Как ртом сказал: сказал как ртом, Мем Типичный Кличко

сказал как ртом, Мем Типичный Кличко

Мем Типичный Кличко

сказал как ртом Мем Типичный Кличко

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!


Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

сказал как ртом, Мем Кличко

Мем Кличко

сказал как ртом Мем Кличко

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!


Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

Сказал как ртом Это как ртом только сказал, Мем Гуф

Мем Гуф

Сказал как ртом Это как ртом только сказал Мем Гуф

Создать мем

Прокомментируй, будь мужиком, блеать!


Имя (необязательно) Запостить

Похожие картинки:

Умные фразы чтобы заткнуть человека

Умные фразы чтобы заткнуть человека — Может, перейдем на ты? А то мне в морду дать вам неудобно.

Слушай, да ты совсем нервный стал! Тебе это… успокоиться надо. Может тебе съездить куда-нибудь?… В челюсть, например…

Одной фразой видимо не отделаться… Поэтому скажу тебе две: иди возглавь колонну, которая дружно идёт на х…

Рот будешь открывать у стоматолога.

Бабайку тобой в детстве не пугали?

Иди, приляг. желательно на рельсы.

Зубы не волосы, вылетят — не поймаешь.

Ты не настолько красивая, чтобы мне хамить…

Я бы тебя обидела… но природа уже всё сделала за меня.

Ваше право на собственное мнение еще не обязывает меня слушать бред.

Свали в туман и прикройся тучкой…

В тебе столько говна, что даже глаза карие!

Понимаешь, общественное мнение — это мнение тех, кого не спрашивают. Твою точку зрения я отношу именно к этой категории.

А чего ты сегодня такая злая? С метлы упала, что ли?

Обратите внимание — плинтус. И запомните, это именно ваш уровень.

Будешь рот открывать на уровне моей ширинки.

Не волнуйся…когда не будь ты скажешь что нить смешно.

Вам надо было надеть красную кофточку. Под цвет ваших глаз.

Не трогай мои достоинства, своими недостатками…

С тобой, каждый раз, как в обнимку с унитазом…

По чьим то губам плачет степлер.

Я б вас послал, да вижу — вы оттуда.

Ты лезешь в мою жизнь, потому что своя не удалась?

Единственное на что у тебя может хватить ума, так это сделать из сигареты пепел.

В тебе есть одна хорошая черта, она делит задницу пополам.

Смотрю на тебя и понимаю, что человек реально произошел от обезьяны….

Детка, я тебя не пугаю, я же не зеркало.

Ты заболела или всегда так выглядишь?

Только не надо вынимать наушники из ушей. Сквозняком застудишь мозг изнутри.

Еще один гудок с твоей платформы и твой зубной состав тронется!

Ты напоминаешь мне океан… Меня от тебя так же тошнит.

Что на жизнь насрать? Или бегать быстро умеем?

Я мненью вашему вращенье придавал, и осью был мой детородный орган.

Да, красотою мир ты не спасёшь.

Подари мне свою фотографию, я её в буфет поставлю, чтобы дети за конфетами не лазили..

Сбейся в тюбик.

Умные фразы чтобы заткнуть человека — Говорите, говорите не прерывайтесь — Вам обязательно когда-нибудь удастся сказать что-то умное.

Купи себе мелок “Машенька”, и погрызи. А вдруг, и вправду, в голове меньше тараканов станет…

Ты решил меня осадить? А сохраниться перед этим не забыл?

Засохни и осыпься гербарий!

Тебя наверно мама в детстве мало обнимала, поэтому ты такой злой? Иди ко мне я тебя обниму…

Не стоит слишком настойчиво интересоваться моей жизнью. Она может оказаться настолько интересной, что ты разочаруешься в своей.

Умные слова, чтобы заткнуть человека одной фразой.

Читать онлайн «Эротические рассказы — Странности» автора Stulchik — RuLit

«Я не могу расстегнуть эту несчастную пуговицу,»сказала она,»и я сейчас лопну. Ты не мог бы помочь?»Я не нуждался в повторении просьбы и быстро стал перед нею на колени, чтобы помочь. К моему удивлению расстегнуть её было легко и я хотел сразу подняться, но она шагнула вперед, зажимая меня в ловушку между нею и деревом.

«Ты мог бы раздеть дальше,»она бормотала.

Я засунул руки внутрь ее брюк и трусов и потянул рывком вниз. Я задохнулся, когда увидел её прекрасную бледную плоть, которая находилась передо мной. Я никогда не видел бритую щель и теперь имел её на расстоянии шести дюймов от моего носа.

К моему изумлению ее ноги, слегка раздвинулись и она шагнула вперед еще раз.

«Ты промокнишь, если останешся там,»сказала она.

«Обещай, обещай,»ответил я.

В следующую секунду крошечный ручеёк мочи поразил мою щеку.

«Я думаю, что тебя прорвало,»сказал я.

«Ну если ты этого хочешь,»она сказала и пустила вторую струю, которая попала в мой рот.

«Открой шире», бормотала она, и я подчинился. Ошпаривающий горячий поток мочи поражает моё горло, прерывая дыхание.

Я глотал всё, открывая рот для вздоха. Снова я был заполнен горячей мочой. Она держала свои руки между ногами и задыхалась.»Я не могу терпеть больше. Ты хочешь это или нет?»Я собирался произнести»Да Пожалуйста!», когда неожиданно рядом, залаяла собака, увидев нас.

«Бобик!»- это было голос женщины, доносившийся до нас.

«Опустись!»прошипела Белла. Мы присели, боясь быть замеченными. Я не смел двигаться. Затем я слышу Беллу, вздыхающую с облегчением, поскольку ее прекрасная моча разбрызгивается по земле. Это казалось продолжалось бесконечно, а несчастная собака, стояла рядом виляя хвостом.

Потом она убежала к своей хозяйке.

«О, какое облегчение»вздыхала Белла, вставая и натягивая брюки. Я чувствовал себя возбужденным и обманутым, но потом я вспомнил, что Белла выпила пять пинт, и мы должны еще пройти по крайней мере четыре мили. Через две мили, я только начал было задаваться вопросом, повторится ли моя удача когда Белла, сказала,»Ты не поверишь, но я снова разрываюсь.

Есть ли где-нибудь укромное место?»Пытаясь скрыть свое восхищение, я ответил.»В пол мили отсюда заросли ежевики. Ты сможешь сесть на корточки за ними.»Я заметил блеск в ее глазах, но всё, что она сказала, было,»Давай пошли быстрее тогда.», поскольку ежевика приближалась, я задавался вопросом, смею ли я надеяться на повторение приключения. Она не говорила ничего, так я сам спросил, нуждалась ли она в охране.»В зависимости», она ответила, неопределенно.»какой?»»Измучен ли ты жаждой.»Мое сердце колотилось, и я уверял ее, что да.

«Никакого отвлекания на этот раз. Я не смогу остановиться, если я начну.»Я с готовностью согласился и она взяв меня за руку, повела за кусты.

«Ложись там,»скомандовала она.

Я лёг в нетерпении. На этот раз не было никакой игры с пуговицами. Ёе обувь простучала, штаны сняты за секунды, и она садится на корточки надо мной с ее бритой щелью парящей над моим ртом.

«Высунь язык,»прошептала она.

С удовольствием я задвигал языком в ее щели, и она передвинулась слегка вперед.»Теперь открой рот.»Я повиновался, чувствуя себя слегка возбужденно.

«Шире!»Указывала она.

Я открыл так широко рот, как мог. Тогда, без предупреждения, она села на мою голову, перекрывая мое дыхание. Мне не понравилось это положение, поскольку я хотел наблюдать за ее мочепусканием.

«Ты уверен, что готов к этому?»Она спросила.»Я предупреждаю тебя, поскольку здесь нет никакой собаки, чтобы спасти тебя на сей раз!»Теперь, когда она могла мочиться, как она хотела, она казалось не спешила. Не имелось никакой возможности отвечать ей с щелью, закрывшей мой открытый рот, так что я лежал и ждал. Затем она прошептала,»Право, я вначале дам тебе небольшую струйку, чтобы удостовериться, что я нахожусь в правильном положении. Но предупреждаю, я не смогу остановиться.»Я почувствовал, что её мышцы расслабились, и струя мочи бьёт в мое горло.

«Хорошо?»спросила она, и затем позволяет второму потоку вырваться и заполнить мой рот до краёв.

Я задыхался и вынужден был глотать, без воздуха. Затем другой более сильный поток, который не прерывается.

Милостиво она отрывает её щель от моего рта, и я сумел вдохнуть немного воздуха после чего я продолжаю глотал ее мочу. Потом я закрываю рот, посылаемая ею моча разбрызгивается всюду. Я открыл глаза и вижу поток мочи, жлещущей словно из крана. Она поражает мои глаза, и я вынужден закрыть их.»О, как хорошо,»я слышу ее возглас, но тем не менее моча продолжает лить в мое лицо. Жидкость скапливается на земле, потому что я чувствовую как промокли мои рубашка и брюки.

Oscar Wilde — Текст песни The Ballad of Reading Gaol

Он не носил своего алого пальто,

Ибо кровь и вино красные,

И кровь и вино были на его руках

Когда нашли его с мертвым,

Бедная мертвая женщина, которую он любил,

И убили в ее постели.

Он ходил среди Испытателей

В костюме потертого серого цвета;

На голове была крикетная кепка,

И походка его казалась легкой и веселой;

Но я никогда не видел человека, который выглядел бы

Так грустно в тот день.

Я никогда не видел человека, который выглядел бы

С таким задумчивым взглядом

На этой маленькой голубой палатке

Кого из заключенных зовут небо,

И при каждом дрейфующем облаке

С серебряными парусами.

Я ходил с другими душами в боли,

В другом кольце

И было интересно, сделал ли человек

Большая или маленькая вещь,

Когда голос позади меня тихо прошептал,

«Этот парень должен качаться.»

Дорогой Христос! Самые тюремные стены

Вдруг показалось намотанное,

И небо над моей головой стало

Как шкатулка из раскаленной стали;

И хотя я был душой в боли,

Моей боли я не чувствовал.

Я знал только то, что думали охотники

Ускорили шаг, и почему

Он смотрел на яркий день

С таким задумчивым взглядом;

Мужчина убил то, что любил

И поэтому ему пришлось умереть.

И все же каждый убивает то, что любит

Каждым да будет это услышано,

Некоторые делают это с горечью,

Некоторые с лестным словом,

Трус делает это поцелуем,

Храбрый с мечом!

Некоторые убивают свою любовь в молодости,

И некоторые, когда они состарились;

Некоторые душат руками Похоть,

Некоторые с руками из золота:

Самые добрые воспользуйтесь ножом, т.к.

Мертвые так быстро остывают.

Некоторые любят слишком мало, некоторые слишком долго,

Некоторые продают, а другие покупают;

Некоторые делают дело со слезами на глазах,

И некоторые без вздоха:

За каждый мужчина убивает то, что любит,

nbsp; И все же не каждый человек умирает.

Он не умирает смертью от стыда

В день темного позора,

И на шее не должно быть петли,

Ни тряпки на его лице,

Ноги не падают вперед через пол

В пустое место

Он не сидит с молчаливыми людьми

Которые наблюдают за ним день и ночь;

Кто смотрит на него, когда он пытается плакать,

И когда он пытается молиться;

Кто следит за ним, чтобы он не ограбил

Тюрьма своей добычи.

Он не просыпается на рассвете, чтобы увидеть

Ужасающие фигуры заполняют его комнату,

Дрожащий капеллан в белом,

Корма Шериф с мраком,

И губернатор весь в блестящем черном,

С желтым лицом Рока.

Он не поднимается в жалкой спешке

Одежду осужденного,

В то время как какой-то грубый Доктор злорадствует и отмечает

Каждая новая и нервная поза,

Перебирая часы с маленькими тиканьями

Похоже на ужасные удары молотком.

Он не знает, что тошнотворная жажда

Это песком горло, до

Палач в перчатках садовника

Проскальзывает через мягкую дверь,

И связывает одну с тремя кожаными ремешками,

Что в горле больше не будет жажды.

Не наклоняет голову, чтобы слышать

В захоронении читают,

И пока ужас его души

Говорит ему, что он не мертв,

Скрестите свой гроб, пока он двигается

В ужасный сарай.

Он не смотрит в воздух

Через маленькую стеклянную крышу;

Он не молится глиняными устами

Чтобы его агония прошла;

Ничего не чувствую по его дрожащей щеке

Поцелуй Каиафы.

Шесть недель гвардеец гулял по двору,

В костюме потертого серого цвета:

На голове у него была крикетная кепка,

И походка его казалась легкой и веселой,

Но я никогда не видел человека, который выглядел бы

Так грустно в тот день.

Я никогда не видел человека, который выглядел бы

С таким задумчивым взглядом

На этой маленькой голубой палатке

Кого из заключенных зовут небо,

И за каждым блуждающим облаком, которое тянулось за

Ее разлетелись руны.

Он не заламывал руки, как

Те глупые люди, которые осмеливаются

Чтобы попытаться воспитать подменыша Надежды

В пещере черного отчаяния:

Он смотрел только на солнце,

И напился утреннего воздуха.

Он не заламывал рук и не плакал,

И он не заглядывал и не сосал,

Но он пил воздух, как будто в нем было

. Некоторый здоровый анодин;

С открытым ртом пил солнце

Как будто это было вино!

И я и все души в боли,

Кто попрал другое кольцо,

Забыл, сделали ли мы сами

Большая или маленькая вещь,

И смотрел взглядом тупого изумления

Человек, которого пришлось качать.

И странно было видеть, как он проходит

С такой легкой и веселой ступенькой,

И странно было видеть его взглядом

Так тоскливо в тот день,

И странно было думать, что он

Пришлось платить такой долг.

Для дуба и вяза имеют приятные листья

Что на весенней съемке:

Но мрачно смотреть на виселицу,

С корнем, усыпанным гадюками,

И, зеленый или сухой, человек должен умереть

Прежде чем он принесет свои плоды!

Самое высокое место — это престол благодати

Для чего стараются все жители мира:

Но кто будет стоять в пеньковой полосе

На эшафоте высоком,

И через ошейник убийцы возьмите

Его последний взгляд на небо?

Под скрипки сладко танцевать

Когда любовь и жизнь справедливы:

Танцевать под флейты, танцевать под лютни

Нежный и редкий:

Но не сладко с шустрыми ногами

Танцевать в воздухе!

Так что любопытными глазами и больными предположениями

Мы наблюдали за ним день за днем,

И задавался вопросом, каждый ли из нас

Закончил бы так же,

Ибо никто не может сказать, что это за красный ад

Его слепая душа может заблудиться.

Наконец покойник больше не прошел

Среди испытуемых,

И я знал, что он встал

В ужасной ручке черного дока,

И я никогда не увижу его лица

Снова в милом Божьем мире.

Как два обреченных корабля, проходящих в шторм

Мы пересеклись:

Но мы не сделали ни одного знака, мы не сказали ни слова,

Нам нечего было сказать;

Ибо мы не встретились в святую ночь,

Но в позорный день.

Тюремная стена окружала нас обоих,

Мы были двумя изгоями:

Мир вытолкнул нас из своего сердца,

И Бог от его заботы:

И железный джин, который ждет греха

Поймал нас в ловушку.

В Дворце должников камни твердые,

И капающая стена высокая,

Так вот он и поднялся в воздух

Под свинцовым небом,

И по бокам ходил Страж,

Из страха, что человек может умереть.

А то сидел с теми, кто смотрел

Его тоска днем ​​и ночью;

Кто смотрел на него, когда он заплакал,

И когда он присел, чтобы помолиться;

Кто следил за ним, чтобы не ограбить

Их эшафот своей добычи.

Губернатор был силен на

Закон о правилах:

Доктор сказал, что Смерть была всего лишь

Научный факт:

И дважды в день капеллан звонил

И оставил небольшой трактат.

И дважды в день курил трубку,

И выпил свою кварту пива:

Его душа была непоколебима и держала

Нет убежища для страха;

Часто говорил, что рад

Руки палача были рядом.

Но почему он сказал такую ​​странную вещь

Ни один Страж не осмелился спросить:

Для того, кому судьба наблюдателя

Выдается в качестве его задания,

Должен замкнуть его губы,

И сделай его лицо маской.

Или его могут переместить и попробовать

Для комфорта или консоли:

И что делать Human Pity

Застрял в норе убийц?

Какое слово благодати в таком месте

Может помочь душе брата?

С накидом и поворотным кольцом

Мы прошли парад дураков!

Нам было все равно: мы знали, что нас

Собственная бригада дьявола:

И бритая голова и ноги из свинца

Устройте веселый маскарад.

Смолистую веревку разорвали в клочья

С тупыми и кровоточащими ногтями;

Мы протерли двери, мыли полы,

И почистил светящиеся рельсы:

И по порядку мы намылили доску,

И гремели ведрами.

Мешки сшили, камни разбили,

Обернули пыльную дрель:

Мы били консервы и выкрикивали гимны,

И на мельнице вспотел:

Но в сердце каждого мужчины

Ужас лежал неподвижно.

Так еще лежало, что каждый день

Поползла, как волна, забитая сорняками:

И мы забыли горькую партию

Это ждет дурака и мошенника

, До того момента, как мы с работы топтались,

Мы прошли открытую могилу.

С зияющей пастью желтая дыра

Зиял за живое существо;

Сама грязь взывала к крови

К жаждущему асфальтового кольца:

И мы знали, что до рассвета наступило прекрасное

Какому-то заключенному пришлось качаться.

Мы пошли с намерением души

О смерти, ужасе и гибели:

Палач с сумочкой,

Шарил сквозь мрак

И каждый дрожал, когда подкрался

В его пронумерованную гробницу.

В ту ночь пустые коридоры

Были полны форм страха,

И вверх и вниз по железному городу

Украл ноги, которых мы не слышали,

И сквозь решетку, скрывающую звезды

Казалось, белые лица всматриваются.

Он лежал как лживый и мечтающий

В красивом луге,

Наблюдатель наблюдал за ним, пока он спал,

И не мог понять

Как можно было так сладко спать?

С палачом под рукой?

Но нет сна, когда люди должны плакать

Кто еще не плакал:

Итак, мы — дурак, мошенник, мошенник —

Это бесконечное бдение сохранялось,

И через каждый мозг на руках боли

Подкрался чужой ужас.

Увы! это страшная вещь

Чувствовать чужую вину!

Ибо прямо внутри меч греха

Пробитый до отравленной рукояти,

И поскольку расплавленный свинец был слезами, мы пролили

За кровь, которую мы не пролили.

Стражи в войлочной обуви

Пробирался у каждой запертой двери,

И заглянул и увидел глазами благоговения,

Серые фигуры на полу,

И задавался вопросом, почему люди преклонили колени, чтобы помолиться

Кто никогда раньше не молился.

Всю ночь мы преклоняли колени и молились,

Безумные скорбящие по трупу!

Мутные шлейфы полуночи были

Перья на катафалке:

И горькое вино на губке

Был спасителем раскаяния.

Петухи, красные петухи,

Но дня так и не наступило:

И кривая форма Ужаса присела,

По углам где лежим:

И каждый злой дух, что ходит ночью

Перед нами как будто играли.

Они скользили мимо, они скользили быстро,

Как путешественники сквозь туман:

Издевались над луной на ригадуне

Тонкого поворота и поворота,

И с формальным темпом и отвратительной грацией

Фантомы продолжили свидание.

С шваброй и косилкой мы видели, как они идут,

Тонкие тени рука об руку:

О, о, в призрачном бегстве

Они ступили на сарабанду:

И проклятые гротески сделали арабески,

Как ветер на песке!

С пируэтами марионеток,

Споткнулись о остроконечный протектор:

Но флейтами Страха они наполнили ухо,

Как они вели свою ужасную маску,

И громко пели, и громко пели,

Они пели, чтобы разбудить мертвых.

«Ого!» они кричали: «Мир широк,

Но хромают скованные конечности!

И один или два раза бросить кости

Джентльменская игра,

Но не выигрывает тот, кто играет с Sin

В секретном Доме Позора. » Тот резвился с таким ликованием:

Мужчинам, чьи жизни были заключены в тюрьму,

И чьи ноги не могут освободиться,

Ах! раны Христа! они были живыми существами,

Страшнее всего видеть.

Вокруг, кругом вальсировали и кружили;

Некоторые колесили ухмыляющимися парами:

С шагом измельчения demirep

Некоторые пробирались вверх по лестнице:

И с тонкой усмешкой и заискивающей ухмылкой,

Каждый помогал нам в молитвах.

Завыл утренний ветер,

Но ночь продолжалась:

Через его гигантский ткацкий станок паутина мрака

Подкрался, пока не закрутилась каждая нить:

И пока мы молились, мы испугались

О Правосудии Солнца.

Стонущий ветер блуждал вокруг

Плачущая стена темницы:

Тилль как колесо токарное стальное

Мы почувствовали, как ползут минуты:

О стонущий ветер! что мы сделали

Иметь такого сенешаля?

Наконец-то увидел затененные полосы

Как свинцовая решетка,

Двигайтесь вправо через беленую стену

Который стоял перед моей трехъярусной кроватью,

И я знал, что где-то в мире

Страшный рассвет Бога был красным.

В шесть часов мы убрали наши камеры,

В семь все было по-прежнему,

Но шум и взмах могучего крыла

Казалось, что тюрьма наполнилась,

Для Повелителя Смерти с ледяным дыханием

Зашел убивать.

Он не прошел в пурпурной помпе,

И не ездить на белоснежном коне.

Три ярда шнура и раздвижная доска

Нужны ли все виселицы:

Так с веревкой стыда пришел Вестник

Сделать секретное дело.

Мы были как мужчины, прошедшие через болото

Из грязной тьмы ощупью:

Мы не осмелились произнести молитву,

Или дайте наш размах страданий:

Что-то умерло в каждом из нас,

А мертвой была Надежда.

Мрачная справедливость человека идет своим путем,

И не свернет в сторону:

Он убивает слабых, он убивает сильных,

У него смертельный шаг:

Железной пяткой поражает сильных,

Чудовищное отцеубийство!

Ждали удара восьмерки:

Каждый язык был толстым от жажды:

Для удара восьмерки это удар судьбы

Это делает человека проклятым,

И Судьба будет использовать бегущую петлю

Для лучших и худших.

Нам было нечего делать,

Сохраните, чтобы дождаться знака на com

e: Итак, как каменные вещи в одинокой долине,

Тихо сидели и немые:

Но сердце каждого мужчины билось сильно и быстро

Как сумасшедший по барабану!

С внезапным потрясением тюремные часы

Смутный в дрожащем воздухе,

И из всей тюрьмы поднялся вопль

Бессильного отчаяния,

Как звук, который слышат испуганные болота

От прокаженного в его логове.

И как видишь самые страшные вещи

В кристалле мечты,

Увидели жирную веревку конопли

Прицеплен к почерневшей балке,

И услышал молитву ловушка палача

Задушен до крика.

И все горе, которое его так тронуло

Что он издал этот горький крик,

И дикие сожаления, и кровавый пот,

Никто не знал так хорошо, как я:

Для того, кто живет больше одного человека

Больше смертей, чем нужно умереть.

В тот день часовни нет

На котором вешают мужчину:

Сердце капеллана слишком больно,

Или его лицо слишком бледное,

Или есть что написано в его глазах

На что никто не должен смотреть.

Так они держали нас близко до полудня,

И тогда они позвонили в звонок,

И надзиратели с их звенящими ключами

Открыты все камеры прослушивания,

И мы спустились по железной лестнице,

Каждый из своего отдельного ада.

Мы вышли в Божий сладкий воздух,

Но не обычным способом,

Лицо этого человека было белым от страха,

И лицо этого человека было серым,

И я никогда не видел грустных мужчин, которые выглядели

Так грустно в тот день.

Я никогда не видел грустных мужчин, которые выглядели

С таким задумчивым взглядом

На этой маленькой голубой палатке

Мы, пленники, называем небо,

И при каждом неосторожном облаке, прошедшем

В счастливой свободе.

Но такие были среди нас

Кто ходил с опущенной головой,

И знал, что если бы каждый получил свое,

Вместо этого они должны были умереть:

Он убил, но убил живое существо

Пока они убивали мертвых.

Для того, кто грешит второй раз

Пробуждает мертвую душу от боли,

И вытягивает из пятнистой пелены,

И снова кровоточит,

И заставляет кровоточить большие потоки крови

И заставляет кровоточить напрасно!

Как обезьяна или клоун, в чудовищной одежде

С кривыми стрелками со звездочкой,

Мы молча обошли

Скользкий асфальтовый двор;

Мы молча ходили по кругу,

И никто не сказал ни слова.

Мы молча ходили по кругу,

И через каждый пустой разум

Память об ужасных вещах

Мчался ужасным ветром,

И Ужас преследовал перед каждым мужчиной,

И ужас подкрался позади.

Стражи расхаживали вверх и вниз,

И держали свое стадо животных,

У них была шикарная форма,

. И они были в своих воскресных костюмах,

Но мы знали, что они работали на

По негашеной извести на их ботинках.

Там, где могила широко открылась,

Могилы не было вообще:

Только полоса грязи и песка

У ужасной тюремной стены,

И немного горящей извести,

Что этому мужчине должно быть приелось.

Ибо у него покрывало, этот несчастный человек,

Такие, на которые могут претендовать немногие мужчины:

Глубоко под тюремным двором,

Обнаженная для большего стыда,

Он лежит с оковами на каждой ноге,

Обернутый пламенем!

И все время горючая известь

Поедает мясо и кости,

Ночью ест ломкую кость,

И мягкая плоть днем,

Он по очереди ест плоть и кости,

Но он всегда ест сердце.

Три долгих года не сеют

Или корень или саженец там:

За три долгих года неблагополучное место

Будет стерильно и голо,

И взгляни на чудесное небо

С безупречным взглядом.

Они думают, что сердце убийцы заразит

Каждое простое семя они сеют.

Это не так! Божья добрая земля

Добрее, чем знают мужчины,

И красная роза будет более красной,

Белая роза белее удара.

Изо рта красная, красная роза!

Из его сердца белый!

Ибо кто может сказать каким странным образом,

Христос раскрывает Свою волю,

Из-за бесплодного посоха паломник принес

Расцвела на глазах у великого Папы?

Но ни молочно-белая роза, ни красная

Может цвести в тюремном воздухе;

Осколок, галька и кремень,

Вот что нам там дают:

Цветы лечили

Отчаяние обычного человека.

Так никогда не будет винно-красная роза или белая,

Лепесток за лепестком, осень

На том участке грязи и песка, который лежит

У ужасной тюремной стены,

Сказать мужчинам, бродящим по двору

<7nbsp; Этот Божий Сын умер за всех.

Тем не менее, несмотря на ужасную тюремную стену

Все еще подшивает его по кругу,

И духовный человек не ходит ночью

То есть оковами,

И дух не может плакать, что ложь

В такой нечестивой земле,

Он спокоен — этот несчастный человек —

В мире или скоро будет:

Нет ничего, что могло бы его разозлить,

И Террор не ходит в полдень,

За бледную Землю, на которой он лежит

Нет ни Солнца, ни Луны.

Повесили как зверя:

Они даже не звонили

Регием, который мог принести

Покой его испуганной душе,

Но поспешно вывели его,

И спрятала его в яму.

С него сняли холщовую одежду,

И отдал его мухам;

Издевались над опухшим фиолетовым горлом

И суровые и пристальные глаза:

И с громким смехом навалили пелену

В чем заключается их осужденный.

Капеллан не становился на колени для молитвы

У его бесчестной могилы:

И не пометьте это благословенным Крестом

Что дал Христос для грешников,

Потому что этот человек был одним из тех

Кого Христос сошёл спасти.

Но все хорошо; он прошел

В назначенный Борн Лайф:

И чужие слезы наполнят его

Урна жалости давно сломанная,

По его скорбящим будут изгнанники,

А изгоев всегда скорбят.

Не знаю, верны ли законы,

Или ошибаются ли Законы;

Все, что мы знаем, кто лежит в тюрьме

Разве что стена крепкая;

И что каждый день похож на год,

Год, дни которого длинные.

Но я знаю, что каждый Закон

Что мужчины сделали для человека,

С тех пор, как первый человек лишил своего брата жизни,

И начался печальный мир,

Но соломкой пшеницу спасает мякину

С самым злым фанатом.

Я тоже это знаю — и было мудро

Если бы каждый знал одно и то же —

Что каждая тюрьма, которую строят мужчины,

Построен из кирпичей позора,

И скованы прутьями, чтобы не увидел Христос

Как люди калечат их братья.

Решетками они размывают милую луну,

И слепит доброе солнце:

И им хорошо удается скрыть свой ад,

Ибо в нем все делается

Тот Сын Божий, ни сын Человеческий

Всегда надо смотреть!

Самые гнусные дела, подобные ядовитым сорнякам

Колодец цветения в тюрьме:

В Человеке есть только хорошее

Что там пустошь и сохнет:

Бледная Страдания держит тяжелые ворота,

И страж в отчаянии

Потому что они морили голодом маленького напуганного ребенка

Пока не заплачет день и ночь:

И бьют слабых, и глупых порют,

И угрюмый старый и серый,

И некоторые злятся, и все портятся,

И никто не может сказать ни слова.

Каждая узкая камера, в которой мы живем

Грязная и темная уборная,

И зловонное дыхание живой Смерти

Заглушает каждую решетку,

И все, кроме похоти, обращено в пыль

В машине человечества.

Солоноватая вода, которую мы пьем

Ползает с отвратительной слизью,

И горький хлеб весят на весах

Полон мела и извести,

И Сон не ляжет, а ходит

С безумными глазами и плачет Времени.

Но хоть скудный Голод и зеленая жажда

Как жерех с гадюкой,

Нас мало заботит тюремная плата за проезд,

За что холодно и убивает сразу

Разве что каждый камень поднимает днем ​​

Ночью становится сердцем.

Всегда в сердце полночь,

И сумерки в своей камере,

Крутим рукоятку, или трос рвем,

Каждый в своем отдельном аду,

И тишина ужаснее далека

Чем звон медного колокола.

И человеческий голос никогда не приближается

Чтобы сказать ласковое слово:

И глаз, который смотрит через дверь

Безжалостен и жесток:

И все забыли, гнием и гнием,

Душой и телом испорчены.

И таким образом ржавеем железную цепь Жизни

Деградированный и одинокий:

И некоторые проклинают, а некоторые плачут,

А некоторые мужчины не стонут:

Но вечные законы Бога добрые

И разбить каменное сердце.

И каждое человеческое сердце, которое разбивается,

В камере или во дворе,

Это как та сломанная коробка, которая дала

Его сокровище Господу,

И наполнил дом нечистого прокаженного

С ароматом дорогого нарда.

А! счастливого дня тех, чьи сердца могут разбиться

И мир помилования победит!

Как еще человек может осуществить свой план?

И очистить его душу от греха?

Как иначе, как не через разбитое сердце

Может ли войти Господь Христос?

И опухшее пурпурное горло.

И суровые и пристальные глаза,

Ждет святых рук, которые забрали

Вор в рай;

И сердце сокрушенное и сокрушенное

Господь не презирает.

Человек в красном, который читает Закон

Подарил ему три недели жизни,

Три недели для исцеления

Его душа борьбы его души,

И очистить от каждой капли крови

Рука, держащая нож.

И слезами крови омыл руку,

Рука, держащая сталь:

Ведь только кровь может стереть кровь,

И только слезы могут лечить:

И малиновое пятно от Каина

Стал белоснежной печатью Христа.

В Рединговой тюрьме

Яма стыда,

И в нем лежит несчастный

Съеден зубами пламени,

В горящей обмотке лежит,

И его могила не имеет названия.

И там, доколе Христос не вызовет мертвых,

В тишине пусть лежит:

Не нужно тратить глупые слезы,

Или вздохните ветрено:

Мужчина убил то, что любил,

И поэтому ему пришлось умереть.

И все люди убивают то, что любят,

Всем пусть будет слышно,

Некоторые делают это с горечью,

Некоторые с лестным словом,

Трус делает это поцелуем,

Храбрый с мечом!

.

Упражнение №46 — Раздел 3 по Английскому языку 7 класса

Эти упражнения относятся к третьему разделу учебника (Unit 3 Me and My World) по английскому языку для школьников 7 класса. В данном упражнении необходимо прочитать, перевести текст, ответить на некоторые вопросы. Правки, дополнительные вопросы по упражнению и теме можно оставлять на странице обсуждения.

A. Прежде чем читать текст, скажите, знаете ли вы что-нибудь о Роальде Дале и его книгах. Название «Чарли и шоколадная фабрика» вам что-нибудь говорит?

Б.Посмотрите на название текста, изображения и ключевые фразы и попытайтесь угадать, о чем будет речь в тексте. Ключевые фразы:

  • провести детство с отцом
  • жить в цыганском караване
  • Ремонт двигателей в мастерской
  • веселиться и веселиться
  • быть отличным рассказчиком

C. Прочтите текст. Послушайте внимательно и скажите, верна ли ваша догадка.

История Дэнни [править | править код]

Когда мне было четыре месяца, моя мать внезапно умерла, и мой отец остался один присматривать за мной.

У меня не было братьев или сестер, с которыми я мог бы делиться игрушками или играть вместе. Итак, все мое детство, с четырехмесячного возраста, нас было только двое, мой отец и я. Мы жили в старом цыганском караване за АЗС . Мой отец владел заправочной станцией, прицепом и небольшим лугом позади, это было почти все, что у него было в мире, и мой отец изо всех сил пытался свести концы с концами. Это была очень маленькая заправочная станция на небольшой проселочной дороге с полями и лесными холмами вокруг нее.

Когда я был еще младенцем, отец мыл меня и кормил, сменил мои подгузники , толкнул меня в коляске к врачу и сделал все миллионы других вещей, которые мать обычно делает для своего ребенка. Это непростая задача для мужчины, особенно когда ему одновременно приходится зарабатывать себе на жизнь.

Но отец не возражал. Он был веселым человеком. Я думаю, что он дал мне всю любовь, которую он испытывал к моей матери, когда она была жива. Мы были очень близки. В ранние годы у меня никогда не было ни минуты несчастья, и вот я исполнилось пять лет.

Теперь я был бодрым мальчиком, как вы можете видеть, весь в грязи и масле, но это было потому, что я провел весь день в мастерская помогает отцу с машинами. Мастерская представляла собой каменное здание. Мой отец построил это сам с любовью забота. «Мы инженеры, ты и я», — твердо говорил он мне. «Мы зарабатываем себе на жизнь ремонтом двигателей , и мы не можем делать хорошую работу в плохой мастерской». Это была прекрасная мастерская, достаточно большая, чтобы с комфортом разместить одну машину.

Караван был нашим домом и нашим домом.Мой отец сказал, что ему по крайней мере сто пятьдесят лет. Многие цыгане Он сказал, что дети родились в нем и выросли в его деревянных стенах. В старые времена его тянули лошадь по извилистым проселочным дорогам Англии. В его двери стучались разные люди, разные люди жили в нем. Но теперь его лучшие годы прошли. В фургоне была только одна комната, и она была не намного больше современной ванной комнаты.

Хотя у нас в мастерской было электрическое освещение, нам не разрешили проносить его в трейлере, так как это было опасно.Итак, мы получили наше тепло и свет точно так же, как цыгане много лет назад. Там была дровяная печь , согревавшая зимой, и свечи в подсвечниках. Я думаю, что рагу , приготовленное моим отцом, — лучшее, что я когда-либо пробовал. Одной тарелки никогда не хватало.

В качестве мебели у нас были две узкие кровати, два стула и небольшой столик, накрытый скатертью и несколько мисок, тарелок, чашек, вилок и ложек на нем. Это были все домашние удобства, которые у нас были.Они были всем, что нам было нужно, и мы ни разу не пожалели, что наш дом на колесах далек от идеального дома.

Мне очень понравилось жить в этом цыганском фургоне. Мне особенно нравилось это по вечерам, когда я лежала в постели, а отец рассказывал сказки. Я был счастлив, потому что был уверен, что, когда я засыпаю, мой отец все еще будет там, очень близко ко мне, сидя в своем кресле у огня.

Мой отец, без всякого сомнения, был самым замечательным и интересным отцом, который когда-либо был у любого мальчика.Вот его фотография.

Если вы плохо его знаете, вы можете подумать, что это был строгий и серьезный человек. Он не был. Он действительно был полон веселья. Таким серьезным и иногда мрачным он выглядел так, потому что никогда не улыбался ртом. Он все делал глазами. У него были ярко-голубые глаза, и когда он думал о чем-то смешном, вы могли видеть золотой свет, танцующий посередине. каждого глаза. Но рот не двигался. Мой отец не был образованным человеком.Я сомневаюсь, что он прочитал много книг за свою жизнь. Но он был прекрасным рассказчиком. Он обещал придумать для меня сказку на ночь каждый раз, когда я его просил. Он всегда сдерживал свое обещание. Лучшие рассказы были превращены в сериалы и проходили много ночей с по .

История Денни [править | править код]

Когда мне было 4 месяца, моя мама неожиданно умерла и заботится обо мне оставалось только моему отцу.

У меня не было братьев или сестер с кем бы я могу поделиться игрушками или поиграть вместе.Так прошло все мое детство с 4 месяцев, нас было всего лишь двое, мой отец и я. Мы жили в старом цыганском вагончике за автозаправочной станцией. Мой отец был владельцем автозаправочной станции и вагончиком и небольшой поляной за ними, это было все, что было у него, что он пытался свести концы с концами. Это была небольшая заправочная станция на небольшой деревенской дороге с полями и лесистыми холмами вокруг нее.

Пока я младенцем был, мой отец менял меня пеленки, катал меня в коляске к доктору и делал еще других миллионов вещей, обычно занимается мама.Это не простые задания для мужчины, особенно, когда ему нужно зарабатывать на жизнь в это же время.

Но мой папа был не против. Он был счастливым человеком. На мой взгляд, он отдал мне всю любовь, которую он испытывал к моей маме, когда она была жива. Мы были очень близки. В ранние годы у меня никогда не было несчастливых моментов и вот мне исполняется пять лет.

Я был жизнерадостным маленьким мальчиком, как вы успели заметить, с грязью и маслом вокруг меня, потому что я проводил весь день в мастерской, помогая своему отцу чинить автомобили.Мастерская это каменное здание. Мой отец построил его сам с любовью. «Мы инженеры, ты и я» он говорил уверенно мне. «Мы зарабатываем на жизнь, мы не выполняем работу в плохой мастерской». Это была отличная мастерская, достаточной большой, чтобы link автомобиль спокойно.

Фургончик был нашим домом. Мой отец говорил, что ему было по крайней мере 150 лет. Многие цыганские дети, он говорил, родились в нем и выросли в этих деревянных стенах. Ранее он был запряжен лошадью и катался по извилистым деревенским дорогам Англии.Разные люди стучали в эти двери, разные люди жили в нем.

Но сейчас его лучшие годы прошли. Здесь была всего одна комната в цыганском вагончике, она была не больше современной ванной.

Однако у нас не разрешено было пользоваться в вагончике, потому что это было опасно. Поэтому отопление и свет в цыганском вагончике мы добывали так же как много лет назад. Там была печь, которая нас согревала зимой и свечи в подсвечниках. Я думаю, что рагу, приготовленное моим папой, было самое вкусное, что я пробовал.Одной полной тарелки никогда не было достаточно.

Из мебели у нас было две узкие кровати, два стула и небольшой накрытый скатертью и несколько тарелок, чашек, кружек, столок и ложек. Это все удобства, которые у нас были. Это все, что нам нужно было, и мы никогда не жалели о том, что наш вагончик был далеко от совершенного дома.

Мне очень нравилось жить в моем цыганском вагончике. В особенности мне нравилось там вечером, когда я укутывался в кровати и мой папа рассказывал мне истории.Я был счастлив, потому что я был уверен, что когда я усну, мой отец будет до сих пор здесь, очень рядом со мной, сидеть на своем стуле около огня.

Мой отец, без всяких сомнений, был самый восхитительный и потрясающий отец, который мог быть у мальчика. Вот его фотография.

Вы можете подумать, если вы не знаете его хорошо, что он был строгим и серьезным. Но он не был таким. На самом деле он был веселым. Его делало серьезным и иногда угрюмым только то, что он никогда не улыбался.Он это делал глазами. У него были горящие голубые глаза, и когда он думал о чем-то забавном, можно было увидеть, как золотые огоньки танцуют по середине его глаз. Но никогда не шевелились. Мой отец не был, как вы это называете образованным человеком. Я сомневаюсь, что он прочитал много книг за свою жизнь. Но он был отличным рассказчиком. Он обещал рассказывать мне истории каждый раз, когда я его просил. Он всегда сдерживал свои обещания. Лучшие истории превращались в сериал и продолжались много ночей.

А.

Роальд Даль родился в Лландаффе, Кардифф, Уэльс, в семье норвежцев. Он получил образование в Англии, а затем работал в Африке в компании Shell Oil. Во время Второй мировой войны он был пилотом истребителя RAF. Он начал писать после авиакатастрофы и «монументального удара по голове». Крушение стало темой его первой опубликованной истории «Сбитый над Ливией».

Его рассказы полны огромных, безумных идей, и он надеялся, что они помогут детям научиться любить книги.Он один из самых популярных детских писателей в мире.

Он написал много известных детских рассказов и ужасов для взрослых. Многие из его книг и рассказов были сняты по фильмам и телешоу по всему миру. Среди его самых популярных книг: «Чарли и шоколадная фабрика», «Джеймс и гигантский персик», «Матильда», «Ведьмы», «The BFG», «Фантастический мистер Фокс» и «Поцелуй поцелуя». Многие из его детских книг содержат рисунки, нарисованные Квентином Блейком. [1]

Перевод [править | править код]

Роальд Дал родился в Лландафе, Кардифф, Уэльс, его родители были из Норвегии.Он получил образование в Англии, а затем работал в Африке для Shell Oil Company. Во Второй мировой войне он был летчиком-истребителем РАФ. Он начал писать после авиакатастрофы. Крушение было предметом его первой опубликованной истории, «Расстрелян над Ливией».

Его рассказы полны огромных, диких идей, и он надеялся, что они помогут детям научиться любить книги. Он один из самых популярных детских писателей мира.

Он написал много знаменитых детских рассказов и страшных историй для взрослых.Многие из его книг и историй были поставлены в кино и телешоу по всему миру. Среди его самых популярных книг — Чарли и Шоколадная фабрика, Джеймс и Гигантский персик, Матильда, Ведьмы, BFG, Фантастический мистер Фокс и Kiss Kiss. Многие из его детских книг имеют рисунки Квентина Блейка.

.

Читать онлайн «Рассказы Джона Чивера» автора Чивер Джон — RuLit

«Она лежит где-то под дождем», — воскликнула Кэтрин. Она развернулась на стуле и закрыла лицо. «Она лежит под дождем».

«Они найдут ее, — сказал Роберт, — другие дети потерялись. Я читал об этом в «Таймс».Такое случается со всеми, у кого есть дети. Маленькая девочка моей сестры упала с лестницы. Она сломала себе череп. Они не думали, что она выживет.

«Такое бывает с другими людьми, не так ли?» — спросила Кэтрин. Она повернулась и посмотрела на мужа. Дождь внезапно прекратился. Он оставил в воздухе такой сильный запах, как будто на улицах разлили аммиак. Роберт видел, как дождевые облака затемняют яркую реку. «Я имею в виду, что есть все болезни и несчастные случаи, — сказала Кэтрин, — и нам очень повезло.Вы знаете, Дебора не обедала. Она будет ужасно голодна. После завтрака она ничего не ела.

«Я знаю».

«Милый, уходи, — сказала Кэтрин. «Вам будет легче, чем оставаться здесь».

«Что ты будешь делать?»

«Я уберу в гостиной. Вчера вечером мы оставили окна открытыми, и все в копоти. Вы выходите. Со мной все будет хорошо. Она улыбнулась.Ее лицо опухло от слез. «Вы выходите. Тебе будет легче, а я уберу комнату.

Роберт снова упал. Полицейская машина все еще стояла перед домом. К Роберту подошел полицейский, и они немного поговорили. «Я собираюсь еще раз осмотреть окрестности, — сказал полицейский, — если ты хочешь пойти со мной». Роберт сказал, что пойдет. Он заметил, что у милиционера есть фонарик.

Рядом с жилым домом были развалины пивоварни, заброшенной во время сухого закона.Тротуар был унаследован соседскими собаками и был завален их грязью. Окна подвала в соседнем гараже были разбиты, и полицейский направил свой свет через оконную раму. Роберт вздрогнул, когда увидел грязную солому и кусок желтой бумаги. Это был цвет пальто Деборы. Он ничего не сказал, и они пошли дальше. Вдалеке он слышал огромный послеполуденный шум города.

Возле пивоварни было несколько многоквартирных домов.Они были убогими, и над дверью одного из них висела грубая вывеска: «Добро пожаловать домой, Джерри». Железные ворота, ведущие к крутой лестнице в подвал, были открыты. Полицейский осветил светом вниз по лестнице. Они были сломаны. Там ничего не было.

Старуха сидела на крыльце соседнего дома и подозрительно наблюдала за ними, когда они смотрели вниз по лестнице в подвал. «Ты не найдешь там моего Джимми», — кричала она, — «ты… ты…» Кто-то распахнул окно и сказал ей, чтобы она заткнулась.Роберт увидел, что она была пьяна. Полицейский не обратил на нее внимания. Он методично заглянул в подвал каждого дома, а затем они завернули за угол. Здесь, вдоль фасада жилого дома, были магазины. Не было ни лестниц, ни проездов.

Роберт услышал сирену. Он остановился и остановил с собой полицейского. Полицейская машина завернула за угол и подъехала к тротуару, где они стояли. «Садитесь, мистер Теннисон», — сказал водитель. «Мы нашли ее. Она на вокзале.Он включил сирену, и они поехали на восток, уклоняясь от движения. «Мы нашли ее на Третьей авеню», — сказал полицейский. «Она сидела перед антикварным магазином и ела кусок хлеба. Кто-то, должно быть, дал ей хлеб. Она не голодна.

Она ждала его у вокзала. Он возложил на нее руки, опустился перед ней на колени и начал смеяться. Его глаза горели. «Где ты была, Дебора? Кто дал тебе хлеб? Где вы были? Где вы были?»

«Женщина дала хлеб», — сказала она.«Мне нужно было найти Марту».

«Какая женщина дала тебе хлеб, Дебора? Где вы были? Кто такая Марта? Где вы были?» Он знал, что она никогда ему не расскажет и что пока он жив, он никогда не узнает, и на своей ладони он чувствовал сильное биение ее сердца, но продолжал спрашивать: «Где ты был? Кто дал тебе хлеб? Кто такая Марта? » ЛЕТНИЙ ФЕРМЕР

«Нор’эстер» — поезд, названный железной дорогой в тот момент, когда его директора были проникнуты тайной путешествия.Воспоминания часто более привлекательны, чем факты, и пассажир, который долго ехал в поезде, мог не обращать внимания на его шум и грязь каждый раз, когда он входил на Центральный вокзал и видел там название северного трехдневного дождя. По крайней мере, так было с Полом Холлисом, который ездил на Nor’easter почти каждый четверг или пятницу вечером своего лета. Это был крупный мужчина, который страдал во всех пуллманах, но ни в одном из них, как в этой поездке. Как правило, он оставался в клубной машине до десяти, попивая виски.Обычно он спал из-за виски, пока они не доходили до бурного спрингфилда, за полночь. К северу от Спрингфилда поезд упал на медленную и симулятивную походку старого местного жителя, и Пол лежал на своей койке между бодрствованием и сном, как частично под наркозом. Суровое испытание закончилось, когда после завтрака он покинул Нор’истер на перекрестке Меридиан и был встречен своей нежной женой. О путешествии можно было сказать следующее: оно заставило человека полностью осознать земное расстояние, отделяющее жаркий город от зеленых и простодушных улиц перекрестка.

Разговор между Полом и Вирджинией Холлис во время поездки от Джанкшена до их фермы, к северу от Химса, ограничивался их скромной собственностью и привязанностями; более того, он, казалось, был нацелен на преднамеренную непоследовательность, как если бы упоминание о контрольном балансе или войнах могло разрушить очарование мягкого утра и открытой машины. Сток в душе внизу протекал, Вирджиния сказала Полу однажды июльским утром, его сестра Эллен слишком много пила, Марстоны приехали на обед, и пришло время детям завести домашних животных.Это был предмет, над которым она, очевидно, задумывалась. По ее словам, ни одна деревенская собака не продержится в нью-йоркской квартире, когда вернется осенью, кошки — это неприятность, и она пришла к выводу, что кролики — лучшее, на что они способны. На дороге стоял дом с клеткой для кроликов на лужайке, и они могли остановиться там утром и купить пару. Они будут подарком от Павла детям, и тем лучше. Покупка сделала бы эти выходные выходными, когда они покупали кроликов, и отличила бы их от выходных, когда они пересаживали рождественский папоротник, или выходных, когда они удаляли мертвый можжевельник.По словам Вирджинии, они могут посадить кроликов в старый утиный домик, а когда они вернутся в город осенью, Касиак сможет их съесть. Касьяк был наемным человеком.

Они ехали в гору. С севера от перекрестка никогда не терялось ощущение постепенного подъема. Холмы преграждали тонкий, испорченный пейзаж Нью-Гэмпшира с его вездесущими развалинами, но каждые несколько миль приток Мерримака открывал широкую долину с вязами, фермами и каменными заборами.«Он здесь», — сказала Вирджиния. Пол не понимал, что она имела в виду, пока она не напомнила ему кроликов. «Если ты здесь притормозишь… Сюда, Пол, здесь». Он перебросил машину через обочину и остановился. На лужайке белого аккуратного дома, затемненного каменными кленами, стояла клетка для кроликов. «Привет», — крикнул Пол, — «привет», и из боковой двери вышел человек в комбинезоне, что-то жевал, как будто его прервали во время еды. Он сказал, что белые кролики стоят два доллара. Коричневые и серые стоили полтора доллара.Он сглотнул и вытер рот кулаком. Он говорил беспокойно, как будто хотел скрыть от кого-то простую сделку, и после того, как Пол выбрал коричневый и серый, он побежал в сарай за ящиком. Когда Пол повернул машину обратно на дорогу, они услышали позади себя убитый горем крик. Мальчик выбежал из дома в клетку для кроликов, и они увидели источник беспокойства фермера.

.

Клуб чтения для продвинутых: Конец полета С. Моэма

КОНЕЦ ПОЛЕТА

Сомерсет Моэм

Я пожал руку шкиперу, и он пожелал мне удачи. Затем я спустился на нижнюю палубу, заполненную пассажирами, и направился к трапу. Осмотрев борт корабля, я увидел, что мой багаж уже был в лодке. Он был полон жестикулирующих туземцев.Я вошел, и для меня было создано место. Мы были примерно в трех милях от берега, и дул свежий ветерок. Когда мы подошли ближе, я увидел много кокосовых пальм и среди них коричневые крыши деревни. Китаец, говоривший по-английски, указал мне на белое бунгало как на резиденцию участкового. Хотя он этого не знал, но я собирался остаться с ним. У меня в кармане было рекомендательное письмо к нему.
Я чувствовал себя несколько одиноким, когда приземлился, и мои сумки положили рядом со мной на пляже.Это было далеко, этот маленький городок на северном побережье Борнео, и я немного стеснялся представить себя совершенно незнакомому человеку с объявлением, что собираюсь спать под его крышей, есть его еду и пил его виски, пока не подошла другая лодка, чтобы отвезти меня к тому месту, куда я направлялся.
Но все обошлось. В тот момент, когда я добрался до бунгало и отправил письмо, он вышел, крепкий, румяный, веселый человек лет тридцати пяти, и тепло приветствовал меня.Держа меня за руку, он крикнул одному мальчику принести напитки, а другому присмотреть за моим багажом. Он прервал мои извинения.
«Боже правый, чувак, ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть. Не думай, что я что-то делаю для тебя, поднимая тебя. Ботинок на другой ноге. И оставайся, сколько хочешь. год.»
Я смеялся. Он отложил свою дневную работу, сказав, что ему нечем заняться, что не может ждать до завтра, и бросился в длинный стул. Мы говорили, пили и разговаривали.К вечеру, когда уже не было жарко, мы пошли на долгую прогулку по джунглям и вернулись мокрыми до нитки. Мы приняли ванну, а затем пообедали. Я был утомлен, и хотя было ясно, что мой хозяин был готов продолжать говорить всю ночь, я был вынужден умолять его позволить мне лечь спать.

«Хорошо, я просто пойду в твою комнату и посмотрю, все ли в порядке».
Это была большая комната с верандами с двух сторон и огромной кроватью, защищенной москитной сеткой.
«Кровать довольно жесткая. Вы не возражаете?»
«Ни капли. Сегодня я буду спать, не качаясь».
Хозяин задумчиво посмотрел на кровать.
«Последним в ней спал голландец. Хотите послушать забавную историю?»
Я больше всего хотел лечь спать, но он был моим хозяином, и тогда я знаю, что трудно рассказать забавную историю и не найти слушателя.
«Он прилетел на лодке, которая доставила вас сюда. Он вошел в мой офис и спросил, где он может найти место, где можно остановиться на некоторое время.Я сказал ему, что если ему некуда идти, я не против его посадить. Он ухватился за приглашение. Я сказал ему послать за багажом.
«Это у меня есть, — сказал он.

«Он протянул маленькую блестящую черную сумку. Она казалась немного скудной, но это было не мое дело, поэтому я сказал ему идти в бунгало, и я приду, как только закончу свою работу. Пока я говорил, что дверь моего офиса была открыта, и вошел мой служащий. Голландец стоял спиной к двери, и, возможно, мой служащий приоткрыл ее немного неожиданно.Как бы то ни было, голландец закричал, он подпрыгнул примерно на два фута в воздух и выхватил револьвер.
«Что, черт возьми, ты делаешь?» — сказал я. «Когда он увидел, что это клерк, он упал в обморок. Он прислонился к столу, тяжело дыша, и, честное слово, его трясло, как будто у него поднялась температура.
«Прошу прощения, — сказал он. — Это мои нервы. Мои нервы ужасны».
«Похоже на то, — сказал я. «Я был с ним довольно недолговечен. По правде говоря, мне было жаль, что я попросил его остановиться со мной.Он не выглядел так, как будто много пил, и я подумал, не был ли он кем-то, кого преследовала полиция.
«Тебе лучше пойти и лечь, — сказал я. «Он ушел, и когда я вернулся в свое бунгало, я обнаружил, что он сидит на веранде довольно тихо, но очень прямо. Он принял ванну, побрился и надел чистые вещи, и выглядел он намного лучше.
‘»Почему ты сидишь посреди этого места вот так?’ Я спросил его: «Тебе будет намного удобнее на одном из длинных стульев.’
«Я предпочитаю сидеть, — сказал он. «Странно, — подумал я. Но если мужчина в такую ​​жару предпочитает сидеть, а не лечь, это его личное дело. На него не особо было смотреть, он высокий, плотного телосложения, с квадратной головой и коротко остриженными волосами. Я думаю, ему было около сорока. Что меня больше всего поразило в нем, так это его выражение лица. В его глазах было выражение, голубые глаза, они были довольно маленькими, что я не мог понять, и его лицо давало ощущение, что собирался плакать.У него была возможность быстро оглянуться через левое плечо, как будто он что-то слышал. Ей-богу, он нервничал. Но мы выпили пару напитков, и он начал говорить. Он очень хорошо говорил по-английски; за исключением небольшого акцента, вы бы никогда не узнали, что он иностранец, и я должен признать, что он был хорошим оратором. Он был везде и много читал. Было приятно его слушать.
«У нас было три или четыре порции виски днем ​​и много джина позже, так что, когда подошел обед, мы были довольно веселыми, и я пришел к выводу, что он чертовски хороший парень.Конечно, за ужином у нас было много виски, а у меня случайно оказалась бутылка бенедиктина, так что потом у нас было немного ликеров. Думаю, мы оба сильно напились.
«И, наконец, он рассказал мне, зачем он приехал. Это была странная история».
Мой хозяин остановился и посмотрел на меня с приоткрытым ртом, как будто, вспомнив это сейчас, он снова был поражен своей странностью.
«Он приехал с Суматры, голландец, и он что-то сделал с ачинцем, и ахинец поклялся убить его.Сначала он ничего об этом не подумал, но парень попробовал два или три раза, и это стало довольно неприятно, поэтому он решил уйти ненадолго. Он поехал в Батавию и решил хорошо провести время. Но пробыв там неделю, он увидел, что парень прячется за стеной. Ей-богу, он последовал за ним. Похоже, он имел в виду дело. Голландец начал думать, что это выходит за рамки шутки, и подумал, что лучшее, что он мог сделать, — это отправиться в Соэрабайю. Что ж, однажды он прогуливался по городу, когда, обернувшись, увидел, что ачинец довольно тихо идет прямо за ним.Это дало ему поворот. Это дало бы поворот любому.
«Голландец сразу вернулся в свой отель, собрал свои вещи и на следующей лодке отправился в Сингапур. Конечно, он остановился в отеле, где останавливаются все голландцы, и однажды, когда он пил во дворе перед зданием В отель вошел ачайзин, посмотрел на него минуту и ​​снова вышел. Голландец сказал мне, что он просто парализован. Этот парень мог воткнуть в него кинжал тут же, и он не смог бы пошевелить рукой, чтобы защитить себя.Голландец знал, что ачинец просто ждал своего часа, этот проклятый парень собирался убить его, он видел это в его глазах; и он развалился на части. «
«Но почему он не пошел в полицию?» Я попросил.
«Я не знаю. Полагаю, он не хотел, чтобы полиция ничего об этом знала».
«Но что он сделал с этим человеком?»
«Я тоже этого не знаю. Он мне не сказал. Но судя по тому, как он посмотрел на меня, когда я спросил его, я полагаю, это было что-то очень плохое.У меня есть предположение, что он знал, что заслужил все, что могли бы сделать ачинцы ».
Мой хозяин закурил.
«Давай, — сказал я.
«Шкипер лодки, курсирующей между Сингапуром и Кучингом, живет в этом отеле между рейсами, а лодка отправлялась на рассвете. Голландец подумал, что это отличный шанс уйти от ачинцев; он оставил свой багаж в отеле и пошел вниз на корабль со шкипером, как будто он собирался его проводить, и остался на лодке, когда она плыла.К тому времени его нервы были в ужасном состоянии. Его не заботило ничего, кроме как избавиться от ачинцев. В Кучинге он чувствовал себя в безопасности. Он снял номер в отеле и купил себе пару костюмов и несколько рубашек в китайских магазинах. Но он сказал мне, что не может спать. Ему снился этот человек, и полдюжины раз он просыпался, когда ему казалось, что кинжал пронизывает его горло. Ей-богу, мне было его очень жалко. Он просто дрожал, когда говорил со мной, и его голос был хриплым от ужаса.Это был смысл взгляда, который я заметил. Вы помните, я говорил вам, что у него странное выражение лица, и я не мог понять, что это значит. Что ж, это был страх.
«И однажды, когда он был в клубе в Кучинге, он выглянул в окно и увидел сидящих там ачинцев. Их глаза встретились. Голландец упал в обморок и потерял сознание. Когда он пришел в себя, его первой идеей было выбраться отсюда. Это лодка, которая доставила тебя, была единственной, которая дала ему шанс быстро уйти. Он сел на нее. Он был совершенно уверен, что этого человека на борту нет.«
«Но что заставило его прийти сюда?»
«Ну, лодка останавливается в десятке мест на берегу, и ачинец не мог догадаться, что голландец выбрал именно это. Он только решил сойти, когда увидел, что есть только одна лодка, чтобы доставить пассажиров на берег. , а человек в нем было не больше десятка.
«Во всяком случае, я здесь ненадолго в безопасности, — сказал он, — и если я смогу только некоторое время помолчать, я верну себе нервы».
«Оставайся, сколько хочешь, — сказал я.«С вами все в порядке, во всяком случае, пока лодка не прибудет сюда в следующем месяце, и, если хотите, мы будем наблюдать за людьми, которые отрываются».
«Он благодарил меня снова и снова. Я видел, какое облегчение для него это было.
«Было уже довольно поздно, и я сказал ему, что пора ложиться спать. Я отвел его в комнату, чтобы убедиться, что все в порядке. Он закрыл ставни, хотя я сказал ему, что риска нет, и когда я оставил его Я слышал, как он запер дверь, из которой я только что вышел.
«На следующее утро, когда мальчик принес мне чай, я спросил его, звонил ли он голландцу.Он сказал, что просто собирался. Я слышал, как он снова и снова стучал. «Забавно, — подумал я. Мальчик стучал в дверь, но ответа не было. Я немного занервничал и встал. Я тоже постучал. Мы подняли достаточно шума, чтобы разбудить мертвых, но голландец продолжал спать. Потом я выломал дверь. Я раздвинула москитные занавески вокруг кровати. Он лежал на спине с широко открытыми глазами. Он был мертв, как баранина.
«Кинжал перерезал его горло, и, если хотите, скажите, что я лжец, но я клянусь Богом, что это правда, нигде вокруг него не было ран.Комната была пуста ».
«Забавно, не так ли?»
«Ну, все зависит от твоего представления о юморе», — ответил я.
Мой хозяин быстро посмотрел на меня.
«Вы не против поспать в этой кровати, не так ли?»
«Н-нет. Но я бы предпочел услышать эту историю завтра утром».

УПРАЖНЕНИЯ

Задачи предварительного чтения

1. Бегство убегает от опасности.От какой опасности убегал человек в этой истории? Чем закончился полет? Сделайте предположения и запишите 6-8 предложений.

2. Потренируйте произношение слов из рассказа. В случае сомнений обратитесь к транскрипции ниже.

Жестикулят, кокос, бунгало, Борнео, джунгли, веранда, комар, странный, акцент, ликер, коллапс, Суматра, ахинский язык, неприятности, Сингапур.

Словарь и грамматика Задания

1.Найдите в рассказе английский по номеру:

пожать кому-либо руку, направляться куда-либо, абсолютно незнакомый человек, быть (кем-либо, чем-либо), прервать кого-либо, извинение, останавливаться у кого-либо (где-либо), промокший до нитки, хозяин ( принимающий гостя), мое дело (не мое дело), ​​поразить кого-либо, поклясться, хорошо провести время, тут же (на месте), видеть во сне кого-либо, отделаться от кого-либо, чувствовать жалость к кому-либо, чувство облегчения, на борту (корабля).

2. Используйте одно из слов или словосочетаний из поля соответствующей формы, чтобы заполнить каждый пробел.

тут же
присягнуть
облегчение
избавиться от
хост
на борту
влажный на коже
для рукопожатия
поставить кого-л. наверх

1.Я __________ со шкипером, и он пожелал мне удачи.
2. Мы пошли гулять по джунглям и вернулись __________.
3. Не думайте, что я что-то делаю для вас в __________.
4. Я устал, но было ясно, что мой __________ был готов говорить всю ночь.
5. Он что-то сделал с акийцем и ачинец __________, чтобы убить его.
6. Этот парень мог воткнуть в него кинжал __________.
7. Его не волновало ничто, кроме __________ ачинцев.
8. Он сел в лодку и был совершенно уверен, что этот человек не __________.
9. Я мог видеть, что __________ это было для него.


3. Замените выделенные курсивом слова или словосочетания в соответствующей форме синонимом из поля.

мечтать о
хорошо провести время
выпустить
в один конец
не мой бизнес
для сокращения
пожалеть
на забастовку
завершить с

1.Но все в итоге доказало, что с все в порядке.

2. Я спустился на нижнюю палубу и направил мои шаги к лестнице.
3. Я сказал ему, что приду, как только я закончу свою работу.
4. Что больше всего удивило меня в нем, так это его выражение лица.
5. Он отправился в Батавию и решил , чтобы развлечься .
6. Ей-богу, я пожалел его.
7.Казалось немного скудным, но это было не беспокойтесь моего .
8. Он прервал мои извинения.
9. Он видел ачинец во сне .

1. Выберите правильное слово и используйте его в подходящей форме.

довольно
тихо

1. Когда я вернулся в свое бунгало, я обнаружил, что он сидит _______.
2. Он был _______ уверен, что этого человека не было на борту.
3. Если я только смогу быть _______ какое-то время, я верну себе нервы.

другое
другое

4. собирался спать под своей крышей, пока _______ лодка не зашла за мной.
5. Ботинок на _______ ноге.
6. Он крикнул мальчику принести напитки и _______ присмотреть за моим багажом.
7. Конечно, он остановился в отеле, где останавливались _______ голландцы.

незнакомец
иностранец

8. Я немного стеснялся представить себя перед ___________.
9. За исключением небольшого акцента, вы бы никогда не узнали, что он ___________.

одинокий
один

10. Когда я приземлился, я почувствовал себя ___________.
11. Он был ___________ на веранде.
12. Офицер был рад разместить автора, потому что он жил вполне ___________ жизнью в этом маленьком городке.

2. A. Какое из следующих времен глагола используется для выражения:

а) действие, которое произошло перед другим прошлым действием?
б) текущее действие, происходящее в определенный момент прошлого?
в) одно прошлое действие или последовательность прошлых действий?

1.Мы были примерно в трех милях от берега, и дул свежий ветерок.
2. Мы говорили, пили и разговаривали.
3. Сказать по правде, мне было жаль, что я попросил его прекратить со мной.

B. Используйте глаголы в скобках в соответствующей форме времени (активном или пассивном).

1. Ей-богу, нервничал. Но мы (чтобы) выпить, и он (чтобы начать) поговорить. Я должен признать, что он хорошо говорил. Он (быть) везде и (читать) много.Наконец он (чтобы сказать) мне, почему он (придет).
2. Однажды, когда он (чтобы) выпить во дворе перед отелем, ачинец (войти), (взглянуть) на него на мгновение и (выйти) снова выйти. Голландец сказал мне, что он просто (чтобы парализовать). Он знал, что ачинцы (ждут) своего времени.
3. Он (придет) с Суматры, и он (сделать) что-то ачинец и ачинец (поклясться) убить его. Сначала он (не думал) об этом, но парень (попытался) два или три раза, и три голландец подумал, что это (чтобы выйти) за рамки шутки.

Задачи для понимания прочитанного и обсуждения.

Ответьте на следующие вопросы:

1. Куда однажды приехал автор и с кем он собирался остановиться? Почему автор чувствовал себя одиноким и немного застенчивым?
2. Как с ним познакомился участковый?
3. Как они провели день?
4. Почему автор не мог лечь спать, хотя он устал?
5.О ком ему рассказал хозяин?
6. Почему районный офицер подставил голландца?
7. Что произошло, когда районный офицер разговаривал с голландцем?
8. Как выглядел голландец? Что в нем такого странного?
9. Почему ведущий автора пришел к выводу, что голландец был молодцом?
10. Как начался полет голландца?
11. Какие места он побывал и кого найдет, следуя за ним?
12.Почему он не обратился в полицию?
13. Где он чувствовал себя в безопасности? Почему ему нужно было быстро уйти?
14. Как голландец оказался в этом городке в доме уездного офицера?
15. Какие меры предосторожности он предпринял перед сном?
16. Чем закончилось бегство голландца?

2. Расскажите историю бегства голландца. Выбирайте из рассказа предложения, чтобы показать, как страх голландца рос, пока он не рассыпался.

3. Обсудите следующее:

1. Рассказчик называет эту историю смешной. Вы думаете, это смешно? Как вы его нашли?
2. Как вы думаете, что мог сделать голландец? Почему он знал, что заслужил все, что могли сделать ачинцы?
3. Почему на голландце нигде не было раны, хотя кинжал перерезал ему горло? Как вы думаете, что убило его: кинжал или страх?
4.Был ли этот конец бегства голландца неизбежным или он мог его избежать?
5. Считаете ли вы, что автор передает какое-то сообщение или только пытается развлечь читателя, разбудить его воображение?

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.