Интуитивный интроверт: сильные стороны личности и как ими пользоваться

Содержание

сильные стороны личности и как ими пользоваться

Интуитивный интроверт обладает особыми способностями. С их помощью можно улучшить свою жизнь и изменить мир.

Кто такой интуитивный интроверт?

Согласно классификации личности по Майерс-Бриггс (MBTI), такие типы личности, как Активист, Посредник, Ученый и Стратег, относят к интуитам. INFJ, INFP, INTP и INTJ — их обозначения, где N – iNtuition/интуиция. Эти типы воспринимают и обрабатывают информацию через интуицию, и чаще интуит является интровертом, чем экстравертом. Противопоставление интуиции —  сенсорика.

Кто такой интроверт?

Многие сразу же готовы назвать интроверта застенчивым и замкнутым человеком. Но это не совсем так. В первую очередь интроверты сосредоточены на внутреннем мире. Кроме того, они восстанавливают энергию в одиночестве, когда экстраверты общаются для этого с другими людьми.

Что такое интуиция?

В каждом из нас доминирует сенсорика, либо интуиция. Те, кто доверяются своим чувствам, принимают информацию по факту через чувства. Интуиты расширяют значение информации, всегда

ищут его за пределами конкретных фактов.

Интуитивный интроверт в современном обществе

Это человек, который много времени и внимания уделяет внутреннему миру, воспринимая информацию через призму интуиции. Люди этого типа часто испытывают чувство несоответствия окружающему миру. Это связано с тем, что общество высоко ценит материальное и подозрительно относится ко всему, что нельзя увидеть, зафиксировать или измерить.

А еще оно больше ценит экстравертов. Ценный вклад интроверта во что-либо чаще остается за скобками. То есть, общество неидеально, так как не ценит все типы личности. Для сравнения, это аналогично тому, как «мужские» характеристики стоят выше «женских» в патриархальной среде.

Так не должно быть. Главные функции интуитивного интроверта позволяют ему

улучшать свою жизнь и усовершенствовать мир. Интуитивный интроверт дает нам много ценных идей, к которым стоит прислушиваться.

К счастью, сегодня их вопринимают серьезнее, что частично восстанавливает баланс. Если вы интуитивный интроверт, знайте: черты вашего характера способы помочь вам сделать собственную жизнь и мир вокруг лучше.

Признаки и сильные стороны интуитивного интроверта

  1. Когда вы говорите — люди слушают

Экстраверты могут говорить бесконечно. Они способны поддерживать беседу, которая уже исчерпала себя — без цели.

Интровертам комфортнее в тишине. Они хорошие слушатели и не говорят, когда добавить нечего. Интуитивные интроверты заговорят только тогда, когда обдумают проблему и

решат, что им есть что сказать на этот счет.

Поэтому, когда интуитивный интроверт говорит, другие будут слушать его. Каждый, кто общается с людьми этого типа, знает их проницательность. Мысли интровертов-интуитов продуманы и заслуживают внимания.

  1. Вас часто посещают идеи

Сенсорики имеют свойство воспринимать вещи по номиналу. Они верят в то, что видят. Интуитивные интроверты имеют углубленную связь с интуицией и извлекают больше данных буквально из всего.

Они умеют решать проблемы, перепрыгивая с идеи на идею, осматривая общую картину. Они распознают примеры и метафоры, руководствуясь внутренними инстинктами. Интуитивные интроверты способны на прозрения, которых остальные никогда не смогут достигнуть.

  1. Вы смотрите в будущее

Большинство ищет решения проблем в прошлом опыте. Они задаются вопросом, как проблема уже решалась раньше.

Интуитивные интроверты думают иначе – они открыты для нового и способны использовать собственную интуицию для создания новых решений и стратегий ведения дел. По этой причине они прослыли отличными инноваторами и «решателями» проблем.

  1. Интуиция помогает избегать ошибок

Прислушавшись к интуиции, интуитивный интроверт предупреждает ошибки. Он видит насквозь свое окружение, в особенности — негатив.

Это приходит из подсознания – человек с развитой интуицией будет знать, что что-то не так без подтверждений. Он слушает интуицию и делает выводы, почему она говорит ему это. У интуитивного интроверта очень большие шансы избежать глобальных ошибок.

  1. Эго вам не мешает

Так как интуитивные интроверты сфокусированы больше на внутреннем мире, ценности общества им не нужны. Деньги, власть и слава их особо не привлекают, не имея определяющей ценности. Им неинтересно подпитывать эго, внутренние ценности для них — на первом месте.

Выводы

Быть интуитивным интровертом – это дар, который помогает лучше понимать свою жизнь и менять окружающий мир к лучшему.

Не стоит стыдиться, если со стороны люди отмечают излишнее спокойствие, замкнутость и концентрацию на отстраненном. Окружающие могут называть это странным или абсурдным, но интуитивные интроверты знают истину.

Мы бы хотели знать, как интуиция помогает вам. Пожалуйста, поделитесь вашими мыслями с нами в комментариях.

Люди любят типологии… |

С одной стороны, так проще, когда  у тебя есть шаблон-скрипт-система, по которой ты понимаешь, «что за зверь?» перед тобой, понимаешь «а почему человек так поступает?». Но с другой стороны, это зачастую убивает всю индивидуальность человека.

Когда я пишу отчеты по профайлинговой беседе, я большое внимание уделяю тому, как именно у этого человека проявляются признаки того или иного психотипа и как это сочетается с его тенденцией (вторым психотипом).

Предлагаю рассмотреть разные подходы.

Наверное, самое известное деление людей – это

деление на экстравертов и интровертов, которое предложил Карл Густав Юнг.

Он предположил, что есть четыре основные психологические функции: думать, полагать, чувствовать и воспринимать. Каждый человек имеет одну или несколько из этик функций, которые наиболее ярко в нем проявляются. К примеру, у импульсивной личности, по мнению Юнга,  преобладают функции «чувствовать и воспринимать» над функциями «думать и полагать».

Исходя из этого, Юнг выделил два основных типа людей, где к каждого есть свои особенности, которые отличают его от другого.

Экстравертный тип личности

Интересы данного типы сосредоточены на внешней реальности, на окружающих, а не на их внутреннем мире. Такие люди принимают решения, думая об их влиянии на реальность вокруг, а не собственное существование. Их решения и действия осуществляются в соответствии с тем, что о них подумают другие. Эти люди могут вписаться практически в любую среду, они внушаемы и легко поддаются влиянию, имеют тенденцию подражать других. Их важно быть признанными другими.

Интровертный тип личности

Данный тип заинтересован в себе, своих чувствах, интересах и мыслях. Ориентируются на собственное поведение в соответствии с тем, что они чувствуют и думают, и да это может идти вразрез с внешней реальностью. Они не слишком беспокоятся о внешнем мире, о том, какое влияние их действия могут оказать на окружение. Этот тип людей беспокоится обо всем, что удовлетворяет их внутренне.

Типы личностей

Рассматривая четыре основных психологических функции и два типа основных личностей, Юнг описывает восемь различных типов личности.

Рефлексивный экстраверт

Часто такие люди соотносятся с объективными, умными личностями, действия которых почти исключительно основаны на разуме. Их можно назвать дигиталами, они принимают за истину только то, что могут подтвердит достаточным количеством доказательств, фактов. Человек данного типа не очень чувствителен, может быть тираничен и манипулитивен по отношению к другим.

Рефлексивный интроверт

Это люди с высокой интеллектуальной активностью, но в тоже время у них присутствует сложность в социальном общении, взаимодействии с другими также присутствуют трудности. Это достаточно упрямые и упорные люди, когда дело касается достижения целей и закрытия задач.

Сентиментальный экстраверт

Такой человек обладает большой способностью понимать других людей и устанавливать социальные отношения. Однако они изо всех сил пытаются отделить себя от стада и страдают, когда их игнорируют окружающие.

Сентиментальный интроверт

Со стороны, они кажутся одинокими людьми, которые испытывают большие трудности в установлении социальных контактов с другими людьми. Делают все возможное, чтобы остаться незамеченными, однако они чувтвительны к нуждам других.

Восприимчивый экстраверт

Такой человек будет восхвалять нечто, как «прекрасное» или «хорошее» не из-за субъективной оценки, но потому что это подходит другим и находится в согласии с общественной ситуацией.

Обычно очень добродушны и легко приобретают друзей. Они быстро оценивают требования внешней ситуации и с готовностью жертвуют собой для других.

Проницательный интроверт

Это тип личности, которые обычно встречаются у творческих людей. Такие люди делают особый акцент на сенсорных переживаниях. Большое значение отдают цвету, форме и текстуре – для них это источник внутреннего опыта.

Интуитивный экстраверт

Данный тип соответствует типичному искателю приключений, они достаточно активны и беспокойны. Им необходимо много стимулов все время, они настойчивы и сразу от одной цели переходят к другой, быстро забывая предыдущую.

Интуитивный интроверт

Такой человек чрезвычайно чувствителен к самым тонким раздражителям. Они почти могут угадать, что думают другие, чувствуют или хотят сделать. Этот тип творческий, мечтатель и идеалист.

 

P.S. Представьте, что ваша жизнь, это строительство дома, в котором вы будете жить. Сегодня вы познакомились с классификацией типологии людей, – это один инструмент для этого дома, представим, что это молоток. Но ведь с одним молотком в руках нелегко выстроить дом своей месты, верно? В жизни, в профайлинге работает та же схема, чем больше инструментов у вас есть  – тем качественней будет результат. Если вы хотите увеличить качество своей жизни и готовы работать над этим, мы те, кто подскажут и помогут выстроить дом нового поколения.

Total

1

Поделиться

логико-интуитивный интроверт (аналитик) Максимилиан Робеспьер – Станислав.ру

Логико-интуитивный интроверт (ЛИИ) – это один из соционических типов, также известный как «аналитик». Типичным представителем такого типа является Максимилиан Робеспьер. Его дуал – этико-сенсорный экстраверт (энтузиаст) Виктор Гюго.

Описание психотипа по Вайсбанду

«Мыслю – следовательно, существую». Человек с развитой логикой, сильной способностью к анализу. Умеет логически докопаться до сути явлений, вскрыть их внутреннюю структуру. Представитель этого типа – Карл Густав Юнг – разработал основы типологии, используемой в соционике. «Провидение создало меня для тихой кабинетной работы, отдав ей весь восторг моей души», – говорил Томас Джефферсон, за время президентства которого территория США чуть ли не удвоилась. Все жизненные ситуации рассматривает с логической точки зрения.

«Справедливость – моё ремесло». Тип революционера или политического заговорщика. В конфликтной ситуации организует комитет по борьбе с обидчиком. Считает, что в мире всё должно быть логично, а следовательно, справедливо. Способен пренебречь собственной выгодой и безопасностью, защищая обиженного. Предъявляет к себе повышенные требования. Не заботиться о нём нельзя – он просто доведёт себя до истощения. Гарибальди, Робеспьер, Дзержинский, Джефферсон – революционеры, посвятившие себя идее.

Аскет. Имеет крайне неуступчивый вид. Нередко – пронзительный взгляд из-под нависшего лба. Закаляет себя, приучая к холоду, голоду, лишениям и неодобрительному отношению окружающих. Единственное, в чём он охотно подчиняется партнёру, – это в вопросах одежды, вкуса, быта. Необходимость самому этим заниматься его раздражает. Обычно не замечает, во что он одет. Не терпит никакого командования. Его можно вовлечь в работу не прямым указанием, а тем, что начать суетиться, делать много лишних движений. После этого он включается, и работа идёт быстро, логично и хорошо. Сам он не очень инициативен, замкнут и молчалив.

Неженка. Его самоотверженность при защите справедливости становится особенно поразительной, если учесть, что он питает отвращение ко всему, что нарушает тишину и размеренный ход его жизни. Он очень заботливо относится к своему здоровью. Так Рене Декарт «рассматривал здоровье тела как основное из благ этой жизни после истины». В юности часто склонен к весёлому образу жизни с друзьями, картами, попойками. Затем приходит к выводу, что ему нужно. Не особенно честолюбив, но не терпит, когда его обходят по службе – из того же чувства справедливости. Оказывается в особо тяжёлой ситуации, попав к начальнику, которого не уважает.

«Тот жил счастливо, кто хорошо укрылся». Довольно скрытен, не любит непрошеных визитёров. На замечания реагирует резко, но иногда скрывает раздражение за несколько искусственной улыбкой.

© 1986 Вайсбанд И. Д. «Рабочий материал по соционике».

Описание психотипа по Панченко

Наиболее сильной, программной функцией является логика отношений, что придаёт этому типу рассудительность, логичность даже в эмоционально-этических вопросах. В связи с этим даже в отношениях он ориентируется не на симпатии и антипатии, а на категории, основанные на разуме: справедливость, равенство, целесообразность.

Творческой функцией этого типа является интуиция возможностей, которая заставляет его использовать свою первую функцию – логику – для решения абстрактных, теоретических проблем.

Ролевая функция Робеспьера – этика отношений – проявляется в попытках установить нормированные, регламентированные соображениями справедливости отношения. Не уверен в истинном отношении к нему людей.

Четвёртая, болевая функция – волевая сенсорика – делает его болезненно восприимчивым к грубостям, крикам и тирании со стороны окружающих.

Суггестивной функцией является этика эмоций, что делает его тип высоко внушаемым в вопросах, связанных с обеспечением психоэмоционального фона. С благодарностью воспринимает эмоциональную поддержку и одобрение со стороны партнёра.

Шестая функция – сенсорика ощущений. Очень нуждается в том, чтобы кто-то постоянно удовлетворял его сенсорные потребности и заботился о здоровье, отдыхе.

Седьмая функция – логика действия. Особого внимания вопросам, связанным с алгоритмом, детальной проработкой дел сегодняшнего дня не уделяет, однако до той поры, пока это не противоречит логике развития перспектив его дела.

Восьмая функция – интуиция времени. По этой функции даёт вежливые советы окружающим относительно (не)своевременности какого-либо дела, уместности в данный момент, ориентации в потоке времени.

© 1992 Панченко А. Л. «Алгоритм развивающего валеологического рефрейминга».

Описание психотипа по Стратиевской

Блок «эго». 1-я позиция. Программная функция. Логика соотношений

«Справедливость – моё ремесло». Представитель этого типа – всегда страстный борец за справедливость. Считает, что всё в мире должно быть логично и, следовательно, справедливо. Часто размышляет о создании государства абсолютной справедливости, об установлении власти, которая должна начать свою деятельность с суровой кары всех, кто ведёт неправедную жизнь, то есть нарушает принципы справедливости (идея «Страшного суда»). Любой из представителей этого типа разделяет мысль, высказанную в американской Декларации независимости: «Все люди созданы равными, наделены Богом некоторыми неотъемлемыми правами, среди которых жизнь, свобода, стремление к счастью».

По натуре глубоко демократичен, поскольку понимает демократию как возможность выбора. Считает, что только тогда общество имеет право требовать от человека полной ответственности за его поступки, когда каждый член общества получает полное право свободы выбора в своих действиях. Считает, что дисциплина в обществе должна быть основана не на страхе, а на совести. Поэтому и наказание «правонарушителя» рассматривает как воспитание его совести, то есть для его же блага. Робеспьер обычно придерживается мнения, что любое наказание только тогда действует эффективно, когда человек осознаёт свою вину.

Робеспьер старается продуманно и целенаправленно выбирать меры дисциплинарного воздействия. Обычно его наказание заключает в себе элемент воспитания: провинившемуся обязательно должна быть убедительно доказана его вина. Доказательство вины Робеспьер обычно выстраивает настолько логично и настолько чётко его аргументирует, что, как правило, очень трудно ему в этом возражать. (Хотя бы потому, что все доказательства Робеспьера, по сути, сводятся к идее «высшей справедливости» и понятию «объективной истины», а переубедить его и доказать, что его идеи – всего лишь абстрактные понятия, по которым нельзя мерить конкретные условия и обстоятельства ситуации, невозможно, поскольку такая точка зрения, по его мнению, приводит к неразберихе и хаосу, что он считает очень опасным для общества. ) Свою правоту всегда только доказывает.

Уговаривать, а тем более просить не любит. Повышенные требования к другим обычно предъявляет только тогда, когда сам им соответствует.

«Мыслю – следовательно, существую». Робеспьер от природы наделён сильно развитой логикой и способностями к аналитическому мышлению Любит рассуждать о различных моделях, структурах, схемах и классификациях. В любых явлениях ищет и находит первопричины существующих противоречий и нелогичностей. Стремится к логической гармонии и логическому порядку. Главное требование его логической программы – объективная истина, критерием которой считает не столько практику, сколько целостность и логическую стройность. «Истина – это целое» (Гегель).

Все житейские и этические ситуации рассматривает с точки зрения логики. Причём лишние (по его мнению) подробности обычно отбрасывает, обращая большее внимание на общие закономерности («глобальная логика»). Высоко развито чувство защиты справедливости. Защищая несправедливо обиженного, нередко пренебрегает собственной выгодой и безопасностью. Из соображений защиты справедливости он может отказаться от блестящей профессиональной карьеры и переключиться на общественную деятельность (академик А. Д. Сахаров).

Робеспьеру свойственно ставить интересы истины и справедливости выше своих личных интересов и интересов своей семьи. Принимая решение, Робеспьер в первую очередь считается со своей собственной совестью и менее всего склонен зависеть от чужого мнения и признанных в обществе авторитетов. Принимая для себя какую-либо идею, Робеспьер становится её последовательным сторонником и служит ей самым фанатичным образом: подчиняет этой идее все свои мысли и действия, подчиняет ей весь свой образ жизни.

С общественным мнением в такой ситуации он, как правило, менее всего склонен считаться. Если в результате борьбы за идею он попадает в условия, при которых его идея совпадает с преобладающим мнением общества (например, Робеспьер-диссидент наконец-то попадает в «свободную страну»), то в этом случае он испытывает некоторое разочарование необходимостью жить «как все». Робеспьер чувствует себя несколько опустошённым, когда из его жизни уходит элемент «борьбы за идею».

Состояние борьбы для него уже становится слишком привычным, оно ему уже необходимо как норма жизни. В этом случае Робеспьер готовится к поиску новой, прогрессивной идеи, способной «осчастливить» общество. И даже если новая идея не так грандиозна, как предыдущая, и не требует такого самоотречения, он с готовностью заполняет ею образовавшуюся пустоту. (Робеспьер, как правило, не отвлекается на мелкие, «игрушечные» идеи. Если не находит для себя достаточно «масштабной» идеи, позволяет себе жить «как все».)

Робеспьер всегда политически активен (качество, присущее всем представителям 1-й и 2-й квадры). Его всегда волнуют проблемы общества, в котором он живёт, волнуют социально-гуманитарные проблемы окружающей его среды.

Робеспьер обычно непоколебим в своих суждениях. Уверен, что разумное не может быть плохим, «знания спасут мир». Робеспьер – специалист не столько по расширению человеческих знаний, сколько по их углублению. Постоянно находится в поиске новой информации, обращает внимание на достоверность источников информации. Если нужно узнать что-то важное, то предпочитает не расспрашивать знакомых, а обратиться к справочнику, книге, расписанию и т. п. Опасается пользоваться сомнительной информацией. «Провидение создало меня для тихой кабинетной работы» (Томас Джефферсон). Общение с книгой для него иногда бывает предпочтительнее, чем общение с друзьями.

Блок «эго». 2-я позиция. Творческая функция. Интуиция возможностей

Выступая как созидатель проекта абсолютной справедливости и созидатель теории объективной истины, Робеспьер в каждой конкретной ситуации ищет и находит возможности для реализации своей логической программы. «Можно создать общество идеально справедливого строя, если…» Далее выстраивается проект условий, которые нужно искусственно создать в обществе, и к которым нужно подтянуть каждого из его членов. Логическая программа Робеспьера всегда реализуется посредством поиска возможностей, приспосабливающих конкретные существующие условия к некоему абстрактному проекту.

Генерируя свои социальные идеи, Робеспьер абстрагируется от частных обстоятельств, считая, что их можно и изменить и приспособить. В результате его идеализированные теории сталкиваются с реальными противоречиями конкретных социальных условий и часто реализуются в искажённой, иногда и извращённой форме (если вообще реализуются). Социальные идеи Робеспьера тем лучше и успешней реализуются, чем слабее противоречие между его теорией и реально существующими в обществе условиями. История показывает: чем выше уровень материального благосостояния общества, тем легче прививаются в нём идеи всеобщего («робеспьеровского») равенства и справедливости (В качестве примера можно сравнить «робеспьеровский социализм» времён Великой французской революции и периода «военного коммунизма» в России с социализмом, принятым в современной Швеции, которую на сегодняшний день можно считать образцом реализации «робеспьеровской» социальной теории.) Логическая программа Робеспьера тем успешнее реализуется, чем успешнее идёт поиск возможностей в каждой конкретной ситуации, что достигается благодаря гибкости и манипулятивности робеспьеровской интуиции возможностей, которая творчески использует такие «инструменты», как «метод индивидуального подхода» и «метод выравнивания возможностей», которые сводятся к координации индивидуальных возможностей. Слабый подтягивается до сильного, «последний да будет первым», «кто был никем, тот станет всем». Возможности же сильного, в свою очередь, ограничиваются настолько, что становятся доступны слабому. В результате такой координации общество превращается в социальный строй, при котором «пышным цветом расцветает посредственность».

Нет ярко выраженных противоречий, но зато редки и ярко выраженные индивидуальности. Робеспьер координирует возможности в окружающем его обществе всегда относительно собственного представления о «справедливости» и «объективной истине». В силу этой причины оба эти понятия приобретают глубоко субъективную окраску. Так, один представитель этого типа считает необходимым дать своим детям всестороннее образование (не хуже, чем у других) и тем самым предоставить им достаточное количество возможностей найти своё место в жизни. Другой посчитает для себя нормальным обеспечить каждого взрослого члена своей семьи личным автомобилем, но дорогостоящее всестороннее образование для своих детей сочтёт непозволительной роскошью, да ещё и будет осуждать соседа, который тратит последние деньги на эстетическое воспитание.

У каждого из представителей этого типа своё субъективное представление о «норме» и «роскоши», сформировавшееся под влиянием полученного воспитания и сложившейся ментальности, относительно которого он и координирует распределение возможностей (и материальных благ) как для себя, так и для своего окружения. «Человек сам себя воспитывать обязан», – развитию личных способностей Робеспьеры обычно уделяют довольно серьёзное внимание, но, как правило, всегда стараются это делать с учётом реальных возможностей применения индивидуальных способностей. Например, если взрослый человек переквалифицируется на какую-либо «практичную» специальность, Робеспьер это только приветствует. Но если человек в зрелом возрасте тратит последние деньги на своё личное обучение музыке или рисованию, такое поведение ему покажется, мягко говоря, легкомысленным.

Обычно Робеспьер довольно точно оценивает объективные условия в каждой конкретной ситуации, равно как умеет оценить и индивидуальные возможности человека. Умеет просчитывать объективные и субъективные шансы, исходя из оценки ситуации, всегда знает, кому и что «светит» и при каких условиях.

Прекрасно умеет оценить собственные возможности. Если нет подходящих условий для применения своих способностей, и нет возможности повлиять на эти условия (революций в ближайшее время не предвидится), Робеспьер ждёт более благоприятных обстоятельств, либо пытается адаптировать свои субъективные возможности к уже существующим объективным условиям. В любом случае, никогда не позволяет себе ныть из-за собственной неудачливости, хотя чужой, незаслуженной, по его мнению, везучести вполне может позавидовать. Может анализировать опыт собственных неудач, но старается не признавать их открыто. (Качество, свойственное многим интуитам. Смысл его заключается в том, чтобы не таскать за собой груз прежних неудач – это мешает будущему успеху, занижает самооценку человека, «комплексует» его.)

К своим неудачам и жизненным неурядицам умеет относиться «философски». Представитель этого типа обычно считает, что кроме уже известных условий и обстоятельств, кроме видимых закономерностей, в мире существуют скрытые, невидимые законы, влияющие на реальный ход событий и составляющие с видимыми закономерностями единое целое. Робеспьер умеет за отдельными фактами увидеть общие закономерности.

Блок «суперэго». 3-я позиция. Нормативная функция. Этика отношений

В общении Робеспьер достаточно отзывчивый, вежливый и доброжелательный человек. Старается быть корректным и учтивым со всеми без исключения. Видит в этом этическую норму, обязательную для себя и для всех. Старается никому не мешать и не создавать дополнительных проблем. Защищает как свои, так и чужие права.

Отгораживается от неудобных отношений. Неприятному общению предпочитает приятное, интеллектуально содержательное уединение. В общении прост, не любит условностей и церемоний. Если человек ему несимпатичен, не считает нужным этого скрывать. Терпеть не может вынужденного общения, «визитов вежливости» – для этого он слишком дорожит своим временем и душевными силами. Не любит, когда насильно домогаются его дружбы.

Очень восприимчив к любому проявлению фальши и лицемерия (это вычисляет логически и чувствует интуитивно) – с такими людьми очень холоден, моментально устанавливает далёкую дистанцию. Очень памятлив на обиду, на любое проявление бестактности и несправедливости по отношению к себе и другим. Формировать собственные этические отношения Робеспьеру довольно трудно.

Трудно разобраться в сути этической ситуации сверх того, что предписывает нормативная этика поведения. Понятие «этично» у него довольно часто подменяется понятием «справедливо», вследствие чего, борясь за «справедливую этику», он нередко попадает в крайне неэтичную ситуацию. Например, ни у кого не вызывает сомнений, что «попрекать куском хлеба» неэтично, но ведь это можно рассматривать и как попытку восстановить справедливость. (Зачем давать кому-то возможность на себе паразитировать?!)

Робеспьер часто пытается поставить знак равенства между двумя этими понятиями, абстрагируясь от таких «этических условий», как личное право на добрую услугу, за которую можно ожидать ответных услуг, но нельзя их требовать. Возводя «объективную справедливость» в эталон этики, Робеспьер абстрагируется от этических прав, но настаивает на выполнении этических обязательств.

Добрая услуга, в его понимании, обязана быть соответственно вознаграждена – в противном случае это будет несправедливо. (Например, одна из представительниц этого типа, работающая на маленьком частном предприятии, якобы от имени всех служащих, потребовала, чтобы праздничные премиальные выдавались не в форме мелких и дешёвых подарков, а в форме солидных денежных вознаграждений, как это делается в крупных государственных компаниях: «Чем мы хуже других? Почему другие на праздники получают денежные премии, а мы – карамельки и домашнее печенье?! Разве это справедливо?»)

Робеспьеру свойственно не допускать никаких этических уступок, если по отношению к нему, равно и к кому-либо другому, поступают несправедливо. Если же при всём старании ему не удаётся восстановить справедливость в условиях её вопиющего нарушения, постарается выйти из ситуации с наименьшими для себя потерями: в некоторых случаях сам себе компенсирует ущерб – самовольно забирает то, на что, как ему кажется, он имеет право («джунгли есть джунгли»).

В случае, если не удаётся самому взять «компенсацию», может открыто потребовать возмещения убытка, поскольку ни при каких обстоятельствах не желает его терпеть. Именно поэтому у Робеспьера понятия материального и морального ущерба часто подменяются одно другим. Пример: студенты устроили вечеринку вскладчину. Девушка-Робеспьер оценила аппетит своих товарищей и, почувствовав себя материально (и морально) обделённой, попросила компенсировать ей «переплату» в общий вклад на основании того, что алкогольных напитков она не употребляет, а мясного и сладкого не ест вообще. В результате девушку выставили из компании, причём она так и не поняла, за что. Разумеется, этичность Робеспьера во многом зависит от ментальности, от полученного воспитания и от тех этических ценностей, на которые он психологически сориентирован.

Но он также сориентирован и на этику своего дуала Гюго, которая как раз и базируется на принципах этической справедливости (поскольку рассчитана на восприятие её Робеспьером), и в первую очередь контролирует этичность в распределении возможностей: будучи наделённым равными правами, нельзя злоупотреблять неравными возможностями – грубо говоря, тот, кто может есть быстро, обязан считаться с возможностями того, кто ест медленно. В противном случае общество начинает жить по «закону джунглей».

Робеспьер никогда не позволит себе первым злоупотребить собственными возможностями – это противоречит его логической программе. Робеспьер считает неэтичным злоупотребление не только индивидуальными возможностями, но и индивидуальными правами, даже если они, казалось бы, распределены одинаково справедливо для всех: «Нам пришлось поменять квартиру из-за этой музыкальной семейки! Конечно, это их право играть с утра до вечера, но мы тоже хотим жить спокойно!.. Нашему ребёнку разве не нужно засыпать вовремя?!»

К чести Робеспьера следует отметить: решая свои проблемы, он всегда считается с правами и удобствами окружающих. Исходя из этических соображений, Робеспьер контролирует справедливое (равное) распределение материальных благ для всех членов общества без исключения. Например, если в его семье воспитываются приёмные дети, они наделяются в точности такими же правами и обязанностями, как и его собственные. («…Мы с сестрой устроили пикник для детей: всю еду разделили на равное количество – каждому досталось по 2 котлеты и 1 пирожку. Так вот, моему племяннику 1 пирожка показалось мало, и он потребовал добавки, да ещё и истерику закатил!..»)

В любой этической ситуации Робеспьер опирается на принципы, построенные на взаимном уважении, соотношении и соизмерении собственных прав с правами и возможностями окружающих. И именно поэтому лучшим партнёром для Робеспьера является его дуал Гюго, чья этика отношений базируется на тех же этических принципах. Именно поэтому Гюго – единственный из всех социотипов-этиков, кому Робеспьер может полностью доверять, с кем он не чувствует себя обделённым, ущемлённым в правах или несправедливо обиженным. С представителями других психологических типов Робеспьер не находит полного взаимопонимания.

Блок «суперэго». 4-я позиция. Мобилизационная функция. Волевая сенсорика

Робеспьер нетерпим к любому проявлению насилия и произвола, поскольку считает их первопричиной несправедливости, а следовательно, и первопричиной всех бед.

Нетерпимый противник несправедливых, по его мнению, основанных на насилии диктатур, Робеспьер повсеместно насаждает «диктатуру справедливости», основанную на воспитании «этически справедливого» самосознания. Насилие применяется только к тем, кто не в состоянии воспитать в себе таковое этическое качество, то есть только по отношению к «хищникам». Робеспьер считает, что волевое воздействие правомерно, если оно справедливо. Злоупотребление силой, властью, влиянием Робеспьер осуждает. Не терпит грубого нажима, авторитарности, командного тона. Сопротивляется любой попытке насильственного влияния – и волевого, и этического.

Очень критичен к методам грубого и дешёвого воздействия. Робеспьера невозможно подчинить волевому давлению. Всякая попытка надавить на него неминуемо ведёт к конфликту. Не поддаётся грубому нажиму даже тогда, когда это угрожает его жизни. Не позволит унизить себя, не позволит «взять себя за горло» – лучше умрёт. Не позволит ущемить себя в правах – сразу демонстративно сопротивляется этому (своего рода предупредительная мера).

Робеспьер не только не терпит насилия – он постоянно старается оградить себя от насильственного воздействия. Поэтому мера его защиты обычно намного превышает меру воздействия на него. Например, Робеспьер может отказать ближайшему родственнику в единичной, пустяковой услуге только из предположения, что таковые услуги могут войти в систему отношений, и тогда его уступчивость станет для всех нормой поведения, а это уже несправедливо по отношению к нему.

Защита своих территориальных прав для Робеспьера также очень важный вопрос. Робеспьер согласен выглядеть сколь угодно негостеприимным, невежливым и неучтивым, но он не позволит постороннему войти в свой дом «чемоданом вперёд». Опасается непрошеных визитёров, поскольку они крадут его время, его место, посягают на его личную свободу.

Робеспьер чувствует себя беззащитным в ситуации внезапного волевого давления. В этом случае он часто неожиданно для себя проявляет «непростительную уступчивость», которую впоследствии анализирует, стараясь впредь быть предусмотрительным и не повторять подобных ошибок.

Робеспьер боится подать повод к волевому воздействию на себя, поэтому иногда стремится выглядеть человеком без слабостей («Железный Феликс»). Не любит, когда играют на его слабостях. Терпеть не может нытиков, не позволяет разжалобить себя (не любит дешёвых этических трюков). Никогда не позволяет себе проявлять силу по отношению к слабому.

Старается воздействовать словом и убеждением. Физическое наказание применяется им как самая крайняя мера, Робеспьеру трудно говорить приказным тоном, властные интонации ему не свойственны, хотя когда вспылит, бывает резковат. Перед начальством не робеет, держится с достоинством, не заискивает («Служить бы рад, прислуживаться тошно»). Если на него повышают голос, как бы сразу «отключается». Часто создаётся впечатление, что он даже не реагирует на предъявляемые ему обвинения.

Демонстративно игнорирует назойливые советы и нравоучения, особенно опасается и недолюбливает тех, которые всегда «знают, как надо».

Робеспьеру очень трудно настаивать на своём, трудно быть напористым – он слишком хорошо знает, что это не его метод. Всегда неприятно демонстрировать свою власть, волю, решительность. Быть настырным себе не позволяет никогда и очень не любит это качество в других. Обычно испытывает неловкость всякий раз, когда его волевые качества обсуждаются посторонними людьми. Как правило, старается избегать разговоров на эту тему. Борьба за свои права требует от Робеспьера постоянного перенапряжения сил, что, в свою очередь, нередко приводит его к физическому переутомлению – состояние, которое ему очень неприятно, и которого он старается не допускать.

Регулирует режим своих нагрузок: старается рассчитывать свои силы и возможности, сопротивляется перегрузкам; чувствуя упадок сил, старается своевременно отдохнуть (инстинкт самосохранения).

Робеспьер сопротивляется даже перенасыщенной развлекательной программе. В случае, когда партнёром Робеспьера становится его дуал Гюго, проблемы перегрузок, перенапряжения, волевого напора и волевой защиты решаются самым естественным образом: Гюго заряжает Робеспьера своей энергией, своей активностью, постоянно поддерживает в нём эмоциональный и физический тонус, подбадривает его, не позволяет ему раскисать, задаёт ему очень гибкий режим физических и эмоциональных нагрузок, поддерживает в нём состояние оптимальной активности и возбуждения. Гюго – единственный, кто может очень точно и естественно возбудить активность Робеспьера; единственный, кто может его легко расшевелить, раззадорить, раздразнить и развлечь, легко расслабить, легко успокоить, может создать ему оптимальные условия для полноценной работы и отдыха.

Защищая интересы Робеспьера, отстаивая его идеи и взгляды, Гюго способен с лёгкостью преодолеть самые, казалось бы, непреодолимые трудности. Когда Гюго и Робеспьер отстаивают интересы справедливости, для них просто не существует преград и препятствий. Как показывает история, идеи Робеспьера легко завоёвывают популярность при поддержке волевого напора Гюго.

Блок «суперид». 5-я позиция. Суггестивная функция. Этика эмоций

Робеспьеру свойственно подчинять свои эмоции рассудку. Часто он производит впечатление человека твёрдого, несгибаемого, рассудительного и подчёркнуто сдержанного. Очень не любит состояния эмоционального перенапряжения. Тяжело переносит ссоры, истерики, скандалы – это сто́ит ему большого расхода сил.

На начальном этапе отношений Робеспьеру свойственно соблюдать далёкую дистанцию, которая сокращается только тогда, когда он убеждается в совпадении этических принципов партнёра с его собственными убеждениями. Если информация не кажется ему достаточно убедительной, склонен испытывать чувства своего партнёра.

Доверяет тому человеку, который не только выражает ему свою симпатию, но и проявляет заботу о нём. Любит, заботясь, и заботится, любя. Робеспьер не любит выяснять отношения – зачем? Он и так знает, как человек поступит в следующую минуту (хорошая интуиция), всегда чувствует, как к нему относятся, по тому эмоциональному индикатору, который заложен в его подсознании и настроен на эмоциональный режим его дуала Гюго. Эмоции, не выдерживающие проверки его «индикатором», воспринимаются как неадекватные: кажутся либо преувеличенными, либо недостаточно выраженными, либо слишком демонстративными, либо неискренними или фальшивыми.

Иногда Робеспьер производит обманчивое впечатление человека бесчувственного и не способного к состраданию. На самом деле он способен сопереживать даже малознакомому и совершенно постороннему человеку, хотя может и члену своей семьи отказать в помощи, если видит, что эта помощь расценивается не так, как надо (например, как уступка, продиктованная слабостью), либо используется не так, как надо (например, для покупки предметов роскоши).

К настроению окружающих подключается очень осторожно. В компании малосимпатичных ему людей держится скованно и замкнуто. Только попадая в обстановку непринуждённого веселья, искреннего радушия, душевного тепла и уюта, начинает «оттаивать», расслабляется, заряжается общим настроением, становится обаятельным и интересным собеседником. Начинает буквально искриться весельем, улыбается обаятельнейшей, «солнечной» улыбкой, тонко и изящно шутит, с удовольствием развлекает компанию всякими забавными историями, которые обычно хочется запомнить и потом ещё кому-нибудь пересказать.

Пребывая в состоянии эмоционального подъёма, Робеспьер очень быстро завоёвывает симпатии, с лёгкостью становится душой компании и способен любой вечер сделать незабываемым. Внешняя холодность и суровость Робеспьера – это не более, чем защитная оболочка его легко ранимой души. И лучше всего это понимает именно дуал Робеспьера – Гюго>. Неприступная сдержанность Робеспьера не только возбуждает любопытство Гюго (который нередко находит удовольствие в том, чтобы преодолевать, казалось бы, непреодолимые трудности) – она служит своего рода «пробным камнем» для поиска психологически совместимого партнёра.

Для того чтобы растопить эти внешние «льды», требуется огромное душевное тепло, выраженное в эмоциональном потоке определённого качества и характера. Со свойственными ему душевным пылом и энергией Гюго штурмует эту «неприступную твердыню» так, что вся робеспьеровская «холодность» рассеивается как дым. Гюго, хотя и не сдерживает себя в проявлении эмоций, всё-таки делает эт

этико-интуитивный интроверт (гуманист) Фёдор Достоевский – Станислав.ру

Этико-интуитивный интроверт (ЭИИ) – это один из соционических типов, также известный как «гуманист». Типичным представителем такого типа является Фёдор Достоевский. Его дуал – логико-сенсорный экстраверт (администратор) Штирлиц.

Описание психотипа по Вайсбанду

Носитель тихого, внутреннего взгляда, незаметного моря чувств. Мир его чувств настолько тонок и богат, что не нужны словесные доказательства любви. Он и без слов видит, кто, кого и как любит, кто кому нужен, а кто кому не нужен. Ценнейшее свойство – умение приспособиться к эмоциям другого человека. Сопереживать, снять эмоциональное напряжение, успокоить.

Это, обычно, тихий, дружелюбный человек, который в компании больше молчит и наблюдает, среди близких же знакомых – наоборот. Его нельзя назвать слишком стеснительным, потому что он отлично видит, как к нему относятся другие, и знает, как это отношение улучшить. Своему пониманию этичного и неэтичного стремится подчинить других людей. А вот эмоций своих никогда не навязывает, а сопровождает, сопереживает эмоции другого. Демонстрирует своеобразное эмоциональное замирание. Уверен, что другим нужен спокойным, ровным, безмятежным. Хочет быть как бы «компрессом», который другие могут прикладывать к своим ранам.

Если его просят что-то сделать, не может отказать. Поэтому его нередко эксплуатируют. Нужен дуал, подчиняясь которому, можно отгородится от лишнего. В отношениях с людьми его интересы ограничиваются лишь определённой группой лиц, а вот в объективном мире его интересует абсолютно всё: полная всеядность на уровне его интеллекта и способностей. Не способен оценить качество своей работы и потерянное при этом время. Не может разобраться, что мелочь, а что важно. Знает, что можно делать, но не знает, что нужно делать. Не может не работать, когда все работают, и продолжает работать, когда все не работают. Очень не любит, когда при одной незаконченной работе поручают другую.

Критичен к собственной красоте, воле, энергии. Болезненно переносит их неодобрение. Комплименты же на эту тему не воспринимает как двусмысленность, только если они сказаны наедине, мягким тоном, без подчёркивания. Ему нужно молчаливое или негромкое признание. Не может позволить себе быть неопрятным.

Приятные эмоции, необходимые этому типу, партнёр обеспечивает своей разумностью, логикой, требовательностью, умением защитить. Нужно не опаздывать на свидания, выполнять свои обещания, быть вежливым, заботливым. Больше никаких доказательств любви или разговоров о ней не нужно. Если самый умный партнёр излагает своё мнение в форме размышлений, а не в форме коротких, категорических формулировок, то рядом с ним чувствует себя постоянно недовольным и несчастным. Самое же главное его требование к партнёру – верность. Неверности не прощает.

© 1986 Вайсбанд И. Д. «Рабочий материал по соционике».

Описание психотипа по Панченко

Сильная функция – интратимная этика – делает этот тип творцом человеческих отношений. Старается примирить всех враждующих, утешить обиженных и дать каждому частицу своей души. Сочувствие, сопереживание, умение снять эмоциональное напряжение – главные качества его характера.

Из-за своей творческой функции – интуиции экстратимной – уважительно относится к способностям и талантам других людей, способствует их расцвету, видит их применение в будущем.

По ролевой функции – интратимной логике – старается быть беспристрастным, объективным в своих привязанностях и антипатиях, однако провинившегося может полностью игнорировать.

Его болевая точка – волевая сенсорика. Достоевский не может сам проявить агрессию и не терпит агрессии со стороны другого. Существо уступчивое, неконфликтное.

Благодаря суггестивной функции – экстратимной логике – с большим вниманием относится к советам по добросовестному исполнению конкретной работы, по детальной проработке дела.

Шестая функция – интратимная сенсорика. На деле нуждаются в обеспечении комфорта, живут согласно вкусам другого человека, поклонники всего красивого. В своих влечениях несмелы, полагаются в этом плане на партнёра.

Седьмая функция – этика эмоций – позволяет приспособиться к чувствам другого человека, не выпячивая при этом свои эмоции. Производят впечатление замкнутых или даже бесчувственных людей, хотя в душе́ – море сильных переживаний.

Восьмая функция – интратимная интуиция – заставляет этот тип не считаться со своим личным временем для помощи партнёру. Тактично даёт советы относительно заблаговременной подготовки к делу.

© 1992 Панченко А. Л. «Алгоритм развивающего валеологического рефрейминга».

Описание психотипа по Стратиевской

Блок «эго». 1-я позиция. Программная функция. Этика отношений

Достоевский стремится создать самую гармоничную, самую гуманную, в его представлении, форму этических отношений, исключающую подавление одной личности другой, исключающую конфликты, раздор, недопонимание, взаимное недоверие.

«Худой мир лучше доброй ссоры» – основная форма его этической стратегии.

Вся его жизнь – это поиск средств и возможностей реализовать свою идеалистическую систему отношений, причём его собственное поведение должно служить позитивным этическим примером.

Следствием такой установки являются характерные для людей этого типа повышенный самоанализ, самокритичность и постоянное этическое самоусовершенствование.

Высокая требовательность к себе у Достоевского сочетается с терпимостью к чужим слабостям. Поэтому кризис отношений он «выправляет» за счёт собственных уступок, считая, однако, что эти уступки должны быть партнёром вовремя замечены и должным образом оценены. По сути говоря, его уступка – это своего рода этический приём, которым он предполагает убедить партнёра в своей изначальной доброжелательности и готовности к компромиссам.

На самом же деле, его уступчивость имеет разумные пределы. И если требования партнёра переходят допустимые границы, Достоевский оказывает эмоциональное сопротивление, воздвигая между собой и разочаровавшим его субъектом непроницаемый психологический барьер.

Достоевский может поддерживать отношения с психологически несовместимым партнёром, опираясь на чувство долга и ответственность перед сложившимися родственными и семейными связями, но в случае особо неблагоприятных отношений и, будучи абсолютно уверенным в невозможности что-либо в них исправить, бесповоротно и безоговорочно оставляет своего партнёра. (Качество, свойственное также и Драйзеру.)

Представитель этого типа, сам лично не испытавший разрыва взаимоотношений с партнёром, как правило, старается не допускать разрыва семейных отношений и у своих близких. (Он будет их мирить до тех пор, пока лично не убедится, что совместное проживание им действительно противопоказано.)

Разрыв собственных близких отношений Достоевский воспринимает очень болезненно, особенно, когда не видит реальной возможности их восстановить. Например, если кто-то из близких заставит его порвать отношения с другом, Достоевский попадает в ситуацию, противоречащую его системе взглядов: с одной стороны, он предаёт дружбу, с другой стороны – он не хочет огорчать своих близких.

К заповеди «не делай другому того, чего не пожелаешь себе» Достоевский относится с исключительной серьёзностью: он принципиально не желает причинять кому-либо даже малейшую неприятность. Старается для каждого создать условия максимального психологического комфорта, каждого одарить хоть крупицей своего душевного тепла.

Кротость, смирение, снисходительность к чужим слабостям, душевная чуткость, изначальная доброжелательность и миролюбие – вот основные ценности его этической программы.

Строя свои взаимоотношения, Достоевский старается быть предельно деликатным. Например, он не позволит себе категорически отказаться от предлагаемой помощи, даже если она не только очевидно неэффективна, но и очевидно вредна. (Но нельзя же отталкивать человека, который от чистого сердца и из лучших побуждений предлагает свои услуги.) То же самое и с советами явно абсурдного характера – Достоевский постарается быть с советчиком предельно деликатным, внимательно выслушает, поблагодарит за сочувствие его проблемам, но поступит соответственно обстоятельствам и собственному усмотрению. («Почему бы и не послушать доброго совета?» – тем более, что далеко не каждый «доброжелатель» контролирует неукоснительное их выполнение.) Кроме того, Достоевский способен воспринимать чужие советы не только как руководство к действию, но и как форму выражения сочувствия его трудностям.

Достоевский очень чувствителен к чужой беде, склонен к сопереживанию. Имеет способность буквально растворяться в чужих проблемах, особенно, если это проблемы близких ему людей.

Если, например, кто-либо из его окружения заболевает, Достоевский выхаживает его с исключительной самоотверженностью, не считаясь ни со своими собственными силами, ни со своим здоровьем, ни с опасностью возможного заражения. (Та семья, где есть родственник Достоевский, может быть совершенно спокойна за своё здоровье: сто́ит кому-нибудь захворать, Достоевский, как правило, тут же бросает все свои дела и выхаживает больного, причём дальность родства в данном случае для него значения не имеет.)

Способность сопереживать чужому горю – одна из базисных ценностей его системы отношений. В понимании Достоевского, акт утешения сам по себе уже достаточно деятельный поступок. (Такая точка зрения очень располагает к нему окружающих.)

Достоевский постоянно ищет и находит какие-то оригинальные формы выражения сочувствия и солидарности с эмоциональным состоянием своего партнёра (или своего окружения). (Например, представительница этого типа по случаю окончания бракоразводного процесса своей подруги преподнесла ей букет цветов – в такой форме она её поздравила с началом новой, «свободной» жизни.)

Для Достоевского очень важно, чтобы этическая мотивация его поступков была правильно понята и соответствующим образом оценена. Для него любой подарок, любая услуга представляют огромную ценность, как форма выражения добрых намерений. В то время как реальная стоимость этой услуги для него значит гораздо меньше. (Его дуал Штирлиц также придаёт подаркам чисто символическое значение, по крайней мере тем, которые дарит.)

Достоевский умеет хранить чужие тайны. Поэтому ему можно довериться без всякого опасения, и разумеется, без оговорки, что «это должно остаться между нами», поскольку в этом случае Достоевского оскорбит само предположение, что он способен кому-то разболтать чужой секрет. Сам он также предполагает, что тайна «его исповеди» будет свято соблюдена. Поэтому всякий факт разглашения его собственных секретов для него является тяжелейшим разочарованием.

Сам не способный на измену и предательство по отношению к ближнему Достоевский осуждает эти качества у других. Злоупотребления его доверием Достоевский никогда не прощает, хотя по природе своей и не злопамятен.

Будучи вовлечённым в какую-то интригу или попадая в систему отношений, противоречащую его этическим установкам, Достоевский чувствует себя совершенно растерянным и дезориентированным, но в каждом отдельном случае старается вести себя так, чтобы его поступки не противоречили его этическим принципам.

Сам очень боится обидеть кого-либо недоверием. Считает недоверие оскорбительным для всех, в том числе и для себя. Благие намерения считает нормой человеческих взаимоотношений, поэтому изначально старается не предполагать в людях дурных умыслов.

Изначальную подозрительность воспринимает как нечто неэтичное и негуманное. По этой же причине его бывает иногда невозможно убедить в чьей-либо вине (даже если она доказана и очевидна окружающим).

Поступки Достоевского в немалой мере определяются его личными симпатиями и антипатиями. То есть, если он симпатизирует человеку, то старается игнорировать факт его вины.

Достоевский способен к самопожертвованию во имя любви и дружбы, например, может взять на себя чужую вину, защищая друзей от возможных неприятностей, и из-за этого сам пострадать.

Достоевский строит свои взаимоотношения с людьми на близкой дистанции, что иногда особенно располагает к нему окружающих, но иногда может показаться навязчивым. (Всякий намёк на навязчивость воспринимается Достоевским чрезвычайно болезненно, поскольку он менее всего предполагает утомлять кого-то своим обществом.) В случае неблагоприятного развития отношений он увеличивает дистанцию.

Достоевский в любой ситуации старается быть предельно вежливым и сдержанным, каких бы усилий ему это ни стоило. Он делает всё возможное (и невозможное), чтобы никого не обидеть, чтобы, не дай бог, не нажить себе врагов. Никакой откровенной вражды старается не допускать. (Воздвигаемый им «психологический барьер» рассматривает не как вражду, а как своё право «держать дистанцию» с несимпатичным ему человеком.)

Достоевский не злопамятен (быть злопамятным, в его понимании, неэтично), но первым восстанавливать испорченные отношения не решится, пока не будет уверен, что его обидчик осознал свою вину. Чтобы получить «прощение» Достоевского, достаточно продемонстрировать ему своё расположение, причём извинения приносить необязательно. Мир его чувств настолько тонок и богат, что он не нуждается в словесных выражениях эмоций и переживаний для того, чтобы понять окружающие его взаимоотношения.

Достоевский никогда не забывает добра, которое ему когда-либо сделали, а неблагодарность считает качеством, заслуживающим самой суровой критики.

Доброта и сочувствие – стабильные ценности этики Достоевского, и он умеет проявить их как никто другой. Представители этого типа склонны к глубокому этическому самоанализу.

Блок «эго». 2-я позиция. «Творческая функция. Интуиция возможностей

Достоевскому весьма затруднительно реализовать свою «бесконфликтную» систему отношений в нашем противоречивом мире. Свойства, которые выручают и обнадёживают его на этом благородном поприще, – природный оптимизм и сильная и гибкая интуиция возможностей.

В каждом человеке Достоевский старается увидеть и выявить положительный этический потенциал – качество, благодаря которому представители этого типа великолепно работают в области педагогики. (Достоевский не понимает и не принимает такого словосочетания, как «испорченные дети». В его понимании, нет таких «испорченных детей», которые бы не внушались положительным этическим примером.)

Этико-интуитивное воздействие Достоевского строится на умении разглядеть и развивать всё самое лучшее, что есть в человеческой душе́. Само собой, это развитие требует затраты времени, душевных сил. Требует терпения. Поэтому, по мнению Достоевского, воспитатель должен постоянно работать над собой, совершенствуя свою этику, воспитывая в себе чувство долга и ответственность за судьбу вверенного ему человека.

Точно так же Достоевский считает, что нет таких, изначально бесперспективных этических отношений, которые невозможно было бы выправить, применив достаточную изобретательность, терпение, умение «переждать грозу», умение доказать чистоту своих помыслов, умение проявить лучшие черты своего характера в качестве личного примера.

Достоевский искренне убеждён, что в каждой этически сложной ситуации следует искать формы, сглаживающие возникшие противоречия. Например, если обе стороны пойдут на некоторые уступки, это уже даст какие-то результаты и проблема будет хоть частично, но решена.

Творчески реализуемая интуиция возможностей позволяет ему быть дальновидным и предусмотрительным в своих поступках.

Причём цель его дальновидности – предвидеть возможные осложнения отношений и заранее их исключить. (Например, представительница этого типа, устраивая детский праздник, раскладывала угощение равными порциями, поскольку опасалась, что если она этого не сделает, кто-нибудь из приглашённых детей съест больше других, и, следовательно, кто-то другой почувствует себя обиженным и обделённым, а этого ни в коем случае нельзя допустить! По той же причине она не позволяла своим внукам выносить сладости на улицу, так как считала, что это будет возбуждать обиду и зависть у других детей, а это нехорошо!)

Удобства окружающих его людей Достоевский подчас ценит больше, чем свои собственные, и постоянно соотносит свои поступки с их мнением и их образом жизни.

При всём своём оптимизме Достоевский способен предусмотрительно просчитать и наихудший ход событий и именно для того, чтобы лично у него и у его окружения все сложилось самым наилучшим образом. Вследствие такого интуитивного расчёта Достоевскому свойственно перестраховываться в поступках, что, впрочем, иногда приводит к позитивным последствиям. (Пример: семья репрессированного «врага народа» в ожидании близкой ссылки решила подарить соседской девочке пианино. Соседка (Достоевский) категорически этому воспрепятствовала и потребовала, чтобы пианино отправили назад. В её семье этот эпизод пересказывается как предание – считается, что этим поступком она спасла свою семью от репрессий.)

И тем не менее, какая бы сильная интуиция ни была у Достоевского, его расчёты далеко не всегда оказываются верны: ведь всех обстоятельств дела он ни видеть, ни знать не может; тем более, что часто он принимает желаемое за действительное и просчитывает иногда воображаемый ход событий, а не реальный, полагаясь на уже сложившиеся в его представлении стереотипы. (Например, в одном случае он будет мирить ссорящихся супругов, опасаясь, что если он не вмешается, его потом будут упрекать в разбитой личной жизни. В другом случае, он не будет встревать между ссорящимися, чтобы «не принимать бой на себя» и не наживать себе врагов.)

В каждом конкретном случае правильность расчётов и поведения Достоевского зависит от его собственного жизненного опыта и от того, насколько глубоко ему удалось понять ситуацию.

Блок «суперэго». 3-я позиция. Развиваемая функция. Логика соотношений

Стремясь выполнить своё жизненное предназначение по установлению идеальных отношений в мире реальных противоречий и конфликтов, Достоевский старается много и обстоятельно размышлять над теми обстоятельствами, которые мешают жизненному воплощению его этической программы. Причём в своих размышлениях он иногда приходит к выводу, что реальные обстоятельства могут быть изменены под влиянием «правильных» этических установок, которые можно (по его мнению) и нужно задать.

Примитивно эти размышления можно представить так: «В мире не будет вражды, если все люди будут хорошо друг к другу относиться, что, в принципе, возможно, поскольку в каждом человеке есть задатки добра, которые можно и нужно развить».

Как любой человек, Достоевский считает, что все вокруг придерживаются его системы взглядов, просто некоторые, по своей душевной слабости, соблазняются дурными примерами и впадают в заблуждения, из которых их нужно вывести, или хотя бы попытаться это сделать.

Логика Достоевского базируется на его интуиции возможностей, проще говоря – на его мечтах и фантазиях, и это обстоятельство придаёт ей очаровательную детскую наивность.

Но за бесконфликтность отношений кто-то должен платить – такова объективная реальность, и Достоевский, как правило, очень неохотно это признаёт.

Достоевскому трудно подчинять свои чувства рассудку. Ему трудно быть объективным ещё и потому, что его система отношений предполагает изначальную доброжелательность ко всем людям без исключения. Вследствие этого качества он может составить о себе впечатление, как о человеке беспринципном, непоследовательном и самому себе противоречащем: со всеми-то он старается соглашаться, со всеми собирается дружить, всех намерен любить.

Спрашивается, а может ли Достоевский вообще быть принципиальным? Может! И именно в своих этических принципах. А всё остальное для него не имеет принципиальной значимости. Законами объективной реальности Достоевский не слишком интересуется (тем более, если они оправдывают существующие в мире противоречия, которые, как известно, выливаются во вражду и насилие). Это вовсе не значит, что Достоевский отрицает законы диалектики – просто этот аспект он предпочитает игнорировать. И когда со свойственным ему оптимизмом приступает к поиску компромиссов, искренне считает, что они, возможно, сгладят если не диалектические, то хотя бы этические противоречия.

В общении Достоевский старается произвести впечатление человека умного, рассудительного, логичного. Часто манипулирует заранее заготовленными аргументами. (Достоевский готов манипулировать фактами хотя бы для того, чтобы сохранить нужную ему систему отношений. А иначе, как сгладить конфликты? Да и так ли уж важны сами факты, если весь смысл заключается именно в сути этических отношений. Если во избежание конфликта можно исказить факты, которые, возможно, и проверять-то никто не будет – значит, никакой беды в этом нет.)

Часто в споре Достоевский держится за чисто абстрактный смысл понятия, считая, что никакие конкретные условия не могут исказить или изменить его сущность. (И это обстоятельство очень затрудняет дискуссию с представителями этого типа. Например: Достоевский не согласен с мнением, что «добро должно быть с кулаками». А зачем же с кулаками, если оно – «добро»? Добро, в его понимании, – это сама по себе уже сила, которая в любом случае должна победить, и поэтому в защите не нуждается. А с кулаками может быть только зло, потому что ему больше нечем защищаться.)

В процессе дуализации со Штирлицем Достоевский начинает придавать большее значение объективной реальности, тем более, что он, в принципе, не исключает влияния объективных диалектических законов на систему взаимоотношений между субъектами.

Блок «суперэго». 4-я позиция. Мобилизационная функция. Волевая сенсорика

Необходимость постоять за себя требует от Достоевского чрезмерных усилий и напряжения. Ему неимоверно трудно дать волевой отпор.

Достоевский не способен на жёсткую интонацию в голосе. Высказаться в категоричной форме – для него больша́я проблема. Его мягкость и уступчивость можно рассматривать и как следствие неспособности быть жёстким и категоричным.

Достоевский очень не любит, когда обсуждают его волевые качества. Ему неприятно слышать критические замечания по этому поводу.

И тем не менее, внедрение системы его этических ценностей предполагает определённое волевое давление. Уж коль скоро Достоевский декларирует систему взглядов, которой сам твёрдо и неукоснительно придерживается, это требует от него некоторых волевых усилий. (В этом проявляется проблематичность и противоречивость его собственной теории: если Достоевский в принципе против насилия, то насаждать свои убеждения силой он просто не имеет права. Он вообще не имеет права к чему-либо, принуждать.)

Достоевский в любом случае старается логически обосновывать своё право на волевое давление. Если, например, он в качестве преподавателя отвечает за дисциплину и посещаемость своих учеников, он заставит себя быть строгим и требовательным. (Другой вопрос, чего ему это будет стоить!)

Достоевскому трудно выговорить человеку что-либо в строгой форме, трудно и неприятно сделать замечание. Каждый раз, когда возникает необходимость постоять за себя, он разрывается между реальными обстоятельствами, требующими от него немедленных и решительных действий, и внутренней неспособностью, нежеланием и неподготовленностью к этим действиям.

Достоевскому иногда нужен тщательно обоснованный и длительный настрой на «решительные действия». Часто он в первую очередь рассматривает целесообразность таковых действий, ищет какие-то другие варианты решения проблемы, на обдумывание которых уходит время, вследствие чего момент «решительных действий» бывает упущен, и они становятся неактуальными, а за Достоевским закрепляется репутация человека, неспособного постоять за себя. Причём с этим мнением Достоевский категорически не желает соглашаться и пытается переубедить окружающих, стараясь объяснить свою нерешительность самыми благими намерениями, что, как правило, ещё больше усугубляет его проблемы.

К факту собственного безволия и бессилия Достоевский относится исключительно болезненно. Ему самому трудно смириться с тем, что эти качества мешают реализации и жизненному воплощению его собственной системы взглядов. Достоевскому всегда неприятно осознавать факт собственного безволия.

С другой стороны, совершенно невыносима для Достоевского ситуация собственной зависимости от чьей-то воли и власти. И если физическую зависимость он ещё какое-то время будет терпеть (хотя тоже, смотря по обстоятельствам), то моральному давлению не подчинится – «уйдёт в себя», воздвигнет «психологический барьер», найдёт способ сохранять только внешнюю видимость отношений, подготавливая себя для возможного разрыва с партнёром.

Достоевский старается не допускать злоупотребления его терпением, кротостью, уступчивостью, смирением. Понимает, что есть предел «усмирению собственной гордыни» и есть предел «всепрощению». У Достоевского возникают проблемы с каждым, кто пытается испытать предел его уступчивости.

Для Достоевского очень важно логически понимать: для кого можно и нужно делать уступки и, опять же, до какого предела. Логическое осознание этого момента ему совершенно необходимо для того, чтобы сохранить себя как личность.

«Пробивными» способностями представители этого типа не обладают, «локтями работать» не умеют. Более того, любая рекомендация развивать в себе напористость и настойчивость приводит их в крайнее раздражение.

Так же обстоит дело и с целеустремлённостью. Разумеется, Достоевский строит какие-то определённые планы реализации своих возможностей, но не так, чтобы поставить себе близкую цель, которую во что бы то ни стало следует взять, напрягая на это все свои силы и сминая всех и вся на своём пути. Этого он себе не позволит – такая целенаправленность не входит в систему ценностей Достоевского.

Чужая целеустремлённость может произвести впечатление на Достоевского, но не настолько, чтобы служить примером для подражания: он слишком отчётливо понимает, что это не его путь.

С другой стороны, Достоевскому приятно находиться рядом с влиятельным человеком, он уважает людей, преуспевших в жизни, и сам не упустит случая завязать полезные и нужные знакомства. (Тем более, что для себя он очень чётко разделяет людей на тех, кто соответствует его уровню, и с кем сто́ит общаться всерьёз, и тех, кто по своим внутренним качествам этого не заслуживает; хотя, следуя своей системе отношений, старается быть корректным и доброжелательным со всеми. Некоторые представители этого типа считают само собой разумеющимся, если при знакомстве человек ненавязчиво называет то, что его выгодно отличает от других, например: научную степень, должность, почётное звание и т. д.)

Достоевскому трудно привлечь внимание окружающих к своим проблемам, не выходя за рамки собственной теории. Периодически возникают тупиковые ситуации, когда даже демонстративное смирение и терпение его не выручают; когда простым сочувствием окружающих его проблемы уже не решаются, а собственной деловой активности явно не хватает.

В такой ситуации Достоевскому крайне необходим партнёр, способный активно взять на себя защиту его интересов, способный деятельно решить его проблемы, взять его под своё покровительство. Достоевский ищет покровительства, ему нужен защитник, и он не считает зазорным пользоваться помощью, предложенной от чистого сердца.

Гармоничнее всего в этом плане происходит взаимопонимание Достоевского с его дуалом Штирлицем, который с готовностью «берёт под своё крыло», очень любит опекать и делом, и советом. В проявлении заботы о Достоевском демонстративная волевая сенсорика Штирлица находит своё наилучшее применение.

Блок «суперид». 5-я позиция. Суггестивная функция. Деловая логика

Понятие «деловая логика» у Достоевского, в первую очередь, сводится к аспекту деловых отношений.

На вопрос, что и как нужно делать, он ответит примерно так: «Нужно делать то, что от тебя конкретно требуется, и так, чтобы тобой были довольны». Достоевский предпочитает, чтобы партнёр выражал своё мнение не в форме размышлений, а чёткими короткими формулировками, давал конкретные деловые предложения.

Достоевский очень старателен, исполнителен. Неукоснительно следует заданным методикам: как его научили – так и будет делать.

Прорабатывая детали, Достоевский часто упускает момент, когда работа уже сделана достаточно качественно и пора остановиться. Хорошо, если есть надёжный человек, на мнение которого в этой ситуации можно положиться. В противном случае, стремление довести работу до совершенства может привести к прямо противоположным результатам.

Достоевский очень ценит хорошо организованные условия труда – одна из причин, по которой ему удобнее всего сотрудничать со Штирлицем (обычно создающим для своих работников самые удобные условия для успешной и продуктивной деятельности).

Достоевский старается отдавать работе столько сил, сколько потребует её самое тщательное и самое качественное выполнение. Поэтому может остаться и на сверхурочные – для того, чтобы закончить её в срок. (Иногда это единственный способ выполнить непомерный объём работы, задаваемый Штирлицем.)

Достоевскому обычно «неудобно» отказываться от дополнительных нагрузок, поэтому его нередко эксплуатируют.

Достоевскому очень важно, чтобы его деловой энтузиазм был должным образом оценён. Руководителю, который демонстративно игнорирует его исключительное усердие, он никогда ни доверять, ни симпатизировать не будет. Более того, такие отношения со временем скажутся на результатах его работы и на его трудовой дисциплине.

Чувство внутреннего протеста также вызывает работа, которую он считает слишком примитивной для своих способностей, интеллекта, положения. Поручение такой работы он воспринимает как личную обиду.

Достоевский обычно не любит скрупулёзно проверять результаты работы: пусть это лучше сделает компетентный и надёжный партнёр. Но если такого человека нет, приходится лично удостоверяться, что все сделано как надо.

Отчитываясь за проделанную работу, акцентирует особое внимание на недостатках и нерешённых проблемах, тем самым давая понять, что он может сделать ещё лучше.

Для Достоевского очень важно чувство солидарности в его деловых отношениях. Причём не только с сослуживцами, но и с руководством. Если его руководитель хотя бы даже «играет» в демократию, Достоевскому этого уже вполне достаточно.

Достоевский о своих деловых качествах очень скромного мнения, поэтому всегда благодарен «за подсказку». Советами по деловой логике очень внушается. Иногда даже относится к ним некритично. Если, например, ему кто-то «подсказал», что нужно хранить почтовые квитанции, будет хранить, пока сам не сообразит, что это ему не нужно.

Всегда очень внимателен к деловым рекомендациям. Если ему рекомендуют торговую фирму, товары которой дороги, но практичны, он будет покупать там. (Но Достоевского можно иногда увидеть и на дешёвой распродаже, и

интуитивно-логический интроверт (критик) Оноре де Бальзак – Станислав.ру

Интуитивно-логический интроверт (ИЛИ) – это один из соционических типов, также известный как «критик». Типичным представителем такого типа является Оноре де Бальзак. Его дуал – сенсорно-этический экстраверт (политик) Наполеон Бонапарт.

Описание психотипа по Вайсбанду

«Воображение управляет мной». Обладает сильным, интеллектуальным воображением. Оноре де Бальзак создал портреты 2 000 человек, представляющихся более живыми, чем настоящие. «Его можно сравнить разве что с городской управой», – писал о нём А. Моруа. Поражает точностью деталей и фантасмагорический мир Габриэля Г. Маркеса. Благодаря этому качеству хорошо видит будущее. Из отдельных поступков человека составляет как будто бы действующую модель. Вообще всё знает заранее. Если бы от какой-нибудь угрожающей неприятности (удачи его меньше интересуют) не предостерегал бы заранее, по-видимому, чувствовал бы себя лишним человеком.

«Пасторское бесстрастие». Почти никогда не проявляет эмоций, оберегает от них своих близких. Искренне убеждён, что слишком сильные страсти несут человеку гибель. Бальзак неизменно показывает, как чувство разрастается, подобно чудовищному раку, разъедающему души и, в конце концов, подавляет всё. Что касается его дополняющего – личности сверхактивной и увлекающейся – это совершенная правда.

Глубокий аналитик. Уверен, что если не отдавать себе отчёта в порядках, царящих в мире, то невозможно жить. Тот, кто не считается с действительным положением вещей, идёт к катастрофе. Предпочитает цинизм лицемерию. В любой ситуации, о которой ему рассказывают, разбирается досконально и очень скоро начинает рассказывать изумлённому собеседнику те детали, корни и аспекты, которые тот упустил. Его анализ лишён всякого самообольщения. «Всё это не лучше кухни – вони столько же, а если хочешь что-нибудь состряпать – пачкай руки, только потом умей хорошо смыть грязь; вот вся мораль нашей эпохи», – говорит Вотрен о жизни. Эта мизантропия может обескуражить почти кого угодно.

«Он, прежде всего, добр». При всём его негативизме он по натуре своей человек очень мягкий. Приведённые слова о Бальзаке принадлежат Жорж Санд, которая знала толк в доброте. Он любит людей сильных, хорошо знающих свою дорогу, требующих уступок, людей, которые освобождают его от необходимости придумывать цели, а сами пользуются им придуманными способами действия, на которые он большой мастер. Умеет «вылить ушат воды» на энтузиаста, но умеет и гасить отчаяние, когда другим не везёт, когда всё падает из рук, когда судьба кажется враждебной.

Вот как описывает рыцаря своих мечтаний студентка Лайма: «Он должен быть красивый и умный. Глаза большие и печальные. Неразговорчив, не произносит комплиментов. И поэтому создаёт впечатление недосягаемости. Его мучают десятки проблем, на которые, по-моему, не сто́ит обращать внимания. Меня притягивает его печаль, серьёзность, стараюсь развеселить, поднять настроение, обрадовать. Если на вечеринке есть такой парень, я не скучаю». Это образное описание человека, который в своих чувствах очень постоянен, не склонен к приключениям, желает полной зависимости от требовательного любимого.

© 1986 Вайсбанд И. Д. «Рабочий материал по соционике».

Описание психотипа по Панченко

Сильная функция – интровертированная интуиция – позволяет ему хорошо предвидеть грядущие катастрофы и неприятности. Склонен к пессимистическим философствованиям.

Экстратимная логика делает этот тип творцом логико-аналитических теорий и позволяет логически просчитать возможные варианты неприятностей. Удерживает на земле.

Ролевая функция – интратимная сенсорика – побуждает гипертрофированно заботиться о своём здоровье и комфорте.

Болевая функция – экстратимная этика – делает этот тип очень ранимым ко всякого рода критике, нетерпимым к бурному проявлению положительных эмоций.

Внушаем по экстратимной сенсорике, то есть любит людей сильных, волевых, целеустремлённых. Сам является достаточно уступчивым типом, не любящим противостоять волевому напору.

Нуждается в обеспечении ему интратимной этики – создании комфортных, благоприятных отношений.

Седьмая функция – экстратимная интуиция. Спокойно обсуждают перспективы каких-либо идей, пока они не покажутся слишком «розовыми» и не войдут в противоречие с его дальновидностью и трезвым реализмом.

Восьмая функция – интратимная логика – делает этот тип весьма тактичным в обсуждении вопросов, связанных с алогичностями в поведении партнёра.

© 1992 Панченко А. Л. «Алгоритм развивающего валеологического рефрейминга».

Описание психотипа по Стратиевской

Блок «эго». 1-я позиция. Программная функция. Интуиция времени

Бальзак живёт по принципу «поспешай медленно» и очень не любит, когда ему навязывают другие темпы.

Можно только позавидовать тому, что он никогда никуда не спешит и никогда никуда не опаздывает. (У него даже намеренно опоздать не получается.) Транспортные неурядицы и «пробки» на дорогах, похоже, никак не усложняют его жизнь: несмотря ни на что, он всегда прибывает вовремя.

В его жизни никогда не случается ничего непредвиденного, потому что он всё умеет предвидеть. Совпадение собственных прогнозов довольно рано перестаёт его и удивлять, и радовать. Он как будто рождается со знанием всего того, что произойдёт с ним в будущем, и всего того, что уже происходило в далёком прошлом. Это, казалось бы, огромное преимущество перед остальными оборачивается для него существенной проблемой – иногда ему становится скучно жить. Настолько хорошо он всё предвидит, что для него как будто не существует в жизни сюрпризов.

Бальзак не торопится одаривать всех и каждого своими предсказаниями, он не идёт работать «гадалкой». Для него умение видеть «сквозь время» слишком естественно для того, чтобы делать из этого «аттракцион». Бальзак предпочитает роль учителя, анализирующего совершаемые ошибки и предостерегающего от их повторения.

Как это ни печально, но Бальзак со свойственным ему пессимизмом часто выполняет функцию того самого сказочного камня, который предрекает: «Пойдёшь направо – коня потеряешь, пойдёшь налево – голову сложишь…» И вроде бы не остаётся никаких других возможностей, кроме как повернуть назад.

Бальзак не тот, кто будет воспевать «безумство храбрых». Наоборот, он сочтёт своим долгом своевременно предостеречь от безрассудных поступков, предупредить о всех возможных опасностях, указать на самый неблагоприятный ход событий.

Бальзак обладает способностью в последовательности любых явлений своевременно увидеть самое слабое звено. Он также не сочтёт за труд проанализировать, какие скрытые опасности оно в себе таит, и какие грядущие неприятности за собой повлечёт.

Бальзак, как никто другой, видит изначальную обречённость многих предприятий или ошибочность многих несвоевременных начинаний. Но при всём своём пессимизме Бальзак, в отличие от некоторых других интуитов, не предрекает близкого конца света. (Он вообще против того, чтобы нагнетать общественную истерию посредством мрачных прогнозов.)

Бальзак любит философски смотреть на происходящее, поэтому «утешает» изречениями типа: «всё проходит», «все мы там будем», «завтра ещё не конец света», «это пройдёт»…

Бальзак считает, что всё приходит вовремя к тому, кто умеет ждать. Бальзак умеет ждать. Он умеет заполнить время ожидания так, что оно растянется на всю жизнь, не причинив его планам никакого ущерба.

Бальзак умеет быть хозяином собственного времени – это позволяет ему чувствовать себя независимым. Бальзак умеет не подчиняться обстоятельствам – он предпочитает их использовать. Не имея привычки обольщаться или заблуждаться на свой счёт, он способен реально оценить собственные возможности в конкретных условиях, на определённом этапе.

Бальзак – единственный, кто видит самые скрытые и самые незаметные тенденции исторического развития общества. Он, как никто, чувствует взаимосвязь событий во времени, понимает, как происходящее сегодня влияет на дальнейший ход истории. О каком бы событии ни размышлял Бальзак, он видит его одновременно в настоящем, прошлом и будущем. И это для него не более, чем естественное восприятие всех жизненных явлений.

Следуя своему постоянному стремлению избегать возможных ошибок, Бальзак часто берёт на себя роль стороннего наблюдателя, чем даёт повод к обвинению в пассивном отношении к жизни.

Недостатком бальзаковских предостережений является отсутствие в них позитивной альтернативы, вследствие чего они часто «замораживают» чью-то деловую активность. При всём стремлении Бальзака предотвратить количество совершаемых в мире ошибок их не становится меньше. Хотя бы потому, что отказ от намеченных планов во избежание опасностей, сопутствующих их осуществлению, уже сам по себе может быть ошибкой.

Блок «эго». 2-я позиция. Творческая функция. Деловая логика

Время Бальзака заполнено делами либо размышлениями о том, как их лучше сделать. Бальзак лучше всего работает там, где менее всего на него давят, влияют, отвлекают или мешают, где наименьшая вероятность ненужной суеты, суматохи, штурмовщины, этических «разборок» или интриг в коллективе.

Внутренне глубоко независимый, Бальзак в любом деле стремится быть свободным от обстоятельств. Какой бы ни был напряжённый режим на производстве, на него это не повлияет: он методично и спокойно отрабатывает свой рабочий день, удобно и размеренно распределяет свои силы, чередуя разные виды работ и разные виды нагрузок.

Бальзак педантично следует заданным указаниям. Если ему предписана определённая последовательность работы, он её неукоснительно выполняет. Но там, где от него требуется только конечный результат, а промежуточная последовательность не важна, он предпочитает следовать собственному плану работы и, по возможности, собственным рациональным методикам.

Очень усидчив, с удовольствием занимается трудоёмкой кропотливой работой, тщательно прорабатывает детали. Прежде чем сдать работу, внимательно её проверяет, стараясь не допустить ошибок. Для Бальзака очень важно, чтобы анализ ошибок в его работе был своевременным и, главное, конструктивным.

Постоянно заботится об уровне своей квалификации. Всегда благодарен за ценные указания и советы по работе.

Очень переживает, когда его работа не получает высокой оценки – это наводит его на мысли о собственной «профнепригодности». Иногда приходит к выводу, что принесёт больше пользы, работая консультантом, инструктором, методистом, контролёром, чем простым исполнителем.

Очень любит, когда к нему на инструктаж присылают новых работников. Бальзак обожает инструктировать – это его «звёздный час», которого он всегда с нетерпением ждёт.

Не рекомендуется учить Бальзака, в каком порядке ему следует осуществлять свои планы, когда и как ему заниматься своими делами. И уж тем более не сто́ит его поучать, что и как надо делать. Он предпочитает не иметь дело с теми, кто знает, «как надо»: он из тех, кто для себя лучше это знает.

Главное, он знает, сто́ит ли выполнять это дело вообще. В первую очередь, по его мнению, следует основательно продумать, что это за дело, кому и для чего оно нужно, и чем именно он в этом деле может быть полезен.

Если ему дать какую-то работу, но не назначить срок её выполнения, Бальзак вообще не сочтёт это заданной работой – он либо забудет о ней, либо проигнорирует. Ему необходимо аргументированно объяснить, для чего она нужна, и как скоро требуется её исполнение. Только после этого он сможет воспринимать задание всерьёз. Такой подход к делу объясняется стремлением не делать ничего лишнего, не делать того, что никому не нужно.

Для Бальзака, как для любого представителя 3-й квадры, очень важно сознание собственной востребованности – он не сделает того, что никому не нужно, он хочет быть свободным для дел, которые кому-то действительно нужны. Бальзак подрядится на бесполезную работу только в том случае, если он до этого был безработным, и ему сейчас не на что жить. Но впоследствии он постарается найти себе более удачное применение.

Бальзак из тех, кто «7 раз отмерит» и ещё 100 раз подумает, прежде чем «отрезать». Бальзак обязательно подумает и о последствиях своего соучастия в чём-либо. Бальзак старается никогда и ничем не рисковать. Он не из тех, кто примыкает к оппозиции или к диссидентскому движению, хотя и может поддерживать личные отношения с отдельными его представителями. Да и зачем ему, если он умеет дождаться нужной ему политической ситуации и использовать её для реализации своих планов.

Блок «суперэго». 3-я позиция. Нормативная функция. Сенсорика ощущений

Бальзак старается сделать всё необходимое для устройства собственного быта. Дом Бальзака – не только его крепость, это и его духовный и интеллектуальный «оазис», где непременно должны находиться его любимые и дорогие ему вещи: любимые книги, любимая музыка, любимые портреты и фотографии на стенах, любимые памятные подарки на полках.

Бальзак может уютно устроиться и в одной маленькой комнатке – главное, чтобы нашлось место для его «любимого» кресла и для его книг. Бальзак любит удобную мебель, не важно, какого стиля; любит приглушённое, тёплое освещение. Любит растопить камин зимним вечером, любит шум дождя за окном.

Бальзак старается запасаться «на чёрный день» всем необходимым. Недуализированный Бальзак по возможности закупает всего по 2-4-6-8. Достоверный факт: один из представителей этого типа оборудовал у себя дома уютный и удобный подвальчик, куда нанёс всё нужное «на случай войны».

Бальзак очень ценит собственный комфорт и душевный покой. Старается создавать вокруг себя уютную и удобную микросреду. С удовольствием окружает себя красивыми вещами. Любит собирать небольшие коллекции произведений искусства, делать себе памятные подарки.

Прекрасно чувствует себя в уютной и доброжелательной обстановке. Любит наносить визиты в хлебосольные и гостеприимные дома (но только будучи уверенным, что ему там действительно рады). Охотно принимает приглашения на вечеринки в приятную и интересную компанию. Заранее беспокоится о том, как провести наступающие праздники. Любит принимать у себя ограниченный круг близких друзей, угощая не только вкусной едой, но и приятной интеллектуальной беседой об анализе последних событий в области культуры, искусства и политики. Вечер, проведённый без интеллектуально насыщенной беседы, Бальзак считает неудавшимся. (Поэтому успех «бальзаковских вечеров» в немалой степени зависит от умения его дуала Наполеона вовремя перестать лидировать и уйти на второй план., не мешая Бальзаку в его интеллектуальной инициативе.)

Бальзак всегда открыт для восприятия новых ощущений. Он с детским любопытством попробует новое кушанье. Со вниманием выслушает новую для себя музыку. Бальзаковскому вкусу не чуждо смешение музыкальных стилей – он может на одной кассете записать и тяжёлый рок, и музыку «барокко».

Впрочем, некоторые из представителей этого типа стараются не загромождать свой слух музыкой низкого качества, но это уже относится к стремлению Бальзака всемерно развивать свой художественный вкус и создавать себе условия повышенного комфорта – тогда он окружает себя вещами лучшего качества, одевается дорого, красиво и аккуратно (P. M. Горбачёва), старается быть в курсе всех художественных новинок: премьеры, модные выставки, концерты знаменитостей.

По той же причине Бальзак старается бережно относиться к собственному здоровью. По мере надобности следит за своим весом, соблюдает профилактические диеты, подвергает себя необременительному (по возможности) голоданию, питается здоровой растительной пищей.

Особое внимание уделяет отдыху и сну. У некоторых представителей этого типа складывается свой, индивидуальный режим работы и отдыха. Иногда Бальзак не видит для себя особого проступка в том, чтобы заснуть там, где ему это вдруг захотелось. Иной раз можно увидеть Бальзака спящим на рабочем месте или даже во время монотонной работы, продолжающего её автоматически делать руками, спящим во время урока, во время прослушивания музыкальной программы. Будучи посланным «на картошку», Бальзак может уютно устроиться на грядке и спать. (Кутузов, как известно, мог заснуть на военном совете.)

Тем не менее сенсорика ощущений – это та область, которую Бальзак старается в себе развивать до общепринятого уровня. Его успехи на этом поприще – залог его успешной дуализации: старание Бальзака эстетично выглядеть и оформить свой быт надлежащим образом вознаграждается вниманием и высокой оценкой его дуала Наполеона, у которого с чувством собственного достоинства и природным эстетическим вкусом всё обстоит хорошо, и он не потерпит рядом с собой «невзрачного замухрышку». (Известны случаи неудавшейся дуализации у Бальзаков с недоразвитой до норматива сенсорикой ощущений.) Поэтому при всём нежелании Бальзака сделать над собой лишнее волевое усилие, он вынужден тщательно заниматься собственной внешностью, добротно и со вкусом благоустраивать свой быт и почаще «выходить в свет», где у него гораздо больше шансов встретить своего дуала, чем сидя дома в собственном уютном кресле.

Блок «суперэго». 4-я позиция. Мобилизационная функция. Этика эмоций

Проявляется в стремлении Бальзака оградить себя от сильного эмоционального воздействия, в нежелании втягиваться в напряжённый эмоциональный режим.

Бальзак считает необходимым подчинять свои эмоции рассудку – это его незыблемое правило, которого он неукоснительно придерживается сам, и постоянно внушает своему окружению.

«Трагинервических явлений, девичьих обмороков, слёз…» Бальзак действительно терпеть не может, и в своём стремлении избежать их любой ценой он часто ведёт себя до такой степени неэтично, что сам же невольно их и провоцирует.

Стремясь быть предельно сдержанным в проявлении собственных чувств, стараясь ничем не обнаружить своё истинное эмоциональное состояние, из опасения вовлечься в какую-нибудь этическую интригу, Бальзак неосознанно ведёт себя самым интригующим образом, чем постоянно навлекает на себя риск самого бурного выяснения отношений. Напуская на себя демонстративно безучастный вид, он на самом деле часто создаёт ложно многозначительную «маску», которая одновременно и интригует, и раздражает. Во всяком случае, у многих из его партнёров возникает желание её сорвать и разглядеть истинное его лицо. Часто бывает так: чем больше «таинственности» он на себя напускает, тем «круче» с ним разбираются.

«Напускное безразличие» Бальзака нередко является для него средством «этической разведки» во взаимоотношениях с партнёром, проверкой заинтересованности партнёра в дальнейшем развитии отношений. Эмоционально уязвимому, легкоранимому, неуверенному в своей привлекательности Бальзаку чрезвычайно важно знать степень заинтересованности в нём партнёра. Иногда он использует для этого такой «трюк»: заговорив с партнёром о чём-нибудь первостепенно значимом, он вдруг делает паузу и как будто отвлекается на что-то незначительное, незаметно наблюдая за поведением партнёра и выжидая, когда и как он проявит интерес к затронутой теме. Во взаимоотношениях с Наполеоном это ещё и способ дисциплинировать постоянно рассеивающееся внимание своего дуала, попытка сосредоточить его внимание на себе, а также – что очень важно в процессе дуализации – попытка соизмерить значимость собственных ценностей с ценностями своего партнёра.

Само собой разумеется, Бальзак даже для себя не может объяснить истинную причину своей «невозмутимости» (а загадочности в себе он вообще никакой не видит и никогда её намеренно не напускает – он ведь не этик, а логик). Чаще всего он ведёт себя таким образом только из желания оградить себя от психологического дискомфорта, который он видит в эмоционально перенасыщенном психологическом режиме. Именно поэтому, как он считает, единственная возможность для него подстраховаться – это создать видимость невозмутимости. Но поскольку это делается, главным образом, в этических ситуациях, его партнёры часто чувствуют себя оскорблёнными его безразличием, тем более напускным. Вот и получается, что предусмотрительный Бальзак первый становится жертвой собственной подстраховки.

Ещё хуже получается, когда Бальзак начинает «выравнивать» эмоциональное состояние партнёра, ободряя его взглядом или словом. Само по себе это, возможно, и неплохо, но в сложной этической ситуации такое поведение обычно воспринимается не только как «моральная поддержка», но и как обнадёживание, что приводит к очередному выяснению отношений со всеми вытекающими эмоциональными последствиями.

Проявление собственных эмоций для него также не обходится без осложнений. Из-за вечного страха быть неправильно понятым при естественном их проявлении или при намеренном их сокрытии Бальзак постоянно пребывает в растерянности, когда дело касается выражения его собственных чувств. Тут он сталкивается со многими проблемами одновременно: иногда он просто не может в себе разобраться – его чувства кажутся ему либо недостаточно определёнными, либо слишком противоречивыми. Кроме того, он не всегда может найти подходящую форму для их выражения и не каждому позволит помочь себе выразить свои чувства. Часто он боится сказать что-нибудь лишнее, чтобы не обнадёживать человека и не заставить потом страдать. Часто собственные эмоциональные возможности кажутся ему недостаточно изученными. Он может проявлять свои чувства в такой «мудрёной» форме, как забота о судьбе своих отношений с партнёром, предостерегая его от связи с собой, «недостойным». Он может наговорить о себе много несправедливого и неприятного, предоставляя судить, «какие розы нам заготовил Гименей». Причём, поскольку всё это говорится уверенным и рассудительным тоном, мало кто заподозрит за всем этим нагромождением противоречивых доводов элементарную неуверенность в себе.

К сожалению, избавлять Бальзака от неуверенности в себе – это долгий, мучительно тяжёлый и зачастую неблагодарный труд. Один только Наполеон – его дуал – может справиться с этим заданием успешно. Не утруждая себя размышлениями о противоречивости бальзаковской этики, он естественно вовлекает его в свою наивную, бесхитростную и искренне-доброжелательную эмоциональную игру. Практика показывает, что никакой другой этик, даже ближайший к нему по квадре Драйзер не в состоянии успешно справиться с бальзаковскими «этическими головоломками».

Бальзака всегда пугают и раздражают неадекватно выраженные эмоции, независимо от того, положительные они или отрицательные. Достаточно одного неумеренного восклицания, чтобы он почувствовал себя плохо. Поэтому Бальзак болезненно воспринимает любой разговор на повышенных тонах. Независимо от того, деловой это разговор или выяснение отношений, он плохо себя чувствует в сплошном потоке насыщенных эмоций. Бальзак не терпит раздражённого тона, но он обречён всю жизнь с этим сталкиваться: в детстве он страдает от раздражения родителей и воспитателей, в зрелые годы он раздражает начальство и сослуживцев. Раздражать, опять же, может чем угодно: старомодными манерами, медлительностью или неловкостью движений, монотонностью голоса, кротким или испуганным видом – да мало ли чем, если дело не столько в нём самом, сколько в неудобных отношениях, в которые он постоянно попадает (как, впрочем, и каждый из нас).

Что уж тогда говорить об истериках со слезами и упрёками, о скандалах с битьём посуды и «сердечными припадками» с валерьянкой и «неотложкой»… Для Бальзака это – просто кара Господня, только непонятно, за какие грехи. Попадая в водоворот истерик, да ещё сопровождаемых силовым давлением, Бальзак испытывает панический ужас – состояние, из которого он не знает, как вырваться. Поэтому в такой момент способен совершить самый дикий, самый неожиданный поступок. (Например, подобно Пьеру Безухову, замахнуться на жену мраморным столиком.)

В любой этически неловкой ситуации Бальзак чувствует себя очень неспокойно. Иногда в поисках выхода он усугубляет создавшееся напряжение, уже не рассуждая, прав он или виноват, стремясь как можно скорее «исчерпать» ситуацию, чем бы ему это ни грозило. В такие минуты он способен на поступок, о котором, возможно, потом будет сожалеть, но в данную минуту это для него не имеет значения – его рассудок полностью подчинён водовороту эмоций, перед которым он беспомощен, и потому себе не принадлежит.

Ослепление эмоциями для Бальзака равносильно безумию. То же самое он думает и о других. Поэтому боится и ненавидит проявление социально-политической истерии в любой её форме. Как только появляется очередной политический лидер-маньяк или новоявленный пророк-психопат, Бальзак «уходит» в свой благоустроенный подвальчик и затворяется там до лучших времён или спасается где-нибудь «за океаном».

После всех пережитых им в реальной жизни потрясений лёгкая эмоциональная разрядка в виде «страшной сказки на ночь» (какого-нибудь фильма ужасов) для Бальзака – не более, чем детская забава. Излюбленный киножанр – комический некротриллер (типа «Семейки Аддамсов»).

Юмор Бальзака – своего рода способ интеллектуально-эмоционального «возмездия». Иногда выражается как реакция на ощущаемый им психологический дискомфорт:

Теперь, заране торжествуя,
Он стал чертить в душе́ своей
Карикатуры всех гостей.

Иногда бальзаковский юмор выражается в форме очень удачных эпиграмм. Иногда это просто тонкая ирония, окрашенная в мрачные тона. Бальзаковский «чёрный» юмор отличается своеобразной некроориентацией. Может Бальзаки, в отличие от Гамлетов, и не философствуют над черепами своих друзей, но довольно часто шутят на эту тему. У Бальзаков к вопросу смерти с детства формируется философски-ироничное отношение. (Дети-Бальзаки часто развлекаются рисунками «скелетиков», «жутиками» и «страшилками».)

Блок «суперид». 5-я позиция. Суггестивная функция. Волевая сенсорика

Бальзак уважает сильных, хорошо понимающих свои цели людей, не пасующих перед трудностями и уверенно пробивающих себе дорогу – именно этими качествами обладает его дуал Наполеон.

Бальзак никогда не стремится лидировать, предпочитая оставаться фигурой «№ 2» – «теневым» лидером при могущественном покровителе.

Простой и демократичный по натуре, он не кичится достигнутым высоким положением и своими влиятельными связями. Прекрасно зная, что «всё проходит», Бальзак не из тех, кто положит жизнь и здоровье ради блестящей карьеры. Даже находясь на вершине власти, он, в первую очередь, человек, не скрывающий своих слабостей, вкусов и привычек.

Тем не менее, Бальзак обладает глубоким чувством собственного достоинства. Умеет уважать достоинство другого и умеет требовать уважения к себе.

Хотя именно потребовать Бальзаку трудно. Он из тех, кому трудно «собрать волю в кулак». Бальзак не умеет и не любит подчинять кого-либо своей воле. Он также не переносит прямого волевого давления на себя. (Волевое воздействие Наполеона, реализованное этическими манипуляциями, не воспринимается им как подавление собственной личности. В то время как прямолинейное волевое воздействие – волевая сенсорика Жукова, Максима Горького или Драйзера, равно как и демонстративная напористость Гюго – его подавляет.)

Для Бальзака характерно постоянное полурасслабленное состояние. Бальзак предпочитает не делать лишних волевых усилий, старается очень экономно расходовать свою физическую энергию. Ни в какую, даже самую увлекательную работу он не будет вкладывать больше сил, чем это диктуется объективной необходимостью. Он не из тех, кто будет максимально «выкладываться» на «голом энтузиазме». Бальзак требует уважения к собственному труду и достойной его оплаты.

Деньги для Бальзака имеют немаловажное значение (хотя некоторые представители этого типа относятся к их отсутствию с философским спокойствием: «Деньги – это всего лишь деньги: они приходят и уходят»). Тем не менее, Бальзаком глубоко и серьёзно осознаётся преимущество денег, как реального рычага силы и власти. Редко встретишь Бальзака, спокойно воспринимающего их отсутствие при наличии «минуса» в банке. Наоборот, многие из них видят в деньгах не только поддержку для себя, но и гарантированную возможность реализовать давно намеченные планы («Лишь захочу – воздвигнутся чертоги…»).

Накопление денег для Бальзака – это ещё и способ «консервации» собственного вложенного труда, возможность сохранения и разумного перераспределения собственных сил. Деньги для Бальзака – это «эквивалент силы», сэкономленный в юности для того, чтобы подкрепить грядущую старческую немощь.

Блок «суперид». 6-я позиция. Активационная функция. Этика отношений

Проблема бальзаковской этики уже в том, что она не находится в постоянном центре его внимания – это пассивная, устойчивая ценность его типа и не больше. Бальзак заинтересован в получении информации по этому аспекту, его воодушевляют искренний интерес и проявленная к нему симпатия. Доброжелательное отношение побуждает его на благородные душевные порывы, которые выражаются в конкретных дружеских услугах.

Те отношения, которые Бальзак может подчинять своему рассудку, складываются у него сравнительно благополучно: Бальзак предрасположен к тому, чтобы быть добрым и отзывчивым другом, заботливым семьянином, искренне любящим своих близких. Мягкий и уступчивый по натуре, умеющий (при желании) быть тактичным, деликатным и выдержанным, умеющий уважать чувство собственного достоинства, не терпящий интриги, не способный к намеренно дурным поступкам, Бальзак, казалось бы, застрахован от «этических неприятностей».

Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что и в этом плане у него возникает немало проблем. Простейший пример: Бальзак, незаметно для себя, имеет обыкновение обрывать разговор, как только он перестаёт быть для него содержательным, не заботясь об ощущениях неловкости, которые потом будет переживать его собеседник, и о том, какое мнение о его воспитанности он составит. В данном случае им только рассматривается фактор целесообразности продолжения «безынформативной» беседы и опасения по поводу «впустую» потраченного времени. Допустим, что этот единичный случай ещё не сулит серьёзных этических осложнений, но, поскольку отношения строятся из последовательной цепочки таких «единичных случаев», в каждом из них для Бальзака существует реальная опасность неосознанно проявить свою неэтичность, которая в условиях напряжённых интертипных отношений может восприниматься как осознанная или намеренная.

Проблемы начинаются уже тогда, когда отношения ещё только формируются: с одной стороны, в силу своей исключительной способности предвидеть Бальзак иногда с самого начала видит примерный ход развития событий, а это значит, что он может довольно быстро потерять к ним интерес, чем рискует обидеть своего партнёра и спровоцировать болезненное выяснение отношений.

Другой вариант, когда Бальзак вопреки собственному рассу

«Робеспьер» — Логико-интуитивный интроверт

 

Логико-интуитивный интроверт — «Аналитик» (Робеспьер, INTJ)

Описание по функциям

1. L — структурная логика

Умеет логично и убедительно излагать свои мысли. Строит схемы и концепции, четко отделяет главное от второстепенного. Разработав общую систему, конкретизирует ее, приближает к практике. Чистое теоретизирование, философствование, оторванные от жизни рассуждения — не для него. Правильность системы определяет по ее внутренней логической непротиворечивости. Формальные рамки системы легко видоизменяет. Предпочитает компактную, предельно сжатую информацию, хотя может и развернуть ее до необходимого объема. Хорошо видит возможности систем, формальных моделей и концепций. Дает объективную, часто нелицеприятную оценку их потенциалу. Частность умеет увязать с целым.

2. I — интуиция возможностей

Стремится улучшить или дополнить любую теорию или разработку. От его внимания не ускользают альтернативные идеи. Настойчиво восполняет пропущенные звенья интересующей его системы. Обладает способностью к генерации идей, мозговому штурму. Мыслит очень независимо. Разобравшись в проблеме, выдвигает принципиально новые решения. Идеи к нему приходят интуитивно — по догадке. Логика для него лишь способ оформления интуитивно полученной информации. Способен разобраться в запутанной, неясной проблеме. Интуитивно отыщет скрытые взаимосвязи. Недостаток фактов заменит воображением. Все глубже проникает в объект исследования.

3. R — этика отношений

Малообщительный человек. Ему очень трудно налаживать отношения с людьми. Делает усилие над собой, чтобы вести себя приветливо, входить в тесный контакт. Скрывает свою личную жизнь от посторонних. Не любит непрошенных гостей, не умеет их занять. В общении очень осторожен. Беседу поддерживает лишь тогда, когда она касается значимых для него тем. Дорожит уже сложившимися отношениями. Упорно сохраняет ту систему отношений, с которой свыкся. Не станет рвать отлаженные отношения, но и не будет цепляться за отношения, которые себя изжили. Безразличен к критике со стороны. Не боится отрицательного отношения к себе. С незнакомыми или непонятными ему людьми внутренне зажат, не чувствует, как себя с ними вести.

4. F — силовая сенсорика

Отношения между людьми оценивает по степени их легкости и не принужденности. Стремится к простым, демократичным отношениям. Тяжелые, напряженные отношения отбирают у него силы, делают пассивным. Мягкий и незлобивый человек, не обладает пробивной силой. Испытывает острую потребность в независимости, территориальной самостоятельности. Не умеет подчинять людей, плохо отстаивает свои повседневные интересы. В критических ситуациях нерешителен и неразворотлив. Хотя и сохраняет хладнокровие, но нуждается в подсказке, что и как делать. Игнорирует насилие, силовое давление. Очень уравновешен и выдержан. От него нельзя ничего добиться принуждением.

5. Е — этика эмоций

Его расслабляют и успокаивают дружелюбие, положительные эмоции. С удовольствием на них откликается, становится общительным и остроумным. Близким людям стремится доставлять радость. На близкой дистанции весел и приветлив. Свой оптимистический настрой передает партнеру. Если эмоции отрицательные, то откликается на них лишь тогда, когда считает их обоснованными. В противоположном случае отстраняется или пытается их погасить логическим анализом. Свои собственные эмоции включает, лишь когда переходит на близкую дистанцию или чувствует себя в привычной, освоенной обстановке. Иначе ведет себя холодно и отстраненно.

6. S — сенсорика ощущений

В быту скромен, согласен довольствоваться минимумом удобств. Однако действенная забота о его здоровье и комфорте поднимает строение, настраивает на оптимистический лад. Когда его бытовые и материальные проблемы решены, его энергичность возрастает — принимается за решение тех задач, которые были отложены до лучших времен. Стремится одеваться гармонично, без вычурности и искусственных украшений. Однако свой стиль находит не сразу. Чувствует себя неуютно, если одет нефункционально, неподобающим для ситуации образом. Когда его долго окружает дискомфорт, это ведет к накоплению отрицательных эмоций. Со временем его терпение может лопнуть, а ., накипевшее» выплеснуться наружу.

7. P — деловая логика

Хорошо оценивает перспективы новых затей и предприятий. Посоветует, как наладить непривычное смелое дело, что необходимо предпринять для его успеха. Однако сам деловитостью и предприимчивостью не отличается. Колеблется в деловой активности, долго думает, прежде чем на что-то решиться. Поэтому то слишком осторожен и бездеятелен, то, наоборот, внезапно идет на риск, надеясь на везение. В конкретном труде то тщателен и все уточняет, то спешит скорее его закончить и приступить к следующей работе. Сырой результат его не смущает: если надо, впоследствии вернется назад и переделает. В интересующей его области хочет знать, как действуют люди, по каким технологиям работают. На основе этой информации решает, как действовать самому. Но приобретенные трудовые навыки быстро утрачивает.

8. T — интуиция времени

Чувствует свою зависимость от хода времени. На встречи и мероприятия приходит вовремя. Гордится своей пунктуальностью и организованностью. Умеет так рассчитать свои силы, чтобы намеченную работу закончить точно к назначенному сроку. Однако к началу работы обычно приступает с запозданием, поэтому ближе к концу ускоряет темп, из-за чего страдает объем или качество работы. Ищет такие методы труда, которые позволяют экономить время. Очень не любит, когда время тратится бесполезно. Предупреждает о своей занятости, о наличии множества дел, которые нельзя отложить. Над ним властвует судьба, которую он не в силах переломить. Только те дела у него удаются, которые он начинает своевременно. Быстро забывает прошлые неудачи, но и от будущего не ничего хорошего.

Внешние признаки
Внешность ЛИИ имеет ряд характерных особенностей, позволяющих хорошо идентифицировать этот тип личности даже на расстоянии. Для него очень характерно аскетическое лицо. Об аскетизме можно говорить по двум причинам. Во-первых, само строение лица часто напоминает средневековые профили своей угловатостью, сочетанием крупных частей лица (обычно нос) с малыми (обычно подбородок), а также скулами и надбровными дугами. Во-вторых, выражение лица на расстоянии всегда воспринимается как совершенно безэмоциональное, суровое, хмурое. Цвет лица, как правило, бледный, бескровный.

Мужчины этого типа тяготеют к коротким стрижкам. Фигура у ЛИИ в большинстве случаев худая. Очень характерный признак, позволяющий уверенно предполагать принадлежность человека к данному социотипу, прогиб фигуры назад, несколько выпяченный живот. Походка ЛИИ — неуверенная, несколько виляющая. Иногда даже складывается впечатление, что он не знает, куда идти. В минуты возбуждения он действительно мечется из стороны в сторону, как бы прокладывая путь в пространстве наощупь. Одевается ЛИИ (мужчины) неброско, не желая привлекать к себе излишнее внимание. Однако для него характерны колебания в стиле одежды. Иногда он бросается из крайности в крайность: то наряжается по моде, то является в «затрапезном» виде. Стиль одежды женщин этого типа можно назвать французским — в нем прослеживается подчеркнутая оригинальность, нестандартность, желание выделиться.

Манера общения
ЛИИ ведет себя с незнакомыми людьми очень сдержанно, отчужденно, соблюдает далекую психологическую дистанцию. Первым инициативу знакомства не проявляет. Его речь очень четкая, логическая. Материал излагает очень связно. Есть склонность выделять интонацией и ударением наиболее значимые слова. Вначале обычно высказывает абстрактное положение, а потом приводит конкретный пример, иллюстрирующий или подкрепляющий эту мысль. Возможен и обратный порядок: вначале приводится ряд примеров, а затем следует обобщающий вывод. Логика его речи, особенно когда отстаивает какие-либо идеи во время спора, очень жесткая, категоричная. Лишние подробности всегда отсекает, его интересуют лишь общие закономерности. Во время беседы или выступления проявляет эмоциональность, которую в нем поначалу трудно заподозрить. Эмоции по мере возбуждения приобретают сильный, драматический характер. Глаза вспыхивают фанатичным блеском. Тем не менее старается вести себя при этом подчеркнуто корректно. Беседу поддерживает только тогда, когда она ему интересна. Своего мнения по безразличным для него вопросам не высказывает, предпочитает отмалчиваться.

Особенности поведения
Внимательно относится к людям, всегда дает возможность человеку высказаться. Так как считает, что у каждого человека есть какие-либо способности, старается, по крайней мере, не мешать человеку раскрыть их. Очень терпим к другим точкам зрения. Не отвергает сразу ни одно предложение, старается проверить все на деле. В поведении очень скрытен: не распространяется ни о своих делах, ни о личной жизни. Со стороны даже может показаться, что ее у него вообще нет. Для него характерно очень большое стремление к независимости. Его устраивает только полная свобода.

В деловой активности стремление к свободе сочетается с чувством ответственности. Нетребователен, а часто и безразличен к еде и ее оформлению. Увлекшись работой, отказывается от обеда. В быту скромен, согласен довольствововаться минимумом удобств. Часто имеет какое-либо увлечение, которому фанатично следует в течение длительного времени. При этом ему совершенно безразлично, что говорят о нем окружающие. Никогда не выпячивает свою жизненную позицию, живет своими интересами, не устраивающие его правила или приказания просто игнорирует. Большинству людей ЛИИ непонятен и от него стараются держаться на расстоянии.

Рекомендации
Вашей сильной стороной является аналитический ум, структурное мышление, умение уловить закономерности любого явления. Вы настроены на объективность и справедливость, при оценке людей руководствуетесь их вкладом в общее дело, а не личными симпатиями. В деле, которым Вы занимаетесь, всегда выделяете главное, отбрасывая лишние, несущественные детали. Вы также умеете строго логично изложить материал, донести основную идею до слушателей.

Проанализировав идею, установив ее важность и перспективность, Вы становитесь ее активным сторонником. Ваша творческая интуиция питает ее постоянно все новыми и новыми вспышками.

Вы наделены также способностью бережного обращения с конкретными людьми. Вы умеете заметить человека в деле и помочь раскрыть его способности, вселить веру в собственные силы.

Основная проблема Вашей жизни — это неумение активно отстаивать свои интересы и слабая уверенность в себе в конкретных жизненных делах. Вам свойственна нерешительность, у Вас отсутствует мгновенная реакция на изменение ситуации. Неоперативность, нединамичность может Вам повредить. Старайтесь смелее предъявлять свои права, если Вы уверены в их обоснованности.

Займитесь теми видами спорта, которые вырабатывают решительность и быстроту реакции, — теннисом, горными лыжами, автомобилизмом, боксом. Обязательно чередуйте умственный труд с физическим. Вам рекомендуются упражнения на концентрацию внимания, а также занятия, которые развивают это качество, например сбор грибов, ягод, ловля рыбы. Вы нуждаетесь в моральной поддержке своих начинаний. В вашем окружении должны быть люди решительно и оптимистически настроенные, которые бы Вас время от времени подталкивали, помогали преодолеть пессимизм и неверие в свои силы.

Другая Ваша проблема — неумение общаться с людьми, далекая психологическая дистанция, которая воспринимается окружающими как сухость, черствость, отчужденность. Иной раз Вы сознательно обрекаете себя на одиночество. Не будьте мрачным и угрюмым. Чаще улыбайтесь, будьте приветливы, но не заходите слишком далеко — Вам трудно отказать людям. Осторожно выбирайте круг необходимых для Вас контактов, чтобы избежать переутомления и ненужных Вам этических проблем. Старайтесь не терять налаженных эмоциональных связей. Вы многим можете помочь своей рассудительностью и пониманием. Учтите, что не все могут так же успешно анализировать события и абстрагироваться от эмоций, как Вы.

Старайтесь воспитывать в себе нормы общепринятой этики и следуйте им повседневно. Считайтесь с интересами других людей. Старайтесь глубже вникать в проблемы каждого, если хотите, чтобы они с Вами сотрудничали. Помните, что человека обижает поверхностное, невнимательное отношение к нему.

Гуленко В.В., Молодцов А.В. — Введение в соционику

INFJ Интровертное интуитивное суждение с чувством

Интровертное интуитивное суждение с чувством

INFJ отличаются как сложностью характера, так и необычным диапазоном и глубиной их талантов. Сугубо гуманные в мировоззрении, INFJ склонны быть идеалистами, и из-за своего предпочтения J закрытию и завершению они обычно «деятели», а также мечтатели.Это редкое сочетание дальновидности и практичности часто приводит к тому, что INFJ берут на себя непропорционально большую ответственность за различные причины, к которым, похоже, привлечено так много из них.

INFJ глубоко озабочены своими отношениями с людьми, а также состоянием человечества в целом. На самом деле их иногда принимают за экстравертов, потому что они кажутся такими общительными и искренне интересуются людьми — продукт Чувства они охотнее всего демонстрируют миру.Напротив, INFJ — настоящие интроверты, которые могут быть эмоционально близкими и удовлетворенными только с несколькими избранными из их давних друзей, семьи или очевидных «родственных душ». Хотя инстинктивно Ухаживая за личными и организационными требованиями, которые постоянно предъявляются к ним другими, через определенные промежутки времени INFJ внезапно замыкаются в себе, иногда закрывая даже своих близких. Этот кажущийся парадокс — необходимый им спусковой клапан, предоставляя как время для восстановления своих истощенных ресурсов, так и фильтр, предотвращающий эмоциональную перегрузку, к которой они столь восприимчивы, как врожденные «дающие».»Как образец поведения, это, пожалуй, самый сбивающий с толку аспект загадочного персонажа INFJ. для посторонних и, следовательно, наиболее часто неправильно понимаемый — особенно теми, кто не имеет большого опыта с этим редким типом.

Частично из-за уникальной перспективы, создаваемой этим чередованием отстраненности и вовлеченности в жизнь окружающих их людей, INFJ могут иметь самое ясное представление из всех типов о мотивах других людей к добру и злу.Однако наиболее важным фактором, способствующим этому сверхъестественному дару, являются эмпатические способности, часто обнаруживаемые у F, которые, кажется, особенно усиливаются у INFJ-типа (возможно, из-за доминирования интровертной функции N).

Это сочувствие может служить классическим примером обоюдоострого характера некоторых талантов INFJ, поскольку оно может быть достаточно сильным, чтобы вызывать дискомфорт или боль в негативных или стрессовых ситуациях. Более явные внутренние конфликты также не редкость в INFJ; это Можно предположить, что причины некоторых из них могут лежать в конкретных комбинациях предпочтений, которые определяют этот сложный тип.Например, иногда может происходить «перетягивание каната» между видением NF и идеализмом и практичностью J, которая требует компромисс ради достижения самых приоритетных целей. И комбинация I и J, возможно, усиливая самосознание, может затруднить для INFJ выражать свои самые глубокие и запутанные чувства.

Обычно INFJ легче самовыражаться на бумаге, поскольку они, как правило, обладают хорошими навыками письма. Поскольку к тому же они часто обладают сильной личной харизмой, INFJ обычно хорошо подходят для «вдохновляющих» профессий, таких как преподавание. (особенно в высшем образовании) и религиозное лидерство.Психология и консультирование — другие очевидные варианты выбора, но в целом INFJ могут быть исключительно трудными для классификации их карьеры. Возможно, лучший пример этого — технический поля. Многие INFJ ощущают себя в невыгодном положении, когда сталкиваются с мистикой и формальностью «жесткой логики», и с академической точки зрения это может вызвать тенденцию к тяготеют к гуманитарным наукам, а не к наукам. Тем не менее, значительное меньшинство INFJ, которые продолжают учебу и делают карьеру в последних областях, как правило, так же успешны, как и их T-коллеги, поскольку это * iNtuition * — доминирующая функция. для типа INFJ — который определяет способность понимать абстрактную теорию и творчески ее реализовывать.

По-своему INFJ являются такими же «строителями систем», как и INTJ; разница заключается в том, что большинство «систем» INFJ основаны на людях и человеческих ценностях, а не на информации и технологиях. Их системы могут по этим причинам быть концептуально «более расплывчатый», чем аналогичные NT, их труднее измерить в строгих числовых терминах и легче принять как должное, — тем не менее, именно те же самые основные причины делают итоговый вклад в общество таким важным и глубоким.

За своей тихой внешностью, INFJ обладают глубокими убеждениями в самых важных вопросах жизни. Активисты — INFJ тяготеют к такой роли — служат делу, а не ради личной славы или политической власти.

INFJ — защитники угнетенных и угнетенных. Они часто оказываются после чрезвычайных ситуаций, спасая тех, кто находится в тяжелом бедствии. INFJ могут фантазировать о мести тем, кто преследует беззащитных.Концепция поэтического справедливость »обращается к INFJ.

«В Дании есть что-то гнилое». INFJ, относящиеся к мотивам других людей с подозрением, нелегко вести за собой. Это люди, которых редко можно обмануть в любое время. Несмотря на то, что они приветливы и симпатичны большинству, они избирательны в отношении своих друзей. Такая дружба — это симбиотическая связь, выходящая за рамки простых слов.

INFJ обладают способностью свободно говорить и общаться.Кроме того, невербальная чувствительность позволяет INFJ хорошо узнавать и быть знакомыми другим.

Письмо, консультирование, общественная служба и даже политика — это области, в которых INFJ часто находят свою нишу.

(INFJ означает интроверт, интуитивно понятный, чувство, суждение и представляет предпочтения человека в четырех измерениях, характеризующих тип личности, согласно теориям типа личности Юнга и Бриггса Майерса.)

Какой у вас тип личности? Пройди тест!

На основе концепции когнитивных функций Юнга

Интровертная интуиция

Интуитивные интроверты, INFJ обладают большей ясностью восприятия внутренние, бессознательные процессы, чем все, кроме их кузенов INTJ.Как только Типы SP общаются с объектом и «живут здесь и сейчас» физический мир, INFJ с готовностью улавливают скрытые психологические стимулы позади более наблюдаемой динамики поведения и аффекта. Их удивительная способность выводить внутреннюю работу ума, воли и эмоции других дают INFJ репутацию пророков и провидцев. В отличие от сдерживающего, рутинного характера интровертных ощущений, интровертная интуиция позволяет этому типу действовать проницательно и спонтанно, поскольку уникальные решения возникают на индивидуальной основе.

Экстравертное чувство

Экстравертное чувство, вспомогательная решающая функция, выражает диапазон эмоций и мнений о людях, для людей и о них. INFJ, например многие другие типы FJ оказываются в ловушке между желанием выражают свои богатые чувства и моральные заключения о действия и отношения других, а также осознание последствий безудержной откровенности. Некоторые изливают сопутствующие эмоции наедине, чтобы надежные союзники.Такие доверенные лица выбираются с осторожностью, поскольку INFJ хорошо осознавая предательство, которое может жить в сердцах смертных. Это конкретное сочетание интровертной интуиции и экстраверта. чувство обеспечивает INFJ сырьем, из которого вожатые сформированы.

Интровертное мышление

Мышление INFJ интровертно, обращено к объекту. Возможно, именно тогда, когда действует мыслительная функция INFJ, они наиболее отчуждены.Товарищ мог предположить, что такая отстраненность сигнализирует разочарование, что и ее сардонические глаз того, кто проникает в глубины человеческого духа. Опыт предполагает, что такое дистанцирование является просто признаком того, что видящий усердно работает и сосредотачивает энергию на этом менее эффективном третичном функция.

Экстравертное восприятие

INFJ вдвойне наделены ясностью видения, как внутреннего, так и внутреннего. внешний.Так же, как они обладают внутренним видением, которое тянется к формам бессознательного, они также обладают внешним чувственным восприятием, которое легко овладевает мирскими объектами. Однако ощущение — это самый слабый из арсенала INFJ и самый уязвимый. INFJ, например их коллеги-интуитивы могут быть настолько поглощены интуитивным восприятием что они перестают обращать внимание на физическую реальность. INFJ под стресс может стать жертвой различных форм немедленного удовлетворения. Осознание экстравертного восприятия, вероятно, является источником «SP wannabe «сторона INFJ.Многие стремятся жить спонтанно; это не Нечасто для INFJ-актеров берут на себя роль SP (часто ESTP).

(Джо Батт и Марина Маргарет Хейсс — опубликовано по лицензии)

Интровертный и интуитивный? Давайте поговорим об одиночестве

Нам нравится быть в одиночестве, интровертам.

Где-нибудь мы можем закрыть дверь для людей вокруг нас — толпы, болтовни, зрелища всего этого — и погрузиться в наши самые глубокие мысли.

Нам нужно это время для подзарядки. Немного побыть в одиночестве; небольшое созерцание — вот как мы соединяемся с нашей сокровенной мудростью. Уединение — кислород для души.

Но чувствовать себя одиноким?

Это не часть истории.

Тонкая грань между одиночеством и одиночеством

Долгое время интроверсия получала плохую репутацию. Посторонние (читай: экстраверты) часто путали наше стремление к уединению с одиночеством — отстраненностью от внешнего мира.И все мы знаем, что одиночество — ОЧЕНЬ ПЛОХО. Что касается физического вреда, одиночество связано с проблемами сна, слабоумием, сердечными заболеваниями и даже преждевременной смертью. Это так же плохо, как выкуривать 15 сигарет в день.

Недавно отношение изменилось. Люди начинают осознавать тот факт, что интроверты ценят одиночество больше, чем что-либо еще. Как и всем остальным, нам нужен человеческий контакт, чтобы чувствовать себя целеустремленными. Но для того, чтобы наслаждаться человеческим контактом, нужно побыть в одиночестве.Итак, для интровертов одиночество — приятный опыт. Уединение заряжено положительно.

Одиночество, напротив, заряжено отрицательно. В одинокие времена мы чувствуем себя грустными, изолированными и бессильными. Мы тоскуем по привязанности, которой просто нет. Это как зверь, царапающий наши сердца.

Кажется, наступил переломный момент, когда одиночество больше похоже на одиночество, чем на омоложение. Это скользкая концепция, поскольку одиночество означает разные вещи для разных людей. Некоторые экстраверты могут чувствовать себя одинокими, проведя один вечер в одиночестве; некоторые интроверты могут прожить месяцы с минимальным взаимодействием и чувствовать себя прекрасно.Другие могут быть окружены друзьями, которые заботятся о них, но все равно чувствуют себя одинокими. То, что мы ищем, — это сладкое место Златовласки: достаточно уединения, чтобы мы должным образом отдохнули, но не настолько, чтобы мы оказались в ловушке хронического состояния отчуждения.

Одиночество — не плач для людей

Интровертам трудно обнаружить чувство одиночества. Мы склонны знать, когда мы чувствуем гнев, тревогу, вину или подавленность, потому что эти эмоции связаны с тем, что произошло.Эти эмоции вызваны каким-то прошлым или будущим событием.

А вот одиночество — это отсутствие чего-то важного в настоящем. Намного труднее обнаружить что-то, чего не хватает, чем увидеть, что там есть. И еще труднее определить, когда то, чего вам не хватает — людей и человеческих отношений — это то же самое, что изначально заставляло вас бегать в одиночестве.

Я не могу утверждать, что понимаю экстравертов. Однако я полагаю, что им намного легче избавиться от этой врожденной жажды человеческого общения.Экстраверты получают энергию от людей. Они кажутся счастливыми, открывая широкую сеть в социальном плане, поэтому любое место, наполненное звуком и яростью, вероятно, даст им возможность взаимодействовать и получить некоторый уровень социальной поддержки. Для них это игра в числа.

Интроверты разные.

Когда мы признаем, что мы одиноки, это не приглашение оттащить нас в ближайший громкий бар, чтобы поговорить с незнакомцами. Это может на короткое время почесать зуд, но это плохая замена тому, что мы ищем.

То, что мы на самом деле ищем, — это конкретный человек или определенный тип людей, которые понимают нас и связываются с нами. Для интроверта одиночество — это не крик о людях, это крик о близости. Это то болезненное чувство, которое возникает, когда вам не хватает истинного понимания с тем, кто его просто понимает; тот, кто может сидеть с вами в созерцательной тишине и слушать, не вторгаясь. Когда мы находим кого-то, кто удовлетворяет эту потребность, это как вернуться домой.

К сожалению, этих людей немного, и они очень редки.За всю жизнь вы можете встретить всего полдюжины из них. И если в ваших отношениях с кем-то нет этого элемента близости, вы можете в конечном итоге почувствовать себя более разобщенным, чем просто одиночество.

Добавьте сюда интуицию и … у нас тут возникнет проблема.

Интуиция добавляет новое измерение

Интуитивы — особая порода. В отличие от Сенсоров, которые являются практичными людьми, интуитивные читают между строк. Они видят общую картину, видят возможности, думают о том, что может быть.Они мечтатели и идеаторы. Когда они думают, это обычно основано на шаблонах или ассоциациях, которые они создали за всю жизнь.

Когда дело доходит до одиночества, это имеет значение.

Давайте ненадолго остановимся и подумаем о профессиональных вмешательствах в борьбе с одиночеством. Вообще говоря, они сосредоточены на двух областях: предоставление возможности встречаться с людьми посредством организованных групповых мероприятий и улучшение социальных навыков, чтобы вы могли участвовать в беседе и общаться в позитивном ключе.Мне кажется, что оба подхода сложны для интровертов, но восприятие — это улучшающий фактор.

Интровертные сенсоры проявляют себя наилучшим образом, когда у них есть устоявшийся способ связи с другими. Если отбросить обобщения, они (в основном) счастливы присоединиться к установленным рабочим группам, спортивным командам, организованным общественным собраниям, религиозным группам и общественным организациям, которые дают возможность для комфорта и товарищества. Что еще более важно, сенсоры живут настоящим моментом и реагируют на вещи по мере их появления.Итак, когда они действительно встречают кого-то, с кем они чувствуют эту легкую искру связи, они гораздо лучше расположены, чтобы раздувать пламя.

Интуитивы, если не сказать точнее, экзистенциальны.

Что нам больше всего нужно, так это свобода и пространство, чтобы задавать вопросы, исследовать и возиться с идеями. Мы одержимы поисками настоящего смысла — видеть то, чего не видят другие. Мы хотим самоопределиться и жить своей жизнью. Мы хотим влиять на мир.

Чтобы достичь этого, мы часто проводим долгие периоды времени в одиночестве, погруженные в собственные мысли.Одиночество — это пространство, в котором мы живем, когда нам нужно поощрять самоанализ, творчество и личностный рост. Вот почему интуитивные интроверты не убегают от экстремальных периодов одиночества, а просто охотятся за ними.

И вот что интересно: иногда единственный способ получить доступ к этому уровню творчества, восприятия и нового мышления — это активно принять одиночество . Я много раз в своей жизни преодолевал барьер между одиночеством и одиночеством, и ясно, что я был наиболее успешным, когда чувствовал себя наиболее одиноким.Другие люди обезболивают мое безумное внимание. Без одиночества я не могу вести эти глубокие и необходимые разговоры с самим собой.

Здесь начинают проявляться сложности комбинации «I» и «N». Потому что здесь мы имеем комбинацию Интроверта (человека, который преуспевает в определенном количестве одиночества) и Интуитивного (человека, живущего «за пределами» конкретного мира). В результате все обычные вмешательства одиночества, связанные с выходом на улицу и встречами с людьми, обречены на провал, потому что интуитивный интроверт всегда будет чувствовать себя оторванным и слегка «другим».«

Одиночество — это не просто побочный эффект личности ИН. Это слон в комнате.

Это хоть одиночество?

Нобелевский лауреат Герман Гессе, написавший «Степного волка» и «Сиддхартха» и, вероятно, INXP, сказал: «Мы должны стать такими одинокими, такими совершенно одинокими, чтобы уйти в свое сокровенное« я ». Это путь горьких страданий. Но затем наше одиночество преодолевается. , мы больше не одни, потому что мы обнаруживаем, что наше сокровенное «я» — это дух, что это Бог, неделимое.И внезапно мы оказываемся посреди мира, но не обеспокоены его множественностью, ибо в нашей сокровенной душе мы знаем, что мы едины со всем существом ».

В отличие от Гессена, я не особо духовен. Но я думаю, что его послание важно, потому что одиночество — это не просто поиск кого-то, с кем можно связаться. Речь также идет о глубоком соединении со своим собственным ощущением себя, чтобы вы не испарялись в присутствии других. Это особенно верно для INF, которые склонны брать на себя проблемы других, как если бы они были своими собственными.

Гессе говорит, что чем больше у нас связи с нашим внутренним «я», тем больше мы можем ориентироваться в мире на наших собственных условиях и тем меньше вероятность того, что мы будем страдать от болезненного одиночества.

У меня возникает последний вопрос: что чувствуют ИН, когда они говорят, что чувствуют себя одинокими? Хотя я думаю, что мы можем быть такими же одинокими, как и все остальные, я сомневаюсь, что мы воспринимаем это как разрушительную эмоцию. Когда я чувствую себя одиноким, это не обязательно плохое чувство. Я хочу занять себя.К тому же есть опыт, что в одиночестве можно кое-что получить — уточнить или скорректировать курс. Короткие периоды одиночества никогда не причиняли мне вреда, но были чрезвычайно полезны.

Это для всех одинаково? Я не психолог, и одиночество — это такой личный опыт. Но кажется разумным предположить, что когда дело доходит до одиночества, мотивация имеет значение. Одиночество — неотъемлемая и важная часть интуиции IN, а также нашего роста и самопонимания.Может ли быть так, что способность терпеть хотя бы некоторое одиночество может сделать нас еще более восприимчивыми, более индивидуализированными и более ответственными за нашу собственную реальность? Может ли это сделать нас лучше «N».

Интровертная интуиция (Ni) — рост личности

Интровертная интуиция (Ni) занимается пониманием того, как устроен мир, посредством внутреннего интуитивного анализа. Ni полагается на интуицию и интуицию, чтобы помочь им понять ситуацию. Интровертная интуиция не смотрит на видимое.Интровертная интуиция формирует внутреннюю карту и структуру того, как все работает. Карта медленно адаптируется и корректируется с течением времени, чтобы позволить пользователю лучше понять «общую картину вещей» и какие шаги нужно предпринять для достижения желаемого результата.

Интровертная интуиция извлекает фрагменты абстрактной информации и разбирается в ней. Его не столько интересуют конкретные факты, сколько суть идей и теорий и то, как все они сочетаются друг с другом. Они очень хорошо распознают закономерности.

Интровертная интуиция может чувствовать, что что-то не так. Они могут заметить тон голоса человека, кратковременную паузу или язык тела, которые несовместимы с их обычным поведением. Эти факторы наблюдаются более абстрактно, что затрудняет объяснение их вывода другим пользователям. Они просто получают общее ощущение или ауру ситуации.

Интровертную интуицию действительно можно сравнить с интровертным восприятием. Оба учитывают прошлые события и то, как они разворачивались.В то время как интровертное восприятие будет помнить факты и детали прошлого опыта, интровертная интуиция будет вспоминать суть того, что произошло, и то, как события в конечном итоге разыгрались. Пользователи Ni могут воспользоваться прошлым опытом, чтобы оценить текущую ситуацию, а затем использовать этот банк воспоминаний о том, что, по их мнению, произойдет, чтобы предвидеть, будет ли план успешным.

Пользователи

Ni также хорошо умеют создавать образы. Они понимают, как мир воспринимает людей. Они могут создать видение того, кем они хотят стать, и предпринять шаги для достижения своей цели.Например, пользователь Ni может заметить: «Если я надену здесь этот костюм и так расскажу свою историю, у меня есть хорошие шансы получить инвестиции в свой бизнес». Они понимают, какие предметы и события символизируют и как они могут использовать их в своих интересах.

Интровертная интуиция задает такие вопросы, как «что на самом деле здесь происходит?» или «где я чувствовал это раньше?» Интровертная интуиция — одна из самых сложных функций, которую нужно объяснить кому-то еще, у кого ее нет. Из-за этого Ни был назван «мистическим» и «экстрасенсорным».«И, конечно, это может показаться другим таким образом, но это более сложный и запутанный процесс, чем просто« магический »вывод.

Людям с интровертной интуицией было бы разумно развить свою функцию экстравертного чувства или экстравертного мышления. Пользователь Ni, который «слишком занят», может придумать некоторые нереалистичные и творческие интерпретации событий.

Помните, что интровертная интуиция хороша ровно настолько, насколько хорош весь опыт, полученный в их жизни. Отказ от нового опыта со временем приведет к снижению точности Ni.Экстравертное чувство и экстравертное мышление больше связаны с наблюдением за внешним миром. Это даст пользователю Ni чувство баланса и лучшее понимание того, что происходит за пределами его головы, а также поможет заземлить пользователя. Вхождение в новые ситуации и наблюдение без предвзятого предубеждения помогут человеку понять динамику мира. Пользователь Ni лучше сделает свои выводы после того, как опыт закончится, а не во время него.

Узнайте больше Описания когнитивных функций:

https: // personalgrowth.ru / когнитивные-функции /

INTJ Профиль



Интровертное интуитивное мышление, суждение
Марина Маргарет Хейсс

Профиль: INTJ
Версия: 3.1
Дата редакции: 17 октября 2009 г.


Посторонним может показаться, что INTJ излучают ауру «определенности», уверенности в себе. Эта самоуверенность, которую менее решительные люди иногда принимают за простое высокомерие, на самом деле носит скорее специфический, чем общий характер; его источник лежит в специализированных системах знаний, которые большинство INTJ начинают создавать в раннем возрасте.Когда дело доходит до их собственных областей знаний — а у INTJ их может быть несколько — они смогут почти сразу сказать вам, могут ли они вам помочь, и если да, то как. INTJ знают то, что знают, и, что еще более важно, они знают то, чего не знают .

INTJ — перфекционисты, обладающие бесконечной способностью улучшать все, что их интересует. Что мешает им хронически увязнуть в этом стремлении к совершенству, так это прагматизм, столь характерный для этого типа: INTJ применяют (часто безжалостно) критерий «Работает ли , ?» ко всему, от их собственных исследовательских усилий до преобладающих социальных норм.Это, в свою очередь, порождает необычную независимость разума, освобождая INTJ от ограничений авторитета, условностей или чувств ради самого себя.

INTJ известны как «Системные строители» этого типа, возможно, отчасти потому, что они обладают необычным сочетанием черт воображения и надежности. Независимо от того, над какой системой работает INTJ, для них это эквивалент моральной причины INFJ; могут прийти и перфекционизм, и пренебрежение авторитетом в игру, поскольку INTJ могут не щадить себя и других участников проекта.Любой, кто считается «бездельником», включая начальство, потеряет их уважение — и, как правило, будет об этом осведомлен; Известно также, что INTJ берут на себя выполнение критических решений без консультации со своими руководителями или коллегами. С другой стороны, они, как правило, скрупулезно и беспристрастно признают индивидуальный вклад, внесенный в проект, и обладают даром использовать возможности, которые другие могут даже не заметить.

В самом широком смысле, то, что INTJ «делают», обычно совпадает с тем, что они «знают».Типичный выбор карьеры INTJ — это наука и инженерия, но их можно найти везде, где требуется сочетание интеллекта и проницательности (например, юриспруденция, некоторые области академической науки). INTJ могут подняться до руководящих должностей, если они готовы потратить время на маркетинг своих способностей, а также на их развитие, и (будь то ради амбиций или желания конфиденциальности) многие также считают полезным научиться в какой-то степени имитировать поверхностного конформизма, чтобы замаскировать присущую им нетрадиционность.

Личные отношения, особенно романтические, могут быть ахиллесовой пятой INTJ. Хотя они способны глубоко заботиться о других (обычно это несколько избранных) и готовы тратить много времени и усилий на отношения, знания и уверенность в себе, которые делают их такими успешными в других областях, могут внезапно отказаться или вводить их в заблуждение в межличностных ситуациях.

Это происходит отчасти потому, что многие INTJ не сразу понимают социальные ритуалы; например, у них, как правило, мало терпения и меньше понимания таких вещей, как светская беседа и флирт (которые большинство людей считают половиной удовольствия от отношения).Ситуация усложняется тем, что INTJ, как правило, очень закрытые люди и часто могут быть по своей природе бесстрастными, что делает их легкими для неправильного понимания и неправильного понимания. Однако, возможно, наиболее фундаментальная проблема заключается в том, что INTJ действительно хотят, чтобы люди понимали и . 🙂 Иногда это приводит в своеобразной наивности », сходной с таковой у многих F — только вместо того, чтобы ожидать неиссякаемой привязанности и сочувствия от романтических отношений, INTJ будет ожидать неиссякаемой разумности и прямоты.

Вероятно, самые сильные активы INTJ в сфере межличностного общения — это их интуитивные способности и их готовность «работать над» отношениями. Хотя как Т. они не всегда обладают таким естественным сочувствием, как многие Ф, интуитивная функция часто может выступать в качестве хорошей замены, синтезируя возможные значения таких вещей, как тон голоса, оборот фразы и выражение лица. Затем эту способность можно оттачивать и направлять последовательными, повторяющимися усилиями по пониманию и поддержке тех, кто им небезразличен, и те отношения, которые в конечном итоге устанавливаются с INTJ, обычно характеризуются их надежностью, стабильностью и хорошими коммуникациями.


Функциональный анализ
Джо Батта

Интровертная интуиция
INTJ — люди идей. Все возможно; все по договоренности. Какими бы ни были внешние обстоятельства, INTJ всегда воспринимают внутренние шаблонные формы и использование реальных материалов для их реализации. Другие могут увидеть, что такое , и спросить, почему; INTJ видят, что может быть и сказать «Почему бы и нет ?!» Парадоксы, антиномии и другие противоречивые явления правильно выразить удовольствие этих интуитивных тех, кто, по их мнению, может быть слишком серьезно относиться к определенному взгляду на реальность.INTJ любят разрабатывать уникальные решения сложных проблем.
Экстравертное мышление
Мышление в этой вспомогательной роли — рабочая лошадка. Закрытие — это расплата за затраченные усилия. Оценка требует диагноза; продукт управляет процессом. Когда они обнаруживаются, Мышление стремится, защищает, утверждает и направляет Потомки iNtuition, полностью оснащая их для полноценной и полезной жизни. Верный педагог, Мышление спорит не столько от своего имени, сколько в защиту своих обвинений. И через этот процесс эти впечатлительные идеи принимают подобие своего хозяина.
Интровертное чувство
У Чувства есть скромная внутренняя комната, через две двери от Самого Неизбежного. интуиция. Он не особо выделяется, но оказывает влияние от имени дела добрые, достойные и гуманные. Мы можем мельком увидеть это в невысказанном отношении доброй воли, в милостивой улыбке или кивке. Некоторые подвергают сомнению существование Чувства в этом типе, но его невидимый баланс Мышление — это кардинальное измерение в полной мере души INTJ.
Экстравертное восприятие
Ощущение служит доброй волей или вовсе не служит.Как и другие низшие функции, он имеет лишь элементарное понимание контекста, количества или степень. Таким образом, INTJ уделяют внимание деталям или иногда опускают их. «Я сделал в моей голове, не путайте меня с фактами «вполне мог быть сказано INTJ на задании. Экстравертность восприятия проявляется в этом шрифт склонен смаковать ощущения, а не просто категоризировать их. Неосмотрительное проявление снисходительности, вероятно, является проявлением бессознательного месть низших.
Известные INTJ:
Сьюзан Б.Энтони
Лэнс Армстронг
Артур Эш, чемпион по теннису
Август Цезарь (Гай Юлий Цезарь Октавиан)
Джейн Остин ( Гордость и предубеждение, ),
Дэн Эйкройд ( Братья Блюз )
Уильям Дж. Беннет, «наркобарон»
Уильям Ф. Бакли младший
Раймонд Бёрр ( Перри Мейсон, Айронсайдс )
Чеви Чейз (Корнелиус Крейн) ( Флетч )
Кэти Курик
Фил Донахью
Майкл Дукакис, губернатор штата Массачусетс., 1988 U.S. Dem. прес. кандидат
Ричард Гир ( Pretty Woman )
Руди Джулиани, бывший мэр Нью-Йорка
Грег Гамбель, телеведущий, спортивный комментатор
Ганнибал, карфагенский военачальник
Эмили Бронте, автор книги Грозовой перевал
Анджела Лэнсбери ( Убийство, она написала )
Орел Леонарда Хершизера, IV
Питер Дженнингс
Чарльз Эверетт Куп
Иван Лендл
К. С. Льюис ( Хроники Нарнии )
Джоан Лунден
Эдвин Мозес, У.С. олимпиан (барьеры)
Мартина Навратилова
Мишель Обама
Генерал Колин Пауэлл, бывший госсекретарь США
Чарльз Рэнджел, представитель США, штат Нью-Йорк.
Пернелл Робертс ( Bonanza )
Дональд Рамсфелд, бывший министр обороны США
Хиллари Клинтон, государственный секретарь США
Арнольд Шварценеггер, губернатор Калифорнии
Жозефина Тей (Элизабет Макинтош), писатель-детектив ( Брат Фаррар, )
Президенты США:
Честер А.Артур
Кэлвин Кулидж
Томас Джефферсон
Джон Ф. Кеннеди
Джеймс К. Полк
Вудро Вильсон
Вымышленный персонаж:
Кассий ( Юлий Цезарь )
Мистер Дарси ( Гордость и предубеждение )
Гэндальф Серый (книги о Средиземье Дж. Р. Р. Толкейна)
Ганнибал Лектер ( Молчание ягнят )
Профессор Мориарти, враг Шерлока Холмса
Горацио Хорнблауэр
Прапорщик Ро ( Star Trek — следующее поколение )
Розенкранц и Гильденстерн ( Гамлет )
Джордж Смайли, главный шпион Джона ле Карра,
Кларис Старлинг ( Молчание ягнят, )

Авторские права © 2012 Марина Маргарет Хейсс и Джо Батт


Для INTJ существует как минимум три форума:
Список INTJ
http: // intjforum.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *