Иванович становление империи: Юрий Иванович — Становление Империи » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Содержание

Юрий Иванович — Становление Империи » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Приключения Бориса Ивлаева, легендарного «раба из нашего времени», продолжаются!На этот раз Борис оказался в весьма странном мире. Гигантская пещера, наполовину заполненная машинным маслом и битком набитая опасными механизмами. В таких условиях даже знаменитая защитная вуаль Светозарного может не спасти. Впрочем, Борису не впервой принимать нестандартные решения. И похоже, что в мире Молота это придется делать довольно часто…

Юрий Иванович

Раб из нашего времени. Книга десятая. Становление Империи

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косился на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо, очень опасался, что они рухнут ни с того ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками.

Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её громоздились покорёженные остатки монумента. А может, и памятника, неизвестно по какой причине специально разрушенного неблагодарными потомками.

И в тот же момент с другой стороны площади послышался крик:

– Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?

– Крайний срок ещё не вышел! – крикнул в ответ Баккартри. – Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?

И сделал скорее чисто символические два шажка на пространство площади. С противоположной стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал вполне искренним, дружеским тоном:

– Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чём. Тем более что последние события могут привести к вселенской катастрофе.

– Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? – При этом худощавый Грибник оставался на месте.

– А то ты сам не в курсе! – уже сердито выкрикивал Тамихан. – Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!

– Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, – перешёл на спокойный тон Петроний. – Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.

Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:

– Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!

– Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?

– Ну-ну! Ты следи за словами-то! – Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но, наверное, понял, что собеседник ближе не подойдёт и перешёл на гневный ор:

– Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!

Высокий и худощавый скептически рассмеялся:

– Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?

– Ты ответишь за свои слова! – перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. – Мы приговорим тебя к казни!

– Руки коротки, – скривился в ухмылке Баккартри. – А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.

– Да ты глупец, Петроний! – вопил его оппонент в споре. – После окончания корректировки система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!

– Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! – Он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.

– Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!

– Запросто. Потому что обниматься с тобой меня почему-то не тянет…

– Ведь мы были друзьями, – надрывался Тамихан. – И всегда раньше распивали бутылочку-вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость…

– О-о! Нашёл о чём вспоминать! – возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью. – И ещё о чём я хотел заявить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!

Он резко перешёл на бег и вскоре скрылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан со злобой пнул один из камней и запричитал:

– Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?

Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них наконец прорычал с презрением:

– Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так…

– Что я сделал не так? – окрысился Тамихан.

– Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх, и почему судьба мне дала такого тупого соратника?..

Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.

Глава 1

Где искать выход, когда его нет?

Когда я нащупал опору под ногами и второй раз выбрался из странного масла, доходившего мне по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее – кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек немедленно обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла – дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.

Юрий Иванович — Становление Империи » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Приключения Бориса Ивлаева, легендарного «раба из нашего времени», продолжаются!На этот раз Борис оказался в весьма странном мире. Гигантская пещера, наполовину заполненная машинным маслом и битком набитая опасными механизмами. В таких условиях даже знаменитая защитная вуаль Светозарного может не спасти. Впрочем, Борису не впервой принимать нестандартные решения. И похоже, что в мире Молота это придется делать довольно часто…

Юрий Иванович

Раб из нашего времени. Книга десятая. Становление Империи

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косился на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо, очень опасался, что они рухнут ни с того ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками.

Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её громоздились покорёженные остатки монумента. А может, и памятника, неизвестно по какой причине специально разрушенного неблагодарными потомками.

И в тот же момент с другой стороны площади послышался крик:

– Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?

– Крайний срок ещё не вышел! – крикнул в ответ Баккартри. – Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?

И сделал скорее чисто символические два шажка на пространство площади. С противоположной стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал вполне искренним, дружеским тоном:

– Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чём. Тем более что последние события могут привести к вселенской катастрофе.

– Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? – При этом худощавый Грибник оставался на месте.

– А то ты сам не в курсе! – уже сердито выкрикивал Тамихан. – Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!

– Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, – перешёл на спокойный тон Петроний. – Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.

Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:

– Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!

– Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?

– Ну-ну! Ты следи за словами-то! – Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но, наверное, понял, что собеседник ближе не подойдёт и перешёл на гневный ор:

– Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!

Высокий и худощавый скептически рассмеялся:

– Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?

– Ты ответишь за свои слова! – перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. – Мы приговорим тебя к казни!

– Руки коротки, – скривился в ухмылке Баккартри. – А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.

– Да ты глупец, Петроний! – вопил его оппонент в споре. – После окончания корректировки система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!

– Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! – Он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.

– Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!

– Запросто. Потому что обниматься с тобой меня почему-то не тянет…

– Ведь мы были друзьями, – надрывался Тамихан. – И всегда раньше распивали бутылочку-вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость…

– О-о! Нашёл о чём вспоминать! – возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью. – И ещё о чём я хотел заявить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!

Он резко перешёл на бег и вскоре скрылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан со злобой пнул один из камней и запричитал:

– Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?

Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них наконец прорычал с презрением:

– Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так…

– Что я сделал не так? – окрысился Тамихан.

– Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх, и почему судьба мне дала такого тупого соратника?..

Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.

Глава 1

Где искать выход, когда его нет?

Когда я нащупал опору под ногами и второй раз выбрался из странного масла, доходившего мне по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее – кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек немедленно обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла – дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.

Юрий Иванович — Становление Империи

risinant 08.03.2017 10:53
Серия затянулась.Главный герой всемогущий подкаблучник.Ранее был сюжет раскрывающий путешествия между мирами и их изучение по мере возможности,всё это похерено в пользу подростковых отношений.Жратва,пьянка,скандалы,иногда война.Окончание обнадёживает на нормальное продолжение. Злой 27.05.2015 12:56
Серия из среднеговнистой переросла в полное Говно, просто набивание букв, чтобы хватило для выхода в печать. Первые пятьдесят страниц Великий Лучезарный пытается выбраться из поддона картера, какого то двигателя, купаясь в отработанном масле. Вот интересно, строители переходов между мирами, сразу сделали переход во внутрь двигателя или это двигатель построили вокруг перехода. Полный бред. andrey 24.05.2015 17:01
Гавно. Ощущение что написано подростком для подростков. Зеленый 22.05.2015 16:16
Хорошо. Пишет легко и понятно.
Плохо. Сюжет отсутствует. События похожи на калейдоскоп но нового ничего нет. vamp 19.05.2015 17:25
Книги Юрия чем то хорошо, НО блин меня лично бесят бесконечные серии, где сюжет реально на 1 месте стоит и высосан из пальца…

вон у того же Гарри Гаррисона, была серия «Мир смерти»… так так сюжет реально развивался и интерсно читать было..

а тут я лично пока не читаю начиная с 5 книги, так же как серию «торговец эпохами» просто реально бесит прочитал и ждать полгода новой книги… хотя реально всю серию нужно читать только за 1 раз… непрерываясь… что бы было ХОРОШОЕ ощушения о причиывании…, вот и жду пока книг побольше будет или серия завершиться и тогда прочитаю….

Colourban 19.05.2015 12:50
Фантазия несколько болезненная, но однозначно есть; всё остальное – чистой воды бизнес. Литературная составляющая, также как у Е.Щепетнова или Корчевского отсутствует полностью (к сожалению). Злой 19.05.2015 09:59
Сколько же, Иванович, набрал себе рабов? Третья книга за месяц. То пол года не одной, то раз в неделю «произведение».

Читать Становление Империи — Иванович Юрий — Страница 1

Юрий Иванович

Раб из нашего времени. Книга десятая. Становление Империи

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Пролог

Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косился на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо, очень опасался, что они рухнут ни с того ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками.

Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её громоздились покорёженные остатки монумента. А может, и памятника, неизвестно по какой причине специально разрушенного неблагодарными потомками.

И в тот же момент с другой стороны площади послышался крик:

– Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?

– Крайний срок ещё не вышел! – крикнул в ответ Баккартри. – Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?

И сделал скорее чисто символические два шажка на пространство площади. С противоположной стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал вполне искренним, дружеским тоном:

– Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чём. Тем более что последние события могут привести к вселенской катастрофе.

– Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? – При этом худощавый Грибник оставался на месте.

– А то ты сам не в курсе! – уже сердито выкрикивал Тамихан. – Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!

– Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, – перешёл на спокойный тон Петроний. – Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.

Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:

– Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!

– Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?

– Ну-ну! Ты следи за словами-то! – Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но, наверное, понял, что собеседник ближе не подойдёт и перешёл на гневный ор:

– Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!

Высокий и худощавый скептически рассмеялся:

– Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?

– Ты ответишь за свои слова! – перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. – Мы приговорим тебя к казни!

– Руки коротки, – скривился в ухмылке Баккартри. – А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.

– Да ты глупец, Петроний! – вопил его оппонент в споре. – После окончания корректировки система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!

– Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! – Он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.

– Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!

– Запросто. Потому что обниматься с тобой меня почему-то не тянет…

– Ведь мы были друзьями, – надрывался Тамихан. – И всегда раньше распивали бутылочку-вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость…

– О-о! Нашёл о чём вспоминать! – возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью. – И ещё о чём я хотел заявить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!

Он резко перешёл на бег и вскоре скрылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан со злобой пнул один из камней и запричитал:

– Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?

Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них наконец прорычал с презрением:

– Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так…

– Что я сделал не так? – окрысился Тамихан.

– Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх, и почему судьба мне дала такого тупого соратника?..

Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.

Глава 1

Где искать выход, когда его нет?

Когда я нащупал опору под ногами и второй раз выбрался из странного масла, доходившего мне по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее – кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек немедленно обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла – дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.

Разве что заранее следовало отправляться сюда в водолазном костюме и с независимой системой акваланга. Но и не факт, что, сразу не захлебнувшись на глубине четырёх-пяти метров, человек в дальнейшем сумеет выжить. Допустим, всплыл он, как и я, нащупал опору под ногами, а дальше что? И дело не в окружающей ядовитой, полной гадостных испарений атмосфере, а в том, что отсюда нет выхода. Такого быть не могло, но так мне виделось изначально. Ведь как я ни присматривался по сторонам, как ни напрягал своё ночное зрение, ни единой двери, крышки, люка, пандуса или лестницы не замечал. Тем не менее, стараясь подавить в себе как иррациональный, так и рациональный страх, я в немалом шоке пытался как-то осознать творящееся вокруг меня чудо.

Изначально поражали размеры. Этакий зал-пещера со сторонами по пятьдесят метров и в высоту – до тридцати. Причём свод не из чего-то сплошного и стабильного. Там виднелись многочисленные движущиеся части и механизмы, от которых низвергался настоящий дождь из капель чёрного масла. Именно меня «дождь» не задевал благодаря цельному участку свода как раз надо мной. Но мелкие капли тумана оседали.

Вот две стены по сторонам, те смотрелись сплошными образованиями. Причём не из стали, как мне удалось просмотреть из точки моего расположения, а из массивных каменных блоков. По крайней мере, камень скрывался под слоем прикипевшей за долгое время смазки.

Там, откуда я «приплыл», стены не существовало. В самом низу – стальная плита, одной гранью закреплённая на глубине и другой – возвышающаяся над уровнем жидкости метра на полтора. Она регулярно опускалась в центр зала, приоткрывая за собой плохо различимые мной тоннели. Плохо, так как я видел только верхние кусочки сводов этих самых тоннелей. Но именно поступательные, равномерные движения плиты́ создавали этакие волны в здешнем «озере».

Становление Империи — Иванович Юрий » Онлайн библиотека книг читать онлайн бесплатно и полностью

Юрий Иванович

Раб из нашего времени. Книга десятая. Становление Империи

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Пролог

Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косился на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо, очень опасался, что они рухнут ни с того ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками.

Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её громоздились покорёженные остатки монумента. А может, и памятника, неизвестно по какой причине специально разрушенного неблагодарными потомками.

И в тот же момент с другой стороны площади послышался крик:

– Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?

– Крайний срок ещё не вышел! – крикнул в ответ Баккартри. – Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?

И сделал скорее чисто символические два шажка на пространство площади. С противоположной стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал вполне искренним, дружеским тоном:

– Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чём. Тем более что последние события могут привести к вселенской катастрофе.

– Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? – При этом худощавый Грибник оставался на месте.

– А то ты сам не в курсе! – уже сердито выкрикивал Тамихан. – Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!

– Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, – перешёл на спокойный тон Петроний. – Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.

Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:

– Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!

– Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?

– Ну-ну! Ты следи за словами-то! – Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но, наверное, понял, что собеседник ближе не подойдёт и перешёл на гневный ор:

– Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!

Высокий и худощавый скептически рассмеялся:

– Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?

– Ты ответишь за свои слова! – перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. – Мы приговорим тебя к казни!

– Руки коротки, – скривился в ухмылке Баккартри. – А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.

– Да ты глупец, Петроний! – вопил его оппонент в споре. – После окончания корректировки система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!

– Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! – Он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.

– Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!

– Запросто. Потому что обниматься с тобой меня почему-то не тянет…

– Ведь мы были друзьями, – надрывался Тамихан. – И всегда раньше распивали бутылочку-вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость…

– О-о! Нашёл о чём вспоминать! – возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью. – И ещё о чём я хотел заявить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!

Он резко перешёл на бег и вскоре скрылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан со злобой пнул один из камней и запричитал:

– Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?

Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них наконец прорычал с презрением:

– Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так…

– Что я сделал не так? – окрысился Тамихан.

– Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх, и почему судьба мне дала такого тупого соратника?..

Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.

Глава 1

Где искать выход, когда его нет?

Когда я нащупал опору под ногами и второй раз выбрался из странного масла, доходившего мне по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее – кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек немедленно обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла – дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.

Разве что заранее следовало отправляться сюда в водолазном костюме и с независимой системой акваланга. Но и не факт, что, сразу не захлебнувшись на глубине четырёх-пяти метров, человек в дальнейшем сумеет выжить. Допустим, всплыл он, как и я, нащупал опору под ногами, а дальше что? И дело не в окружающей ядовитой, полной гадостных испарений атмосфере, а в том, что отсюда нет выхода. Такого быть не могло, но так мне виделось изначально. Ведь как я ни присматривался по сторонам, как ни напрягал своё ночное зрение, ни единой двери, крышки, люка, пандуса или лестницы не замечал. Тем не менее, стараясь подавить в себе как иррациональный, так и рациональный страх, я в немалом шоке пытался как-то осознать творящееся вокруг меня чудо.

Изначально поражали размеры. Этакий зал-пещера со сторонами по пятьдесят метров и в высоту – до тридцати. Причём свод не из чего-то сплошного и стабильного. Там виднелись многочисленные движущиеся части и механизмы, от которых низвергался настоящий дождь из капель чёрного масла. Именно меня «дождь» не задевал благодаря цельному участку свода как раз надо мной. Но мелкие капли тумана оседали.

Вот две стены по сторонам, те смотрелись сплошными образованиями. Причём не из стали, как мне удалось просмотреть из точки моего расположения, а из массивных каменных блоков. По крайней мере, камень скрывался под слоем прикипевшей за долгое время смазки.

Там, откуда я «приплыл», стены не существовало. В самом низу – стальная плита, одной гранью закреплённая на глубине и другой – возвышающаяся над уровнем жидкости метра на полтора. Она регулярно опускалась в центр зала, приоткрывая за собой плохо различимые мной тоннели. Плохо, так как я видел только верхние кусочки сводов этих самых тоннелей. Но именно поступательные, равномерные движения плиты́ создавали этакие волны в здешнем «озере».

Становление Империи читать онлайн — Юрий Иванович

Юрий Иванович

Становление Империи

Пролог

Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косился на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо, очень опасался, что они рухнут ни с того ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками.

Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её громоздились покорёженные остатки монумента. А может, и памятника, неизвестно по какой причине специально разрушенного неблагодарными потомками.

И в тот же момент с другой стороны площади послышался крик:

— Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?

— Крайний срок ещё не вышел! — крикнул в ответ Баккартри. — Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?

И сделал скорее чисто символические два шажка на пространство площади. С противоположной стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал вполне искренним, дружеским тоном:

— Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чём. Тем более что последние события могут привести к вселенской катастрофе.

— Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? — При этом худощавый Грибник оставался на месте.

— А то ты сам не в курсе! — уже сердито выкрикивал Тамихан. — Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!

— Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, — перешёл на спокойный тон Петроний. — Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.

Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:

— Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!

— Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?

— Ну-ну! Ты следи за словами-то! — Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но, наверное, понял, что собеседник ближе не подойдёт и перешёл на гневный ор:

— Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!

Высокий и худощавый скептически рассмеялся:

— Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?

— Ты ответишь за свои слова! — перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. — Мы приговорим тебя к казни!

— Руки коротки, — скривился в ухмылке Баккартри. — А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.

— Да ты глупец, Петроний! — вопил его оппонент в споре. — После окончания корректировки система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!

— Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! — Он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.

— Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!

— Запросто. Потому что обниматься с тобой меня почему-то не тянет…

— Ведь мы были друзьями, — надрывался Тамихан. — И всегда раньше распивали бутылочку-вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость…

— О-о! Нашёл о чём вспоминать! — возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью. — И ещё о чём я хотел заявить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!

Он резко перешёл на бег и вскоре скрылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан со злобой пнул один из камней и запричитал:

— Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?

Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них наконец прорычал с презрением:

— Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так…

— Что я сделал не так? — окрысился Тамихан.

— Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх, и почему судьба мне дала такого тупого соратника?..

Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.

Глава 1

Где искать выход, когда его нет?

Когда я нащупал опору под ногами и второй раз выбрался из странного масла, доходившего мне по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее — кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек немедленно обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла — дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.

Разве что заранее следовало отправляться сюда в водолазном костюме и с независимой системой акваланга. Но и не факт, что, сразу не захлебнувшись на глубине четырёх-пяти метров, человек в дальнейшем сумеет выжить. Допустим, всплыл он, как и я, нащупал опору под ногами, а дальше что? И дело не в окружающей ядовитой, полной гадостных испарений атмосфере, а в том, что отсюда нет выхода. Такого быть не могло, но так мне виделось изначально. Ведь как я ни присматривался по сторонам, как ни напрягал своё ночное зрение, ни единой двери, крышки, люка, пандуса или лестницы не замечал. Тем не менее, стараясь подавить в себе как иррациональный, так и рациональный страх, я в немалом шоке пытался как-то осознать творящееся вокруг меня чудо.

Изначально поражали размеры. Этакий зал-пещера со сторонами по пятьдесят метров и в высоту — до тридцати. Причём свод не из чего-то сплошного и стабильного. Там виднелись многочисленные движущиеся части и механизмы, от которых низвергался настоящий дождь из капель чёрного масла. Именно меня «дождь» не задевал благодаря цельному участку свода как раз надо мной. Но мелкие капли тумана оседали.

Вот две стены по сторонам, те смотрелись сплошными образованиями. Причём не из стали, как мне удалось просмотреть из точки моего расположения, а из массивных каменных блоков. По крайней мере, камень скрывался под слоем прикипевшей за долгое время смазки.

Там, откуда я «приплыл», стены не существовало. В самом низу — стальная плита, одной гранью закреплённая на глубине и другой — возвышающаяся над уровнем жидкости метра на полтора. Она регулярно опускалась в центр зала, приоткрывая за собой плохо различимые мной тоннели. Плохо, так как я видел только верхние кусочки сводов этих самых тоннелей. Но именно поступательные, равномерные движения плиты́ создавали этакие волны в здешнем «озере».

Выше плиты и до самого свода торчали хвостовики осей или стержней, закреплённые в гигантских, до двух, а некоторые и до трёх метров подшипниках. Каждый подшипник, как и валы, тоже щедро поливался изнутри маслом, и оно стекало по общей стене вниз, к той самой продольной плите. Но данная стена уже явно была собрана из стальных плит.

Рассмотрев её, я аккуратно развернулся, стараясь не уйти с удачно выбранной позиции. Потому что опора под ногами регулярно, где-то раз в минуту, вздрагивала и дёргалась, словно норовила меня сбросить. Лишний раз «выплывать» из потока маслянистой грязи не хотелось.

Вторая стена из механизмов начиналась внизу шнековыми валами, толщиной до полуметра. Причём эти валы, в количестве шести штук, протянулись на всю ширину стены строго друг над другом. Напоминали они валы зерноуборочного комбайна, подбирающего пшеницу с поля. Прижимались друг к другу плотно, вращались быстро, именно они создавали тот самый скрежещущий шум прибоя, когда очередная волна накатывала на них. Чёрные потоки разлетались в стороны мельчайшими брызгами и горячим туманом, а специфический скрежет указывал на несомненную грязь и посторонние, нежелательные частицы в смазочной субстанции.

Книга Становление Империи читать онлайн бесплатно, автор Юрий Иванович – Fictionbook

© Иванович Ю., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Пролог

Худощавый, высокий мужчина, осторожно пробирался среди древних руин. Со стороны могло показаться, что излишне осторожно. Присматривался подолгу к пространству перед собой, смотрел куда ставит ногу, и особо косился на толстенные стены, оставшиеся стоять на месте полуразрушенных зданий. Видимо, очень опасался, что они рухнут ни с того ни с сего, да и придавят его своими массивными обломками.

Но стены не шелохнулись, земля под ногами не просела, да и неожиданные дыры в остатках канализации не образовались. Так что в конце концов мужчина, которого очень многие в узком кругу Грибников знали как Петрония Баккартри, добрался до конца некоего проспекта и замер на краешке внушительной по размерам площади. По центру её громоздились покорёженные остатки монумента. А может, и памятника, неизвестно по какой причине специально разрушенного неблагодарными потомками.

И в тот же момент с другой стороны площади послышался крик:

– Ну сколько можно было тебя ждать, Петроний?! Неужели к старости стал опаздывать?

– Крайний срок ещё не вышел! – крикнул в ответ Баккартри. – Так что я уговор не нарушил. Мне только странно, о чём ты, Тамихан, хотел со мной поговорить?

И сделал скорее чисто символические два шажка на пространство площади. С противоположной стороны ему навстречу двинулся мужчина совсем иной комплекции: приземистый, широкоплечий, с несколько кривоватыми ногами прирождённого наездника. На ходу он выкрикивал вполне искренним, дружеским тоном:

– Рад тебя видеть в полном здравии! А поговорить нам есть о чём. Тем более что последние события могут привести к вселенской катастрофе.

– Неужели? С чего это вдруг такие панические, полные пессимизма выводы? – При этом худощавый Грибник оставался на месте.

– А то ты сам не в курсе! – уже сердито выкрикивал Тамихан. – Или ты совершенно перестал проверять свой личный сектор? Подобное вообще недопустимо!

– Не только проверяю, но поддерживаю регулярные связующие нити между мирами, – перешёл на спокойный тон Петроний. – Фактически постоянно нахожусь в движении, и меня никто не вправе укорить в бездействии.

Приземистый тип добрался до развалин в центре площади и с удивлением зафыркал:

– Чего ты там стоишь? Мы ведь договорились встретиться у развалин монумента, а не на том краю площади!

– Ну вот мы и встретились. Тем более что монумент, разваленный руками твоего кукловода Морта, у меня вызывает самые негативные эмоции. Так что я поговорю с тобой отсюда. Если не хочешь подойти ко мне, говори оттуда. Что ещё не так в мироздании, по мнению вашей банды?

– Ну-ну! Ты следи за словами-то! – Тамихан сжимал и разжимал кулаки от злости, странно дёргал плечами, крутил головой, но, наверное, понял, что собеседник ближе не подойдёт и перешёл на гневный ор:

– Началось неуправляемое террогральное самоопределение систем воздействия. Ты должен это остановить! Оно будет мешать глобальной корректировке всех процессов!

Высокий и худощавый скептически рассмеялся:

– Интересно, а когда ты в последний раз заглядывал в инструкции и спецификации своего сектора? И где ты такое вычитал, что террогральное самоопределение систем помешает отладке и самовосстановлению нарушенных процессов? Причём нарушенных вашей же группой неврастеников и полных идиотов?

– Ты ответишь за свои слова! – перешёл к открытым угрозам широкоплечий Грибник. – Мы приговорим тебя к казни!

– Руки коротки, – скривился в ухмылке Баккартри. – А вот когда системы закончат самовосстановление и корректировку, тогда и посмотрим, кого они приговорят к дезинтеграции.

– Да ты глупец, Петроний! – вопил его оппонент в споре. – После окончания корректировки система и тебя порешит! Причём самого первого распылит на атомы!

– Ладно, я готов подождать. Посмотрим, кто из нас окажется прав. История нас рассудит! – Он аккуратно, косясь по сторонам, стал отступать за пределы площади.

– Стой! Неужели ты так и уйдёшь?!

– Запросто. Потому что обниматься с тобой меня почему-то не тянет…

– Ведь мы были друзьями, – надрывался Тамихан. – И всегда раньше распивали бутылочку-вторую нектара при встрече. Давай забудем о делах, просто вспомним былое, нашу молодость…

– О-о! Нашёл о чём вспоминать! – возмутился Петроний. При этом уже двигался боком, с гораздо большей скоростью. – И ещё о чём я хотел заявить со всей ответственностью: больше вызовов на встречу мне не присылайте, не приду. Пусть лучше мой сектор провалится в изначальную бездну, чем я откликнусь на ваши глупые и бессмысленные приглашения. Прощай!

Он резко перешёл на бег и вскоре скрылся за первым же плавным поворотом. Тогда как оставшийся на месте Тамихан со злобой пнул один из камней и запричитал:

– Вот же тварь! Словно почувствовал для себя возможные неприятности! Эй!.. Вылезайте!.. Морт?.. Или ты со своими шакалами уснул?

Обломки шевельнулись, а потом осыпались со встающей на ноги фигуры. По сторонам возникло ещё пять подобных фигур, отряхивающихся от мусора и отплёвывающихся от пыли. И самый первый из них наконец прорычал с презрением:

– Сам ты шакал! Тебя бы на три часа в эту кучу дерьма и пыли! Не мог даже зубы этому недоумку заговорить! Сделай он хотя бы десять шагов больше, наши проблемы уже остались бы позади. А так…

– Что я сделал не так? – окрысился Тамихан.

– Глупости спрашиваешь. Сколько раз тебя убеждал: что если хочешь заманить врага в ловушку, то сразу предлагай ему всю вселенную, а не начинай с ругани и угроз!.. Эх, и почему судьба мне дала такого тупого соратника?..

Перебранка между ними вспыхнула с новой силой.

Глава 1
Где искать выход, когда его нет?

Когда я нащупал опору под ногами и второй раз выбрался из странного масла, доходившего мне по пояс, вновь удалось рассмотреть окружающий меня дикий ландшафт. Вернее – кошмарный футуризм, который отпугнёт даже серьёзно больного на голову абстракциониста. Шанса на выживание в подобном месте путешественнику между мирами нет. Попадая сюда, почти любой человек немедленно обрекался на смерть. Потому что всплыть из глубины чёрного, отработанного и тёплого машинного масла – дело нереальное. Оно ведь легче воды, как ни барахтайся в нём, обязательно утонешь.

Разве что заранее следовало отправляться сюда в водолазном костюме и с независимой системой акваланга. Но и не факт, что, сразу не захлебнувшись на глубине четырёх-пяти метров, человек в дальнейшем сумеет выжить. Допустим, всплыл он, как и я, нащупал опору под ногами, а дальше что? И дело не в окружающей ядовитой, полной гадостных испарений атмосфере, а в том, что отсюда нет выхода. Такого быть не могло, но так мне виделось изначально. Ведь как я ни присматривался по сторонам, как ни напрягал своё ночное зрение, ни единой двери, крышки, люка, пандуса или лестницы не замечал. Тем не менее, стараясь подавить в себе как иррациональный, так и рациональный страх, я в немалом шоке пытался как-то осознать творящееся вокруг меня чудо.

Изначально поражали размеры. Этакий зал-пещера со сторонами по пятьдесят метров и в высоту – до тридцати. Причём свод не из чего-то сплошного и стабильного. Там виднелись многочисленные движущиеся части и механизмы, от которых низвергался настоящий дождь из капель чёрного масла. Именно меня «дождь» не задевал благодаря цельному участку свода как раз надо мной. Но мелкие капли тумана оседали.

Вот две стены по сторонам, те смотрелись сплошными образованиями. Причём не из стали, как мне удалось просмотреть из точки моего расположения, а из массивных каменных блоков. По крайней мере, камень скрывался под слоем прикипевшей за долгое время смазки.

Там, откуда я «приплыл», стены не существовало. В самом низу – стальная плита, одной гранью закреплённая на глубине и другой – возвышающаяся над уровнем жидкости метра на полтора. Она регулярно опускалась в центр зала, приоткрывая за собой плохо различимые мной тоннели. Плохо, так как я видел только верхние кусочки сводов этих самых тоннелей. Но именно поступательные, равномерные движения плиты́ создавали этакие волны в здешнем «озере».

Выше плиты и до самого свода торчали хвостовики осей или стержней, закреплённые в гигантских, до двух, а некоторые и до трёх метров подшипниках. Каждый подшипник, как и валы, тоже щедро поливался изнутри маслом, и оно стекало по общей стене вниз, к той самой продольной плите. Но данная стена уже явно была собрана из стальных плит.

Рассмотрев её, я аккуратно развернулся, стараясь не уйти с удачно выбранной позиции. Потому что опора под ногами регулярно, где-то раз в минуту, вздрагивала и дёргалась, словно норовила меня сбросить. Лишний раз «выплывать» из потока маслянистой грязи не хотелось.

Вторая стена из механизмов начиналась внизу шнековыми валами, толщиной до полуметра. Причём эти валы, в количестве шести штук, протянулись на всю ширину стены строго друг над другом. Напоминали они валы зерноуборочного комбайна, подбирающего пшеницу с поля. Прижимались друг к другу плотно, вращались быстро, именно они создавали тот самый скрежещущий шум прибоя, когда очередная волна накатывала на них. Чёрные потоки разлетались в стороны мельчайшими брызгами и горячим туманом, а специфический скрежет указывал на несомненную грязь и посторонние, нежелательные частицы в смазочной субстанции.

Выше валов деловито сновали по направляющим каретки, виднелись шатуны, что-то куда-то толкали странные поршни, периодически открывались и закрывались клапаны. И всё это тоже в свою очередь обильно орошалось ручейками чёрного масла.

Вот такая картина, наталкивающая на мысль:

«Никак я в картере какого-то несуразного мотора. А точнее – в трюме некоего завода, невесть что производящего… Если сам не превратился в лилипута… Но в любом случае данный мир очень, ну очень технически развит. И имя ему никак не «Молот». Наверняка местные обитатели обиделись бы за такое отсталое название. Ну и на ловушку или на западню этот зал никак не смахивает. Понять бы ещё, почему именно сюда выводит окно портала? И неужели все остальные здешние порталы забрасывают в подобные озёра грязного масла?..»

 

Логичные вопросы, которые я бы с удовольствием и с неким пристрастием задал создателям подобных порталов. Ибо получалось, что они сотворены именно для умерщвления неосторожных, совершенно не информированных путешественников. Простой человек здесь бы не выжил. Даже Светозарный, не обладающий умениями создавать мощные эрги’сы, был бы обречён. Хотя и не факт, что я своими таранными ударами сумею проломить выход наружу, в нормальное пространство. Или хотя бы остановить всю эту гигантскую машину.

Да и с чего начать? И тут же второй вопрос: а стоит ли вообще давать о себе знать местным жителям? Помня о таких существах, как зроаки, кречи (ладно, пусть будут с прилагательным «чёрные») и гаузы, следовало остерегаться первого контакта. В идеале надлежит всё узнать о здешних жителях и только потом вступать с ними в какой-либо контакт. К тому же логика мне подсказывала: не стоит обольщаться и по поводу собственных сил и бессмертия. На любого терминатора отыщется более совершенный индивидуум. Любая крутая вершина может оказаться маленьким холмиком по сравнению с иной вершиной. Ну и любой Кощей Бессмертный может стать смертным при стычке с Иванушкой-дураком.

Именно эти рассуждения заставили меня отложить порчу здешнего имущества на самый крайний случай. Первые страхи улеглись, панику в себе я подавил, пора было включать соображение на максимальную мощность.

«Портал двусторонний. Значит, надо опуститься на дно и шагнуть в обратную сторону. Наверное, там у меня за спиной остался некий порог или ступенька… Весь фокус в том, как оказаться на той ступеньке? Я ведь её даже отыскать не смогу…»

В самом деле, бурлящая чёрная субстанция никак не позволяла просмотреть её на глубину. Мне даже не удавалось понять до сих пор, на чём таком вздрагивающем я стою. Только и убеждал себя время от времени, что подо мной не спина какого-нибудь монстра и не готовящаяся вот-вот открыться заслонка мясорубки.

Да и как опуститься на дно? Приказать защитной вуали сжаться, лишая меня положительной плавучести? Не знаю, получится ли отдать такой приказ. А если моя защита вообще растворится и даст окружающей жидкости свободный доступ к моему телу? Не задохнусь ли я при этом? Это пока я на удивление сухой и чистый, но как только представлялось полное окунание, по спине пробегали мурашки озноба и отвращения. Интуиция громко кричала, что в такой купели лучше крещение не устраивать.

Может, надо обвешаться тяжестями и тогда уж шагать по дну? Даже если бы получилось их отыскать и на себе закрепить, вряд ли я рассмотрю под ногами нужное место с символом перехода. И что делать? Не стоять же здесь до того момента, пока сюда заявятся техники для профилактического ремонта?

Хотя именно ремонт, или, точнее говоря, смена масла, данному заводу требовался давно. Я слабо разбирался в металлах, но, будь тут всё сделано из титана, или ещё из чего прочнее, всё равно поломки трущихся и скользящих поверхностей неизбежны. Слишком много грязи, мелкого абразива и микроскопических кусочков того самого металла. Уж это я, приподняв руку с зачерпнутой смазочной субстанцией, рассмотреть сумел.

Дальше у меня пошли вполне логичные рассуждения. Коль масло совсем уж негодное, но менять его никто не спешит, значит, замена или очистка ведутся автоматически. Следовательно, по самому дну расположен забор, в который ведут стоки или сток. Иначе любая подобная система механизмов долго не протянет.

Но сколько я ни присматривался, нигде водоворота в озере или места с усиленным течением не заметил. То есть лишнее масло, стекающее сюда по стенам и со свода, уходило либо по тоннелям за плитой, образовывающей волну, либо через валы, создающие грохот прибоя. А так не могло быть по умолчанию. Все вредные для трения частицы должны скапливаться на дне и оттуда вытягиваться в фильтрующие системы. Иного не дано.

То есть я после наблюдений и размышлений пришёл к выводу, что завод уже работает в аварийном режиме. Иначе говоря, в преддверии аварий. Сток на дне озера забит, но здешние системы контроля на это не реагируют. Такое тоже случается при выходе датчиков из строя или при повреждении самой системы.

Что же в таком случае предпринять? Пробить дырку в дне, чтобы масло вытекло? А где у меня гарантии, что оно вытечет? Вдруг по законам сообщающихся сосудов оно, наоборот, хлынет сюда из вышерасположенных резервуаров? Тогда меня точно снесёт с нестойкой опоры и бросит прямо на валы. Ну и шнеки меня не преминут порезать на мелкие кусочки вместе с хвалёной вуалью Светозарного.

Пробить каменные стены чуть выше уровня смазочной субстанции? Вначале следовало рассмотреть, какой они толщины и есть ли за ними стоящие, пригодные для перемещения пустоты. Для этого лучше подплыть к стенам вплотную.

Перспективу выхода отсюда сулили и тоннели, верх которых просматривался за равномерно качающейся плитой (или заслонкой?). Но как в них забраться? Плита над уровнем вздымается метра на полтора, при наклоне в мою сторону опускается до метра, и как, спрашивается, мне ухватиться за её скользкий край, находясь при этом на плаву? Левитировать-то я не умею!

Да и, честно говоря, слишком много плавать по чёрной жиже меня не тянуло. Благоразумие подсказывало, что там, возможно, находятся коварные иголки, острые лезвия, а то и капканы, от которых вуаль меня может не спасти.

Так что примерно после часа осмотра и размышлений внутренний голос возмутился:

«Хватит пялиться по сторонам! Ты не в джакузи! Пора действовать! Начинай с пролома стен!»

Ладно, с пролома, так с пролома. Сам с собой не поспоришь. Вначале я хорошенько запомнил ориентиры моей опоры. Затем помянул благих шуйвов и с содроганием стал сползать в чёрную жижу. Ведь прежде чем бить тараном по стене куда ни попадя, следовало её не только осмотреть с близкого расстояния, но и руками пощупать.

Глава 2
Переполох

Сегодня её императорское величество, Мария Ивлаева-Герчери, вышла из своего личного крыла замка задолго до обеда. Чего придворные никак не могли предвидеть. Всегда она появлялась коротко перед обедом, а порой только после него. Причём для неё обед заменялся именно завтраком. Все прекрасно знали, что во время нахождения в столице у высшей правительницы именно такой распорядок и нарушать его никому не позволено.

Также никто не допускался в личные покои главы государства. Разве что обеим принцессам или главнокомандующему империи, Апаше Грозовой, позволялось пройти на запретную для остальных территорию. Или сама дочь богини Герчери проводила в свои спальни избранных фаворитов, применяя для этого никем не используемые коридоры и двери.

По причине слишком раннего выхода императрицу окружило лишь три десятка особо настойчивых дворян и прочих представителей знати вместо сотни, а то и полутора сотен. В это раннее время тут околачивались самые стойкие и терпеливые, которые оказались готовы к любому развитию событий.

Но и факт, что их мало, не означал, что коронованная особа соизволит остановиться возле кого-то и милостиво выслушать просьбу, жалобу или предложение. Порой Мария пролетала мимо, только кратко отвечая на приветствия. После такого игнорирования знати никто не расстраивался и не стенал, все понимали чрезвычайную занятость коронованной особы. Грустно вздохнув, придворные молча устремлялись за своей харизматичной правительницей и пытались поймать удачу за хвост в течение целого дня, а возможно, что и ночи.

Сегодня Мария смилостивилась. Видать, находилась в хорошем настроении. Причём все знали причину этого настроения: вчерашняя победа над стаями кречей, положенная вечеринка в её честь и стоны страсти и удовольствия, которые доносились из спальни её величества чуть более двух часов назад. Пошатывающийся от усталости фаворит ушёл только два часа назад, вот потому никто и не ожидал появления первой дамы империи так рано.

Причём выглядела она великолепно и настолько свежо, словно спала не меньше шести, а то и восьми местных каров, иначе говоря, часов. Остановилась возле первого, склонившего голову маркиза и поинтересовалась своим грудным, завораживающим голосом:

– Как поживает ваше семейство, баресс? – Если тебе повезло спасти людей из гибнущего мира, приходится помнить в лицо все значительные фигуры из числа спасённых. И даже знать, что творится в их семьях. – Можно поздравить с пополнением?

Маркиз заулыбался, не в силах скрывать радость:

– Да, дочь родила без осложнений, и теперь у меня есть внучка. Если твоё величество не даст ей имя лично, придётся тебе участвовать в церемонии посвящения богине Герчери в роли второй матери.

Подобная церемония соответствовала крестинам на Земле, а высшая знать имела полное право обратиться с подобной просьбой к вышестоящим особам. И отказаться нельзя. Либо имя – либо на церемонию. Мария уже раз попадала по глупости на такое мероприятие. Было, конечно, шумно, весело и сытно, но время!.. Три часа – на развлечение? Такого себе ни один правитель, пекущийся о благе своего народа, да ещё и в военное время, позволить не имеет права. Поэтому приходилось пользоваться лазейкой, которая отыскалась в правилах и традициях: достаточно было дать только имя ребёнку, тем самым получая полное освобождение от участия в церемонии. А уж этой прелести у бывшей землянки хватало на годы вперёд.

Вот она и огласила:

– Предлагаю имя Лилия! – А так как подобного цветка не было в мире Трёх Щитов, а могли и не знать в погибшем мире Эйтранов, то сразу пояснила: – Это такой очаровательный белый цветок, растущий на воде.

Судя по глазам баресса, губы которого шевелились в повторении нового имени, оно ему понравилось. Новое, и в самом деле красивое. И он рассыпался в благодарностях. Но только императрица собралась пойти дальше, как новоиспечённый дедушка воскликнул:

– Но я жду твоё величество ещё по одной причине! Жалоба у меня! Причём мне позволено и от имени остальной знати сделать заявление.

– Ого! Неужели вся знать чем-то недовольна? – нахмурилась императрица.

– Не вся, но большинство! Потому что во дворце свершилось вопиющее безобразие! – Маркиз подозрительно покраснел от гнева, губы его стали трястись. – Ибо где это видано, чтобы детей и совсем юных отроков мобилизовать на войну?!

Коронованная особа с недоверием осмотрела остальных просителей и придворных, замечая, что более половины из них согласно закивали головами и недовольным ропотом выражали поддержку сказанному.

– О чём речь? – решила всё-таки уточнить Ивлаева-Герчери.

– В течение ночи и раннего утра из наших семей и из семей нашей прислуги были забраны отроки в возрасте от двенадцати до четырнадцати лет!

У эйтранов взрослели рано. В пятнадцать лет уже получали полную самостоятельность и могли отправляться хоть на войну, хоть на собственную свадьбу, хоть в кругосветное путешествие. С четырнадцати могли совершать то же самое, но лишь при согласии обоих родителей. Или одного, если второго нет в живых. Но при более раннем возрасте не могло быть и речи, чтобы влиться во взрослую жизнь. Детей эйтраны слишком любили, лелеяли и берегли, особенно после гибели своего мира и обоснования в мире Трёх Щитов.

Да и спасшие их дочери богини делали всё для комфорта детей, усиления мер их безопасности и того, что называется «Дети – наше достояние, цветы и наивысшая радость». Именно поэтому коронованная особа изволила гневаться и даже повысить голос:

– Кто посмел?!

– Новый атрегут-комендант дворца, Платон Когуярский! – излишне сухо, сугубо официально доложил баресс. – В общем итоге мобилизовано только во дворце шестьдесят два отрока, которые не имеют права быть оторваны от родителей.

Любой из придворных знал, кто такой экселенс Когуярский, что собой представляет как маг и что в некоторой степени является фаворитом её величества. Правда, в последние две-три ночи он как бы был отторгнут от божественного тела, но мало ли какая последует реакция Марии на подобное самоуправство. Вернее, права комендант имел максимально возможные, скорее всего и такие. Но титулованная знать вполне справедливо возмущалась: такого в истории не бывало. Кто-то из них даже выкрикнул:

– Мы требуем возвращения наших детей! – стараясь это сделать, оставаясь за спинами впередистоящих.

Тогда как Ивлаева явно растерялась. Не сумев совладать с эмоциями, она неуверенно спросила:

– И для каких дел ребят мобилизовали?

– Для отладки внутренней секретарской службы, работы посыльными и младшими порученцами! – тут же подсказал один из секретарей императрицы, оказавшийся сбоку.

 

– И как к этому отнеслись сами дети?

– Они в восторге! И уже перебрались с вещами в выделенные для них апартаменты при комендатуре. Сейчас ведётся их переодевание в единую форму и начинается распределение обязанностей. Через два часа назначены первые занятия по освоению и изучению арбалетов.

Подобные объяснения заставили с досадой и недовольством скривиться маркиза и всех остальных просителей по данной теме. Потому что отроки давно рвались к какому-нибудь полезному делу на благо новой родины и просто мечтали вырваться из-под надоевшей опеки родителей или иных родственников. Всё-таки патриотизм и чувство ответственности в них воспитывались с раннего детства. А тут ещё и такие факторы вмешались в судьбу, как война, переселение в иной мир, таинственный дворец. Конечно, ребятне хочется любыми правдами и неправдами покинуть надоевшие апартаменты родителей и приевшиеся классы со строгими учителями. Вот они и радуются до поросячьего визга.

Да и не на войну их мобилизовали, а для помощи внутри громадного комплекса. Именно это и попыталась обсудить императрица:

– Значит, речь о войне не идёт. Ребята так и останутся рядом с родными… так зачем волноваться?

– Но им собрались выдавать новое, убийственное оружие! – вспылил маркиз. – Они могут попросту убить друг друга. Ведь это не учебные мечи из дерева.

– Я рада, что вы это осознаёте. И вы сами вскоре приступите к обучению стрельбе из этого оружия. Мною подписан указ, вступающий в силу уже с завтрашнего утра. Арбалет будет выдан каждому, кто достиг десятилетнего возраста. В том числе и девочкам. Разве что у них будет несколько облегчённый вариант. Но стрелять из него обязаны научиться все. Без всякого исключения. Так что господин комендант только немного предвосхитил моё распоряжение, призвав себе на помощь самую активную и боевую молодёжь.

После такой речи просители сникли. Понимали, что против императрицы никакие жалобы не пройдут. Последняя инстанция, дальше жаловаться можно только богине Герчери. Хотя один из придворных всё-таки проворчал довольно громко:

– Конечно, в должность коменданта за красивые глазки не производят…

Иначе говоря, ерничал, нахваливая экселенса Когуярского вслух, а на самом деле намекая на его недавнюю близость к божественному телу. Мария на подобное не могла смолчать. Сдвинулась чуть в сторону, рассмотрела ёрничающего виконта, и строго процедила:

– Господин клайден! А кто тебе мешал стать комендантом, когда я вас всех умоляла добровольно взвалить на себя эти хлопотные обязанности? Напомнить, как ты же плакался и ссылался на древние законы старого мира, запрещающие тебе занимать подобные должности? И утверждал, что твоё место по праву древности рода только в моей свите? – Она обвела всех огненным взглядом и повысила голос: – А вам всем не стыдно жаловаться, зная, что до того на должности коменданта находилась хрупкая и слабая женщина? Да и когда Марта Вольна вас просила о содействии, как вы себя в ответ вели? И это вам напомнить?!

Наверное, впервые с момента создания новой империи спасительница эйтранов настолько грозно и сердито отчитывала своих придворных. И многие позавидовали тем просителям, которые сейчас спешили отоспаться. Императрицу обожали все без исключения, поэтому тем больней прозвучали откровенная ругань и справедливые укоры в адрес собравшегося здесь дворянства. В подавляющем своём большинстве им подобные, титулованные особы воевали на фронтах, даже те, которые могли по праву древности своего рода оставаться в свите её величества.

А эти вот остались. Поэтому Мария их не жалела. Хотя и старалась не доводить свою ругань до крайности. Потому что тоже помнила одну из самых главных причин: все, кто стоял перед ней, являлись многодетными родителями, сумевшими чудом спасти из погибающего мира своих отпрысков. Те, кому это не удалось, – воевали все без исключения.

Поэтому завершила встречу словами:

– В остальном я разберусь. И если кто из детей не захочет служить при комендатуре, будет возвращён под опеку родителей.

И уже ни с кем больше не заговаривая, поспешила по своим делам. Кроме секретарей, телохранителей и ординарца её сопроводить поспешили человек двадцать. Тогда как оставшиеся в зале дворяне затеяли оживлённую дискуссию между собой. Но вся она сводилась к сути одной, сказанной фразы:

– Как же! Захотят наши сорванцы отказаться от службы! Тем более при выданном арбалете! Я бы сам в их возрасте зубами ухватился за такую возможность уйти из дома.

Императрица шла в сторону комендатуры:

– Где сейчас находится атрегут-комендант?

– Неизвестно! – отозвался семенящий сзади секретарь. – По словам заместителя коменданта, господина Бродского, экселенса Когуярского в его апартаментах нет.

– А где он может быть? И почему об этом никто не знает? – сердилась Ивлаева-Герчери. – Немедленно его разыскать! Хотя бы с помощью тех же только что мобилизованных отроков. Остальные воины пусть отсыпаются после ночи.

Кто-то из секретарей ринулся вперёд процессии бегом. Но ненамного всех опередил, пока подошли отставшие, он только переговорил с юной девицей, старшим порученцем коменданта, и устремился в сторону большой столовой. Видимо, там проводился основной инструктаж набранных рекрутов.

Тогда как Мария по-хозяйски прошла сразу в апартаменты искомого Платона Когуярского, оставив телохранителей снаружи и приказав никого без крайней надобности в помещение не впускать. С ней вместе и шустрая ординарец заскочила, похожая на лилипутку Аня. Вот ей и последовал приказ:

– Обыщи спальни! Этот жук может и за шторой прилечь, чтобы выспаться без помех. – Сама же приступила к осмотру письменного стола в углу гостиной.

На нём была разложена чистая бумага, стояли писчие принадлежности, словно экселенс готовился к написанию важного письма.

– Нет тут никого! – вскоре доложила коротышка. – Зато высокая стремянка стоит возле самой стены.

Сидящая за столом женщина, разглядывая бумаги, только плечиком на это дёрнула:

– Это он, наверное, свой дурацкий балдахин над кроватью подвешивал… – замерла, поморщилась, что-то припоминая: – Правда, он балдахин раньше повесил, и лестницы там не было… И там, где он стены пробил, точно такие же апартаменты… – после чего быстро прошла в спальню, рассматривая местоположение стремянки и бормоча: – Но там он пирамиду из столов выстроил. Точно в том самом месте. И вот спрашивается, зачем?..

– Понятия не имею! – искренне заявила ординарец, думая, что вопрос последовал в её адрес. И первое пришедшее на ум предположение выдвинула: – Он ведь пустоты ищет и думает, как в них пробраться. Атрегут – познающий твердь!

Последние слова сказала с такой гордостью, словно Платон – это её брат, а то и супруг. И тут же смутилась под строго-насмешливым взглядом императрицы.

– Хм!.. Познающий, говоришь?.. Знаю, что он больше всего познавать любит… Знаю… Присмотри, чтобы сюда никто не вошёл!

После чего руководительница и основательница империи Герчери, заправив подол своего роскошного платья за пояс, лихо стала карабкаться по стремянке к потолку.

Аня замерла на пороге спальни, отвесив чёлюсть и пытаясь сообразить, что же наверху может быть интересного. На входную дверь она регулярно посматривала, но вот за действиями своей повелительницы наблюдала с ещё большим вниманием. А та принялась ладошками ощупывать всю стенку до самого свода, а потом и потолок. Затем опять вернулась к стенке, аккуратно пальчиками прощупывая нечто, невидимое со стороны. Разве что бормотала себе под нос еле слышно. К ординарцу донеслись только некоторые слова:

– Вот ведь!.. какой зрячий!.. а мы только…

Минут десять сидела, словно на насесте. Потом спустилась вниз и что-то нарисовала на листе бумаги. Озадаченно покривилась, свернула лист и упрятала в кармашек пояса. После чего поспешила на выход и в коридоре столкнулась с ожидающим заместителем коменданта. Видно было, что телохранители ему даже в дверь не разрешили постучаться, и по этой причине он выглядел раздражённым:

Колониальная экспансия и формирование колониальной империи

Английская буржуазия, достигнув своей главной цели в революции, обеспечив политическое и экономическое господство в стране и укрепив свою власть над массами, стала глубоко заинтересована в продвижении своих интересов за рубежом. В 18 веке возникла Британская колониальная империя. Этот процесс был тесно связан с многочисленными войнами, которые Англия вела против своих основных соперников, и колониальными завоеваниями, осуществленными государством в различных частях света.Более того, в этот период Шотландия и Ирландия были полностью подчинены английской короне.

Ирландия стала первой целью английских колонизаторов. В 1689 году свергнутый король Англии Яков II воспользовался общенациональным восстанием, вспыхнувшим в Ирландии против английского владычества. С помощью французов он повел ирландскую армию против английских войск, расквартированных в стране. Объединенные силы ирландских католиков захватили бы протестантскую крепость Лондондерри, если бы англичане не пришли им на помощь.Вильгельм III поспешил в Ирландию, разбил ирландские войска в битве на реке Бойн в 1690 году, занял Дублин и после долгой осады захватил Лимерик. Джеймс бежал во Францию, и Ирландия была завоевана.

Чтобы умиротворить ирландца, Вильгельм заключил Лимерикский мирный договор (1692 г.), в котором он обещал уважать права ирландских католиков. Ирландцам было разрешено сохранить свой парламент. Однако вскоре стало очевидно, что английский парламент не намерен соблюдать договор.Ирландские католики не могли арендовать более двух акров земли, а также не могли получить работу в промышленности. По настоянию английских торговцев английский парламент также ограничил ирландскую торговлю. Он уже запретил экспорт ирландского скота в Англию. Парламент теперь вынудил ирландцев импортировать основные колониальные продукты через Англию. Фактически, ирландские товары не допускались на английский рынок. В результате этих мер промышленность и торговля Ирландии пострадали. Голод или эмиграция были единственными оставшимися вариантами, которые могли выбрать ирландцы.Растущее чувство горечи ирландцев по отношению к англичанам стало широко распространенным в стране, что позже привело к новым восстаниям, которые показали, что ирландцы никогда не были покорены.

В 1689 году Вильгельм начал войну против Франции. Она известна как Война Аугсбургской лиги (168997). Война имела серьезные последствия для самой Англии: косвенным результатом конфликта стало образование Банка Англии (1694 г.). Война означала новые налоги, включая налог на окна и земельный налог.Оба были приняты парламентом, хотя земельный налог был особенно непопулярным среди помещиков.

Один из министров-вигов придумал новый способ получения денег для правительства: ссуду. Если правительству давали деньги в долг на длительный срок, оно могло выплачивать проценты на полученную сумму. Несколько министров-вигов создали компанию, Банк Англии, чтобы организовать сбор ссуд. Банк занимал деньги у буржуазии под низкий процент и ссужал их правительству под более высокую ставку.Вскоре Банку Англии разрешили изготавливать собственные банкноты бумажных денег. Первая ссуда или первый государственный долг составлял один миллион двести тысяч фунтов. После двух войн в начале 18 века государственный долг достиг 54 миллионов фунтов, а к 1816 году (окончание войн с Наполеоном) он увеличился до 876 миллионов. Теперь налоги официально взимались государством не для войн, а якобы для выплаты государственного долга. Другими словами, правящие классы совершили чудовищное мошенничество: они переложили всю тяжесть лишений на плечи налогоплательщиков, в то же время эти финансовые спекуляции предоставили богатым возможность стать еще богаче.Появление Банка Англии и государственного долга ясно показало уровень капиталистического развития в стране.



В этом содержании произошли еще два важных события. Кофейни в Англии восемнадцатого века были не только местом отдыха, но и хорошим местом для деловых переговоров. Владелец кофейни по имени Эдвард Ллойд начал продавать страховку судовладельцам, собравшимся в его магазине. Корабли и грузы были потеряны не только во время штормов на море и от врагов, но и от пиратов.Судовладельцы кофейни Lloyd’s были рады страховке. Другие заказчики согласились разделить риск, и бизнес развился. Общество Ллойдов стало крупнейшим страховщиком судов и грузов в мире.

Продавцы также продавали акции своего бизнеса, находясь в кофейне. Привычка сформировалась, и была основана Лондонская «фондовая биржа». Здесь, в лондонском Сити, коммерческие банкиры начали покупать и продавать акции коммерческих компаний на регулярной основе.

Стремясь получить новые заморские владения, Британия активно участвовала в войне за испанское наследство (1701-14). Король Испании умер бездетным, и Людовик XIV решил использовать эту возможность, чтобы его внук взошел на испанский престол. Такой поворот событий поставил бы прямую угрозу английским колониальным и коммерческим интересам, потому что Англия сделала серьезные коммерческие набеги на испанские колонии. Теперь, если Франция получит контроль над испанскими колониями, Великобритания потеряет эти преимущества.Так Англия сформировала коалицию, состоящую из Нидерландов, Австрии и некоторых германских государств против Франции.

Английский командующий Мальборо одержал важную победу в деревне под названием Бленхейм в Баварии. По Утрехтскому договору (1713 г.) Англия серьезно расширила свои колониальные владения: она приобрела Гибралтар, западный ключ к Средиземному морю, остров Менорка, в Северной Америке Ньюфаундленд, Новая Шотландия и территория Гудзонова залива были отобраны у Франции.Также она получила свободу торговли с испанскими колониями. Более того, Англия закрепила за собой монопольное право снабжать испанские колонии рабами из Африки. Позорная работорговля, процветавшая на протяжении всего восемнадцатого века, приносила купцам Лондона, Ливерпуля и Бристоля огромные прибыли. Война за испанское наследство увеличила колониальную, торговую и военно-морскую мощь Англии, истощила ее соперников и значительно стимулировала британскую морскую торговлю.

Важные события произошли на Британских островах, в частности, в отношении англо-шотландских отношений.В 1707 году после периода серьезных военных действий Шотландия согласилась на союз с Англией, потерявшей свою независимость. Чтобы умиротворить шотландцев, Англия пошла на некоторые уступки: Шотландия должна была иметь шестнадцать членов в английской палате лордов и пятьдесят пять членов в палате общин. Шотландия также обеспечила свободную торговлю с Англией и сохранила свои собственные суды, систему частного права, систему образования и пресвитерианскую церковь. Союз с Шотландией значительно увеличил власть правящей олигархии в Великобритании.

Рост английской торговли в международном масштабе в 18 веке увеличил значение английских колоний в Северной Америке, которые уже достигли значительного прогресса. Они стали важным рынком для товаров английской промышленности и источником необходимого сырья.

Первые английские поселения в Северной Америке были основаны в начале 17 века, но только в двадцатых годах века были основаны эти поселения, которые составили постоянную основу английских колоний.С самого начала между колониями юга и севера Северной Америки были значительные различия. На северо-восточном побережье, благодаря наличию необходимых минеральных ресурсов, промышленность развивалась капиталистически. Юго-восточные колонии из-за благоприятных климатических и почвенных условий оставались преимущественно сельскохозяйственными. Здесь широко развернулось крупное плантационное выращивание риса, хлопка, табака на основе рабского лалура.

Стремясь захватить как можно больше земель, колонисты были безжалостны по отношению к местному индейскому населению, которое они постепенно истребляли.

К середине 18 века население колоний достигло около 2 миллионов человек. Колонии представляли собой пестрое собрание людей разного происхождения: пуританские беженцы из Англии, ирландцы-католики, иммигранты из других европейских стран. Также было несколько тысяч преступников, которые были доставлены туда из английских тюрем.

В период, когда англичане селились вдоль побережья, французские торговцы пушниной уже проникли в глубь страны от реки Святого Лаврентия вниз по Огайо и Миссисипи и пытались объединить в целом французские торговые поселения из Канады вдоль рек. в Мексиканский залив.Торговое соперничество между британскими и французскими колонистами в Северной Америке привело к началу открытых боевых действий. Несмотря на огромные территории, жадность колонизаторов была безграничной.

Интересы Англии и Франции столкнулись в Индии. Предшественником английских колониальных посягательств на Индию была Ост-Индская компания (основана в 1600 г.). В начале 17 века были открыты первые английские торговые станции, за которыми последовали укрепленные форпосты, французы не бездействовали.Была также французская ост-индийская компания, которая действовала аналогично английской. Пондичерри стал главным французским оплотом в Индии.

Когда Роберт Уолпол был у власти (172142), большая часть растущих разногласий между двумя соперниками уладилась мирным путем. Однако такое примирительное отношение Уолпола было самым непопулярным среди воинственной фракции вигов, возглавляемой Уильямом Питтом Старшим. Эта фракция, известная как «Молодые виги», была явно агрессивной в колониальной внешней политике.Он выступал за открытую войну с Францией, которую считали самым опасным давним соперником Британии. В конце концов молодые виги получили политическое превосходство, Уолпол потерпел поражение (1742 г.), а Англия участвовала в двух последовательных войнах против Франции: войне за австрийское наследство (17408 г.) и Семилетней войне (1756–63 гг.). Английское колониальное завоевание этого периода и войны, которые велась в стране, тесно связаны с именем Уильяма Питта Старшего (170878), активного сторонника британского колониального господства.Английские историки считают его величайшим строителем британской империи. Он считал, что страна должна расширяться в коммерческом и колониальном отношениях, и для этого был готов использовать британскую мощь до предела. Он открыто заявил, что Франция является главным врагом Великобритании и что французские торговые центры по всему миру должны быть захвачены. Он также настаивал на том, чтобы французы в Канаде были покорены. Политика Питта заключалась в том, чтобы покупать союзников в Европе, которые будут сражаться с французами. Следовательно, в войне за австрийское наследство все боевые действия должна была вести Австрия, а в Семилетней войне — Пруссия, в то время как Австрия, бывший союзник, стала врагом на стороне Франции.Имея полную свободу действий на континенте, Британия со своей армией и флотом могла обеспечить свою главную цель — захват новых колониальных владений и вытеснение французов с территорий, где они угрожали британским колониальным интересам.

Шансы войны, которую вели Британия, не всегда были благоприятны для Британии. Однако в результате большинства боев, которые происходили в основном в Индии и Северной Америке, англичане одержали победу. Семилетняя война, как указывал Карл Маркс, превратила Ост-Индскую компанию из торговой державы в настоящую военную и территориальную державу и заложила фундамент Британской империи на востоке.

Героем в Канаде был генерал Вулф, человек, которого Питт выбрал для восстановления там британских позиций.

В Парижском мире (1763 г.) Британия закрепила свои колониальные достижения: Британская империя стала крупнейшей в мире. Он включал Канаду, часть Америки, Вест-Индию и Индию, а также кусочки западноафриканского побережья. победа Великобритании сделала ее indisputed владычица морей, разорил Франция, и лишила ее флота, и многие из ее колоний.

Колониальная жадность Британии привела ее дальше в самые отдаленные уголки мира. В 1769 году капитан Кук открыл Австралию. Однако только в 1788 году Британия начала здесь поселение. В тот год специальный флот перевез на новую территорию 1350 человек (в основном осужденных). Группа сошла на берег в Сиднейской бухте 26 января 1788 года, что знаменует собой начало австралийской колонии. Аборигенов Австралии постигла та же участь, что и красных индейцев в Америке. Туземцы очень дружелюбно относились к первым поселенцам, показывая им ручьи с пресной водой, хорошие якорные стоянки, делясь рыбой и огнем.Однако, протянув руку дружбы белым, они в конце концов были преданы, изгнаны со своих земель в пустыню и в конечном итоге истреблены. Сегодня они составляют крошечное меньшинство населения и находятся на грани исчезновения.

Колониальные победы Великобритании в 18 веке дали ей новые возможности для расширения позорной работорговли. Миллионы африканских рабов были перевезены из Западной Африки в южноамериканские колонии или на хлопковые и табачные плантации южных колоний Северной Америки, что принесло английским работорговцам огромные состояния.


Дата: 03.02.2015; просмотр: 1147


.

Империя | политология | Британника

Империя , крупная политическая единица, в которой метрополия или единая суверенная власть осуществляет контроль над большой территорией или рядом территорий или народов посредством формальных аннексий или различных форм неформального господства.

Природа и эволюция империи

Империя была характерной формой политической организации с ранней античности и на несколько веков предшествовала колониальному правлению.Понятие империи также пережило эпоху колониализма. Тем не менее, колониальное наследие по-прежнему не дает покоя бывшим колониальным империям и их бывшим колониям. Однако многие империи были символами мира и процветания, а не угнетения и эксплуатации.

Исследования империй показывают, что контроль внутри них может быть основан на стимулах, а не на принуждении, или на сочетании того и другого. Это может быть осуществлено различными военными, экономическими и культурными средствами. Он может быть в разной степени формальным или неформальным.Статус юридических и физических лиц на периферии империй также может различаться. Некоторым периферийным игрокам предоставляется доступ к принятию решений и ресурсам мегаполиса или суверенной власти, тогда как других держат на расстоянии или даже подвергают открытой дискриминации и эксплуатации. Отношения между мегаполисом и периферией могут быть иерархическими и конфликтными, но также могут быть гармоничными и основанными на взаимозависимости, когда некоторые империи образуют довольно рыхлую множественную независимость.

Характер мегаполисов и периферийных субъектов также может различаться. В большинстве случаев в мегаполисах есть централизованное правительство, дифференцированная экономика (разделение производителей и потребителей) и общая политическая лояльность, тогда как на периферии есть слабое правительство, недифференцированная экономика и сильно разделенные политические взгляды. Однако имперская метрополия также может иметь относительно слабое, ограниченное и децентрализованное правительство; неэффективная экономическая система; и множественная культурная самобытность.Например, средневековые империи имели ограниченные и децентрализованные правительства, выполнявшие лишь несколько основных правительственных функций. Они были охвачены внутренними конфликтами между королем (или императором) и низшей аристократией (феодальной или бюрократической), тогда как стойкое расхождение местных культур, религий и традиций подразумевало сильно разделенные политические взгляды.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня

У мегаполиса не всегда есть генеральный план имперского завоевания.Государства могут стать империями по умолчанию, потому что они пытаются навести порядок в нестабильных соседях или пытаются обратить «варваров» в «хороших» граждан или в определенную религию. Точно так же империя не обязательно возникает в результате прямой агрессии. Некоторые империи возникают незаметно или даже тайно в результате неравномерной модернизации и социальной дифференциации. Они могут даже не видеть себя империями.

Разные исторические периоды породили разные типы империй.Александр Великий построил свою империю и подчинил себе множество национальностей, в основном с помощью военной силы. Римская империя гораздо больше полагалась на мирные методы, используя язык и закон на службе своих цивилизационных усилий. Китайская империя Хань была известна своими административными навыками, что позволяло ей удерживать разнообразные и автономные провинции под одним правилом. Британская империя, как и Франция, Португалия и Испания, использовала свою морскую мощь и превосходство в мировой торговле.Советская империя умело применяла идеологическое проникновение наряду со старыми военными, политическими и экономическими методами имперского строительства.

Империи 21 века

«Конец империи» объявлялся несколько раз на протяжении всей истории, но в начале 21-го века казалось, что империи находятся на подъеме, а не в упадке. Соединенные Штаты, Китай, Европейский Союз (ЕС) и Россия — все они были описаны как империи. Все четыре представляют собой обширные территориальные единицы с глобальным влиянием в материальном, институциональном и идеологическом плане.Они обладают не только глобальным экономическим и военным влиянием, но и способностью влиять на глобальную институциональную повестку дня и формировать представление о легитимности в различных частях мира. Кроме того, можно утверждать, что действия всех четырех стран наложили значительные внутренние ограничения на различные формально суверенные образования, рассматривая их как своего рода периферию, управляемую имперским центром. (Китай и Россия также содержат периферию в пределах своих границ, особенно Тибет и Чечню соответственно.)

Более того, политика Соединенных Штатов, Китая, ЕС и России руководствовалась не только их эгоистичными интересами, но также — если не в первую очередь — «цивилизационной миссией» на благо своего региона, если не всего мира. напоминает Pax Romana или старый китайский Мандат Небес. Предположительно Соединенные Штаты стремились поддерживать мировой порядок и продвигать экономический проект, совместимый с силами модернизации. ЕС рассматривает себя как полюс притяжения для своих соседей, способствующий созданию более справедливого, безопасного и единого мира.Между тем современная Россия рассматривает себя как бастион против варварских сил хаоса, национализма и религиозного фундаментализма, процветающих на ее заднем дворе.

Однако между этими четырьмя современными империями есть существенные, а в некоторых случаях и поразительные различия. Существует разительный контраст между автократической, националистической и милитаристской Россией и своеобразным постмодернистским государством, которым является ЕС, без единого центра правительства и без армии. Нет и американского эквивалента подчиненной внутренней периферии, такой как Тибет, Синьцзян и то, что Китай называет Внутренней Монголией.Однако некоторые из тех, кто изучает империю, утверждают, что Соединенные Штаты склонны рассматривать весь мир как свою периферию. Его территориальное влияние действительно глобально. Хотя контроль со стороны Соединенных Штатов обычно носит неформальный характер, он поддерживается огромной военной и экономической мощью.

Япония, Индия, Бразилия, Южная Африка и Германия также могут рассматриваться как своего рода империи. Нежелание Японии вновь занять имперскую позицию красноречиво, это скорее результат исторической памяти, чем военного потенциала.Тем не менее, современная Япония, как Китай и Индия, демонстрирует признаки менталитета «среднего царства» — веры в то, что мир вращается вокруг него. В конце концов, империи могут расти и падать, даже если критерии их определения обсуждаются.

Дэниел И. О’Нил

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

  • Anthemius

    Анфемий, император Западной Римской империи, правивший с 12 апреля 467 г. по 11 июля 472 г.Зять восточного императора Маркиана, Анфемий был назначен на свой пост наследником Маркиана, Львом I, который нуждался в помощи в нападении на вандалов в Северной Африке. Могущественный патриций Рицимер, создатель королей…

  • Западный колониализм

    Западный колониализм, политико-экономический феномен, при котором различные европейские народы исследовали, завоевывали, заселяли и эксплуатировали большие территории мира.Эпоха современного колониализма началась примерно в 1500 году после открытия европейцами морского пути вокруг южного побережья Африки (1488 г.) и…

    г.
  • Древний Рим

    Древний Рим, государство с центром в городе Рим.В этой статье обсуждается период от основания города и царственный период, начавшийся в 753 г. до н. Э., Через события, приведшие к основанию республики в 509 г. до н. Э., Установлению империи в 27 г. до н. Э. И окончательному затмению …

.

Российская Империя | История, факты и карта

Российская империя , историческая империя, основанная 2 ноября (22 октября по старому стилю) 1721 года, когда российский Сенат присвоил Петру I титул императора (императора) всея Руси. Отречение Николая II 15 марта. 1917 год ознаменовал конец империи и ее правящей династии Романовых.

Российская Империя Флаг Российской Империи.

Империя зародилась, когда русское дворянство искало новую родословную для своей монархии.Они нашли его у молодого боярина (дворянина) Михаила Романова, избранного царем в 1613 году. Ранние Романовы были слабыми монархами. Коронованный в 17 лет, Михаил разделил трон в решающие годы своего правления вместе со своим отцом, патриархом Филаретом. Сын Михаила Алексис вступил на престол в 1645 году в возрасте 16 лет; он находился под сильным влиянием сначала Бориса Ивановича Морозова, а затем патриарха Никона. Федор III, мальчику четырнадцати лет на момент его вступления на престол в 1676 году, также уступил большую власть своим фаворитам.Несмотря на это, все трое были популярными царями, оставившими после себя хорошую репутацию в народе и которых славянофилы 19 века идеализировали как образцовых русских монархов. Власть в этот период обычно находилась в руках лиц, которые по тем или иным причинам оказывали личное влияние на царей. Народное недовольство обычно обращалось против этих фаворитов, а не против самого царя, например, во время городских восстаний (1648–50), приведших к ссылке Морозова, и великого крестьянского восстания (1670–71) под предводительством казака Стеньки Разина.

Майкл Майкл, деталь цветной литографии середины XIX века Питера Бореля, основанной на картине XVII века. Агентство печати «Новости»

Теоретически российская монархия была неограниченной, и действительно не было никаких гарантий, юридических или экономических, против произвола царя. На практике, однако, степень контроля, которую он мог осуществлять над империей, была эффективно ограничена размером страны, неадекватностью администрации и в целом немодернистской концепцией политики.Как следствие, подавляющее большинство жителей редко ощущало на себе тяжелую руку государства, которое ограничивало его собственные полномочия поддержанием порядка и сбором налогов. Некоторые из мнимых подданных царя, такие как жители Сибири и казаки, жили в полностью автономных сообществах, лишь номинально подчиняясь царской власти.

Российская Империя Русская экспансия в Азии. Британская энциклопедия, Inc. .

Хронология Британской империи

Британская империя известна своей обширной, длительной и далеко идущей имперской деятельностью, которая положила начало эре глобализации и взаимосвязанности. Британская империя зародилась в шестнадцатом веке, процветала и резко росла, продлившись до двадцатого века.

Ключевые события:

1497 — Король Генрих VII отправляет Джона Кэбота в экспедицию, чтобы открыть путь в Азию через Атлантику.Каботу удалось добраться до побережья Ньюфаундленда, и он считал, что добрался до Азии.
1502 — Генрих VII совершил еще одно путешествие, совместное предприятие англичан и португальцев, в Северную Америку.
1547 — итальянский исследователь Себастьян Кабот, нанятый английской короной, вернулся в Англию с информацией об испанских и португальских заморских исследованиях.
1552 — английский морской офицер Томас Виндхэм привез сахар и патоку из Гвинеи.
1554 — сэр Хью Уиллоуби, английский солдат и мореплаватель, возглавил флот кораблей в поисках северо-восточного пути на Дальний Восток.Хотя он погиб во время путешествия, другому судну удалось заключить торговое соглашение с Россией.
1556 — Завоевание Ирландии Тюдоров привело к конфискации земли для использования под плантации.
1562 — английский флотоводец Джон Хокинс начал свое участие в работорговле между Западной Африкой и Новым Светом. Хокинсу, наряду с Фрэнсисом Дрейком, было дано разрешение на каперские набеги на испанские порты в Америке, что свидетельствует о решимости не отставать от успеха испанцев и португальцев в этой новой «эпохе открытий».

Drake Сэр Фрэнсис Дрейк

1577 — Фрэнсис Дрейк начал свое кругосветное плавание, которое он завершил в 1580 году.
1578 — Торговая компания Леванта была основана в Лондоне для торговли с Османской империей.
1597 — принят парламентский акт, разрешающий перевозку осужденных преступников в колонии.
1600 — Создание Ост-Индской компании.
1604 — Попытки основать колонию в Гвиане.

John Smith arrives Jamestown Капитан Джон Смит приземляется в Джеймстауне, Вирджиния, 1607

1607 г. — капитану Джону Смиту и компании «Вирджиния» удалось основать первое постоянное поселение в Америке в Джеймстауне.
1615 — поражение португальцев в Бомбее в споре с англичанами о торговых правах.
1617 — Сэр Уолтер Рэли отправляется в путешествие на поиски «Эльдорадо». Тем временем эпидемия оспы охватила Новую Англию, истребляя коренное население Америки.

Прибытие Mayflower в Новый Свет

1620 — «Мэйфлауэр» отплыл из порта Плимута и отправился в путь с примерно сотней пассажиров, в основном пуританами, ищущими новую жизнь вдали от преследований через Атлантику.
1624 — На Сент-Китсе успешно созданы поселения.
1627 — На Барбадосе созданы поселения.
1628 — Основание поселений на Невисе.
1633 — в Бенгалии основан английский торговый пост.
1639 — Англичане поселяются в Мадрасе.
1655 — Остров Ямайка отнят у испанцев и аннексирован.
1660 — Основание Королевской африканской компании. Законы о навигации были приняты для защиты торговых сетей и продуктов от конкурирующих держав, таких как голландцы.

Charles II and Catherine de Baganza Карл II и Екатерина де Браганса

1661 — Карл II получил приданое от португальцев после женитьбы на Екатерине де Браганса в виде Танжера и Бомбея.
1664 — Англичане получили контроль над голландской колонией Новые Нидерланды, переименовав поселение в Нью-Йорк.
1666 — Багамы были успешно колонизированы.
1668 — Английская Ост-Индская компания захватывает Бомбей.
1690 — Джоб Чарнок официально основал Калькутту от имени Ост-Индской компании.(Это оспаривается и не является общепризнанным).
1708 — Британская Ост-Индская компания и конкурирующая компания были слиты в Объединенную компанию купцов Англии, торгующих в Ост-Индии.
1713 — Утрехтский мир успешно завершает войну за испанское наследство. Этот договор позволяет Великобритании добиться значительных территориальных успехов в Северной и Южной Америке и Средиземноморье, включая Ньюфаундленд, Сент-Китс, Гудзонов залив, а также Гибралтар и Менорку. Договор также включал право Великобритании ввозить рабов в испанские колонии.
1719 — Британское правительство объявило Ирландию неотделимой от Великобритании.

1727 Siege of Gibraltar Осада Гибралтара 1727

1727 — Между Испанией и Великобританией началась война, в результате которой испанцы осадили Гибралтар. В том же году квакеры подняли вопрос об отмене рабства в колониях.
1731 г. — английским фабричным рабочим запрещен выезд в Америку.
1746 — Мадрас захвачен французами.
1750 — Британцы и французы начали переговоры о границах в Северной Америке.
1756 — Менорка проиграла испанцам.
1763 — Рост напряженности между европейскими державами, соперничающими за монополию в определенных областях, поселениях и торговых портах, приводит к подписанию Парижского договора о перераспределении имперских земель. Районы Нижней Канады, земли до Миссисипи, Флориды, Индии и Сенегала были переданы Великобритании. Британцы вернули Кубу и Манилу испанцам в рамках договора.
1765 — Закон о гербовом сборе и закон о квотировании не получили одобрения в американских колониях.
1769 — Великий голод в Бенгалии унес жизни более 10 миллионов человек. В том же году капитан Джеймс Кук прибыл на Таити, прежде чем отправиться в Новую Зеландию.
1770 — Капитан Джеймс Кук объявил Новый Южный Уэльс Британии.

Boston Tea Party Бостонское чаепитие, 1773

1773 — Бостонское чаепитие, реакция на способность Великобритании взимать налоги. Растущие признаки недовольства в Америке британским правлением; только вопрос времени, когда оппозиция перерастет в насилие и бунт.
1775 — Начинается война за независимость Америки и длится до 1783 года.
1783 — Завершение международного конфликта американской войны за независимость, затронутого вмешательством Франции, с Версальским договором. Великобритания вынуждена признать независимость 13 колоний. Флорида уступила место испанцам; Сенегал вернулся к Франции. Однако в рамках соглашения Великобритания сохранила имперский контроль в Вест-Индии и Канаде.
1787 — Британский политик Уильям Уилберфорс, член секты Клэпхэма, начал свою кампанию по искоренению рабства в британских колониях.Это привело к созданию свободной колонии в Сьерра-Леоне.
1788 — Первые корабли с осужденными преступниками из Англии прибыли в залив Ботани, Австралия. Это стало началом перевозки нескольких сотен человек, обычно за мелкие преступления, по всему миру.
1801 г. — Ирландский акт об объединении Великобритании и Ирландии.

Trafalgar Трафальгарская битва, 1805

1805 — Победа Нельсона в битве при Трафальгаре позволяет Королевскому флоту контролировать моря.
1806 — Мыс Доброй Надежды оккупирован англичанами.
1807 — Запрещение отправки рабов на британские корабли или в британские колонии.
1813 г. — Английская Ост-Индская компания утратила монополию на торговлю с Индией.
1816 г. — Венский конгресс стал еще одной попыткой установить мирные отношения между европейскими державами. Британия вернула голландские и французские колонии.
1819 — Сингапур основан сэром Стэмфордом Раффлзом.
1821 — Сьерра-Леоне, Гамбия и Золотой берег образуют Британскую Западную Африку.
1833 — Отмена рабства во всей Британской империи.
1839 — Опиумные войны между Китаем и Великобританией, возникшие в результате торговли опиумом, привели к повсеместному распространению зависимости. В результате торговля в Китае была запрещена, а любой найденный опиум уничтожался. Британцы рассматривали это как нападение на свободную торговлю и уничтожение британской собственности; так началась война.
1841 г. — Великобритания оккупировала остров Гонконг.

Nanking Нанкинский договор, 1842

1842 — Нанкинский договор завершил Опиумные войны и уступил Гонконг британцам.
1843 — Восстание маори против британского владычества в Новой Зеландии.
1853 г. — Строительство железных дорог в Индии.
1858 — Ост-Индская компания распущена.
1870 — Британские войска выведены из Австралии, Новой Зеландии и Канады.

Victoria Ее Императорское Величество Королева Виктория, Королева Великобритании и Ирландии, Императрица Индии

1876 г. — королева Виктория приняла титул императрицы Индии.
1878 — Оккупация Кипра.
1800 — Первая англо-бурская война между Британией и ЮАР.
1889 — Присуждена Королевская хартия Британской Южной Африки; Основание Родезии.
1894 — Уганда стала протекторатом.
1895 — Рейд Джеймсон, неудачный набег британцев на республику Трансвааль.

Boer War Реконструкция англо-бурской войны

1899 г. — Начало Второй англо-бурской войны между Британской империей и двумя бурскими государствами, известными как Республика Трансвааль и Оранжевое свободное государство. Накопление напряженности из-за векового соперничества между двумя державами, усиленного прибылью, полученной от золотых приисков Витватерсранда, привело к Бурскому ультиматуму.
1917 — Декларация Бальфура провозгласила поддержку «национального дома еврейского народа» в Палестине.

British Empire 1921 Британская империя на пике своей территории в 1921 году

1931 — Вестминстерский статут предоставил доминионам конституционную автономию.
1947 — Декларация независимости Индии и разделение Индии и Пакистана.
1948 — уход британцев из Палестины.
1952 — В Кении вспыхнуло восстание мау-мау, противостоящее колониальному правлению белых британцев.
1956 — Судан получил независимость, за ним последовала Гана в следующем году. Одна за другой британские колонии на материковой части Африки провозгласили независимость в следующем десятилетии, завершившемся в 1966 году. Единственным исключением была Намибия, которая опоздала с обретением независимости в 1990 году. В последующие десятилетия многие другие страны по всему миру продолжили обретение независимости от Британия, при этом некоторые покинули колониальное правление в определенные дни, в то время как другие достигли независимости в результате более длительного процесса, инициированного статусом доминиона.Распад Британской империи доминировал в ландшафте двадцатого века и открыл новую эру глобальных отношений.
1972 — азиаты изгнаны из Уганды.
1982 — Фолклендская война.
1997 — Гонконг возвращен китайцам.
Настоящее время — Великобритания и Содружество Наций.

Британская империя была важным компонентом в формировании жизней, народов, путешествий, экономики, технологий, политики и культуры на протяжении сотен лет. Хорошо это или плохо, но влияние Британской империи заслужило свое место в учебниках истории.

Джессика Брэйн — писатель-фрилансер, специализирующаяся на истории. Базируется в Кенте и любит все историческое.

  • Share on Facebook
  • Share on Twitter
.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.