Книга ежевичная зима отзывы: Книгомания. Мои рецензии. Сара Джио «Ежевичная зима»

Отзывы Ежевичная зима. Сара Джио » НашеМнение

В своём сегодняшнем отзыве я хочу рассказать вам о *популярной* нынче книжной новинке осени-2014 — *Ежевичная зима* Сары Джио, которой восхищаются многие… но которая не смогла ожидать мои оправдания по двум пунктам, и об этом, а также и о своих впечатлениях я расскажу в своём отзыве (без спойлеров!).

Официальная аннотация —

Сиэтл, 1933. Мать-одиночка Вера Рэй целует своего маленького сына перед сном и уходит на ночную работу в местную гостиницу. Утром она обнаруживает, что город утопает в снегу, а ее сын исчез. Недалеко от дома, в сугробе, Вера находит любимого плюшевого медвежонка Дэниела, но больше никаких следов на заледеневшей дороге нет. Однако Вера не привыкла сдаваться, она сделает все, чтобы найти пропавшего ребенка!

Сиэтл, 2010. Репортер Клэр Олдридж пишет очерк о парализовавшем город первомайском снежном буране. Оказывается, похожее ненастье уже было почти восемьдесят лет назад, и во время снегопада пропал мальчик. Клэр без энтузиазма берется за это дело, но вскоре обнаруживает, что история Веры Рэй переплетена с ее собственной судьбой самым неожиданным образом… (с).

Вот. Я, по правде говоря, недолюбливаю подобные аннотации — пара неосторожных слов и всё насмарку, ты при чтении подсознательно помнишь об аннотации, некоторых фраз или слов из неё… ну и всё, пиши пропало — сюжет для тебя становится излишне предсказуемым, что расстраивает.

Задумка книги — великолепная, но… мне явно чего-то не хватало, а чего именно — и самой непонятно… просто — ожидала бОльшего, получила то, что есть, расстроилась малость из-за финала, пришла в недоумение от пары фактов — книжных, уж не знаю, как там-то, в суровых реалиях на самом деле могло бы случиться подобное, ибо вся книга — художественный вымысел.

А в книге это обстоятельство поначалу смотрелось так органично и душещипательно… так ми-и-ило и слезовыжимательно… и до финала осталась самая малость… и я уже с нетерпением жаждала развязки — именно той, какую я бы и хотела видеть, так как по сюжету поначалу явно вырисовывалась другая развязка, которая была видна как на ладони (для меня лично), и подсознательно я именно этого и НЕ хотела, хотелось что-то этакого, нестандартного.

Мудрено написала, да. Ну, если вкратце, то ситуэйшен выглядит так: читая книгу, я думала, что по всем законам жанра и штампов должна быть сюжетная линия А, банальная и обыденная такая.

Автор же на последних страницах делает финт хвостом и повествование сюжета меняется в непредсказуемую сторону, линия Б. Сердце моё возрадовалось было — ура! фтопку штампы и стереотипы, щас будет что-то новенькое!! — как вдруг снова финт — на этот раз ушами и финал заканчивается в лучших и предсказуемых традициях набившей оскомину линии А.

Абы-ы-ыдна-а-а!..

Ну да ладно, в каждой избушке свои таракашки и погремушки… каждая семья счастлива и несчастлива по-своему… у каждого свои пути бытия и прочего… но, блин, всё было так предсказуемо и штампованно… книги о подобном взаимоотношениях в семьях я читала многонько, и большинство из них — как под копирку: семейная трагедия, непонимание и обиды на вторую половину, каждый пытается найти свой способ — как выбраться из трясины, а потом.

.. сами-знаете-что. Да и фильмов таких полно, право слово.

Ничего нового в нашем подлунном и бренном мире, короче.

Цитаты из книги:

— Буря, — продолжал Фрэнк. — Её называют ежевичной зимой. Такое название метеорологи придумали для неожиданного возвращения холода весной. Интересно, правда? (с).

Если бы только Дэниэл мог съесть кусочек шоколадного торта. Я подумала, что нужно будет поднакопить чаевые и испечь ему такой торт. Каждый ребенок должен попробовать торт, даже бедные дети (с).

Мы обе расхохотались. Рик — нежный и, вне сомнения, из хорошей семьи — был давно и безнадежно влюблен в Эбби. Увы, он обладал очарованием краснолапой черепахи и к тому же жил с родителями (с).

— Как мило, что тебя волнует история из прошлого, — продолжала Би. — Так много молодых людей не дадут и ломаного гроша за то, что не относится к сегодняшнему дню (с).

— Боюсь, мне нужно работать.

— Работать?

— Да. Это такой пустяк, который делают люди, чтобы было на что жить, — с сарказмом ответила я (с).

— Мы, служители кладбища, верим в легенду о ежевике, — сказал Мерфи. — Вы её знаете?

Я покачала головой.

— Ежевика выбирает души, чтобы защищать их, особенные души (с).

Жанр книги — своеобразный микс из современной прозы, перемешанной с тайнами прошлого, щедро приправленной переживаниями и не только, робкие попытки любви или, вернее, влюбленности, восхищение пополам с рабочей необходимостью тоже тут… эмоции и боль матери, потерявшей своё дитя и апофеоз — могущественнейшая семья города — великие и ужасные Кенсингтоны, с которыми надо считаться, хочешь ли ты этого или нет.

А если ты — жена одного из этих Кенсингтонов?..

Что мне понравилось — легкий стиль и слог книги, которую было легко читать, кое-какие факты из прошлого, во время американской Великой Депрессии — когда работа была на вес золота, деньги — тоже, ибо на них можно было купить еду… в общем, каждый выживал как мог.

Страшное было время. И удивительно даже, что эта книга увидела свет, ибо я этим летом как-то читала статью, что-де американские политики старательно стараются НЕ упоминать о Великой Депрессии, ну не было подобного факта в истории новой Америки, вы чевой-то путаете, точно.

Как Америка смогла выбраться из этого сложнейшего экономического кризиса? Да просто — очень *вовремя* началась Вторая мировая война, и соответственно, в разы выросла промышленность, появились рабочие места — оружие и прочее надо же было поставлять куда-то… Эх.

Ничего не напоминает в наше нынешнее время?..

Кстати, в книге ничего этого нет, это всё мои размышлизЬмы. Книжные события времен Великой Депрессии — это 1929-1936 гг., и наши дни. Город — один и тот же, Сиэтл.

Что не понравилось — явная несостыковка кое-каких Очень Важных Событий, ибо возникла путаница… нет, это не реальные исторические события, это — книжная сюжетная линия… но — нелогичная очень, на мой взгляд, и в послесловии автор ни слова об этом не упомянула. Жаль.

Ну и присобачим к этому всё то, о чём я распиналась выше — море разливанное банальных штампов и донельзя предсказуемый сюжет, чуточку приправленный детективной линией.

Вывод — рекомендую прочитать как просто книгу, но ожидать от неё чего-то такого сногсшибательного и всё такое — не стоит. Я правда ожидала многого, ибо на обложке было написано:

Этот роман перевернет вашу душу (с).

Я и ждала данного *перевертыша*, и действительно — душа моя перевернулась. В другую сторону — недоумения и непоняток: и ЭТО и есть один самых разрекламированных и популярнейших бестселлеров нашего времени?! Удивительно, с одной стороны. С другой — ничего удивительно, у меня давно уже не складывается нежная и трогательная дружба со многими современными бестселлерами…

*Фиалки в марте* — вторая книга Сары Джио, которая тоже разочаровала меня своей штампованностью и предсказуемостью в конце… как-то многое чересчур притянуто за уши, увы.

Другие мои отзывы на самые разные книги:

«Пока ты моя» Саманта Хайес

«Маргаритки» Кристина Ульсон

«Сахарный ребенок» Ольга Громова

«Только невинные» Рейчел Эббот

«Роковое совпадение» Джоди Пиколт

«Не отворачивайся» Линвуд Баркли

«Дети бури» Дин Кунц

Сара Джио — Ежевичная зима » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Сиэтл, 1933. Мать-одиночка Вера Рэй целует своего маленького сына перед сном и уходит на ночную работу в местную гостиницу. Утром она обнаруживает, что город утопает в снегу, а ее сын исчез. Недалеко от дома, в сугробе, Вера находит любимого плюшевого медвежонка Дэниела, но больше никаких следов на заледеневшей дороге нет. Однако Вера не привыкла сдаваться, она сделает все, чтобы найти пропавшего ребенка!Сиэтл, 2010. Репортер Клэр Олдридж пишет очерк о парализовавшем город первомайском снежном буране. Оказывается, похожее ненастье уже было почти восемьдесят лет назад, и во время снегопада пропал мальчик. Клэр без энтузиазма берется за это дело, но вскоре обнаруживает, что история Веры Рэй переплетена с ее собственной судьбой самым неожиданным образом…

Сара Джио

Ежевичная зима

Посвящается моим сыновьям, Карсону, Расселу и Колби, и их мягким игрушкам – потрепанному мишке, трем порванным жирафам и маленькому полосатому тигру. Я ваша мать, и это самая большая радость в моей жизни.

Посвящается также всем матерям, особенно тем, кому пришлось навсегда расстаться со своим ребенком.

Сара Джио

Sarah Jio

Blackberry Winter

Copyright © Sarah Jio, 2012

© Крупичева И., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Глава 1

Вера Рэй

Сиэтл, 1 мая 1933 года

Сквозь щели дощатого пола повеяло холодом, я задрожала и плотнее закуталась в серый шерстяной жакет. На нем осталась всего одна пуговица. Они стоили по пять центов за штуку, и мне казалось глупостью думать о том, чтобы пришить новые. Да и весна уже пришла. Или нет? Я выглянула в окно третьего этажа и прислушалась к тому, как свистит и сердито завывает ветер. Ветви старой вишни с такой силой ударили в стену дома, в котором я снимала крохотную квартирку, что я подскочила, испугавшись, как бы новый удар не разбил стекло.

В этом месяце мне бы ни за что не удалось заплатить за то, чтобы вставили новое. И в эту секунду неожиданное зрелище на мгновение заставило меня забыть о моих тревогах. В воздухе закружились легкие розовые лепестки. Я вздохнула и улыбнулась. Совсем как снег.

– Мама! – пискнул из-под старого стеганого голубого одеяла Дэниел. Я отбросила одеяльце в сторону и увидела его милое круглое личико и мягкие белокурые волосы, которые все еще завивались на концах. Его младенческие волосики. В свои три года, с пухлыми розовыми щеками и большими глазами такого пронзительно-голубого цвета, что от взгляда на них замирало сердце, он был уже не младенцем, но еще и не мальчуганом. Во сне Дэниел выглядел точно так, как в тот день, когда родился. Иногда ранним утром я на цыпочках прокрадывалась в его комнату и смотрела, как он спит в обнимку со своим маленьким плюшевым мишкой с оторванным ухом и потрепанным голубым бархатным бантом.

– Что случилось, милый? – спросила я, опускаясь на колени рядом с маленькой сосновой кроваткой, не забыв бросить опасливый взгляд на окно, за которым бушевал ветер. Ну что я за мать, если собираюсь оставить его здесь одного этой ночью? Я вздохнула. Но разве у меня есть выбор? Кэролайн работала в ночную смену. И я не могла снова взять сына с собой в гостиницу, особенно после того, что случилось в прошлые выходные, когда Эстелла нашла его спящим в апартаментах в пентхаусе на девятом этаже. Она прогнала его из-под теплого пухового одеяла, словно он был мышью, застигнутой на кухне в банке с мукой. Малыша это страшно напугало, а я едва не лишилась работы. Нет, здесь, в своей кроватке, моему дорогому мальчику будет хорошо, он будет в тепле и в безопасности. Я запру дверь. Стены дома были действительно тонкими, а вот дверь была крепкой, внушительная дверь из красного дерева с отличным медным замком.

Мы оба вздрогнули, когда в квартиру постучали, требовательно, громко, настойчиво. Дэниел сморщился.

– Это снова он, мама? – спросил сын громко, а потом понизил голос до шепота: – Тот плохой дядя?

– Не волнуйся, дорогой, – сказала я и встала.  – Скорее всего, это просто тетя Кэролайн. Ты оставайся здесь, а я пойду и посмотрю.

Я спустилась вниз и на мгновение остановилась в гостиной, буквально застыла, пытаясь сообразить, что делать. Стук в дверь не прекращался. Барабанили уже изо всех сил. Я знала, кто это, и знала, что ему нужно. Я бросила взгляд на сумочку: в ней не больше доллара, может быть, наберется два. Арендную плату следовало внести еще три недели назад, и я оправдывалась перед мистером Гаррисоном, находя различные предлоги, но что мне делать теперь? Последний чек я потратила на продукты и новую пару обуви для Дэниела, моего бедного мальчика. Не мог же он и дальше втискивать ножки в старые ботиночки, которые ему немилосердно жали?

Тук. Тук. Тук.

Стук в дверь, словно эхо, повторял биение моего сердца. Я была напугана, чувствовала себя как в ловушке. Квартира вдруг стала похожей на клетку. Стены как будто опутывали меня колючей проволокой. Что же мне делать? Я по привычке посмотрела на запястье. С тех пор, как отец Дэниела подарил мне самое изысканное украшение, которое я только могла себе представить, я очень дорожила золотой цепочкой с тремя изящными сапфирами. В ту ночь в отеле «Олимпик» я была гостьей, а не горничной в черном форменном платье и белом переднике. Когда я открыла узкую синюю коробочку, а он надел браслет мне на руку, я впервые почувствовала себя женщиной, рожденной для того, чтобы носить такие украшения. Тогда мне даже в голову не приходило, что я могла бы… Я крепко зажмурилась, а стук в дверь всё продолжался. Я начала расстегивать браслет, потом покачала головой. Нет, это я ему не отдам. Так легко я не сдамся. И я подняла браслет повыше, чтобы он плотнее облегал руку, и спрятала его под рукавом. Придется найти другой способ.

Сделав глубокий вдох, я медленно подошла к двери и неохотно отодвинула задвижку. Петли скрипнули, и передо мной предстал мистер Гаррисон, стоявший в коридоре. Он был крупным мужчиной, высоким и плотным. Легко было понять, почему Дэниел так его боялся. Суровое лицо хозяина дома покрывала серая неухоженная борода. Видны были только кирпично-красные щеки со следами оспы и темные злобные глаза. От него пахло джином, сосной и кислятиной, и было понятно, что он только что вышел из салуна на первом этаже. Строгие правила сухого закона еще не были окончательно отменены, но в этой части города полиция обычно смотрела на нарушения сквозь пальцы.

– Добрый вечер, мистер Гаррисон, – поздоровалась я как можно ласковее.

Он сделал шаг вперед и поставил тяжелый сапог со стальным носком на порог.

– Обойдемся без формальностей! – рявкнул он. – Где мои деньги?

– Прошу вас… Я хотела бы извиниться, сэр, – начала я дрожащим голосом. – Я знаю, что задержала арендную плату. Для нас месяц был очень тяжелым, и я…

– Я слышал от тебя эту историю на прошлой неделе. – Голос мистера Гаррисона звучал ровно, но не менее угрожающе. Он протиснулся мимо меня и прошел в кухню, где отрезал ломтик хлеба от буханки, которую я только что вытащила из духовки. Мой ужин. Он открыл дверцу морозилки и нахмурился, не найдя там масла. – Я спрашиваю тебя еще раз, – продолжал мистер Гаррисон, и его лицо напряглось. Глаза превратились в щелочки. – Где мои деньги?

Книга «Ежевичная зима» — Сара Джио

У вас отключен JavaScript. Это пугает.
  • Каталог
    • Авто и мото
    • В городе
    • Все для дома и сада
    • Денежные переводы, Платежные системы
    • Дети и родители
    • Животные и комнатные растения
    • Игры
    • Интернет и сайты
    • Книги, журналы
    • Компьютеры и программы
    • Красота и здоровье
    • Одежда и обувь
    • Подарки и сувениры
    • Полезные советы
    • Продукты питания
    • Путешествия и туризм
    • Спорт и активный отдых
    • Техника и оборудование
    • Фильмы, видео и ТВ
  • Платим за отзывы
  • Ищем модераторов
Вход Регистрация

Найти

Написать отзыв
    Отзывы-ру
  1. Категории
  2. Книги, журналы

Сара Джио — Ежевичная зима » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Сара Джио

Ежевичная зима

Посвящается моим сыновьям, Карсону, Расселу и Колби, и их мягким игрушкам – потрепанному мишке, трем порванным жирафам и маленькому полосатому тигру. Я ваша мать, и это самая большая радость в моей жизни.

Посвящается также всем матерям, особенно тем, кому пришлось навсегда расстаться со своим ребенком.

Сара Джио

Sarah Jio

Blackberry Winter

Copyright © Sarah Jio, 2012

© Крупичева И., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Глава 1

Вера Рэй

Сиэтл, 1 мая 1933 года

Сквозь щели дощатого пола повеяло холодом, я задрожала и плотнее закуталась в серый шерстяной жакет. На нем осталась всего одна пуговица. Они стоили по пять центов за штуку, и мне казалось глупостью думать о том, чтобы пришить новые. Да и весна уже пришла. Или нет? Я выглянула в окно третьего этажа и прислушалась к тому, как свистит и сердито завывает ветер. Ветви старой вишни с такой силой ударили в стену дома, в котором я снимала крохотную квартирку, что я подскочила, испугавшись, как бы новый удар не разбил стекло. В этом месяце мне бы ни за что не удалось заплатить за то, чтобы вставили новое. И в эту секунду неожиданное зрелище на мгновение заставило меня забыть о моих тревогах. В воздухе закружились легкие розовые лепестки. Я вздохнула и улыбнулась. Совсем как снег.

– Мама! – пискнул из-под старого стеганого голубого одеяла Дэниел. Я отбросила одеяльце в сторону и увидела его милое круглое личико и мягкие белокурые волосы, которые все еще завивались на концах. Его младенческие волосики. В свои три года, с пухлыми розовыми щеками и большими глазами такого пронзительно-голубого цвета, что от взгляда на них замирало сердце, он был уже не младенцем, но еще и не мальчуганом. Во сне Дэниел выглядел точно так, как в тот день, когда родился. Иногда ранним утром я на цыпочках прокрадывалась в его комнату и смотрела, как он спит в обнимку со своим маленьким плюшевым мишкой с оторванным ухом и потрепанным голубым бархатным бантом.

– Что случилось, милый? – спросила я, опускаясь на колени рядом с маленькой сосновой кроваткой, не забыв бросить опасливый взгляд на окно, за которым бушевал ветер. Ну что я за мать, если собираюсь оставить его здесь одного этой ночью? Я вздохнула. Но разве у меня есть выбор? Кэролайн работала в ночную смену. И я не могла снова взять сына с собой в гостиницу, особенно после того, что случилось в прошлые выходные, когда Эстелла нашла его спящим в апартаментах в пентхаусе на девятом этаже. Она прогнала его из-под теплого пухового одеяла, словно он был мышью, застигнутой на кухне в банке с мукой. Малыша это страшно напугало, а я едва не лишилась работы. Нет, здесь, в своей кроватке, моему дорогому мальчику будет хорошо, он будет в тепле и в безопасности. Я запру дверь. Стены дома были действительно тонкими, а вот дверь была крепкой, внушительная дверь из красного дерева с отличным медным замком.

Мы оба вздрогнули, когда в квартиру постучали, требовательно, громко, настойчиво. Дэниел сморщился.

– Это снова он, мама? – спросил сын громко, а потом понизил голос до шепота: – Тот плохой дядя?

– Не волнуйся, дорогой, – сказала я и встала.  – Скорее всего, это просто тетя Кэролайн. Ты оставайся здесь, а я пойду и посмотрю.

Я спустилась вниз и на мгновение остановилась в гостиной, буквально застыла, пытаясь сообразить, что делать. Стук в дверь не прекращался. Барабанили уже изо всех сил. Я знала, кто это, и знала, что ему нужно. Я бросила взгляд на сумочку: в ней не больше доллара, может быть, наберется два. Арендную плату следовало внести еще три недели назад, и я оправдывалась перед мистером Гаррисоном, находя различные предлоги, но что мне делать теперь? Последний чек я потратила на продукты и новую пару обуви для Дэниела, моего бедного мальчика. Не мог же он и дальше втискивать ножки в старые ботиночки, которые ему немилосердно жали?

Тук. Тук. Тук.

Стук в дверь, словно эхо, повторял биение моего сердца. Я была напугана, чувствовала себя как в ловушке. Квартира вдруг стала похожей на клетку. Стены как будто опутывали меня колючей проволокой. Что же мне делать? Я по привычке посмотрела на запястье. С тех пор, как отец Дэниела подарил мне самое изысканное украшение, которое я только могла себе представить, я очень дорожила золотой цепочкой с тремя изящными сапфирами. В ту ночь в отеле «Олимпик» я была гостьей, а не горничной в черном форменном платье и белом переднике. Когда я открыла узкую синюю коробочку, а он надел браслет мне на руку, я впервые почувствовала себя женщиной, рожденной для того, чтобы носить такие украшения. Тогда мне даже в голову не приходило, что я могла бы… Я крепко зажмурилась, а стук в дверь всё продолжался. Я начала расстегивать браслет, потом покачала головой. Нет, это я ему не отдам. Так легко я не сдамся. И я подняла браслет повыше, чтобы он плотнее облегал руку, и спрятала его под рукавом. Придется найти другой способ.

Сделав глубокий вдох, я медленно подошла к двери и неохотно отодвинула задвижку. Петли скрипнули, и передо мной предстал мистер Гаррисон, стоявший в коридоре. Он был крупным мужчиной, высоким и плотным. Легко было понять, почему Дэниел так его боялся. Суровое лицо хозяина дома покрывала серая неухоженная борода. Видны были только кирпично-красные щеки со следами оспы и темные злобные глаза. От него пахло джином, сосной и кислятиной, и было понятно, что он только что вышел из салуна на первом этаже. Строгие правила сухого закона еще не были окончательно отменены, но в этой части города полиция обычно смотрела на нарушения сквозь пальцы.

– Добрый вечер, мистер Гаррисон, – поздоровалась я как можно ласковее.

Он сделал шаг вперед и поставил тяжелый сапог со стальным носком на порог.

– Обойдемся без формальностей! – рявкнул он. – Где мои деньги?

– Прошу вас… Я хотела бы извиниться, сэр, – начала я дрожащим голосом. – Я знаю, что задержала арендную плату. Для нас месяц был очень тяжелым, и я…

– Я слышал от тебя эту историю на прошлой неделе. – Голос мистера Гаррисона звучал ровно, но не менее угрожающе. Он протиснулся мимо меня и прошел в кухню, где отрезал ломтик хлеба от буханки, которую я только что вытащила из духовки. Мой ужин. Он открыл дверцу морозилки и нахмурился, не найдя там масла. – Я спрашиваю тебя еще раз, – продолжал мистер Гаррисон, и его лицо напряглось. Глаза превратились в щелочки. – Где мои деньги?

Джио Сара — Ежевичная зима аудиокнига слушать онлайн audio-kniga. com.ua

9 часов 15 минут