Клэр норт пятнадцать жизней гарри огаста: Клэр Норт — Пятнадцать жизней Гарри Огаста читать онлайн бесплатно

«Пятнадцать жизней Гарри Огаста» Клэр Норт: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-090967-4

Хорошо, интересно, совершенно похабный конец))))
История человека, который раз за разом проживает свою жизнь с начала до некого момента Х. Он может заболеть и умереть, может покончить жизнь самоубийством, может быть убит. Но каждый раз он родится 1 января 1919 года на вокзале. День сурка, растянутый в жизнь. Первая жизнь прошла в неведении, но с каждой следующей в возрасте четырех лет Гарри Огаст вспоминает все то, что происходило с ним до момента Х во всех предыдущих итерациях. Постепенно, оказывается, что он такой не один и люди, подобные ему – калачакра – не все, но многие, состоят в закрытом клубе. Помогают друг другу материально и морально, передают послания по цепочке рождений и смертей в глубь истории и в будущее. И вот, в одной из жизней, к Гарри приходит девочка и передает сообщение, что мир рушится, все пропало.
Эта книга мне напомнила Мэтт Хейг «Как остановить время», но не в части плагиата, нет, а в том, насколько хорошая идея может быть беспомощно слита.
Идея, на самом деле прекрасная. Мне было очень интересно читать и про теорию итераций, и про то, как же непросто человеку в таких условиях, как он пытается не рехнуться в навязанной реальности и проходит все стадии принятия. И эти попытки прожить жизнь по-разному в одинаковых исторических декорациях – хороши, да. И даже этическая составляющая темы прогрессорства хороша.

Но периодически по ходу повествования сюжет проваливался то в алогичность, то в картонность, то в нудоту (при том, что написано очень хорошо – видно, что автор училась писать, поэтому делает это качественно и добротно), а финал оказался упрощеным плоским и двумерным аж настолько, что от этого примитивизма, с которым автор закончила книгу только удивляться и осталось. У нее что, под дулом пистолета отбирали рукопись или сроки сдачи поджимали?!
Кроме того, когда герой, который всю дорогу «играет на стороне белых» и в непростых условиях старается быть моральным и этичным человеком, решающим непростые дилеммы (и довольно неплохо делающим это), который предстает перед читателем таким классическим «хорошим парнем», в финале оставляет прощальное письмо, вся суть которого сводится к детсадовскому «бебебе», это что такое? Чо за ботва?
Наверное, люди, которые хоть немного разбираются в физике, всякой там механике, пространственно-временных теориях и прочем найдут, по поводу чего можно помимо слитого конца позубоскались – мне технические моменты глаз не резали. Зато кроме финала резала глаз та клюква, которая проросла буйными ростками в той части истории, которая про Россию и про Китай.
О, да. Водка и обувь, натертая теркой (чтобы не выделяться), акцент скрывается перегаром, попасть на закрытую территорию можно сурово сведеными бровями и сомнительными речами, а еще грязь, репрессии и лагеря. Профессор Гулаков! Ааааа! И картонный китайский шпион, который очень не хотел убивать. Просто раскраска для нубов, а не персонажи. Стереотипы, шаблоны и дрова.
Пора бы западным авторам понять одну вещь – не надо писать о том, что их скудным умишкам сложно и о чем представление составляется по таким же лубочным сериалам.

Клэр Норт — Пятнадцать жизней Гарри Огаста » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

В одиннадцатый раз жизнь Гарри Огаста подходит к концу.

И он точно знает, что будет дальше: он родится вновь, в то же время, в том же месте и при тех же обстоятельствах.

А еще – будет помнить абсолютно все о прошлых жизнях.

Казалось бы, так будет всегда…

Но внезапно у смертного одра Гарри Огаста появляется девочка и передает послание: мир приближается к неизбежной катастрофе.

Теперь Гарри Огасту, находясь в прошлом, предстоит предотвратить события будущего, которые могут изменить ход мировой истории навсегда.

Клэр Норт

Пятнадцать жизней Гарри Огаста

© Claire North, 2014

© Перевод. А. Загорский, 2015

© AST Publishers, 2016

* * *

Это мое послание тебе.

Мой враг.

Мой друг.

Ты наверняка уже все понял.

Ты проиграл.

Второй катаклизм начался во время моей одиннадцатой жизни, в 1996 году. Я умирал, погружаясь в теплый морфиевый туман. Так же безжалостно, как если бы по моей спине провели кубиком льда, она выдернула меня из этого блаженного состояния.

Ей было семь лет, мне – семьдесят восемь. У нее были прямые светлые волосы, стянутые в длинный конский хвост. Моя шевелюра, точнее, то, что от нее осталось, – седая, как снег. Я был одет в классический больничный халат, изобретенный, по всей видимости, для того, чтобы приучать человека к смирению. Она – в ярко-голубую школьную форму, белые гольфы и фетровую шапочку. Усевшись на край кровати, она, болтая ногами, заглянула мне в глаза. Потом посмотрела на кардиомонитор. Увидев, что я отключил сигнал тревоги, пощупала мой пульс и сказала:

– Я вас чуть не потеряла, доктор Огаст.

Она произнесла эти слова на берлинском диалекте немецкого, однако при желании могла бы обратиться ко мне на любом языке мира, как на родном. Затем принялась чесать левое колено, там, где стягивала мокрая резинка – на улице шел дождь. Не отрываясь от этого занятия, она заявила:

– Мне нужно отправить сообщение в прошлое. Вы скоро умрете. Я прошу вас ретранслировать это сообщение членам клуба, живущим в те времена, когда вы сами были ребенком, – по той же схеме, по какой оно было передано мне. – Я попытался заговорить, но не смог произнести ни звука. – Миру приходит конец, – продолжала она. – Это послание было доставлено мне через жизни многих поколений таких, как мы. Мир гибнет, и мы не можем этому помешать. Передайте это, а дальше поступайте как знаете.

Я обнаружил, что могу членораздельно говорить только на тайском языке, но и на нем в состоянии был произнести только одно слово – «почему?».

Нет, торопливо добавил я мысленно, не почему мир гибнет – почему это сообщение имеет значение?

Она улыбнулась, поняв мой так и не произнесенный вслух вопрос, наклонилась и прошептала мне на ухо:

– Мир рушится, потому что рано или поздно это должно случиться. Но дело в том, что этот процесс ускоряется.

Это было начало конца.

Начнем с начала.

Клуб, катаклизм, моя одиннадцатая жизнь и мои отнюдь не мирные и не благостные смерти в последующих жизнях – все это не имеет никакого значения, если не понимаешь, с чего все началось.

Меня зовут Гарри Огаст.

Мой отец – Рори Эдмонд Халн, мать – Элизабет Ледмилл, но я узнал об этом лишь уже в моей третьей жизни.

Не знаю, правильно ли будет сказать, что мой отец изнасиловал мою мать. Если бы это дело рассматривал суд, он столкнулся бы с серьезными затруднениями, решая вопрос о том, имел ли в данном случае место состав преступления. Любой более или менее умный человек мог бы склонить присяжных как в ту, так и другую сторону. Мне стало известно, что моя мать не кричала, не сопротивлялась и даже не сказала моему отцу «нет», когда он набросился на нее в кухне в ту ночь, когда я был зачат. Последующие двадцать пять минут, на протяжении которых он выплескивал наружу свой гнев и ревность, стали его местью неверной жене, которую он осуществил за счет ни в чем не повинной девушки, прислуживавшей на кухне. Если смотреть на случившееся формально, моя мать не подвергалась насилию. Однако если учесть, что она, будучи двадцатилетней девушкой, работала в доме моего отца, а ее будущее целиком и полностью зависело от выплачиваемого ей жалованья, нетрудно понять, что моя мать просто не имела возможности сопротивляться – обстоятельства, в которых все произошло, были подобны приставленному к ее горлу ножу.

К тому времени, когда беременность моей матери стала заметна окружающим, отец вернулся на военную службу во Францию, где и пробыл до конца Первой мировой войны в качестве ничем не выделяющегося майора шотландского гвардейского полка. Умение ничем не выделяться на войне, в которой за один день нередко гибли целые дивизии, было весьма завидным качеством. Так или иначе, выгонять мою мать из дома без рекомендации осенью 1918 года пришлось моей бабке по отцовской линии, Констанс Халн. Человек, которому было предначертано судьбой стать моим приемным отцом и который был для меня родителем в куда большей степени, чем тот, кто меня зачал, посадил мою мать в тележку, запряженную пони, и отвез на местный рынок. Там он снабдил ее несколькими шиллингами и посоветовал обратиться за помощью к другим обездоленным женщинам, а их в округе было немало. Кузен по имени Аллистер, на самом деле приходившийся моей матери седьмой водой на киселе, к счастью, был достаточно богат. Он взял ее на работу на свою фабрику по производству бумаги, находившуюся в Эдинбурге. Однако живот рос, а сил у матери оставалось все меньше, и в какой-то момент, когда стало ясно, что она не в состоянии справляться со своими обязанностями, на ее место взяли другую девушку. В отчаянии мать написала моему родному отцу, но письмо было перехвачено и уничтожено моей бдительной бабкой. В результате в канун нового, 1919 года, истратив последние гроши, мать купила билет на поезд, идущий из Эдинбурга в Ньюкасл. В дороге у нее начались роды.

Свидетелями моего появления на свет в женском туалете на станции Берика-на-Твиде были профсоюзный активист Дуглас Крэннич и его жена Пруденс. Впоследствии мне рассказали, что начальник станции, заложив руки за спину, стоял, сурово насупившись, в шапке, покрытой снегом, перед дверью туалета, не пуская туда ничего не подозревавших женщин. Время было позднее, день праздничный, так что никого из врачей в местной больнице не оказалось. Медик появился только через три часа, но было поздно. К этому времени кровь на полу уже загустела и запеклась. Моя мать была мертва. Пруденс Крэннич держала меня на руках. О смерти матери я знаю только со слов Дугласа. Как я понял, она просто истекла кровью. Ее похоронили на местном кладбище под могильной плитой с надписью: «Лиза, умерла 1 января 1919 года. Да упокоится ее душа с миром». Только когда могильщик спросил, как звали усопшую, миссис Крэннич вспомнила, что даже не успела спросить у моей матери ее фамилию.

Далее последовало обсуждение вопроса, как быть с внезапно осиротевшим малышом, то есть со мной. Полагаю, миссис Крэннич испытывала сильное желание оставить меня у себя, но финансовое положение ее семьи не позволяло ей этого сделать. Кроме того, этому помешало то, что мистер Крэннич предпочел в данном случае следовать букве закона. У малыша есть отец, воскликнул он, и у него как у отца есть права на ребенка. Впрочем, это заявление было бы начисто лишено практического смысла, если бы у матери не было с собой адреса человека, которому вскоре предстояло стать моим приемным отцом, – Патрика Огаста. Вероятно, мать сохранила его в надежде, что Патрик поможет ей встретиться с моим биологическим отцом, Рори Халном. Были наведены справки по поводу того, является ли Патрик Огаст моим родителем. Это вызвало в округе большой переполох, поскольку тот уже давно был женат на Харриет, женщине, которая в итоге стала моей приемной матерью, и детей у супругов не было. Их бездетный брак в захолустном местечке, где табу на использование презервативов продолжало существовать даже в начале 70-х годов XX века, всегда был темой весьма оживленных дискуссий. Теперь же шум поднялся такой, что в скором времени он достиг ушей обитателей усадьбы Халн-Холл, где в то время проживали моя бабка Констанс, две мои тетки – Виктория и Александра, моя кузина Клемент и Лидия, несчастная жена моего отца. Как я полагаю, моя бабка сразу же догадалась, чей я сын и каковы были обстоятельства моего появления на свет, но не захотела взять на себя заботы обо мне. Это сделала Александра, более молодая из моих теток, которая проявила больше благоразумия и сострадания ко мне, чем все мои остальные родственники вместе взятые. Поняв, что если будет установлено имя моей покойной матери, жители округи сразу же поймут, чей я сын, она сделала Патрику и Харриет Огаст предложение. Суть его сводилась к следующему: если они согласятся усыновить и воспитать меня, она, Александра, позаботится о том, чтобы Патрик и Харриет ежемесячно получали сумму, которая с лихвой покроет все их расходы, связанные с появлением в их семье ребенка. Кроме того, она пообещала, что, когда я вырасту, обеспечит мне вполне приличное безбедное будущее. Сделку следовало зафиксировать подписанием соответствующих бумаг – как со стороны супругов Огаст, так и со стороны семьи Халн.

Кэтрин Уэбб — Пятнадцать жизней Гарри Огаста

Леонидовна 02.10.2018 06:27
Отличная вещь. Чуть затянуто в последней трети, но идея оригинальна. stankaoper 24.07.2017 22:00
Кстати, главгад запросто мог обмануть гг. и сделать таки свое зеркало в слдующей жизни. lastik 10.07.2017 20:56
История необычная. Да. Но воплощено крайне неумело. Прочёл где то пятую часть, действие так и не началось. Такое впечатление, что это всё это ещё вступление. Тоска. Вроде б и хотелось узнать, чем дело кончится, но сил читать эту тягомотину нет. Из 10 трояк. WilDMaN 10.07.2017 09:41
Необычная история, но я не в восторге:очень много воды, автор для завершения пошел по наиболее простому пути-сделал из супер злодея синтементального дурака, хотя общее впечатление на «4» по «10» шкале. Терра 08.07.2017 16:46
Великолепно bulpi 07.07.2017 23:24
Неоригинально, неталантливо, скучно. Не осилил. artik666 06.07.2017 19:49
Понравилось.

Клэр Норт — Пятнадцать жизней Гарри Огаста, читать на Topreading.ru

  • Главная
  • Библиотека
  • Жанры
  • Топ100
  • Новинки
  • Журналы

Все жанры

Все жанры

  • Любовные романы
    • Эротика
    • Современные любовные романы
    • Исторические любовные романы
    • Остросюжетные любовные романы
    • Любовно-фантастические романы
    • Короткие любовные романы
    • love
    • Зарубежные любовные романы
    • Роман
    • Порно
    • Прочие любовные романы
    • Слеш
    • Фемслеш
  • Фантастика и фэнтези
    • Научная Фантастика
    • Фэнтези
    • Боевая фантастика
    • Альтернативная история
    • Космическая фантастика
    • Героическая фантастика
    • Детективная фантастика
    • Социально-психологическая
    • Эпическая фантастика
    • Ужасы и Мистика
    • Городское фентези
    • Киберпанк
    • Юмористическая фантастика
    • Боевое фэнтези
    • Историческое фэнтези
    • Иностранное фэнтези
    • Мистика
    • Книги магов
    • Романтическая фантастика
    • Попаданцы
    • Разная фантастика
    • Разное фэнтези
    • LitRPG
    • Любовное фэнтези
    • Зарубежная фантастика
    • Постапокалипсис
    • Романтическое фэнтези
    • Историческая фантастика
    • Русское фэнтези
    • Городская фантастика
    • Готический роман
    • Ироническая фантастика
    • Ироническое фэнтези
    • Космоопера
    • Ненаучная фантастика
    • Сказочная фантастика
    • Социально-философская фантастика 
    • Стимпанк
    • Технофэнтези
  • Документальные книги
    • Биографии и Мемуары
    • Прочая документальная литература
    • Публицистика
    • Критика
    • Искусство и Дизайн
    • Военная документалистика
  • Приключения
    • Исторические приключения
    • Прочие приключения
    • Морские приключения
    • Путешествия и география
    • Природа и животные
    • Вестерн
    • Приключения про индейцев
    • Зарубежные приключения
  • Проза
    • Классическая проза
    • Современная проза
    • Советская классическая проза
    • Русская классическая проза
    • Историческая проза
    • Зарубежная классика
    • Проза
    • О войне
    • Контркультура

Клэр Норт «Пятнадцать жизней Гарри Огаста» | Книги

Гарри Огаст — «калачакра»: умерев в конце XX века, он вновь рождается 1 января 1919 года, чтобы прожить жизнь ещё раз, и так без конца. Он помнит всё, что с ним случилось. Именно он должен спасти человечество…

Claire North
The First Fifteen Lives of Harry August
Роман
Жанр: хроноопера
Выход оригинала: 2014
Переводчик: А. Загорский
Издательство: АСТ, 2016
Серия: «MustRead — Прочесть всем!»
416 стр., 7000 экз.
Похоже на:
Аркадий Стругацкий «Подробности жизни Никиты Воронцова»
Святослав Рыбас «Зеркало для героя»

Идея циклической жизни не нова и обыгрывалась в самом разном ключе — от комедийно-мелодраматического (фильм «День сурка») до трагического (повесть Рыбаса «Зеркало для героя»). Однако Клэр Норт, кажется, стала первым фантастом, решившим соединить эту идею с масштабной хронооперой. Герой романа Гарри Огаст живёт, если суммировать все его жизни, много столетий, а то и целое тысячелетие. Но хронологически события пятнадцати жизней героя ограничены пределами весьма бурного XX века. Географически же они разворачиваются на всех широтах: Англия, Америка, Таиланд, Германия, Россия, Китай, далее везде.

Клэр Норт, дипломированный историк, выжимает из исходной идеи всё, что можно. Понятно, что калачакры (так в книге называются люди, помнящие, что они уже жили раньше) постараются избегать войн и прочих потрясений. Но кто сказал, что их жизнь будет скучной и пресной? За сотни лет можно освоить в совершенстве десятки языков, стать экспертом во множестве областей, сказочно разбогатеть на предсказаниях. Да и отдельную жизнь можно распланировать по-всякому, сыграть любые роли, получить любой житейский, религиозный, сексуальный опыт. Можно создать преступную сеть в масштабах планеты. Можно ускорить прогресс человечества, чтобы уже в 1959 году в продажу поступили персональные компьютеры…

Композиция романа поначалу кажется рваной: герой то и дело сбивается с линейного рассказа на отдельные события, случившиеся с ним в той или иной жизни. Беда в том, что Гарри Огаст — исключение среди калачакр: он помнит каждую минуту своего существования. Остальные со временем забывают о том, что случилось с ними несколько сотен лет назад.

Огаст, может быть, и сам смертельно устал помнить всё. Но расслабляться ему просто некогда — на мир надвигается катаклизм, порождённый его, Гарри Огаста, худшим врагом и лучшим другом, калачакрой, решившим осчастливить человечество.

Собственно, с этого книга и начинается: в первой главе к умирающему в очередной жизни 78-летнему Огасту приходит семилетняя девочка с посланием из будущего. Это ещё одно блестящее изобретение Клэр Норт: калачакры не только объединяются в клуб «Хронос», но и передают друг другу сообщения из прошлого в будущее и наоборот, «перешёптываются» (в русском переводе ключевое понятие whispering утрачено). Скажем, человек, умирающий в конце XX века, получает от недавно родившегося ребёнка вести о том, как будут обстоять дела в середине XXI века, когда этот ребёнок стал-станет старым; вновь родившись в начале XX века, человек сообщит новости старым калачакрам, которые, родившись в середине XIX века, передадут их далее в прошлое…

Клэр Норт, дипломированный историк, выжимает из исходной идеи всё, что можно

Есть одно важное, если не важнейшее следствие всей этой ситуации: в подобных обстоятельствах человеческая мораль искажается, размывается. Взять убийство Ричарда Лисла, которое герой совершает почти в каждой жизни: твёрдо зная, что сам Лисл совершит в будущем некое ужасное преступление, Огаст убивает будущего преступника заранее — то есть, по сути, лишает жизни невиновного, точнее, лишь потенциально виновного человека.

Калачакры почти не заботятся о «простых» людях, однако жестоко карают тех, кто из лучших побуждений меняет будущее, если в результате перестают рождаться члены клуба «Хронос». Убить калачакру навсегда несложно: достаточно лишить жизни его мать прежде, чем она произведёт на свет ребёнка. Есть и другие, куда более ужасные способы расправы. Калачакры — полубоги нашего мира, противящиеся любым переменам, косные, карающие всякого, кто возжелает изменить историю. Естественно, среди них попадаются и бунтари, и иногда их бунт ставит под удар не только клуб «Хронос», но и всё остальное человечество.

«У нас два пути — либо пытаться изменить существующий мир, либо ни во что не вмешиваться и жестоко карать тех, кто пытается это сделать», — говорит один персонаж. Для читателей, воспитанных на «Трудно быть богом», такая постановка вопроса может казаться невообразимой. Это и есть главный вопрос романа: а кто мы, собственно, такие, чтобы воображать себя богами?

Итог: мастерски обыграв известный фантастический сюжет, Клэр Норт написала умную и захватывающую книгу о людях, которые хотят (или не хотят) быть как боги.

Слово творца

Фантасты любят такой сюжетный ход: если можно слетать в прошлое и убить Гитлера, вы бы стали это делать? Думаю, многие согласятся: да, Вторая мировая — осквернение истории человечества, и то, что было после неё, тоже… Разумеется, это наш моральный долг — отправиться в прошлое и изменить историю. Но история — штука сложная… Кто я такая, чтобы получить такую силу, нести такую ответственность? Чтобы стать воплощением морального абсолюта?

Я собственными глазами видел, как возводили Берлинскую стену — и как она рухнула, видел, как горят и превращаются в груду обломков нью-йоркские башни-близнецы, как танки въезжают на пекинскую площадь Тяньаньмэнь, как умирает сражённый пулей снайпера президент Кеннеди и как над землёй встают грибы ядерных взрывов.
Гарри Огаст

удачно

масштабность

убедительный психологизм

неоднозначность морального выбора

неудачно

некоторая затянутость

«Пятнадцать жизней Гарри Огаста» Клэр Норт: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-090967-4

Хорошо, интересно, совершенно похабный конец))))
История человека, который раз за разом проживает свою жизнь с начала до некого момента Х. Он может заболеть и умереть, может покончить жизнь самоубийством, может быть убит. Но каждый раз он родится 1 января 1919 года на вокзале. День сурка, растянутый в жизнь. Первая жизнь прошла в неведении, но с каждой следующей в возрасте четырех лет Гарри Огаст вспоминает все то, что происходило с ним до момента Х во всех предыдущих итерациях. Постепенно, оказывается, что он такой не один и люди, подобные ему – калачакра – не все, но многие, состоят в закрытом клубе. Помогают друг другу материально и морально, передают послания по цепочке рождений и смертей в глубь истории и в будущее. И вот, в одной из жизней, к Гарри приходит девочка и передает сообщение, что мир рушится, все пропало.
Эта книга мне напомнила Мэтт Хейг «Как остановить время», но не в части плагиата, нет, а в том, насколько хорошая идея может быть беспомощно слита.
Идея, на самом деле прекрасная. Мне было очень интересно читать и про теорию итераций, и про то, как же непросто человеку в таких условиях, как он пытается не рехнуться в навязанной реальности и проходит все стадии принятия. И эти попытки прожить жизнь по-разному в одинаковых исторических декорациях – хороши, да. И даже этическая составляющая темы прогрессорства хороша.
Но периодически по ходу повествования сюжет проваливался то в алогичность, то в картонность, то в нудоту (при том, что написано очень хорошо – видно, что автор училась писать, поэтому делает это качественно и добротно), а финал оказался упрощеным плоским и двумерным аж настолько, что от этого примитивизма, с которым автор закончила книгу только удивляться и осталось. У нее что, под дулом пистолета отбирали рукопись или сроки сдачи поджимали?!
Кроме того, когда герой, который всю дорогу «играет на стороне белых» и в непростых условиях старается быть моральным и этичным человеком, решающим непростые дилеммы (и довольно неплохо делающим это), который предстает перед читателем таким классическим «хорошим парнем», в финале оставляет прощальное письмо, вся суть которого сводится к детсадовскому «бебебе», это что такое? Чо за ботва?
Наверное, люди, которые хоть немного разбираются в физике, всякой там механике, пространственно-временных теориях и прочем найдут, по поводу чего можно помимо слитого конца позубоскались – мне технические моменты глаз не резали. Зато кроме финала резала глаз та клюква, которая проросла буйными ростками в той части истории, которая про Россию и про Китай.
О, да. Водка и обувь, натертая теркой (чтобы не выделяться), акцент скрывается перегаром, попасть на закрытую территорию можно сурово сведеными бровями и сомнительными речами, а еще грязь, репрессии и лагеря. Профессор Гулаков! Ааааа! И картонный китайский шпион, который очень не хотел убивать. Просто раскраска для нубов, а не персонажи. Стереотипы, шаблоны и дрова.
Пора бы западным авторам понять одну вещь – не надо писать о том, что их скудным умишкам сложно и о чем представление составляется по таким же лубочным сериалам.

Кэтрин Уэбб «Пятнадцать жизней Гарри Огаста»

Пока «Bowl of Heaven» Нивена и Пурнелла несколько месяцев тихо пылятся на первых электронных страницах в закладках, а «The Harvest» Уилсона находится только в самом начале прочтения, наконец-то завершилось чтение романа Кэтрин Уэбб (видимо, с псевдонимом Клэйр Норз) «The First Fifteen Lives of Harry August» или «Первые пятнадцать жизней Гарри Огаста» 2014 года. Именно о впечатлениях от этой книге, заполучившей Мемориальную премию Джона Кэмпбелла 2015 и имевшей номинации на еще две премии, я и хотел рассказать.

Итак, по сути книга Кэтрин Уэбб — очередная вариация на тему, которую можно назвать и кольцом, и петлей, и кругом времени, ну или просто «днем сурка» — то бишь бытописанием человека, попавшего в череду повторяющихся событий; неважно, какой именно длины — в день ли, неделю, год, несколько лет или вообще жизнь. Самое главное что все это повторяется для него одного и каждый цикл проходит с чистого лица, без изменений. Правда, от произведения к произведению эти нюансы могут варьироваться. Но, если мы уберем все НФ-книги, где «зацикливание» происходит вне пределов одной жизни одного человека, а сюжет крутится вокруг машин времени и прочего, то романов с рассказами подобного типа, как «Первые пятнадцать жизней Гарри Огаста» Уэбб окажется довольно и довольно мало. Опять же, выкидывая известные фильмы вроде того же «Дня сурка», недавнего «Грань будущего» и комедийного варианта «12:01», более-менее известной фантастической повестью с кольцом времени/«днем сурка» окажется «Подробности жизни Никиты Воронцова» — безусловно, малый шедевр индивидуального «небратского» творчества Аркадия Стругацкого (правда, планировали-то все-таки вместе эту работу, так что…). И, зная, что фигура Стругацких и их рассказы с романами известны далеко за пределами русскоязычного и любого постсоциалистического пространства, неудивительно заметить нечто общее в «Подробностях…» и «Первых жизнях…», даже если брать те самые «дневники Человека Зацикленного». И, скажу сразу, есть еще одно совпадение в сюжетах двух этих книг: и в той, и в другой ждать объяснения феномену петли времени длиною в жизнь не приходится. Герои Уэбб, конечно, этим интересуются, но без особых результатов. Дополнительно хочется упомянуть еще одно схожую тематически работу, которая на Западе известна более, чем у нас, да и издавалась впервые на английском языке — это повесть оккультиста-мистика Петра Успенского «Странная жизнь Ивана Осокина». Вполне возможно, что Уэбб была знакома и с этой повестью. Пересечения имеются и с некоторыми деталями романа Пола Андерсона «Настанет время». Более того, похожи несколько отрывков текста на обозначенное произведение Андерсона так сильно, что выглядят как отсылки к нему от Уэбб.

Перед нами дневники некоего Гарри Огаста — довольно, как кажется поначалу, обычного и ничем не примечательного жителя Туманного Альбиона. Точнее, так он выглядит лишь в своей первой из пятнадцати жизней. Так что это даже нечто большее, чем дневниковые выдержки — это описания нескольких жизней, разных событий и людей из них, идущих не по порядку, вразброс, но соблюдающих общую сюжетную направленность с некоторыми отвлечениями. И да, только дневниками эти записи нельзя назвать и по причине, открывающейся уже в эпилоге романа. Тем более, что перед нами представлена жизнь (или жизни — тут уже в зависимости от точки отсчета) не одного лишь главного героя, коим и является рассказчик и создатель этих записей Огаст. «Пятнадцать жизней…» — это история двух людей, проклятых или наделенных свыше, а может просто избранных волей Случая людей, которые вынуждены проживать свою жизнь, от рождения до смерти, в основном одной и той же, раз за разом. Это история двух людей, в чем-то друзей, а в чем-то врагом, в чем-то единомышленников, а в чем-то мысленных полюсов. Это и их борьба, и их дружба… Это история всех уроборосов, калачакр — Зацикленных Людей. Это история о сложном моральном выборе, ответственности, внутренней борьбы, избрании своего пути, философских догмах. Это набор целого спектра вопросов, который в чем-то очень сходен с «Трудно быть богом» Стругацких (если углубляться, то «Первые пятнадцать жизней…» и есть хронооперный аналог известной повести братьев). И да, еще стоит ожидать Апокалипсиса, ну, или только его возможности, теорий заговора, изменения, в какой-то мере, Реальности (тут, опять же, вопрос о точке отсчета…), в чем-то альтернативных вариантов истории и еще много чего другого.

К заключению, подводя какой-то итог этого многопланового и качественного произведения, автора которого не зря наградили хотя бы одной премией, считаю нужным как-то покритиковать книгу. Начну с того, что научной фантастикой ее можно назвать лишь руководствуясь широкой расшифровкой жанра. Я и сам, что уж говорить, только широкой интерпретацией и пользуюсь, но здесь я ничего научного не вижу. Да, тут, вроде, и магии совсем нет, но и науки как-то не особо, а ведь роман выдвигали на чисто научно-фантастические премии. Так что да, соглашусь, что из-за сложностей отнесения «Жизней…» к чему-то одному, работу Уэбб проще соотносить с НФ, нежели с магическим реализмом, к примеру. Небольшими минусами лично для себя считаю недоговорки по некоторым сюжетным элементам — имею в виду смутные или вовсе отсутствующие объяснения и описания возникновения зацикливания и конца света. Хотя, это мелочи, ибо по сюжету и авторскому замыслу все так и нужно. А вот одним из самых главных плюсов я считаю развитие клише петли времени — идея передачи информации из прошлого в будущее и наоборот, многочисленности Зацикленных Людей, Хронос Клубов — все это, безусловно, новое дыхание и свежая кровь для жанра. Правда, во всей этой усложнившейся картины мира из множества Реальностей, зацикленных в друг друге, не всегда просто ориентироваться, но не это главное.

По большому счету «Пятнадцать жизней Гарри Огаста» Уэбб — это реализм. Да, с кучей фантастических элементов, образующих весь плацдарм для развития сюжета, но книга ведь не заостряет на этом внимание. Может, было и неплохо бы увидеть эпический эпос о смысле бытия и роли в нем, происхождении и предназначении, вечных людей, который мог бы закончиться постмодернистской с примесью психоделики концовкой, но перед нами другая книга. Книга о жизни как таковой, приоритетах в ней, идеалах и ценностях, цене истины, семье, человеческих взаимоотношениях, ответственности, в конце-концов. И ознакомиться с таким необычным, интересным и во многом новым романом стоит.

Первые пятнадцать жизней Гарри Августа Клэр Норт

ВНИМАНИЕ: в этом обзоре есть «спойлеры».

Это, наверное, самая скучная книга, которую я когда-либо читал. Я полагаю, это заслуживает некоторого уважения. Как и в «Доме семи фронтонов», автор преуспел в том, что заставил меня почувствовать клаустрофобию и запереть в царстве бесконечной скуки, что я рассказал об отвращении рассказчика к жизни после страданий всего на пятидесяти страницах. Однако это не признак хорошей истории.

«Сюжет», если хотите (и если мне кажется, что я говорю пафосно, то это

ВНИМАНИЕ: в этом обзоре есть «спойлеры».

Это, наверное, самая скучная книга, которую я когда-либо читал. Я полагаю, это заслуживает некоторого уважения. Как и в «Доме семи фронтонов», автор преуспел в том, что заставил меня почувствовать клаустрофобию и запереть в царстве бесконечной скуки, что я рассказал об отвращении рассказчика к жизни после страданий всего на пятидесяти страницах. Однако это не признак хорошей истории.

«Сюжет», если хотите (и если мне кажется, что я говорю претенциозно, то это потому, что меня заразил стиль, в котором было написано это повествование…эхм):

Гарри (рассказчик) — один из многих, кто живет своей естественной жизнью, только чтобы обнаружить, что после смерти они возрождаются в той же жизни, чтобы начать все сначала. Большинство людей с этим заболеванием не могут вспомнить подробности своей предыдущей жизни, когда они перерождаются. Гарри — один из немногих, кто помнит «все». Его называют «мнемоником». Почему это так эффектно не удается как сюжетный прием? Потому что они также до бесконечности повторяют, что что бы вы ни делали в каждой последующей жизни, «вы ничего не можете изменить».На обратной стороне книги даже написано: «Ничего никогда не меняется» и «… он пытается спасти прошлое, которое не может изменить …» Однако, если вы один помните свои предыдущие жизни, вы — дикий карта. Вы начнете влиять на свое окружение / людей вокруг вас / на происходящие события. Невозможно, чтобы все было одинаковым. Вещи БУДУТ меняться — потенциально очень большие вещи. Подумайте об эффекте бабочки. По крайней мере, вы сами резко изменитесь. Эта история просто не работает.

Теперь, прежде чем я продолжу, я хотел бы обратиться к некоторым комментариям к этому обзору, сказав, что я перечисляю «предполагаемые» сюжетные дыры и просто не понимаю книгу. Давайте исследуем самую очевидную дыру в сюжете: всю предпосылку. Итак, вы проживете, может быть, 80 лет, умрете и переродитесь … в той же семье, в той же жизни, и вы все помните. Это означает, что вы должны переделать все младенчество, детство и юность, зная, что вы жили раньше, и предвкушая каждое событие. Подумайте о названии книги — это случается с вами как минимум 15 раз.Это минимум 280 лет, которые я потратил на взросление снова и снова. Насколько вы были бы разочарованы?

В целом, вы бы прожили около 1200 лет. Это 1200 лет, когда вы были свидетелями одних и тех же событий, встречались с одними и теми же людьми, были вынуждены делать то же самое, слышать одни и те же «новости» и т.д. Больше не будет ажиотажа. Музыка, фильмы и т. Д. Никогда больше не будут новыми. Политика не имела бы смысла. Вам придется узнавать людей снова и снова, даже если вы их уже знаете.Вы бы никогда не влюбились в первый раз снова, если бы вы не искали других людей и не отказались от всех своих детских установок, снова и снова. Смерть потеряет всякое значение, потому что вы будете знать, что снова увидите всех. Ваша собственная смерть будет бессмысленной, потому что вы ожидаете возрождения. На обратной стороне книги написано, что эта история «полностью оригинальна». Это не так — это «День сурка» в более длительном масштабе.

Итак, что бы вы сделали? Что бы вы сделали, если бы к вам относились как к 3-летнему ребенку, но помните, что вам было 80? Ты бы определенно начал бунтовать и делать все, что тебе нравится.Я полагаю, со временем ты, возможно, начнешь заниматься самоубийством или даже убийством. Вы будете прыгать с парашютом, заниматься трапезой и заниматься другими опасными видами деятельности. В каждой жизни вы будете идти по разному карьерному пути, пытаясь смешать его. Это был бы ад, и вы бы делали абсолютно все, что могли, чтобы извлечь из этого максимум пользы, чтобы оставаться в здравом уме — но я не думаю, что у вас это получится.

Я скажу вам, чего вы НЕ стали бы делать: каждую скучную жизнь просиживать в чьей-то гостиной, говоря о политике — это почти то, что Гарри делает на протяжении всей книги.Помните, если мы серьезно отнесемся к этой предпосылке, он делает это 1200 лет — 1200 лет тирады после бесконечной скучной бессмысленной, отупляющей, мучительной душераздирающей претенциозной тирады о таких вещах, как коммунизм — как будто ЛЮБОЕ из этого является новым, интересным и проницательным в 2015 — а какая разница, если все равно ничего изменить нельзя? Вы просто умрете и снова окажетесь в том же политическом климате без эволюции. Откуда вы вообще знаете, что будущее существует? Вот как вы, вероятно, начали бы думать, если бы это было на самом деле.Более того, политические идеи, которые она продвигает в этой книге, меня даже обидели и разозлили. Они так мало заботились о жертвах истории, что я почувствовал отвращение.

Думаю, дело в том, что я отказался от этой книги, думая, что автор не понимает людей и основы человеческой психологии / поведения. Это подкреплялось тем фактом, что мне приходилось постоянно напоминать себе, что рассказчиком должен быть мужчина. Мне он казался таким похожим на женщину. Он был совершенно неубедителен.

В этой книге также отсутствует нулевая характеристика.Даже рассказчик — я ничего не могу вам рассказать о нем. Он самый бездушный персонаж из когда-либо придуманных. У него есть все это время, чтобы думать, расти и развиваться как человеческое существо, но он не делает этого. Он просто стоит в унылых душных комнатах, пьет виски и размышляет о бессмысленности жизни. В какой-то момент он говорит, что любил женщину по имени Дженни, и она поместила его в приют, потому что подумала, что он сошел с ума, когда он сказал ей, что знает будущее. Она больше никогда не упоминается на 300 страницах. Наконец выясняется, что она замужем за Винсентом.Гарри говорит, что у него разбито сердце, и … Я сформулировал это так же, как и в книге. Это настолько глубоко, насколько это возможно. Мне также показалось невероятным, что каждый персонаж оказался блестящим в квантовой физике. Разве это не удобно?

Все тоже были снобами из элитарного среднего класса — а их было МНОГО: в каждой главе был новый персонаж — я не думаю, что никого, кроме Винсента, когда-либо снова видели в будущих главах. Держаться было не за кого. И когда я говорю о главах, я имею в виду отрезки по 1-3 страницы.Вот какой длины была каждая глава, и все они ни к чему не привели. Они просто превратились в ничто. Переверните страницу — сцена перевернута — персонажи ушли — зачем я это прочитал?

Это не касается даже попыток научно-фантастических элементов романа, которые вообще не продуманы и не объяснены. Например, Винсент говорит, что он изобретает машину, называемую «квантовым зеркалом», которая позволит вам осознать, что вы на самом деле Бог. Это все объяснения, которые нам даны. Нет визуального описания.Науки нет. Нет философского понимания. Нет … НИЧЕГО. Я должен был прочитать этот раздел десять раз, прежде чем согласился с тем, что автор не удосужился обдумать эту идею. Это даже не идея; это идея идеи.

Множество других рецензентов здесь сказали, что наука и философия пролетели над их головами. Нет, это не так. Идеи, представленные в этой книге, на самом деле очень простые; автор перефразировал пучок клишированной поп-науки без особого оригинального понимания.Причина, по которой эти концепции сбили с толку других рецензентов, заключается в том, что они настолько плохо «объяснены», что очевидно, что сам автор не знает, о чем говорит. Они также не имели отношения ни к чему другому, что происходило.

Больше всего меня беспокоит то, что эта книга рекламировалась как рассказ о путешествиях во времени. Это НЕ ИСТОРИЯ ПУТЕШЕСТВИЯ ВРЕМЕНИ. Он повторяет свою жизнь снова и снова. Он не прыгает вперед и назад во времени. Тем не менее, автор решил написать это так, как будто он это сделал, чтобы вы не знали, что происходит.Взад и вперед, вперед и назад — единственная причина, по которой я могу думать, что она это сделала, — это замаскировать тот факт, что ничего не произошло.

Я также должен отметить, что это красноречиво говорит о том, что все фанаты, которые находят время, чтобы прокомментировать мой обзор, враждебны, противны и считают, что уместно нападать на меня лично, даже не встречаясь со мной. Вы можете высказать свое мнение, но я удаляю любые оскорбительные комментарии — не потому, что мои МНЕНИЯ «неправильные» или я «слишком глуп, чтобы уметь читать» (честно говоря, кто-то решил, что это нормально) .Это те люди, которых заставляют защищать этот роман — еще одна причина, по которой я НЕНАВИЖУ эту книгу.

.

Первые пятнадцать жизней Гарри Августа Клэр Норт

Iedereen heeft de gedachten wel gehad: wat als ik eeuwig zou leven? Dan kan ik meer zien van de wereld, me ontwikkelen, opnieuw kunnen beginnen met nieuwe kansen en mogelijkheden. Maar je denkt ook aan de minpunten: wat als iedereen eerder dood gaat als ik? Iedereen heeft de gedachten wel gehad: wat als reïncarnatie zou bestaan? Zou ik dan terugkomen als een beter persoon of geboren worden op een betere plek? Zou ik mijn vorige leven kunnen herinneren?

Maar niemand denkt aan de emoties waar Harry

Iedereen heeft de gedachten wel gehad: wat als ik eeuwig zou leven? Дэн кан ик меер зиен ван де верельд, я ontwikkelen, opnieuw kunnen beginnen met nieuwe kansen en mogelijkheden.Maar je denkt ook aan de minpunten: wat als iedereen eerder dood gaat als ik? Iedereen heeft de gedachten wel gehad: wat als reïncarnatie zou bestaan? Zou ik dan terugkomen als een beter persoon of geboren worden op een betere plek? Zou ik mijn vorige leven kunnen herinneren?

Maar niemand denkt aan de emoties waar Harry August tegenaan loopt: verveling. Verveling omdat je alles al hebt meegemaakt. Гарри Хифт Джин Иувиг Левен, Хидж Гаат Дуд. Het verschil — это то, что Гарри уже знаком с открытым словом geboren.Op dezelfde dag, in hetzelfde jaar, встретил dezelfde vader en moeder. Hij groeit op bij dezelfde mensen, op dezelfde plek. Маар эльке кир встретила де хериннинген ван зийн вориге левенс. De gebeurtenissen die zijn geweest. De mensen waar hij van heeft gehouden, die hem in dit leven niet kennen en niet herinneren. Harry en zijn soortgenoten vervelen zich. Ze hebben alles al gezien, alles al gedaan. Dus blijft de vraag: wat zou ik doen in dit leven?

В районе Клэр Норт, над Калачакрой.Een groep mensen die telkens weer opnieuw worden geboren in hetzelfde leven. De groep leeft zijn leven zonder invloed op de geschiedenis (of is het de toekomst) uit te oefenen. Niet dat een beetje invloed ooit iets verandert: de tweede Wereldoorlog vindt altijd plaats, John F. Kennedy wordt altijd neergeschoten. Het enige wat verandert zijn de hoofdpersonen zelf. Sommige willen meevechten aan de frontlinie, anderen vluchten в 1938 году в Канаде. Tot dat er een boodschap komt uit de toekomst …

De spanning in het verhaal loopt op als blijkt hoe sommige kalachakra de kennis uit de toekomst gebruiken in het heden. Speel je dan voor God of ben je jouw ‘дал’ aan het gebruiken voor de mensheid? Een hoop vragen waar North Antwoordt op probeert te geven door hoofdpersoon Harry August te laten strijden tussen wat goed is en wat kan. Ze speelt встретил de spanning en raakt een keur an emoties bij de lezers door telkens een stapje verder te gaan. Dat maakt dat je als lezer ook telkens een bladzijde verder wilt.Een boek om te verslinden.

Обзор Volledige на The Post Online

.

Первые пятнадцать жизней Гарри Августа Клэр Норт

Jsem Harry August, narozený na Nový roku 1919. Je mi šedesát osm let. Je mi osm set devadesát devět.

Jsou knížky, které přečtete a říkáte si «to bylo fajn». Pak jsou knížky, které přečtete a říkáte si «super, to si zase někdy přečtu». A pak jsou tu knížky, které čtete, celou dobu si říkáte wooow, na stránce 320 z 355 chcete, aby měla knížka dalších 300 stran a když je odčtete, máte chuť se do nich pustit znova. Prvních patnáct životů Harryho Augusta je jednou z těchto knížek.

А что ж?

Jsem Harry August, narozený na Nový rok roku 1919. Je mi šedesát osm let. Je mi osm set devadesát devět.

Jsou knížky, které přečtete a říkáte si «to bylo fajn». Pak jsou knížky, které přečtete a říkáte si «super, to si zase někdy přečtu». A pak jsou tu knížky, které čtete, celou dobu si říkáte wooow, na stránce 320 z 355 chcete, aby měla knížka dalších 300 stran a když je odčtete, máte chuť se do nich pustit znova. Prvních patnáct životů Harryho Augusta je jednou z těchto knížek.

А что ж? Гарри Август прожи свй живот доцела обыкновенный и наконец умира. Stane se ovšem věc, se kterou moc nepočítal — vrátí se na začátek svého života a znovu se narodí — se všemi vzpomínkami na předchozí život. Так, чтобы покрасить и в дальних животных. Musím říct, že samotný koncept není úplně jednoduché si představit, jak to všechno фунгуйе atd, ale na druhou stranu, nic podobného jsem ještě nečetl, takže za téján doyostáln, takže za téjál do origináln. Navíc velice poutavě psané, odtrhnout se od toho bylo dost těžké (aneb když čtete v tramvaji, musíte už vystoupit a pomalu běžíte domů, abyste mohli pokračovat, i kdy mástý spoustý).+ Příběh nebyl psaný tak úplně popořadě, naopak Harry ve svém vyprávění leckdy přeskočil do jiné doby v jiném životě, nicméně ani tak nebylo vůbec těžké popořadě, se to příbaté.

PS: Musím říct, že mi dlouho žádná knížka tak nevyrazila dech a od té doby, co jsem dočetl třetí Hunger Games a tam se stala TA věc se mi nestalo, že bych musel knížíjt a odlo.

Takže pokud máte rádi originální příběhy, které jsou ještě k tomu skvěle napsány — Prvních patnáct životů Harryho Augusta vás pravděpodobně nezklame.

.

Первые пятнадцать жизней Гарри Августа, Клэр Норт

Üle pika aja sai loetud ka üks väljakutse raamat, nimelt: Клэр Норт «Гарри Огюсти оценил viisteist elu». Käisin HeadRead festivalil autorit kuulamas ning sain oma eksemplari ka autogrammi. Väga разорвал naisterahvas oli ning teda oli äärmiselt huvitav kuulata. Muuhulgas ütles ta, et inimesed loevad raamatuid teistmoodi, kui teavad kes на автора. Tõdesin, et oli tõesti nii.

Kujutage ette, et elate sama elu ühe uuesti ja uuesti.Just nii juhtub Harry Augustiga, kes peale pikka ja tavalist elu uues

Üle pika aja sai loetud ka üks väljakutse raamat, nimelt: Клэр Норт «Гарри Огюсти оценил viisteist elu». Käisin HeadRead festivalil autorit kuulamas ning sain oma eksemplari ka autogrammi. Väga разорвал naisterahvas oli ning teda oli äärmiselt huvitav kuulata. Muuhulgas ütles ta, et inimesed loevad raamatuid teistmoodi, kui teavad kes на автора. Tõdesin, et oli tõesti nii.

Kujutage ette, et elate sama elu ühe uuesti ja uuesti.Just nii juhtub Гарри Augustiga, kes peale pikka ja tavalist elu uuesti sünnib, uuesti 1919. aastal, uuesti raudteejaamas, uuesti Harry Augustina, mõisniku sohipojana. Ainult, et ta mäletab iga viimset kui detaili oma eelmisest elust. См. Аджаб та эсмальт хуллукс, куид колмандак элюкс на мис асджага харджунуд нинг пиги лейаб ка тейси эндасугусейд уроборе, кес на коондунуд хроноз клубиссе, мис айтаб ууестисюндинутел туйту лапсепледальвега. Kujutage nüüd ette iga natukese aja tagant asjade õppimist, mis on sulle ammu teada, nagu 2 + 2 või õigekiri.Eelmises elus tehtu ei mõjuta järgmist kuni Гарри surivoodi juurde tuleb väike tüdruk olulise sõnumiga. Нимелт на üks urobor hakanud jumalat mängima ning см. Mõjutab tulevaid sündmusi nii, et palju urobore jääb sündimata ja maailmalõpu lähenemine kiireneb. Järgmistes уклоняется от ролла Harryl oluline, sest ainult tema saab midagi ette võtta, kuna 20. sajandi Chronose klubi on hävitatud ning mees teab ainsana, keda süüdistada.

Mulle väga meeldis см. Raamat, eriti kuna pole midagi sarnast varem lugenud.Ideed olid lennukad ning loogiliselt kirja pandud. Ette on heidetud loo aeglast kulgu, kuid mind см. Ei häirinud. Pigem oligi parem sisse elada, sest sündmustik on parajalt keerukas ning tegevust ei tutvustata lugejale lineaarsena, vaid põigeldakse oleviku ehk 15. elu ning Harry minevikumeenutuste vahel. Mees ei ela iga elu ühtmoodi, vaid kohtub erinevate inimestega ja peab eri ameteid, kord on ta teadlane, siis hoopiski ajakirjanik. Минги vaheldus peab ju olema.

Kui tekkis huvi, siis soovitan lugeda.Autoriga kohtumisel oli üks naine, kes ütles, et algus tundus talle igav ning seetõttu keris ta lõpuni ja kuna см. Oli huvitav, siis luges kogu raamatu ikkagi läbi ja talle meeldis. Nii, et kui algus heidutab, siis teate, mida teha! Lisaks on tegu Varraku juuni ühislugemise teosega, mille üle toimub 18. juunil arutlus SIIN!

Исэ лудан Клэр Нортилт выи сама авторство псевдонююмилт Кейт Гриффинилт мидаги вель лугеда. Festivalil jäi kõrva veel ilmumata raamat, mille katkeid autor ette luges, ja silma «Неожиданное появление надежды».Juba kahetsen, et seda viimast ei ostnud.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *