правительства на Сицилии. Тогда чего же боится дон Кроче? Он мог бояться только Гильяно.
   Но дон внимательно наблюдал за ним. И Майкл постарался говорить как можно искреннее:
   — Мой план очень прост. Я буду ждать в Трапани, пока мне привезут Сальваторе Гильяно. Вы и ваши люди. Быстроходный катер доставит нас в Африку. Соответствующие документы у нас, конечно, будут. Из Африки мы полетим в Америку, где все организовано, чтобы мы прошли пограничный контроль без обычных формальностей. Надеюсь, что это будет просто. — Он помолчал. — Если у вас нет другой идеи.
   Дон вздохнул и отпил из бокала вина. Затем уперся взглядом в Майкла. И заговорил медленно, с нажимом.
   — Сицилия — это трагический остров, — сказал он. — Доверия здесь нет. Порядка нет. Зато полно насилия и предательства. Ты смотришь подозрительно, мой юный друг, и абсолютно прав. То же делает и наш Гильяно. Разреши сказать тебе следующее: Тури Гильяно не выжил бы без моей защиты; он и я — как два пальца на одной руке. А теперь он считает меня своим врагом. О, ты же знаешь, какую скорбь это вселяет в меня. Я только и мечтаю о том, чтобы Тури Гильяно мог вернуться к своей семье. Он — истинный христианин и смелый человек. И с таким отзывчивым сердцем, что завоевал любовь всех сицилийцев. — Дон Кроче умолк и допил бокал. — Но судьба повернулась спиной к нему. С горсткой людей в горах он противостоит армии, которую Италия послала против него. И на каждом углу его предают. Так что он никому не доверяет, даже себе.

Читать книгу Сицилиец Марио Пьюзо : онлайн чтение

Марио Пьюзо
Сицилиец

Mario Puzo

THE SICILIAN

© Т. Кудрявцева, Н. Изосимова, перевод на русский язык, 2010

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2010

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес

Книга I
Майкл Корлеоне

Посвящается Кэрол


Глава 01

Майкл Корлеоне стоял на длинном деревянном причале в Палермо и наблюдал, как большой океанский лайнер отправлялся в Америку. Ему предстояло отплыть на этом корабле, однако от отца поступили новые инструкции.

Он помахал на прощание людям в маленькой рыбацкой лодке, которые привезли его на этот причал, – людям, охранявшим его все эти годы. Рыбацкая лодка плыла по белесому следу за кормой океанского лайнера, словно храбрая маленькая уточка за матерью. Люди на ее борту помахали в ответ – он их больше никогда не увидит.

По причалу сновали рабочие в кепках и мешковатых штанах, они разгружали корабли, загружали грузовики, стоявшие на длинном причале. Эти жилистые, небольшого роста люди в приплюснутых, прикрывавших лица кепках походили скорее на арабов, чем на итальянцев. Среди них были и его новые телохранители, которые обеспечат его безопасность до того, как он встретится с доном Кроче Мало, Capo di Capi, главою мафии. Здесь, на Сицилии, их именуют «Друзьями друзей». Для газет всего мира они – мафия, но на Сицилии слово «мафия» никогда не слетает с уст рядовых граждан. Так же, как никогда не скажут про дона Кроче Мало «Capo di Capi», а только – «Добрая душа».

Во время своей двухлетней ссылки на Сицилии Майкл слышал много рассказов о доне Кроче, иной раз настолько фантастических, что в существование такого человека верилось с трудом. Однако полученные от отца инструкции были недвусмысленны: ему приказано отобедать с доном Кроче сегодня. Они должны договориться о побеге с Сицилии известного разбойника Сальваторе Гильяно.

Майкл Корлеоне не мог уехать с Сицилии без него.

Не далее чем в пятидесяти метрах от причала на узкой улочке стоял большой черный автомобиль. Перед ним маячили трое – они казались темными прямоугольниками на фоне ослепительного полотна солнечного света. Майкл направился к ним. На минуту остановился, чтобы закурить сигарету и взглянуть на город.

Палермо раскинулся на дне чаши, образованной когда-то действовавшим вулканом, с трех сторон его окружали горы, а с четвертой он вырывался к ослепительной голубизне Средиземного моря. Город мерцал в золотых лучах сицилийского полуденного солнца. По земле словно змеился красный свет – казалось, это следы крови, пролитой на сицилийской земле за многие столетия. Золотые лучи солнца ласкали величественные мраморные колонны греческих храмов, стройные мусульманские минареты, причудливую вязь на фасадах испанских соборов; на склоне далекого холма виднелась мрачная зубчатая стена древнего норманнского замка. Наследие самых разных и жестоких военных правителей на Сицилии можно обнаружить еще и с более ранних, предшествовавших Рождеству Христову времен.

Там, дальше, за стенами замка, остроконечные горы держали чуть изнеженный Палермо в смертельном объятии, словно они вместе молитвенно преклоняли колени, натянув веревку, туго обмотанную вокруг шеи города. В вышине бесчисленные красноватые ястребки носились по хрустально-голубому небу.

Майкл направился к трем мужчинам, ждавшим его в конце причала. На черных прямоугольниках стали выделяться лица и фигуры. С каждым шагом он различал их все четче, а они как бы расступались, расходились, словно хотели при встрече окружить его со всех сторон.

Все трое знали историю Майкла. Знали, что он младший сын великого американского дона Корлеоне, Крестного отца, чья власть простиралась даже на Сицилию. Знали, что Майкл убил полицейского в Нью-Йорке, расправляясь с противником империи Корлеоне. Знали, что из-за убийства ему пришлось бежать и скрываться на Сицилии и что теперь наконец, когда вопрос «улажен», он намеревается вернуться домой и занять место принца-наследника в семействе Корлеоне. Они смотрели на Майкла, на то, как он быстро и легко движется, как все осторожно оглядывает, какой у него изможденный вид человека, знавшего и страдания, и опасность. Он, безусловно, был достоин уважения.

Когда Майкл сошел с причала, первым его приветствовал священник в сутане, обтягивавшей пухлые телеса, и в фетровой грязной шляпе. Белый воротничок священника припорошен был рыжей сицилийской пылью, но лицо над ним выглядело по-мирски упитанным.

Отец Беньямино Мало, брат великого дона Кроче, держался застенчиво и благочестиво, он был предан своему прославленному родственнику, ни разу не смутившись, что носит дьявола у самого сердца. Недоброжелатели намекали, что он передает дону Кроче даже тайны исповедей.

Пожимая руку Майкла, отец Беньямино нервно улыбался и, кажется, был приятно удивлен, вздохнув с облегчением при виде дружелюбной улыбки Майкла, совсем не походившей на улыбку убийцы.

Второй поздоровался не столь сердечно, хотя и достаточно вежливо. Это был инспектор Фредерико Веларди, глава тайной полиции всей Сицилии. У единственного из троих на его лице не сияла приветственная улыбка. Он казался худым и слишком хорошо одетым для человека на государственном жалованье. Холодные голубые глаза выдавали его родство с норманнскими завоевателями. Инспектор Веларди не испытывал никакой любви к американцу, убившему высокопоставленного полицейского. От такого и на Сицилии можно ожидать чего-нибудь в том же духе. Веларди пожал Майклу руку, словно скрестил шпаги.

Третий был выше ростом и крупнее – рядом с двумя другими он казался огромным. Цепко обхватив руку Майкла, он притянул его к себе и заключил в объятия.

– Брат Майкл, – сказал он, – добро пожаловать в Палермо. – И посмотрел на Майкла дружелюбным, но настороженным взглядом. – Я – Стефан Андолини, мы с твоим отцом вместе росли в Корлеоне. Я ведь тебя в Америке ребенком видел. Помнишь меня?

Как ни странно, но Майкл помнил. Ибо Стефан Андолини – редчайший случай для сицилийца – рыжий. Это было его проклятьем, поскольку сицилийцы считают рыжим Иуду. Да и лицо его невозможно было забыть. Рот – огромный, неправильной формы, с толстыми губами, похожими на куски мяса с кровью, над ним – волосатые ноздри и глубоко сидящие глаза. Хоть он и улыбался, его лицо наводило на мысль об убийстве.

При взгляде на священника Майкл сразу понял, что к чему. Но присутствие инспектора Веларди его удивило. Андолини, выполняя родственные обязанности, старательно объяснил Майклу официальный статус инспектора. Майкл насторожился. Что он здесь делает? Веларди считался одним из самых беспощадных охотников за Сальваторе Гильяно. Инспектор и Стефан Андолини явно не любили друг друга; они вели себя с подчеркнутой вежливостью – словно люди, готовящиеся к смертельной дуэли.

Шофер открыл дверцу машины. Отец Беньямино и Стефан Андолини, слегка похлопав Майкла по плечу, заставили его сесть сзади. Отец Беньямино с христианским смирением настаивал, чтобы Майкл сел у окна, а он – в середине, так как Майкл тогда сможет увидеть красоты Палермо. Третьим на заднее сиденье сел Андолини. Инспектор уже успел вскочить в машину рядом с шофером. Майкл заметил, что он держит ручку двери, чтобы можно было моментально ее открыть. В голове Майкла мелькнула мысль: вероятно, отец Беньямино забрался в середину, чтобы не стать мишенью.

Машина, словно большой черный дракон, медленно пробиралась по улицам Палермо. Вдоль проспекта стояли элегантные дома в мавританском стиле, массивные общественные здания с греческими колоннами, испанские соборы. Частные дома, выкрашенные голубой, белой, желтой краской, на фасадах – балконы, свешивавшиеся с них цветы образовывали над головой как бы еще одну дорогу. Это было бы прелестное зрелище, если б не отряды карабинеров – итальянской государственной полиции, – которые стояли на каждом углу с винтовками на изготовку. Карабинеры находились и наверху, на балконах.

Их машина явно выделялась среди повозок, особенно сельских, запряженных мулами, в основном везших свежие продукты из деревень. Повозки эти – каждая деталь их, вплоть до спиц и оглобель, – были выкрашены в веселые, яркие цвета. На боковых стенках многих из них – изображения рыцарей в шлемах и королей в коронах: сцены из легенд о Карле Великом и Роланде, этих древних героях сицилийского фольклора. Но на некоторых повозках под изображением красивого юноши в молескиновых штанах и белой безрукавке, с пистолетами за поясом и винтовкой через плечо Майкл видел надпись в две строчки, которая всегда оканчивалась большими красными буквами – ГИЛЬЯНО.

Во время своей ссылки на Сицилии Майкл немало слышал о Сальваторе Гильяно. Его имя все время мелькало в газетах. Люди повсюду говорили о нем. Жена Майкла Аполлония однажды призналась, что каждую ночь молится за Гильяно, за него молились почти все дети и молодежь Сицилии. Они обожали его – ведь он был одним из них, такими все они мечтали стать. Хотя ему не было и тридцати, он считался великим военачальником, так как сумел одолеть посланные против него отряды карабинеров. Гильяно был красив и добр, ибо раздавал большую часть своих преступных доходов бедным. Он был благороден и никогда не разрешал участникам своего отряда приставать к женщинам или священникам. Если казнили доносчика или предателя, он всегда давал жертве помолиться и очистить свою душу, чтобы прийти к согласию с правителями мира иного. Все это Майкл уже знал.

Они свернули с проспекта, и взгляд Майкла привлекла огромная надпись, сделанная черными буквами на одном из домов. Он успел заметить в верхней строчке слово «Гильяно». Отец Беньямино наклонился к окну и сказал:

– Это одна из прокламаций Гильяно. Несмотря ни на что, ночью он по-прежнему правит в Палермо.

– А о чем она? – спросил Майкл.

– Он разрешает жителям Палермо вновь ездить на трамваях, – ответил отец Беньямино.

– Он разрешает? – улыбнулся Майкл. – Разбойник разрешает?

Стефан Андолини в противоположной стороне салона рассмеялся.

– Дело в том, что на трамваях ездят карабинеры, и Гильяно их взрывает. Поначалу он предупредил жителей, чтобы они не пользовались трамваями. А теперь обещает больше не взрывать.

Майкл спросил сухо:

– А почему Гильяно взрывает трамваи, в которых ездят полицейские?

Инспектор Веларди повернул голову:

– Потому что Рим по глупости арестовал его отца и мать за сотрудничество с известным преступником, их собственным сыном. Республика не отменила фашистских законов.

– Мой брат дон Кроче договорился об их освобождении, – не без гордости сказал отец Беньямино. – О, брат очень сердился на Рим.

Боже, подумал Майкл, дон Кроче сердился на Рим? Какого черта значил этот дон Кроче, если не считать, что он pezzonovante, главарь мафии.

Машина остановилась перед зданием розового цвета длиною в целый квартал. Каждый из его углов украшали голубые башенки. Перед входом с натянутым над ним широким навесом в зеленую полоску, на котором значилось «Гостиница «Умберто», стояли два швейцара в ослепительных униформах с золотыми пуговицами. Но это великолепие не привлекло взгляда Майкла.

Наметанным глазом он окинул улицу перед гостиницей. Заметил по крайней мере десяток охранников, прохаживающихся парами или облокотившихся на металлические перила. Люди эти и не скрывали, для чего они тут. Под расстегнутыми пиджаками виднелись револьверы. Когда Майкл вылез из машины, двое из них, с тонкими сигарами в зубах, на мгновение заслонили проход, внимательно его оглядывая, словно прикидывая, какая потребуется могила. На инспектора Веларди и других они не обратили внимания.

Когда их группа вошла в гостиницу, охранники заблокировали за ними вход. Еще четверо, оказавшиеся в вестибюле, провели их по длинному коридору. Они держались так горделиво, словно служили во дворце у императора.

Конец коридора перегораживала двойная массивная дубовая дверь. Человек, восседавший в высоком, троноподобном кресле, поднялся и отпер дверь бронзовым ключом. Он поклонился, одарив при этом отца Беньямино заговорщической улыбкой.

Перед ними открылась анфилада пышных комнат; за распахнутыми окнами простирался роскошный сад, из которого доносилось благоухание лимонных деревьев. Когда они вошли, Майкл заметил, что у двери с внутренней стороны дежурят двое. Интересно, подумал Майкл, почему так охраняют дона Кроче? Он друг Гильяно, но он и доверенное лицо министра юстиции в Риме, поэтому ему нечего опасаться карабинеров, заполнявших Палермо. Тогда кого и чего боится великий дон? Кто его враг?

Мебель гостиной когда-то предназначалась для итальянского дворца – кресла гигантских размеров, диваны, длиной и шириной похожие на корабли, массивные мраморные столы, словно украденные из музеев. Они служили хорошим фоном человеку, вышедшему им навстречу из сада.

Он раскрыл объятия Майклу Корлеоне. Стоя дон Кроче был что в ширину, что в высоту почти одинаковым. Массивную львиную голову венчали тщательно подстриженные густые, с сединой, вьющиеся, как у негра, волосы. Глаза темные, как у ящерицы, – словно две изюминки, вставленные над мясистыми щеками. Щеки эти – два больших куска красного дерева; левая – гладкая, другая – набрякшая, со складкой. Рот был удивительно аккуратный, над ним – тонкие усики. Главным в лице был крупный, горбатый, как у императоров, нос.

Однако все, что было ниже этой императорской головы, принадлежало крестьянину. Могучую талию его охватывали огромные, плохо сидящие брюки на широких светлых подтяжках. На нем была необъятная, свежевыстиранная, но неглаженая рубашка. Ни галстука, ни пиджака не было, и он ступал по мраморному полу босыми ногами.

Он совсем не походил на человека, который «клевал» с каждого делового предприятия в Палермо, вплоть до последней рыночной стойки на площади. Трудно было поверить, что он повинен в тысяче смертей. Что Западной Сицилией правит скорее он, чем римское правительство. И что он богаче, чем герцоги и бароны, владевшие огромными поместьями на Сицилии.

Порывисто обняв Майкла, он сказал:

– Я знал твоего отца, когда мы еще были детьми. Я рад, что у него такой хороший сын.

Затем поинтересовался, как добрался до него гость и не нуждается ли в чем. Майкл улыбнулся и сказал, что его устроил бы кусочек хлеба и капля вина. Дон Кроче тут же повел его в сад, потому что, как все сицилийцы, он ел по возможности на открытом воздухе.

Стол был накрыт у лимонного дерева. Он блистал изысканным стеклом и белоснежными скатертями. Слуги отодвинули широкие бамбуковые кресла. Дон Кроче оживленно и учтиво рассаживал гостей за столом; он выглядел моложе, чем был на самом деле, а ему уже шел седьмой десяток. Он посадил Майкла по правую руку от себя, а своего брата – священника – по левую. Инспектора Веларди и Стефана Андолини поместил напротив и вообще относился к ним с некоторым холодком.

Все сицилийцы – любители поесть, и одна из немногих шуток, которые люди позволяли себе относительно дона Кроче, гласила, что он сначала набьет живот, а уж потом пойдет бить врага. Вот и теперь он сидел с благостной, довольной улыбкой, держа наготове нож и вилку, пока слуги носили еду. Майкл оглядел сад. Его опоясывала высокая каменная стена, и по крайней мере с десяток охранников сидели за маленькими столиками, но не более двух за каждым, причем достаточно далеко, чтобы не докучать дону Кроче и его собеседникам. В саду стоял запах лимонных деревьев и оливкового масла.

Дон Кроче самолично угощал Майкла: положил жареного цыпленка и картофель на его тарелку, проследил за тем, как посыпали тертым сыром спагетти на другой тарелочке поменьше, наполнил его бокал мутноватым белым вином местного производства. В его действиях чувствовалась искренняя забота, заинтересованность в том, чтобы его новый друг хорошо поел и попил. Майкл проголодался, он не прикасался к еде с самого утра, так что дон то и дело угощал его. При этом он внимательно наблюдал за трапезой остальных гостей, и по его знаку слуга то и дело доливал бокал или наполнял пустую тарелку.

Наконец они покончили с едой, и, потягивая кофе, дон приготовился перейти к делу.

– Значит, ты собираешься помочь нашему другу Гильяно убежать в Америку, – сказал он Майклу.

– Таковы мои инструкции, – ответил Майкл. – Я должен обеспечить его приезд в Америку без всяких злоключений.

Дон Кроче кивнул, на крупном лице цвета красного дерева царило сонное удовлетворенное выражение обжоры. Его вибрирующий высокий голос явно не соответствовал лицу и телу.

– Мы с твоим отцом обо всем договорились, я должен был передать тебе Сальваторе Гильяно. Однако ничто в жизни не идет гладко, всегда что-то случается. Теперь мне трудно сдержать обещание. – Он поднял руку, не давая Майклу прервать себя. – И я не виноват. Своей позиции я не изменил. Но Гильяно больше никому не доверяет, даже мне. На протяжении многих лет, с самого первого дня, когда он оказался вне закона, я помогал ему выжить; мы действовали совместно. С моей помощью он стал самым известным человеком на Сицилии, хотя ему сейчас всего лишь двадцать семь лет. Но его время прошло. Пять тысяч итальянских солдат и полицейских рыщут по горам. А он все равно отказывается положиться на меня.

– Тогда и я ничем не смогу ему помочь, – сказал Майкл. – Мне приказано ждать не более семи дней, после чего я должен отправиться в Америку.

Но и говоря это, он не мог понять, почему для отца так важен побег Гильяно. После стольких лет изгнания Майклу ужасно хотелось домой, он беспокоился о здоровье отца. Когда он бежал из Америки, отец лежал тяжело раненный в больнице. Уже после его бегства убили старшего брата Санни. Семья Корлеоне вела отчаянную борьбу за существование с Пятью семействами Нью-Йорка. Борьбу, которая перекинулась из Америки в самый центр Сицилии, где убили молодую жену Майкла. Правда, посыльные от отца приносили известия, что старый дон оправился от ран, что он помирился с Пятью семействами и устроил так, что с Майкла сняли все обвинения. Майкл знал, что отец ждет его приезда и хочет сделать его своим заместителем. Что вся семья горит нетерпением увидеть его – сестра Конни, брат Фредди, сводный брат Том Хейген и бедная мать, которая наверняка все еще оплакивает смерть Санни. Одно оставалось неясным: почему отец задерживает его возвращение? Причиной могло быть только что-то чрезвычайно важное, связанное с Гильяно.

Внезапно Майкл заметил, с каким вниманием холодные голубые глаза инспектора Веларди изучают его. На тонком аристократическом лице было написано презрение, словно Майкл проявил трусость.

– Потерпи, – сказал дон Кроче. – Наш друг Андолини служит связным между мной, Гильяно и его семьей. Обдумаем все вместе. По дороге отсюда ты посетишь отца и мать Гильяно в Монтелепре – это по пути в Трапани. – Он замолчал на мгновение и улыбнулся – улыбка даже не дошла до толстых щек. – Мне рассказали о твоих планах. Всех.

Он произнес это подчеркнуто, но, подумал Майкл, вряд ли он посвящен во все планы. Крестный отец никогда никому всего не рассказывал.

А дон Кроче ровным голосом продолжал:

– Все мы, кто любит Гильяно, согласны по двум пунктам. Он больше не может оставаться на Сицилии и должен эмигрировать в Америку. Инспектор Веларди думает так же.

– Даже для Сицилии это странно, – сказал Майкл с улыбкой. – Инспектор – глава тайной полиции и обязан схватить Гильяно.

Дон Кроче засмеялся коротким, механическим смешком:

– Кто может понять Сицилию? Но в данном случае все просто. Рим предпочитает, чтобы Гильяно преспокойно жил в Америке, а не выкрикивал обвинения со скамьи подсудимых в палермском суде. Это все политика.

Майкл стал в тупик. Ему было очень не по себе. Ситуация развивалась не по плану.

– Почему инспектор Веларди заинтересован, чтобы он скрылся? Мертвый Гильяно не представляет никакой опасности.

– Это уж мое дело, – презрительно бросил инспектор Веларди. – Но дон Кроче любит его, как родного сына.

Стефан Андолини злобно воззрился на инспектора. Отец Беньямино опустил голову и отхлебнул из бокала. Но дон Кроче строго взглянул на инспектора:

– Мы тут все друзья, мы должны рассказать Майклу правду. Гильяно держит крапленую карту. У него есть дневник, который он называет своим Завещанием. В нем содержатся доказательства, что правительство в Риме – некоторые чиновники – помогали ему, когда он разбойничал, во имя собственных целей, целей политических. Если этот документ станет известен, правительство христианских демократов падет и Италией будут управлять социалисты и коммунисты. Инспектор Веларди согласен со мной, что нужно сделать все возможное, чтобы предотвратить это. Так что он готов помочь Гильяно скрыться вместе с Завещанием при условии, что оно не будет опубликовано.

– Вы видели это Завещание? – спросил Майкл. Интересно, знал ли об этом отец. В инструкциях такой документ никогда не упоминался.

– Я знаю его содержание, – сказал дон Кроче.

– Если бы решал я, то приказал бы убить Гильяно, и плевать на Завещание, – резко сказал инспектор Веларди.

Стефан Андолини взглянул на инспектора с такой откровенной и неистовой ненавистью, что Майкл понял: этот человек столь же опасен, как и сам дон Кроче. Андолини сказал:

– Гильяно никогда не сдастся, и ты не тот человек, который уложит его в могилу. Лучше побереги себя.

Дон Кроче поднял руку, и за столом воцарилось молчание. Он медленно заговорил, обращаясь к Майклу и игнорируя остальных:

– Возможно, я не смогу сдержать обещания, данного твоему отцу, и не передам тебе Гильяно. Почему дон Корлеоне связывается с этим делом, сказать не берусь. Можно не сомневаться, у него есть на то свои причины, и причины веские. Но что я могу поделать? Сегодня после обеда отправляйся к родителям Гильяно, убеди их, что сын должен довериться мне, и напомни этим славным людям, что именно я освободил их из тюрьмы. – Он помолчал. – Может быть, тогда мы сумеем помочь их сыну.

За время ссылки и скитаний у Майкла развился животный инстинкт – ощущение надвигающейся опасности. Ему не нравился инспектор Веларди, он опасался жестокого Стефана Андолини, отец Беньямино приводил его в содрогание. Но наиболее тревожные сигналы в его мозг поступали от дона Кроче.

Все сидевшие за столом, даже собственный брат дона Кроче отец Беньямино, понижали голос, когда разговаривали с ним. Они пригибались к нему в ожидании его слов, даже переставали жевать. Слуги вертелись вокруг него, словно вокруг солнца, охранники, разбросанные по саду, не выпускали его из поля зрения, готовые по команде вскочить и разорвать любого на куски.

– Дон Кроче, я здесь, чтобы следовать вашим пожеланиям, – сказал осторожно Майкл.

Дон с удовлетворением кивнул крупной головой, барственно сложил руки на животе и сказал громким тенором:

– Мы должны быть абсолютно откровенны друг с другом. Скажи мне, как ты планируешь вывезти Гильяно? Говори со мной, как сын с отцом.

Майкл бросил взгляд на инспектора Веларди. Он никогда не будет откровенен в присутствии главы тайной полиции Сицилии. Дон Кроче тут же все понял.

– Инспектор Веларди во всем следует моим советам, – сказал он. – Можешь доверять ему так же, как и мне.

Майкл поднес к губам бокал с вином. Поверх его кромки он видел наблюдавшую за ними охрану – зрителей на спектакле. Он заметил, как исказилось лицо инспектора Веларди, которому не понравились слова дона при всей их дипломатичности; из них явствовало, что дон Кроче командовал и им, и его службой. Майкл увидел неодобрительное выражение на жестоком большегубом лице Стефана Андолини. Лишь отец Беньямино, не желая раскрываться под его взглядом, сидел, склонив голову. Майкл выпил бокал мутноватого белого вина, и слуга немедленно наполнил его вновь. Внезапно сад показался Майклу опасным местом.

Он нутром чувствовал, что сказанное доном Кроче не может быть правдой. Почему все они за этим столом должны доверять начальнику тайной полиции Сицилии? И станет ли доверять ему Гильяно? История Сицилии нашпигована предательством, мрачно подумал Майкл. Он вспомнил свою убитую жену. Так почему же дон Кроче так доверчив? И почему такие меры безопасности вокруг него? Дон Кроче – глава мафии. У него самые влиятельные связи в Риме, и, по сути, он является неофициальным представителем правительства на Сицилии. Тогда чего же боится дон Кроче? Он мог бояться только Гильяно.

Но дон внимательно наблюдал за ним. И Майкл постарался говорить как можно искреннее:

– Мой план очень прост. Я буду ждать в Трапани, пока мне привезут Сальваторе Гильяно. Вы и ваши люди. Быстроходный катер доставит нас в Африку. Соответствующие документы у нас, конечно, будут. Из Африки мы полетим в Америку, где все организовано, чтобы мы прошли пограничный контроль без обычных формальностей. Надеюсь, что это будет просто. – Он помолчал. – Если у вас нет другой идеи.

Дон вздохнул и отпил из бокала вина. Затем уперся взглядом в Майкла. И заговорил медленно, с нажимом.

– Сицилия – это трагический остров, – сказал он. – Доверия здесь нет. Порядка нет. Зато полно насилия и предательства. Ты смотришь подозрительно, мой юный друг, и абсолютно прав. То же делает и наш Гильяно. Разреши сказать тебе следующее: Тури Гильяно не выжил бы без моей защиты; он и я – как два пальца на одной руке. А теперь он считает меня своим врагом. О, ты же знаешь, какую скорбь это вселяет в меня. Я только и мечтаю о том, чтобы Тури Гильяно мог вернуться к своей семье. Он 

Марио Пьюзо, Сицилиец – читать онлайн полностью – ЛитРес

Mario Puzo

THE SICILIAN

© Т. Кудрявцева, Н. Изосимова, перевод на русский язык, 2010

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2010

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Книга I
Майкл Корлеоне

Посвящается Кэрол


Глава 01

Майкл Корлеоне стоял на длинном деревянном причале в Палермо и наблюдал, как большой океанский лайнер отправлялся в Америку. Ему предстояло отплыть на этом корабле, однако от отца поступили новые инструкции.

Он помахал на прощание людям в маленькой рыбацкой лодке, которые привезли его на этот причал, – людям, охранявшим его все эти годы. Рыбацкая лодка плыла по белесому следу за кормой океанского лайнера, словно храбрая маленькая уточка за матерью. Люди на ее борту помахали в ответ – он их больше никогда не увидит.

По причалу сновали рабочие в кепках и мешковатых штанах, они разгружали корабли, загружали грузовики, стоявшие на длинном причале. Эти жилистые, небольшого роста люди в приплюснутых, прикрывавших лица кепках походили скорее на арабов, чем на итальянцев. Среди них были и его новые телохранители, которые обеспечат его безопасность до того, как он встретится с доном Кроче Мало, Capo di Capi, главою мафии. Здесь, на Сицилии, их именуют «Друзьями друзей». Для газет всего мира они – мафия, но на Сицилии слово «мафия» никогда не слетает с уст рядовых граждан. Так же, как никогда не скажут про дона Кроче Мало «Capo di Capi», а только – «Добрая душа».

Во время своей двухлетней ссылки на Сицилии Майкл слышал много рассказов о доне Кроче, иной раз настолько фантастических, что в существование такого человека верилось с трудом. Однако полученные от отца инструкции были недвусмысленны: ему приказано отобедать с доном Кроче сегодня. Они должны договориться о побеге с Сицилии известного разбойника Сальваторе Гильяно.

Майкл Корлеоне не мог уехать с Сицилии без него.

Не далее чем в пятидесяти метрах от причала на узкой улочке стоял большой черный автомобиль. Перед ним маячили трое – они казались темными прямоугольниками на фоне ослепительного полотна солнечного света. Майкл направился к ним. На минуту остановился, чтобы закурить сигарету и взглянуть на город.

Палермо раскинулся на дне чаши, образованной когда-то действовавшим вулканом, с трех сторон его окружали горы, а с четвертой он вырывался к ослепительной голубизне Средиземного моря. Город мерцал в золотых лучах сицилийского полуденного солнца. По земле словно змеился красный свет – казалось, это следы крови, пролитой на сицилийской земле за многие столетия. Золотые лучи солнца ласкали величественные мраморные колонны греческих храмов, стройные мусульманские минареты, причудливую вязь на фасадах испанских соборов; на склоне далекого холма виднелась мрачная зубчатая стена древнего норманнского замка. Наследие самых разных и жестоких военных правителей на Сицилии можно обнаружить еще и с более ранних, предшествовавших Рождеству Христову времен.

Там, дальше, за стенами замка, остроконечные горы держали чуть изнеженный Палермо в смертельном объятии, словно они вместе молитвенно преклоняли колени, натянув веревку, туго обмотанную вокруг шеи города. В вышине бесчисленные красноватые ястребки носились по хрустально-голубому небу.

Майкл направился к трем мужчинам, ждавшим его в конце причала. На черных прямоугольниках стали выделяться лица и фигуры. С каждым шагом он различал их все четче, а они как бы расступались, расходились, словно хотели при встрече окружить его со всех сторон.

Все трое знали историю Майкла. Знали, что он младший сын великого американского дона Корлеоне, Крестного отца, чья власть простиралась даже на Сицилию. Знали, что Майкл убил полицейского в Нью-Йорке, расправляясь с противником империи Корлеоне. Знали, что из-за убийства ему пришлось бежать и скрываться на Сицилии и что теперь наконец, когда вопрос «улажен», он намеревается вернуться домой и занять место принца-наследника в семействе Корлеоне. Они смотрели на Майкла, на то, как он быстро и легко движется, как все осторожно оглядывает, какой у него изможденный вид человека, знавшего и страдания, и опасность. Он, безусловно, был достоин уважения.

Когда Майкл сошел с причала, первым его приветствовал священник в сутане, обтягивавшей пухлые телеса, и в фетровой грязной шляпе. Белый воротничок священника припорошен был рыжей сицилийской пылью, но лицо над ним выглядело по-мирски упитанным.

Отец Беньямино Мало, брат великого дона Кроче, держался застенчиво и благочестиво, он был предан своему прославленному родственнику, ни разу не смутившись, что носит дьявола у самого сердца. Недоброжелатели намекали, что он передает дону Кроче даже тайны исповедей.

Пожимая руку Майкла, отец Беньямино нервно улыбался и, кажется, был приятно удивлен, вздохнув с облегчением при виде дружелюбной улыбки Майкла, совсем не походившей на улыбку убийцы.

Второй поздоровался не столь сердечно, хотя и достаточно вежливо. Это был инспектор Фредерико Веларди, глава тайной полиции всей Сицилии. У единственного из троих на его лице не сияла приветственная улыбка. Он казался худым и слишком хорошо одетым для человека на государственном жалованье. Холодные голубые глаза выдавали его родство с норманнскими завоевателями. Инспектор Веларди не испытывал ни

Читать онлайн «Сицилиец» автора Пьюзо Марио — RuLit

Toggle navigation
  • Главная
  • Книги
  • Жанры
    • Деловая литература
      • Деловая литература
      • Банковское дело
      • Бизнес
      • Бухучет
      • Другая деловая литература
      • Малый бизнес
      • Маркетинг и реклама
      • Менеджмент
      • Ценные бумаги и инвестиции
      • Экономика
    • Детективы
      • Детективы
      • Другие детективы
      • Иронические детективы
      • Исторические детективы
      • Классические детективы
      • Криминальные детективы
      • Крутой детектив
      • Политические детективы
      • Полицейские детективы
      • Советский детектив
      • Шпионские детективы
    • Детские
      • Детские
      • Детская проза
      • Детская фантастика
      • Детские образовательные
      • Детские остросюжетные
      • Детские приключения
      • Детские стихи
      • Другие детские
      • Зарубежная литература для детей
      • Игры, упражнения для детей
      • Классическая детская литература
      • Книга-игра
      • Русские сказки
      • Сказки народов мира
    • Документальные
      • Документальные
      • Биографии и мемуары
      • Военная документалистика и аналитика
      • Военное дело
      • География, путевые заметки
      • Другие документальные
      • Критика
      • Публицистика
    • Дом и Семья
      • Дом и Семья
      • Автомобили и ПДД
      • Домашние животные
      • Другое домоводство
      • Здоровье
      • Коллекционирование
      • Кулинария
      • Любовь и отношения
      • Развлечения
      • Сад и Огород
      • Сделай сам
      • Спорт
      • Хобби и ремесла
    • Драматургия
      • Драматургия
      • Античная драма
      • Драма
      • Другая драматургия
      • Мистерия, буффонада, водевиль
      • Сценарий
      • Трагедия
    • Другие
      • Другие
      • Подростковая литература
      • Самиздат
      • Фанфик
    • Журналы, газеты
    • Искусство, Культура, Дизайн
      • Искусство, Культура, Дизайн
      • Живопись, альбомы, иллюстрированные каталоги
      • Изобразительное искусство, фотография
      • Искусство и Дизайн
      • Искусствоведение
      • Кино
      • Культурология
      • Мировая художественная культура
      • Музыка
      • Партитуры
      • Скульптура и архитектура
      • Театр
    • Компьютеры и Интернет
      • Компьютеры и Интернет
      • Базы данных
      • Другая компьютерная литература
      • Интернет
      • Компьютерное железо
      • ОС и Сети
      • Программирование
      • Программы
    • Любовные романы
      • Любовные романы
      • Дамский детективный роман
      • Другие любовные романы
      • Исторические любовные романы
      • Короткие любовные романы
      • Любовно-фантастические романы
      • Остросюжетные любовные романы
      • Романы для взрослых
      • Слеш
      • Современные любовные романы
    • Научные
      • Научные
      • Альтернативная медицина
      • Альтернативные науки и научные теории
      • Астрономия
      • Биология
      • Ботаника
      • Ветеринария
      • Военная история
      • Востоковедение
      • Геология и география
      • Деловые
      • Другие научные
      • Зарубежная образовательная литература, зарубежная прикладная
      • Зоология
      • История
      • Лингвистика
      • Литературоведение
      • Математика
      • Медицина
      • Обществознание, социология
      • Педагогика
      • Политика
      • Право
      • Психология
      • Физика
      • Филология
      • Философия
      • Химия
      • Экология
    • Поэзия
      • Поэзия
      • Визуальная и экспериментальная поэзия, верлибры, палиндромы
      • Другая поэзия
      • Классическая зарубежная поэзия
      • Классическая поэзия
      • Классическая русская поэзия
      • Лирика
      • Песенная поэзия
      • Поэзия Востока
      • Поэма, эпическая поэзия
      • Современная зарубежная поэзия
      • Современная поэзия
      • Современная русская поэзия
    • Приключения
      • Приключения
      • Авантюрный роман
      • Вестерны
      • Другие приключения
      • Исторические приключения
      • Морские приключения
      • Приключения в современном мире
      • Приключения про индейцев
      • Природа и животные
      • Путешествия и география
      • Рыцарский роман
    • Проза
      • Проза
      • Афоризмы, цитаты
      • Военная проза
      • Готический роман
      • Другая проза
      • Зарубежная классическая проза
      • Историческая проза
      • Классическая проза
      • Классическая проза XVII-XVIII веков
      • Классическая проза ХIX века
      • Классическая проза ХX века
      • Комиксы
      • Контркультура
      • Магический реализм
      • Малые литературные формы прозы
      • Рассказ
      • Роман, повесть
      • Русская классическая проза
      • Советская классическая проза
      • Современная русская и зарубежная проза
      • Средневековая классическая проза
      • Фантасмагория, абсурдистская проза
      • Экспериментальная, неформатная проза
      • Эпистолярная проза
      • Эссе, очерк, этюд, набросок
    • Религия и духовность
      • Религия и духовность
      • Астрология
      • Буддизм
      • Другая религиозная литература
      • Индуизм
      • Ислам
      • Иудаизм
      • Католицизм
      • Православие
      • Протестантизм
      • Религиоведение
      • Самосовершенствование
      • Христианство
      • Эзотерика
      • Язычество
    • Справочная литература
      • Справочная литература
      • Другие справочники
      • Путеводители, карты, атласы
      • Руководства
      • Словари
      • Справочники
      • Энциклопедии
    • Старинная литература
      • Старинная литература

Книга Сицилиец читать онлайн Марио Пьюзо

Марио Пьюзо. Сицилиец


     Посвящается Кэрол

Книга I

Майкл Корлеоне
1950

Глава 1

     Майкл Корлеоне стоял на длинном деревянном причале в Палермо и наблюдал, как большой океанский лайнер отправлялся в Америку. Ему предстояло

отплыть на этом корабле, однако от отца поступили новые инструкции.
     Он помахал на прощанье людям в маленькой рыбацкой лодке, которые привезли его на этот причал, — людям, охранявшим его все эти годы.

Рыбацкая лодка плыла по белесому следу за кормой океанского лайнера, словно храбрая маленькая уточка за матерью. Люди на ее борту помахали в

ответ — он их больше никогда не увидит.
     По причалу сновали рабочие в кепках и мешковатых штанах, они разгружали корабли, загружали грузовики, стоявшие на длинном причале. Эти

жилистые, небольшого роста люди в приплюснутых, прикрывавших лица кепках походили скорее на арабов, чем на итальянцев. Среди них были и его

новые телохранители, которые обеспечат его безопасность до того, как он встретится с доном Кроче Мало, Саро di Capi, главою мафии. Здесь, на

Сицилии, их именуют «Друзьями друзей». Для газет всего мира они — мафия, но на Сицилии слово «мафия» никогда не слетает с уст рядовых граждан.

Так же, как никогда не скажут про дона Кроче Мало «Саро di Capi», а только — «Добрая душа».
     Во время своей двухлетней ссылки на Сицилии Майкл слышал много рассказов о доме Кроче, иной раз настолько фантастических, что в

существование такого человека верилось с трудом. Однако полученные от отца инструкции были недвусмысленны: ему приказано отобедать с доном Кроче

сегодня. Они должны договориться о побеге с Сицилии известного разбойника Сальваторе Гильяно.
     Майкл Корлеоне не мог уехать с Сицилии без него.
     Не далее чем в пятидесяти метрах от причала на узкой улочке стоял большой черный автомобиль. Перед ним маячили трое — они казались темными

прямоугольниками на фоне ослепительного полотна солнечного света. Майкл направился к ним. На минуту остановился, чтобы закурить сигарету и

взглянуть на город.
     Палермо раскинулся на дне чаши, образованной когда-то действовавшим вулканом, с трех сторон его окружали горы, а с четвертой он вырывался к

ослепительной голубизне Средиземного моря. Город мерцал в золотых лучах сицилийского полуденного солнца. По земле словно змеился красный свет —

казалось, это следы крови, пролитой на сицилийской земле за многие столетия. Золотые лучи солнца ласкали величественные мраморные колонны

греческих храмов, стройные мусульманские минареты, причудливую вязь на фасадах испанских соборов; на склоне далекого холма виднелась мрачная

зубчатая стена древнего норманнского замка. Наследие самых разных и жестоких военных правителей на Сицилии можно обнаружить еще и с более

ранних, предшествовавших рождеству Христову времен.
     Там, дальше, за стенами замка остроконечные горы держали чуть изнеженный Палермо в смертельном объятии, словно они вместе молитвенно

преклоняли колени, натянув веревку, туго обмотанную вокруг шеи города. В вышине бесчисленные красноватые ястребки носились по хрустально-

голубому небу.
     Майкл направился к трем мужчинам, ждавшим его в конце причала. На черных прямоугольниках стали выделяться лица и фигуры. С каждым шагом он

различал их все четче, а они как бы расступались, расходились, словно хотели при встрече окружить его со всех сторон.

Сицилиец – читать онлайн бесплатно


Марио Пьюзо

Сицилиец

Посвящается Кэрол


Книга I

Майкл Корлеоне

1950

Глава 1

Майкл Корлеоне стоял на длинном деревянном причале в Палермо и наблюдал, как большой океанский лайнер отправлялся в Америку. Ему предстояло отплыть на этом корабле, однако от отца поступили новые инструкции.

Он помахал на прощанье людям в маленькой рыбацкой лодке, которые привезли его на этот причал, — людям, охранявшим его все эти годы. Рыбацкая лодка плыла по белесому следу за кормой океанского лайнера, словно храбрая маленькая уточка за матерью. Люди на ее борту помахали в ответ — он их больше никогда не увидит.

По причалу сновали рабочие в кепках и мешковатых штанах, они разгружали корабли, загружали грузовики, стоявшие на длинном причале. Эти жилистые, небольшого роста люди в приплюснутых, прикрывавших лица кепках походили скорее на арабов, чем на итальянцев. Среди них были и его новые телохранители, которые обеспечат его безопасность до того, как он встретится с доном Кроче Мало, Саро di Capi, главою мафии. Здесь, на Сицилии, их именуют «Друзьями друзей». Для газет всего мира они — мафия, но на Сицилии слово «мафия» никогда не слетает с уст рядовых граждан. Так же, как никогда не скажут про дона Кроче Мало «Саро di Capi», а только — «Добрая душа».

Во время своей двухлетней ссылки на Сицилии Майкл слышал много рассказов о доне Кроче, иной раз настолько фантастических, что в существование такого человека верилось с трудом. Однако полученные от отца инструкции были недвусмысленны: ему приказано отобедать с доном Кроче сегодня. Они должны договориться о побеге с Сицилии известного разбойника Сальваторе Гильяно.

Майкл Корлеоне не мог уехать с Сицилии без него.

Не далее чем в пятидесяти метрах от причала на узкой улочке стоял большой черный автомобиль. Перед ним маячили трое — они казались темными прямоугольниками на фоне ослепительного полотна солнечного света. Майкл направился к ним. На минуту остановился, чтобы закурить сигарету и взглянуть на город.

Палермо раскинулся на дне чаши, образованной когда-то действовавшим вулканом, с трех сторон его окружали горы, а с четвертой он вырывался к ослепительной голубизне Средиземного моря. Город мерцал в золотых лучах сицилийского полуденного солнца. По земле словно змеился красный свет — казалось, это следы крови, пролитой на сицилийской земле за многие столетия. Золотые лучи солнца ласкали величественные мраморные колонны греческих храмов, стройные мусульманские минареты, причудливую вязь на фасадах испанских соборов; на склоне далекого холма виднелась мрачная зубчатая стена древнего норманнского замка. Наследие самых разных и жестоких военных правителей на Сицилии можно обнаружить еще и с более ранних, предшествовавших рождеству Христову времен.

Там, дальше, за стенами замка остроконечные горы держали чуть изнеженный Палермо в смертельном объятии, словно они вместе молитвенно преклоняли колени, натянув веревку, туго обмотанную вокруг шеи города. В вышине бесчисленные красноватые ястребки носились по хрустально-голубому небу.

Майкл направился к трем мужчинам, ждавшим его в конце причала. На черных прямоугольниках стали выделяться лица и фигуры. С каждым шагом он различал их все четче, а они как бы расступались, расходились, словно хотели при встрече окружить его со всех сторон.

Все трое знали историю Майкла. Знали, что он младший сын великого американского дона Корлеоне, Крестного отца, чья власть простиралась даже на Сицилию. Знали, что Майкл убил полицейского в Нью-Йорке, расправляясь с противником империи Корлеоне. Знали, что из-за убийства ему пришлось бежать и скрываться на Сицилии и что теперь наконец, когда вопрос «улажен», он намеревается вернуться домой и занять место принца-наследника в семействе Корлеоне. Они смотрели на Майкла, на то, как он быстро и легко движется, как все осторожно оглядывает, какой у него изможденный вид человека, знавшего и страдания и опасность. Он, безусловно, был достоин «уважения».

Когда Майкл сошел с причала, первым его приветствовал священник в сутане, обтягивавшей пухлые телеса, и в фетровой грязной шляпе. Белый воротничок священника припорошен был рыжей сицилийской пылью, но лицо над ним выглядело по-мирски упитанным.

Отец Беньямино Мало, брат великого дона Кроче, держался застенчиво и благочестиво, он был предан своему прославленному родственнику, ни разу не смутившись, что носит дьявола у самого сердца. Недоброжелатели намекали, что он передает дону Кроче даже тайны исповедей.

Пожимая руку Майкла, отец Беньямино нервно улыбался и, кажется, был приятно удивлен, вздохнув с облегчением при виде дружелюбной улыбки Майкла, совсем не походившей на улыбку убийцы.

Второй поздоровался не столь сердечно, хотя и достаточно вежливо. Это был инспектор Фредерико Веларди, глава тайной полиции всей Сицилии. У единственного из троих на его лице не сияла приветственная улыбка. Он казался худым и слишком хорошо одетым для человека на государственном жалованье. Холодные голубые глаза выдавали его родство с норманнскими завоевателями. Инспектор Веларди не испытывал никакой любви к американцу, убившему высокопоставленного полицейского. От такого и на Сицилии можно ожидать чего-нибудь в том же духе. Веларди пожал Майклу руку, словно скрестил шпаги.

Третий был выше ростом и крупнее — рядом с двумя другими он казался огромным. Цепко обхватив руку Майкла, он притянул его к себе и заключил в объятия.

— Брат Майкл, — сказал он, — добро пожаловать в Палермо. — И посмотрел на Майкла дружелюбным, но настороженным взглядом. — Я — Стефан Андолини, мы с твоим отцом вместе росли в Корлеоне. Я ведь тебя в Америке ребенком видел. Помнишь меня?

Как ни странно, но Майкл помнил. Ибо Стефан Андолини — редчайший случай для сицилийца — рыжий. Это было его проклятьем, поскольку сицилийцы считают рыжим Иуду. Да и лицо его невозможно было забыть. Рот — огромный, неправильной формы, с толстыми губами, похожими на куски мяса с кровью, над ним — волосатые ноздри и глубоко сидящие глаза. Хоть он и улыбался, его лицо наводило на мысль об убийстве.

При взгляде на священника Майкл сразу понял, что к чему. Но присутствие инспектора

Марио Пьюзо

Марио Джанлуиджи Пузо (15 октября 1920 г. — 2 июля 1999 г.) был итальянским американским писателем и сценаристом, известным своими романами о мафии, в том числе Крестный отец (1969), который позже был — адаптирован под фильм Фрэнсиса Форда Копполы. Он получил премию Оскар за лучший адаптированный сценарий в 1972 и 1974 годах.

Биография

Пьюзо родился в бедной семье из Пьетрадефузи, провинция Авеллино, Кампания, Италия, живущей в районе Адской кухни в Нью-Йорке.Многие из его книг во многом основаны на этом наследии. После окончания Городского колледжа Нью-Йорка он присоединился к Военно-воздушным силам США во время Второй мировой войны. Из-за его плохого зрения военные не позволили ему выполнять боевые обязанности, но назначили его офицером по связям с общественностью в Германии. В 1950 году его первый рассказ, The Last Christmas , был опубликован в American Vanguard . После войны он написал свою первую книгу The Dark Arena , которая была опубликована в 1955 году.

В период с 1950-х до начала 1960-х Пьюзо работал писателем / редактором в издательской компании Martin Goodman’s Magazine Management Company. Пьюзо вместе с другими писателями, такими как Брюс Джей Фридман, работал в линейке мужских журналов компании с такими популярными названиями, как Male , True Action и Swank . Под псевдонимом Марио Клери Пьюзо написал приключенческие сюжеты Второй мировой войны для True Action .

Самая известная работа Пьюзо, Крестный отец , была впервые опубликована в 1969 году после того, как он услышал анекдоты о мафиозных организациях во время его работы в журналистской прессе.Позже он сказал в интервью Ларри Кингу, что его основной мотивацией было зарабатывать деньги. В конце концов, он уже написал две книги, получившие хорошие отзывы, но не принесшие большого успеха. Как правительственный служащий с пятью детьми он хотел написать что-нибудь, что понравится массам. С бестселлером номер один в течение многих месяцев в New York Times Best Seller List, Марио Пузо нашел свою целевую аудиторию. Позже эта книга была преобразована в фильм Крестный отец режиссера Фрэнсиса Форда Копполы.Фильм получил 11 номинаций на премию Оскар, три из которых были удостоены награды, включая «Оскар» за лучший адаптированный сценарий Пьюзо. Затем Коппола и Пьюзо совместно работали над сиквелами оригинального фильма Крестный отец, часть II и Крестный отец, часть III .

Пьюзо написал первый набросок сценария фильма-катастрофы 1974 года « Землетрясение, », над которым он не смог продолжить работу из-за своей приверженности Крестному отцу, часть II . Пьюзо также написал оригинальный сценарий для фильма Ричарда Доннера Супермен , который в то время также включал сюжет для Супермен II , поскольку они изначально были написаны как один фильм.Он также сотрудничал с историями для фильма 1982 года A Time to Die и фильма Фрэнсиса Форда Копполы 1984 года The Cotton Club .

Пьюзо так и не увидел публикации своей предпоследней книги, Omertà , но рукопись была закончена до его смерти, как и рукопись Семья . Однако в обзоре, первоначально опубликованном в San Francisco Chronicle , Жюль Сигель, тесно сотрудничавший с Пьюзо в Magazine Management Company, предположил, что Omertà , возможно, был завершен «неким бездарным взломом».«Сигел также признает искушение« рационализировать, избегая того, что, вероятно, является правильным анализом — что [Пьюзо] написал его, и это ужасно ».

Пьюзо умер от сердечной недостаточности в пятницу, 2 июля 1999 г., в своем доме на Мэнор-Лейн в Вест-Бэй-Шор, Лонг-Айленд, Нью-Йорк. Его семья сейчас живет в Ист-Ислипе, Нью-Йорк.

Влияние Достоевского

Любимым писателем Пузо был Федор Достоевский. На него глубоко повлияли его книги, особенно «Братья Карамазовы», которые Пузо цитировал в своих книгах: «Темная арена», «Дураки умирают», «Четвертый К» и «Семья».Персонаж Стефано Андолини в «Сицилийском» произошел от главного героя Достоевского — Степана Трофимовича Верховенского в «Бесах». Лука Брази в «Крестном отце» был родом из Раскольникова. Пузо назвал Достоевского своим «личным фаворитом» редактора Джонатана Карпа.

Работ

Романы
  • Темная арена (1955)
  • Удачливый пилигрим (1965)
  • Сбежавшее лето Дэви Шоу (1966)
  • Шесть могил в Мюнхен (1967), как Марио Клери
  • Крестный отец (1969)
  • Дураки умирают (1978)
  • Сицилийский (1984)
  • Четвертый К (1991)
  • Последний Дон (1996)
  • Омерта (2000)
  • Семья (2001) (завершена давней подругой Пьюзо Кэрол Джино)
Нехудожественная литература
  • «Проверьте себя: вы приближаетесь к нервному срыву?» как Марио Клери (1965)
  • Записки крестного отца и другие признания (1972)
  • Внутри Лас-Вегаса (1977)
Короткие истории
  • «Последнее Рождество» (1950)
  • «Остров наслаждений Джона« Рэда »Марстона» Марио Клери (1964)
  • «Дикая молодая невестка Большого Майка» в исполнении Марио Клери (1964)
  • «Шесть миллионов акул-убийц, терроризирующих наши берега» Марио Клери (1966)
  • «Девушки-ловушки в казино из плоти Ривьеры» Марио Клери (1967)
  • «Неубиваемая шестерка» Марио Клери (1967)
  • «Пентхаус« Девушки удовольствия »» Марио Клери (1968)
  • «Закажи Люси на сегодня» Марио Клери (1968)
  • «12 бараков диких блондинок» в роли Марио Клери (1968)
  • «Удивительный побег Чарли Риза из российского лагеря смерти» Марио Клери (1969)
Сценарии
  • Крестный отец (1972)
  • Крестный отец, часть II (1974)
  • Землетрясение (1974)
  • Супермен (1978)
  • Супермен II (1980)
  • Крестный отец, часть III (1990)
  • Христофор Колумб: открытие (1992)
  • Супермен 2: Версия Ричарда Доннера (2006)
  • The Family Corleone (не выпускается)

Марио Пьюзо Сицилиец

Let’s Play Paper Mario: Die Legende vom Äonentor Часть 12: Mario liefert «Zeugs» aus — Die Jobagentur [Deutsch ♦ 100% ♦ Greenscreen ♦ 8K @ 60FPS] ❤️ Meinen Kanal abonnieren: http: // goo.gl / 440Rdg 🤝 Тринкгельд гебен: https://goo.gl/26Zp7U 💪 Mitglied werden: https://goo.gl/QvNJPr 👕 Mein Merch: https://goo.gl/Vfsyb9 ➡️ Meine SPIELE-EMPFEHLUNGEN как партнер GAMESROCKET KAUFEN *: http://bit.ly/369Ccky ➡️ БУМАГА МАРИО 2 КАУФЕН *: https://amzn.to/2TzPH8w ➡️ NINTENDO GAMECUBE KAUFEN *: https://amzn.to/2SoOPE2 📷 Instagram: http://goo.gl/6elst3 🐦 Twitter: https://twitter.com/Domtendo 🎮 ALLE Projekte: http://goo.gl/CKAgty 📝 План загрузки: http://goo.gl/esnTaC ➡️ Плейлист PAPER MARIO 2: https: // bit.ly / 3gkJvLq * = Партнерская ссылка. Ich bekomme für die Verlinkungen eine Umsatzbeteiligung von den Anbietern, ohne dass ihr einen Cent mehr dabei zahlt! ▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬ ✒ ИНФОРМАЦИЯ О SPEZIELL ZU DIESER FOLGE: Später mehr ▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬ ✒ ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ В ZUM SPIEL: Mit dem Erfolg des SNES-Klassikers «Super Mario RPG» завораживает Nintendo, в частности, Super Mario в игре der Lage war, а также в демонстрации полной умственной деятельности Rollenspielgenre Fuß zu fassen und seinen eigenen Stempel aufzudrücken.Mit dem vorläufigen Ende der Kooperation zwischen Square Soft и Nintendo war jedoch klar, dass die ehemaligen Entwickler für keine Fortsetzung zur Verfügung stehen würden. Ein Nachfolger war jedoch schon bald gefunden: Nintendo vertraute Intelligent Systems die Entwicklung einer Fortsetzung an, welche den Arbeitsnamen «Super Mario RPG 2» Trug. Интеллектуальные системы созданы для идеального использования, лучше для Drittentwicklerstudio, чтобы найти NES-Zeiten eng mit Nintendo zusammengearbeitet и эксклюзивный титул с «Fire Emblem» и «Wars» для единой игры.Geplant war es zunächst für das Nintendo 64DD-Disksystem, включает в себя все гибкие диски и другие новые устройства на нормальной скорости Nintendo 64 nötig machte. В этой фазе Entwickelte das Spiel Schließlich eigene Identität und emanzipierte sich vom Gedanken, ein bloßer Nachfolger Super Mario RPGs zu sein. Der einzigartige Grafikstil, den Artdirector Naohiko Aoyama entwarf, hinterließ einen so starken Eindruck, dass das gesamte Spiel в Anlehnung darauf im Westen «Paper Mario» genannt wurde, während es в Японии умирает «нейтрально» без Mario.В jedem Fall war aber klar, dass das Spiel sich nun als etwas gänzlich Neues verstand. Последний титул на Рейхе появился на 11 августа 2000 года. Рота Каваде оставалась как директор zurück und die neue Identität als Paper-Mario-Serie wurde vollständig angenommen, была sich daran zeigte, dass auch der japanische Name nun den Titel enthielt («Paper Mario RPG»). Schließlich wurde das Spiel am 22.Июль 2004 г. в Японии и 12 ноября 2004 г. в Europa veröffentlicht. Seinen Status als Nachfolger zeigt das Spiel durch die Mechanischen Ähnlichkeiten, die es zu seinem Vorgänger aufweist: Mario greift erneut mit Sprüngen oder Hämmern in einem rundenbasierten Kampfsystem an, das durch die Dynami füstemdenis endemementus ; Mario erhält erneut Kraft-Punkte, Blüten-Punkte или Orden-Punkte, wenn er ein neues Level erreicht; Марио стехен ернейт Партнер им Кампф цур Seite, die teilweise die gleiche Rolle wie die Partner im Vorgänger einnehmen; Марио muss erneut sieben Artefakte sammeln, die er braucht, um die final Herausforderung zu meistern, sodass das Spiel erneut in acht Kapiteln gegliedert ist.Gleichzeitig vertieft das Spiel viele der vorgefundenen Mechaniken und bindet sie besser in die Welt ein. Diese gestaltet sich zugleich abwechslungsreicher und bietet nach dem ersten Kapitel, das dem Vorgänger noch sehr gleicht, eine Vielzahl an kreativen Umgebungen und Schauplätzen, die je nach Kapitel eine andere Grundal. Darüber hinaus wird der Бросьте в роль партнера и отличительного персонажа в мире целого и индивидуального Schicksale emoaler dargelegt. Diese Faktoren gemeinsam mit dem einzigartigen Zeichenstil haben dafür gesorgt, dass Paper Mario 2 bis heute mein absolutes Lieblingsspiel ist.Ich freue mich, euch jede einzelne Facette dieses großartigen Spiels näherbringen und euch die ganze Liebe, die in es steckt, beleuchten zu dürfen. ▪ НАЗВАНИЕ: Paper Mario: Die Legende vom Äonentor ▪ ENTWICKLER: Интеллектуальные системы ▪ ИЗДАТЕЛЬ: Nintendo ▪ СИСТЕМА: Nintendo Gamecube ▪ ЖАНР: РПГ ▪ OFFIZIELLE SEITE: https://bit.ly/2zqR7va ▪ DEUTSCHLAND RELEASE: 12.11.2004. ▪ МЕТАССОР: 87% ▪ HASHTAGS: #PaperMario, #PaperMarioTheThousandYearDoor, #SuperMario
  • опубликовано: 4 июн 2020
  • просмотры: 17129

Марио Пузо — сицилиец (крестный отец ii) 🔔 | Статьи

Марио Пьюзо
Сицилийский
КНИГА I
МАЙКЛ Корлеоне
1950
Глава 1
Майкл Корлеоне стоял на длинном деревянном причале в Палермо и наблюдал, как огромный океанский лайнер отправился в Америку.Он должен был плыть на этом корабле, но от отца поступили новые инструкции.
Он помахал на прощание людям на маленькой рыбацкой лодке, которые привели его в этот причал, людям, которые охраняли его все эти годы. Рыбацкая лодка плыла по белому следу океанского лайнера, храбрый утенок преследовал свою мать. Мужчины на нем помахали в ответ; он больше их не увидит.
Сам док был полон суетящихся рабочих в кепках и мешковатой одежде, разгружавших другие корабли и загружавших грузовики, прибывшие в длинный док.Это были невысокие жилистые мужчины, которые больше походили на арабов, чем на итальянцев, в кепках, закрывающих лица. Среди них будут новые телохранители, которые следят за тем, чтобы ему не причинили вреда, прежде чем он встретится с доном Кроче Мало, капо ди Капи из «Друзей друзей», как их называли здесь, на Сицилии. Газеты и внешний мир называли их мафией, но на Сицилии слово «мафия» никогда не слетало с уст простых граждан. Ведь они никогда не назовут дона Кроче Мало Capo di Capi, а только «Доброй душой».
За два года изгнания на Сицилию Майкл слышал много историй о доне Кроче, некоторые из которых были настолько фантастическими, что он почти не поверил в существование такого человека. Но инструкции, переданные от его отца, были четкими: ему было приказано сегодня же пообедать с доном Кроче. И они вдвоем должны были организовать побег с Сицилии величайшего бандита страны Сальваторе Гильяно. Майкл Корлеоне не мог покинуть Сицилию без Гильяно.
В конце пирса, не более чем в пятидесяти ярдах от нас, на узкой улочке была припаркована огромная темная машина.Перед ним стояли трое мужчин — темные прямоугольники, вырезанные из яркой полосы света, падающей от солнца, как стена из золота. Майкл шел к ним

. Он остановился на мгновение, чтобы закурить сигарету и осмотреть город.
Палермо покоился на дне чаши, созданной потухшим вулканом, с трех сторон покрытым горами, а с четвертой уходящей в ослепительно синее Средиземное море. Город мерцал в золотых лучах сицилийского полуденного солнца.Жилы красного света падали на землю, словно отражая кровь, пролитую на земле Сицилии на протяжении бесчисленных столетий. Золотые лучи омывали величественные мраморные колонны греческих храмов, паучьи мусульманские башенки, замысловатые фасады испанских соборов; на далеком склоне холма виднелись зубчатые стены древнего нормандского замка. Все это осталось от разнообразных и жестоких армий, правивших Сицилией еще до рождения Христа. За стенами замка конические горы держали в душных объятиях слегка женственный город Палермо, как будто оба грациозно падали на колени, туго натягивая шнур на шее города.Далеко вверху по сверкающему синему небу носились бесчисленные крошечные красные ястребы.
Майкл подошел к трем мужчинам, ожидавшим его в конце пирса. Черты и тела образованы их черными прямоугольниками. С каждым шагом он мог видеть их все отчетливее, и они, казалось, расслаблялись, расходились друг от друга, словно чтобы окутать его своим приветствием.
Все трое из этих мужчин знали историю Майкла. Что он был младшим сыном великого дона Корлеоне в Америке, крестного отца, чья власть распространилась даже на Сицилию.Что он убил высокопоставленного полицейского Нью-Йорка, казнив врага Империи Корлеоне.



The Sicilian — Mario Puzo Audiobook Online Download, Free Audio Book Torrent, 74628

Написано Марио Пьюзо
Формат: MP3
Несокращенный

После того, как Марио Пьюзо написал всемирно известный «Крестный отец», ему часто подражали, но ему никогда не было равных. Классический роман Пьюзо «Сицилиец» является краеугольным камнем его творчества — пышно романтичный, незабываемый рассказ о кровопролитии, справедливости и предательстве.. . .

Год 1950. Майкл Корлеоне приближается к концу своего изгнания на Сицилии. Крестный отец приказал Майклу вернуть в Америку молодого сицилийского бандита по имени Сальваторе Гильяно. Но Гильяно — человек, опутанный кровавой паутиной насилия и мести. На Сицилии Гильяно — современный Робин Гуд, который бросил вызов коррупции и бросил вызов Коза Ностре. Теперь, в стране окутанных туманом гор и древних руин, судьба Майкла Корлеоне связана с опасной легендой о Сальваторе Гильяно: воина, любовника и непревзойденного Сицилиано.

URL объявления: http://tracker.torrent.to:2710/announce
Этот торрент также имеет несколько резервных трекеров
Трекер: http://tracker.torrent.to:2710/announce
Трекер: udp: //open.demonii.com: 1337 / анонс
Трекер: udp: //explodie.org: 6969 / анонс
Трекер: udp: // трекер.opentrackr.org:1337/announce
Трекер: udp: //tracker.tiny-vps.com: 6969 / анонс
Трекер: udp: //tracker.vanitycore.co: 6969 / анонс
Трекер: http://tracker.baravik.org:6970/announce
Трекер: http://tracker2.wasabii.com.tw:6969/announce
Трекер: http://tracker.publicbt.com/announce
Трекер: udp: // трекер.publicbt.com:80/announce
Трекер: UDP: //tracker.leechers-paradise.org: 6969
Трекер: UDP: //tracker.coppersurfer.tk: 6969
Трекер: UDP: //tracker.desu.sh: 6969
Дата создания: Вс, 30 мар 2014 07:37:06 -0400
Это многофайловый торрент
mpts01a_the.sicilian.mp3 10,02 МБ
mpts01b_the.sicilian.mp3 10,18 МБ
mpts02a_the.sicilian.mp3 10,35 МБ
mpts02b_the.sicilian.mp3 10,15 МБ
mpts03a_the.sicilian.mp3 9,73 МБ
mpts03b_the.sicilian.mp3 9,67 МБ
mpts04a_the.sicilian.mp3 10,36 МБ
mpts04b_the.sicilian.mp3 10,32 МБ
mpts05a_the.sicilian.mp3 10,55 МБ
mpts05b_the.sicilian.mp3 10,15 МБ
mpts06a_the.sicilian.mp3 10,07 МБ
mpts06b_the.sicilian.mp3 9,97 МБ
mpts07a_the.sicilian.mp3 10,33 МБ
mpts07b_the.sicilian.mp3 10,26 МБ
mpts08a_the.sicilian.mp3 10,33 МБ
mpts08b_the.sicilian.mp3 10,24 МБ
mpts09a_the.sicilian.mp3 10,31 МБ
mpts09b_the.sicilian.mp3 10,27 МБ
mpts10a_the.sicilian.mp3 10,45 МБ
mpts10b_the.sicilian.mp3 10,22 МБ
mpts11a_the.sicilian.mp3 10,55 МБ
mpts11b_the.sicilian.mp3 10,14 МБ
Объединенный размер файла: 224,61 МБ
Размер детали: 128 КБ
Комментарий: Сицилиец Марио Пьюзо — фантастический роман о Сальваторе Гильяно, действие которого происходит в Италии, в то время как Майкл Колеоне все еще находится в изгнании на Сицилии
Обновлено AudioBook Bay
Кодировка: UTF-8
Информационный хэш: a326027b6f08f44911fdc1c29ed3d263889071f0
Скачать торрент: Торрент Загрузки бесплатно
Советы: Иногда информация о состоянии торрента является неточной, поэтому вы можете загрузить файл и проверить его или попробовать следующие загрузки.
Прямая загрузка: Загрузить файлы сейчас
Советы: Вы можете попробовать альтернативные клиенты BitTorrent.
Защищенная загрузка: Начать анонимную загрузку
AD:

определение mario puzo и синонимы mario puzo (английский)

Марио Джанлуиджи Пузо (15 октября 1920 г. — 2 июля 1999 г.) был итальянским американским автором и сценаристом, известным своими романами о мафии, в том числе Крестный отец (1969), который позже он адаптировал в фильме Фрэнсиса Форда Копполы.Он получил премию Оскар за лучший адаптированный сценарий в 1972 и 1974 годах.

Биография

Пьюзо родился в бедной семье из Пьетрадефузи, провинция Авеллино, Кампания, Италия, живущей в районе Адской кухни в Нью-Йорке. [1] Многие из его книг во многом основаны на этом наследии. После окончания Городского колледжа Нью-Йорка он присоединился к Военно-воздушным силам США во время Второй мировой войны. Из-за его плохого зрения военные не позволили ему выполнять боевые обязанности, но назначили его офицером по связям с общественностью в Германии.В 1950 году его первый рассказ, The Last Christmas , был опубликован в American Vanguard . После войны он написал свою первую книгу The Dark Arena , которая была опубликована в 1955 году.

В период с 1950-х до начала 1960-х Пьюзо работал писателем / редактором в издательской компании Martin Goodman’s Magazine Management Company. Пьюзо вместе с другими писателями, такими как Брюс Джей Фридман, работал в линейке мужских журналов компании с такими популярными названиями, как Male , True Action и Swank .Под псевдонимом Марио Клери Пьюзо написал приключенческие сюжеты Второй мировой войны для True Action . [2]

Самая известная работа Пьюзо, Крестный отец , была впервые опубликована в 1969 году после того, как он услышал анекдоты о мафиозных организациях во время его работы в журналистской прессе. Позже он сказал в интервью Ларри Кингу, что его основной мотивацией было зарабатывать деньги. В конце концов, он уже написал две книги, получившие хорошие отзывы, но не принесшие большого успеха.Как правительственный служащий с пятью детьми он хотел написать что-нибудь, что понравится массам. С бестселлером номер один в течение многих месяцев в New York Times Best Seller List, Марио Пузо нашел свою целевую аудиторию. Позже эта книга была преобразована в фильм Крестный отец режиссера Фрэнсиса Форда Копполы. Фильм получил 11 номинаций на премию Оскар, три из которых были удостоены награды, включая «Оскар» за лучший адаптированный сценарий Пьюзо. Коппола и Пьюзо вместе работали над сиквелами оригинального фильма Крестный отец, часть II и Крестный отец, часть III .

Пьюзо написал первый набросок сценария фильма-катастрофы 1974 года « Землетрясение, », над которым он не смог продолжить работу из-за своей приверженности Крестному отцу, часть II . Пьюзо также является соавтором книги Ричарда Доннера Superman и первоначального проекта Superman II . Он также сотрудничал с историями для фильма 1982 года A Time to Die и фильма Фрэнсиса Форда Копполы 1984 года The Cotton Club .

Пьюзо так и не увидел публикации своей предпоследней книги, Omertà , но рукопись была закончена до его смерти, как и рукопись Семья .Однако в обзоре, первоначально опубликованном в San Francisco Chronicle , Жюль Сигель, тесно сотрудничавший с Пьюзо в Magazine Management Company, предположил, что Omertà , возможно, был завершен «каким-то бездарным взломом». Сигел также признает соблазн «рационализировать, избегая того, что, вероятно, является правильным анализом — что [Пьюзо] написал его, и это ужасно». [3]

Пьюзо умер от сердечной недостаточности в пятницу, 2 июля 1999 г., в своем доме на Мэнор-Лейн в Вест-Бэй-Шор, Лонг-Айленд, Нью-Йорк.Его семья сейчас живет в Ист-Ислипе, Нью-Йорк.

Влияние Достоевского

Любимым писателем Пузо был Федор Достоевский. На него глубоко повлияли его книги, особенно «Братья Карамазовы», которые он цитировал в своих книгах: «Темная арена», «Глупцы умирают», «Четвертый К» и «Семья». Персонаж Стефано Андолини в «Сицилии» произошел от главного героя Достоевского — Степана Трофимовича Верховенского в «Бесах». А Лука Брази был из Раскольникова. Пузо назвал Достоевского своим «личным фаворитом» редактора Джонатана Карпа.Хотя говорят, что Бальзак оказал влияние на Пузо, на самом деле именно Достоевский повлиял на Пузо больше всего. Достоевский тоже был Бальзаком, когда начал свою карьеру с перевода Бальзаковского «Эжени Гранде» в 1843 году. Хомбергер, Эрик. Книга @ arts

Внешние ссылки

Omerta от Марио Пузо: Резюме и отзывы

Краткое содержание книги

Последняя глава в знаменательной трилогии о мафии Марио Пузо ( Крестный отец и Последний Дон )

Последняя глава знаменитой мафиозной трилогии Марио Пузо

Последние три года своей жизни Марио Пузо написал «Омерту», ​​заключительную часть своей саги о власти и морали в Америке.В «Крестном отце» он познакомил нас с Корлеонами. В «Последнем Дону» он рассказал злую историю о Клерикуциосах. В Omerta , Пузо ведет хронику дел Април, семьи, находящейся на грани легитимности в мире преступников.

Дон Раймонде Априле — старик, достаточно хитрый, чтобы изящно уйти от организованной преступности после целой жизни безжалостных завоеваний. Держа своих троих детей на расстоянии, он сделал все возможное, чтобы они теперь стали респектабельными членами истеблишмента: Валериус — армейский полковник, преподает в Вест-Пойнте, Маркантонио — влиятельный руководитель телекомпании, а Николь — корпоративный судебный специалист со слабостью к дела на общественных началах для борьбы со смертной казнью.Чтобы защитить их от вреда и сохранить свое присутствие в легитимном мире международного банковского дела, Дон Априле усыновил «племянника» из Сицилии, Асторре Виола, законный опекун которого принял неудачное решение покончить жизнь самоубийством в багажнике автомобиля. Асторре — маловероятный силовик — импортер макарон, обожающий ездить на жеребцах и записывать итальянские баллады со своей группой.

Хотя выход на пенсию Дона Априле рассматривается его последним соперником из мафии, Тиммона Портелла, как возможность для бизнеса, Курт Силке, специальный агент ФБР, отвечающий за расследование организованной преступности, смотрит на него с подозрением.Силк добился выдающихся успехов в разрыве связей между семьями, культивировании высокопоставленных источников, которые в обмен на федеральную защиту нарушили омерту — сицилийский «кодекс молчания», клятву среди людей чести, которая до недавнего времени их сдерживала. от разглашения своих секретов властям.

Пока Силк и ФБР проводят свою кампанию по уничтожению мафии раз и навсегда, Асторре Виола и Априлесы оказываются в эпицентре последней войны, конфликта, в котором трудно определить, кто является на правой стороне закона, и лучше всего — милосердие или месть.

Богатая интригами, черным юмором и необычными персонажами, превратившими романы Марио Пузо в современные мифы, Omerta — мощная эпитафия для мафии на рубеже нового века и окончательный триумф для нее. великий американский рассказчик.

Сначала было. . .

Крестный отец
«Ошеломляющий триумф. Марио Пузо создал окончательный роман о зловещем содружестве преступников». — Суббота Обзор

Потом было.. .

Последний Дон
«Развлечение на всю голову, переполненное коррупцией, предательством, убийствами, романами на уровне Рихтера и, конечно же, семейными ценностями». — Время

А теперь приготовься принять обет своей жизни. . .

Омерта
«Поп-развлечения в лучшем виде … В заключительном томе сенсационно популярной трилогии Пьюзо о мафии, завершенной незадолго до его недавней смерти, характерно резкое исследование последствий нарушения сицилийского« кодекса молчания »(омерта) на которых базируются безопасность и власть мафии.. . . Сказочно спланированный перекрестный огонь интриг, предательства и убийства.
—Kirkus Отзывы (в избранном)

ПРОЛОГ

1967

В ЗАКЛОННОЙ ДЕРЕВНЕ Кастельярнмаре-дель-Гольфо напротив темного сицилийского Средиземного моря лежал при смерти великий дон мафии. Винченцо Зено был человеком чести, которого всю жизнь любили за его справедливое и беспристрастное суждение, его помощь нуждающимся и неумолимое наказание тех, кто осмеливался противостоять его воле.

Вокруг него находились трое его бывших последователей, каждый из которых добился своей власти и положения: Раймонда Априле из Сицилии и Нью-Йорка, Октавиус Бьянко из Палермо и Бенито Кракси из Чикаго. Каждый был в долгу перед ним.

Дон Зено был последним из настоящих вождей мафии, всю жизнь соблюдая старые традиции. Он взимал пошлину со всего бизнеса, но никогда с наркотиков, проституции или других преступлений любого рода. И никогда бедняк не приходил в свой дом за деньгами и не уходил с пустыми руками.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *