Книга караваль: Стефани Гарбер — Караваль | 1255 Кб

Содержание

Читать онлайн электронную книгу Караваль Caraval — Ночь накануне Караваля бесплатно и без регистрации!

9

Когда Скарлетт в сопровождении Хулиана прошла между коваными створками ворот, небо было черно: очевидно, луна в тот час оглядывала другую часть земного шара. Лишь некоторые упрямые звезды продолжали удерживать свои посты, наблюдая за тем, как юноша и девушка входят в мир, который для многих существует лишь в несбыточных фантазиях.

Если все вокруг внезапно погрузилось во тьму, то сам дом источал яркий маслянистый свет, отчего подвесные цветочницы под окнами казались наполненными звездной пылью. Прежний цитрусовый аромат улетучился. Теперь воздух был густым и сладким, как сироп, – гораздо слаще, чем на Трисде, – но Скарлетт все равно ощущала горечь. Ей не давало покоя присутствие Хулиана, чья рука до сих пор отягощала ее плечо. Когда он солгал перед воротами, выдав себя за графа, она была слишком взволнована, чтобы спорить, и слишком сильно хотела поскорее увидеть сестру. Но теперь ей стало не по себе: вдруг она совершила новую ошибку?

– Ну и как прикажешь это понимать? – наконец спросила Скарлетт, когда они уже прошли мимо привратницы, но еще не приблизились к огромным дверям дома. Прежде чем войти в круг пленительного света, она остановилась и стряхнула с себя руку Хулиана. Журчание воды в фонтане должно было заглушить ее слова, если кто-нибудь оказался бы в этот момент рядом. – Почему ты просто не сказал правду?

– Правду? – Хулиан издал невнятный звук, лишь отчасти напоминающий смешок. – Уверен, что правда не понравилась бы привратнице.

– Но ведь у тебя был билет! – возразила Скарлетт, чувствуя себя как человек, не уловивший суть анекдота.

– Видимо, ты думаешь, что эта милая девушка в конце концов пропустила бы меня? – Хулиан серьезно посмотрел на Скарлетт и придвинулся к ней поближе. – Не забывай, о чем я предупреждал тебя в часовой лавке: люди здесь в большинстве своем не такие, какими кажутся. Девушка должна была усыпить твою бдительность и хорошо сыграла свою роль. Организаторы праздника утверждают, будто не хотят слишком сильно кружить нам голову, но на самом деле в этом-то и заключается весь смысл игры. Легендо любит… играть. – Последнее слово Хулиан произнес с запинкой, как если бы хотел сказать что-то другое, но предпочел этого не делать. – Каждого гостя приглашают сюда по определенной причине, – продолжил он. – Хочешь знать, почему я солгал? Потому что твое приглашение предназначалось не для простого моряка.

«Оно предназначалось для графа», – подумала Скарлетт. В ее груди поднялась паника цвета киновари, когда она вспомнила, как своеобразно выглядело письмо магистра. Третий билет был прислан для ее жениха, а не для неотесанного мальчишки, который сейчас стоял рядом с ней, развязывая галстук. Решив задержаться на один день и вступить в игру, Скарлетт уже подвергла себя опасности. А изображать невесту Хулиана – это, на ее взгляд, и вовсе было то же самое, что специально искать на свою голову беду. Ведь она не знала, чего может потребовать от них совместное участие в игре. Да, этот моряк помог ей, но, солгав ради него, она совершила ошибку. За ошибки всегда приходится расплачиваться – вся ее жизнь служила тому примером.

– Нужно вернуться и рассказать правду. Так нельзя. Если до отца или до моего жениха дойдут слухи о том, что я вела себя с тобой так, будто мы…

В ту же секунду Скарлетт оказалась прижатой к фонтану. С обеих сторон от нее Хулиан поставил руки (какими же крошечными были по сравнению с ними ее собственные).

– Будь спокойна, Малиновая. – Его голос прозвучал необычайно мягко, но спокойствие окончательно покинуло Скарлетт. С каждым словом он все надвигался и надвигался на девушку. Наконец дом с огнями исчез, и она уже ничего не видела, кроме склонившегося над ней лица. – Ни до твоего родителя, ни до преданного графа ничего не дойдет. Как только мы окажемся в этом доме, все, кроме игры, перестанет быть важным. Здесь всем безразлично, кто есть кто в обычной жизни.

– Откуда ты знаешь? – спросила Скарлетт.

– Я уже играл, – лукаво улыбнулся Хулиан, выпрямляясь и отходя от фонтана.

Скарлетт снова увидела яркие огни дома с башенками, но по коже ее пробежал холодок. Впервые встретив Хулиана на родном острове, Скарлетт сразу почувствовала некоторое недоверие к нему, но, похоже, он скрывал еще больше, чем она могла заподозрить вначале.

– Так вот зачем ты помог нам с сестрой приехать сюда? Хотел поучаствовать в игре еще раз?

– А если я скажу, что мечтал лишь об одном – спасти тебя от отца, – ты мне поверишь?

Скарлетт покачала головой. Хулиан, пожав плечами, стянул с себя галстук и бросил его в фонтан. Полоска шелка с тихим плеском упала в воду.

Значит, этот молодой человек на Каравале не впервые! Тогда ясно, почему он держался столь самоуверенно и почему, высадившись на острове, действовал так целеустремленно и ничему не удивлялся.

– Ты смотришь такими глазами, будто я тебя чем-то обидел.

Скарлетт понимала: огорчаться повода нет, ведь они с Хулианом друг другу никто. И все же она ненавидела, когда ее обманывали, потому что успела уже наслушаться лжи на целую жизнь вперед.

– Зачем ты снова решил приехать на Караваль?

– А разве нужна причина? Ведь каждому хочется увидеть волшебное представление! И даже выиграть приз, разве нет?

– Я тебе почему-то не верю.

Можно было, конечно, допустить, что Хулиана привлекла обещанная в этом году награда – исполнение желания. Но тайный внутренний голос подсказывал Скарлетт: дело в чем-то другом. Желания загадывают те, кто верит в чудеса, а Хулиан, судя по всему, верит только в то, что видит собственными глазами.

Правила игры год от года менялись, но некоторые вещи оставались, по слухам, неизменными. Участники ее всегда искали какое-нибудь сокровище, чаще всего магический предмет вроде короны, скипетра, кольца, медальона или дощечки с письменами. Победитель получал право приехать в следующий раз, взяв с собой гостя. Хотя и это едва ли могло привлечь Хулиана: он сам прекрасно находил людей, с чьей помощью можно пробраться на остров. Даже сама Скарлетт не вполне верила в исполнение желаний, а уж чтобы Хулиан прельстился чем-то подобным… Нет, желания и мечты, магия и фантазии явно были здесь ни при чем.

– Скажи мне, зачем ты сюда приехал.

– Поверь: тебе лучше не знать, – ответил Хулиан, приняв участливый вид. – Это отравит тебе удовольствие.

– Ты просто не хочешь сказать мне правду.

– Нет, Малиновая, на этот раз я именно правду и говорю.

Он не мигая смотрел в лицо Скарлетт. Чтобы выдержать этот неподвижный взгляд, ей пришлось взять себя в руки. Девушка содрогнулась, поняв, что прежняя ленивая беспечность Хулиана была лишь маской. Он, наверное, и дальше мог играть роль мальчишки, случайно встретившего двух сестер, у которых есть лишний билет на Караваль. Но пускай он и отказывался говорить прямо, ему почему-то захотелось намекнуть Скарлетт, что все не так просто.

– Не буду с тобой спорить, Малиновая. – Хулиан потянулся, разминая плечи и спину, а затем произнес так, будто внезапно принял какое-то решение: – Поверь мне: если я и стремлюсь попасть в этот дом, у меня есть на то веские причины. Если хочешь вернуться и выдать меня – я не стану мешать и не затаю на тебя зла. Между прочим, сегодня я спас тебе жизнь.

– Ты сделал это только затем, чтобы использовать меня в качестве входного билета.

Лицо Хулиана потемнело.

– Ты и в самом деле так думаешь?

На секунду Скарлетт показалось, будто он и вправду уязвлен, но она знала: этот человек лишь пытается сделать ее своим орудием. Были признаки, которые указывали на это. Однако, несмотря на то что она так долго служила пешкой в руках отца (или, наоборот, как раз именно поэтому), у нее не получалось защищать себя от подобных поползновений. Не желая вновь становиться жертвой обмана, Скарлетт не могла не признать: Хулиан действительно спас ей жизнь.

– А Телла? Твоя ложь как-то касается вашей связи?

– То, что между нами было, я бы связью не назвал. – Хулиан стряхнул с плеча соринку, словно показывая, как мало Донателла для него значит. – Твоя сестра использовала меня не в меньшей степени, чем я ее.

– А теперь ты используешь меня, – сказала Скарлетт.

– Пускай тебя это не смущает. Я в эту игру уже играл и могу помочь тебе. Кто знает? Вероятно, тебе даже понравится. – Хулиан снова превратился в беспечного моряка, и в его голосе зазвучали шаловливые нотки. – Многие девушки были бы рады оказаться на твоем месте, – прибавил он, проведя холодным пальцем по щеке Скарлетт.

– Нет! – Она попятилась. Его прикосновение оставило на ее коже зудящий след. – Даже если я соглашусь, этого между нами не будет. Я по-прежнему намерена выйти замуж. Мы можем всем говорить, будто помолвлены, но не должны вести себя как жених и невеста, когда на нас никто не смотрит.

Хулиан приподнял уголок рта:

– То есть ты не собираешься меня выдавать?

Он был последним человеком, с которым Скарлетт хотелось иметь дело. Но вместе с тем она боялась задержаться на острове дольше, чем на сутки. Хулиан был опытным игроком, и ей могла понадобиться его помощь, чтобы поскорее отыскать сестру.

К воротам подошли новые гости. Издалека до Скарлетт донесся приглушенный гул их голосов. Девушка на моноцикле захлопала в ладоши, и эхо подхватило хлопки. В доме заиграла скрипка: музыка, вязкая, как самый темный шоколад, полилась из окон, словно что-то нашептывая Скарлетт. Хулиан улыбнулся. В изгибе его рта она увидела соблазн и бесстыдство. Его губы словно бы приглашали ее в такие места, о каких благонравные молодые дамы даже не помышляют, не говоря уж о том, чтобы их посещать. Скарлетт и знать не хотелось, на что такая улыбка толкает других женщин.

– Не надо этих взглядов. Я на них не поддаюсь.

– Именно этим ты меня и забавляешь.

10

Скарлетт любила свою бабушку, хотя и считала ее одной из тех женщин, которые не способны до конца примириться с собственной старостью. В последние годы жизни бабушка только и делала, что похвалялась своим блистательным прошлым. Ну до чего же она была красива! Как ее обожали мужчины! Как завидовали ей все девушки, когда она явилась на Караваль в лиловом платье!

Это платье маленькая Скарлетт видела много раз. Прежде чем девочка успела возненавидеть лиловый цвет, оно казалось ей самым великолепным нарядом на свете.

– Можно мне его надеть? – спросила она однажды.

– Даже и не думай! Это тебе не игрушка.

В тот же день бабушка спрятала платье. Но в памяти внучки оно осталось навсегда. Скарлетт вспомнила о нем, когда перед нею распахнулись двери дома с башенками.

«Странно, – подумала она, – что бабушкин лиловый туалет не затерялся среди такой роскоши. А действительно ли бабушка здесь была?»

Шум шагов Скарлетт тонул в пушистом ворсе красных ковров, золотистый свет мягко целовал ей руки. Всего мгновение назад мир был скован холодом, а теперь кругом струилось тепло. Словно пенясь на языке, оно таяло внутри, как сахар, вызывая легкое покалывание во всем теле: от пальцев рук до пальцев ног.

– Это… – Скарлетт не смогла выразить своих чувств: слова вроде «прекрасно» или «чудесно» казались слишком банальными для столь необыкновенного зрелища.

Внутри особняк с башенками был не таким, каким казался снаружи. Войдя в дверь, Скарлетт и Хулиан оказались не в комнате, а на балконе, хотя размером он мог бы поспорить с целым небольшим домом. Хрустальный балдахин служил ему крышей; на полу лежал плюш цвета клюквы; перила и арки, завешенные тяжелым красным бархатом, переливались позолотой.

Спустя секунду после того, как Скарлетт и ее провожатый вошли, портьеры, шурша, сомкнулись, но девушка успела увидеть, какое великолепие за ними скрывалось. Хулиан сохранил равнодушный вид и только усмехнулся, заметив растерянность своей спутницы, к которой до сих пор не вернулся дар речи.

– А я уж было стал забывать, что ты впервые в жизни покинула родной островок!

– От такого любой онемеет! – возразила Скарлетт. – Только посмотри, сколько вокруг балконов – десятки! А там, внизу, – целое королевство в миниатюре.

– Неужели ты ожидала увидеть обыкновенный дом?

– Конечно же нет. Сразу было видно, что это здание гораздо больше обыкновенного дома.

И все-таки Скарлетт не понимала, как в одном строении, даже самом просторном, может уместиться тот мир, который бурлил под балконом. Не в силах сдерживать волнение, она шагнула к парапету и в нерешительности остановилась перед тяжелым красным бархатом задернутых занавесей. Хулиан приоткрыл одну из портьер.

– Думаю, мы не должны их трогать, – сказала Скарлетт.

– А по-моему, они для того и закрылись при нашем появлении, чтобы мы сами их открыли.

С этими словами Хулиан раздвинул занавеси шире. Будучи уверенной, что нарушает правила игры, Скарлетт все же не могла не подойти и не выглянуть: по меньшей мере десятью ярусами ниже простирался чудесный город. Его мощеные улочки напоминали те, по которым она только что бродила, однако отнюдь не казались заброшенными. Яркие островерхие крыши, поросшие мхом башенки, пряничные домики, золотые мосты, голубой кирпич на дорогах, бурлящие фонтаны – все это было ожившей сказкой. Свечные люстры, висевшие повсюду, струили странный свет, не утренний и не вечерний.

По своему подлинному размеру городок, пожалуй, не превосходил того островного поселения, откуда Скарлетт приехала, однако выглядел гораздо больше и значительнее, – так слово становится более значительным, если рядом с ним поставить восклицательный знак. На улицах кипела жизнь, и казалось даже, будто они сами находятся в движении.

– Не могу понять, как все это здесь уместилось.

– Это лишь искусно выстроенный театр, – сухо ответил Хулиан, и его взгляд метнулся вверх, скользнув по другим балконам, с которых открывался тот же самый вид.

Только теперь Скарлетт поняла, что балконы образуют круг – огромный круг. Открытие огорчило ее. Иногда ей приходилось целый день разыскивать Теллу в поместье отца. Найти сестру здесь будет еще труднее.

– Смотри, пока можно, – сказал Хулиан. – Чем лучше разглядишь все сейчас сверху, тем легче тебе будет потом внизу. Спустившись, ты уже не сможешь сюда подняться, если только не…

– Хм, – кашлянул кто-то в глубине балкона. – Прошу вас отойти от края и задернуть шторы.

Скарлетт тут же обернулась, испугавшись, что их прогонят за нарушение правил, но Хулиан, прежде чем отпустить портьеру, еще раз неторопливо посмотрел вниз.

– Кто вы? – Он смерил вошедшего молодого человека таким взглядом, будто сам собирался в чем-то его обвинить.

– Зовите меня Рупертом, – ответил юноша тем же пренебрежительным тоном, словно зная, что Хулиан проник на Караваль обманом.

Ростом Руперт был так мал, что, если бы не цилиндр, который он сейчас торжественно поправил, Скарлетт, вероятно, оказалась бы выше его. В безукоризненно отглаженных серых брюках и фраке он издалека походил на мужчину, но, стоило ему приблизиться, Скарлетт сразу поняла: перед ней мальчик, одетый по-взрослому. Со щек до сих пор не сошла детская пухлость, руки и ноги еще продолжали расти, отчего Руперт выглядел нескладным. Щеголеватый наряд был, очевидно, данью восхищения Легендо, который славился изысканностью в одежде.

– Я здесь для того, чтобы напомнить вам правила и ответить на ваши вопросы, прежде чем вы вступите в игру.

Без дальнейших предисловий Руперт повторил речь, произнесенную у ворот девушкой на моноцикле. Скарлетт хотелось только одного – скорее начать поиски сестры, которая, как это было ей свойственно, наверняка не замедлила впутаться в какую-нибудь доселе неизведанную неприятность.

– Слушай внимательно, – шепотом сказал Хулиан, подтолкнув Скарлетт.

– Мы это уже слышали.

– Ты уверена?

– Как только вы вступите в игру, вам будет предложено разгадать тайну, – продолжал Руперт. – По пути вы получите несколько скрытых подсказок. Мы хотим увлечь вас, однако не уноситесь слишком далеко.

– А что произойдет, если я позволю игре унести себя слишком далеко? – уточнила Скарлетт.

– В таких случаях люди обыкновенно сходят с ума или умирают, – произнес мальчик так невозмутимо, что она подумала: «Уж не ослышалась ли я?»

Все с тем же спокойствием он снял цилиндр, извлек из тульи два куска розовато-бежевого пергамента и протянул их гостям как будто для прочтения, однако буквы оказались слишком мелкими.

– Вы должны оставить по капле крови внизу каждой страницы.

– Зачем? – спросила Скарлетт.

– Таким образом вы подтвердите, что дважды прослушали правила. Следовательно, магистр Легендо не будет нести ответственность за случаи увечья, умопомешательства или смерти.

– Но ведь вы сказали, что все, происходящее здесь, – вымысел!

– Люди зачастую путают вымысел с реальностью. Потому и случаются происшествия. Редко, но случаются, – пояснил Руперт и прибавил: – Если боитесь, вы вовсе не обязаны играть. Можете просто наблюдать за игрой.

Когда мальчик дошел до конца своей речи, вид у него был почти скучающий. Скарлетт почувствовала себя так, будто разнервничалась из-за пустяка. Она ясно представила себе, как Телла говорит ей: «Скар, ты приехала всего на один день. И потом пожалеешь, если будешь просто сидеть и смотреть». И все же необходимость подписывать соглашение кровью тревожила девушку.

«Вдруг, если Донателла решится играть, а я нет, это помешает мне вовремя ее найти? – подумала Скарлетт. – Тогда я задержусь здесь и не успею вовремя вернуться домой, чтобы выйти замуж за графа».

Несмотря на объяснения Руперта, она лишь в общих чертах представляла себе, в чем заключается игра. В детстве ей хотелось как можно больше почерпнуть из рассказов бабушки, но та всегда говорила туманно, предпочитая действительным фактам романтические впечатления. Сейчас внучке начинало казаться, что, повествуя о прошлом, старая дама изображала его не таким, каким оно было на самом деле, а таким, каким рисовалось ей в мечтах.

Скарлетт взглянула на Хулиана: моряк без малейших колебаний протянул Руперту палец, а когда тот уколол его каким-то шипом, поставил на каждом из двух листов кровавый отпечаток.

Двумя годами ранее магистр Легендо перестал гастролировать со своими артистами из-за того, что во время Караваля погибла женщина. Скарлетт слыхала об этом, однако подробностей не знала. До сих пор она полагала, будто несчастный случай не имел отношения к игре, но сейчас ей подумалось: «Возможно, та несчастная чересчур увлеклась иллюзией Караваля?»

Как бы то ни было, Скарлетт всю жизнь играла в извращенные игры своего отца и умела понимать, когда ее обманывают. Едва ли она могла бы увлечься представлением настолько, чтобы лишиться жизни или рассудка. При всем том, протягивая руку, девушка испытывала страх. «Глупо надеяться, – думала она, – что можно играть, ничем не рискуя».

Руперт сделал прокол очень быстро: Скарлетт почти ничего не почувствовала. Но как только подушечка ее безымянного пальца коснулась тонкого листа, вокруг словно погасли огни. Однако, когда она отняла руку, все стало еще ярче, чем прежде. Скарлетт даже показалось, будто она ощущает, каков на вкус багрянец портьер: это был шоколадный бисквит, пропитанный вином.

Вино Скарлетт однажды пробовала, но сомневалась, чтобы даже целая бутылка могла подарить ей столь радужное возбуждение. Невзирая на все свои опасения, в тот миг она испытала непривычное чувство ничем не омраченного ликования.

– Игра начнется завтра на закате и окончится девятнадцатого числа, также с заходом солнца. В распоряжении каждого игрока пять ночей, – пояснил Руперт. – В начале пути каждому из вас будет дана одна подсказка. Дальнейшие подсказки придется искать самостоятельно. Советую действовать быстро: приз только один, а желающих получить его много.

Подойдя ближе, мальчик протянул гостям по карточке с надписью: «La Serpiente de Cristal» [5]«Стеклянная змея» (исп.) ..

– У меня такая же, как у тебя, – заметил Хулиан.

– Это и есть первая подсказка? – спросила Скарлетт.

– Нет, – ответил Руперт. – «Стеклянная змея» – это название гостиницы, где для вас приготовлены комнаты. Первую подсказку вы найдете там, но только если успеете попасть туда до рассвета.

– А что произойдет на рассвете?

Словно не услышав ее вопроса, мальчик потянул за шнурок, и занавеси раскрылись. В небо вспорхнули серые птицы. Улицы, пестревшие внизу, стали оживленнее, а другие балконы, напротив, опустели: всех игроков впускали в город одновременно. Скарлетт снова ощутила прилив серебристого восторга. Вот он – Караваль! В своих девичьих мечтах она рисовала себе это место чаще, чем собственную свадьбу. Зная, что может пробыть здесь только сутки, она уже воображала, как тяжело ей будет отсюда уезжать.

Руперт коснулся пальцами полей цилиндра:

– Помните: вы не должны позволять своим чувствам обманывать вас.

После этих слов мальчик поднялся на парапет балкона и спрыгнул вниз.

– Нет! – вскричала Скарлетт, и кровь отхлынула от ее лица.

– Не беспокойся, – сказал Хулиан. – Погляди! – Он подошел к перилам и указал на летящего Руперта: фалды его фрака превратились в крылья. – Все в порядке. Просто эффектный уход.

Подросток в сером фраке скользил в воздухе до тех пор, пока не стал похожим на одну из больших птиц. Очевидно, это была первая шутка, которую сыграло со Скарлетт ее зрение.

– Идем, – решительно произнес Хулиан, явно ожидая, что девушка последует за ним. – Если бы ты внимательно слушала, ты бы усвоила, что на рассвете все закроется. У этой игры перевернутый распорядок: утром и днем двери бывают заперты, а отпирают их только после захода солнца. Мы должны поторопиться, если хотим успеть в свои комнаты.

Пройдя вглубь балкона, Хулиан остановился. У его ног открылась потайная дверца, через которую, очевидно, Руперт незаметно вошел несколькими минутами ранее. Винтовая лестница из черного мрамора вела вниз, скручиваясь, как панцирь моллюска. Со стеклянных подсвечников капал воск оплывающих свечей.

– Малиновая! – произнес Хулиан, задержав Скарлетт на пороге.

Его лицо на миг приняло напряженное выражение – как в тот момент, когда он, оставив свою спутницу, покинул часовую лавку.

– В чем дело?

– Нам нужно поторопиться.

Хулиан пропустил Скарлетт вперед, и уже через несколько пролетов ей захотелось, чтобы он сам пошел первым или вовсе бросил ее на произвол судьбы (девушке подумалось, что именно таким и было его намерение, когда он замешкался наверху). Теперь каждый шаг Скарлетт казался ему слишком медленным.

– У нас не целая вечность в запасе, – твердил моряк. – Если не явимся в гостиницу до рассвета…

– Нам придется торчать на холоде до следующей ночи. Знаю. Я спускаюсь так быстро, как только могу.

Скарлетт полагала, что их балкон находился на десятом этаже. Теперь ей чудилось, будто этажей было сто. «Нет, – думала она, – никогда мне не отыскать Теллу!»

Вероятно, спуск давался бы девушке легче, если бы не упрямое платье, которое отказывалось принимать более удобную форму, как она ни дергала подол. Когда они с Хулианом наконец-то вышли на улицу, ее щиколотки дрожали, а бедра успели покрыться тонкой пеленой пота.

Воздух снаружи был прохладным и немного влажным, но снега под ногами, к счастью, не оказалось. Влагу испаряли каналы: сверху Скарлетт не поняла, что половина улиц – вовсе даже не улицы. Кругом плавали полосатые лодки, изогнутые полумесяцем, яркие, точно экзотические птицы. Ими управляли юноши и девушки, но Донателлы нигде видно не было.

Хулиан остановил аквамариновую лодку с красными полосами. У руля стояла девушка в одежде той же расцветки. Даже губы ее были накрашены алой помадой, и Скарлетт невольно заметила, как они разомкнулись, когда Хулиан приблизился.

– Чем могу быть вам полезна, голубки? – спросила она.

– Если здесь и есть голубка, так это ты, – ответил Хулиан, проведя пальцами по волосам и ослепив девушку улыбкой, сотканной из лжи и других греховных вещей. – Мы должны до рассвета попасть в «Стеклянную змею». Отвезешь нас?

– Отвезу вас куда угодно, коли заплатите, – ответила красногубая; она с нажимом произнесла последнее слово.

Вспомнив часовую лавку, Скарлетт поняла: плата, о которой идет речь, не денежная. Очевидно, монеты были здесь не в большом ходу.

– Нам сказали, – невозмутимо произнес Хулиан, – что первая поездка для нас бесплатная. Моя невеста прибыла сюда по особому приглашению магистра Легендо.

– В самом деле? – Девушка недоверчиво прищурилась, однако, к удивлению Скарлетт, жестом пригласила их сесть. – Негоже разочаровывать особых гостей Легендо.

Хулиан проворно запрыгнул в лодку и поманил Скарлетт. Суденышко выглядело надежнее того плота, на котором они приплыли на остров. Скамьи были выложены стегаными подушками. И все же Скарлетт не могла заставить себя сойти с тротуара.

Караваль — Стафани Гарбер » 📚 Pdf-book Бесплатная Онлайн Библиотека

Дорогая Скарлетт Дранья с Покоренного острова Трисда!

Поздравляю Вас с предстоящим замужеством. К сожалению, я никак не могу привезти свою труппу на Трисду. В этом году мы не гастролируем.

На наше следующее представление зрители допускаются только по пригласительным билетам, однако я буду рад видеть Вас, если Вы с Вашим женихом сможете покинуть остров и приехать к нам.

Прошу принять прилагаемое в качестве свадебного подарка.

Легендо, магистр Караваля

2

Чувства Скарлетт расцвели еще ярче обыкновенного: они запестрели красным жаром горящих углей, нетерпеливой зеленью свежей травы, неистовой желтизной оперения летящей птицы. Наконец-то магистр Легендо ответил! Она перечитала письмо еще раз и еще, жадно вглядываясь в каждую чернильную черточку, в каждый изгиб узора, отпечатанного на серебристом воске: солнце, внутри его – звезда, а внутри звезды – слезинка. Водяные знаки с этим же символом различались на приложенных к письму полосках бумаги. Нет, это был не розыгрыш!

– Донателла! – крикнула Скарлетт, спускаясь в винный погреб по крутой лестнице. Нос девушки уловил знакомый запах дубовых досок и черной патоки. Однако чертовки-сестры нигде видно не было. – Телла, ты где?

Масляные лампы бросали янтарные отсветы на бочонки и бутылки с ромом. Проходя мимо них, Скарлетт услышала стоны и тяжелое дыхание. Видимо, после битвы с отцом Телла хлебнула лишку и задремала прямо на полу.

– Дона… – пробормотала Скарлетт и осеклась.

– Здравствуй, Скар!

Припухшие губы младшей сестры раскрылись в нахальной белозубой улыбке. Золотисто-медовые кудри растрепались, шаль упала с плеч. За талию Донателлу обеими руками обнимал молодой моряк – именно это и поразило Скарлетт.

– Я вам не помешала?

– Мы не делали ничего такого, чем не сможем заняться опять, – ответил парень.

Он говорил по-южному напевно. Здесь, в Меридианной империи, интонации были более резкими. В ответ на шутку своего кавалера Телла хихикнула, приличия ради слегка покраснев.

– Скар, ты ведь знакома с Хулианом? – произнесла она.

Сценарий новогоднего карнавала для подготовительной группы детского сада

Сценарий новогоднего карнавала для подготовительной группы детского сада. Все сценарии новогодней Ёлки смотрите по ссылке http://www.master-angel.ru/blogs/scenarii

Цель: Создать праздничную атмосферу, доставить радость детям. Раскрыть творческие способности детей через различные виды деятельности.

Задачи:

— Учить детей выразительно исполнять музыкальные, танцевальные, стихотворные номера на сцене.

— Развивать творческие способности, коммуникативные навыки.

— Совершенствовать умение играть роли, уверенно держать себя на сцене.

— Воспитывать желание делать добро.

-Создать для детей атмосферу волшебства, таинственности, загадочности.

 

Действующие лица: Ведущий, Дед Мороз, Снегурочка.

Дети: Золушка, Фея, Принц, Месяц, Зеркало, Старик, Красная Шапочка, Волк, три Василисы, Белоснежка, Мальвина,Карабас-Барабас, Емеля.

Девочки –Золотые рыбки, куклы.

Мальчики-Гномы.

Декорация: Колодец, ведро, Щука, Золотая рыбка, волшебная книга.

 

(Дети под музыку вбегают в зал и останавливаются вокруг ёлки.)

 

ВЕДУЩИЙ:

 

Дорогие гости наши,

Мы спешим поздравить всех!

Пусть придут в году грядущем

И удача и успех

Пусть для всех людей хороших,

Не боящихся забот,

Будет он непросто новый.

А счастливый новый год!

 

1-й ребенок: К нам пришел веселый праздник,

             Фантазер, шутник, проказник!

             В хоровод он нас зовет,

             Этот праздник -Новый год!

 

2-й ребенок: Он подарит песни, сказки,

             Всех закружит в шумной пляске,

             Улыбнется, подмигнет,

             Этот праздник — Новый год!

 

3-й ребенок: С Новым годом поздравляем

             Всех пришедших в этот зал!

             Начинаем! Начинаем…

              Новогодний карнавал!!!

 

4-й ребёнок: На свете так бывает

               Что только раз в году

               На елке зажигают

               Красную звезду,

             Она горит, сверкает

             Блестит на речках лед

               А значит наступает –

Вместе дети- Счастливый Новый год!

 

ПЕСНЯ «Новогодний хоровод» муз. Г Струве.

 

5-ребёнок:   К нам в гости елочка пришла

                 И светится огнями

                   Пусть наши гости Новый год

                   Встречают вместе с нами!

 

6-ребёнок   Ах, как красива наша ёлка,

               Игрушки радостно блестят!

               А огоньков на ёлке столько!…

               Наверно, больше ,чем ребят!

 

7 Ребенок:

               Очень красивая елка у нас,

               Сколько на ней разноцветных прикрас!

               Ну-ка, скажем раз, два, три!

               Наша ёлочка гори!

(елка зажигается, дети ее рассматривают)

 

8-ребёнок: Золотым дождем сверкает

            Наш уютный, светлый зал

             Елка в круг нас приглашает

             Час для праздника настал!

 

ПЕСНЯ «Новогодняя» музыка А. Филиппенко.

 

Ведущий:

               Здравствуй, зимушка-зима,

               Долгожданная зима!

               Ты снежку нам не жалей—

             Разгуляйся веселей!

     Становись- ка в хоровод. Вместе встретим новый год.

.

   Дети исполняют танец «Метелица» музыка А.Варламова.

 

Дети садятся на стульчики, звучит фонограмма сказочной музыки.

 

Ведущий: Сегодня у нас Новогодний праздник. И именно под Новый год случаются разные чудеса. (раздаётся звук упавшего предмета)

 

               Ой, что это? Кажется, что-то упало. Да это зеркало!

                                                                                             (поднимает, разглядывает)

               . Какое странное зеркало. Наверное, оно    волшебное.

               Сейчас проверим:

               Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи —

               Где же Дед Мороз сейчас, не забыл ли он про нас?

 

Зеркало: Там в лесу метель была, все дороги замела.

           С Дедом Морозом случилась беда.

           Не придет он на праздник сюда.

           Нечистая сила его в свое царство заманила,

               Сон-травою дедушку опоила.

               И спит он глубоким сном и не знает он даже о том,

             Что елка не вспыхнет огнями, пока его нет с нами.

 

Ведущий: Ребята, что нам делать? (высказывания детей)

               Давайте позовём Снегурочку, может, она нам поможет?

                 Дети зовут Снегурочку.

 

                 В зал под музыку входит Снегурочка.    

          
Снегурочка:      Как красиво в вашем зале,

                   Славный праздник будет тут,

                   Значит, правду мне сказали,

                   Что меня ребята ждут.

                   Только что же Дед Мороз

                   К нам на праздник не идет?

Ведущий:

                 С Дедом Морозом случилась беда,

                   Нечистая сила его заманила,

                   Сон-травою дедушку опоила.

Снегурочка:  (берет волшебную книгу под елкой)

                   У меня есть волшебная книга. Она поможет нам заглянуть в чудесные сказки и отыскать Дедушку Мороза.

               «Нам елка нарядная ярко сияет, а мы чудеса в гости ждем .

Волшебную книгу мы открываем и сказку к себе позовем!»

 

Ведущая открывает «Книгу сказок»

 

Звучит фонограмма запуска волшебных часов, Снегурочка уходит, а в центре зала появляется Золушка в стареньком платьице и чепце (одетым поверх праздничного платья), она сидит на стульчике, в руках у нее – горшок с зернышками, она их перебирает.

 

Золушка:    Скучно в доме – всюду тишь,

               Лишь в углу скребется мышь,

               На бал ушли все, я одна,

               Такая вот у Золушки судьба!

               Только помечтать я могу о бале, красивых платьях и музыке

             Ах, как же там все веселятся и танцуют! Льется музыка, светится          огнями елочка, переливается озорными огоньками.

 

Звучит музыка выход Феи.

 

Фея: Здравствуй, моя девочка! Почему ты грустишь в такой чудесный вечер?

 

Золушка: Как же мне не грустить, милая тетушка: я так хочу на новогодний бал,

               а злая мачеха заставила вместо этого убирать дом, варить еду, и ждать их возвращения.

 

Фея: Только и всего? Разве это горе? Знаешь что, давай ты сейчас закроешь глаза, и произнесешь слова: «Хочу на бал, на новогодний карнавал!».

 

Золушка закрывает глаза, произносит волшебные слова, выключается свет, звучит музыка «превращения»,

               Фея снимает с Золушки накидку, чепчик,

              Свет включается, Золушка – в праздничном платье.

 

Под музыку появляется Принц.

 

Принц: Здравствуйте, дорогая незнакомка, вы — самая прекрасная из всех девушек, которых я когда-либо видел.

           Ты – как лилия прекрасна,

           Будто лучик солнца ясный,

 

Золушка: Спасибо, мой милый Принц, я очень рада быть на вашем новогоднем балу!

 

Принц: Разрешите, Золушка, пригласить Вас на танец!

         Встанем все мы дружно в круг и станцуем танец «Добрый жук»

 

( Все дети исполняют танец «Добрый жук» К/ф «Золушка»

,после танца дети проходят на свои места)

 

Ведущий: Постойте, пожалуйста, Принц с Золушкой. Не встречали- ли вы в своей сказке Деда Мороза?

 

Принц с Золушкой Нет. В нашей сказке нет Деда Мороза.

 

Ведущий: Оставайтесь с нами на нашем празднике.

 

Звучит шум ветра появляется Месяц)

 

Ведущий: Месяц, Месяц, наш дружок, позолоченный рожок,

               Ходишь ты под небесами, над полями и лесами,

               Не видал ли с высоты Дедушку Мороза ты?

Месяц:

               В небе я давно гуляю, много вижу, много знаю,

               В звездном круге я сижу, с высоты я вдаль гляжу,

               Вижу, к вам спешит старик, через поле, напрямик.

               Бородою он зарос, видно это – Дед Мороз.

 

Входит бедно одетый старик.

 

Ведущий: Дедушка, ты не Дед Мороз?

 

Старик: Нет, я тут море ищу, мне нужно с Золотой рыбкой поговорить.

           Слышу я шум прибоя (подходит и видит море) Вот оно, море.

 

Под музыку девочки исполняют «Танец Рыбок» музыка К. Сенс-Санс.

( В конце танца Старик ловит золотую рыбку.)

 

Золотая рыбка: Чего тебе надобно старче?

 

Старик:     Не гневайся, золотая рыбка.

              Еще пуще старуха бранится,

             Не дает мне, старику, покоя.

               Твоего ей царства не надо,

           Хочет она к новому году телевизор цветной «панасоник».

Рыбка: Не печалься, старик, ступай себе с Богом. Будет твоей старухе телевизор.

 

Рыбки «уплывают»

 

Ведущий: Постой, дедушка, не встречал ли ты в своей сказке Деда Мороза?

 

Старик: Да нет, в моей сказке Деда Мороза не было. Спасибо, рыбка, пора мне домой, к своей старухе.

 

Ведущий: Оставайтесь с нами на нашем празднике.

 

Ведущий :Волшебную книгу мы открываем, в другую сказку мы попадаем.

 

(Под музыку выбегает Красная Шапочка танцует, а под ёлкой уже сидит волк в чепчике.)

 

Красная Шапочка —        Какой пушистый выпал снег!

                             Как сказочно в лесу!

                             На праздник бабушке своей

                             Я пирожки несу.

                             Иду я смело по тропе,

                             Мне волк не страшен, да.

                             И песенку сама себе

                             Пою везде всегда.

(Красная Шапочка подходит к волку)

 

Красная Шапочка — Бабушка, бабушка, а почему у Вас такие большие глазки.(Рассматривает волка)

                 -Бабушка, бабушка, а почему у Вас такие большие зубки?

Волк — Что за зубки, что за глазки

           Это всё из старой сказки

           Я теперь совсем другой

           Подружитесь Вы со мной.(Снимает чепчик)

Красная Шапочка     Мы в новый год желаем успеха,

                 Побольше весёлого, звонкого смеха.

Волк —          Побольше весёлых друзей и подруг,

                 Чтоб с Вами все вместе смеялись вокруг!

                 (Взявшись за руки идут на стульчики)

 

Ведущий — Постойте, пожалуйста, Красная Шапочка с Волком, не встречал ли вы в своей сказке Деда Мороза?

 

Красная Шапочка и Волк — Нет. В нашей сказке нет Деда Мороза.

 

Ведущий: Оставайся с нами на нашем празднике.

 

Ведущий: Волшебную книгу мы открываем, и снова в сказку попадаем.

 

(Выходят из-за ёлки 3 девочки )

 

ВАСИЛИСЫ: Здравствуй, люди добрые.

 

Ведущий: Здравствуйте девицы. А, вы кто такие?

 

ВАСИЛИСЫ: Мы – Василисы премудрые.

 

Ведущий: А что вы умеете?

 

3 ВАСИЛИСА: Мы умеем колдовать, волшебство показывать.

 

1 ВАСИЛИСА: Из воды студеной стань вода зеленой. (из прозрачной вода становиться зеленой)

 

2 ВАСИЛИСА: Из воды на вкус прекрасной стань водица – красной.

 

3 ВАСИЛИСА: Из воды холодной как иней – стань водица синей! (Василисы колдуют, взмахом платка накрывают воду, и встряхивают бутылочку с водой)

 

Ведущий: Ой , как здорово. Мы тоже так хотели- бы научиться!

 

1 Василиса — А Вы заглядывайте по чаще в нашу сказку и мы Вас научим.(Уходят)

          

Ведущий: Милые Василисы, постойте, а Вы случайно не видели в вашей сказке      Деда Мороза?

 

2 Василиса : Нет. В нашей сказке мы не встречали Деда Мороза.

 

Ведущий: Оставайтесь с нами на нашем празднике.

                 Книга открывается, сказка появляется!

 

Из-за ёлки выходит Белоснежка, наряжает ёлку.

Белоснежка:

                 Я игрушки мастерила, ёлку к празднику рядила.

                 Есть и бусы, и шары, и цветные фонари.

               Братья-гномы на охоте, день-деньской они в работе.

               Слышу, гномики идут, громко песенку поют.

 

Выходят мальчики-гномы друг за другом, встают перед ёлкой и исполняют Танец Гномов из К/ф «Усатый нянь»

 

Белоснежка:

               Гномики, вы, наверное, устали.

                 Идите, отдохните, а я пойду наводить порядок в доме.

                 Гномики уходят на места

Ведущий:

               Белоснежка, погоди! Ты от нас не уходи,

               А ответь нам на вопрос: не видела, где Дед Мороз?

Белоснежка:

                 В нашей сказке Деда нет!

                 До свиданья, мне пора, ждут меня ещё дела!

Ведущий: Вот беда, и в этой сказке мы Мороза не нашли!

 

Ведущий: Оставайтесь с нами на нашем празднике.

 

Ведущий: Снова книгу почитаем….

                 Что тут, ну-ка угадаем

.

(Выходят девочки-куклы и Мальвина )    

 

Мальвина: Все мы куклы — непростые, все мы куклы — заводные.

             Можем мы глазами хлопать и ногами громко топать!

 

(Исполняют танец «По ниточке ходить я не желаю» песня О.Зарубиной.)

 

Под музыку заходит Карабас-Барабас.

 

Ведущий:     Здравствуй, дедушка Мороз. Ты подарки нам принес?

               Ой, ну какой же это дед Мороз ребята?

Карабас:        Но ведь я же с бородой.…

                И мешок принес с собой.

Ведущий:

                 Дедушка Мороз добряк, улыбается вот так! (Показывает).

                 Борода совсем седая, а над нею красный нос.

                 Шуба красная такая.… Нет, не это Дед Мороз!

Карабас:

                 Я безобразный, такой ужасный,

                 Я кровожадный и очень жадный.

                 Знаком я каждому из вас:

                 Я — Карабас! Я — Барабас!

                 В театре кукол дрессирую,

                 Повиноваться мне должны.

                 А если нет, в чулан их брошу —

                 И без воды, и без еды.

                 И так кукол я могу забрать!?

Ведущий:

               Ну что ж, попробуй отыскать.

 

( Куклы играют с Карабасом в «Жмурки «)

 

Карабас ищет кукол, по окончании падает без сил на пол.

Карабас:

             Уморили! Ой-ой-ой!

             Двинуть не могу ногой!

             Здесь так жарко, душно, тесно,

             С вами мне не интересно!

             Кукол вы мне не отдали

             И спектакль мой сорвали.

             На вас я сильно обижаюсь

             И, уходя, я не прощаюсь.

(Карабас уходит )

Ведущий;

               Ну а мы откроем следующую страницу книги сказок…

(Перелистывает страницу).

               Я страничку открываю —

               Сказку новую читаю.

               Странно, печка здесь стоит,

               Парень наверху сидит,

                 Кто это?

(Дети отвечают «Емеля». Из книги выходит Емеля со щукой в руках.)

 

Емеля: Здрасьте, здрасьте! А что это вы здесь все делаете?

 

Ведущая: У нас праздник – Новый год, мы веселимся, танцуем, поем.

 

Емеля: Да, танцевать я люблю! А давайте-ка и я с вами праздновать буду, будем    вместе танцевать! Выходите все детишки на веселый перепляс!

 

Мальчики приглашают девочек на «Менуэт» музыка В.А.Моцарта.

 

Емеля:      Ох, развеселили, порадовали вы меня!

             А теперь все, что хотите,

             Мне вы быстро расскажите —

             Мы со щукою своей

             Все исполним поскорей.

Ведущий: Ребята, что бы нам пожелать? Кого-то не хватает на нашем празднике! Кого?

Дети: Деда Мороза!

Емеля: По щучьему веленью, по моему хотенью, явись Дед Мороз к нам на праздник! А нам со щукой пора.

 

Ведущий: Оставайся с нами на нашем празднике.

 

Ведущая: Может, он у нас в детском саду заблудился и не может нас найти? Давайте позовем его дружно!

Дети кричат «Дед Мороз», Дед Мороз говорит из-за двери

 

Дед Мороз: АУ-АУ! Иду!

 

 

Ведущий: Волшебную книгу мы открываем и Деда Мороза приглашаем!

                

Дед Мороз со Снегурочкой (слышится издалека) Ау-ау! Иду!

 

Ведущий: Слышите, ребята, крики? Это Дед Мороз идет.

 

Дед Мороз: Здравствуйте, мои друзья! Очень рад всех видеть я!

                   Спасибо, ваши песни и танцы помогли мне избавиться от колдовских чар!

                   С давних пор уж так ведется — ни одна елка без меня не обойдется.

                  С новым годом поздравляю, счастья и добра желаю!

                   Борода моя седа и в снегу ресницы.

                   Если я пришел сюда – будем веселиться.

                   Мешок с собой я прихватил, в него подарки положил.

                  Но подарки подождут, положу-ка их вот тут!

Снегурочка:

Глаза с хитринкой у него, смеется, улыбается.

И раздавать ребятам всем подарки собирается.

И шуба есть и красный нос.…Здравствуй Дедушка Мороз!

Дед Мороз:

                 Ох, и весело у Вас, хочется пуститься в пляс!

                   Вы на месте не сидите и плясать мне помогите.

Исполняют хоровод «Горячая пора» музыка А.Журбина.

 

Дед Мороз: Ой, как мне понравилась песня, Снегурочка, а тебе?

 

Ведущий: Дед Мороз, а мы тебя не выпустим!

     (Д, Мороз пытается выйти из круга)

 

Ведущий: Д, Мороз, а ты нам спляши!

(Д. Мороз пляшет и случайно теряет рукавицу. Игра «Рукавица»)

 

Дед Мороз:      Как вы весело играли!

                   И нисколько не устали?

                   Я на игры-то мастак!

                 А теперь сыграем так…..

 

   Мы сейчас пойдём на право: раз-два-три,

Мы сейчас пойдём на лево, раз-два-три,

Мы сейчас пойдем все к елке: раз-два-три,

А теперь пойдем от елки: раз-два-три,

А теперь в ладоши хлопнем: раз-два-три,

А теперь ногами топнем: раз-два-три,

Мы покружимся на месте: раз-два-три,

Засмеемся дружно вместе: раз-два-три,

А теперь нам жарко стало: раз-два-три,

А теперь начнем сначала: раз-два-три.

(Игра повторяется три- четыре раза.

Последняя строчка в конце игры меняется.)

Посидеть пора настала: раз, два, три.

 

Дед Мороз:      Ох ,устал я ,посижу .На ребят я погляжу ,да стихи послушаю.

                   Сейчас на ваших глазах я всех детей сделаю поэтами .Я же волшебник!

(Дед Мороз из мешка достаёт снежинку и называет имя и фамилию ребёнка.)

 

   (Дети читают стихи)

 

Дед Мороз:

                    Хорошо стихи читали, очень я доволен вами!

                   А теперь, мои друзья, в путь дорогу мне пора!

                   А то что-то жарко мне стало у Вас!

                   Нет ли у вас холодной водицы напиться?


Ведущая: У нас всё есть! (Подает стакан с водой.)

Дед Мороз: Спасибо вам, но я большой, мне одной кружки мало. Нет ли у вас ведра?

Ведущая: У нас и ведро есть, и колодец. Зачерпни воды из колодца!


Дед Мороз опускает ведро в «колодец», «вытаскивает» его с Золотой рыбкой.

Дед Мороз: Ой, да здесь Рыбка золотая! Звучит фонограмма «голоса» Золотой рыбки

.Золотая рыбка: Отпусти, меня. Дед Мороз! Я Рыбка не простая, а золотая. Любое твое желание исполню.

Дед Мороз: Дети, отпустим Рыбку?

Дети— Да.

Золотая Рыбка— А за это, я Вам ваше желание исполню!

Дед Мороз — Ребята, а какое Ваше желание?

Дети отвечают: «Подарки!»

Золотая Рыбка: Опусти, Дед Мороз, ведро в колодец, скажи: «Раз-два-три, Рыбка, чудо сотвори!» — и вытаскивай ведро.


Дед Мороз повторяет, «вытаскивает» ведро и раздает подарки детям.

 

ДЕД МОРОЗ: Всем подарки я раздал, никого не позабыл? А теперь пора мне в путь дорогу.

 

Дед Мороз — Друзья мои, спасибо вам за смех, стихи и пляски!

              Забыл я счет своим годам — попал не в сад , а в сказку!

              И вот пора мне уходить, но через год – ручаюсь!

              Я обещаю снова быть. На этом и прощаюсь!

 

Снегурочка:

               У праздника есть начало, у праздника есть и конец,

                 Кто с нами играл и смеялся весь вечер, тот был молодец.

Дед Мороз:

                 До свидания, взрослые и дети,

                 Теперь нам в лес идти пора.

                 А через год у елки нашей

                 Вы нас встречайте детвора!

(Дед Мороз со Снегурочкой уходят).

© Автор: Пенькова Юлия Владимировна (музыкальный руководитель высшей квалификационной  категории, ДОУ № 25 «Мозаика» г. Королёв Московской области), специально для конкурса Новогодних сценариев http://www.master-angel.ru/blogs/scenarii/konkurs-stsenariev

 

© При полном или частичном копировании материалов, активная ссылка на www.master-angel.ru обязательна!

Концепция карнавала М. Бахтина и теория архаического праздника В. Топорова | Станислав Гурин | Онтологические прогулки

 

 

 

Михаил Бахтин – известный филолог, теоретик культуры и искусства, один из самых знаменитых русских философов ХХ века. Он автор таких понятий и концепций как полифонический роман, диалог, хронотоп, событие, философия поступка. Понятия, идеи и представления, введенные и разработанные М. Бахтиным, могут быть сопоставлены с аналогичными идеями русской религиозной философии начала ХХ века и многими представлениями европейских философов ХХ века. Его идеям посвящено множество работ российских и зарубежных исследователей[1].

Первое теоретическое представление о празднике мы получаем, познакомившись с концепцией карнавала М. Бахтина. Многие на этом и останавливаются, этим и удовлетворяются. Однако, при более глубоком ознакомлении, рассмотрении, изучении, размышлении и погружении возникают вопросы, на которые нет ответов в тексте М. Бахтина. Сначала создается впечатление, что проблема карнавала (праздника) решена, вопрос закрыт. На самом деле вопросы остаются и появляются все новые, обнаруживаются умолчания, лакуны. Поэтому требуется новое, более внимательно прочтение Бахтина.

Свою концепцию карнавала М. Бахтин излагает в трех работах: в книге “Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса”[2], а также в главах “Раблезианский хронотоп” и “Фольклорные основы раблезианского хронотопа” его книгиФормы времени и хронотопа в романе” и в одной из глав работы “Проблемы поэтики Достоевского”. Книга о Рабле, материалы и приложения занимают два тома в собрании сочинений М. Бахтина.

Из всех идей М. Бахтина именно концепция карнавала вызывает наибольшие возражения и споры. В теории М. Бахтина суть карнавала сводится к “инверсии двоичных противопоставлений”: королем объявляется шут, епископом – сквернослов и богохульник, верх становится низом, голова — задом и половыми органами (материально-телесный низ, по терминологии Бахтина).

В 2012 году Калининграде в БФУ им. И. Канта прошел Международный семинар-дискуссия «Карнавал / карнавализация, шутовство / юродство», в котором приняли участие более 20 специалистов. Главной темой для обсуждения стало понимание того, что М. Бахтин назвал карнавалом. Были представлены две противоположные точки зрения: карнавал – это “стихия свободы” и “образ преисподней”[3].

Апологетический подход видит в карнавале как особое “смеховое” мировосприятие, народную карнавальную культуру, переворачивающую официальную социальную иерархию (выборы шутовского короля и т. п.) и восстанавливающую мифический золотой век всеобщего равенства.

С критической точки зрения, бахтинский карнавал – это не просто карнавал, смех, веселье, но именно – и прежде всего – осмеяние, снижение, пародирование, травестия, профанация, пусть и с сокрытым утверждающим смыслом. Высказывается мнение, что подобные интерпретации вытекают из самой сути бахтинской концепции, созвучной советскому атеизму[4].

Главная идея в концепции карнавала М. Бахтина, с которой трудно согласиться, – это категорическое противопоставление карнавала официальному празднику и всей системе власти вообще, как государственной, светской, так и церковной. Причем этой оппозиции придается ценностная нагрузка: все официальное оценивается как застывшее, устаревшее, отжившее, несущее неправду и насилие; а все карнавальное – это нечто новое, живое и свободное.

“Официальный праздник, в сущности, смотрел только назад, в прошлое и этим прошлым освящал существующий в настоящем строй. Официальный праздник, иногда даже вопреки собственной идее, утверждал стабильность, неизменность и вечность всего существующего миропорядка: существующей иерархии, существующих религиозных, политических и моральных ценностей, норм, запретов. Праздник был торжеством уже готовой, победившей, господствующей правды, которая выступала как вечная, неизменная и непререкаемая правда”[5].

Здесь подразумевается, что “готовая, победившая” правда не может быть настоящей правдой, хотя это никак не обосновывается. И даже не ставится вопрос – может ли правда быть найдена, истина открыта, известна какой либо традиции, религии или философии. М. Бахтин предполагает, что правда всегда вне зафиксированных форм мышления и социальных институтов.

“В противоположность официальному празднику карнавал торжествовал как бы временное освобождение от господствующей правды и существующего строя, временную отмену всех иерархических отношений, привилегий, норм и запретов. Это был подлинный праздник времени, праздник становления, смен и обновлений. Он был враждебен всякому увековечению, завершению и концу”[6].

Карнавал понимается как нечто подлинное, истинное, лучшее. Карнавал – “это вторая жизнь народа, организованная на начале смеха. Это его праздничная жизнь. Праздничность – существенная особенность всех смеховых обрядово-зрелищных форм средневековья”[7].

Основными чертами карнавала Бахтин считал универсальность, амбивалентность, неофициальность, утопизм. “Карнавал не созерцают, – в нем живут, и живут все, потому что по идее своей он всенароден. Пока карнавал совершается, ни для кого нет другой жизни, кроме карнавальной. От него некуда уйти, ибо карнавал не знает пространственных границ. Во время карнавала можно жить только по его законам, то есть по законам карнавальной свободы. Карнавал носит вселенский характер, это особое состояние всего мира, его возрождение и обновление, которому все причастны”[8].

Особо важное значение имела отмена во время карнавала всех иерархических отношений. “… на карнавале все считались равными. Здесь – на карнавальной площади – господствовала особая форма вольного фамильярного контакта между людьми, разделенными в обычной, то есть внекарнавальной, жизни непреодолимыми барьерами сословного, имущественного, служебного, семейного и возрастного положения”[9].

Карнавальное мироощущение “враждебное всему готовому и завершенному, всяким претензиям на незыблемость и вечность, требовало динамических и изменчивых, играющих и зыбких форм для своего выражения. Пафосом смен и обновлений, сознанием веселой относительности господствующих правд и властей проникнуты все формы и символы карнавального языка. Для него очень характерна своеобразная логика «обратности», «наоборот», «наизнанку», логика непрестанных перемещений верха и низа, лица и зада, характерны разнообразные виды пародий и травестий, снижений, профанаций, шутовских увенчаний и развенчаний”[10].

Однако “пафосом смен и обновлений, сознанием веселой относительности” пронизано не только карнавальное мировоззрение, но и методология М. Бахтина. Своеобразная логика карнавала абсолютизируется, преподносится как несомненная истина и ценность. Хотя следовало бы указать на относительность в свою очередь этой относительности. Можно согласиться с данным подходом только при условии признания его ограниченности, применении к карнавалу не как к самодостаточному феномену культуры и социальной жизни, а как элементу, моменту в структуре более общего феномена – праздника.

М. Бахтин задается вопросом: “Каковы же специфические особенности смеховых обрядово-зрелищных форм средневековья и – прежде всего – какова их природа, то есть каков род их бытия?”[11] И отвечает однозначно.

“Это, конечно, не религиозные обряды вроде, например, христианской литургии … Организующее карнавальные обряды смеховое начало абсолютно освобождает их от всякого религиозно-церковного догматизма, от мистики и от благоговения, они полностью лишены и магического и молитвенного характера (они ничего не вынуждают и ничего не просят). Более того, некоторые карнавальные формы прямо являются пародией на церковный культ. Все карнавальные формы последовательно внецерковны и внерелигиозны. Они принадлежат к совершенно иной сфере бытия”[12].

Это утверждение похоже на саморазоблачение. Если карнавал – это пародия на церковный культ, то он заведомо вторичен, не самодостаточен. К счастью, карнавал – это не только, и не столько пародия на культ. Также признается, что есть “иная сфера бытия”, но она игнорируется, а ее ценность по существу отвергается.

Смеховое начало “абсолютно освобождает их от мистики и от благоговения”, то есть от тайны, глубины бытия, от сверхбытия, от самой возможности существования сакрального и трансцендентного. Карнавальные обряды “полностью лишены и магического и молитвенного характера”, то есть возможности отношений с личностным абсолютом.

В научной литературе подвергается сомнению противопоставление в средневековой культуре карнавального смеха сакральному: “сакральное не ставится смехом под сомнение, оно упрочивается смеховым началом, которое является его двойником и спутником, его постоянно звучащим эхом”[13].

Таким образом, карнавал по М. Бахтину ничего не добавляет к наличному бытию человека, а только лишает человека вертикального измерения в бытии, личностного бытия и подлинной свободы – духовной. Христианство же не отнимает у человека его земной жизни, родовой принадлежности, продолжения в потомках, но еще предлагает бытие личности в вечности, бессмертие души, достижение совершенства человеческой природы и обожения.

Чтобы показать радикальное отличие положения человека в бытии в контексте карнавала от личностного бытия в вечности в горизонте христианства приведем фрагмент молитвы из молитв утренних в православном молитвослове: “… в радость и Божественный чертог славы Его [Иисуса Христа] совнидем, идеже празднующих глас непрестанный, и неизреченная сладость зрящих Твоего [Бога Отца] лица доброту неизреченную”[14]. Здесь речь идет о личностных отношениях людей, достигших святости с Лицами Пресвятой Троицы, что безмерно превосходит всё, о чем говорится в концепции карнавала.

Концепция карнавала М. Бахтина и весь комплекс идей с ней связанных в свое время стала очень популярна у советской гуманитарной интеллигенции. В этом был некий дух диссидентства, противостояния советской власти, ощущение свободы. Но этот настрой оказался принципиально несовместим с христианским пониманием человека и его свободы. Поэтому многие авторитетные представители интеллигенции (например, С.С. Аверинцев[15], Д.С. Лихачев), критически отнеслись к концепции карнавала М. Бахтина и в своем творчестве и личной судьбе выбрали христианскую перспективу[16].

Таким образом, подход М. Бахтина к изучению феномена карнавала должен быть существенно скорректирован и дополнен теоретическими взглядами других ученых.

Ученые, изучающие праздник в более широком контексте, чем М. Бахтин на примере средневекового западно-европейского карнавала, приходят к другим выводам. Если рассматривать праздник в целом, учитывая все многообразие форм праздников (начиная с архаических[17]), и попытаться определить его сущность, то в результате получается нечто, сильно отличающееся от концепции М. Бахтина. Именно такой подход реализован в академическом издании “Мифы народов мира”, ставшем образцом для исследований в области культурологии и антропологии.

По мнению В.Н. Топорова “для ряда архаичных традиций уместно говорить не только о разных, но весьма сходных между собой праздников, но и о едином празднике с несколькими различающимися частными вариантами”[18]. Но такое понимание праздника не совпадает с концепцией карнавала М. Бахтина, построенной на материале гуманистического мышления эпохи Возрождения.

Праздник рассматривается в самом широком историческом и антропологическом контексте, в единстве с мифом и ритуалом, от чего М. Бахтин отказывался. “Разные праздники передают единый общий смысл, и в них в очень значительной степени совпадает набор элементов праздничной композиции, многие операции, вещественные атрибуты, система символов, а иногда даже и сопровождающие разные праздники ритуальные тексты”[19]. Поэтому возможно говорить и даже о единой сущности, лежащей в основе всех праздников во всём их многообразии.

“ПРАЗДНИК, в архаичной мифопоэтической и религиозной традиции, — временной отрезок, обладающий особой связью со сферой сакрального, предполагающий максимальную причастность к этой сфере всех участвующих в празднике и отмечаемый как некое институциализированное (даже если оно носит импровизационный характер) действо”[20].

Таким образом, с самого начала праздник соотносится с традицией, социальными институтами, то есть в определенной степени с властью, но уровень социального бытия сразу же дополняется сферой сакрального. Карнавал по Бахтину противостоит власти, хотя бы временно ее отменяет, и таким образом смысл праздника сводится к социальным отношениям.

В более общей теории праздник противопоставлен обычным, непраздничным дням – будням, как профанному времени, когда отсутствует сакральное, и тем самым задается онтологический, метафизический уровень. “Противопоставление праздник – будни является ключевым и определяющим, а такие признаки, как ритуальность – аритуальность, весёлость – печаль, официальность – неофициальность, торжественность – неторжественность, должны рассматриваться как вторичные и несущественные при различении праздника и не-праздника”[21].

Если в концепции карнавала М. Бахтина сакральное упраздняется, человек отчуждается от мифа, ритуала, духовного опыта, то в теории архаического праздника сакральное оказывается в центре феномена праздничности. “Существенным и неотъемлемым признаком праздника является также его сакральность. Эта связь сакральности и праздника в его архаичной форме настолько обязательна, что в известной степени и в определённом контексте можно сказать, что сакрально то, что связано с сутью праздника, с его ядром”[22].

При этом подчеркивается, что профанное содержание праздника всегда вторично по отношению к сакральному, существует как вырожденная форма целого и полноценного праздника. “Существуют, во-первых, и чисто мирские (профанические) праздники (особенно в эпоху кризиса мифопоэтического мировоззрения), и, во-вторых, внутри праздника как сакрального целого выделяются профанические фрагменты”[23].

“«Пустота», «незаполненность» праздника так или иначе соотносится с обычной для понимания праздника идеей о разрыве профанической временной длительности, о празднике как состоянии, когда время останавливается, когда его нет”[24]. Это присутствие вечности, а не то вечно длящееся настоящее время карнавала, наличного бытия человека, вечное повторение одного и того же.

Показательно, что сакральное как нечто неподвластное человеку, чудесное и ужасное, посредством праздника становится близким человеку и обществу, люди приобщаются вечному и бесконечному сакральному началу здесь и сейчас. “Для мифопоэтической эпохи любой мирской праздник соотнесён с сакральными ценностями данного коллектива, с его сакральной историей или, во всяком случае, с неким прецедентом, который может подвергаться сакрализации”[25].

Классифицируя праздники архаичной мифопоэтической традиции, В. Топоров различает главный праздник данной традиции (универсальный праздник), так сказать, сверхпраздник, обладающий наибольшей сакральной силой; праздники годового цикла, сезонные праздники, праздники жизненного цикла (рождение, инициация, брак, смерть).

В. Топоров указывает, что “могут быть реконструированы суть и структура архаичного «первопраздника», такие его ведущие черты, как всепроникающая сакральность, целостный характер, прагматичность (он рассматривался как абсолютно необходимое практическое действие), эффективность («первопраздник» – самый сильный инструмент человека в его взаимоотношениях с природой), неотделимость от ритуала, синтетичность (использование всех доступных человеку знаковых систем), всеобщность (участвуют все члены коллектива), игровой характер, эмоциональность”[26].

Эти особенности единого «первопраздника» позволяют вывести из него всё многообразие реально засвидетельствованных типов «неполных» специализированных праздников, основные черты культа и культуры. В этом смысле «первопраздник» – есть своего рода энциклопедический свод архаичной культуры и средство порождения в ходе праздничной «игры» новых форм культуры в её символических образах.

В некоторых моментах представления В. Торопова о структуре праздника пересекаются с идеями М. Бахтина. “Из реально наблюдаемых праздников ближе всего к реконструируемому «первопразднику», кроме главных годовых ритуалов, стоят церемонии, в которых в той или иной форме «разыгрывается» известный трёхчленный комплекс «жизнь – смерть – рождение (новая жизнь)»”[27].

Однако и здесь мы можем обнаружить принципиальное отличие в понимании источника обновления жизни. В контексте концепции карнавала М. Бахтина обновление жизни и новое рождение происходит за счет стихийных материальных сил, присущих самой природе. То есть имеет место эффект самопорождения. В теории архаического праздника обновление жизни и новое рождение возможны только благодаря возвращению к началу, повторению священного события творения мира.

Наиболее полно смысл и функция праздников раскрываются в главном празднике данной традиции, который чаще всего происходит в момент, рассматриваемый как критический, на переходе от старого года к новому году. Приведем большой фрагмент статьи В. Топорова, так как он исчерпывающе описывает структуру праздника и представляет собой изложение целой теории.

“Главный праздник начинается в ситуации, связанной с обострённым и напряжённым ожиданием катастрофы мира. Старый мир, старое время, старый человек «износились», и их ожидает распад, смерть. Силы хаоса, кажется, одолевают космическую организацию мира. Печаль, траур, пост, резкое увеличение числа запретов, иногда наложение на себя дополнительных испытаний (вплоть до самоистязаний) характеризуют положение членов коллектива в этот момент. Силы жизни и плодородия на исходе, они умирают (что часто воплощается в одном из наиболее характерных мотивов главного праздника во многих традициях – мотиве умирания бога плодородия, его исчезновения из этого мира). В таких условиях спасти положение может лишь чудо, равное чуду первого творения, когда хаос был побеждён, и установилась космическая организация. Нужно идеально точное воспроизведение прецедента, того, что имело место «в начале», «в первый раз» (в принципе каждый праздник и отсылает к этому началу, напоминает об этом первом разе). Для этого необходимы соответствующие условия: требуется определить то место и время, где состоится это воспроизведение прецедента, т. е. найти соответствующие пространственный центр и точку во времени, тот перерыв в профанической длительности, когда времени нет. Жрец, царь-жрец (сакральный царь), иногда два жреца совершают ритуал. Расчленяя жертвенное животное или человека (особенно в ранних ритуальных системах), они как бы «доводят» работу хаоса до конца, до некоего нуля космичности. Лишь теперь может начаться новое творение, постепенное преодоление хаотических сил и идущее параллельно ему синтезирование космоса. Части разъятой и разбросанной по разным местам жертвы собираются, отождествляются с элементами космоса и соединяются. Образ вселенной в виде жертвы как бы обменивается на реальный мир, восставший из небытия. В него возвращается организация, плодородие, процветание, жизнь. Происходит творение нового мира, нового времени, нового человеческого коллектива, причащающегося к наиболее сакральным ценностям, к теургическому действу. Этой концептуально-ритуальной схеме праздника соответствуют действия всех членов коллектива, принимающих участие в празднике: выворачивание мира и его признаков наизнанку, мена субъекта и объекта, превращение последнего в первого, низа в верх, раба в господина, зла в добро, смерти в жизнь и т. п. (иногда дело доходит и до половой травестии), разного рода перестановки, подмены (ряжение), формирование некоего «антимира» с изнаночными характеристиками и «анти-поведения». Эту инверсию элементов мира и правил поведения в нём нужно рассматривать как крайнее средство увеличения абсурдности жизни, которому соответствует и крайнее нервное напряжение, нуждающееся в немедленной и предельной разрядке. Психотерапевтическая функция ритуала и сопутствующего ему праздничного действа и состоит в снятии этого напряжения, что достигается вовлечением участников ритуала и праздника в созидание нового мира, в проверку его связей и смыслов”[28].

Теперь становится очевидным, что концепция М. Бахтина выделяет и абсолютизирует одну из фаз праздника – нисходящую часть траектории движения праздника, связанную с дезинтеграцией, деструкцией, деконструкцией, десакрализацией. В тоже время концепция М. Бахтина полностью игнорирует другую обязательную и еще более важную фазу праздника – восходящую часть траектории, выражающую реинтеграцию, восстановление, реконструкцию, ресакрализацию.

Теория архаического праздника утверждает, что именно во второй фазе и заключается смысл праздника, его суть, ради этого праздник и затевается. Карнавал сам по себе не содержит свершения, исполнения и завершения. Только когда сакральное возвращается в мир, в социум, восстанавливается онтологическая вертикаль, и, как следствие, социальная иерархия. Только соприкоснувшись с сакральным, все способное к жизни возрождается, все способное к бессмертию обретает его.

Также следует подчеркнуть, что в концепции М. Бахтина последовательно игнорируется миф как описание чудесных событий и явлений сакрального. А в теории архаического праздника подчеркивается, что “наиболее часто праздник мотивируется мифом – событие, рассказываемое в мифе, рассматривается как прецедент, отмечаемый соответствующим праздником, в котором может воспроизводиться, в частности, и сам этот миф (миф как сценарий праздника, по крайней мере, его ритуала)”[29].

В конкретных традициях разные типы праздников включаются в единую последовательность и нередко образуют весьма сложный и многоуровневый праздничный «текст». Это выражается в календаре как описании точек и периодов сакрального времени, ключевых моментов священной истории и связанных с ними праздниками. Миф, ритуал и праздник составляют единый комплекс мышления и поведения человека на границе сакральной реальности.

Таким образом, теория праздника должна охватывать широкое антропологическое пространство, метафизическое измерение бытия человека и общества, учитывая все многообразие сакральных феноменов, сценариев и стратегий.

“Слово «праздновать» означает, как выразился бы М. Хайдеггер, «освобождать в себе место пространству»; а говоря по-христиански, «праздновать» – это значит, ощущать в себе ту «пустоту», которая требует заполнения Духом Святым, ибо ничто иное ее заполнить никогда не сможет”[30].

Праздник – это целостный, сложный и многомерный феномен. Он имеет не только культурный и социальный смысл, но и экзистенциальное, метафизическое измерение. Праздник укоренен не только в индивидуальном, личностном бытии, но и в бытии социальном и сакральном. Главное заключается в том, что праздник открывает человеку бытие личности, человеческой и божественной, возможность их встречи и совместного, согласного бытия в вечности.

“Итак, если ты будешь праздновать праздники, как я тебе изобразил, и будешь причащаться Божественных Таин, как я тебе указал, то вся жизнь твоя будет одно непрерывное празднество, одна непрестающая Пасха, – прехождение от видимого к невидимому, туда, где престанут все образы, сени [знаки] и символы празднеств, бывающих в настоящей жизни, и где вечно чистые вечно имеют наслаждаться чистейшею жертвою, Христом Господом, в Боге Отце и единосущном Духе, всегда созерцая Его и видимы бывая Им, сопребывая и соцарствуя с Ним, – выше и блаженнее чего ничего нет в Царствии Его”[31].

В христианском контексте праздник обретает подлинный смысл в Пасхе – “Празднике праздников”.

 

 

 


[1] См. : Библиография исследований творчества М.М. Бахтина // М.М. Бахтин: Pro et Contra. Личность и творчество М. М. Бахтина в оценке русской и мировой гуманитарной мысли. Антология. Том 2. СПб.: РХГИ, 2002. С. 534–658; а также периодический журнал “Диалог. Карнавал. Хронотоп”. Витебск, 1992–1997. [2] Первый вариант рукописи был завершен в 1940; затем было два издания: Бахтин, М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1965; Бахтин, М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1990. 543 с. [4] См.: Кошемчук, Т.А. О Бахтине, карнавализации, Рабле и Достоевском // Верхневолжский филологический вестник. 2015. № 2. С. 151-156; Голозубов А.В. Демонология смеха в европейской культуре // Голозубов А.В. Теология смеха как феномен западной культуры. Харьков: ТО «Эксклюзив», 2009. С. 227-320. [5] Бахтин, М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1990. С. 14. [10] Там же. С. 16. [11] Там же. С. 11. [13] Гуревич, А. Я. К истории гротеска. “Верх” и “низ” в средневековой латинской литературе // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. Т. 34, 1975, № 4. С. 327. [14] Молитва 5-я, святого Василия Великого. [15] См. Аверинцев, С.С. Бахтин и русское отношение к смеху // От мифа к литературе: Сборник в честь 75-летия Е. М. Мелетинского. М.: Изд-во РГТУ, 1983. С. 341-345; Аверинцев, С.С. Бахтин, смех, христианская культура // М.М. Бахтин как философ. М.: Наука, 1992. С. 7-19. [16] Горичева, Т.М. Христианство и современный мир. СПб.: Алетейя, 1996. 298 с. [17] Топоров, В.Н. О ритуале. Введение в проблематику // Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках. М., 1988. [18] Топоров, В.Н. Праздник // Мифы народов мира: Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1980. С. 331. [19] Там же. С. 331. [20] Там же. С. 329. [21] Там же. С. 329. [22] Там же. С. 329. [23] Там же. С. 329. [24] Там же. С. 329-330. [25] Там же. С. 329. [26] Там же. С. 330. [27] Там же. С. 331. [28] Там же. С. 330. [29] Там же. С. 331. [30] Даренский, В.Ю. Философия: “Праздник, который всегда с тобой” // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Философия. Филология» 2012. № 2 (12). С. 3. [31] Слова прп. Симеона Нового Богослова. Том 1. Слово 41.

Караваль — Стафани Гарбер » 📚 Книгомир — Бесплатная Онлайн Библиотека

Дорогая Скарлетт Дранья с Покоренного острова Трисда!

Поздравляю Вас с предстоящим замужеством. К сожалению, я никак не могу привезти свою труппу на Трисду. В этом году мы не гастролируем.

На наше следующее представление зрители допускаются только по пригласительным билетам, однако я буду рад видеть Вас, если Вы с Вашим женихом сможете покинуть остров и приехать к нам.

Прошу принять прилагаемое в качестве свадебного подарка.

Легендо, магистр Караваля

2

Чувства Скарлетт расцвели еще ярче обыкновенного: они запестрели красным жаром горящих углей, нетерпеливой зеленью свежей травы, неистовой желтизной оперения летящей птицы. Наконец-то магистр Легендо ответил! Она перечитала письмо еще раз и еще, жадно вглядываясь в каждую чернильную черточку, в каждый изгиб узора, отпечатанного на серебристом воске: солнце, внутри его – звезда, а внутри звезды – слезинка. Водяные знаки с этим же символом различались на приложенных к письму полосках бумаги. Нет, это был не розыгрыш!

– Донателла! – крикнула Скарлетт, спускаясь в винный погреб по крутой лестнице. Нос девушки уловил знакомый запах дубовых досок и черной патоки. Однако чертовки-сестры нигде видно не было. – Телла, ты где?

Масляные лампы бросали янтарные отсветы на бочонки и бутылки с ромом. Проходя мимо них, Скарлетт услышала стоны и тяжелое дыхание. Видимо, после битвы с отцом Телла хлебнула лишку и задремала прямо на полу.

– Дона… – пробормотала Скарлетт и осеклась.

– Здравствуй, Скар!

Припухшие губы младшей сестры раскрылись в нахальной белозубой улыбке. Золотисто-медовые кудри растрепались, шаль упала с плеч. За талию Донателлу обеими руками обнимал молодой моряк – именно это и поразило Скарлетт.

– Я вам не помешала?

– Мы не делали ничего такого, чем не сможем заняться опять, – ответил парень.

Он говорил по-южному напевно. Здесь, в Меридианной империи, интонации были более резкими. В ответ на шутку своего кавалера Телла хихикнула, приличия ради слегка покраснев.

– Скар, ты ведь знакома с Хулианом? – произнесла она.

Серия: Караваль — 1 книг. Главная страница.

КОММЕНТАРИИ 850

Император по случаю. Книга первая
Юрий Николаевич Москаленко

Видимо у автора всё плохо на сексуальном фронте.
Тема произведения возможно и не плоха для сказочного жанра. Автор хорошо владеет пером. Но повествование сплошь и рядом вступает в противоречие со сказанным ранее. Главный герой выглядит не столько героем, сколько неявно выраженным дебилом. Постоянно наступает на одни и те же грабли. Всем своим достижениям он обязан только каким-либо случайностям. Ну типа Иванушки Дурачка из русских сказок.
К тому же этот Иванушка просто бредит сексом. Половина текста — это либо секс, либо размышления на сексуальные темы.
Слушал в аудио варианте. Бросил это дело на середине второй книги. Не смог больше выносить этот сексуальный бред.

Валерий   10-11-2020 в 19:56   #189596 EVE 3. Дела наши житейские (СИ)
Сергей Колесников

Пля… сука… как ненавижу таких писак… всегда на самом интересном бросают книги…
где продолжение????? уже не первая книга попадается без оканцовки… одну не закончили за другую взялись… как я понимаю эта книга писалась в 2018г и что за два года дописать не судьба???

Андрей   10-11-2020 в 16:07   #189595 Рябиновая ветка
Виктор Александрович Стариков

Книга прозы Виктора Старикова «Рябиновая ветка » читается легко и с каким -то светлым настроением. Наверно потому, что время -1950 годы было светлее нынешнего. О жизни наших людей советского Урала. В рассказе » Рябиновая ветка «, давшем название и всей книжке, молодой художник, только закончивший учебу, приезжает в поселок Мраморское работать руководителем местной артели народных художественных промыслов, которые необходимо возродить. Художник талантливый, молодой, интеллигентный, он встречает здесь и симпатичную местную девушку. Эта встреча придает ему сил и вдохновения. Прототипом главного героя стал позже известный советский уральский скульптор Владимир Егорович Егроров, который в начале пятидесятых после учебы в Москве и приехал на Урал, в Мраморское, начитавшись чарующих здешним колоритом сказов П.Бажова. В дальнейшем скульптор В.Е. Егоров сделал на Урале и по стране много всего. В Свердловске -Екатеринбурге он автор памятника изобретателю радио А. Попову и других знаковых монументов и мемориальных досок.

Лиза   09-11-2020 в 12:06   #189590

ВСЕ КОММЕНТАРИИ

Интересно почитать: Несколько слов о воспитании маленьких детей

Caraval (Caraval, # 1) Стефани Гарбер

* рекордная царапина *

* стоп-кадр *

Ага, это я. Скарлетт Драгна, главная героиня хита YA Caraval. Вам, наверное, интересно, как я оказался в такой ситуации. Если хоть что-то, что произошло в этой книге, было чем-то вроде сочетания бессмысленной лжи, постоянного замешательства, одержимости каким-то парнем, большого акта заботы о младшей сестре, несмотря на очень мало признаков того, что это правда, неумолимая драма о глупой свадьбе. повторяющиеся взаимодействия, странные описания, гендерные обобщения и безумно личные свалки информации об эмоциональных событиях из прошлого.

(вставьте сюда элегантный бант) И это, мои дорогие друзья, мое впечатление от Скарлетт Драгна. Спасибо. Да спасибо. Ой, пожалуйста, прекратите овации! Я такой же, как все вы. Вот только я обладаю такой горечью и настолько предвкушаю будущее, что написал описание персонажа на отметке 25%, и бог выдержал.

Ага. Ты угадал. Мне не понравилась моя самая ожидаемая книга года.

https: //emmareadstoomuch.wordpress.co …

( Какой сюрприз! , наверное, вы все повторяете в унисон.)

Я почти почувствовал себя виноватым из-за того, что написал отрицательный отзыв об этой книге — потому что он скоро будет чертовски отрицательным — но потом я вспомнил, что это ОШИБКА ЭТОЙ КНИГИ. Он продавал себя в молодом возрасте The Night Circus . Должно быть несколько серьезных гонад, чтобы посмотреть на шедевр, по сути волшебный с передней и задней обложками, и сказать: «Ага. Моя книга такая же ». Внимание, спойлер: это действительно так.

О, Боже, этот обзор будет долгим.Один только мой список заметок очень длинный. И я откладываю фруктовые закуски, как никто другой, поэтому в моем организме достаточно сахара, чтобы выдержать длительную вспышку гнева. Пристегните все! (Примечание из более позднего: я просто упал, когда почти закончил этот обзор. Но на протяжении большей части он меня продержал.)

НАСТРОЙКА

Все, что мне нужно, это хорошая настройка. Все это время я говорил, что просто хочу, чтобы хороший персонаж полюбил и успокоился с ним, я думаю — и наслаждался этим редким подарком момента — я думаю, что ошибался.Думаю, меня больше всего волнуют настройки. (Вот почему книги с великолепным оформлением получают пять звезд, несмотря ни на что.) И поэтому мое проклятие — вечно собирать каждую книгу, которая сравнивается с «Ночным цирком».

У этой книги плохая настройка. Это сбивает с толку: все, что кажется твердым, возвращается позже. Нет ничего реального. Это не приводит к хорошему урегулированию. Но я подробнее расскажу о постоянных отговорках позже в этом обзоре. В нем отсутствуют четкие описания, в которых буквально нуждается сеттинг.Это совсем не волшебно. (Подробнее об этом позже.) Но, прежде всего, это не чертовски ЗАЗЕМЛЕННО.

Ха-ха. Эта гифка заставила меня почувствовать себя немного лучше. Спасибо, мой любимый человек на все времена, Бо Бернхэм. Во всяком случае, как я уже говорил. Этот. Является. Не. Заземлен. В 14 раунде из 3947234829, почему «Ночной цирк» лучше, чем эта книга, а последнюю никогда не следовало сравнивать, TNC занимает место в нашем мире . Да уж. Автор (предположительно) понял: 1) может нам нужно немного волшебства! И 2) она не могла создать одну из величайших декораций всех времен, одновременно создавая фантастический мир.Это ослабило бы всю книгу.

Но Стефани Гарбер НЕ сделала тот же выбор. Вместо этого мы бесцеремонно попадаем в мир, где есть острова и колонизирующие империи, и этот КЛАССИЧЕСКИЙ Я-образный прием использования неуклюжих терминов, чтобы отличить мир от реального (например, Hot Season, потому что в них нет СЛОВ ДЛЯ СЕЗОНОВ) . Еще более забавно, что во время этой книги персонажи путешествуют между странами / колониями / островами / империями / я понятия не имею, а у читателя НЕТ ЧЕРТОВСКОГО УКАЗАНИЯ, ЧТО ПРОИСХОДИТ.

Хорошо, думаю, я слишком долго говорил об этой настройке. Теперь я это понимаю. Но это же НЕЗАБЫВАЕМОЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО, хорошо?

ПЕРСОНАЖИ

Здесь мы познакомились с персонажами целого ряда, и эта книга является настоящим подвигом — все они могут быть либо плоскими, либо скучными, либо и тем, и другим! Yaaaaay! Я полностью готов попытаться притвориться эмоционально связанным с этими головорезами на 400 страницах !!

Первый: Скарлетт. Не могу поверить, что мы были пойманы в ловушку в голове самого скучного персонажа всех времен во время того, что должно было быть захватывающим приключением! (Но, очевидно, не было.) Она легко смущается, одержима приличием, влюбляется в Джулиана, потому что он горячий. Все время лжет, потому что бедняжка стыдится чего-то в себе. Очень слабый. Постоянно подвергает сомнению ее собственные рассуждения и позволяет другим принимать решения за нее. Пытается вести себя так, как будто она защищает старшую сестру, но, говоря как защитная старшая сестра, ей наплевать на семью, когда она смотрит в глаза Джулиану или буквально сосет его пальцы.

Но затем мы попадаем в совершенно другой тип персонажей: тех, кто, в конце концов, НИЧЕГО не знает. ОКОЛО. Телла, Джулиан, Легенда. Нам даны описания их, которые возвращались, возвращались и снова возвращались. Нет ничего реального. Все это сбивает с толку и является пустой тратой энергии. Я пришел ТАК ЧЕРТОВЫЙ БЛИЖАЙШИЙ к DNFing эту книгу, потому что в ней около 100 поворотов, и ни один из них не имеет смысла. Хотел выбраться из кошмара. Что, черт возьми, творится на 400 страницах ?!

Кроме того, они скучные, и я не хочу о них говорить.И «злодеи» тоже. Отец Скарлетт и Теллы в буквальном смысле безжалостен. Его жена ушла от него, и теперь он играет со своими дочерьми в психологические игры с насилием. Есть момент, когда он по сути пытается заставить жениха своей дочери изнасиловать ее. А по какой причине? Это не имеет никакого смысла. Вообще никакого смысла. В какой-то момент он бьет случайную девушку по лицу и убивает случайного чувака. Я не знаю, как это оправдать, кроме того, что эта книга небрежна.

СЮЖЕТ

Слово мудрым…если вы не читали эту книгу, вы можете пропустить этот раздел. Даже то, что я не помечаю как спойлер, может быть неким спойлером. Я попробую, вроде.

Итак, эта книга сосредоточена на Каравале, якобы прекрасном месте, над которым я уже слишком долго хандрил. Caraval привлекает кучу людей — ну, неизвестное количество людей, и, как предполагается, это игра в стиле охоты за мусором. Однако каким-то образом, несмотря на миллионы людей, которым на самом деле плевать на конкуренцию с ней, Скарлетт всего лишь натыкается на на проклятые улики.

Вот мое всемирно известное (я прославился с самого начала этого обзора, верно?) Впечатление Скарлетт, возвращающееся, чтобы показать вам, что вы чувствуете, следуя за ней во время этой вечеринки. «О, эта ужасная шпаргалка со стихотворениями, которую мне бесцеремонно дали, говорит, что я должен« заработать »следующую подсказку! Наверное, это просто та вещь, которую я случайно подобрал во время своих путешествий без лишних слов! Или, может быть, это как-то связано с ситуацией, в которую я только что наткнулся! Неважно, какой выбор я сделаю, каким-то образом его заставят сделать правильный выбор! » Где ставки ?!

Мне также кажется, что 80% всего этого — это просто то, что мы слушаем скучную старую Скарлетт, которая говорит: «Боже, я думаю, Джулиан мне лжет.Что мне делать ?! Я ему не доверяю !!! Я просто хочу поцеловать его лицо !!! » И т.п. говорит, что она родит детей или что-то в этом роде, у нее и luhhhhhhverboy НАИЛУЧШАЯ РЕАКЦИЯ Они попадают в ужасную грозу, останавливаются, чтобы разглядеться где-то от 90 минут до 7 часов, и попадают в динамичный дуэт плохих персонажей … , несмотря на то, что они находятся примерно в 1 чертовом ярде от входа в скрытый туннель система. Вход, о котором они знали с самого начала! Я хочу, чтобы они оба умерли. (скрыть спойлер)]

(просмотреть спойлер) [Также: две смерти, ни одной реальной, одновременно неприятной и досадной. Не. Болельщик. Это буквально уловка, чтобы создать впечатление, будто ваша глупая книга обладает той эмоциональной глубиной, к которой она стремится. ЧТО ЭТО АБСОЛЮТНО НЕ ДЕЛАЕТ. (скрыть спойлер)]

И эта книга — всего лишь одна копа за другой. Странный выбор написать книгу с предполагаемым «высоким фэнтези», не желая вообще определять свой мир! Все, что было сказано окончательно, было возвращено назад, дано так много противоречивых описаний Caraval, что я не смог бы их обобщить, даже если бы попытался, и, вдобавок ко всему, мы даже не получили ответов на Big Reveal.

ЯЗЫК

Эта книга написана … странно. Во-первых, Скарлетт, чтобы напомнить нам о своем особом статусе снежинки, видит эмоции в ЦВЕТЕ. Это прямо так раздражает. Вот несколько моих нелюбимых экземпляров, для вашего чтения ужас, удовольствия.
1. «Она могла видеть жало своего отвержения в оттенках бурно-синего, обволакивающее его сердце, как печальный утренний туман».
2. «Барвинковое любопытство» (не знаю, почему я так ненавижу его.Я действительно хочу.)
3. «Было бы ошибкой поцеловать его, но она чувствовала… разочарование. Он был окрашен в прохладные оттенки голубого незабудки, который окутывал ее, как вечерний туман, заставляя ее чувствовать себя достаточно скрытой, чтобы признать, что она хотела испытать больше удовольствий Караваль, чем она когда-либо призналась бы вслух ».

Вы заметили что-нибудь, кроме того, насколько раздражает эта причуда? Номера 1 и 3 в значительной степени ОДИНАКОВЫЕ. Какого черта?!

Язык этой книги не всегда УЖАСНЫЙ, это просто… странно. Каждое предложение очень перегружено. Мол, не все должно иметь образный язык. Вот мой любимый пример: в этой книге находится худшее стихотворение, которое я когда-либо читал. А я учусь на английском и ненавижу поэзию. Хочешь прочитать?
«Эту девушку в последний раз видели с Легендой.
Если вы поймаете ее, вы также поймаете и его.
Конечно, вам, возможно, придется отправиться в ад.
Но если вам это удастся, вы можете оказаться богатым.
В этом году победителю будет предоставлено одно желание.»

Я должен дать этой книге несколько реквизитов, потому что это первый раз, когда мне приходилось закрывать книгу на 90 секунд, чтобы истерически рассмеяться. Никто никогда не говорил мне, что слово« богатый »рифмуется со словом «Желаю»! Хахахаха. Это стихотворение должно быть использовано, чтобы научить важности использования счетчика.

ОБЩАЯ ГЛУПОСТЬ

У меня давно не было абсолютной привилегии написать ни один из этих разделов! Это похоже на возвращение домой. Неприятное, нежелательное возвращение домой.Например, если бы мой дом был гниющим болотом или городской канализацией.

Вот один прекрасный пример — серьезно, это как подарок богов-рецензентов: «Затем она изо всех сил старалась объяснить правду о смерти и Каравале. Телла не знала подробностей о том, как это работает. Это была одна из тех вещей, о которых люди на самом деле не говорили ». Понимаете, что я имею в виду ?! Вместо того, чтобы придумать настоящую определенную магическую систему, автор просто говорит: «О, ммм … ну, персонаж не знает.Вот это! » У мира нет определения, как и у магии. Другими словами, одни из самых неряшливых фэнтези, которые мне довелось читать.

Плюс к этому, когда вы общаетесь с членами вашей семьи в небрежные моменты, происходит много странных вещей. Я не хочу об этом говорить, потому что я наебался. Я просто хочу, чтобы все знали, что я СУПЕР не фанат.

Есть также забавный момент, когда Скарлетт читает лекции своей сестре о том, что «нельзя любить того, кого только что встретила», даже несмотря на то, что а) она влюбилась в Джулиана менее чем за 5 дней и б) она планировала вышла замуж за кого-то, кого она никогда не встречала, и думала, что может сказать, что он хороший парень, ЧЕРЕЗ ПИСЬМА.Настолько глуп.

И, может быть, мой самый любимый момент: когда гадалка говорит Скарлетт, что она хочет «любви и защиты», ее реакция даже хуже, чем я ожидал от персонажа, которого я ненавижу. Она говорит: «Разве не этого хочет каждая девушка?» КАКИЕ. THE. ЧЕРТ. АД. Нет! Нет, не всякая девушка, говнюк! Это нормально, но некоторым девушкам нужны приключения, знания, дружба, храбрость и способность заботиться о себе, черт возьми! Что за хрень ?!

Итог: я не могу поверить, как сильно я ненавидел эту книгу.(Или как долго этот обзор.) Скучный сеттинг, скучные персонажи, скучный сюжет. Общий запутанный язык и решения и раскрытия. Я искренне жалею, что никогда не читал эту книгу. [«Br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br» ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br «]> [» br » ]> [«br»]> [«br»]> [«br»]> [«br»]>

Аудиокнига недоступна | Слышно.com

  • Опасный человек

  • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
  • От: Роберт Крейс
  • Рассказал: Люк Дэниелс
  • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
  • Несокращенный

Джо Пайк не ожидал, что в тот день спасет женщину.Он пошел в банк так же, как любой другой идет в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по дороге на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — только начало неприятностей для Джо и Иззи.

  • 3 из 5 звезд
  • Лучше, чем две его последние книги, но разочаровывает

  • От Керенса Карли на 08.08.19

antiquarische und gebrauchte Bcher kaufen und verkaufen, Hrbcher, CD, Filme und Spiele

Die vergessene Generation — Die Kriegskinder brechen ihr…

Die vergessene Generation — Die Kriegskinder brechen ihr…

Ночные шляпы в Германии eine Generation gegeben, der es so gut ging wie den heute 60- bis 75jhrigen.Doch man wei wenig ber sie, man redet nicht ber sie — eine unauffllige Generation. Jetzt beginnen sie zu reden, nach langen Jahren des Schweigens.
Die Kriegskindergeneration ist im Ruhestand, die eigenen Kinder sind lngst aus dem Haus. Bei vielen …

Trümmerkind

Trümmerkind

Hamburg 1946/47 — Steineklopfen, Altmetallsuchen, Schwarzhandel.
Der 14jhrige Hanno Dietz kmpft mit seiner Familie im zerstrten Hamburg der Nachkriegsjahre ums berleben.Viele Monate ist es bitterkalt, Deutschland erlebt den Jahrhundertwinter 1946/47.
Eines Tages entdeckt Hanno in den Trmmern eine nackte Tote — und etwas abseits einen etwa dreijhrigen Jungen. Der Kleine wchst bei den Dietzens в Hamburg auf. Монателанг сприхт …

Der Vorleser

Der Vorleser

Sie ist reizbar, rtselhaft und viel lter als er und sie wird seine erste Leidenschaft.Sie htet verzweifelt ein Geheimnis. Eines Tages ist sie spurlos verschwunden. Erst Jahre spter sieht er sie wieder. Умереть быстро криминалистический Erforschung einer sonderbaren Liebe und bedrngenden Vergangenheit.

Älterwerden ist voll sexy, man stöhnt mehr — Das ultimati…

Älterwerden ist voll sexy, man stöhnt mehr — Das ultimati…

Dass Sabine Bode lter wird, merkt sie daran, dass sie an der Ksetheke junge Frau genannt wird или die Friseurin fragt: Na, wollen wircher’s mal ein béin? Aber das macht nichts, denn lterwerden ist gut.Man hat keine Hemmungen mehr und strotzt vor Selbstbewusstsein.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2021 © Все права защищены.