Какие произведения современных писателей могут стать классикой литературы: The requested URL could not be retrieved

Содержание

10 современных книг, которые перевернут ваше представление о литературе

Классика всегда останется классикой. Но появляется множество новинок, которые также достойны вашего внимания ничуть не меньше, чем признанные образцы литературы. Мы подготовили для вас десять книг, которые вы непременно должны прочесть, чтобы с легкостью ориентироваться в современном литературном мире.

Наринэ Абгарян «С неба упали три яблока»
Источник фото — dybrova.ru

Наринэ Абгарян известна российскому читателю по приключенческой саге о Манюне, жутко смешной и невероятно интересной. Но Абгарян — писатель разноплановый, поэтому книга «С неба упали три яблока» наделала немало шума: вышла в год столетия геноцида армян и стала для многих настоящим открытием. 

Сюжет: Трогательные истории маленькой деревни, расположенной высоко в горах, никого не оставят равнодушным. Размышления Абгарян о малой Родине и людях, которые там живут, возвращают читателя в детские годы, к тому, как он видит себя и своих дальних и близких родственников. Пробирает до мурашек. 

Пола Хокинс «Девушка в поезде»
Источник фото — livelib.ru

Жанр психологического триллера — прекрасный выбор для отпуска. Но это вовсе не означает, что это произведение на один раз. Сюжет держит в напряжении и не дает расслабиться до самого конца книги. Кстати, ее решили экранизировать, поэтому в сентябре 2016 года «Девушка в поезде» появится на больших экранах. 

Сюжет: Рейчел часто приходится ездить на электричках, поэтому она придумала себе прекрасное средство от скуки — наблюдение за жизнью идеальной, как ей кажется, супружеской парой, которой она даже дала имена. Из окна поезда она видит их ухоженный двор и размеренную жизнь. Но однажды во дворе их коттеджа происходит нечто странное, что меняет представление Рейчел об идеальной паре, навсегда. 

Джоан Роулинг «Случайная вакансия»
Источник фото — hp-christmas.ru

Поклонники «поттерианы» увидят Роулинг с новой стороны. Те же, кто не знаком с ее волшебным миром, вдоволь насладятся изящным слогом и нетривиальным сюжетом знаменитой писательницы. 

Сюжет: Что скрывается за английской чопорной и идеальной для окружающих жизнью? Провинциальный городок пребывает в настоящем шоке: умер 45-летний Барри Фейрбразер, член местного совета. В процессе выбора кандидата на новую должность жители погружаются в череду конфликтов и разбирательств. Кто победит в этом противостоянии? 

Грэм Джойс «Там, где кончается волшебство»
Источник фото — fonar.tv

Книга, которая вызывает либо неописуемый восторг, либо безумное разочарование. Прочесть стоит хотя бы ради того, чтобы составить собственное мнение. Не знаем, в какую сторону вы сделаете выбор, но сюжет заставит вас забыть о своих делах, пока вы будете увлечены чтением. 

Сюжет: Главная героиня — девушка по имени Осока во всем слушает свою Мамочку Каллен. Несмотря на то, что жизнь не стоит на месте, жителей графства Лестершир волнуют вполне обыденные вопросы: приготовление пирога, быт и любовные чувства. Но что будет делать Осока, когда Мамочка Каллен попадет в больницу? 

Ли Виксен «Меня зовут Лис»
Источник фото — livelib.ru

На что ты готов ради своей мечты? Этот вопрос будто бы лейтмотивом проходит через повествование. Прекрасный пример того, что в любом жанре есть качественная литература. Ожидая простое подростковое фентези, получаешь гораздо больше. 

Сюжет: Лис отправляется на службу в легион Алой Розы. И все бы ничего, но она — девушка, прикинувшаяся парнем. Тем не менее, ей приходится овладеть мастерством воина, а также узнать один из самых жутких тайн от генерала легиона, ставшего ее другом и учителем. 

Евгений Водолазкин «Лавр»
Источник фото — ytimg.com

Произведение финалиста премии «Большая книга» Евгения Водолазкина заинтересует не только филологов и литературоведов, но и всех тех, кто хочет разобраться в сути вещей и добраться до истины, заключенной внутри каждого из нас. 

Сюжет: Средневековый врач не может спасти свою собственную возлюбленную и решает посвятить ей свою жизнь. Он становится травником и путешествует по миру, помогая тем, кому это необходимо. После паломничества в Иерусалим постригается в монахи, а затем — в схиму. 

Харуки Мураками «Бесцветный Цкуру Тадзаки и его годы странствий»
Источник фото — bit.ua

Мураками и «Норвежский лес» — прочная ассоциация у многих российских читателей. На самом деле, роман нельзя назвать главным произведением автора. Скорее, это был некий эксперимент. Новый Мураками — книга, полная хитросплетений. Все, к чему мы и привыкли — умная проза с приятным послевкусием. 

Сюжет: После переезда главного героя из маленького города в Токио прошло немало времени. Мы видим 36-летнего Цкуру, который ищет баланс с окружающим миром. Ему приходится возвратиться в прошлое, чтобы, возможно, обрести долгожданную гармонию внутри себя. 

Фредерик Бегбедер «Уна и Сэлинджер»
Источник фото — cosmopolitan.ru

Бегбедер по-хорошему удивил: перед нами достаточно нетипичный для писателя сюжет. Для всех, кто хочет увидеть скандального писателя в новом свете, и для тех, кто любит красивые истории любви. 

Сюжет: 1940 год, Нью-Йорк, 21-летний начинающий писатель Сэлинджер знакомится с 15-летней Уной О’Нил, дочерью известного драматурга. Биографическая точность фактов Бегбедера мало интересует, зато в фокусе самое главное — история героев, полная страсти, любви и желания быть вместе. 

Донна Тартт «Щегол»
Источник фото — rigaonline.lv

Пулитцеровская премия, 10 лет работы над романом, грандиозный успех по всему миру.  «Щегол» Донны Тартт как никто другой претендует на звание современной классики. Но, впрочем, не все пребывают в восторге, поэтому составить свое собственное мнение просто необходимо. 

Сюжет: Тео остается жив после взрыва, в котором погибает его мать. Мальчику всего 13 лет, и теперь он вынужден скитаться по приемным семьям. Единственным утешением, которое у него есть, становится шедевр голландского мастера, который он украл из музея. 

Жауме Кабре «Я исповедуюсь»
Источник фото — buro247.ru

По большей части исповедь важна для самого рассказчика. Но это правило не действует для романа Кабре. Откровенные интонации и искренность — одни из важных особенностей прозы писателя.

Сюжет: Юный Адриа подменяет ценнейшую скрипку в антикварной лавке отца с целью показать сокровище своему другу. Но происходит трагедия: его отца убивают. Спустя много лет, Адриа все также мучает произошедшее, но он даже не догадывается, к чему он придет, раскрыв секреты прошлого своей семьи. 

Превью: pinterest.com

Классики современной литературы, которых стыдно не знать

Эти книги не оставляют равнодушными. С ними светло, грустно, смешно, волнительно, интересно… Кого же литературные критики всего мира могут назвать современными классиками?

Россия: Леонид Юзефович

Что читать:

– авантюрный роман  «Журавли и карлики» (премия «Большая книга», 2009)

– историко-детективный роман «Казароза» (номинация на премию «Русский Букер», 2003)

– документальный роман «Зимняя дорога» (премия «Национальный бестселлер», 2016; «Большая книга», 2016)

Чего ждать от автора

В одном из интервью Юзефович сказал о себе так: его задача как историка – честно реконструировать прошлое, а как литератора – убедить тех, кто захочет его слушать, что так и было на самом деле. Поэтому грань между вымыслом и достоверностью в его творчестве зачастую неощутима. Юзефович любит сочетать в одном произведении разные пласты времени и планы повествования. И не делит события и людей на однозначно плохих и хороших, подчеркивая: он рассказчик, а не учитель жизни и судья. Размышления, оценки, выводы – за читателем.

Читать

США: Донна Тартт

Что читать:

– остросюжетный роман «Маленький друг» (литературная премия WNSmith, 2003)

– роман-эпопея «Щегол» (Пулитцеровская премия, 2014)

– остросюжетный роман «Тайная история» (бестселлер года по версии The New York Times, 1992)

Чего ждать от автора

Тартт любит игру с жанрами: в каждом ее романе есть и детективная составляющая, и психологическая, и социальная, и авантюрно-плутовская, и интеллектуальная в духе Умберто Эко. В творчестве Донны заметна преемственность традиций классической литературы XIX века, в частности таких ее титанов, как Диккенс и Достоевский. Процесс работы над книгой Донна Тартт сравнивает по длительности и сложности с кругосветным плаванием, полярной экспедицией или… картиной во всю стену, написанной кисточкой для туши. Американку отличает любовь к деталям и подробностям, явным и скрытым цитатам из великих произведений литературы и философских трактатов, а второстепенные персонажи ее романов не менее живые и сложные, чем главные герои.

Читать

Великобритания: Антония Байетт

Что читать:

– неовикторианский роман «Обладать» (Букеровская премия, 1990)

– роман-сага «Детская книга» (шорт-лист Букеровской премии, 2009)

Чего ждать от автора

Если вы как читатель в восторге от Льва Толстого, осилили хоть что-то у Пруста и Джойса, то и многослойные эпичные интеллектуальные романы британки Антонии Байетт вам придутся по душе. Как признается Байетт, ей нравится писать о прошлом: действие романа «Обладать» происходит в наши дни, но погружает и в викторианскую эпоху, а семейная сага «Детская книга» охватывает наступивший затем эдвардианский период. Труд писателя Байетт сравнивает с коллекционированием – идей, образов, судеб, чтобы изучить и рассказать о них людям.

Читать

Франция: Мишель Уэльбек

Что читать:

– роман-антиутопия «Покорность» (участник рейтинга The New York Times «100 лучших книг 2015 года»)

– социально-фантастический роман «Возможность острова» (премия «Интералье», 2005)

– социально-философский роман «Карта и территория» (Гонкуровская премия, 2010)

– социально-философский роман «Элементарные частицы» (премия «Приз Ноября», 1998)

Чего ждать от автора

Его называют enfant terrible («несносное, капризное дитя») французской литературы. Он самый переводимый и самый читаемый из современных авторов Пятой республики. Мишель Уэльбек пишет о скором закате Европы и крахе духовных ценностей западного общества, смело высказывается об экспансии ислама в христианских странах. На вопрос, как он пишет романы, Уэльбек отвечает цитатой Шопенгауэра: «Первое и практически единственное условие хорошей книги – когда есть что сказать». — Houellebecq, « C’est ainsi que je fabrique mes livres». И добавляет: писателю не нужно пытаться все понять, «лучше всего наблюдать факты и не обязательно опираться на какую-либо теорию».

Читать

Германия: Бернхард Шлинк

Что читать:

– социально-психологический роман «Чтец» (первый роман немецкого писателя в списке бестселлеров The New York Times, 1997; премия Hans-Fallada-Preis, 1997; литературная премия журнала Die Welt, 1999)

Чего ждать от автора

Главная тема Шлинка – конфликт отцов и детей. Но не столько вечный, вызванный недопониманием старшего и младшего поколений, а вполне конкретный, исторический – немцев, принявших идеологию нацизма в 1930–1940-е, и их потомков, которые разрываются между осуждением страшных преступлений против человечества и попыткой понять их мотивы. «Чтец» поднимает и другие сложные темы: любовь между юношей и женщиной с большой разницей в возрасте, неприемлемую в консервативном обществе; неграмотность, которой, казалось бы, нет места в середине ХХ века, и ее роковые последствия. Как пишет Шлинк, «понять не значит простить; понять и при этом осудить – возможно и необходимо, однако это очень тяжело. И эту тяжесть приходится нести».

Читать

Испания: Карлос Руис Сафон

Что читать:

– мистико-детективный роман «Тень ветра» (премия Joseph-Beth and Davis-Kidd Booksellers Fiction Award, 2004; Borders Original Voices Award, 2004; NYPL Books to Remember Award, 2005; Book Sense Book of the Year: Honorable Mention, 2005; Gumshoe Award, 2005; Barry Award for Best First Novel, 2005)

– мистико-детективный роман «Игра ангела» (премия Premi Sant Jordi de novel.la, 2008; Euskadi de Plata, 2008)

Чего ждать от автора

Романы знаменитого испанца нередко называют неоготическими: в них есть и пугающая мистика, и детективный сюжет с интеллектуальными загадками во вкусе Умберто Эко, и страстные чувства. «Тень ветра» и «Игра ангела» объединяет место действия – Барселона – и сюжет: второй роман – приквел первого. Тайны Кладбища забытых книг и хитросплетения судеб увлекают и героев Карлоса Руиса Сафона, и читателей. «Тень ветра» стала самым успешным романом, изданным в Испании со времен «Дон Кихота» Сервантеса, а «Игра ангела» – самой продаваемой книгой за всю историю страны: за неделю после выхода в свет было раскуплено 230 тысяч экземпляров романа.

Читать

Япония: Харуки Мураками

Что читать:

– философско-фантастический роман «Хроники Заводной Птицы» (премия «Ёмиури», 1995; номинация Дублинской литературной премии, 1999)

– роман-антиутопия «Охота на овец» (премия «Нома», 1982)

– психологический роман «Норвежский лес» (участник рейтинга «Топ-20 самых продаваемых книг на Amazon.com», 2000 [год, когда книга была полностью переведена на английский], 2010 [год, когда книга была экранизирована])

Чего ждать от автора

Мураками называют самым «западным» писателем Страны восходящего солнца, но повествование в своих книгах он ведет как истинный сын Востока: сюжетные линии возникают и текут, как ручьи или реки, а сам автор описывает, но никогда не объясняет, что происходит. Вопросы есть, а ответов на них нет, главные герои – «странные люди», которые явно не отвечают представлениям большинства о нормальности и благополучии. Мир персонажей похож на сюрреалистический коллаж яви со снами, фантазиями, страхами, протестами подавляемой воли. «Литературный труд – это всегда немножко обман, – подчеркивает Мураками. – Но писательская фантазия помогает человеку взглянуть на окружающий мир по-другому».

Читать

Классическая литература — что это, и почему менялся этот список?

Если у вас хоть раз заходили на кухне разговоры о том, кто что читал или не читал, то у вас определённо есть своё представление о классике.

Казалось бы, такое обычное дело — понимать, какое произведение классическое, а какое нет, — на самом деле далеко не так уж однозначно. Есть общепризнанные имена — Пушкин, Достоевский, Булгаков — но и они далеко не всегда были в пантеоне классиков. Есть такие имена, которые многие сразу и не вспомнят, но они тоже в этом пантеоне. А есть, наоборот, те кто на слуху у всего мира, те, кем зачитываются люди самых разных стран и возрастов, но вряд ли они будут приглашены в тусовку каноничных и самых-самых.

Ведь даже само определение классики вызывает споры, многие люди сами придумывают, что вкладывать в словосочетание «классическая литература», что признавать, а что нет. Так что тут есть что обсудить. Попробуем сегодня выяснить, что такое литературный канон, как эти каноны появляются, нужно ли читать классику и можно ли её не читать.

Что за слово такое — классика?

Сегодня это слово настолько многозначно, что надо прояснить даже и этот вопрос. Классикой в музыке, например, можно назвать и Бетховена, и, скажем, группу Битлз, это полностью зависит от контекста. Можно еще вспомнить классический стиль одежды… что вы представили? Смокинг или «белый верх, чёрный низ»? Тоже сомнительно, потому что ещё век назад классикой была юбка в пол, а ещё раньше — каблуки у мужчин. Если классика одна на все времена (ведь это классика), то почему в античности она одна, в эпоху Возрождения другая, в царской России третья, а в Советский период ещё какая-нибудь? Плюс своя «классика» может быть в любом виде деятельности человека. А ещё, мы можем сказать «классика», если увидим, как кто-нибудь делает что-то очень типичное для себя, или получаем один и тот же результат, который стал для нас привычным. В общем, я хочу сказать, что в повседневной жизни классика — это слово, которым мы разбрасываемся направо и налево. Классический это и привычный, и общий для всех, и устоявшийся, и старый, и типичный, и ожидаемый.

Но нам же нужно разобраться, что такое классика в литературе.

Первоначально это слово применялось по отношению к трём греческим трагикам: Еврипиду, Эсхилу и Софоклу, они были лучшие в свою эпоху.  Все эти три автора заключали в себе некоторые качества, которые их последователи сочли образцовыми и выдающимися. В какой-то момент их начали изучать в школах. Дословно, классика означала «то, что изучается в классах». То, что в какой-то момент эпохи стало образцом для подражания — каноном.

Как классика соотносится с эпохой?

Понятное дело, что при жизни никого классиками не называют, за очень редким исключением. Так вот, те три грека сами себя никаким литературным каноном не объявляли, так сложилось исторически. Афины расцветали, потом из-за Пелопоннесской войны утратили своё влияние, потом и вовсе были захвачены Александром Македонским, а позже и римлянами. И именно римляне начали в своих школах изучать греческую литературу, хотя тот самый греческий мир на тот момент уже был утрачен.

Вот и появилось мнение, что литературный канон — это образцы, которые могут пережить даже крах мира, в котором они были написаны. То есть если произведение способно пережить сотни лет и оставаться всё таким же актуальным, то вероятнее всего это и есть классика. Поэтому, когда говорят о ком-то, что он при жизни уже стал классиком, то время, вполне возможно, ещё это опровергнет.

Скорее всего, у вас нет в запасе пары-тройки сотен лет, чтобы уж наверняка сказать, кто тут классик. Поэтому люди и пытаются научиться определять литературные каноны каким-нибудь другим способом. Так что попробуем рассмотреть подходы к литературным канонам с разных сторон и понять, как эти каноны возникают.

Классика как что-то популярное

Вы согласитесь, что степень классичности писателя очень редко как-то зависит от популярности?

То, что продаётся миллионными тиражами сегодня совершенно не обязательно пополнит список на обязательное чтение будущего школьника. Например, в своё время был очень популярным поэт Евгений Баратынский, живший в одно время с Пушкиным. Но сейчас его знают разве что филологи, многие его фамилию и не вспомнят. Писатель Пётр Боборыкин при жизни издал множество книг и заработал на них немало денег, но вы вообще хоть раз слышали его фамилию?

Может быть, связь обратная? Есть расхожее мнение, что, чтобы быть классиком, нужно чтобы при жизни тебя не оценили. Например, работы Эмили Дикинсон увидели свет только после её смерти. Франц Кафка был бы богатейшим человеком, если бы сегодня имел процент с продаж своих книг, но умер безвестным — если бы не его друг, который не выполнил последнюю просьбу Кафки сжечь его работы, мир бы вряд ли о нём узнал. Джон Китс тоже не был признан при жизни. Эдгару Алану По денег едва хватало на существование, но кто сейчас не знает его имя?

В противовес всем этим писателям и поэтам можно вспомнить хотя бы Толстого, который был чуть ли не самым влиятельным человеком в России в своё время, и даже спустя сотню лет актуальности не потерял. Более того, он один из тех, кого высоко ценят по всему миру, и его место среди канонических литераторов не подвергается сомнению.

Но что объединяет всех их сейчас? Сегодня их произведения популярны, продаются по всему миру, переводятся на десятки языков и, скорее всего, так будет и дальше. Все классические произведения сегодня, по факту, бестселлеры.

Так что нужно сделать оговорку в первоначальном утверждении: степень классичности писателя очень редко зависит от прижизненной популярности.

Классика как верность традициям

За словом «классика» вообще закреплена ассоциация, что это «то, что было раньше», то есть то, что считается на сегодняшний день традиционным. Выходит, что каким-то образом у классических произведений появляется некое ядро — несколько объединяющих черт. Классические традиции могут быть связаны с тематикой произведений — всё, что читают столетиями, всегда задаёт фундаментальные вопросы. Отношение к жизни, смерти, религии, войне, любви, наконец… Традиционные темы, потому что единого мнения на этот счёт не существует, и всё новые и новые поколения людей вынуждены пробираться через эти философские дебри. Потому произведение, посвящённое общечеловеческим ценностям, однажды став классическим, очень долго не устаревает.

Также традиции могут быть в построении текста или сюжета, в жанрах, в способе рифмовки… да во всём.

А теперь самая интересная часть вопроса о том, как стать классиком с помощью традиций. Ведь, если все готовые формулы уже есть, то может показаться, что проще простого взять и написать книгу, которая будет соответствовать всем традициям. Казалось бы, она должна быть обречена на успех.

Но здесь работает очень интересный парадокс: те, кого впоследствии вписывают в канон, очень часто были в своё время новаторами, дерзкими и наглыми.

Да, традиция важна. Но важна она только в том случае, если автор, вобрав её в себя, переработал, приведя её в соответствие со своей современностью.

Получается, классики — не те, кто безоговорочно вписываются в традиции, а те, кто естественным образом продолжает её, задавая тренд всё новым и новым писателем. Писатель-классик — антенна; он должен предчувствовать потребности общества и ответить этим потребностям в соответствии с традицией, хоть и немного видоизмененной.

Классика как то, что изучается в классах

Сейчас мы затронули очень важную тему: любой классик должен быть связан с современностью, он должен быть актуальным, иначе какой в нём смысл? Классики помогают нам вести диалог с вечностью, в них, как в тесте Роршаха, мы можем найти ответы на свои вопросы. Ведь классика -это совокупный опыт многих предыдущих поколений.

Вот представьте, что вы хотите попасть в другую страну: вы можете идти пешком, а можете сесть в самолёт. Если вы хотите со всеми своими жизненными вопросами разобраться самостоятельно, исключительно своим опытом, — вы идёте пешком. А классические книги — это самолёт. И выбор здесь уже зависит от вас: дойти до чего-то самостоятельно или принять помощь прошлых поколений.

Поэтому классику изучают в школах — это уроки мудрости.

Но, к сожалению, то, что реально изучается в школах, может серьёзно расходиться с общепризнанным списком классики.

Ещё кардинал Ришелье в семнадцатом веке придумал управлять литературой в государственных интересах. А как управлять литературой? Правильно, придумать канон и поощрять только тех, кто ему соответствует.  Тогда, например, было придумано, что трагедия должна обладать «тремя единствами»: места, времени и действия. Сегодня эти правила до сих пор изучаются в школах, а тогда практически породили раскол в писательском сообществе.

В общем, примерно с того времени официальные списки литературы цензурируются государством.

У нас есть гораздо более яркий и близкий пример: изучение литературы в СССР. В Советское время, чтобы попасть в канон, нужно было чтобы автор разделял и горячо поддерживал социалистические взгляды. Поэтому культивировалось пролетарское творчество. Поэтому из тридцати рекомендованных книг пять были про Ленина. Да что говорить, многие, кто учился в Советском Союзе, до сих пор верят, что «Капитал» Маркса это самая классическая из всех классик.

Вот, например, список классической литературы для изучения в десятом (выпускном) классе (1960 год):

Максим Горький. «Старуха Изергиль», «На дне», «Мать», «В. И. Ленин» (в сокращении)

Владимир Маяковский. «Левый марш», «Прозаседавшиеся», «Товарищу Нетте — пароходу и человеку», «Стихи о советском паспорте», «Владимир Ильич Ленин», «Хорошо!», вступление к поэме «Во весь голос»

Николай Островский. «Как закалялась сталь»

Михаил Шолохов. «Поднятая целина»

Александр Фадеев. «Молодая гвардия»

Никто не считал классикой «Анну Каренину» или «Мастера и Маргариту», потому что первая — бытовой роман, не относящийся к социализму, а второе — и вовсе запрещённая рукопись.

Да и само чтение строго контролировалось: вспомните эти многостраничные предисловия, в которых читателю чётко и ясно объяснялось, что хотел сказать автор. Все биографии писателей были прилизаны, если раньше все они были непохожими, разными, живыми людьми со своими слабостями, то в Советском Союзе о них писали исключительно как о блестящих высоконравственных личностях, всю жизнь мечтавших о революции. К сожалению, такой подход встречается и до сих пор.

Короче, классика (вопреки дословному переводу) — не всегда «то, что изучается в классах».

Классика как культурный код

Несоответствие официальной литературы настроениям общества очень часто порождает негласное разделение на людей, поддерживающих власть и читающих то, что разрешено, и на андеграунд. В Советское время, например, такая подпольная интеллигенция зачитывалась запрещёнкой, стал очень популярен самиздат. Вот как об этом вспоминал в своей книге Лев Рубинштейн:

«Приходит, допустим, в ваш дом малознакомый человек. Ну мало ли по каким делам. Вы провожаете его на кухню (все тогда сидели на кухнях) и почти автоматически произносите: «Мы с тобой на кухне посидим». А он, этот практически незнакомый тебе человек, на таком же автомате продолжает: «Сладко пахнет…» И с этого момента вы понимаете, что неформальное общение возможно. А уж если он, угощаясь на вашей кухне чем бог послал, ещё и скажет: «Вот какие большие огурцы продаются в наших магазинах», то уже и до закадычной дружбы рукой подать».

Кто что считает классикой — вот что может объединять или разъединять людей. Получается, что классика это культурный код, знать её нужно, чтобы соответствовать тому обществу, в котором она канонизирована.

Сегодня такой жёсткой цензуры нет, но классические произведения всё равно лакмусовая бумажка для тех, кто считает себя образованным человеком. Сегодня можно не читать про Ромео и Джульетту, но вряд ли вы найдёте образованного человека, который даже не в курсе сюжета. Читать классику — значит быть в контексте нравственных традиций и, что тоже важно, трендов. Хотя даже не «читать», а скорее «знать». А знать и изучать классику иногда можно и без непосредственного чтения какого-нибудь Гомера. Умение поддержать разговор, понять отсылки, вовремя вспомнить цитату помогает быть интересным собеседником и возбуждать улыбку дам огнём нежданных эпиграмм. 😉

Это не значит, что нужно читать только классику. В конце концов, что-то, что уже написано сегодня, станет классикой завтра, так почему бы не стать вершителем судеб и не помочь какому-нибудь современному автору заявить о себе?

И да, можно в принципе классику и не знать, это, конечно, ваше дело. Но всё-таки мы живём в обществе, и с его культурным кодом тоже нужно считаться. Да и на самолёте путешествовать легче, чем пешком.

«Рекомендательные списки современной литературы для внеклассного чтения » (5-9 классы)

РЕКОМЕНДАТЕЛЬНЫЙ СПИСОК СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫi

Составитель Аркатова Н.Л.

5-7 КЛАСС

1. Светлана Варфоломеева « Машка как символ веры»

Автор повести «Машка как символ веры» — доктор медицинских наук, профессор, главный детский онколог Центрального федерального округа РФ. Заведует отделением детской и подростковой онкологии Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии.Когда заболевает Машка — вредная и противная маленькая Машка, — вся семья сплачивается вокруг нее. Беда переворачивает привычную налаженную жизнь вверх тормашками, заставляя забыть о ненужных спорах, ссорах и обидах, выдвигая на первый план «затертые» буднями вечные ценности — любовь, дружбу, верность, мужество и стойкость, умение прощать, верить и надеяться на лучшее .Для среднего и старшего школьного возраста.

2. Н. Дашевская «Я не тормоз»

Обычный человек так бежит, когда на поезд опаздывает. А для Игната – нормальная скорость. Самое то, на роликах или на самокате. Так лучше ощущаешь связь с миром, а в нем всё интересно: и люди, и город, и музыка, и книги… да всё.

И мыслей об этом у Игната полно. Своих, ни у кого не занятых. Только вот делиться он ими не любит, да и не с кем – кто же за ним поспеет? Хотя Игната все любят. Он это случайно как-то понял – удивительно, да? Но он много чего, оказывается, еще не догоняет. Например, что у него друг есть на самом деле. И не один. Или что некоторые всерьез собираются жизнь посвятить помощи другим людям… Ничего, он не тормоз, догонит.

В общем, да, иногда и самокатному ангелу надо отдохнуть.

Повесть «Я не тормоз» писательницы Нины Дашевской, уже хорошо известной и полюбившейся читателям по книгам «Около музыки», «Вилли», стала победителем конкурса детской книги «Книгуру» в 2015 году.

3. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Время всегда хорошее»

Что будет, если девчонка из 2018 года вдруг окажется в 1980 году? А мальчик из 1980 года перенесется на ее место? Где лучше? И что такое «лучше»? Где интереснее играть: на компьютере или во дворе? Что важнее: свобода и раскованность в чате или умение разговаривать, глядя в глаза друг другу? И самое главное — правда ли, что «время тогда было другое»? А может быть, Время всегда хорошее, и вообще, все зависит только от тебя… 


4. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Гимназия №13»

Не надо было трогать дуб! Тогда бы ничего страшного и не случилось. А когда тронули, тут и началось. Из всех щелей полезла нечисть. Домовые и кабинетные — за наших гимназистов, нечисть — против. Перун мечет молнии на крыше, Кощей (женщина, между прочим) пытается проломить заколдованный круг, говорящий кот подкармливает русалку ворованной колбасой, второй закон Ньютона временно не работает, «Слово о полку Игореве» встает перед глазами, словно в формате 3D, а на самом деле наяву — помог волшебный растворитель… Хотите дальше? Сами читайте. 


5. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Типа смотри короче»

Все смешалось в седьмом «А»: война и любовь, взрывы и катастрофы, сражения и… опять любовь. Такой уж это возраст — прыжок из детства в юность. Поход в кино с девочкой равносилен добыче Золотого Руна, а стремление выкурить сигарету — чуть ли не революция. Драка на пустыре по бессмысленности не уступает любой из Мировых войн, а розы на пороге могут полностью изменить мир, пусть всего на несколько минут. Но окружающие взрослые всего этого не понимают. И слов, чтобы объяснить им, так мало. Потому что типа… смотри… ну, короче… В основу книги лег сборник «Шекспиру и не снилось», который в 2012 году стал одним из победителей Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру». 

6. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак  «Хочу в школу»

Это фантастика, сказка и небывальщина. В этой книге вы не встретите инопланетян, Бабу-Ягу или, на худой конец, говорящих животных. Зато познакомитесь с удивительной школой, в которую ученики по утрам бегут с одной мыслью: «Поскорее бы!» В ней исполняются самые смелые мечты — от полета на воздушном шаре до путешествия на Эльбрус. В ней нет привычных «предметов» и «параллелей», но есть куча проектов и братство единомышленников. Словом, чудо, а не школа. Однако, как и всякое чудо, оно очень хрупко. И в один непрекрасный день ученикам приходится встать грудью на защиту своей мечты. 

  1. Юлия Кузнецова «Где папа?»

Драматическая повесть о семье, попавшей в трудную ситуацию.

  1. Михеева Т. М. «Легкие горы»

Дина только-только идёт в школу, только-только находит новую семью, только-только знакомится со взрослыми. Всё в её жизни происходит впервые – и хорошее, и плохое. Хорошее – это друзья, игрушки, бабушкины истории, дивный хвойный лес в Лёгких горах. Плохое – это недопонимание между родителями; хуже всего – что виной тому Дина…

  1. Илга Понорницкая «Эй, Рыбка!»
    Повесть Илги Понорницкой — «Эй, Рыбка!» — школьная история о мире, в котором тупая жестокость и безнравственность соседствуют с наивной жертвенностью и идеализмом, о мире, выжить в котором помогает порой не сила, а искренность, простота и открытость. Действие повести происходит в наше время в провинциальном маленьком городке. Героиня кажется наивной и простодушной, ее искренность вызывает насмешки одноклассников и недоумение взрослых. Но именно эти ее качества помогают ей быть «настоящей» — защищать справедливость, бороться за себя и за своих друзей.

11. Евгений Рудашевский «Куда уходит кумуткан»

Кумуткан — это неопытный детёныш байкальской нерпы, которому отовсюду грозит опасность. И главный герой повести, тринадцатилетний Максим, похож на кумуткана, когда мама, оставив его, уезжает на буддийские учения. В то же время сводная сестра Аюна называет себя потомственной чёрной шаманкой, а родной дедушка, бывший полярник, судя по всему, нарочно ловит нерп для каких-то страшных опытов…

12. Евгений Рудашевский «Солонго. Тайна пропавшей экспедиции»

Новая книга Евгения Рудашевского начинается как задачка из квест-комнаты, а затем успевает стать романом-погоней, детективом, историей о первопроходцах и предателях, притчей о любопытстве как великой движущей силе. Как герои не представляют, что заберутся настолько далеко, так и читатели — что сюжет заведёт их в такие дали.

13. Дрейпер Шэрон «Привет, давай поговорим»

У Мелоди фотографическая память. Она помнит все, что видела и слышала за одиннадцать лет своей жизни, а слова и звуки имеют для нее вкус и цвет. Она умнее всех в школе. Вот только никто об этом не догадывается. Учителя думают, что девочка не поддается обучению, и из урока в урок повторяют с ней первые буквы алфавита. Казалось бы, куда проще — объяснить окружающим, сколько всего ты знаешь, что любишь, чего хочешь. Но попробуй объясни, если тело совсем тебя не слушается и простая человеческая речь кажется недоступной роскошью… И все же скоро настанет день, когда Мелоди получит возможность произнести первые в своей жизни слова. Услышат ли ее?

7-9 КЛАСС

  1. Светлана Варфоломеева « Машка как символ веры»

Автор повести «Машка как символ веры» — доктор медицинских наук, профессор, главный детский онколог Центрального федерального округа РФ. Заведует отделением детской и подростковой онкологии Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии. Когда заболевает Машка — вредная и противная маленькая Машка, — вся семья сплачивается вокруг нее. Беда переворачивает привычную налаженную жизнь вверх тормашками, заставляя забыть о ненужных спорах, ссорах и обидах, выдвигая на первый план «затертые» буднями вечные ценности — любовь, дружбу, верность, мужество и стойкость, умение прощать, верить и надеяться на лучшее .Для среднего и старшего школьного возраста.

  1. Эдуард Веркин «Друг апрель»

Дядька Аксёна как-то рассказал ему о непреложных законах жизни, которые, что бы ты ни делал, не изменить. Один из них – первая любовь не бывает счастливой. С этим можно спорить, не соглашаться, но в конце концов придется смириться и все забыть: прогулки до дома со школы, драки с соперниками, их с Ульяной мир «на двоих», отвоеванный им у сверстников еще в детском саду, весну… Забыть и просто жить. Но Аксён так не может. Он ждет апреля, потому что в апреле Она вернется в их сонный город, и он попробует обмануть лживые правила взрослой жизни, попробует все исправить.

  1. Эдуард Веркин «Кусатель ворон»

Эдуард Веркин – современный писатель, неоднократный лауреат литературной премии «Заветная мечта», лауреат конкурса «Книгуру», победитель конкурса им. С. Михалкова и один из самых ярких современных авторов для подростков. Его книги необычны, хотя рассказывают, казалось бы, о повседневной жизни. Они потрясают и переворачивают привычную картину мира и самой историей, которая всегда мастерски передана, и тем, что осталось за кадром.

«Кусатель ворон» – это классическая «роуд стори», приключения подростков во время путешествия по Золотому кольцу. И хотя роман предельно, иногда до абсурда, реалистичен, в нем есть одновременно и то, что выводит повествование за грань реальности. Но прежде всего это высококлассная проза.

Путешествие начинается. По дорогам Золотого кольца России мчится автобус с туристами. На его борту юные спортсмены, художники и музыканты, победители конкурсов и олимпиад, дети из хороших семей. Впереди солнце, ветер, надежды и… небольшое происшествие, которое покажет, кто они на самом деле.

  1. Эдуард Веркин « Облачный полк»

Сегодня писать о войне – о той самой, Великой Отечественной, – сложно. Потому что много уже написано и рассказано, потому что сейчас уже почти не осталось тех, кто ее помнит. Писать для подростков сложно вдвойне. Современное молодое поколение, кажется, интересуют совсем другие вещи…

Оказывается, нет! Именно подростки отдали этой книге первое место на Всероссийском конкурсе на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру». Именно у них эта пронзительная повесть нашла самый живой отклик. Сложная, неоднозначная, она порой выворачивает душу наизнанку, но и заставляет лучше почувствовать и понять то, что было.

«Облачный полк» – современная книга о войне и ее героях, книга о судьбах, о долге и, конечно, о мужестве жить. Книга, написанная в канонах отечественной юношеской прозы, но смело через эти каноны переступающая. Отсутствие «геройства», простота, недосказанность, обыденность ВОЙНЫ ставят эту книгу в один ряд с лучшими произведениями ХХ века.

  1. Эдуард Веркин «Через сто лет»

События книги происходят в далеком будущем, где большая часть человечества в результате эпидемии перестала быть людьми. Изменившийся метаболизм дал им возможность жить бесконечно долго, но одновременно отнял способность что-либо чувствовать. Герои, подростки, стремясь испытать хотя бы тень эмоций, пытаются подражать поведению влюбленных из старых книг. С гротескной серьезностью они тренируются в ухаживании, совершая до смешного нелепые поступки. Стать настоящим человеком оказывается для них важнее всего.

«Через сто лет» – фантастическая повесть, где под тонким слоем выдумки скрывается очень лиричная и одновременно пронзительная история любви. Но прежде всего это высококлассная проза.

  1. Д. Гроссман «С кем бы побегать?»

По улицам Иерусалима бежит большая собака, а за нею несется шестнадцатилетний Асаф, застенчивый и неловкий подросток, летние каникулы которого до этого дня были испорчены тоскливой работой в мэрии. Но после того как ему поручили отыскать хозяина потерявшейся собаки, жизнь его кардинально изменилась — в нее ворвалось настоящее приключение…

  1. Нина Дашевская «Около музыки»

Аркадий Калина влюблён в скрипку, но больше — в море. Скрипку он, может, и вовсе не любит: с любовью вообще всё сложно, когда тебе четырнадцать. Это «всё сложно» хорошо знает хмурый «валенок» Антон, которого одноклассники (и, увы, одноклассницы) будто не видят. Заодно и не слышат, как он в музыкалке уныло выводит «Ой, то не вечер», — ну и ладно, а то стыд же! Подстригшаяся под «ноль» Лёлька в новом районе тоже как чужая, народ ей здесь не нравится. Крутой только парень по кличке Джон — да ведь ему, скейтеру, наплевать на её дурацкое пианино.

Подросткам из рассказов Нины Дашевской есть чем поделиться. Их мысли, будто случайно подслушанные, — словно фортепианная игра соседа за стенкой: музыка знакомая, но исполнена она по-своему и потому завораживает. После нескольких страниц текста с героями совсем не хочется расставаться. Сборник «Около музыки» нравится перечитывать вновь и вновь, каждый раз открывая для себя новые интонации, оттенки, мелодии. Наша жизнь вращается около музыки, и в возрасте 12-15 лет это чувствуешь особенно остро.

Для старшего школьного возраста.

  1. Дарья Доцук «Голос»

В тот день у Саши не было никаких предчувствий. Обычное утро. А потом прогремел взрыв. Больше она не может спускаться в метро и находиться в толпе. Страх набрасывается внезапно, душит, заставляет сердце биться на пределе. Приступ длится минуту, полчаса, час. Лекарства подавляют некоторые симптомы. А вот со страхом придется бороться самой. Или стоит все-таки рассказать кому-то о своих чувствах? Поездка в Калининград к бабушке — шанс вернуться к нормальной жизни, ведь там никто не знает о том, что случилось, и можно не бояться косых взглядов и неудобного молчания. Как освободиться от страха? Где найти точку опоры и силы жить дальше?..

  1. Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Смерть мертвым душам!»

В самой обычной библиотеке царят тишь да гладь, а книги живут своей, отдельной от людей жизнью. Все меняется с появлением молодой практикантки Киры: она хочет непременно вернуть читателей в библиотеку, а книги — читателям. Сначала библиотечная братия — и книги, и люди — воспринимают новенькую в штыки, но вскоре находятся проблемы поважнее. Вызванный на спиритическом сеансе второй том «Мертвых душ» Гоголя быстро захватывает власть над книгами и людьми — методы его при этом дьявольски эффективны, а цели туманны и зловещи. Когда разбит авангард сопротивления, а библиотеку вот-вот закроют… Спасение, разумеется, прибудет — не чудесное, а очень естественное и современное. Но до него еще нужно дожить и дочитать эту захватывающую историю — и дочитать непременно с удовольствием, а никак не через силу. Через силу читать вообще нельзя.

  1. Дина Сабитова «Где нет зимы»

У Павла и Гуль были бабушка, мама и чудесный старый дом свидетель истории их семьи. Но все меняется в одночасье: бабушка умирает, мама исчезает, а дети оказываются в детском приюте. В новом романе для подростков Дина Сабитова, лауреат премии «Заветная мечта» за повесть «Цирк в шкатулке», говорит о настоящих ценностях: только семья и дом в современном мире, как и сто лет назад, могут дать защиту всем людям, но в первую очередь тем, кто еще не вырос. И чувство сиротства, одиночества может настичь не только детей, оставшихся без родителей, но любого из нас, кто лишен поддержки близких людей и родных стен. Павел тринадцатилетний подросток, но именно его Сабитова наделяет его почти инстинктивным чувством ответственности за семью. Он уверен, что пока стоит на месте их Дом, они с Гуль не сироты. И эта убежденность помогает преодолеть детям все препятствия, чтобы в итоге вернуться в него.

  1. Дина Сабитова «Три твоих имени»

Ритка живет в деревне с сестрой и пьющими родителями. Третьеклассницу, аккуратистку Марго взяла в свою семью медсестра детдома. Почти взрослая Гошка надеется, что дурная слава защитит ее от окружающих. Но у каждой из них есть шанс стать счастливой. И все они — одна девочка. От того, как повернется ее судьба, зависит, какое имя станет настоящим. Пронзительная история ребенка, потерявшего родителей и попавшего в детский дом, читается на одном дыхании. И все же самое сильное в этой книге — другое: в смешанном хоре голосов, рассказывающих историю Маргариты Новак, не слышно ни фальши, ни лукавства. Правда переживаний, позволяющая читателю любого пола и возраста ощутить себя на месте героев заставляет нас оглянуться и, быть может, вовремя протянуть кому-то руку помощи.

12. Эльвира Смелик «Скажи, Лиса!»

«Почему? Почему? Почему? Почему я молчала? Была глупой, самоуверенной дурой. Теперь-то я это понимаю. Да только поздно уже. Не переделаешь, не исправишь, не вернешь…» Случайно познакомившись с высоким симпатичным пареньком Тимофеем, Лиса не сразу понимает, что он наркоман, не осознает, насколько серьезно и страшно то, что с ним происходит; ей кажется, что она сама, без посторонней помощи, поможет другу справиться с бедой.

Биолог по образованию и библиотекарь по профессии, Эльвира Смелик еще и талантливый писатель, автор нескольких книг для детей и подростков, лауреат многих литературных конкурсов. Повесть Э. Смелик «Скажи, Лиса!» в 2014 году получила диплом конкурса «Новая детская книга».

  1. Юн Эво «Солнце — крутой бог»

«Солнце — крутой бог» — роман известного норвежского писателя Юна Эво, который с иронией и уважением пишет о старых как мир и вечно новых проблемах взрослеющего человека. Перед нами дневник подростка, шестнадцатилетнего Адама, который каждое утро влезает на крышу элеватора, чтобы приветствовать Солнце, заключившее с ним договор. В обмен на ежедневное приветствие Солнце обещает помочь исполнить самую заветную мечту Адама — перестать быть ребенком.

  1. Тод Штрассер «Волна»

Тод Штрассер (род. 1950) — американский писатель, журналист, автор более 120 произведений для детей и подростков. Всемирная известность пришла к автору после выхода его книги «Волна», которая произвела эффект разорвавшейся бомбы. Книга основана на реальных событиях, произошедших в 1967 году в одной из школ маленького калифорнийского городка. Учитель истории Бен Росс ставит социальный эксперимент, чтобы в игровой форме показать подросткам, что такое нацизм. Сначала все выглядело как непривычное и увлекательное приключение, игра в дисциплину и коллективизм. Однако спустя всего несколько дней…

  1. Юлия Яковлева «Дети ворона»

Детство Шурки и Тани пришлось на эпоху сталинского террора, военные и послевоенные годы. Об этих темных временах в истории нашей страны рассказывает роман-сказка «Дети ворона» — первая из пяти «Ленинградских сказок» Юлии Яковлевой.

Почему-то ночью уехал в командировку папа, а через несколько дней бесследно исчезли мама и младший братишка, и Шурка с Таней остались одни. «Ворон унес» — шепчут все вокруг. Но что это за Ворон и кто укажет к нему дорогу? Границу между городом Ворона и обычным городом перейти легче легкого — но только в один конец. Лишь поняв, что Ворон в Ленинграде 1938 года — повсюду, бесстрашный Шурка сумеет восстать против его серого царства.

  1. Юлия Яковлева «Краденый город»

Ленинград в блокаде. Дом, где жили оставшиеся без родителей Таня, Шурка и Бобка, разбомбили. Хорошо, что у тети Веры есть ключ к другой квартире. Но зима надвигается, и живот почему-то все время болит, новые соседи исчезают один за другим, тети Веры все нет и нет, а тут еще Таня потеряла хлебные карточки… Выстывший пустеющий город словно охотится на тех, кто еще жив, и оживают те, кого не назовешь живым.

Пытаясь спастись, дети попадают в Туонелу — мир, где время остановилось и действуют иные законы. Чтобы выбраться оттуда, Тане, Шурке и даже маленькому Бобке придется сделать выбор — иначе их настигнет серый человек в скрипучей телеге.

i Аннотации книг взяты с сайтов книжных издательств и библиотечных сайтов

Влияние русской классической литературы на современного ребенка

Влияние русской классической литературы на современного ребенка

Необходимо учить в школе

не литературу в литературе видеть,

а жизнь.

Сергей Образцов

Нужна ли ученику 21 века классическая литература?

Современная молодежь отличается от прошлой многим, не только мировоззрением, но и тем, что у вторых больше возможностей. А все благодаря интернету. Это с одной стороны медали, что же касается другой стороны, то тут, увы, не такие радужные и перспективные результаты. Меняется взгляд подростка, происходит переоценка жизненных ориентиров. Многим детям уже неинтересен Евгений Онегин со своими неординарными манерами, со своим явным тщеславием, стремлением к свободе и в то же время с тонким ранимым внутренним миром. Они не понимают, для чего читать произведение Ивана Тургенева «Муму», чему может научить рассказ о немом дворнике Герасиме, который утопил собаку, и уж точно, чему может научить рассказ В.М. Гаршина «Красный цветок».Компьютерные игры, американские мультфильмы «Шрек», «Клуб Винкс», «Черепашки Ниндзя», современные романы для девочек о том, как найти свою любовь, детективы, книги про вампиров, например, «Сумерки» — вот они, так называемые заменители А.С. Пушкина, Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого и других величайших писателей классической литературы.

Зачем нам изучать произведения Н.В. Гоголя, А.П. Чехова, Н.А. Некрасова? Что хорошего в них? Это неинтересно. К сожалению, учителя литературы слышат такие вопросы от своих учеников. Бывает нелегко ответить школьникам, непросто убедительно растолковать, что такое русская классика. Мы, педагоги, объясняем, что классический – значит превосходный, примерный, образцовый. Классические произведения всегда несут печать своего времени, историческое содержание. Они концентрируют значительные накопленные веками вечные истины, ценности. Произведения классической литературы не теряют с годами насущного интереса и художественного значения. Но, к сожалению, теряют интерес. Уже не один год не утихают споры о том, как сделать изучение классической литературы делом, жизненно важным для подростков, как пробудить у них интерес к чтению, анализу. Очень хочется, чтобы современный подросток понял, что классика — первая ступенька нашей жизни, без которой невозможно продвинуться вперед, это самое актуальное, то, что подскажет, как поступить в жизни. Ф.М. Достоевский сказал: «Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное». Поэтому необходимо рассматривать классиков литературы на более широком пространстве, чем то время, в которое они непосредственно творили.

Главная задача учителя — помочь подростку увидеть в произведениях прошлого их общечеловеческий смысл, затронутые в них вечные проблемы, закономерности самой жизни. Считать, что закономерностей не существует и все зависит только от случая, так же нелогично, как отрицать законы природы, экономики или жизни общества.

Если мы начинаем разговор о романе «Евгений Онегин» с того, что в нем отражены все стороны тогдашней русской жизни, и делаем на этом главный упор, или с того, что первая глава была опубликована в 1825 году, а работал над романом А.С. Пушкин более 7 лет, то это интересно немногим. Совсем другое дело, если начать, например, так: «Когда мы встречаем в жизни или в книге человека, который несчастлив, которого ничего в жизни не радует, всегда хочется понять: почему? Почему так случилось? Пушкинский роман — как раз о таком человеке. Давайте прочитаем и попробуем понять, почему его жизнь так безрадостна». И всегда находятся дети, которые прочитают этот роман не потому, что «задали», а потому, что интересно.

На уроке ребенок в силу своих возрастных и психологических особенностей сопоставляет, сравнивает себя с героями произведений, переносит на себя события, описанные автором, погружается в мир иллюзий, созданный воображением автора произведения. Принимая какие-либо «поведенческие решения», как правило, ориентируется на некие жизненные принципы, ценности и идеалы, усвоенные им в процессе социализации.

Безусловно, и раньше, и сегодня на формирование идеалов и ценностных ориентаций ребенка оказывает влияние классическая литература.

И вот уже он делает вывод, что «Евгений Онегин» — роман о том, что внешнее благополучие отнюдь не предопределяет счастья. Да и сам поэт подчеркивает это, когда после подробнейшего изображения окружающей героя роскоши начинает описывать его тоску. Учащимся задан проблемный вопрос: «Но был ли счастлив мой Евгений?» Это тема, над которой рассуждает не только автор романа, но и ребенок. Дети ответили на проблемный вопрос: «Евгений Онегин несчастен. Он думает только о себе. Герой не привык думать о других. Он наказан одиночеством. Печален итог жизни героя». Подростки понимают, что жизнь эгоиста легче, он свободнее, но плата — одиночество, отсутствие глубины связей с людьми. Рассматривая некоторые моменты в современном ключе, видим, что ситуация одиночества не оставит подростков равнодушными и заставит задуматься над вопросами: а как бы я сделал; вызывает ли герой сочувствие; можно ли простить предательство? У учеников приходит понимание того, что далеко не всегда можно воспринимать человека однозначно. Это тоже нравственный урок.

Есть произведения, которые являются непростым испытанием для читателя-школьника. Особую сложность для детского восприятия представляет собой рассказ Гаршина «Красный цветок». В нем автор опирается на целый ряд образов-символов, без «расшифровки», «раскодирования» которых читателю невозможно понять смысл произведения. Гаршин в «Красном цветке» осмысляет вечную проблему противостояния добра и зла и предлагает единственно возможный выход, при котором добро может победить зло, — это путь самоотверженной, бескомпромиссной борьбы человека со злом. Это трагический путь, так как в результате борьбы герой погибает, жертвуя собой ради человечества.  Сопереживать герою рассказа непросто, потому что его поступки и мысли окрашены безумием, и здесь важно помочь учащимся услышать интонацию автора, который с бережным пониманием относится к герою, всецело сочувствуя ему.

При работе над этим рассказом применяю прием творческой активизации, направленные на возбуждение эмоций, чувств, фантазии учащихся, что тоже способствует преодолению барьеров на пути полноценного восприятия произведения.

Не обращая внимания на тот факт, что герой рассказа-душевнобольной человек, дети рассуждали над вопросом: Все, кто готов пожертвовать собой, — сумасшедшие?

В детских мини-сочинениях встретились такие строки:

Я не считаю, что пожертвовать собой может только сумасшедший человек. Всю страну потрясло известие о захвате террористами здания школы № 1 в Беслане в Северной Осетии. Террористы взяли в заложники учителей, учеников и их родителей. Многие военные погибли, пожертвовав собой ради спасения детей в школе. (Ученица 8 класса Булашенко Е.)

Подвиг моряков «Курска» навсегда останется в нашей памяти. Они пожертвовали собой, чтобы не дать разразиться атомной катастрофе. Как можно назвать таких людей сумасшедшими? Они герои. (Ученик 8 класса Павлов В.)

Люди во время войны, совершая героические поступки, жертвовали собой, потому что ими двигало чувство патриотизма, любовь к Родине, но не сумасшествие. Зоя Космодемьянская — известнейшая партизанка, которая,  попав в плен к немцам, несмотря на все ужасные пытки, не сказала врагу даже своего имени. Николай Гастелло — лётчик, который направил горящий самолет на врага, пожертвовав собственной жизнью. (Ученик 8 класса Цибулько Д.)

Если ученики пишут такие сочинения, значит классическая литература просто необходима нашим детям. Она многому учит, подсказывает, как быть настоящим гражданином своего государства, затрагивает многое, что полезно знать юному поколению: лесть, жадность, взяточничество, трусость у Н.В.Гоголя; любовь, верность, чувства у Н.М. Карамзина; характер, внимание к миру окружающему, желание изменить его к лучшему у Ф.М. Достоевского. Читая внимательно такие произведения, школьник обязательно почерпнет для себя что-то новое, какие — то советы, которые ему потом пригодятся.

Нужна ли классическая литература современному школьнику? Я отвечаю: нужна! И быть по — другому не должно. Читая литературу, дети учатся добру, справедливости, заботе о близких, помощи бедным.

В заключение хотелось бы отметить, что влияние классической литературы на современного школьника исключительно избирательное. Тот, кто черпает знания из книг, часто чувствует себя «белой вороной» среди сверстников, находит недопонимание и зачастую враждебное отношение к себе и все-таки сохраняется интерес к классической литературе. И в противовес этому существуют дети, которые от своей общей необразованности и неначитанности чувствуют комфорт в современном мире. На них классическая литература не влияет никак, потому что они сами этого не хотят, а то и вовсе не считают нужным. Ведь чтение подобных произведений не развлечение, не отдых, а напряженный духовный труд, требующий постоянной внутренней работы над собой. Классика зовет человека вперед, она его тревожит, раздражает, делая явными его тайные грехи и несовершенства. Никогда нельзя забывать, что «литература служит проводником в другие эпохи и к другим народам, раскрывает перед нами сердца людей — одним словом, делает нас мудрыми», — справедливо отметил Дмитрий Сергеевич Лихачев.

Список литературы

1.     Афоризмы и высказывания писателей, философов, поэтов. — [Электронный ресурс].- URL: http://kobriniq.ru/aforizmi/kniga-pechat

2.     Зачем нужна классическая литература.- [Электронный ресурс].- URL: http://www.proza.ru/2015/06/10/1002

3.     Лебедев, Ю.В. Литература: учебник 10 класс.- М: Просвещение, 2012.- 365 с.

4. [Электронный ресурс].- URL: http://psychojournal.ru/article/1087-vliyanie-hudozhestvennoy-literatury-na-formirovanie-idealov-sovremennoy-rossiyskoy-molodezhi.

5. Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России. СПб., 2000

6. Гаршин В. М. Избранное. — М.: Правда, 1985. — С. 343.

7. С. Образцов «Золотое детство.-М., 1961

8. Пушкина А.В. Влияние художественной литературы на формирование идеалов современной российской молодежи // Социальная психология и общество. 2014. Том 5. № 2. С. 152–157.


 

письменных ресурсов — Справка по эссе | Что делает классическую литературу классикой?

Введение

Согласно Dictionary.com, определение прилагательного classic — это «автор или литературное произведение высшего ранга, особенно произведение явно непреходящего качества».

Сколько раз вы закончили новую замечательную книгу и сказали своим друзьям, что это была классическая ? Сколько раз вы садились с ними, чтобы обсудить Шекспира, только для того, чтобы они качали головами, не веря вашим словам, что это было написано классическим ?

Таким же образом эти друзья расскажут вам о книге classic , которую они только что прочитали, и вы отреагируете так, как будто они не могут больше ошибаться.

Дело в следующем: если всем нам нравятся разные книги и стили, если у всех разные чувства и чувства, тогда что делает классическую литературу «классической»? Что делает эту работу первоклассной — с таким качеством, которое «явно долговечно»?

Классика кое-что говорит о человеческом состоянии

Одна из самых важных вещей, которую следует помнить, — это то, что «классический» не обязательно означает «любимый» или «пользующийся спросом». Литература считается классикой, если она выдержала испытание временем; и он выдерживает испытание временем, когда художественные качества, которые он выражает — будь то выражение жизни, истины, красоты или чего-либо еще, касающегося всеобщего состояния человека, — продолжает оставаться актуальным и вызывать эмоциональные отклики, независимо от периода в которой была написана работа.

Действительно, классическая литература считается таковой вне зависимости от продаж книг или общественной популярности. Тем не менее, классическая литература обычно заслуживает прочного признания — со стороны критиков и других людей, способных влиять на такие решения — и имеет универсальную привлекательность. И хотя эффективное использование языка, а также техническое совершенство являются обязательными, не все, что хорошо написано, характеризуется техническими достижениями или признанием критиков, автоматически считается классикой.И наоборот, произведения, которые не получили признания или не были положительно восприняты современниками или критиками писателя, по-прежнему могут считаться классикой.

Классика подразумевает непрерывность и последовательность.

Классика также может найти свой путь в список литературы школ, библиотек, академических и учебных заведений. Это не означает, что произведения являются классическими, потому что студенты изучают их в академической среде; но статус «классического» подразумевает преемственность и постоянство, передаваемое от поколения к поколению для обогащения человеческого разума.Не только классические литературные произведения становятся частью истории идей; они также влияют на эту историю, позволяя читателям устанавливать связи, обнаруживать влияние других писателей и получать более глубокое понимание основы знаний, на которых было построено произведение.

Классика также эластична

Джонатан Джонс из Guardian также утверждает, что «эластичность является ключевым компонентом того, что делает классику»: достаточно эластичной, чтобы сделать ее подходящей для современной интерпретации.«Его можно растягивать и бить, и он всегда будет возвращаться к своей первоначальной форме», — говорит г-н Джонс. «Классика — это классика, потому что она надежна. Плагиат усиливает ее. Сатира усиливает ее». Таким образом, классика сохраняет свое влияние с течением времени — независимо от того, в каких способах и формах она адаптируется или может быть адаптирована.

Примеры классической литературы:

  • Дон Кихот Мигель Де Сервантес
  • Робинзон Крузо Даниэль Дефо
  • Путешествия Гулливера Джонатан Свифт
  • Эмма Джейн Остен
  • Гуйтс Эмстеринг
  • Как мы сейчас живем Энтони Троллоп
  • Анна Каренина Лев Толстой
  • Изображение Дориана Грея Оскар Уайлд
  • Улисс Джеймс Джойс
  • Повелитель мух Уильям Голдинг
  • -22 Джозеф Хеллер
.

Обзор литературы | Полное пошаговое руководство

  • Вопросы-Ответы
  • О нас
    • Наши редакторы
    • Применить как редактор
    • Команда
    • Вакансий
    • Контакт
  • Мой счет
    • Заказы
    • Загрузить
    • Реквизиты счета
    • Выход
  • Мой счет
    • Обзор
    • Наличие
    • Информационный пакет
    • Реквизиты счета
    • Выйти
  • Админ
  • Авторизоваться
  • Поиск
Scribbr - Scriptie laten nakijken Scribbr - Scriptie laten nakijken
  • Корректура и редактирование
      • Диссертация
      • Кандидатская диссертация
      • Эссе
      • Бумага
      • Личная выписка
      • Редактирование APA
      • Испанский, французский или немецкий
      • О наших услугах
      • Наши услуги
      • Пример редактирования
      • Тарифы
      • Как это работает
      • Наши редакторы
      • Гарантия счастья
  • Проверка на плагиат
  • Генератор цитирования
    • Генератор цитирования APA
    • Генератор цитирования MLA
  • База знаний
      • Все статьи
      • Правила языка
      • Академическое письмо
      • Научно-исследовательский процесс
      • Методы исследования
      • Структура диссертации
      • Научная статья
      • Очерк
      • Плагиат
      • Руководства по стилю цитирования
      • Со ссылкой на источники
      • APA Style
      • MLA Стиль
      • Чикаго Стиль
Scribbr logo Scribbr logo Logo Scribbr - Icon only Logo Scribbr - Icon only
  • Вычитка и редактирование
  • Проверка на плагиат
  • Генератор цитирования
  • База знаний
  • Вопросы-Ответы
  • О нас
  • Мой аккаунт
  • Мой аккаунт
  • Админ
  • Авторизоваться
Nederlands английский Deutsch Français Italiano Español Свенска Данск Суоми Норвежский букмол Назад
    • Тезис
    • Кандидатская диссертация
    • Сочинение
    • Бумага
    • Личное заявление
    • Редактирование APA
    • Испанский, французский или немецкий
    • О наших услугах
    • Наши услуги
    • Пример редактирования
    • Ставки
    • Как это устроено
    • Наши редакторы
    • Гарантия счастья
Назад
  • Генератор цитирования APA
  • Генератор цитирования MLA
Назад
    • Все статьи
    • Языковые правила
    • Академическое письмо
    • Процесс исследования
    • Методы исследования
    • Структура диссертации
.

Литература СРЕДНЕВЕКОВОГО ПЕРИОДА (11001500) и НОРМАНСКОГО ПЕРИОДА

:

(936)
(6393)
(744)
(25)
(1497)
(2184)
(3938)
(5778)
(5918)
(9278)
(2776)
(13883)
(26404) )
(321)
(56518)
(1833)
(23400)
(2350)
(17942)
(5741)
(14634)
(1043)
(440)
(17336)
(4931)
(6055)
(9200)
(7621)

Тысячу лет Англия была уязвима для вторжений с континента.Но последние захватчики все изменили. Это были норманны, потомки германских племен, вторгшихся на обширную территорию северной Франции в начале X века.

Они приняли французский язык и были номинально подчинены французскому королю. По этой причине их правитель имел титул герцога. Но на самом деле он был сильнее многих королей. С тех пор более 200 лет члены королевского двора и высший класс говорили по-французски. Только простые люди продолжали говорить по-английски.Однако примерно к 1300 году английский снова стал главным национальным языком, но в измененной форме, теперь называемой среднеанглийским. Среднеанглийский язык включал элементы французского, латинского, древнеанглийского и местных диалектов.

Когда английский король Эдуард Исповедник умер без наследника в 1066 году, норманнский герцог Вильгельм потребовал английский трон. Но, как всегда, были и другие претенденты. \ Мллиам вторгся в Англию и одержал решающую победу в битве при Гастингсе в 1066 году.

Норманское общество

Вильгельм, теперь называемый Завоевателем, приступил к преобразованию Англии.Он заявил, что каждый дюйм английской земли принадлежит ему. Многое он отдал своим людям, но только в обмен на обещание абсолютной верности. Англичанам, которые хотели сохранить свои земли, пришлось выкупить их у короля. Чтобы обеспечить свой твердый контроль, Уильям составил тщательное обследование каждого участка собственности на острове, записанное в Судебной книге (1086 г.). Он изгнал старых англосаксонских лидеров и заменил свой народ. Большинство людей были крепостными, постоянными слугами норманских лордов.Им они обязаны послушанием, выполнением определенных обязанностей и налогов. Существовал также другой важный сегмент общества, многочисленный и значительный по влиянию — духовенство. Церковь владела обширными участками земли, поддерживала свою собственную отдельную правовую систему, свои собственные налоги (десятины) и общалась с церковными лидерами в Риме и на континенте, не консультируясь с королем или его министрами. Он контролировал образование большинства людей, которые были образованы, и постоянно соревновался в политических вопросах с гражданской властью.В нормандском английском обществе, инициированном Уильямом, было три языка. Норманнские правила говорили и писали по-французски. Духовенство и представители юридической профессии говорили и писали на латыни. Простые люди и старая, перемещенная английская знать все еще говорили на развивающейся версии англосаксонского языка.



Средневековая литература

Для истории английской литературы вторжение норманнов означало исчезновение практически любых записей о литературной деятельности за более чем столетний период.Но это не значит, что английская литература умерла. Следует иметь в виду, что до того, что следует называть недавней историей, литература была преимущественно устной. И в англосаксонские, и в средневековые времена очень немногие люди вообще умели читать, а те, кто умел, читали вслух. Они сделали это не зря. Тогда люди жили группами, а не крошечными группами, типичными для наших дней. Будь то в зале замка знатных лордов, в большой трапезной в монастыре или у камина в загородном коттедже, люди работали, ели и жили вместе.Для них развлечение почти всегда означало пение или прослушивание рассказов. Оба, конечно, формы литературы. Итак, литература, основное развлечение, обычно была общим опытом. Вторжение норманнов не остановило английскую литературу; это только временно мешало людям записывать это. Когда примерно столетие спустя вновь появляются литературные произведения, сохранившиеся копии содержат стихи и стиль, которые предполагают, что в промежуточный период сильные литературные традиции продолжались в их устной форме.Кем они были? Вот несколько типичных примеров. Для знати — пересказ героических приключений о короле Артуре, Карле Магне и Александре Великом. Для духовенства, а через них для всех, проповедь и жизнь святых. Для простого народа, балетов и карт. По мере развития средневековой культуры развивались эти и многие другие формы. И развился сам английский язык. В течение четырех столетий, последовавших за вторжением норманнов, германский англосаксонский язык, настолько чуждый нам, что ни один современный англоговорящий не может читать его без специальной подготовки, начал объединяться с нормандским французским в синтез этих двух, что День Чосера был очень похож на современный язык.По мере развития этого процесса в язык постоянно входили латинские термины юриста и ученого. Так возник современный английский язык. Большая часть средневековой литературы сейчас занимает 10-е место. То, что сохранилось, разнообразно по форме и содержанию и во многом говорит нам о жизнеспособности той эпохи. Во-первых, это народные баллады. Эти тексты песен, вероятно, придуманные скромными певцами для людей из небольших общин, веками сохранялись из уст в уста. Никто не знает, кто их придумал и когда. Романсы были приключенческими рассказами, обычно в стихах, о битвах и героях.Средневековые романы зародились во Франции в 1100-х годах. К концу 1200-х годов они стали самой популярной литературной формой в Англии. В 1155 году нормандский поэт по имени Уэйс завершил первое произведение, в котором упоминались рыцари Круглого стола, которыми руководил легендарный британский правитель король Артур, и его рыцари стали излюбленным сюжетом английских романсов. Величайшим писателем среднеанглийского периода был поэт Джеффри Чосер. Он вырос в период наибольшего процветания и влияния средневековой Англии.Человек, воспитанный при королевском дворе и близкий к самым умным и могущественным людям своего времени, Чосер мог много путешествовать по Европе и изучать литературу Франции и Италии. С поразительным успехом он объединил свои обширные знания с восторженной любовью к повседневной жизни простых английских людей в свой шедевр «Кентерберийские рассказы» (конец 1300-х годов), незаконченный сборник комических и моральных историй. Паломники рассказывают истории, проводя время во время путешествия из Лондона в религиозную святыню в городе Кентербери.Это стихотворение, которым ученые могут восхищаться за тщательное развитие современных литературных форм, в то время как рядовые слушатели могут наслаждаться его комедией, приключениями и пафосом. Это стало одним из самых популярных стихотворений своего времени.




.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.