Дорога маккарти кормак fb2: Кормак Маккарти. Дорога скачать в fb2|pdf

Дорога (fb2) | Флибуста

hathy про Рублевская: Контрабандист, шпион, романист
Замечательная историческая справка. Уголовник, контрабандист, каратель (так его отрекомендовала автор) несмотря на тюремное заключение, туберкулез, две войны, эмиграцию умер в 63 года от рака. Вот уж воистину: бог правду видит, да не скоро скажет.
Серенький волчок про Кублицкая: Приют изгоев
Для поклонников творчества Кублицкой может быть и отлично.
Для прочих где-то неплохо. Уж больно медленно разворачиваются события. И чувствуется, что писала женщина…
)))))))))))))
consuello про Коротаева: Мой муж — киборг
В этой книге отвратительно всё, начиная с аннотации, где киборга называют механическим существом, и заканчивая содержанием, где «любовь» произрастает на почве преследований и сексуального насилия.
hathy про Корчевский: Ученик Путилина
Увы и ах — полнейший нонсенс. Совершенно нечитаемый текст — автор, ну назовем это так, не имеет понятия о предмете своего изложения. Похоже, осенила идея — а не отправить ли… ну, туда, где царь,… и пожалуйте, отправляйтесь в середину 19 века и служите в полиции. И в полицейском управлении вас встречает ПОДЬЯЧИЙ…
Писано дурачком под дурачка для дурачков.
fagus про Клеванский: Дело черного мага. Книга 1
Как раз, надо писать блять, а не блядь — по 2 причинам. Допускаются искажения орфографии для речевой стилизации текста, поэтому можно «блять» (как оно и произносится обычно). Не допускается нецензурная брань (несколько лет назад вышел такой закон, верно?), поэтому нельзя писать «блядь». «Блять» же не брань, а звукоподражание, похожее на брань, с целью речевой характеристики персонажа и т.п.

А Клеванский, конечно, пишет небрежным стилем, часто болтливо и не очень умно, читать его бывает мучительно, ну так и не читайте. А некоторые, блять, хавают. А вы напишите лучше, ёпта.


sauh про Золя: Накипь
22,50%-да нахрена это читать…
Д.Быков: «Накипь» – я более натуралистического романа не знаю в литературе. Когда студенты спрашивают, мол, подскажите какой-нибудь триллерок, говорю: «Накипь» читайте, ребята. Самый готический роман – это «Накипь», потому что это квинтэссенция омерзения к миру, вложенная туда.
Все впечатления

rutor.info :: Кормак МакКарти — Дорога (2006) FB2


Название: Дорога
Автор: Кормак МакКарти
Год: 2006
Жанр: роман, пост-апокалиптика, драма, модернизм, притча, проза

Формат: FB2
Страниц: 169

Описание:
Кормак МакКарти (Cormac McCarthy, род. 20 июля 1933, Провиденс) — американский писатель-романист и драматург. Основные жанры: южно-готический, вестерн, пост-апокалиптика. Также писал пьесы и киносценарии. Литературный критик Харольд Блум назвал МакКарти одним из четырёх крупнейших американских писателей своего времени, в одном ряду с Доном Делилло, Томасом Пинчоном и Филиппом Ротом. Кормака МакКарти часто называют современным Фолкнером. Кандидат на Нобелевскую премию по литературе. Получил Пулитцеровскую премию и награду фонда Джеймса Тейта («James Tait Black Memorial Prize for Fiction») за роман «Дорога». В 2010 году The Times поставила роман «Дорога» на первое место в своём списке «100 лучших художественных и научно-популярных книг за последние 10 лет».

Награды:

1959, 1960 награды университетского фонда Ingram-Merrill
1965 премия Фолкнера
1965 стипендия Американской Академии Искусств И Литературы
1969 стипендия Гуггенхайма для писателей
1981 стипендия фонда Макартуров
1992 Национальная премия по литературе и Национальная книжная премия критиков
2006 премия от фонда James Tait Black Memorial Prize for Fiction
2007 Пулитцеровская премия в номинации художественная литература
2008 премия PEN/Saul Bellow Award for Achievement in American Fiction за вклад в американскую художественную литературу

…Всё действие происходит на неизвестно куда (скорее всего, в никуда) ведущей дороге, по которой бредут или едут разные персонажи, и у каждого свой путь, но объединяет их именно дорога…

Доп. информация:

Фильм «Дорога» основан на одноимённом романе, съёмки начались в 2007 году. Вышел в прокат 25 ноября 2009. Ведущую роль исполняет Вигго Мортенсен. Жену героя играет Шарлиз Терон, старика — Роберт Дюваль.

Кормак Маккарти | Флибуста

hathy про Рублевская: Контрабандист, шпион, романист
Замечательная историческая справка. Уголовник, контрабандист, каратель (так его отрекомендовала автор) несмотря на тюремное заключение, туберкулез, две войны, эмиграцию умер в 63 года от рака. Вот уж воистину: бог правду видит, да не скоро скажет.
Серенький волчок про Кублицкая: Приют изгоев
Для поклонников творчества Кублицкой может быть и отлично.
Для прочих где-то неплохо. Уж больно медленно разворачиваются события. И чувствуется, что писала женщина…
)))))))))))))
consuello про Коротаева: Мой муж — киборг
В этой книге отвратительно всё, начиная с аннотации, где киборга называют механическим существом, и заканчивая содержанием, где «любовь» произрастает на почве преследований и сексуального насилия.
hathy про Корчевский: Ученик Путилина
Увы и ах — полнейший нонсенс. Совершенно нечитаемый текст — автор, ну назовем это так, не имеет понятия о предмете своего изложения. Похоже, осенила идея — а не отправить ли… ну, туда, где царь,… и пожалуйте, отправляйтесь в середину 19 века и служите в полиции. И в полицейском управлении вас встречает ПОДЬЯЧИЙ…
Писано дурачком под дурачка для дурачков.
fagus про Клеванский: Дело черного мага. Книга 1
Как раз, надо писать блять, а не блядь — по 2 причинам. Допускаются искажения орфографии для речевой стилизации текста, поэтому можно «блять» (как оно и произносится обычно). Не допускается нецензурная брань (несколько лет назад вышел такой закон, верно?), поэтому нельзя писать «блядь». «Блять» же не брань, а звукоподражание, похожее на брань, с целью речевой характеристики персонажа и т.п.

А Клеванский, конечно, пишет небрежным стилем, часто болтливо и не очень умно, читать его бывает мучительно, ну так и не читайте. А некоторые, блять, хавают. А вы напишите лучше, ёпта.


sauh про Золя: Накипь
22,50%-да нахрена это читать…
Д.Быков: «Накипь» – я более натуралистического романа не знаю в литературе. Когда студенты спрашивают, мол, подскажите какой-нибудь триллерок, говорю: «Накипь» читайте, ребята. Самый готический роман – это «Накипь», потому что это квинтэссенция омерзения к миру, вложенная туда.
Все впечатления

Кормак Маккарти «Дорога»

Никакая это не Большая Литература. И даже не жанровая проза. Это вообще не литература. Это подделка. Весьма качественная и потому популярная. Ничего удивительного: читатель — он же не халявщик, а партнер автора в деле создания нарратива. Данная книга относится к литературе примерно так же, как «акции» МММ к ценным бумагам. Не вижу в ней ни красоты, ни смысла — ничего, кроме умело созданной видимости.

Достоверного антуража — нет. Мир не прорисован, он чисто условен. Что случилось с ним (лет 15 назад, видать) — непонятно… да и, в общем-то, не важно. Но литература, как и дьявол, в деталях, а если начать вдумываться в детали мироустройства, несуразица полезет изо всех щелей. Автору, видимо, в голову не пришло напрягаться и что-то продумывать, он просто взял типовой антураж из компьютерных стрелялок типа Фоллаута. Ладно; условность — дело обычное.

Но и сюжета нет. Фабула банальна: двое идут на юг. Происходящие с ними события — примитивное PvE из тех же стрелялок: периодически возникающие трудности, преодолеваемые путем шаблонной последовательности действий, а также падающие плюшки (читай, рояли огромного размера) — чтобы геймовер до времени не настал. Обычная RPG-фабула. А сюжет-то где? Почему они идут на этот самый юг? С какой целью? В чем мотив? Один из ГГ прям так вот жестко настаивает: «Надо идти!» Кому надо? Зачем надо? А десять лет назад не надо было? Только вот теперь вдруг вперлось? Хрен его знает… Надо — и всё тут! И ладно. «Надо так надо». (c) Видимо, цель, как и мир, условна. «Нести свет», ага.

Однако, живых героев, которым можно было бы сопереживать, в книге тоже нет. И понятно, почему. Сюжет — он ведь беллетристике не просто так нужен, без него лишь эссе получится. Если герой, выйдя на сцену, немедленно формулирует вопрос «быть или не быть?», после чего рассматривает его в семнадцати различных интерпретациях — это кагбэ не совсем художественная литература. Лаконичностью диалогов можно создать иллюзию психологической глубины (якобы два слова произнес, а двадцать мудро умолчал), но чтобы глубина возникла взаправду — нужны сюжетные конфликты. Желательно еще и внутренние, нравственные. То есть, автор должен героев загнать в драматичные ситуации — и поглядеть, как они будут выкручиваться. Ситуации нужны жесткие, но типичные, чтобы читатель их узнал, был лично задет и озадачен. Вопрос «быть или нет?» не с потолка падает, смыслом его наполняет весь предыдущий (и/или последующий) сюжет… ну и плюс читательский опыт.

Здесь, однако, ничего подобного. Герои получились компьютерные, их действия и слова недостоверны, будто с экрана переписаны — и сочувствовать им не получается. Вот представьте: не евший уже много дней, замерзший, грязный, измученный человек смотрит поутру на небо и вдруг «осознает суть этого мира: Земля погибла, не оставив наследников»… и так далее, с нарастающим пафосом. Это он с голодухи белочку словил, что ли? А вот нифига — у автора это всерьез… Увы, не верю! Автор пишет о том, чего не знает. Он никогда не испытывал голода, никогда по-настоящему не замерзал и, добавлю аккуратно, никогда не любил детей. Потому и любовь, и голод в книге — компьютерные. Эдакая надпись на экране возле аватарки: «Вы не ели четыре дня. Запасов жизненной силы осталось на неделю. Вам требуется срочно найти еду».

…И вот они идут, идут, идут. Трудности преодолевают, плюшки ловят. Десять страниц, сто страниц… Ну и? Смысл какой-то должен же быть? Ради чего всё это занудство? Что мне хотят донести? Месседж в чем? Где интерес? Взамен мне пытаются подсунуть какое-то распальцованное глубокомыслие. ГГ «…заглянул под одеяло и понял, что что-то в сыне надломилось. Навсегда. И уже никак этого не исправить». Нет, ну вот как на подобную сентенцию реагировать здоровому на голову читателю? И так вся книга…

На самом деле месседж есть. Просто его трудно разглядеть, если полагать, что читаешь не комикс, а художественный текст. Слишком уж он банален: «Нужно быть хорошим человеком и не быть плохим». При этом автор прямым текстом, внятно и четко, как на открытой проповеди, разъясняет, кто такой хороший человек. Это тот, который не ест других людей, и даже собачек старается не потреблять в пищу. Жалеет потому что. А главное, он «продолжает начатое и не сдается». (Видимо, вне зависимости от наличия цели и смысла начатого.) И еще хорошему человеку пристало всегда заочно говорить спасибо тем людям (очевидно, мертвым), чье имущество он присвоил. А еще почаще с напускным вниманием спрашивать своего спутника, не устал ли тот и не страшно ли ему (видимо, таковы представления автора о заботе)…

Да уж… И кому может потрафить такая дутая моральность? Понятно, кому. Любому нормальному американцу, у которого по вторникам и четвергам фитнесс, по субботам церковь, и всё прочее в жизни устроено так, как положено — поэтому он всегда прав. Автор, будучи признанным в США «современным классиком», хорошо знает, что нужно массовому американскому читателю. Собственно, тут секрета и нет. Всякий разумный здоровый обыватель, опора стабильного социума, хочет чувствовать себя полноценным, значимым, белым-пушистым и облагороженным непререкаемой собственной правотой — и ищет тому подтверждения везде вокруг, в том числе в т.н. «искусстве». При этом обыватель искренне уверен, что уж он-то, даже прям вот умирая от голода (и/или холода), обязательно поделится с ближним своим последним куском хот-дога и сдобной булки с маслом. Ни малейших сомнений! Значит, лично он — хороший человек! А те, кого он полагает плохими — плохие. (И наверняка не поделятся.) Правда, обыватель не представляет себе, что такое настоящий голод, поскольку никогда его не испытывал, к тому же никогда не мерз до смерти. И, кстати, совершенно не намерен и впредь знакомиться с этими ощущениями… ну и незачем тыкать его в это носом. Антураж компьютерных стрелялок ему знаком — вот и хорошо. Ведь особой разницы между жизнью и игрой нет — об этом и Великие писали. Смерть — тот же геймовер. Что чувствует человек, реально стоящий на краю — неважно и неинтересно. Обыватель прав — вот что главное!

И ведь действительно прав. Всегда и во всем. Спорить глупо. И «бояться глупо»… А коли автор не сумел донести, кто из героев хороший, а кто плохой — значит, он сам плохой и неумелый автор, и его такая книга народу нафиг не нужна…

Ага. И дальше можно с удовольствием удариться в быковский снобизм, присвоив себе право судить о вкусах и не спорить о них потому лишь, что глупо же спорить с теми, у кого их нет. Но что, собственно, такое «вкус»? Всего лишь способность словить некий особый кайф от чтения некоей последовательности знаков. Сопровождаемая, заметим, неспособностью словить кайф попроще от некоей иной последовательности — например, этой вот «Дороги». А что литература должна чему-то там учить и наставлять — фигня. Литература ничего не должна. Никому. Мне в том числе. Никто не заставлял меня читать этот текст. Я сам этим занялся. Кайфа не словил. Ибо одно унылое занудство. Но это же мои проблемы…

Слушайте, а может быть, автор пытался тут эдак заочно подискутировать с цинизмом нуара? Хотел попробовать натянуть обыденную мораль на неординарные условия постапа? Можно, мол, и в таких условиях оставаться хорошим (sic!) человеком. Ну, если и пытался, то получилось у него плохо. Нежизненно получилось. До Веркина с его ИНФЕРНО — как до Пекина раком. А вот цинизм как раз — штука жизненная, увы. Пусть не такой выпяченный, как у Аберкромби. Но если вспомнить, например, Громова с «Вычислителем» и «Крыльями черпахи», или Дивова… ну ладно, русскоязычную прозу не будем трогать, у нас-то с вами в багаже и ЛНТ с ФМД, и Чехов с Булгаковым. Но и на английском есть Воннегут, есть Оруэлл, в конце концов. И как после этого воспринимать Маккарти?

Да так и воспринимать, очень просто. Вспомнив замечательный термин «целевая аудитория»…

Ну и всё, на этом оборву свою нудятину. Не претендуя на истину, а лишь надеясь, что хоть кому-то помог с вопросом «чтить или не чтить».

Книги Кормака Маккарти (автора книги «Дорога»)

Показаны 30 различных работ.

* Примечание: это все книги по Goodreads для этого автора. Чтобы добавить больше книг, щелкните здесь.
Дорога
— пользователем
3,97 средний рейтинг — 712 412 оценок — опубликовано 2006 г. — 2 издания

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Старикам тут не место
— пользователем
4,12 средняя оценка — 146670 оценок — опубликовано 2005 г. — 121 издание

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Кровавый меридиан, или вечерняя краснота на западе
— пользователем
4,17 средняя оценка — 108055 оценок — опубликовано 1985 г. — 122 издания

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Все милые лошади (Трилогия о границе, # 1)
— пользователем
3,99 средний рейтинг — 93 482 оценки — опубликовано 1992 г. — 124 издания

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Божье дитя
— пользователем
3,76 в среднем — 34 257 оценок — опубликовано 1973 — 54 издания

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Пересечение (Трилогия о границе, # 2)
— пользователем
4,13 средняя оценка — 30 159 оценок — опубликовано 1994 г. — 68 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Города равнины (Трилогия о границе, # 3)
— пользователем
4,10 средняя оценка — 20 055 оценок — опубликовано 1998 г. — 62 издания

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Саттри
— пользователем
4,18 средний рейтинг — 17679 оценок — опубликовано 1979 г. — 45 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Внешняя тьма
— пользователем
3,88 средняя оценка — 14,698 оценок — опубликовано 1968 г. — 40 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

The Sunset Limited
— пользователем
3,96 в среднем — 8,354 оценок — опубликовано 2006 г. — 41 издание

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Хранитель сада
— пользователем
3,55 средний рейтинг — 7,758 оценок — опубликовано 1965 г. — 5 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Трилогия о границах: Все милые лошади, Пересечение, Города равнины
— пользователем
4,44 средняя оценка — 5 572 оценки — опубликовано 1994 г. — 31 выпуск

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Советник: сценарий
— пользователем
3,35 средняя оценка — 1518 оценок — опубликовано 2013 — 29 выпусков

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Каменщик: Пьеса в пяти действиях
— пользователем
3,84 средняя оценка — 973 оценки — опубликовано 1994 г. — 6 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Сын садовника: сценарий
— пользователем
3,43 средняя оценка — 820 оценок — опубликовано 1996 г. — 9 изданий

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Хранитель сада; Саттри; Кровавый меридиан
— пользователем

4,52 средняя оценка — 82 оценки — опубликовано 1993 г.

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Проблема Кекуле
— пользователем

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Проснись для Сьюзан
— пользователем

3.98 средняя оценка — 50 оценок — опубликовано 1959 г.

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Инцидент с утоплением
— пользователем

3,81 средняя оценка — 43 оценки — опубликовано 1960 г.

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Короткометражка
— пользователем

3,45 средняя оценка — 29 оценок — опубликовано 2012 г.

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Киты и люди
— пользователем

4,67 средняя оценка — 12 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Сцены преступления
— пользователем

3.91 средняя оценка — 11 оценок — опубликовано 2013

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Темные воды
— пользователем

очень понравилось 4.00 средний рейтинг — 7 оценок

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Коллекция Кормака Маккарти Набор из 7 книг. (Кровавый меридиан, Перекресток, города …
— пользователем

это было потрясающе 5.00 средняя оценка — 4 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Пассажир
— пользователем

4,75 средняя оценка — 4 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Верлорена
— пользователем

это было потрясающе средняя оценка 5,00 — 2 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Романы Кормака Маккарти (набор из 10 книг)
— пользователем

4.50 средняя оценка — 2 оценки

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Кормак Маккарти возвращается к проблеме Кекуле
— пользователем

очень понравилось 4.00 средняя оценка — 2 оценки

Книга оценок ошибок.Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Kein Land für alte Männer
— пользователем

это было потрясающе. Средняя оценка 5,00 — 1 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

Три Шаол
— пользователем

это было потрясающе 5.00 средняя оценка — 1 оценка

Книга оценок ошибок. Обновите и попробуйте еще раз.

Оценить книгу

Очистить рейтинг

.

Дорога | CormacMcCarthy.com

Десятый роман Кормака Маккарти, Дорога , — его самая мучительная, но глубоко личная работа. Какая-то безымянная катастрофа превратила мир в выжженный пепел, населенный последними остатками человечества и очень немногими выжившими собаками и грибами. Небо постоянно окутано пылью и ядовитыми частицами; Времена года — это просто переменная интенсивность холода и сырости. Банды каннибалов бродят по дорогам и населяют те немногие дома, которые остались нетронутыми в лесу.

Через этот кошмарный остаток Америки изможденный отец и его маленький сын пытаются спастись от приближающейся Аппалачской зимы и направиться к южному побережью по тщательно выбранным проселочным дорогам. Мумифицированные трупы — их единственные добрые компаньоны, сидящие в дверных проемах и в автомобилях, по-разному пронзенные или выставленные на пиках, столах и в колокольчиках для торта, или они поднимаются в застывших позах ужаса и агонии из застывшего асфальта. Мальчик и его отец надеются избежать мародеров, достичь более мягкого климата и, возможно, найти остатки цивилизации, достойные этого имени.У них есть только то, что они могут собрать, чтобы съесть, а лохмотья, которые они носят, и тепло их собственного тела — все, что у них есть. Пистолет с несколькими патронами — их единственная защита, кроме полета. Перед ними отец толкает тележку для покупок, наполненную одеялами, банками с едой и некоторыми другими вещами, такими как банки с ламповым маслом или бензином, слитым из баков брошенных автомобилей — тележка оборудована велосипедным зеркалом, чтобы они не были удивлен сзади.

Благодаря столкновениям с другими выжившими, жестокими, отчаянными или жалкими, отец и сын укрепляются и поддерживаются своей волей, своей с трудом добытой смекалкой выживания и, прежде всего, любовью друг к другу.Они борются за горы, перемещаются по опасным дорогам и лесам, превращенным в пепел и уголь, терпят смертельный холод и ледяной дождь. Проходя через обугленные города-призраки и разграбляя заброшенные рынки в поисках скудных продуктов, пара сражается за то, чтобы сохранить надежду. Они ищут самого элементарного спасения. Однако в The Road такое искупление, которое может быть разрешено их обстоятельствами, зависит от способности мальчика поддерживать свои инстинкты сострадания и сочувствия, противодействуя настойчивому требованию его отца на их взаимных интересах и выживании во всех физических и моральных целях. расходы.

Дорога была лауреатом Пулитцеровской премии 2006 года в области литературы.

Авторские права на предыдущую краткую информацию принадлежат Рику Уоллаху, 2008 г.

.

Дорога Кормака Маккарти Краткое содержание сюжета

Дорога происходит после того, как какое-то неизвестное апокалиптическое событие почти стерло землю с лица земли. В этом пейзаже все мертво и сожжено, солнце закрыто пеплом, все растения и животные вымерли, а большинство людей либо одинокие путешественники, либо члены каннибалистических общин. Главным героям, мужчине и мальчику, его маленькому сыну, никогда не называют имен. Сюжет начинается, когда они едут на юг по дороге к побережью, где-то на юго-востоке США.Они бредут в темноте с тележкой для покупок, двумя рюкзаками и пистолетом. Мужчина иногда кашляет кровью, и мальчик постоянно просит утешения и успокоения. Они страдают от холода, холода и частого голода, путешествуя по дороге и ища пропитание в заброшенных зданиях. Мужчине иногда снятся добрые сны о прошлом и жене. Его жена покончила с собой, пытаясь избежать того, что, по ее мнению, было неизбежным изнасилованием и убийством.

Мужчина и мальчик пересекают горный хребет, где они страдают от снежных бурь.По пути вы увидите грузовик с «плохими парнями», банды на дороге, которые насилуют, убивают и едят других людей. Мужчина и мальчик случайно сталкиваются с одним из этих незнакомцев. Незнакомец бросается на мальчика, но мужчина стреляет незнакомцу в лоб. Затем мужчина и мальчик убегают, а мальчик задается вопросом, остались ли они «хорошими парнями». Вскоре после этого у них заканчивается еда, и они отчаянно обыскивают большой дом на плантации, явно населенный. Они находят подвал, полный заключенных-людей, которых содержат как скот.В ужасе мужчина и мальчик убегают, когда возвращаются «плохие парни».

Они продолжают путешествие, следуя карте человека. Они снова оказались на грани голодной смерти, когда мужчина находит яблоневый сад и колодец. После того, как еда закончится, и снова голодные, они находят бомбоубежище, полное консервов и припасов. Они остаются там на несколько дней, купаются, стригутся и запасаются. Они снова отправляются в путь и встречают старика по имени Эли, который остается с ними на ночь. После дальнейших путешествий и голодания они находят дом с большим количеством консервов.Наконец они достигают побережья, но разочаровываются, обнаружив, что океан такой же серый и безжизненный, как и все остальное. Мужчина видит разбитую лодку у берега, а внутри находит еще еду и сигнальный пистолет. Однажды ночью они стреляют из ракетницы, чувствуя себя брошенными «хорошими парнями» и Богом.

Однажды у мальчика поднимается температура, и отчаявшийся мужчина не бросает его. После того, как мальчик выздоравливает, они исследуют пляж и возвращаются, чтобы найти украденную тележку и припасы. Вора преследуют до дороги, а мужчина угрожает ему пистолетом.Мальчик плачет и умоляет, но мужчина заставляет вора раздеться догола, а затем забирает его тележку, оставляя вора дрожать на дороге. Мальчик этим расстроен, говоря, что они убили вора. Они снова двинулись на юг по дороге, и, когда они покидают город, кто-то стреляет человеку в ногу стрелой. Мужчина стреляет в нападавшего из сигнального пистолета, но тот хромает и получает тяжелое ранение.

Мужчина и мальчик путешествуют вглубь страны, и их продвижение становится все мучительнее по мере того, как становится холоднее.Рана мужчины ухудшается, и он откашливает все больше и больше крови. Однажды ночью он понимает, что не может снова встать. Мужчина планировал убить мальчика, если он сам умрет (чтобы спасти мальчика от жестокого мира), но мужчина обнаруживает, что не может пройти через это. Он велит мальчику идти по дороге на юг и «нести огонь». Он умирает с мальчиком рядом с ним.

Мальчики проводят три дня с телом своего отца, затем отправляются в одиночку и сразу же сталкиваются с группой «хороших парней» — мужчиной и женщиной с маленьким мальчиком и девочкой.Мальчик предпочитает им доверять, когда они приглашают его присоединиться к их семье, и они отправляются вместе. Книга заканчивается лирическим воспоминанием о ручейной форели, некогда обитавшей в горных ручьях.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.