За пределами мозга гроф: За пределами мозга — Гроф Станислав, скачать книгу бесплатно в fb2, epub, doc

Содержание

Станислав Гроф — За пределами мозга читать онлайн бесплатно

  • Главная
  • Библиотека
  • Жанры
  • Топ100
  • Новинки

Все жанры

Все жанры

  • Любовные романы
    • Эротика
    • Современные любовные романы
    • Исторические любовные романы
    • Остросюжетные любовные романы
    • Любовно-фантастические романы
    • Короткие любовные романы
    • love
    • Зарубежные любовные романы
    • Роман
    • Порно
    • Прочие любовные романы
    • Слеш
    • Фемслеш
  • Фантастика и фэнтези
    • Научная Фантастика
    • Фэнтези
    • Боевая фантастика
    • Альтернативная история
    • Космическая фантастика
    • Героическая фантастика
    • Детективная фантастика
    • Социально-психологическая
    • Эпическая фантастика
    • Ужасы и Мистика
    • Городское фентези
    • Киберпанк
    • Юмористическая фантастика
    • Боевое фэнтези
    • Историческое фэнтези
    • Иностранное фэнтези
    • Мистика
    • Книги магов
    • Романтическая фантастика
    • Попаданцы
    • Разная фантастика
    • Разное фэнтези
    • LitRPG
    • Любовное фэнтези
    • Зарубежная фантастика
    • Постапокалипсис
    • Романтическое фэнтези
    • Историческая фантастика
    • Русское фэнтези
    • Городская фантастика
    • Готический роман
    • Ироническая фантастика
    • Ироническое фэнтези
    • Космоопера
    • Ненаучная фантастика
    • Сказочная фантастика
    • Социально-философская фантастика 
    • Стимпанк
    • Технофэнтези
  • Документальные книги
    • Биографии и Мемуары
    • Прочая документальная литература
    • Публицистика
    • Критика
    • Искусство и Дизайн
    • Военная документалистика
  • Приключения
    • Исторические приключения
    • Прочие приключения
    • Морские приключения
    • Путешествия и география
    • Природа и животные
    • Вестерн
    • Приключения про индейцев
    • Зарубежные приключения

Читать За пределами мозга — Гроф Станислав — Страница 1

Станислав Гроф

За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии

Посвящается

Кристине, Полу и моей матери Марии

STANISLAV GROF

BEYOND THE BRAIN

BIRTH, DEATH AND TRANSCENDENCE IN PSYCHOTHERARY

State University of New York Press

Перевод с английского Александра Киселева

Научная редакция к. филос. н. Владимира Майкова

© Stanislav and Christina Grof, 1985

Предисловие к русскому изданию

Я очень рад представить читателям русский перевод моей книги «За пределами мозга». Побывав в СССР трижды, я сохранил много тёплых воспоминаний об этих путешествиях и встречах с друзьями и коллегами. Мой первый визит в 1961 году был туристическим; я восхищался красотой исторических мест Киева, Ленинграда и Москвы. Второй визит проходил в рамках программы профессионального обмена между Чехословакией и Советским Союзом. Тогда я получил возможность провести несколько недель в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева в Ленинграде, посетить некоторые психиатрические клиники и исследовательские центры в Москве, а также принять участие в программе экспериментального изучения неврозов у обезьян в Сухуми. В Ленинграде я выступил с докладом о терапевтическом потенциале необычных состояний сознания перед несколькими сотнями советских психологов и психиатров и был очень тронут тёплым приёмом.

Третий визит состоялся в апреле 1989 года. Мы с моей женой Кристиной побывали в Москве по приглашению советского Министерства здравоохранения для чтения лекций и проведения практического семинара по холотропному дыханию – мощному методу самопознания и терапии, который мы разрабатывали и совершенствовали в Калифорнии на протяжении последних 15 лет. И опять нас принимали очень тепло и радушно. Хотя наш визит и не рекламировался, на встречу с нами люди приехали даже из столь удалённых мест, как Прибалтика, Ленинград, Киев, Армения, Грузия. Ещё одним волнующим знаком необычайного интереса к исследованиям сознания были многочисленные просьбы подписать русские переводы моих книг, которые распространились по стране в самиздатовских ксерокопиях.

Я очень взволнован тем, что ситуация изменилась до такой степени, что «За пределами мозга» – и надеюсь, вскоре другие мои книги – будут изданы официально. Также надеюсь, что обсуждаемый в этих книгах материал окажется полезным русским читателям и будет стимулировать их интерес к исследованиям сознания и трансперсональной психологии.

С наилучшими пожеланиями, Станислав Гроф, доктор медицины, Сан-Франциско, октябрь 1990 года.

От автора

Эта книга явилась плодом интенсивных и систематических изысканий, продолжавшихся почти три десятилетия. На всех этапах этого долгого пути профессиональные и личные интересы переплетались настолько тесно, что стали нераздельным целым. Процесс научного исследования неизведанных территорий человеческой психики стал для меня в равной мере путешествием личной трансформации и самопознания.

Все эти годы я пользовался неоценимой помощью, вдохновением и одобрением со стороны многих значимых в моей жизни людей, в числе которых были мои учителя, мои друзья или коллеги, а некоторые сочетали в себе все эти роли. Здесь невозможно назвать всех поимённо. Но в нескольких случаях помощь была так велика, что требует особого упоминания.

Антрополог Энджелес Эрриен, исследовательница мистических традиций басков, стала мне верным другом и живым примером того, как в душе могут быть интегрированы женский и мужской аспекты и как «идти по мистической тропе своими ногами».

Энн и Джим Армстронги научили меня многому о природе подлинного медиумического дара и об эволюционном потенциале трансперсональных кризисов. Их бесстрашный энтузиазм в изучении человеческой психики является уникальным образцом совместного путешествия по неизведанным областям сознания.

Грэгори Бэйтсон, с которым я имел счастье провести много часов в интенсивном личном и интеллектуальном взаимодействии за те два с половиной года, когда мы оба трудились в Эсаленском институте в Калифорнии, стал мне добрым учителем и любимым другом. Его проницательная критика механистического мышления в науке и выполненный им творческий синтез кибернетики, информатики и теории систем, психиатрии и антропологии оказали глубокое влияние на моё развитие.

Джозеф Кемпбэл, блестящий мыслитель, мастерский наставник и дорогой друг, преподал мне бесценные уроки о первостепенной значимости мифологии для психиатрии и нашей повседневности. Равно глубоким было и его влияние на мою личную жизнь.

Ключевую роль в моём собственном интеллектуальном развитии и в научных поисках сыграла работа Фритьофа Капры. Именно его книга «Дао физики» убедила меня в том, что экстраординарные данные современных исследований сознания непременно будут когда-нибудь интегрированы в новом, всеобъемлющем научном мировоззрении. Наша многолетняя дружба и богатый обмен информацией в те времена, когда он писал «Поворотный пункт», очень помогли мне в работе над данной книгой.

Майкл и Сандра Харнеры, вошедшие в самый близкий круг моих друзей, одарили меня существенной поддержкой и возможностью поделиться нетрадиционными наблюдениями и информацией. Майкл, удачно сочетающий в себе роли респектабельного академиста и преуспевающего «белого шамана», стал образцом для моей собственной жизни.

Свами Мукткнанда Парамахамса, почивший недавно духовный учитель и глава линии Сиддха-Йоги, с которым я много раз встречался на протяжении ряда лет, предоставил мне уникальную возможность наблюдать и испытать на себе могущественное влияние животворной мистической традиции.

Ральф Мецнер, в котором непревзойдённым образом соединяются солидная образованность, любознательный ум и дух авантюризма, стал моим близким другом и коллегой.

Руперт Шелдрейк сумел с необыкновенной ясностью и остротой обозначить те ограничения механистического мышления в естественных науках, о которых я сам думал многие годы. Его работа значительно помогла освободиться от смирительной рубашки убеждений, навязанных мне в ходе профессиональной подготовки.

Энтони Сутич и Абрахам Маслоу, инициаторы двух новых направлений в психологии – гуманистического и трансперсонального, – стали для меня настоящим источником вдохновения. Они придали конкретную форму некоторым моим мечтам и надеждам относительно будущего психологии, и, конечно, мне никогда не забыть, что я был с ними рядом у истоков трансперсонального движения.

Теория процессов Артура Янга – одна из самых волнующих концепций среди всех, с которыми я когда-либо сталкивался. Чем глубже я вникаю в её смысл, тем более склонен в ней видеть научную метапарадигму будущего.

Открытие холономных принципов распахнуло для меня целый мир новых возможностей теоретического рассуждения и практических приложений. Особенную благодарность за это приношу Дэвиду Бому, Карлу Прибраму и Хьюго Зукарелли.

Клиническая работа с психоделиками сыграла решающую роль в пробуждении моего и по сей день сохраняющегося интереса к исследованиям сознания; именно здесь собраны самые важные данные из тех, что обсуждаются в книге. Это было бы невозможным без эпохальных открытий Альберта Хофманна. Я хотел бы выразить моё глубокое уважение к его трудам, оказавшим столь глубокое влияние на мою профессиональную и личную жизнь.

Стимулирующая атмосфера Эсаленского института и природная красота побережья Биг-Сура обеспечили уникальную обстановку для работы над книгой. Я хочу поблагодарить моих эсаленских друзей, Дика и Крис Прайс, Майкла и Далси Мерфи, Рика и Хэдер Тарнас за их многолетнюю поддержку. Рик вдобавок научил меня многому в соотношении астрономических процессов и динамики архетипов. Кетлин О’Шонесси заслуживает особой признательности за преданную и чуткую помощь в подготовке рукописи.

Читать книгу За пределами мозга

— 1 — Станислав Гроф За пределами мозга Предисловие к русскому изданию

Я очень рад представить читателям русский перевод моей книги «За пределами мозга». Побывав в СССР трижды, я сохранил много тёплых воспоминаний об этих путешествиях и встречах с друзьями и коллегами. Мой первый визит в 1961 году был туристическим; я восхищался красотой исторических мест Киева, Ленинграда и Москвы. Второй визит проходил в рамках программы профессионального обмена между Чехословакией и Советским Союзом. Тогда я получил возможность провести несколько недель в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева в Ленинграде, посетить некоторые психиатрические клиники и исследовательские центры в Москве, а также принять участие в программе экспериментального изучения неврозов у обезьян в Сухуми. В Ленинграде я выступил с докладом о терапевтическом потенциале необычных состояний сознания перед несколькими сотнями советских психологов и психиатров и был очень тронут тёплым приёмом.

Третий визит состоялся в апреле 1989 года. Мы с моей женой Кристиной побывали в Москве по приглашению советского Министерства здравоохранения для чтения лекций и проведения практического семинара по холотропному дыханию — мощному методу самопознания и терапии, который мы разрабатывали и совершенствовали в Калифорнии на протяжении последних 15 лет. И опять нас принимали очень тепло и радушно. Хотя наш визит и не рекламировался, на встречу с нами люди приехали даже из столь удалённых мест, как Прибалтика, Ленинград, Киев, Армения, Грузия. Ещё одним волнующим знаком необычайного интереса к исследованиям сознания были многочисленные просьбы подписать русские переводы моих книг, которые распространились по стране в самиздатовских ксерокопиях.

Я очень взволнован тем, что ситуация изменилась до такой степени, что «За пределами мозга» — и надеюсь, вскоре другие мои книги будут изданы официально. Также надеюсь, что обсуждаемый в этих книгах материал окажется полезным русским читателям и будет стимулировать их интерес к исследованиям сознания и трансперсональной психологии.

С наилучшими пожеланиями, Станислав Гроф, доктор медицины, Сан-Франциско, октябрь 1990 года.

ОТ АВТОРА

Посвящается Кристине, Полу и моей матери Марии

— 1 —

Гроф «За пределами мозга» | Книгопланета

Станислав Гроф “За пределами мозга” – книга, которая поменяла всё моё представление о психологии человека. Гроф выдвигает несколько интересных теорий про влияние родовой травмы на жизнь каждого человека. Интересны его представления о трансперсональном, о том, что существует над всеми нами, за пределами мозга.

Книга “ЗА ПРЕДЕЛАМИ МОЗГА” написанная Станиславом Грофом, подводит итог тридцатилетним исследованиям автора в области трансперсональной психологии и терапии. В ходе изучения необычных состояний сознания Станислав Гроф приходит к выводу о значительном пробеле в современных научных теориях сознания и психики, которые не учитывают важность добиографических (пренатальных и перинатальных) и трансперсональных (надличностных) уровней. Он предлагает новую расширенную картографию психики, включающую в себя современные психологические и древние мистические описания.

Цитаты с книги “За пределами мозга”

С точки зрения наблюдений, полученных в глубинной эмпирической терапии, детерминированное стремление к достижению внешних целей и упорное желание добиться успеха в жизни не имеют большого значения для преодоления чувства неполноценности и недостаточного самоуважения, каков бы ни был практический результат этих устремлений. От чувства неполноценности нельзя избавиться, мобилизовав все силы на его сверхкомпенсацию; это возможно, только при встрече с ним в переживании лицом к лицу и полной отдаче ему. Тогда оно поглощается процессом смерти-возрождения Эго, а из осознания собственной космической идентичности рождается новый образ себя. Подлинное мужество состоит не в героических усилиях, направленных на достижение внешних целей, а в решимости пройти через ужасный опыт столкновения с самим собой. До тех пор, пока индивид не найдет свою истинную сущность в себе самом, любые попытки продать жизни смысл через манипуляции во внешнем мире и достижение внешних целей останутся бесплодным и в конечном счете обреченным на поражение донкихотством.

Очень интересно расписано про эту книгу на esoteric4u.com

Хотя в своих исследованиях сам Гроф, уже упирается в понимание того, что все изучаемое и исследуемое будет обусловлено, состоянием самого человека, его глубинной верой и наработанным опытом.

Что в конечном итоге нас ограничивает в познании нового, в построении новых моделей.

По сути, интуитивно он упирается в вопрос “Договоров” (называя их “Парадигмами” ) – но осознания факта, что в каждой парадигме (Договоре) исследуется свой мир не происходит.

Идет некое расширение уже существующего Мировоззрения, позволяющее Человеку вести более полноценную и осмысленную жизнь, но все еще в рамках того же Социума.

Те выводы к которым приходит Гроф, в процессе своих исследований, во многом коррелируют с Эзотерическим мировоззрением, относительно иллюзорности природы реальности, того чем является человек (биороботом).

О сознании – которое первично,и именно оно определяет само понятие Человека.

О том, что человек может пребывать в различных Состояниях Сознания.

Но дальше этого пока прорыва не происходит ….

Выложенные ниже отрывки, крайне интересный критерий того, что сами Ученные включенные в Научные Договора, имеющие возможность включатся в Надсоциальный эгрегориальный слой – упираются в стену, не в состоянии превозмочь мощь прописанной Социумом социальной модели.

Ходят по замкнутому кругу, пытаясь изменить существующий мир, отметая все то – что в него не вписывается.

Вместо того, чтобы создать принципиально новую Модель, в которой могут быть найдены ответы на возникающие вопросы.

Хотя сам Гроф, уже находится на грани понимании этого “противоречия”…

Очень интересный момент в тексте, где Гроф, приходя к выводам – что невозможно постичь новое, расширяя старые списки, что необходимо радикально изменить Парадигму, говорит о том что

Цитата:

Неудовлетворенность существующей парадигмой возрастает и выражается все более недвусмысленно.

Ученые готовы обратиться за помощью к философам и обсуждать с ними фундаментальные установки – о чем и речи не могло быть в период нормальных изысканий.

По сути, этими выводами он подтверждает основную идею Эзотерического Мировоззрения :

“Философия основа всех наук”, в том смысле что именно Мировоззренческая Модель в которой мы живем – определяет все что мы “знаем, познаем и исследуем”…

По сути, Гроф говорит о необходимости глобальной смены Мировоззрения для дальнейшего Развития…не только отдельного индивида, но и всего Человечества.

Но ограниченный Социально-Научным Договором – не видит леса за деревьями, …

что все “борьба” Договоров (парадигм), обусловлена отнюдь не людьми…а теми Эгрегорами, которые управляют Социумом….

Тем не менее его выводы и собственный сдвиг в процессе самостоятельных исследований – объективизация реальности Развития в рамках Социально-Научного Договора (включение в один Системный Эгрегор, с жесткой фиксацией ТС).

То что формализовано описано в новом Пособии для Групп Развития.

ПРИРОДА РЕАЛЬНОСТИ: ЗАРЯ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ

В разных частях этой книги будут обсуждаться важные наблюдения из различных областей знания – те наблюдения, которые неспособны ни признать, ни объяснить механистическая наука и традиционные концептуальные системы психиатрии, психологии, антропологии и медицины. Некоторые из новых данных столь значительны, что указывают на необходимость радикальной ревизии современного понимания человеческой природы и даже природы реальности.

Философия науки и роль парадигм
Со времен промышленной революции западная наука добилась поразительных успехов и стала мощной силой, формирующей жизни миллионов людей.

Ее материалистическая и механистическая ориентация почти полностью заменила теологию и философию в качестве руководящих принципов человеческого существования и до невообразимой ранее степени преобразовала мир, в котором мы живем.

Технологический триумф был столь заметен, что только в самое последнее время и лишь немногие засомневались в абсолютном праве науки определять общую жизненную стратегию.

В учебниках по различным дисциплинам история науки описана преимущественно как линейное развитие с постепенным накоплением знаний о Вселенной, а кульминацией этого развития представлено современное положение дел.

Поэтому важные для развития научного мышления фигуры выглядят сотрудниками, работавшими над общим для всех кругом проблем, руководствуясь одним и тем же набором фиксированных правил, которые, кстати, только совсем недавно определены в качестве научных.

Каждый период в истории научных идей и методов видится логической ступенью в постепенном приближении ко все более точному описанию Вселенной и к предельной истине о существовании. Детальный анализ научной истории и философии показал чрезвычайно искаженную, романтизированную картину реального хода событий.

Можно весьма убедительно доказать, что история науки далеко не прямолинейна и что, несмотря на технологические успехи, научные дисциплины вовсе не обязательно приближают нас к более точному описанию реальности.

Самым видным представителем этой еретической точки зрения является физик и историк науки Томас Кун.

Его интерес к развитию научных теорий и революций в науке вырос из размышлений над некоторыми фундаментальными различиями общественных и естественных наук. Он был потрясен количеством и степенью разногласий среди специалистов по общественным наукам относительно базисной природы вошедших в круг рассмотрения проблем и подходов к ним.

Совсем иначе обстоят дела в естественных науках. Хотя занимающиеся астрономией, физикой и химией вряд ли обладают более четкими и точными решениями, чем психологи, антропологи и социологи, они не затевают почему-то серьезных споров по фундаментальным проблемам.

Исследовав глубже это очевидное несоответствие, Кун начал интенсивно изучать историю науки и спустя пятнадцать лет опубликовал работу “Структура научных революций” (Kuhn, 1962), которая потрясла основы старого мировоззрения.

В ходе исследований ему становилось все более очевидным, что в исторической перспективе развитие даже так называемых точных наук далеко от гладкости и однозначности.

История науки ни в коей мере не является постепенным накоплением данных и формированием все более точных теорий. Вместо этого ясно видна ее цикличность со специфическими стадиями и характерной динамикой. Процесс этот закономерен, и происходящие изменения можно понять и даже предсказать: сделать это позволяет центральная в теории Куна концепция парадигмы.

В широком смысле парадигма может быть определена как набор убеждений, ценностей и техник, разделяемых членами данного научного сообщества. Некоторые из парадигм имеют философскую природу, они общи и всеохватны, другие парадигмы руководят научным мышлением в довольно специфических, ограниченных областях исследований. Отдельная парадигма может поэтому стать обязательной для всех естественных наук, другая – лишь для астрономии, физики, биологии или молекулярной биологии, еще одна – для таких высокоспециализированных и эзотерических областей, как вирусология или генная инженерия.

Парадигма столь же существенна для науки, как наблюдение и эксперимент; приверженность к специфическим парадигмам есть необходимая предпосылка любого серьезного научного дела.

Реальность чрезвычайно сложна, и обращаться к ней в ее тотальности вообще невозможно. Наука не в состоянии наблюдать и учитывать все разнообразие конкретного явления, не может провести всевозможные эксперименты и выполнить все лабораторные и клинические анализы.

Ученому приходится сводить проблему до рабочего объема, и его выбор направляется ведущей парадигмой данного времени.

Таким образом, он непременно вносит в область изучения определенную систему убеждений.

Научные наблюдения сами по себе не диктуют единственных и однозначных решений, ни одна из парадигм никогда не объяснит всех имеющихся фактов, и для теоретического объяснения одних и тех же данных можно использовать многие парадигмы.

Какой из аспектов сложного явления будет выбран и какой из возможных экспериментов будет начат или проведен первым, определяется многими факторами.

Это случайности в предварительном исследовании, базовое образование и специальная подготовка персонала, опыт, накопленный в других областях, индивидуальные задатки, экономические и политические факторы, а также другие параметры.

Наблюдения и эксперименты могут и должны значительно сокращать диапазон приемлемых научных решений – без этого наука стала бы научной фантастикой.

Тем не менее, они не могут сами по себе и сами для себя полностью подтвердить конкретную интерпретацию или систему убеждений. Таким образом, в принципе невозможно заниматься наукой без некоторого набора априорных убеждений, фундаментальных метафизических установок и ответов на вопрос о природе реальности и человеческого знания. Но следует четко помнить об относительной природе любой парадигмы – какой бы прогрессивной она ни была и как бы убедительно ни формулировалась. Не следует смешивать ее с истиной о реальности.

Согласно Куну, парадигмы играют в истории науки решающую, сложную и неоднозначную роль. Из приведенных выше соображений ясно, что они безусловно существенны и необходимы для научного прогресса. Однако на определенных стадиях развития они действуют как концептуальная смирительная рубашка – тем, что покушаются на возможности новых открытий и исследования новых областей реальности. В истории науки прогрессивная и реакционная функции парадигм словно чередуются с некоторым предсказуемым ритмом.

Когда парадигму принимает большая часть научного сообщества, она становится обязательной точкой зрения.

На этом этапе имеется опасность ошибочно увидеть в ней точное описание реальности, а не вспомогательную карту, удобное приближение и модель для организации существующих данных.

Такое смешение карты с территорией характерно для истории науки. Ограниченное знание о природе, существовавшее на протяжении последовательных исторических периодов, представлялось научным деятелям тех времен исчерпывающей картиной реальности, в которой не хватает лишь деталей.

Как только парадигма принята, она становится мощным катализатором научного прогресса; Кун называет эту стадию “периодом нормальной науки”.

Большинство ученых все свое время занимается нормальной наукой, из-за чего эта отдельная сторона научной деятельности стала в прошлом синонимом науки вообще. Нормальная наука основывается на допущении, что научное сообщество знает, что такое Вселенная. В главенствующей теории определено не только то, чем является мир, но и чем он не является; наряду с тем, что возможно, она определяет и то, что в принципе невозможно.

Кун описал научные исследования как “напряженные и всепоглощающие усилия рассовать природу по концептуальным ящикам, заготовленным в профессиональном образовании”.

Пока существование парадигмы остается само собой разумеющимся, только те проблемы будут считаться законными, для которых можно предположить решение – это гарантирует быстрый успех нормальной науки.

При таких обстоятельствах научное сообщество сдерживает и подавляет (часто дорогой ценой) всякую новизну, потому что новшества губительны для главного дела, которому оно предано.

Нормальная наука занимается по сути только решением задач; ее результаты в основном предопределены самой парадигмой, она производит мало нового.

Действительное открытие может произойти только в том случае, если не сбудутся предположения относительно природы, методов и средств исследования, основанные на существующей парадигме.

Новые теории не возникнут без разрушения старых воззрений на природу.

Новая, радикальная теория никогда не будет дополнением или приращением к существующим знаниям.

Она меняет основные правила, требует решительного пересмотра или переформулирования фундаментальных допущений прежней теории, проводит переоценку существующих фактов и наблюдений.

Неудовлетворенность существующей парадигмой возрастает и выражается все более недвусмысленно.

Ученые готовы обратиться за помощью к философам и обсуждать с ними фундаментальные установки – о чем и речи не могло быть в период нормальных изысканий.

Ученый, занятый нормальной наукой, становится решателем задач. Парадигма для него – то, что само собой разумеется, и ему совсем не интересно проверять ее надежность.

На самом деле он существенно укрепляет ее фундаментальные допущения. Этому в частности есть такие вполне понятные объяснения, как энергия и время, затраченные в прошлом на обучение, или академическое признание, тесно связанное с разработкой данной парадигмы.

Однако корни затруднения уходят гораздо глубже, за пределы человеческих ошибок и эмоциональных привнесений.

Они затрагивают саму природу парадигм и их роль в науке. Важная часть этого сопротивления – уверенность в том, что текущая парадигма верно представляет реальность, и в том, что она в конце концов справится со всеми своими проблемами.

Ученый, принимающий новую парадигму, не интерпретирует реальность по¬новому, скорее он похож на человека в новых очках. Он видит те же самые объекты и находит их совершенно преображенными по сути и во многих деталях, при этом будет убежден, что они таковы на самом деле.

Мы не преувеличим, говоря, что со сменой парадигмы мир ученых меняется тоже.

Они используют новые инструменты, ищут в других местах, наблюдают другие объекты и постигают даже знакомое в совершенно ином свете. Согласно Куну, этот радикальный сдвиг восприятия можно сравнить с неожиданным перемещением на другую планету.

По Франку, все гипотезы по существу спекулятивны.

Различие между чисто философской гипотезой и гипотезой научной состоит в том, что последнюю можно проверить. Теперь уже неважно, чтобы научная теория взывала к здравому смыслу (это требование было отвергнуто Галилео Галилеем).

Она может быть сколь угодно фантастичной и абсурдной, пока поддается проверке на уровне повседневного опыта.

И напротив, прямое утверждение о природе Вселенной, которое нельзя проверить экспериментально, является чисто метафизической спекуляцией, а не научной теорией.

Такие утверждения, как “Все существующее по природе материально, и духовного мира нет” или “Сознание есть продукт материи”, принадлежат, конечно, к этой категории, независимо от того, насколько самоочевидными они могут показаться носителю здравого смысла или механистически ориентированному ученому.

Нет такой идеи или такой системы мышления, пусть самой древней или явно абсурдной, которая не была бы способна улучшить наше познание. К примеру, древние духовные системы и первобытные мифы кажутся странными и бессмысленными только потому, что их научное содержание либо неизвестно, либо искажено антропологами и филологами, не владеющими простейшими физическими, медицинскими или астрономическими знаниями.

В науке разум не может быть универсальным, а иррациональное никак не исключить полностью.

Не существует единственной интересной теории, которая соглашалась бы со всеми фактами в своей области.

Мы обнаруживаем, что ни одна теория не в состоянии воспроизвести некоторые количественные результаты, и что все они на удивление некомпетентны качественно. Все методологии, даже самые очевидные, имеют собственные пределы.

Наше обсуждение научных революций, динамики парадигм и функционирования научных теорий может, наверное, оставить у читателя впечатление, что данная работа имеет отношение главным образом к истории науки.

Легко предположить, что последний серьезный концептуальный переворот произошел в первые десятилетия нашего века, а следующая научная революция произойдет когда-нибудь в отдаленном будущем.

Вовсе нет, главная весть этой книги в том, что западная наука приближается к сдвигу парадигмы невиданных размеров, из-за которого изменятся наши понятия о реальности и человеческой природе, который соединит наконец концептуальным мостом древнюю мудрость и современную науку, примирит восточную духовность с западным прагматизмом.

Отзывы о книге “За пределами мозга” Грофа:

Великое произведение по изучению человеческой психики на основе научных работ многих специалистов и собственного опыта. Автор рассматривает психологию с точек зрения классического психоанализа, перинатального опыта (рождение) и трансперсонального опыта (мистические переживания, включающие в себя эпизоды из мифов и далёкого прошлого, повторяющиеся у многих людей в состоянии “изменённого сознания”).

Станислав Гроф ссылается на историю нашей науки и предсказывает скорое появление новой научной парадигмы, которая объяснит множество “необъяснимых” фактов.

“Результаты анонимных опросов (McCready and Greeley, 1976), показывающие, что 35% американцев когда-либо имели мистические переживания, дают представление о том, какими могли бы быть результаты более правдивой и реалистичной статистики о случаях изменения состояний сознания. Пока общая атмосфера не изменится, многие люди, вовлеченные в подобный процесс, будут воздерживаться от сообщений о своем опыте даже ближайшим родственникам, опасаясь, что их сочтут сумасшедшими и подвергнут бездушной рутине психиатрического лечения.”

“По Мэслоу, мистический опыт не следует считать патологическим; гораздо более уместно было бы рассматривать его как сверхнормальный, поскольку он ведет к самоактуализации и происходит у нормальных во всем остальном и вполне адаптированных индивидов.”

“При таком состоянии ума конечным критерием уровня жизни становится качество жизненного опыта, а не количество успехов и материальных благ.”

Очень даже согласен, что произведение фундаментальное по своей природе. Весьма часто оно входит во всякие сборники вроде “35 лучших книг по психологии”.

Я студент лишь третьего курса факультета психологии и, возможно, именно поэтому я просто поражен колоссальностью трудов С. Грофа. Эта книга представляет собой действительно грандиозно интегрированные знания из различных наук. Несомненно, его труды будут интересны и полезны в понимании и интерпретации реальности не только для специалистов в конкретных областях, но и для каждого сознательного человека.

Рекомендую книгу всем любителям психологии!

Интересные записи:

Станислав ГрофЗа пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии

Посвящается

Кристине, Полу и моей матери Марии

STANISLAV GROF

BEYOND THE BRAIN

BIRTH, DEATH AND TRANSCENDENCE IN PSYCHOTHERARY

State University of New York Press

Перевод с английского Александра Киселева

Научная редакция к. филос. н. Владимира Майкова

© Stanislav and Christina Grof, 1985

Предисловие к русскому изданию

Я очень рад представить читателям русский перевод моей книги «За пределами мозга». Побывав в СССР трижды, я сохранил много тёплых воспоминаний об этих путешествиях и встречах с друзьями и коллегами. Мой первый визит в 1961 году был туристическим; я восхищался красотой исторических мест Киева, Ленинграда и Москвы. Второй визит проходил в рамках программы профессионального обмена между Чехословакией и Советским Союзом. Тогда я получил возможность провести несколько недель в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева в Ленинграде, посетить некоторые психиатрические клиники и исследовательские центры в Москве, а также принять участие в программе экспериментального изучения неврозов у обезьян в Сухуми. В Ленинграде я выступил с докладом о терапевтическом потенциале необычных состояний сознания перед несколькими сотнями советских психологов и психиатров и был очень тронут тёплым приёмом.

Третий визит состоялся в апреле 1989 года. Мы с моей женой Кристиной побывали в Москве по приглашению советского Министерства здравоохранения для чтения лекций и проведения практического семинара по холотропному дыханию – мощному методу самопознания и терапии, который мы разрабатывали и совершенствовали в Калифорнии на протяжении последних 15 лет. И опять нас принимали очень тепло и радушно. Хотя наш визит и не рекламировался, на встречу с нами люди приехали даже из столь удалённых мест, как Прибалтика, Ленинград, Киев, Армения, Грузия. Ещё одним волнующим знаком необычайного интереса к исследованиям сознания были многочисленные просьбы подписать русские переводы моих книг, которые распространились по стране в самиздатовских ксерокопиях.

Я очень взволнован тем, что ситуация изменилась до такой степени, что «За пределами мозга» – и надеюсь, вскоре другие мои книги – будут изданы официально. Также надеюсь, что обсуждаемый в этих книгах материал окажется полезным русским читателям и будет стимулировать их интерес к исследованиям сознания и трансперсональной психологии.

С наилучшими пожеланиями, Станислав Гроф, доктор медицины, Сан-Франциско, октябрь 1990 года.

От автора

Эта книга явилась плодом интенсивных и систематических изысканий, продолжавшихся почти три десятилетия. На всех этапах этого долгого пути профессиональные и личные интересы переплетались настолько тесно, что стали нераздельным целым. Процесс научного исследования неизведанных территорий человеческой психики стал для меня в равной мере путешествием личной трансформации и самопознания.

Все эти годы я пользовался неоценимой помощью, вдохновением и одобрением со стороны многих значимых в моей жизни людей, в числе которых были мои учителя, мои друзья или коллеги, а некоторые сочетали в себе все эти роли. Здесь невозможно назвать всех поимённо. Но в нескольких случаях помощь была так велика, что требует особого упоминания.

Антрополог Энджелес Эрриен, исследовательница мистических традиций басков, стала мне верным другом и живым примером того, как в душе могут быть интегрированы женский и мужской аспекты и как «идти по мистической тропе своими ногами».

Энн и Джим Армстронги научили меня многому о природе подлинного медиумического дара и об эволюционном потенциале трансперсональных кризисов. Их бесстрашный энтузиазм в изучении человеческой психики является уникальным образцом совместного путешествия по неизведанным областям сознания.

Грэгори Бэйтсон, с которым я имел счастье провести много часов в интенсивном личном и интеллектуальном взаимодействии за те два с половиной года, когда мы оба трудились в Эсаленском институте в Калифорнии, стал мне добрым учителем и любимым другом. Его проницательная критика механистического мышления в науке и выполненный им творческий синтез кибернетики, информатики и теории систем, психиатрии и антропологии оказали глубокое влияние на моё развитие.

Джозеф Кемпбэл, блестящий мыслитель, мастерский наставник и дорогой друг, преподал мне бесценные уроки о первостепенной значимости мифологии для психиатрии и нашей повседневности. Равно глубоким было и его влияние на мою личную жизнь.

Ключевую роль в моём собственном интеллектуальном развитии и в научных поисках сыграла работа Фритьофа Капры. Именно его книга «Дао физики» убедила меня в том, что экстраординарные данные современных исследований сознания непременно будут когда-нибудь интегрированы в новом, всеобъемлющем научном мировоззрении. Наша многолетняя дружба и богатый обмен информацией в те времена, когда он писал «Поворотный пункт», очень помогли мне в работе над данной книгой.

Майкл и Сандра Харнеры, вошедшие в самый близкий круг моих друзей, одарили меня существенной поддержкой и возможностью поделиться нетрадиционными наблюдениями и информацией. Майкл, удачно сочетающий в себе роли респектабельного академиста и преуспевающего «белого шамана», стал образцом для моей собственной жизни.

Свами Мукткнанда Парамахамса, почивший недавно духовный учитель и глава линии Сиддха-Йоги, с которым я много раз встречался на протяжении ряда лет, предоставил мне уникальную возможность наблюдать и испытать на себе могущественное влияние животворной мистической традиции.

Ральф Мецнер, в котором непревзойдённым образом соединяются солидная образованность, любознательный ум и дух авантюризма, стал моим близким другом и коллегой.

Руперт Шелдрейк сумел с необыкновенной ясностью и остротой обозначить те ограничения механистического мышления в естественных науках, о которых я сам думал многие годы. Его работа значительно помогла освободиться от смирительной рубашки убеждений, навязанных мне в ходе профессиональной подготовки.

Энтони Сутич и Абрахам Маслоу, инициаторы двух новых направлений в психологии – гуманистического и трансперсонального, – стали для меня настоящим источником вдохновения. Они придали конкретную форму некоторым моим мечтам и надеждам относительно будущего психологии, и, конечно, мне никогда не забыть, что я был с ними рядом у истоков трансперсонального движения.

Теория процессов Артура Янга – одна из самых волнующих концепций среди всех, с которыми я когда-либо сталкивался. Чем глубже я вникаю в её смысл, тем более склонен в ней видеть научную метапарадигму будущего.

Открытие холономных принципов распахнуло для меня целый мир новых возможностей теоретического рассуждения и практических приложений. Особенную благодарность за это приношу Дэвиду Бому, Карлу Прибраму и Хьюго Зукарелли.

Клиническая работа с психоделиками сыграла решающую роль в пробуждении моего и по сей день сохраняющегося интереса к исследованиям сознания; именно здесь собраны самые важные данные из тех, что обсуждаются в книге. Это было бы невозможным без эпохальных открытий Альберта Хофманна. Я хотел бы выразить моё глубокое уважение к его трудам, оказавшим столь глубокое влияние на мою профессиональную и личную жизнь.

Стимулирующая атмосфера Эсаленского института и природная красота побережья Биг-Сура обеспечили уникальную обстановку для работы над книгой. Я хочу поблагодарить моих эсаленских друзей, Дика и Крис Прайс, Майкла и Далси Мерфи, Рика и Хэдер Тарнас за их многолетнюю поддержку. Рик вдобавок научил меня многому в соотношении астрономических процессов и динамики архетипов. Кетлин О’Шонесси заслуживает особой признательности за преданную и чуткую помощь в подготовке рукописи.

Выражаю глубочайшую благодарность всем членам моей семьи – моей матери Марии, брату Полу и жене Кристине. Им первым доставалось на «американских горках» (интеллектуальных, философских и духовных) моих многолетних нетрадиционных изысканий.

Кристина, самый близкий друг и товарищ по исследованиям, разделила со мной личную и профессиональную жизнь. Вместе мы разрабатывали и применяли на практике технику холотропной терапии, которая описана в этой книге. Из её драматичного личного путешествия я извлёк множество уроков, которые преподаются только самой жизнью. Кроме того, она была главным вдохновителем Службы духовной неотложной помощи – проекта, который мы вместе с ней начали в Биг-Суре, штат Калифорния.

Введение

На этих страницах я попытался сжать в один том результаты почти тридцатилетнего изучения неординарных состояний сознания, вызванных приёмом психоделических препаратов или применением различных нефармокологических методов. Эта книга – документальное отображение моих усилий в организации и систематизации исследовательских данных, которые много лет каждодневно бросали вызов системе моих научных убеждений и здравому смыслу. Пытаясь справиться с лавиной смущающих данных, я неоднократно исправлял и перепроверял свои концептуальные схемы, залатывая их приемлемыми на тот случай гипотезами, – и всякий раз только для того, чтобы увидеть настоятельную необходимость ещё одной их переделки.

У меня самого ушли годы на то, чтобы принять материалы этой книги, поэтому я не жду от читателей лёгкого усвоения большей части представленной здесь информации. Для этого нужно приобрести соответствующий опыт – лично или в работе с другими людьми. Я надеюсь, что тогда им пригодятся эти свидетельства – как независимая аргументация ко многим спорным вопросам, с которыми они непременно столкнутся. Меня в течение многих лет побуждали и вдохновляли сообщения других исследователей, указывавшие, что я уже не одинок в своих поисках, как это было в самом начале.

Что касается читателей, у которых не было соответствующих переживаний, то среди них мне особенно важно заинтересовать тех, у кого нет предубеждений, кто способен использовать представленные факты как побуждение к самостоятельной работе для их подтверждения или опровержения. Я совсем не рассчитываю, что материалы этой книги будут приниматься на веру – техника, при помощи которой достигались обсуждаемые здесь переживания и наблюдения, описана с достаточной детальностью, и её можно воспроизвести. Использование психоделиков – самого могущественного инструмента среди всех видов этой техники – в настоящее время связано с затруднениями политического, юридического и административного характера. Однако возможны подходы и без применения психоделиков, они описаны в книге и доступны каждому, кто всерьёз заинтересуется продолжением исследований в этой области.

 

Эти данные пригодятся и тем исследователям, которые занимаются аналогичными или относящимися к той же сфере явлениями в контексте других дисциплин и используют другие методы. Наверное, ими заинтересуются антропологи, изучающие туземные культуры и шаманские практики, обряды инициации и церемонии целительства; танатологи, исследующие смерть и предсмертные переживания; практикующие терапевты, использующие различные мощные эмпирические техники психотерапии, работу с телом или неавторитарные формы гипноза; учёные, занимающиеся лабораторными исследованиями изменённых состояний сознания и использующие для этого сенсорную изоляцию и перегрузки, биообратную связь, холофоническое звучание и другую звуковую технику; психиатры-клиницисты, которые работают с пациентами, переживающими неординарные состояния сознания в острой форме; парапсихологи, исследующие экстрасенсорное восприятие, и физики, интересующиеся природой пространства и времени, применением квантово-релятивистской физики для понимания взаимоотношений материи и сознания.

По моим собственным трудностям в принятии новых наблюдений при отсутствии очевидных и постоянно повторяющихся результатов я могу взвешенно судить о том, что не стоит анализировать данные по исследованиям сознания, находясь в башне из слоновой кости старых систем убеждений. Из истории науки мы знаем о недальновидности тех, кто отвергал новые наблюдения и свидетельства, только потому что они не согласовывались с существующим мировоззрением или принятой научной парадигмой. Нежелание современников Галилея взглянуть в телескоп (а ведь они уже знали, что на Луне не может быть кратеров!) служит лучшим тому примером.

Я уверен, что многие из проблем, обсуждаемых на этих страницах, чрезвычайно важны и представляют всеобщий интерес, так что книга может стать полезной для многих разумных людей, не занятых непосредственно исследованиями в любой из вышеупомянутых областей. Особенно уместны и важны для обычного читателя следующие темы: новое понимание реальности и природы человека; научное мировоззрение, включающее в себя мистические измерения существования; альтернативное понимание эмоциональных и психосоматических проблем, в том числе и некоторых психотических состояний; новая стратегия в терапии и самопознании; интуитивное видение современного глобального кризиса. Книга эта, ещё в рукописи, пригодилась многим людям, переживавшим эпизоды неординарных состояний сознания, она давала им новую концептуальную структуру и стратегию.

Когда в самом начале моих исследований психоделиков я пробовал поделиться с друзьями и коллегами новыми волнующими наблюдениями, мне был преподнесён важный урок. Стало до боли очевидным, что тот, кто честно, в обход внутренней цензуры сообщает о том, что испытал, встречает глубокое недоверие и подозрение, а кроме того, серьёзно рискует профессиональной репутацией и добрым именем. С той поры моя задача состояла не в том, чтобы найти лучший способ отчётливо выразить новые реалии в их целостности, а в том, чтобы от ситуации к ситуации решать, насколько возможно и целесообразно сообщать о них, какие метафоры и какой язык употребить, как соотнести сообщаемые факты с принятым в научном сообществе знанием.

В течение первых десяти лет моих исследований психоделиков в Чехословакии лишь очень немногие из моих друзей и коллег оказались достаточно непредубеждёнными для восприятия всего спектра новых открытий, способными серьёзно оценить их научную и философскую значимость. И хотя в 1967 году, когда я покидал Чехословакию, было подготовлено уже более 40 проектов с применением психоделиков, многие из тех, кто был в них вовлечён, ограничились в своей клинической работе и концептуальной систематике уровнем биографических феноменов; они уходили от новых наблюдений или пытались объяснить их традиционно.

Когда я выступил с лекциями о своих европейских исследованиях в Соединённых Штатах, круг единомышленников-коллег быстро расширился. Моими новыми товарищами стали не только специалисты по психоделикам, но и антропологи, парапсихологи, нейрофизиологи и танатологи – все вместе мы начали решительную концептуальную борьбу за интеграцию результатов нетрадиционных (личных или профессиональных) поисков и исследований с философией современной науки. У многих из них тоже накопились неопубликованные и не подлежащие публикации факты и наблюдения, статьи и даже монографии, которые они не решались предложить коллегам, придерживающимся ньютоно-картезианской концепции, или широкой публике. После многих лет моей профессиональной изоляции общение с этими людьми стало волнующим и ободряющим событием.

В конце 60-х годов я познакомился с небольшой группой специалистов, в которую входили Абрахам Маслоу, Энтони Сутич и Джеймс Фейдиман, – они разделяли мою убеждённость, что пришло время нового психологического направления, которое сосредоточилось бы на изучении сознания и признавало значимость духовных измерений психики. После нескольких встреч, имевших целью прояснение новых концепций, мы решили назвать это направление «трансперсональной психологией». Вскоре был основан «Журнал трансперсональной психологии» и создана Ассоциация за трансперсональную психологию.

Обретённое чувство профессиональной общности в быстро растущей группе коллег-единомышленников с общим для всех пониманием психологии и психотерапии очень меня вдохновляло, но всё же не решило окончательно моей старой проблемы самоидентификации как учёного. Хотя трансперсональная психология обладала определённой внутренней связностью и стала в какой-то мере самодостаточной, она оставалась почти полностью изолированной от главного русла в науке. Как и моё собственное мировоззрение, трансперсональная психология была уязвима для обвинений в иррациональности и ненаучности, а значит – в несовместимости со здравым смыслом и современным научным мышлением.

Ситуация резко изменилась за первые десять лет существования Ассоциации за трансперсональную психологию. Стало ясно, что трансперсональная ориентация и трансперсональная перспектива далеко раздвигают узкие прежде границы психиатрии, психологии и психотерапии. За это время установились важные связи с революционными открытиями в других научных дисциплинах – в квантово-релятивистской физике, теориях систем и информации, изучении диссипативных структур, исследованиях мозга, парапсихологии, голографии и холономном мышлении. Совсем недавно к ним добавились новые концепции в биологии, эмбриологии, генетике, науке о поведении, а также развитие холофонной технологии.

Многие из первопроходцев новых путей мышления в науке на протяжении нескольких лет принимали участие как приглашённые преподаватели в четырёхнедельных экспериментальных учебных программах, которые мы с моей женой Кристиной проводили в Эсаленском институте (Биг-Сур, штат Калифорния). В этом контексте я получил возможность формально и неформально, но всегда приятно сотрудничать с такими специалистами, как Фрэнк Барр, Грегори Бейтсон, Джозеф Кемпбел, Фритьоф Капра, Дуэйн Элджин, Дэвид Финкелштейн, Элмер и Элис Грин, Майкл Харнер, Стенли Криппнер, Руперт Шелдрейк, Соул-Пол Сирак, Рассел Тарг, Чарльз Тарт, Артур Янг и многими другими. Я мог также близко общаться и обмениваться информацией с пионерами трансперсональной психологии – в их числе Энджелс Эрриен, Артур Хастингс, Джек Корнфилд, Ральф Метцнер, Джон Перри, Джун Сингер, Ричард Тар-нас, Френсис Воон, Роджер Уолш и Кен Уилбер.

Богатые контакты с уникальными и творческими индивидуальностями на наших четырёхнедельных семинарах стали основным источником вдохновения для Международной трансперсональной ассоциации (ITA), которую я организовал в 1978 году совместно с Майклом Мэрфи и Ричардом Прайсом – основателями Эсаленского института. ITA отличается от Ассоциации за трансперсональную психологию выраженной международной и междисциплинарной направленностью. В первые годы, когда я исполнял обязанности президента ITA, у меня появилась возможность организовать большие международные конференции трансперсонологов в Бостоне, Мельбурне и Бомбее. Ежегодные встречи ITA привлекли многих замечательных докладчиков и обширную аудиторию, помогли выкристаллизовать теоретические обоснования и тем самым укрепили трансперсональное движение.

В настоящее время новое мышление в науке быстро набирает силу. Хотя поразительные индивидуальные разработки ещё не сведены воедино, последовательной и исчерпывающей научной парадигмы, способной заменить механистическую модель Вселенной, пока нет, но к этой впечатляющей мозаике необычайно быстро добавляются всё новые и новые фрагменты. Я убеждён, что для будущего науки (а возможно и для всей нашей планеты) чрезвычайно важно, чтобы эти новые устремления завоевали признание научной общественности. Именно поэтому я не представляю материал в упрощённой и популярной версии (что, возможно, предпочли бы многие издатели, с которыми я вёл переговоры). Я испытываю сильную потребность представить данные своих исследований сознания в контексте революционных открытий – столь важных для моего личностного и профессионального развития – в других дисциплинах. Поэтому представление моих собственных данных предваряет глава о возникающей парадигме, в которой суммированы результаты многих исследователей и мыслителей и тем самым подготовлен весь контекст книги.

Одно из самых глубоких влияний на моё мышление оказали холономические принципы, развитые в трудах Готфрида Вильгельма Лейбница, Жана-Батиста Фурье, Денниса Габора, Дэвида Бома, Карла Прибрама и Хьюго Зукарелли. И признавая величие предложенных холономическим мышлением революционных альтернатив, противопоставивших себя механистической концепции «разума, содержащегося в мозге», я решил назвать эту книгу «За пределами

1. Сохраняя в нашем издании неверную, но уже закрепившуюся в науке транслитерацию терминов, производных от греч. («целый, весь»), только для «голографии» и «голограммы», все другие термины мы даём в соответствии с устоявшимся в русской философской литературе написанием. Ср. «холизм, холистический» – Прим. ред.

Станислав Гроф «За пределами мозга»

Книга Станислава Грофа «За пределами мозга» – это уникальное творение, собравшее в себе множество техник и раскрывающее трансперсональную психологию как совершенно новую науку, опираясь на современные открытия в различных научных областях. По сей день работа американского психолога считается актуальной и широко используется в трансперсональной терапии. К слову, выпущена она была в недалеком 1985 году, спустя многолетние исследования и практики.

Несколько слов об авторе

Станислав Гроф – американский психиатр чешского происхождения. Является основателем трансперсональной психологии личности, и внес немалый вклад в развитие психологии как современной науки. В 1965 году защитил докторскую диссертацию, в то же время зарабатывая на жизнь психоаналитиком. В 1977 году стал президентом-основателем Международной трансперсональной ассоциации. За свою профессиональную деятельность написал более 150 научных статей и книг, которые были переведены на многие языки.

Одним из его главных трудов является открытие холотропного дыхания как метода психотерапии. Заключается он в учащенном дыхании, что вызывает гипервентиляцию легких и снижение углекислого газа в крови, а также стеноз сосудов головного мозга. Все это приводит к состоянию удовлетворения и эйфории, могут появляться зрительные и слуховые галлюцинации. Разработан данный метод психотерапии в 1970-е и имел одну единственную цель: замена тяжелому наркотику ЛСД.

И, конечно же, одно из лучших его творений – это «За пределами мозга».


Исследования сквозь десятилетия

Около тридцати лет понадобилось Станиславу Грофу, чтобы вывести свои мысли и теории на новый уровень, создавая целостное представление о трансперсональной психологии. Так что же это такое? Трансперсональная психология – это направление психологии, изучающее надличностные переживания и перенесенный опыт, связывая психологию с духовными практиками Востока и Запада.

В ходе изучения всех необычных состояний и штудирования литературы, автор пришел к выводу: психология не берет в счет важность перинатальных и надличностных уровней. Он предложил включить не только эти уровни, но и внедрить различные мистические и духовные практики.

Перинатальные матрицы

Базовые перинатальные матрицы – это модель о состоянии психики во время четырех этапов: до рождения, в период схваток, самих родов и, наконец, рождение. Все эти этапы тесно связаны и, разумеется, являются неотъемлемой частью друг друга. В теории Грофа, перинатальные матрицы могут оказывать воздействие на всю жизнь, а также стать причиной развития заболеваний психики. Теория основывается на том, что в процессе родовой деятельности плод приобретает опыт, который и ложится в основу его жизни.

Методы трансперсональной психологии

Если говорить о методах, используемых в данной терапии, в первую очередь необходимо выделить за основу глубинную психологию Карла Юнга, а также психосинтез Роберто Ассаджиоли. Чешский психотерапевт разработал свои методики, одна их которых уже упоминалась выше. Это различные техники дыхания (быстрое и холотропное), техники медитации и рефлексии, в процессе которых происходит полное переосмысление, отделение ненужного и установка в приоритет необходимого. Также для освобождения от эмоциональных рамок может применяться техника работы со снами и направляемым воображением.

Кому стоит прочитать?

В первую очередь, «За пределами мозга» – это тончайший и многолетний труд Станислава Грофа, написанный для широкой аудитории: от новичков-любителей, до специалистов в узких областях – социологов, антропологов, психологов и психотерапевтов. Поэтому к прочтению рекомендуется всем, кто поистине заинтересован в психологии и в таком удивительном ее течении, как трансперсональная психология.

Изображение в шапке — Greg Rakozy, Unsplash.

Пластичность мозга — как обучение меняет ваш мозг

Вы, наверное, слышали, что мозг пластичный.

Как вам хорошо известно. мозг не сделан из пластика … Нейропластичность, или пластичность мозга, относится к способности мозга ИЗМЕНЯТЬСЯ в течение жизни.

Человеческий мозг обладает удивительной способностью к реорганизации, образуя новые связи между клетками мозга (нейронами).

Помимо генетических факторов значительную роль в пластичности играет среда, в которой живет человек, а также действия каждого человека.

Нейропластичность возникает в головном мозге…

1- В начале жизни: когда незрелый мозг организует себя.

2- В случае травмы головного мозга: чтобы компенсировать потерянные функции или максимизировать оставшиеся функции.

3- В зрелом возрасте: всякий раз, когда что-то новое узнается и запоминается

Пластичность, обучение и память

Долгое время считалось, что с возрастом связи в мозге фиксируются, а затем просто исчезают.Исследования показали, что мозг никогда не перестает изменяться в процессе обучения. Пластичность — это способность мозга изменяться в процессе обучения.

Изменения, связанные с обучением, происходят в основном на уровне связей между нейронами: формируются новые связи и изменяется внутренняя структура существующих синапсов. Знаете ли вы, что когда вы станете экспертом в определенной области, области вашего мозга, отвечающие за этот тип навыков, будут расти?

Например, у водителей лондонских такси гиппокамп (в задней части тела) больше, чем у водителей лондонских автобусов.Это почему? Это связано с тем, что эта область гиппокампа специализируется на получении и использовании сложной пространственной информации для эффективной навигации. Водители такси должны перемещаться по Лондону, тогда как водители автобусов следуют ограниченному набору маршрутов.

Пластичность также наблюдается в мозгу двуязычных людей. Похоже, что изучение второго языка возможно благодаря функциональным изменениям в мозге: левая нижняя теменная кора в двуязычном мозге больше, чем в одноязычном.

Пластические изменения также происходят в мозгу музыкантов по сравнению с не музыкантами. Газер и Шлауг сравнили профессиональных музыкантов (которые практикуют не менее 1 часа в день) с музыкантами-любителями и не музыкантами. Они обнаружили, что объем серого вещества (коры) был самым высоким у профессиональных музыкантов, промежуточным у музыкантов-любителей и самым низким у не-музыкантов в нескольких областях мозга, участвующих в воспроизведении музыки: моторных областях, передних верхних теменных областях и нижних височных областях.

Наконец, Драганский и его коллеги недавно показали, что обширное изучение абстрактной информации также может вызвать некоторые пластические изменения в мозге. Они сделали снимки мозга немецких студентов-медиков за 3 месяца до медицинского осмотра и сразу после него и сравнили их с мозгами студентов, которые не готовились к экзамену в это время. В мозге студентов-медиков наблюдались вызванные обучением изменения в областях теменной коры, а также в заднем гиппокампе.Эти области мозга, как известно, участвуют в восстановлении памяти и обучении.

Пластичность и травмы головного мозга

Неожиданным следствием нейропластичности является тот факт, что активность мозга, связанная с данной функцией, может фактически перемещаться в другое место в результате опыта или повреждения мозга.

В своей книге «Мозг, который меняется сам: истории личного триумфа от границ науки о мозге» Норман Дойдж описывает многочисленные примеры функциональных сдвигов.В одном из них 50-летний хирург перенес инсульт. Его левая рука парализована. Во время реабилитации его здоровая рука и кисть обездвижены, и он готов мыть столы. Задача сначала невыполнима. Затем больная рука медленно вспоминает, как тоже двигалась. Он снова учится писать, снова играть в теннис: функции пораженных в результате инсульта участков мозга перешли в здоровые!

Мозг компенсирует повреждение за счет реорганизации и формирования новых связей между неповрежденными нейронами.Чтобы восстановить соединение, нейроны необходимо стимулировать посредством активности.

Наконец, позвольте мне ответить на несколько вопросов, которые мы часто получаем…

Могут ли в моем мозгу расти новые нейроны?

Да, и независимо от того, сколько вам лет или лет. Вот хорошая статья.

Можете ли вы порекомендовать хорошую книгу, чтобы узнать больше о нейропластичности и о том, как ее использовать навсегда?

Действительно. Мы опубликовали «Руководство SharpBrains по фитнесу для мозга: как оптимизировать здоровье и работоспособность мозга в любом возрасте» именно для того, чтобы предоставить полезную отправную точку для всех этих исследований и способов их применения.И мы рады сообщить, что он получает восторженные отзывы!

.

Анатомия мозга, Анатомия человеческого мозга

Обзор

Мозг — удивительный трехфунтовый орган, который контролирует все функции тела, интерпретирует информацию из внешнего мира и воплощает сущность разума и души. Интеллект, креативность, эмоции и память — вот лишь некоторые из многих вещей, которыми управляет мозг. Защищенный черепом, мозг состоит из головного мозга, мозжечка и ствола мозга.

Мозг получает информацию через наши пять органов чувств: зрение, обоняние, осязание, вкус и слух — часто их много одновременно.Он собирает сообщения таким образом, который имеет для нас значение, и может хранить эту информацию в нашей памяти. Мозг контролирует наши мысли, память и речь, движение рук и ног, а также функции многих органов нашего тела.

Центральная нервная система (ЦНС) состоит из головного и спинного мозга. Периферическая нервная система (ПНС) состоит из спинномозговых нервов, ответвляющихся от спинного мозга, и черепных нервов, ответвляющихся от головного мозга.

Мозг

Мозг состоит из головного мозга, мозжечка и ствола головного мозга (рис.1).

Рисунок 1. Головной мозг состоит из трех основных частей: головного мозга, мозжечка и ствола мозга.

Cerebrum: — самая большая часть мозга, состоящая из правого и левого полушарий. Он выполняет более высокие функции, такие как интерпретация осязаний, зрения и слуха, а также речи, рассуждений, эмоций, обучения и точного контроля движений.

Мозжечок: расположен под головным мозгом. Его функция — координировать движения мышц, поддерживать осанку и баланс.

Ствол мозга: действует как ретрансляционный центр, соединяющий головной мозг и мозжечок со спинным мозгом. Он выполняет множество автоматических функций, таких как дыхание, частота сердечных сокращений, температура тела, циклы бодрствования и сна, пищеварение, чихание, кашель, рвота и глотание.

Правое полушарие — левое полушарие

Головной мозг разделен на две половины: правое и левое полушария (рис. 2). Они соединены пучком волокон, называемым мозолистым телом, который передает сообщения от одной стороны к другой.Каждое полушарие контролирует противоположную сторону тела. Если инсульт произошел в правом полушарии мозга, ваша левая рука или нога может быть слабой или парализованной.

Не все функции полушарий являются общими. В целом левое полушарие контролирует речь, понимание, арифметику и письмо. Правое полушарие контролирует творческие способности, пространственные способности, артистические и музыкальные навыки. Левое полушарие является доминирующим в использовании рук и речи примерно у 92% людей.

Фигура 2.Головной мозг делится на левое и правое полушария. Обе стороны соединены нервными волокнами мозолистого тела.

Доли головного мозга

Полушария головного мозга имеют отчетливые трещины, которые разделяют мозг на доли. В каждом полушарии по 4 доли: лобная, височная, теменная и затылочная (рис. 3). Каждую долю можно снова разделить на области, которые выполняют очень определенные функции. Важно понимать, что каждая доля мозга не работает в одиночку. Между долями мозга и между правым и левым полушариями существуют очень сложные отношения.

Рисунок 3. Головной мозг делится на четыре доли: лобную, теменную, затылочную и височную.

Лобная доля

  • Личность, поведение, эмоции
  • Оценка, планирование, решение проблем
  • Речь: устная и письменная речь (область Брока)
  • Кузовное движение (моторная полоса)
  • Интеллект, концентрация, самосознание

Теменная доля

  • Переводит язык, слова
  • Ощущение прикосновения, боли, температуры (сенсорная полоска)
  • Интерпретирует сигналы зрения, слуха, моторики, органов чувств и памяти
  • Пространственно-зрительное восприятие

Затылочная доля

  • Интерпретирует зрение (цвет, свет, движение)

Височная доля

  • Понимание языка (зона Вернике)
  • Память
  • Слух
  • Секвенирование и организация

Язык

В общем, левое полушарие мозга отвечает за язык и речь и называется «доминантным» полушарием.Правое полушарие играет большую роль в интерпретации визуальной информации и пространственной обработке. Примерно у одной трети левшей речевая функция может располагаться в правом полушарии мозга. Людям-левшам может потребоваться специальное обследование, чтобы определить, находится ли их речевой центр с левой или с правой стороны до операции в этой области.

Афазия — это нарушение языка, влияющее на выработку речи, понимание, чтение или письмо, из-за травмы головного мозга — чаще всего в результате инсульта или травмы.Тип афазии зависит от пораженного участка мозга.

Область Брока: находится в левой лобной доле (рис. 3). Если эта область повреждена, человеку может быть трудно двигать языком или лицевыми мышцами, чтобы воспроизводить звуки речи. Человек все еще может читать и понимать разговорный язык, но испытывает трудности с речью и письмом (т. Е. Формирует буквы и слова, не пишет внутри строк) — это называется афазией Брока.

Область Вернике: лежит в левой височной доле (рис. 3).Повреждение этой области вызывает афазию Вернике. Человек может говорить длинными предложениями, не имеющими смысла, добавлять ненужные слова и даже создавать новые слова. Они могут издавать звуки речи, однако им трудно понимать речь, и поэтому они не осознают своих ошибок.

Cortex

Поверхность головного мозга называется корой. Он имеет складчатый вид с холмами и долинами. Кора головного мозга содержит 16 миллиардов нейронов (в мозжечке их 70 миллиардов = 86 миллиардов всего), которые расположены в определенных слоях.Тела нервных клеток окрашивают кору в серо-коричневый цвет, отсюда и название — серое вещество (рис. 4). Под корой находятся длинные нервные волокна (аксоны), которые соединяют области мозга друг с другом — это белое вещество.

Рисунок 4. Кора головного мозга содержит нейроны (серое вещество), которые связаны с другими областями мозга аксонами (белое вещество). Кора имеет складчатый вид. Складка называется извилиной, а впадина между ней — бороздой.

Сворачивание коры увеличивает площадь поверхности мозга, позволяя большему количеству нейронов поместиться внутри черепа и обеспечивая высшие функции.Каждая складка называется извилиной, а каждая бороздка между складками — бороздой. Есть названия складок и бороздок, которые помогают обозначить определенные области мозга.

Глубинные сооружения

Проводящие пути, называемые трактами белого вещества, соединяют области коры друг с другом. Сообщения могут перемещаться от одной извилины к другой, от одной доли к другой, от одной части мозга к другой и к структурам глубоко в головном мозге (рис. 5).

Рис. 5. Корональный разрез базальных ганглиев.

Гипоталамус: расположен в дне третьего желудочка и является главным регулятором вегетативной системы. Он играет роль в управлении таким поведением, как голод, жажда, сон и сексуальная реакция. Он также регулирует температуру тела, кровяное давление, эмоции и секрецию гормонов.

Гипофиз: находится в небольшом костном кармане у основания черепа, который называется турецким седлом. Гипофиз соединен с гипоталамусом головного мозга ножкой гипофиза.Известная как «главная железа», она контролирует другие эндокринные железы в организме. Он выделяет гормоны, которые контролируют половое развитие, способствуют росту костей и мышц и реагируют на стресс.

Шишковидная железа : находится за третьим желудочком. Он помогает регулировать внутренние часы организма и циркадные ритмы, выделяя мелатонин. Он играет определенную роль в половом развитии.

Таламус : служит ретрансляционной станцией для почти всей информации, которая приходит и отправляется в кору.Он играет роль в болевых ощущениях, внимании, настороженности и памяти.

Базальные ганглии: включают хвостатый, скорлупу и бледный шар. Эти ядра работают с мозжечком, чтобы координировать мелкие движения, такие как движения кончиков пальцев.

Лимбическая система: — это центр наших эмоций, обучения и памяти. В эту систему входят поясная извилина, гипоталамус, миндалевидное тело (эмоциональные реакции) и гиппокамп (память).

Память

Память — это сложный процесс, который включает три фазы: кодирование (определение важной информации), хранение и вызов.Различные области мозга задействованы в разных типах памяти (рис. 6). Ваш мозг должен уделять внимание и репетировать, чтобы событие перешло из краткосрочной в долговременную память — это называется кодированием.

Рисунок 6. Структуры лимбической системы, участвующие в формировании памяти. Префронтальная кора головного мозга кратковременно хранит недавние события в краткосрочной памяти. Гиппокамп отвечает за кодирование долговременной памяти.

  • Кратковременная память , также называемая рабочей памятью, возникает в префронтальной коре.Он хранит информацию около одной минуты, а его емкость ограничена примерно 7 элементами. Например, он позволяет набрать номер телефона, который вам только что сказал. Он также вмешивается во время чтения, чтобы запомнить только что прочитанное предложение, чтобы следующее имело смысл.
  • Долговременная память обрабатывается в гиппокампе височной доли и активируется, когда вы хотите что-то запомнить на более длительное время. Эта память имеет неограниченное количество содержимого и продолжительности.Он содержит личные воспоминания, а также факты и цифры.
  • Память навыков обрабатывается в мозжечке, который передает информацию в базальные ганглии. Он сохраняет автоматически выученные воспоминания, такие как завязывание обуви, игра на инструменте или езда на велосипеде.

Желудочки и спинномозговая жидкость

В головном мозге есть полые полости, заполненные жидкостью, называемые желудочками (рис. 7). Внутри желудочков находится ленточная структура, называемая сосудистым сплетением, которая дает прозрачную бесцветную цереброспинальную жидкость (CSF).ЦСЖ течет внутри и вокруг головного и спинного мозга, чтобы защитить его от травм. Эта циркулирующая жидкость постоянно всасывается и пополняется.

Рис. 7. ЦСЖ вырабатывается в желудочках глубоко в головном мозге. Жидкость спинномозговой жидкости циркулирует внутри головного и спинного мозга, а затем выходит за пределы субарахноидального пространства. Типичные места обструкции: 1) отверстие Монро, 2) акведук Сильвия и 3) обекс.

Есть два желудочка в глубине полушарий головного мозга, которые называются боковыми желудочками.Оба они соединяются с третьим желудочком через отдельное отверстие, называемое отверстием Монро. Третий желудочек соединяется с четвертым желудочком через длинную узкую трубку, называемую акведуком Сильвия. Из четвертого желудочка спинномозговая жидкость течет в субарахноидальное пространство, где омывает и смягчает мозг. ЦСЖ перерабатывается (или абсорбируется) специальными структурами в верхнем сагиттальном синусе, называемыми паутинными ворсинками.

Поддерживается баланс между количеством абсорбированного и производимого CSF.Нарушение или закупорка системы может вызвать накопление спинномозговой жидкости, что может вызвать увеличение желудочков (гидроцефалия) или скопление жидкости в спинном мозге (сирингомиелия).

Череп

Костный череп предназначен для защиты мозга от травм. Череп состоит из 8 костей, которые срастаются по линиям швов. К этим костям относятся лобная, теменная (2), височная (2), клиновидная, затылочная и решетчатая (рис. 8). Лицо состоит из 14 парных костей, включая верхнюю, скуловую, носовую, небную, слезную, нижние носовые раковины, нижнюю челюсть и сошник.


Рис. 8. Мозг защищен внутри черепа. Череп образован из восьми костей.

Внутри черепа есть три отдельные области: передняя ямка, средняя ямка и задняя ямка (рис. 9). Врачи иногда используют эти термины для определения локализации опухоли, например, менингиома средней ямки.

Рис. 9. Вид черепных нервов у основания черепа с удаленным мозгом. Черепные нервы исходят из ствола мозга, выходят из черепа через отверстия, называемые отверстиями, и проходят к иннервируемым частям тела.Ствол мозга выходит из черепа через большое затылочное отверстие. Основание черепа разделено на 3 области: переднюю, среднюю и заднюю ямки.

Подобно кабелям, выходящим из задней части компьютера, все артерии, вены и нервы выходят из основания черепа через отверстия, называемые отверстиями. Большое отверстие в середине (foramen magnum) — это место, где выходит спинной мозг.

Черепные нервы

Мозг сообщается с телом через спинной мозг и двенадцать пар черепных нервов (рис.9). Десять из двенадцати пар черепных нервов, которые контролируют слух, движение глаз, лицевые ощущения, вкус, глотание и движение мышц лица, шеи, плеч и языка, берут начало в стволе мозга. Черепные нервы обоняния и зрения берут начало в головном мозге.

Римская цифра, название и основная функция двенадцати черепных нервов:

.

Номер
Имя
Функция

I

обонятельные

запах

II

оптика

прицел

III

окуломотор

движется глаз, зрачок

IV

трохлеарный

перемещает глаз

В

тройничного нерва

ощущение лица

VI

похищает

перемещает глаз

VII

лицевая

движется лицом, слюна

VIII

вестибулокохлеарный

слух, баланс

IX

языкоглоточный

вкус, глотать

X

вагус

пульс, пищеварение

XI

принадлежность

перемещает головку

XII

подъязычный

перемещает язычок

Менинги

Головной и спинной мозг покрыт и защищен тремя слоями ткани, называемыми мозговыми оболочками.С самого внешнего слоя внутрь это твердая мозговая оболочка, паутинная оболочка и мягкая мозговая оболочка.

Dura mater: представляет собой прочную толстую мембрану, которая плотно прилегает к внутренней части черепа; его два слоя, надкостничная и мозговая оболочка, сливаются и разделяются только для образования венозных синусов. Твердая мозговая оболочка образует небольшие складки или отсеки. Есть две особые дюралюминиевые складки — фалькс и тенториум. Соколов разделяет правое и левое полушария мозга, а тенториум отделяет головной мозг от мозжечка.

Арахноидальная ткань: — это тонкая перепончатая оболочка, покрывающая весь мозг. Паутинная оболочка состоит из эластичной ткани. Пространство между твердой мозговой оболочкой и паутинной оболочкой называется субдуральным пространством.

Pia mater: обнимает поверхность мозга, следуя его складкам и бороздкам. В мягкой мозговой оболочке много кровеносных сосудов, которые проникают глубоко в мозг. Пространство между паутинной оболочкой и мягкой мозговой оболочкой называется субарахноидальным пространством. Именно здесь спинномозговая жидкость омывает мозг и смягчает его.

Кровоснабжение

Кровь поступает в мозг по двум парным артериям, внутренним сонным артериям и позвоночным артериям (рис. 10). Внутренние сонные артерии снабжают большую часть головного мозга.

Рисунок 10. Общая сонная артерия проходит вверх по шее и разделяется на внутреннюю и внешнюю сонную артерии. Переднее кровообращение головного мозга питается внутренними сонными артериями (ВСА), а заднее кровообращение — позвоночными артериями (ВА).Две системы соединяются в Уиллисском круге (зеленый кружок).

Позвоночные артерии снабжают мозжечок, ствол головного мозга и нижнюю часть головного мозга. Пройдя через череп, правая и левая позвоночные артерии соединяются вместе, образуя базилярную артерию. Базилярная артерия и внутренние сонные артерии «сообщаются» друг с другом в основании мозга, которое называется Виллизиевым кругом (рис. 11). Связь между внутренней сонной и вертебрально-базилярной системами является важным элементом безопасности мозга.Если один из крупных сосудов блокируется, возможно, что побочный кровоток пересечет Вилилисовский круг и предотвратит повреждение мозга.

Рис. 11. Вид сверху на Уиллисовский круг. К внутренней сонной и позвоночно-базилярной системам присоединяются передняя коммуникативная (Acom) и задняя коммуникативная (Pcom) артерии.

Венозное кровообращение в головном мозге сильно отличается от кровообращения в остальном теле. Обычно артерии и вены сливаются, поскольку они снабжают и дренируют определенные области тела.Можно подумать, что это пара позвоночных вен и внутренние сонные вены. Однако в мозгу это не так. Коллекторы основных вен интегрированы в твердую мозговую оболочку и образуют венозные синусы — не путать с воздушными синусами на лице и в области носа. Венозные синусы собирают кровь из головного мозга и передают ее во внутренние яремные вены. Верхние и нижние сагиттальные пазухи дренируют головной мозг, кавернозные пазухи дренируют переднее основание черепа. Все пазухи в конечном итоге стекают в сигмовидные пазухи, которые выходят из черепа и образуют яремные вены.Эти две яремные вены, по сути, являются единственным дренажем мозга.

Клетки головного мозга

Мозг состоит из двух типов клеток: нервных клеток (нейронов) и глиальных клеток.

Нервные клетки

Нейроны бывают разных размеров и форм, но все они состоят из тела клетки, дендритов и аксона. Нейрон передает информацию посредством электрических и химических сигналов. Попробуйте представить себе электропроводку в доме. Электрическая цепь состоит из множества проводов, соединенных таким образом, что при включении света лампочка загорается.Возбужденный нейрон будет передавать свою энергию находящимся поблизости нейронам.

Нейроны передают свою энергию или «разговаривают» друг с другом через крошечный промежуток, называемый синапсом (рис. 12). У нейрона есть множество плеч, называемых дендритами, которые действуют как антенны, улавливающие сообщения от других нервных клеток. Эти сообщения передаются в тело ячейки, которое определяет, следует ли передать сообщение. Важные сообщения передаются в конец аксона, где мешочки, содержащие нейротрансмиттеры, открываются в синапс.Молекулы нейротрансмиттера проходят через синапс и попадают в специальные рецепторы принимающей нервной клетки, что стимулирует эту клетку передавать сообщение.

Рисунок 12. Нервные клетки состоят из тела клетки, дендритов и аксона. Нейроны общаются друг с другом, обмениваясь нейротрансмиттерами через крошечный промежуток, называемый синапсом.

Клетки глии

Глия (греческое слово, означающее клей) — это клетки головного мозга, которые обеспечивают нейроны питанием, защитой и структурной поддержкой.Глии в 10-50 раз больше, чем нервных клеток, и они являются наиболее распространенным типом клеток, участвующих в опухолях мозга.

  • Астроглия или астроциты заботятся о нас — они регулируют гематоэнцефалический барьер, позволяя питательным веществам и молекулам взаимодействовать с нейронами. Они контролируют гомеостаз, защиту и восстановление нейронов, образование рубцов, а также влияют на электрические импульсы.
  • Клетки олигодендроглии создают жировое вещество, называемое миелином, которое изолирует аксоны, позволяя электрическим сообщениям перемещаться быстрее.
  • Эпендимные клетки выстилают желудочки и секретируют спинномозговую жидкость (CSF).
  • Микроглия — это иммунные клетки мозга, защищающие его от захватчиков и убирающие мусор. Они также обрезают синапсы.

Источники и ссылки

Если у вас есть дополнительные вопросы, обращайтесь в Mayfield Brain & Spine по телефону 800-325-7787 или 513-221-1100.

Ссылки

brainfacts.org

мозг.mcgill.ca

обновлено> 4.2018
рассмотрено> Тоня Хайнс, CMI, клиника Мэйфилд, Цинциннати, Огайо

Сертифицированная медицинская информация Mayfield материалов написаны и разработаны клиникой Mayfield Clinic. Мы соблюдаем стандарт HONcode в отношении достоверной информации о здоровье. Эта информация не предназначена для замены медицинских рекомендаций вашего поставщика медицинских услуг.

.

49 Интересные факты и истории о человеческом мозге

Наш мозг позволяет нам обрабатывать мир, понимать все вокруг нас, узнавать новое, и, как это ни парадоксально, мы все еще очень не осознаем, насколько функционирует наш собственный мозг. Однако современная нейробиология и когнитивные науки добились больших успехов в понимании того, какое влияние наш мозг оказывает на наши повседневные функции.

Вместе с этим приходит масса знаний и множество фактов, которые вы, вероятно, не знаете о мозге.

Вот 49 интересных фактов и историй о человеческом мозге, которые наверняка поразят вас.

1. Практически все цвета имеют связанную с ними физическую длину волны, а пурпурный цвет — нет. Скорее, ваш мозг просто обрабатывает цвет как «не зеленый».

2. Когда вы впервые засыпаете в новой среде, мозг обрабатывает опасность и остается полусонным, чтобы быть более осознанным.

3. По данным исследователей из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, у людей наблюдается первый приступ тревоги или депрессии сразу после желудочных заболеваний. Используя сканирование мозга, они обнаружили, что у пациентов, которые принимали пробиотики, на мозг непосредственно воздействовали бактерии. Все их исследования показывают, что микробное здоровье желудка оказывает гораздо большее влияние на ваш мозг, чем считалось ранее.

4. Человек по имени Брюс Бриджмен провел почти всю свою жизнь, 67 лет, без способности воспринимать глубину, что называется стереослепотой.Однако после того, как его заставили купить 3D-очки, чтобы посмотреть фильм Хьюго в кинотеатрах, его мозг щелкнул, и он смог испытать 3D-зрение.

5. Мужчина в Великобритании страдал хронической икотой в течение 2,5 лет своей жизни, и ему сказали, что это, вероятно, вызвано изжогой. После того, как японское телешоу зафиксировало странное явление и оплатило медицинское обследование, была обнаружена опухоль мозга. Как только мужчине удалили опухоль, его хроническая икота прошла навсегда.

6. Отключение от алкоголя на самом деле вызвано воздействием алкоголя на гиппокамп, часть мозга, отвечающую за память. Вы ничего не забываете физически, скорее ваш мозг становится неспособным хранить и записывать новые воспоминания.

7. Мы плачем, когда очень счастливы, потому что наш гипоталамус в нашем мозгу не может отличить сильное счастье от сильной печали.

8. Когда мы слушаем музыку, мы испытываем озноб из-за того, что наш мозг выделяет дофамин.Когда песня «трогает» вас, это освобождение запускает ожидание пика песни.

9. Одиночное заключение может нанести серьезный неврологический ущерб мозгу человека. Настолько, что это можно увидеть на снимках ЭЭГ, а мозг одиночных заключенных имеет те же показатели, что и люди, получившие травмы.

10. Когда мы спим, спинномозговая жидкость проходит через мозг за пределами кровеносных сосудов головного мозга. Это удаляет отходы клеток мозга, специфические накопления белка бета-амилоида.Это происходит только во время сна, и накопление очищаемых белков связано с повышенным риском развития болезни Альцгеймера.

11. Ученый по имени Теодор Эрисманн создал очки, полностью меняющие его зрение. Сначала он боролся с перевернутым восприятием, но всего за 5 дней его мозг приспособился к изменениям, и он увидел все как обычно. Этот тип адаптации также хорошо продемонстрировал ютубер «Умнее каждый день», который забыл, как ездить на велосипеде, и переучился, перевернув его рулевое управление, заставив его забыть, как ездить на велосипеде, и переучиться в обратном порядке.

12. Болезнь Альцгеймера вызывается резистентностью мозга к инсулину, из-за чего многие называют ее диабетом 3 типа.

13. Самому быстрому суперкомпьютеру в мире требуется 24 миллиона ватт для работы, но нашему мозгу требуется всего 20 ватт, и он работает примерно в 100 000 раз быстрее.

14. Упражнения замедляют когнитивное снижение нашего мозга, а повышенная физическая активность сверх нормы может замедлить старение нашего мозга на 10 лет.

15. Человеческий мозг получает 20% общего кислорода от нашего тела, даже если он составляет всего 2% от веса нашего тела.

16. В некоторых языках нет терминов «Левый», «Правый», «Передний», «Задний», а используются термины «Север», «Юг», «Восток», «Запад». Было обнаружено, что люди, выросшие на этих языках, всегда знают, в каком направлении они ориентируются, в результате чего появился своего рода компасный мозг.

17. 73% вашего мозга состоит только из воды, а это означает, что если вы обезвоживаетесь более чем на 2%, вы можете потерять внимание, когнитивные навыки и память.

18. Мозг младенца быстро растет. У двухлетнего ребенка мозг полностью вырос на 80%. Это быстрое развитие — вот почему пристальное внимание к развитию вашего ребенка в ранние годы так влияет на его способности во взрослом возрасте.

СВЯЗАННЫЙ: INTEL СОЗДАЕТ ЧИП ДЛЯ РАБОТЫ КАК ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МОЗГ

19. Передача информации в нашем мозгу происходит со скоростью, эквивалентной 260 милям в час.

20. Зевание — это реакция, при которой в мозг поступает больше кислорода.Рептилии, птицы и млекопитающие зевают, и это контролируется нейротрансмиттерами в мозгу.

21. Мозжечок — это часть мозга, отвечающая за осанку, ходьбу и координацию движений. Он расположен в задней части мозга и весит 150 граммов.

22. Человеческий мозг разделен на две части, каждая из которых взаимодействует с противоположной стороной тела. Хотя это взаимодействие известно, причина его до сих пор не выяснена.

23. В вашем мозгу есть 150 000 миль кровеносных сосудов, по которым кровь и кислород переносятся в различные части органа.

24 . Вы действительно можете улучшить свою память, если решите регулярно есть морепродукты. Жирные кислоты, содержащиеся в этих продуктах, улучшают память в частях вашего мозга.

25. Человеческий мозг продолжает развиваться до тех пор, пока вам не за 40. Это единственный орган в организме, который развивается так долго — и он также претерпевает больше изменений, чем любой другой орган.

26. Каждую секунду в мозгу человека происходит 100 000 химических реакций.

27. Младенцы теряют около половины своих нейронов еще до рождения. Это называется сокращением, это устраняет любые нейроны мозга, которые не получают достаточного количества входных данных от других областей мозга.

28. Исследования показали, что когда матери разговаривают со своими младенцами, дети выучивают в среднем на 300 слов больше к 2 годам.

29. ЭЭГ или электроэнцефалограммы — это неинвазивный метод визуализации, который используется для регистрации небольших изменений электрической активности в головном мозге. Используя поверхностные электроды на коже черепа, ученые могут изучать многие аспекты мозга, используя этот метод. Незначительные колебания сигналов ЭЭГ указывают на то, спит ли человек, возбужден или находится где-то посередине.

30. Исследователи из Университета Бэйлора обнаружили, что у детей, лишенных прикосновений, игр и взаимодействия с другими людьми, мозг на 20–30% меньше, чем обычно для их возраста.Таким образом, жестокое обращение с детьми может тормозить развитие мозга ребенка и отрицательно влиять на развитие мозга в течение всей жизни.

31. Мозг не может испытывать боли. Это позволяет нейрохирургам исследовать участки мозга, когда пациенты бодрствуют. Затем они могут получать обратную связь от каждого пациента в режиме реального времени, что позволяет им точно определять определенные области, например, для речи или движения.

32. Реакция сужения наших зрачков, когда они подвергаются воздействию яркого света, называется зрачковым световым рефлексом.Этот рефлекс используется врачами, чтобы определить, нарушен ли рефлекторный путь к мозгу. Если один или оба ваших глаза не могут сформировать этот рефлекс, врачи могут поработать, чтобы определить точное место разъединения.

33. 5% населения мира страдает эпилепсией. Тем не менее, по оценкам, у 1 из 10 человек будет припадок в течение жизни.

34. Почесывание зуда на самом деле является странной биологической реакцией с медицинской точки зрения.Кажется, что это скорее мешает процессу заживления, чем помогает ему. Исследователи считают, что мы чешемся, потому что это стимулирует выработку эндорфинов и естественных опиатов, которые блокируют боль. Так как расчесывание повреждает кожу, это вызывает новый прилив эндорфинов, помогающих облегчить боль.

35. Каждый раз, когда вы что-то вспоминаете, вы, в свою очередь, укрепляете эту память в своем мозгу. Каждый раз, когда задействуются нейронные пути памяти, ваш мозг устанавливает новые связи. Чем старше и чаще вспоминается память, тем она сильнее.

36. Во время сна ваше тело вырабатывает гормон, который мешает вам встать и разыграть свои мечты. Через пять минут после сна ваше тело уже забыло половину сна, а через десять минут оно на 90% исчезло из вашей памяти.

37. Наш мозг может вычислять от 10 до 13 и от 10 до 16 операций в секунду. Это в 1 миллион раз больше людей на Земле. Теоретически мозг способен решать проблемы быстрее, чем любой компьютер в мире, возможно, лучше, чем любой компьютер, который когда-либо существовал.

38. Хорошее питание невероятно важно для здоровья мозга. Диета может заставить мозг начать есть сам, а истощенные плоды или младенцы могут страдать от когнитивных и поведенческих нарушений. Младенцы нуждаются в правильном питании, потому что их мозг использует до 50% от общего количества глюкозы, что является еще одной причиной, по которой им может потребоваться так много сна.

39. Люди испытывают 70 000 мыслей каждый день.

40. Наше обоняние — единственное чувство, которое напрямую связано с нашей лимбической системой.Эта часть мозга специализируется на физических, эмоциональных и психологических реакциях. Все это означает, что хорошие запахи могут резко изменить наше настроение.

41. Группа исследователей изучала водителей лондонских такси и обнаружила, что у них более крупный гиппокамп — часть мозга, отвечающая за память. Это говорит о том, что чем больше вы вынуждены запоминать, тем больше увеличивается эта часть вашего мозга.

42. Создание музыки может на самом деле иметь ощутимый эффект на наш мозг.Когда вы подключаете гитаристов к электродам, исследователи обнаружили, что мозговые волны музыкантов синхронизируются, когда они играют дуэтами.

43. Средний вес мозга у мужчин составляет 2,9 фунта, а у женщин — 2,6 фунта. Однако это не связано с более высоким интеллектом. Например, мозг Эйнштейна весил 2,7 фунта.

44. Мозг — единственный объект в мире, который может созерцать себя.

45. Хроническое воздействие стресса на самом деле перегружает ваш мозг гормонами, которые предназначены только для краткосрочных экстренных функций.В свою очередь, это означает, что длительное воздействие может убить клетки мозга.

46. У людей в возрасте от 1 до 44 лет черепно-мозговая травма является основной причиной инвалидности и смерти. Чаще всего это падения, автомобильные аварии и нападения.

47. Средний размер человеческого мозга уменьшился на 9 кубических дюймов за период последних 5000 лет. Ученые не совсем уверены, почему.

48. Дежавю полностью не объяснено.Ученые считают, что на самом деле это неврологический сбой, вызванный тем, что что-то регистрируется в памяти перед сознательным мышлением.

49 . То, что кажется случайным светом, когда вы попадаете в голову, на самом деле просто толкает клетки мозга, отвечающие за зрение. Эти визуальные «галлюцинации» — всего лишь простые реакции.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.