Женщины лазаря мария степнова: Книга «Женщины Лазаря» — Степнова Марина Львовна скачать бесплатно, читать онлайн

Марина Степнова — Женщины Лазаря » Страница 105 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Лидочка упрямо мотнула головой и наконец закончила.

— Я хочу остаться, — твердо выговорила она и сама удивилась, потому что никогда в жизни не говорила так, и никогда в жизни ничего для себя не хотела, не смела, а оказалось, что это так просто, надо всего-навсего набрать полную грудь воздуха и сказать. Просто сказать.

— Я хочу остаться, — повторила Лидочка, и Лужбин сразу понял, о чем она — о доме, о нем самом, обо всей жизни, которая с этой секунды наконец-то и навсегда стала у них общей, одной на двоих, как он и хотел, а теперь захотела и она, Лидочка. Она сделала свой выбор, впервые кто-то выбрал его, вот так — осознанно, по-настоящему, и Лужбин, задыхаясь от благодарности, заплакал, уткнувшись лицом в Лидочкин живот, впалый, почти детский, но уже таивший в своих золотистых потемках никем пока не прочитанную и не узнанную следующую главу.

За воротами резко вскрикнула недовольная ранним вызовом скорая, и серый от предрассветной усталости врач попытался затушить в переполненной пепельнице докуренный до картонного фильтра слюнявый бычок, но промахнулся. Господи, ты глянь, какой дворец, Вася, и что им, буржуям, не живется, ненавижу этих суицидальников, четвертый случай за неделю, и одни сплошные истерики, всех бы в психушку упек, честное слово, без права переписки, и хоть бы одна сволочь вены резала, как надо, — не поперек, а вдоль, вдоль, вдоль, так нет же — спасай их за эту зарплату, сволочей, ну, ладно, тормози давай, вот так, задом, задом сдавай, а то носилки не вопрем.

Врач выскочил из скорой, придавившей колесом посаженные еще Марусей золотые шары, и пошел навстречу дому — той же тропинкой, что шла когда-то к своей ведьме молоденькая Галина Петровна, и все было по-настоящему, все наконец-то распуталось, разрешилось и вновь соединилось — на этот раз навсегда: и любовь, так долго блуждавшая по этой истории, так долго не умевшая попасть в такт, и этот дом, и холодный вкусный воздух, и медленно выплывающее из-за розовых сосен круглое и тоже розовое солнце, такое громадное, что где-то далеко-далеко засмеялся от радости Лазарь Линдт.

Засмеялся и поцеловал маленькую, теплую, бессмертную Марусину руку.

Что значит знать? Вот, друг мой, в чем вопрос.
На этот счет у нас не все в порядке.
Немногих, проникавших в суть вещей
И раскрывавших всем души скрижали,
Сжигали на кострах и распинали,
Как вам известно, с самых давних дней.

Гёте, Фауст. Перевод Б. Пастернак

Он рвется в бой, и любит брать преграды,
И видит цель, манящую вдали,
И требует у неба звезд в награду
И лучших наслаждений у земли,
И век ему с душой не будет сладу,
К чему бы поиски ни привели.

Гёте, Фауст. Перевод Б. Пастернак

Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь вселенной, Судья истинный (иврит).

«Женщины Лазаря» Марина Степнова: слушать аудиокнигу онлайн

Людские судьбы от Царской Империи до Послеперестроечной России

После потрясающего знакомства с Рубиной, я решила обратить внимание и на других русскоязычных современных женщин-прозаиков. И продолжить книгой Марины Степновой «Женщины Лазаря» было не просто хорошей идеей, а отличной, 100%, нет 200% попадание!

Отличная семейная сага, начинающаяся еще в конце 19 века в дореволюционной России знакомством Сергея Александровича Чалдонова со своей будущей женой Марусей и заканчивающаяся практически миллениумом, на пороге которого мы оставим восемнадцатилетнюю балерину Лидочку. Какие судьбы! Какие времена! Какие характеры! Вот есть песня «никого не жалко, никого», а у меня с этой книгой получилось наоборот, жалко было всех! Вот понять, простить, оправдать не всегда получалось, а пожалеть можно всех, даже «сына полка НКВД» Николаича, который, как оставшийся без обожаемого хозяина пес, лег и сдох…

Супруги Чалдоновы, Сергей Александрович и Маруся, идеальная пара, пережившая вместе и внутренние, и внешние катаклизмы. Рука об руку, голова, склоненная к голове и два бьющихся в такт сердца (как бы шаблонно это не звучало!) они прожили счастливую и полную любви жизнь, несмотря на бездетность (не детьми едиными создаются семьи!!!), несмотря на голод гражданской войны, несмотря на эвакуацию во время Великой Отечественной, в общем несмотря ни на что. Я завидую таким парам белой завистью и воодушевляют меня почему-то не юные ромео и джульетты, а именно старики, не утратившие свежести чувств, полные трогательной заботы друг о друге. Я не всегда понимала Марусю, но чувствовала ее внутренний свет, шедший даже со страниц книги.

Чувствовал ее свет и Лазарь Иосифович Линдт, влюбленный в нее, не взирая на разницу в тридцать лет, но в ответ он мог получить только материнскую любовь. Лазарь Иосифович Линдт, Лесик, ЛазарЁсич, гений, научное светило, талант такой мощи, который появляется на Земле раз в поколение, а то и реже. Огороженный своим талантом от всех жизненных невзгод (люди такого масштаба нужны любой власти, им прощают любые тараканы и закидоны), избалованный наградами, премиями и признаниями, он так и не смог получить того, что желал больше всего — такой семьи какая была у Чалдоновых. Первая любовь, Маруся, была недоступна, а вторая Галочка, Галина Петровна так и не смогла при жизни ответить ему взаимностью. Не знаю, осуждаю ли я Лазаря за его поступок, мне кажется, он искренне не понимал, почему молоденькая девчонка согласилась выйти замуж за старика, и уж точно любил он ее искренне.

Галочка, Галина Петровна Линдт, красавица, барыня, гадина…самый неоднозначный персонаж.

С одной стороны, испорченная молодость, поруганная первая любовь, койка, которую приходилось делить со стариком, одинокая, несчастная, так и не сумевшая полюбить ни мужчину, ни ребенка, любовь ей подменили финансовые блага и ее ли вина в этом? А с другой стороны, ее месть родителям, ее отношение к сыну и внучке, ее плата за удачу в финансовых делах…все это ужасно. Ее и жалеешь, и осуждаешь, и сочувствуешь, и обвиняешь, все очень тесно переплетено.

Последний персонаж это Лидочка, девочка-сирота, богатая и несчастная, никому ненужная и неинтересная. Имея природный талант к балету, она даже не представляла как сказать окружающим, что это не приносит ее удовольствия, что с детства получающая вместо ласки и любви дорогие подарки и «все самое лучшее», она хочет просто СВОЙ дом и свою семью, не принца на белом коне, а просто надежного и любящего человека рядом, что место у плиты ей желанней сцены Большого Театра… За нее я переживала больше всего, ведь судьба остальных нам известна изначально, а вот она…Сможет ли девочка-куколка, «немая красавица» хоть раз в жизни открыть рот, чтобы сказать четкое и внятное «НЕТ, я хочу другого!»? Сможет ли она вырваться из лап злодейки судьбы и получить нормальную, любящую семью? В общем, всю историю мне было сложно оторваться от книги, а уж последние страницы в поисках ответов на эти вопросы и вовсе листались одна за одной с немыслимой скоростью…

В общем, книгу — в любимые! срочно приобрести остальные произведения автора!

Прочитано в рамках игр:
«Крестики-нолики» ход №1
«Русское лото» №12
«Школьная вселенная»
(помощь однокласснице №1)

За компанию спасибо Тане Tarakosha и Лане Lanafly )

«Женщины Лазаря» Марина Степнова: слушать аудиокнигу онлайн

Людские судьбы от Царской Империи до Послеперестроечной России

После потрясающего знакомства с Рубиной, я решила обратить внимание и на других русскоязычных современных женщин-прозаиков. И продолжить книгой Марины Степновой «Женщины Лазаря» было не просто хорошей идеей, а отличной, 100%, нет 200% попадание!

Отличная семейная сага, начинающаяся еще в конце 19 века в дореволюционной России знакомством Сергея Александровича Чалдонова со своей будущей женой Марусей и заканчивающаяся практически миллениумом, на пороге которого мы оставим восемнадцатилетнюю балерину Лидочку. Какие судьбы! Какие времена! Какие характеры! Вот есть песня «никого не жалко, никого», а у меня с этой книгой получилось наоборот, жалко было всех! Вот понять, простить, оправдать не всегда получалось, а пожалеть можно всех, даже «сына полка НКВД» Николаича, который, как оставшийся без обожаемого хозяина пес, лег и сдох…

Супруги Чалдоновы, Сергей Александрович и Маруся, идеальная пара, пережившая вместе и внутренние, и внешние катаклизмы. Рука об руку, голова, склоненная к голове и два бьющихся в такт сердца (как бы шаблонно это не звучало!) они прожили счастливую и полную любви жизнь, несмотря на бездетность (не детьми едиными создаются семьи!!!), несмотря на голод гражданской войны, несмотря на эвакуацию во время Великой Отечественной, в общем несмотря ни на что. Я завидую таким парам белой завистью и воодушевляют меня почему-то не юные ромео и джульетты, а именно старики, не утратившие свежести чувств, полные трогательной заботы друг о друге. Я не всегда понимала Марусю, но чувствовала ее внутренний свет, шедший даже со страниц книги.

Чувствовал ее свет и Лазарь Иосифович Линдт, влюбленный в нее, не взирая на разницу в тридцать лет, но в ответ он мог получить только материнскую любовь. Лазарь Иосифович Линдт, Лесик, ЛазарЁсич, гений, научное светило, талант такой мощи, который появляется на Земле раз в поколение, а то и реже. Огороженный своим талантом от всех жизненных невзгод (люди такого масштаба нужны любой власти, им прощают любые тараканы и закидоны), избалованный наградами, премиями и признаниями, он так и не смог получить того, что желал больше всего — такой семьи какая была у Чалдоновых. Первая любовь, Маруся, была недоступна, а вторая Галочка, Галина Петровна так и не смогла при жизни ответить ему взаимностью. Не знаю, осуждаю ли я Лазаря за его поступок, мне кажется, он искренне не понимал, почему молоденькая девчонка согласилась выйти замуж за старика, и уж точно любил он ее искренне.

Галочка, Галина Петровна Линдт, красавица, барыня, гадина…самый неоднозначный персонаж.

С одной стороны, испорченная молодость, поруганная первая любовь, койка, которую приходилось делить со стариком, одинокая, несчастная, так и не сумевшая полюбить ни мужчину, ни ребенка, любовь ей подменили финансовые блага и ее ли вина в этом? А с другой стороны, ее месть родителям, ее отношение к сыну и внучке, ее плата за удачу в финансовых делах…все это ужасно. Ее и жалеешь, и осуждаешь, и сочувствуешь, и обвиняешь, все очень тесно переплетено.

Последний персонаж это Лидочка, девочка-сирота, богатая и несчастная, никому ненужная и неинтересная. Имея природный талант к балету, она даже не представляла как сказать окружающим, что это не приносит ее удовольствия, что с детства получающая вместо ласки и любви дорогие подарки и «все самое лучшее», она хочет просто СВОЙ дом и свою семью, не принца на белом коне, а просто надежного и любящего человека рядом, что место у плиты ей желанней сцены Большого Театра… За нее я переживала больше всего, ведь судьба остальных нам известна изначально, а вот она…Сможет ли девочка-куколка, «немая красавица» хоть раз в жизни открыть рот, чтобы сказать четкое и внятное «НЕТ, я хочу другого!»? Сможет ли она вырваться из лап злодейки судьбы и получить нормальную, любящую семью? В общем, всю историю мне было сложно оторваться от книги, а уж последние страницы в поисках ответов на эти вопросы и вовсе листались одна за одной с немыслимой скоростью…

В общем, книгу — в любимые! срочно приобрести остальные произведения автора!

Прочитано в рамках игр:
«Крестики-нолики» ход №1
«Русское лото» №12
«Школьная вселенная»
(помощь однокласснице №1)

За компанию спасибо Тане Tarakosha и Лане Lanafly )

Читать книгу Женщины Лазаря Марины Степновой : онлайн чтение

Марина Степнова
Женщины Лазаря

Глава первая
Барбариска

В 1985 году Лидочке исполнилось пять лет, и жизнь ее пошла псу под хвост. Больше они так ни разу и не встретились – Лидочка и ее жизнь, – и именно поэтому обе накрепко, до гула, запомнили все гладкие, солоноватые, влажные подробности своего последнего счастливого лета.

Черное море (черное, потому что никогда не моет руки, да?), похожий на рассыпавшиеся спичечные коробки пансионат, пляж, усеянный обмякшими картонными стаканчиками из-под плодово-ягодного (папа говорил – плодово-выгодного) мороженого и огромными раскаленными телами. Утренний проход к облюбованному местечку, вежливый перебор ногами, чтобы не зацепить пяткой или полотенцем чужую, буйную, отдыхающую плоть. Лидочка быстро теряла терпение, и стоило мамочке хоть на секунду отвлечься на соседку по столовскому столику или бродячего торговца запрещенной сахарной ватой, как Лидочка срывалась со строгого визуального поводка и, без разбору молотя круглыми толстыми пятками, с пронзительным верещанием бросалась к морю.

Потревоженные, как сивучи, курортники приподнимались, вытряхивали из влажных расщелин и синтетических складок крупный, словно перловка, утренний песок, улыбались в ответ на извинительные родительские причитания – ничего, нехай дите порадуется! Ишь, поскакала, егоза! Вы понимаете, она у нас в первый раз на море… А вы сами откуда будете? Из Энска. О, далеко забралися. А мы из Криворожья, получили вот путевочки от завода, правда, Мань? Маня радостно кивала добрым ртом, щедро набитым золотой рудой, и сдвигала в кучу барахло, чтобы папе было удобнее постелить полотенце. Вы в Солнечном отдыхаете? Да-да. Мамочка торопливо выпутывалась из сарафана, потрескивая искрами и швами ненастоящего шелка. А мы в Красном Знамени. Очень приятно.

Готовой вспыхнуть многолетней дружбе – с открытками на календарные праздники и взаимными визитами через всю страну – мешали жара и Лидочка, золотистая, оглушительная, гладкая, блещущая в мелком всенародном прибое. Мамочка никак не могла отвлечься от нее – ни на вспотевший арбуз, сахарно хрустнувший под хищным перочинным ножом мирного криворожского пролетария, ни на вечного пляжного «дурачка» (позвольте, а что у нас – козыри? Нет, червы были в прошлый раз!), ни на нескончаемо запутанные монологи из заманчивой незнакомой жизни. И тогда Петрович, брат мой, грит – мол, забирай, Лариска, дите и перебирайся ко мне, места хватит, а он и правда только от правления комнату получил – двенадцать метров, хоть свадьбу играй, хоть на мотороллере катайся! Романтический пунктир судьбы никому не известного Петровича грозил превратиться в линию сплошного человеческого счастья, но мамочка только рассеянно улыбалась.

В другой раз она с наслаждением примерила бы на себя чужую, невозможную судьбу – только для того, чтобы убедиться, как ладно и ловко скроена ее собственная. Но стоило истории заложить очередной сюжетный вираж, полный коммунальной нищеты и прижитых во грехе младенцев (почему-то скудный советский быт всегда провоцировал невиданные, прямо-таки байронические страсти), как Лидочка, хохоча, отпрыгивала от щекотной волны, и нить истории безнадежно ускользала. Горизонт, мреющий, дрожащий от нарастающего жара, слепил глаза, мамочка испуганно жмурилась, не находя среди облезлых плеч, титанических задниц и ликующих воплей знакомую дочкину панамку. Слава богу, вот она. Лидочка в ответ махала рукой и, не снимая красно-синий надувной круг, присаживалась на корточки – лепить из песка аппетитный куличный домик с термитными башенками, выдавленными из маленького горячего кулака.

Панамка из белого шитья бросала живую дырчатую тень на Лидочкины загорелые щеки, но тень от ресниц была еще прозрачнее и длиннее – ой и ладненькая у вас доча, тьфу на нее, шоб не сглазить. Мамочка благодарно – двумя руками, как хлеб, – принимала похвалу, но втайне с ликующей, клокочущей уверенностью даже не чувствовала – знала, что ничего Лидочка не ладненькая, а единственная. Неповторимая. Самый прекрасный ребенок на свете – с самой прекрасной, безукоризненно счастливой судьбой. Мамочка с тихой изумленной улыбкой смотрела на дочку, а потом на свой живот – молодой, тугой, совсем не изуродованный ранними родами, и сама не верила, что Лидочка – круглоглазая, как щенок, с шелковыми горячими лопатками и невесомыми взрослыми завитками на смуглой толстенькой шее – когда-то вся-вся помещалась там, внутри, а еще раньше вообще не существовала. Тут мамочкины мысли, достигнув окраины постижимого, начинали опасно буксовать, словно зависший над пропастью грузовик – надсадный вой агонизирующего мотора, два колеса тщетно наматывают на лысые шины густеющий воздух, два других – горстями швыряют мелкую, словно взрывающуюся от напряжения щебенку. Еще секунда до падения, секунда, секунда, прыгает перед глазами прозрачный пластиковый игрушечный чертик, Вовка сделал из капельницы, три рубля мне должен, зараза, теперь уж точно не отдаст, так вот, значит, как это, вот как умирают, вот о чем я уже никогда и никому не смогу рассказать… Ну почему небытие до рождения пугает меня больше, чем посмертная пустота? Почему умирать так не страшно, гос-пади-помилуй-и-пронеси?

– Ты бледная что-то, Нинуша, – встревожено говорил папа и целовал мамочку в плечо. Кожа под губами и языком была горячая и сухая, как будто слегка подкрахмаленная. – Не перегрелась?

Мамочка виновато улыбалась. Морок отпускал ее, и душа, мелко крестясь, выруливала на основную дорогу – взмокшая от ужаса, спасенная, изнемогающая, но самым-самым своим краешком тоскующая, что так и не узнала что там – за последней секундой, после которой только кувыркающийся полет вперегонки с бесшумными обломками железа, и треск рвущихся мышц, и… и… и… Мамочка растерянно пыталась представить себе то, что невозможно себе представить, терлась лбом о спасительную мужнину руку – крепкую, в крупных веснушках и родных рыжеватых махрах. Да, жарко что-то, милый. Голова закружилась.

Лидочка, в свои пять лет еще совершенный звереныш, почуяв неладный потусторонний сквознячок, тотчас бежала к матери – горячая, ловкая, в невиданных импортных трусиках-недельках. Каждый день – новый цвет, каждый день – новая смешная аппликация. Розовые трусики с земляничиной – понедельник. Голубые с нахохлившимся зайкой – вторник. Желтые со щербатым подсолнухом – среда. Ма, ты чего? Мамочка нежными губами трогала дочкины веки – один глазик, другой – все в порядке, Барбариска, ты не обгоришь у меня, а? Не, успокоившаяся Лидочка выворачивалась из ласкающих рук, рвалась обратно к морю, новые пляжные знакомцы приветливо скалились. Лида, Лидочка, Леденец, Барбариска – маленькие семейные прозвища, воркующий говорок родительской страсти. Никогда и никто больше так сильно. Никто и никогда.

– Не удирай, партизанка, – папа подхватил Лидочку на руки, ловко перевернул, так что Лидочка зашлась от смеха: небо и море плавно поменялись местами, вот-вот посыплются в облака кораблики на горизонте, кусачие рыбы, морские коньки, все плыло, таяло, висели на невидимых нитках оглушительные чайки, парила между небом и морем сама Лидочка.

Это и было счастье – родные, горячие руки, которые никогда тебя не выпустят, не уронят, даже если перевернулся весь мир. Она потом это поняла. Очень сильно потом.

– Посиди с тетей Маней и дядей Колей, – велел папа, опуская Лидочку на песок, и море снова стало внизу, а небо – вверху. Как обычно. – Посидишь? А мы с мамочкой сплаваем, а то она у нас совсем-совсем сварилась.

– Идите, идите себе спокойно, – сдобно загудела тетя Маня, – я своих двоих на ноги подняла, да внучка третья на подходе – глаз с вашей красотули не спущу. Купайтеся на здоровье.

– Мы не надолго, – виновато пообещала мамочка и прижалась к Лидочке мягкой огненной щекой. – Слушайся тетю Маню. Я тебя очень и очень люблю.

Лидочка невнимательно кивнула – тетя Маня с заговорщицким видом производила в своей сумке какие-то энергичные раскопки, и ясно было, что извлечет она что-то очень и очень интересное. Дядя Коля тоже выглядел заинтригованным – видно было, что его жизнь с женой до сих пор полна молодых, волнующих сюрпризов. Опаньки! – с цирковой интонацией воскликнула тетя Маня и одарила Лидочку громадным персиком – нежно-шерстяным, горячим, тигрово-розовым от переполнявшего его света. Волна толкнула прохладной лапой мамочкин живот, и по спине и плечам тотчас шарахнулись торопливые мурашки. Лидочка, зажмурившись, понюхала щекотный персик. Давай, кто быстрей до буйков, Нинуш? Мамочка тряхнула головой и доверчиво улыбнулась. Кушай, доча, – ласково напутствовала тетя Маня, дядя Коля уже обстукивал об коленку вареное яйцо, добытое из той же сумки, на газетке один за другим, как в фокусе, появлялись уродливые помидорины «бычье сердце», ломти экспроприированного из столовой хлеба, колбаска, рыночный, насквозь золотой виноград. По восемьдесят копеек сторговалась, похвасталась тетя Маня и с одинаковой бездумной нежностью погладила сперва нагретую солнцем головку Лидочки, а потом – стриженый дегенеративный затылок своего прол

Женщины Лазаря by Marina Stepnova

  • Home
  • My Books
  • Browse ▾
    • Recommendations
    • Choice Awards
    • Genres
    • Giveaways
    • New Releases
    • Lists
    • Explore
    • News & Interviews

    Genres

    • Art
    • Biography
    • Business
    • Children’s
    • Christian
    • Classics
    • Comics
    • Cookbooks
    • Ebooks
    • Fantasy
    • Fiction
    • Graphic Novels
    • Historical Fiction
    • History
    • Horror
    • Memoir
    • Music
    • Mystery
    • Nonfiction
    • Poetry
    • Psychology
    • Romance
    • Science
    • Science Fiction
    • Self Help
    • Sports
    • Thriller
    • Travel
    • Young Adult
    • More Genres
  • Community ▾
    • Groups
    • Discussions
    • Quotes
    • Ask the Author
  • Sign In
  • Join
Sign up
View profile
  • Profile
  • Friends
  • Groups
  • Discussions
  • Comments
  • Reading Challenge
  • Kindle Notes & Highlights
  • Quotes
  • Favorite genres
  • Friends’ recommendations
  • Account settings
  • Help
  • Sign out
  • Home
  • My Books
  • Browse ▾
    • Recommendations
    • Choice Awards
    • Genres
    • Giveaways
    • New Releases
    • Lists
    • Explore
    • News & Interviews

    Genres

    • Art
    • Biography
    • Business
    • Children’s
    • Christian
    • Classics
    • Comics
    • Cookbooks
    • Ebooks
    • Fantasy
    • Fiction

Женщины Лазаря Марины Степновой

  • Домой
  • Мои книги
  • Обзор ▾
    • Рекомендации
    • Награды Choice
    • Жанры
    • Подарки
    • Новые выпуски
    • Списки
    • Изучить
    • Новости и интервью
    • 4
        26 Жанры
      • Бизнес
      • Детский
      • Кристиан
      • Классика
      • Комиксы
      • Поваренные книги
      • Электронные книги
      • Фэнтези
      • Художественная литература
      • Графические романы
      • Историческая фантастика
      • История
      • Музыка ужасов
      • Тайна
      • Документальная литература
      • Поэзия
      • Психология
      • Романтика
      • Наука
      • Научная фантастика
      • Самопомощь
      • Спорт
      • Триллер
      • Путешествия
      • Молодые люди
      1 90 Больше жанров 025

    Женщины Лазаря

    После успеха дебютного романа « Хирург » (2005 г.), который принес ей номинацию на премию «Национальный бестселлер» и восторженные отзывы критиков, Марина Степнова возвращается с завораживающей историей любви, потерь и человеческого гения.

    Маруся и Сергей Чалдоновы действительно счастливы в браке. Он — уважаемый ученый, у которого впереди блестящая академическая карьера, несмотря на революционные потрясения в России на заре ХХ века; она — красивая, добрая и умная жена. Их полное счастье омрачено только одним: пара бездетна. После первых лет разочарований и сомнений Маруся заключает сделку с Богом, условия которой никогда не раскрывает мужу. А в 1918 году, когда Марусе исполнилось 49 лет, паре рождается ребенок.Этот ребенок — Лазарь Линдт: 18-летний самоучка, индивидуалист, настоящий гений и ровесник неспокойного века.

    Лазарь тоже любит Марусю, причем страстью, отличной от сыновней. Потомок бедной еврейской семьи, о которой ничего не известно, кроме их имени, вундеркинд Лазарь Линдт становится лучшим учеником Сергея Чалдонова, его последователем и мгновенно превосходит своего защитника. Легкий победитель во всех областях науки, Лазар не может добиться того, чего он хочет больше всего.Маруся никогда не узнает об истинной природе чувств Лазаря — не тогда, когда он, уже признанный физик и руководитель многообещающего направления в ядерной физике, следует за Чалдоновыми в Анск во время эвакуации и остается в провинциальном городке, когда Маруся решает не возвращаться. Москва после войны; не тогда, когда jouir и bon vivant отказываются познакомить Марусию с любым из своих многочисленных любовников; даже когда Лазарь рискует и выражает свои чувства по поводу годовщины Сергея Чалдонова.Открытый и легкий ответ Маруси — «Я тоже тебя люблю» — не оставляет никаких надежд для Лазаря.

    Линдт второй раз в жизни влюбляется через годы после тихой и мирной смерти Маруси. Галина, вся в персиках и сливках, исключительно красивая 18-летняя ассистентка химического факультета Анського инженерного института водоснабжения, планирует свою счастливую и простую семейную жизнь с аспирантом, когда ее будущее стучится в дверь. Кафедра в образе приглашенного лектора института, живого классика физических наук и отца советской атомной бомбы Лазаря Линдта.Галина отвечает на страсть Лазаря злобной ненавистью до смерти, упрямством простого и поверхностного характера. Она никогда не полюбит никого, даже своего сына, который покончил жизнь самоубийством после несчастного случая со смертельным исходом, постигшего его жену, в результате чего их пятилетняя дочь Лида осталась сиротой. Прекрасная сорванец Лида вскоре учится терпеть боль, переживая злобное безразличие бабушки Галины, физические нагрузки балетной школы и отчаяние безответной первой любви. Лиде еще предстоит открыть для себя, что иногда нужно отправиться в самые дальние края земли и даже умереть, чтобы найти свою любовь — и свой дом.

    Марина Степнова изобразила ХХ век страны на широком полотне, пронизав его рифмованными судьбами, отголосками чувств и тончайшими движениями человеческой души. Беспрецедентное литературное мастерство автора позволяет читателю удивляться и удивляться новым значениям, лежащим в основе самых основных понятий семьи, дома, счастья и любви.

    Похвала за роман:

    «Степнова разделяет явно человеконенавистнический взгляд на жизнь и в то же время счастливый брак с языком, и это счастье и гармония напоминают Ольгу Славникову, Татьяну Толстую, Михаила Шишкина и Владимира Личутина», — Лев Данилкин для Афиши

    «Этот текст делают две исключительные вещи: безупречно четкие определения и четкий ответ на вопрос« что правильно ».Это сага обо всех нас ». — XXL-журнал

    Мария Степанова

    Нижинский (1980)

    Актеров: Алан Бейтс (актер), Колин Блейкли (актер), Стефан Чейз (актер), Март Кроули (актер), Джордж Де Ла Пена (актер), Вернон Добчефф (актер), Антон Долин (актер), Джеффри Хьюз (актер), Джереми Айронс (актер), Фредерик Джегер (актер), Чарльз Кей (актер), Рональд Лейси (актер), Дин Макмиллан (актер), Томазо Милиан младший(актер), Алан Бадель (актер),

    Участок: Набор в начале 1910-х годов в то время страстного художественного экспериментаторства, и на основе биографических сути, это история Вацлава Нижинского, молодой и блестящий, но упрямый премьер танцовщика и балетмейстера, стремящегося Русских балетов.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *