Дневник моей памяти лара эвери: Дневник моей памяти (fb2) | КулЛиб — Скачать fb2 — Читать онлайн

Содержание

«Дневник моей памяти» читать онлайн книгу автора Лара Эвери на MyBook.ru

Странный заголовок, да? Что поделать. лежу под одеялом с ноутбуком на коленях, только что закончив читать эту книгу. Холод в квартире стоит зверский, как будто я в Антарктиде живу, хотя на дворе 16 октября, но в батареях нет пока ни то, что тепла, но даже признаков его приближения. За окном идет дождь.

Столько было мыслей на тему этой книги в процессе чтения, а теперь, когда точка поставлена, как-то все они разбежались. Помню, я читала книгу «Цветы для Элджернона» с похожим чувством по отношению к главному герою. Хотя сами книги, конечно, нечего и пытаться сравнивать. В том смысле, что «Цветы…» выигрывают по всем параметрам.

Саманта Агата Маккой, также известная как Сэмми — это главная героиня книги. Она тяжело больна. У нее болезнь Нимана-Пика по типу С. Это означает катастрофические провалы в памяти, потерю четкости речи, координации движений (а то и вовсе умения двигаться)… и это всегда заканчивается смертью. Правда проявляется эта болезнь обычно в детстве. И больной не доживает до 20 лет. А Сэмми до выпускного класса и не подозревала о существовании подобной болезни.

Стюарт Шах — индус, выросший в Америке, сын богатых родителей, начинающий писатель. Старше Сэмми на пару лет. Мечта и любовь всей ее жизни, вдруг вернувшийся в их городок из Нью-Йорка.

Купер Фрэнсис Линд (он же Куп) — друг детства Сэмми. Большим спойлером не будет, потому что это заметно всем, кроме главной героини, что он в нее влюблен с детства.

Есть и другие персонажи — родители Сэмми — Джиа и серьезно-забыла-имя (может, и у меня провалы, не дай Бог!), кажется, Фрэнк Маккои и их младшие дети — сын Гаррисон и дочери Бетт и Дэви; лучшая подруга Сэмми — Мадлен, она же Мэдди, ее неизменный напарник на дебатах; классный руководитель миссис Таунсенд и лечащий врач Сэмми — доктор Кларкингтон… Но я не могу сказать, что они показались мне по-настоящему живыми и запали в душу.

Конечно, какие-то плюсы есть.

Допустим, кое-что из рассуждений и писательстве и семейных ценностях, важности взаимоподдержки, помощи, любви и дружбы. Но это и все. А уж с книгами Джона Грина, которые я читала залпом, это и сравнивать нечего.

И… любовный треугольник? В ТАКОЙ ситуации? Ну вы меня простите… это уже перебор!
Не жалею, что прочитала. Но рекомендовать не буду.

Дневник моей памяти — Лара Эвери » 📚 All-abooks — Бесплатная Онлайн Библиотека

«В эпоху социальных сетей вести дневник – это как древний ритуал. Но когда вы пишете, то оказываетесь только в своем пространстве, где никто не ждет от вас правильных поступков, не осуждает и не смеется над вами, если вы задаете важные для самой себя вопросы.

Я хорошо помню, что девочкой-подростком старалась кем-то казаться, играла чужую роль. Для мальчиков, которые мне нравились, для родителей, учителей, друзей. Это всегда требуют от женщин. Дневник – это ваш небольшой мир, где все подчиняется только вам, вашим желаниям и мечтам. Это та часть вашей личности, которой не нужно делиться.

И, я надеюсь, это осознание постепенно придет к каждой из нас».

Посвящается Титчу и маленькой Шерри

Если ты это читаешь, то, возможно, не помнишь, кто ты. Даю три подсказки.

Подсказка номер один: ты всю ночь корпела над сочинением по «Библии ядовитого леса» [1] для углубленного курса литературы. На какой-то момент ты задремала, и тебе приснилось, будто ты целуешься с Джеймсом Монро, пятым президентом США, провозгласившим доктрину Монро.

Подсказка номер два: я пишу тебе, сидя в мансарде с низким потолком, возле круглого окошка, того самого, что выходит на восток. Зеленые горы [2]

совсем недавно снова зазеленели. Под конец весны разразился чертов снегопад, когда с неба валили мокрые хлопья, и в предрассветных сумерках даже не было видно толком, как носится вверх-вниз по склону Щен: нарезает ежеутренние круги – бесцельно, беззаботно, на то он и Щен. Кажется, куры проснулись, пора их кормить.

Делать нечего, пойду покормлю. Глупые куры.

Подсказка номер три: ты все еще жива.

Ну как, вспомнила, кто ты?

Ты – это я, Саманта Агата Маккой, в не столь отдаленном будущем. Я пишу для тебя. Мне сказали, что память будет слабеть и что я начну скоро все забывать. Сперва понемногу, но чем дальше, тем хуже. Вот я и пишу, тебе, чтобы запомнить.

Это не записная книжка, не дневник – ничего подобного. Во-первых, это файл на крохотном ноутбуке, с которым я не расстаюсь – так что не обольщайся, никакой романтики. Во-вторых, сдается мне, когда я закончу (может статься, что и никогда), по объему это будет уже не дневник. Это книга. А я люблю, когда много слов. Скажем, сочинение по «Библии ядовитого леса» вместо положенных пяти страниц я растянула на десять. Другой пример: когда я подавала документы в Нью-Йоркский университет, то написала сочинения сразу на все предложенные темы, чтобы приемной комиссии было из чего выбирать. (Сработало – меня приняли!) Еще пример: я веду страничку Гановерской старшей школы в Википедии – пожалуй, самую объемную и содержательную школьную страницу в США, – а ведь мне даже учиться в этой школе не положено, я не в Нью-Гэмпшире живу, а в Вермонте, как ты (надеюсь) помнишь; но, как ты тоже помнишь (надеюсь), у нас в Саут-Страффорде всего пять тысяч жителей, и при школе нет даже традиционного магазинчика с канцтоварами, учебниками и толстовками.

Вот я и выкупила в рассрочку старый папин грузовичок и отыскала лазейки в местных законах.

Эту книгу я пишу для тебя. Разве можно хоть что-то забыть, когда под рукой такой справочник? Считай, твоя личная энциклопедия. Нет, словарь.

Саманта (существительное, имя собственное): американское имя древнееврейского происхождения. В английском языке его значение «слышащая». В древнееврейском – «слушай, имя Божие!»

Слушай, имя Божие, здесь не место телячьим нежностям, но я волей-неволей могу дать волю эмоциям. Чувства, они как детская болезнь: мы их давно оставили в прошлом, но они так и норовят вновь пробраться в нашу жизнь.

Чувства вернулись ко мне вчера, в кабинете у миссис Таунсенд.

Миссис Таунсенд (имя собственное, одушевленное): консультант по профориентации, это она дала тебе возможность пройти отбор на все углубленные курсы и согласовать их с твоим расписанием, и рассказала тебе про все на свете именные стипендии, чтобы ты не разорила родителей. Внешне напоминает слегка усталую Опру Уинфри, и она – твой кумир, на втором месте после Элизабет Уоррен, женщины-сенатора.

Ну так вот, сижу я в кабинете у миссис Таунсенд, выясняю, все ли работы у меня сданы – нам с мамой пришлось за последний месяц дважды летать в Миннесоту, к врачу-генетику. У меня и весенних каникул считай что не было. (У меня их обычно и так не бывает, но на этот раз я хотела побольше потренироваться с Мэдди, до Чемпионата страны по дебатам остался всего месяц.)

Попробую воссоздать эту сцену:

Белые стены, оклеенные старыми плакатами «ПЕЙТЕ МОЛОКО – БУДЕТЕ ЗДОРОВЫ!» – еще со времен прежней хозяйки кабинета. У миссис Таунсенд за пять лет руки так и не дошли от них избавиться. Я сижу на кубе, обитом махровой тканью – он был задуман как модное кресло. Напротив меня – миссис Таунсенд, в желтом свитере, густые черные кучеряшки топорщатся во все стороны.

Я прошу дать мне еще день, чтобы дописать сочинение по «Библии ядовитого леса».

Миссис Т.: А что случилось?

Я: У меня неприятности.

Миссис Т. (уставившись в экран, щелкая мышкой): Что за неприятности?

Я: Погуглите «болезнь Нимана-Пика, тип С».

Миссис Таунсенд набирает, начинает читать.

Миссис Т. (глухо): Что?

Я смотрела, как движется ее взгляд. Вправо-влево, вправо-влево, поперек экрана. Это я хорошо помню.

Я: Это очень редкая болезнь.

Миссис Т.: Что за болезнь Нибера-Пикенса? Ты шутишь?

Я не могла удержаться от смеха, хоть лицо ее сморщилось, будто она вот-вот расплачется.

Я: Болезнь Нимана-Пика, тип С. Одним словом, деменция.

Миссис Таунсенд отводит взгляд от экрана, изумленно раскрыв рот.

Миссис Т.: И давно тебе поставили диагноз?

Я: Подозрения возникли два месяца назад. Подтвердилось не сразу, но сомнений больше нет.

Миссис Т.: У тебя будут провалы в памяти? И галлюцинации? В чем же причина?

Я: Наследственность. Бабушкина сестра умерла от той же болезни, не дожив до моих лет.

Миссис Т.: Умерла?

Я: Эта болезнь часто встречается среди франкоканадцев, а у мамы французские корни, вот и…

Дневник моей памяти — Лара Эвери » 📚 Pdf-book Бесплатная Онлайн Библиотека

«В эпоху социальных сетей вести дневник – это как древний ритуал. Но когда вы пишете, то оказываетесь только в своем пространстве, где никто не ждет от вас правильных поступков, не осуждает и не смеется над вами, если вы задаете важные для самой себя вопросы.

Я хорошо помню, что девочкой-подростком старалась кем-то казаться, играла чужую роль. Для мальчиков, которые мне нравились, для родителей, учителей, друзей. Это всегда требуют от женщин. Дневник – это ваш небольшой мир, где все подчиняется только вам, вашим желаниям и мечтам. Это та часть вашей личности, которой не нужно делиться. И, я надеюсь, это осознание постепенно придет к каждой из нас».

Посвящается Титчу и маленькой Шерри

Если ты это читаешь, то, возможно, не помнишь, кто ты. Даю три подсказки.

Подсказка номер один: ты всю ночь корпела над сочинением по «Библии ядовитого леса» [1] для углубленного курса литературы. На какой-то момент ты задремала, и тебе приснилось, будто ты целуешься с Джеймсом Монро, пятым президентом США, провозгласившим доктрину Монро.

Подсказка номер два: я пишу тебе, сидя в мансарде с низким потолком, возле круглого окошка, того самого, что выходит на восток. Зеленые горы [2] совсем недавно снова зазеленели. Под конец весны разразился чертов снегопад, когда с неба валили мокрые хлопья, и в предрассветных сумерках даже не было видно толком, как носится вверх-вниз по склону Щен: нарезает ежеутренние круги – бесцельно, беззаботно, на то он и Щен. Кажется, куры проснулись, пора их кормить.

Делать нечего, пойду покормлю. Глупые куры.

Подсказка номер три: ты все еще жива.

Ну как, вспомнила, кто ты?

Ты – это я, Саманта Агата Маккой, в не столь отдаленном будущем. Я пишу для тебя. Мне сказали, что память будет слабеть и что я начну скоро все забывать. Сперва понемногу, но чем дальше, тем хуже. Вот я и пишу, тебе, чтобы запомнить.

Это не записная книжка, не дневник – ничего подобного. Во-первых, это файл на крохотном ноутбуке, с которым я не расстаюсь – так что не обольщайся, никакой романтики. Во-вторых, сдается мне, когда я закончу (может статься, что и никогда), по объему это будет уже не дневник. Это книга. А я люблю, когда много слов. Скажем, сочинение по «Библии ядовитого леса» вместо положенных пяти страниц я растянула на десять. Другой пример: когда я подавала документы в Нью-Йоркский университет, то написала сочинения сразу на все предложенные темы, чтобы приемной комиссии было из чего выбирать. (Сработало – меня приняли!) Еще пример: я веду страничку Гановерской старшей школы в Википедии – пожалуй, самую объемную и содержательную школьную страницу в США, – а ведь мне даже учиться в этой школе не положено, я не в Нью-Гэмпшире живу, а в Вермонте, как ты (надеюсь) помнишь; но, как ты тоже помнишь (надеюсь), у нас в Саут-Страффорде всего пять тысяч жителей, и при школе нет даже традиционного магазинчика с канцтоварами, учебниками и толстовками. Вот я и выкупила в рассрочку старый папин грузовичок и отыскала лазейки в местных законах.

Эту книгу я пишу для тебя. Разве можно хоть что-то забыть, когда под рукой такой справочник? Считай, твоя личная энциклопедия. Нет, словарь.

Саманта (существительное, имя собственное): американское имя древнееврейского происхождения. В английском языке его значение «слышащая». В древнееврейском – «слушай, имя Божие!»

Слушай, имя Божие, здесь не место телячьим нежностям, но я волей-неволей могу дать волю эмоциям. Чувства, они как детская болезнь: мы их давно оставили в прошлом, но они так и норовят вновь пробраться в нашу жизнь.

Чувства вернулись ко мне вчера, в кабинете у миссис Таунсенд.

Миссис Таунсенд (имя собственное, одушевленное): консультант по профориентации, это она дала тебе возможность пройти отбор на все углубленные курсы и согласовать их с твоим расписанием, и рассказала тебе про все на свете именные стипендии, чтобы ты не разорила родителей. Внешне напоминает слегка усталую Опру Уинфри, и она – твой кумир, на втором месте после Элизабет Уоррен, женщины-сенатора.

Ну так вот, сижу я в кабинете у миссис Таунсенд, выясняю, все ли работы у меня сданы – нам с мамой пришлось за последний месяц дважды летать в Миннесоту, к врачу-генетику. У меня и весенних каникул считай что не было. (У меня их обычно и так не бывает, но на этот раз я хотела побольше потренироваться с Мэдди, до Чемпионата страны по дебатам остался всего месяц.)

Попробую воссоздать эту сцену:

Белые стены, оклеенные старыми плакатами «ПЕЙТЕ МОЛОКО – БУДЕТЕ ЗДОРОВЫ!» – еще со времен прежней хозяйки кабинета. У миссис Таунсенд за пять лет руки так и не дошли от них избавиться. Я сижу на кубе, обитом махровой тканью – он был задуман как модное кресло. Напротив меня – миссис Таунсенд, в желтом свитере, густые черные кучеряшки топорщатся во все стороны.

Я прошу дать мне еще день, чтобы дописать сочинение по «Библии ядовитого леса».

Миссис Т.: А что случилось?

Я: У меня неприятности.

Миссис Т. (уставившись в экран, щелкая мышкой): Что за неприятности?

Я: Погуглите «болезнь Нимана-Пика, тип С».

Миссис Таунсенд набирает, начинает читать.

Миссис Т. (глухо): Что?

Я смотрела, как движется ее взгляд. Вправо-влево, вправо-влево, поперек экрана. Это я хорошо помню.

Я: Это очень редкая болезнь.

Миссис Т.: Что за болезнь Нибера-Пикенса? Ты шутишь?

Я не могла удержаться от смеха, хоть лицо ее сморщилось, будто она вот-вот расплачется.

Я: Болезнь Нимана-Пика, тип С. Одним словом, деменция.

Миссис Таунсенд отводит взгляд от экрана, изумленно раскрыв рот.

Миссис Т.: И давно тебе поставили диагноз?

Я: Подозрения возникли два месяца назад. Подтвердилось не сразу, но сомнений больше нет.

Миссис Т.: У тебя будут провалы в памяти? И галлюцинации? В чем же причина?

Я: Наследственность. Бабушкина сестра умерла от той же болезни, не дожив до моих лет.

Миссис Т.: Умерла?

Я: Эта болезнь часто встречается среди франкоканадцев, а у мамы французские корни, вот и…

Лара Эвери. Дневник моей памяти

  • Жуковский, Василий Андреевич — — знаменитый поэт. ?. ДЕТСТВО (1783—1797) Год рождения Жуковского определяется его биографами различно. Однако, несмотря на свидетельства П. А. Плетнева и Я. К. Грота, указывающих на рождение Ж. в 1784 г., нужно считать, как и сам Ж.… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Александр II (часть 1, I-VI) — — Император Всероссийский, старший сын Великого Князя — впоследствии Императора — Николая Павловича и Великой Княгини Александры Феодоровны; родился в Москве 17 го апреля 1818 г.; объявлен Наследником престола 12 го декабря 1825 …   Большая биографическая энциклопедия

  • Николай I — В Википедии есть статьи о других людях с именем Николай I (значения). Николай I Николай Павлович Романов …   Википедия

  • Дмитриев, Иван Иванович — государственный деятель и известный поэт, родился 10 сентября 1760 г. в родовом поместье, селе Богородском, Симбирской губ., в 25 вер. от уездн. гор. Сызрани, в старинной дворянской семье, ведущей свой род от князей Смоленских. Отец его, Иван… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Биишева, Зайнаб Абдулловна — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Биишев. Зайнаб Биишева Имя при рождении: Зайнаб Абдулловна Биишева Дата рождения: 2 января 1908(1908 01 02 …   Википедия

  • Филарет Дроздов — (до пострижения Василий Михайлович) митрополит московский, род. 26 дек. 1782 г. в городе Коломне Московской губернии, где отец его Михаил Феодорович был соборным протоиереем; умер 19 нояб. 1867 г. После домашнего воспитания под руководством… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Державин, Гавриил Романович — — знаменитый поэт, государственный человек и общественный деятель второй половины прошлого и первой четверти нынешнего столетия (р. 3 июля 1743, ум. 8 июля 1816). Предок его, татарский мурза Багрим, в ХV столетии, в княжение Василия… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Че Гевара, Эрнесто — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Гевара. Эрнесто Че Гевара Ernesto Che Guevara …   Википедия

  • Че Гевара — Че Гевара, Эрнесто Эрнесто Че Гевара Ernesto Guevara de la Serna …   Википедия

  • Чегеваро — Эрнесто Че Гевара Ernesto Che Guevara 1 й Министр промышленности Кубы …   Википедия

  • Чегевара — Эрнесто Че Гевара Ernesto Che Guevara 1 й Министр промышленности Кубы …   Википедия

  • «Дневник моей памяти» Лара Эвери: рецензии на книгу

    Дневник жизни, которая обречена на несчастливый финал

    Странный заголовок, да? Что поделать. лежу под одеялом с ноутбуком на коленях, только что закончив читать эту книгу. Холод в квартире стоит зверский, как будто я в Антарктиде живу, хотя на дворе 16 октября, но в батареях нет пока ни то, что тепла, но даже признаков его приближения. За окном идет дождь.

    Столько было мыслей на тему этой книги в процессе чтения, а теперь, когда точка поставлена, как-то все они разбежались. Помню, я читала книгу «Цветы для Элджернона» с похожим чувством по отношению к главному герою. Хотя сами книги, конечно, нечего и пытаться сравнивать. В том смысле, что «Цветы…» выигрывают по всем параметрам.

    Саманта Агата Маккой, также известная как Сэмми — это главная героиня книги. Она тяжело больна. У нее болезнь Нимана-Пика по типу С. Это означает катастрофические провалы в памяти, потерю четкости речи, координации движений (а то и вовсе умения двигаться)… и это всегда заканчивается смертью. Правда проявляется эта болезнь обычно в детстве. И больной не доживает до 20 лет. А Сэмми до выпускного класса и не подозревала о существовании подобной болезни.

    Стюарт Шах — индус, выросший в Америке, сын богатых родителей, начинающий писатель. Старше Сэмми на пару лет. Мечта и любовь всей ее жизни, вдруг вернувшийся в их городок из Нью-Йорка.

    Купер Фрэнсис Линд (он же Куп) — друг детства Сэмми. Большим спойлером не будет, потому что это заметно всем, кроме главной героини, что он в нее влюблен с детства.

    Есть и другие персонажи — родители Сэмми — Джиа и серьезно-забыла-имя (может, и у меня провалы, не дай Бог!), кажется, Фрэнк Маккои и их младшие дети — сын Гаррисон и дочери Бетт и Дэви; лучшая подруга Сэмми — Мадлен, она же Мэдди, ее неизменный напарник на дебатах; классный руководитель миссис Таунсенд и лечащий врач Сэмми — доктор Кларкингтон… Но я не могу сказать, что они показались мне по-настоящему живыми и запали в душу.

    Конечно, какие-то плюсы есть. Допустим, кое-что из рассуждений и писательстве и семейных ценностях, важности взаимоподдержки, помощи, любви и дружбы. Но это и все. А уж с книгами Джона Грина, которые я читала залпом, это и сравнивать нечего.

    И… любовный треугольник? В ТАКОЙ ситуации? Ну вы меня простите… это уже перебор!
    Не жалею, что прочитала. Но рекомендовать не буду.

    Эвери, Лара — Дневник моей памяти [Текст] : [роман]


    Поиск по определенным полям

    Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

    author:иванов

    Можно искать по нескольким полям одновременно:

    author:иванов title:исследование

    Логически операторы

    По умолчанию используется оператор AND.
    Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

    исследование разработка

    author:иванов title:разработка

    оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

    исследование OR разработка

    author:иванов OR title:разработка

    оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

    исследование NOT разработка

    author:иванов NOT title:разработка

    Тип поиска

    При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
    По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
    Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

    $исследование $развития

    Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

    исследование*

    Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

    «исследование и разработка«

    Поиск по синонимам

    Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
    В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
    В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
    Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

    #исследование

    Группировка

    Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
    Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

    author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

    Приблизительный поиск слова

    Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

    бром~

    При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
    Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. 4 разработка

    По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
    Поиск в интервале

    Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
    Будет произведена лексикографическая сортировка.

    author:[Иванов TO Петров]

    Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

    author:{Иванов TO Петров}

    Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
    Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

    Лара Эйвери — писатель / учитель

    Этим летом я составлю плейлисты и напишу о них. Первый плейлист назывался «Lovestuck». Этот называется «Хаос». Если вы хотите читать с начала серии плейлистов, начните здесь. Надеемся, вам понравится.

    «Никогда не учись не любить», The Beach Boys

    «Lovestuck» был исследованием интерьера: внутренней части наших домов, когда мы укрылись на месте, бурлящей силы воспоминаний, влияния и эмоций, а также внутренней битвы между надеждой и отчаянием.(Нас больше не просят быть внутри, хотя, возможно, и следовало бы.) По мере того, как лето спадает, мы смотрим вовне, на мир и на истории, которые мы рассказываем о нем, те, которые были сфабрикованы, чтобы сделать этот хаос более терпимым и узнаваемым, чтобы он не рассыпался. Начнем, как и в предыдущем плейлисте, с конца 60-х, но на этот раз я хотел бы поговорить о Чарльзе Мэнсоне.

    Убийства Мэнсона, или, как их называет журналист и писатель Том О’Нил, убийства Тейт-Лабьянки, для многих ознаменовали конец эпохи. Как и О’Нил, я процитирую Дидиона: «… Шестидесятые резко закончились 9 августа 1969 года, когда слухи об убийствах на Сиело-драйв разлетелись по сообществу, как пожар». После этой жестокой резни, подпитываемой наркотиками, казалось, что заглядывать и отключаться больше нельзя. Но резкость этого финала не совсем точна, отмечает О’Нил, и я согласен. Есть также убийство Мередит Хантер в Альтамонте позже в 1969 году или неоднократные целенаправленные преследования, манипуляции и убийства членов и союзников Черных пантер со стороны правоохранительных органов в конце 60-х годов, или мы можем определенно принять во внимание убийство Энн Хименес в 1968 году в Хейт Эшбери, эпицентр движения хиппи.С берега легче указать на гребень волны, чем на силы под ней, и убийства Тейт-Лабьянки, безусловно, были одним из таких гребней. Книга О’Нила CHAOS выплывает, ныряет под белую воду и остается там.

    Я позволю вам самому разобраться в тонкостях этой обширной, тщательно описанной эпопеи, но достаточно сказать, что главная задача О’Нила — доказать, что широко распространенное повествование об убийствах Тейта-Лабианки, основанное главным образом на обвинении Мэнсона Винсенте Бестселлер Буглиози о «истинном преступлении», Helter Skelter , содержит большие пробелы, непонятные несоответствия и вообще невозможную последовательность событий. То, что начиналось как основополагающая статья О’Нила о 30-летии преступления, представлявшая интерес для людей, превратилось в многолетний поиск ответов на некоторые невероятно очевидные вопросы; вопросы, заданные не только О’Нилом, но и семьями жертв, местными правоохранительными органами и самим Буглиози. Как бы я ни был разочарован нежеланием церковной малявки О’Нила делать выводы на основе его головокружительных исследований, одержимая приверженность автора документам, подтверждениям и фактам является моделью для распутывания и контекстуализации любой уникальной истории, которую мы рассказываем об американской истории.

    Несомненно, Мэнсон, опасный и жестокий человек, находится в центре преступлений; О’Нил (и я тоже) не заинтересован в сбрасывании со счетов его гнусной роли в этих смертях. Но есть достаточно доказательств, чтобы предположить, что действия Мэнсона до и после убийств, а также последовавший за этим безумный культовый стереотип контркультуры, который просочился в наше коллективное сознание в результате его позора, не возникли из вакуума. Во-первых, места, которые Мэнсон населял в решающий период, когда он собирал последователей, — пространства, которые варьируются от кабинета его экспериментального криминального офицера по условно-досрочному освобождению до клиники в Хейт-Эшбери, которую занимает доктор«Веселый» Уэст — находились под наблюдением и финансировались теми же подставными организациями, которые финансировали проект MKUltra, теперь хорошо задокументированную, в высшей степени неэтичную программу ЦРУ, проверяющую способность оружия использовать психологические манипуляции и контроль над разумом. На грани дела Мэнсона О’Нил также нашел доказательства среди темных фигур, которые появляются и исчезают из судебных документов и воспоминаний, чтобы предположить связь с другой секретной операцией, COINTELPRO, попыткой ФБР проникнуть, агитировать и демонтировать левые и черные силовые группы изнутри.

    Как мошенническая, уклоняющаяся от уплаты налогов, расистская звезда реалити-шоу, управляющая одной из самых могущественных и разнообразных наций в свободном мире, выводы О’Нила кажутся более странными, чем вымысел. Америка не единственная, кто позволяет своему правительству совершать секретные и отвратительные действия на службе своей национальной безопасности и экономических интересов, но работа О’Нила является напоминанием об уникально мощной коллективной способности нашего округа отдавать предпочтение интересным историям, а не фактам.

    Наш лидер, постоянный и вопиющий лжец, совсем недавно сказал нам бороться с пандемией, употребляя в пищу лекарства, одобренные женщиной, которая верит в демонов и инопланетян.Те из нас, кто признает науку, качают головой, но втайне мы все любим это дерьмо. Когда вы думаете об этом, наша любовь к сенсационным историям заложена в ДНК наших колониальных корней. (См .: The Witches Стейси Шифф, кропотливо тщательное и бесконечно увлекательное изучение рассказов о Салемских судах над ведьмами.) DJT — не первый аферист-расист, которого мы награждали как за их ложь, так и за увлекательные истории, создаваемые их ложью. . (См .: Bunk Кевина Янга, богатую и запутанную историю расово мотивированной любви Америки к продавцам змеиного масла, мистификаций и подделок. ) Нас всех кормят пылкой чепухой, и мы все причастны к ее последствиям. Медиа-компании, принадлежащие одними и тем же пяти или шести мужчинам, рассказывали нам параллельные и противоположные истории о нашей стране, и, поскольку они зарабатывали деньги на рекламе, мы выбрали ту ложь, которая нам больше всего понравилась. (См .: этот отрывок из доклада Эзры Кляйна Почему мы поляризованный , в частности, опрос о восприятии демократами и республиканцами противоположной партии.) Нам так нравятся истории, что сейчас мы используем технологии, чтобы предлагать рыночную историю самих себя за счет нашего времени, психического здоровья и личных отношений.(См. Trick Mirror Цзя Толентино, мастерски проницательный сборник эссе о самости и заблуждениях в информационный век.)

    Этот последний плейлист, названный в честь штата нашей страны, а также книги (и еще одной операции наблюдения ЦРУ), открывается песней The Beach Boys «Never Learn Not to Love», выпущенной в 1968 году как B-Side на песню « Синие птицы над горой ». Американский эвфемистический способ говорить об этом слабом соусе таков: «Это не одна из самых замечательных песен Beach Boys.Конечно, в начале есть странная обратная запись тарелки, которая звучит как гонг в каком-то древнем ритуале казни. И, конечно же, Деннис с трудом берет последние ноты, возможно, из-за намеренно отчаянного тона, или, возможно, из-за его голосовых связок, сделанных из сигареты. Но с фирменной ангельской гармонией Beach Boys и перкуссией, управляемой бубном, он наряден и достаточно красив для вечеринки, верно? Затем вы слушаете текст. «Перестаньте сопротивляться», — поет Уилсон, а позже — «Покорность — это подарок.”

    Оказывается, выпущенная версия этой песни была вычищена, чтобы защитить имидж Beach Boys. Лирика «перестань сопротивляться» раньше была «перестань существовать», которая также имеет оригинальное название песни «Перестань существовать», написанное не кем иным, как Чарльзом Мэнсоном. История гласит, что однажды в 1968 году Деннис Уилсон подобрал двух автостопщиков, молодых женщин, которых он привел к себе домой в Пасифик Палисейдс, которые рассказали ему все о своем друге и наставнике Чарли. Чарли был музыкантом, философом, бывшим заключенным, кем угодно, кем хотел его видеть Уилсон.Бог и дьявол. Шаман и сутенер. Семья. В конце концов, Мэнсон даже пришел в студию с группой, но он не был таким талантливым, как показалось из-за его высокомерия. «Откажитесь от своего мира, давай и будь со мной», — поет Уилсон в качестве доверенного лица Мэнсона. Лирика приобретает новое пугающее значение, когда вы представляете ее из уст Мэнсона. «Я такой, как ты, и я понимаю», — писал он. Он, кажется, поет не только всем, кто когда-либо верил его лжи, но и всем своим товарищам-лжецам — всем влиятельным мужчинам, которые делали вид, что он не угроза, чтобы получить доступ к молодым женщинам, которые следовали за ним, комитетам по условно-досрочному освобождению Калифорнии и тюрьмы, которые таинственным образом отпускали его снова и снова, правительство, которое стояло в стороне и наблюдало за ним, просто чтобы посмотреть, что он будет делать.А теперь я, распространяющий свой миф.

    То, что произошло между Мэнсоном и Beach Boys, может быть основано на фактах, но я не могу притвориться, что меня привлекала эта история, эта песня или даже CHAOS просто правдой. И я никогда не был одним из тех людей, одержимых историей Хелтера Скелтера. Я хотел увидеть, как разрыв между фактами и вымыслом становится все шире и темнее. Я хотел увидеть, как лжецы одеваются и ставятся на колени. Я уверяю себя, что никогда не куплю змеиное масло, но я буду присутствовать, когда они наденут кандалы на продавца.На суде над салемскими ведьмами я был бы одним из сплетников в городских пабах. Подобно преступлению, добродетель тоже может быть превращена в спектакль. И мне интересно, означает ли потребление, что я должен держаться на определенном расстоянии, или, чтобы увидеть то, что я хочу видеть, я каким-то образом принимаю участие.

    Книга памяти Лары Эйвери: Резюме и отзывы

    Краткое содержание книги

    Мне говорят, что моя память никогда не будет прежней, что я начну все забывать.Сначала немного, а потом много. Так что пишу, чтобы запомнить.

    Сэмми Маккой — девушка, у которой есть план: получить высшее образование в классе и как можно скорее покинуть свой городок. Ничто не встанет у нее на пути — даже редкое генетическое заболевание, которое, по словам врачей, постепенно украдет ее воспоминания, а затем и ее здоровье.

    Так родилась книга памяти: дневник, записанный для будущего «я» Сэмми, чтобы она могла вспомнить все, от того, где она хранила свои учебные пособия, до того, как здорово снова иметь лучшего друга.Здесь она запишет каждую безупречную деталь своего первого свидания с давним влюбленным Стюартом, одаренным молодым писателем, приехавшим на лето. И где она признается, как сильно она скучала по своему другу детства Куперу, и о том, как нелепо он пойдет на все, чтобы рассмешить ее. Книга памяти гарантирует, что Сэмми никогда не забудет самые важные части своей жизни — людей, разбивших ей сердце, тех, кто его вылечил, и, самое главное, то, что если она умрет, она умрет живой.

    Этот трогательный и замечательный роман знакомит с вдохновляющим персонажем, которого вы обязательно запомните еще долго после последней страницы.

    Отрывок
    Книга памяти

    Если вы читаете это, вам, вероятно, интересно, кто вы. Больной даст вам три подсказки.

    Подсказка 1: Вы просто не спали всю ночь, чтобы закончить работу AP Lit на Библия Ядовитого леса . Вы ненадолго заснули, пока писали и снилось, что вы целовались с Джеймсом Монро, пятым президент и арбитр Доктрины Монро.

    Подсказка 2: Я пишу вам это с чердака на маленьком проспекте окно, вы знаете, в восточном конце дома, где потолок почти соответствует полу.Зеленые горы только что недавно снова позеленел после причудливой поздней весенней свалки неряшливый снег, и щенок едва виден в ранней темноте, делая свои утренние круги вверх и вниз по склону нашего склона бессмысленный, счастливый щенячий образ. Похоже, цыплят нужно покормить.

    Думаю, мне стоит это сделать. Глупые куры.

    Подсказка 3: Вы все еще живы.

    Вы еще не знаете, кто вы?

    Вы — это я, Саманта Агата Маккой, в…

    Прочтите бесплатно отрывок из Книги памяти Лары Эйвери

    Отрывок
    Книга памяти

    Если вы читаете это, вам, вероятно, интересно, кто вы. Больной даст вам три подсказки.

    Подсказка 1: Вы просто не спали всю ночь, чтобы закончить работу AP Lit на Библия Ядовитого леса . Вы ненадолго заснули, пока писали и снилось, что вы целовались с Джеймсом Монро, пятым президент и арбитр Доктрины Монро.

    Подсказка 2: Я пишу вам это с чердака на маленьком проспекте окно, вы знаете, в восточном конце дома, где потолок почти соответствует полу. Зеленые горы только что недавно снова позеленел после причудливой поздней весенней свалки неряшливый снег, и щенок едва виден в ранней темноте, делая свои утренние круги вверх и вниз по склону нашего склона бессмысленный, счастливый щенячий образ. Похоже, цыплят нужно покормить.

    Думаю, мне стоит это сделать. Глупые куры.

    Подсказка 3: Вы все еще живы.

    Вы еще не знаете, кто вы?

    Вы — это я, Саманта Агата Маккой, в недалеком будущем. Я пишу это для тебя. Говорят, моей памяти никогда не будет то же самое, что я начну забывать. Сначала немного, а потом много. Так что пишу, чтобы запомнить.

    Это не будет журнал, дневник или что-нибудь в этом роде. Первый из все, это.doc на маленьком ноутбуке, который я ношу с собой везде, так что давайте не будем слишком романтично относиться к этому. Во-вторых, я предсказываю, что когда я закончу с ним (возможно, никогда), он превысит длину и широта вашего типичного журнала. Это книга. У меня есть естественная способность перезаписать. Во-первых, статья о Библии Ядовитого леса должна была было пять страниц, а оказалось десять. Для другого я ответил все возможные вопросы эссе по заявлению NYU, поэтому прием у комитета могут быть варианты.(Это сработало — я в деле.) Во-вторых, я написал и постоянно редактировал страницу Википедии Ганноверской школы, вероятно самая длинная и полная страница Википедии о средней школе в страна, что забавно, потому что технически я даже не должен пойти в Ганноверскую школу, потому что, как вы знаете (надеюсь), я не живу в Нью-Гэмпшир, я живу в Вермонте, но, как вы тоже знаете (надеюсь), Южный Страффорд — это город с пятью сотнями жителей, и я не могу пойти на гребаный универсальный магазин для средней школы. Так что я купил старый папин пикап на рассрочка и обнаружил некоторые лазейки в политике округа.

    Я пишу для вас эту книгу. Как ты можешь забыть этот удобный документ для справки? Считай это своей энциклопедией вход. Нет, считай это своим словарем.

    Саманта (имя собственное, имя): Саманта — американка. имя и имя на иврите. На английском языке значение имени «слушатель». На иврите это имя означает «Слушай, имя Бога».»

    Послушайте, имя Бога, это не должно быть чувственным делом, но, возможно, должно быть. Мы пробовали эмоции в средней школе и мы не заботились о них, но они вернулись в нашу жизнь.

    Чувства вернулись вчера в офисе миссис Таунсенд.

    Миссис Таунсенд (имя собственное, человек): консультант, который позволил вам протестировать все продвинутые классы, которые вы хотели брать, даже если они не вписывались в ваш график, и уведомили вас о каждая стипендия, известная женщине, чтобы вам не пришлось обанкротиться ваши родители.Она похожа на более уставшую версию Опры, и с За исключением сенатора Элизабет Уоррен, она ваш герой.

    Так или иначе, я сидел в офисе миссис Таунсенд и проверял, Я не пропустил ни одного дедлайна, потому что нам с мамой пришлось ехать в генетик из Миннесоты дважды за последний месяц. Я даже не получить настоящие весенние каникулы. (Я печатаю это так, как будто у меня когда-либо были весенние каникулы, но я надеялся провести серьезную подготовку с Мэдди, Дебаты До чемпионата осталось всего месяц.)

    Выдержка из Книга памяти пользователя Lara Avery. Авторские права © 2016 Лара Эйвери. Взято с разрешения Little, Brown Books for Young Readers. Все права зарезервированный. Никакая часть этого отрывка не может быть воспроизведена или перепечатана. без письменного разрешения издателя.

    Рецензия на книгу памяти Лары Эйвери

    BookBrowse:
    Дневник, написанный для будущего я подростка Сэмми, чтобы она могла умереть, вспоминая свою замечательную жизнь.

    Разве надежда не главная мотивация? Мы бросаем себе вызов, потому что верим, что награда того стоит. Мы сражаемся, потому что есть вероятность, что мы победим. Это чувство надежды, а также все мечты и обещания, которые его окружают, находятся в центре трогательного романа Лары Эйвери, Книга памяти .

    Саманта «Сэмми» Маккой — слишком успешный старший преподаватель Ганноверской школы в Нью-Гэмпшире. Она из тех молодых людей, которые являются лидерами, деятелями и полны надежд на свое будущее.Когда мы с ней встречаемся, она говорит: «Я собираюсь выиграть национальный турнир по дебатам, поступить в Нью-Йоркский университет и стать юристом по правам человека». Она стоит особняком от других своих одноклассников, потому что она исключительна на всех уровнях. Она умна, добра и весела. При всем своем величии она симпатична и даже отзывчива. Сэмми показывает свою светлую сторону, признав, что она «смеется над Губкой Бобом и пердит шутки, даже когда их сочиняют глупые люди». Если молодой человек может жить безупречно, то у Сэмми, кажется, она есть — по крайней мере, со стороны.

    Но что-то скрывается под поверхностью. У Сэмми проблемы с памятью. Она забывает. Она спотыкается. Она не всегда может обрабатывать так, как должна. После прохождения медицинских обследований ей ставят диагноз Ниманна-Пика типа C (NPC), редкое генетическое заболевание, которое «всегда фатально», и внезапно ее светлое будущее кажется гораздо менее определенным.

    У Сэмми, однако, есть план. Она создаст книгу памяти, которая поможет ей вспомнить, и сделает все, что в ее силах, чтобы не забыть.

    Эйвери изящно справляется с неизбежным падением Сэмми, и она прекрасно передает заботы Сэмми. Сэмми начинает паниковать, когда замечает, что симптомы проявляются чаще: «Если я не смогу закончить учебный год, мои оценки упадут. Если мои оценки упадут, Ганновер пересмотрит мой статус прощального слова. прощальный статус, мои родители поймут, что я теряю контроль над вещами «. Это настолько эмоциональный и душераздирающий опыт — читать, но он основан на истине.

    Сэмми — один из самых лучших (и наиболее хорошо прорисованных) персонажей YA за последнее время. Ее любовь к успеху подкупает, а частые упоминания ее списка «любимых феминистских икон», включая сенатора Элизабет Уоррен, Бейонсе, Малалу Юсуфзай и Серену Уильямс, только усиливают ее добрый и доброжелательный дух. Эвери создала заразительный молодой дух, и читатели влюбятся в нее.

    Достаточно примечателен и второстепенный состав персонажей.Стюарт Шах и Купер Линд служат любовными интересами, которые создают динамику в духе Сумерки и Эдвард против Джейкоба. Стюарт — талантливый писатель и добрый человек, о котором Сэмми мечтает стать парнем. Купер — более грубый, соседский тип, который также соперничает за внимание Сэмми. Когда Сэмми начинает падать, мальчики продолжают ее поддерживать. Читатели упадут в обморок. Мэдди, подруга Сэмми и партнер по дебатам, вносит дополнительный слой. Она друг, который не хочет, чтобы болезнь Сэмми служила опорой в их отношениях.Неидеальные родители и разочарованные братья и сестры Сэмми также выделяются как приятные персонажи.

    Книга памяти содержит больше, чем долю боли, гнева и страдания, но в ней также много смеха, радости и особенно надежды. Это роман, затрагивающий весь спектр эмоций подростков (и взрослых). История Сэмми особенная. Это книга, которую читатели будут делить с друзьями в последние недели лета.

    Для читателей, которые ищут современный, реалистичный роман, чье сердце готово поддержать их, пока Джон Грин или Дженди Нельсон не смогут опубликовать свои следующие книги, «Книга памяти » Лары Эйвери — более чем достойное название.

    Этот обзор был первоначально опубликован в The BookBrowse Review в августе 2016 года и был обновлен для Выпуск за май 2017 г. Щелкните здесь, чтобы перейти к этому вопросу.

    Этот обзор доступен для лиц, не являющихся членами, в течение ограниченного времени. Для полного доступа станьте участником сегодня. Преимущества членства
    • Обзоры
    • Статьи «По ту сторону книги»
    • Бесплатные книги для чтения и рецензирования (только для США)
    • Поиск книг по периоду времени, обстановке и теме
    • Варианты чтения книги и автора
    • Обсуждения книжного клуба
    • и многое другое!
    • Всего 12 долларов на 3 месяца или 39 долларов на год.
    • Подробнее о членстве!

    Книга памяти Лары Эйвери

    • Подписывайтесь на нас
    • Значок Facebook
    • Значок Twitter
    • Значок Instagram
    • Значок Youtube
    • Значок электронной почты
    • корзина покупателя
    Поиск Поиск
    • ЖанрыСтрелка Значок
      • Детские книги
      • Кулинария
      • Художественная литература
      • Разум, тело, дух
      • Мистика и триллер
      • Документальная литература
      • Романтика
      • Научная фантастика и фэнтези
      • Путешествия для молодежи
      • AuthorsArrow Icon
        • Наши авторы
        • Author Events
      • ImprintsArrow Icon
        • Grand Central PublishingArrow Icon
          • Forever / Forever Yours
          • Twelve
          • 9015 RedOK Hachette AudioArrow Icon
            • Wattpad
          • Hachette NashvilleArrow Icon
            • Center Street
            • FaithWords
            • Worthy Books
          • Little, Brown and CompanyArrow Icon
              Patricia
            • Spark
            • BackBay Bay 159
            • Mulholland Books
            • прожорливые
          • Маленькие коричневые книжки для юных читателей
          • PerseusArrow Icon
            • Avalon TravelArrow Icon
              • Moon Travel
              • Rick Steves
              • Seven Icon 9015
              • Hachette BooksArrow Icon
                • Hachette Go
              • PublicAffairsArrow Icon
                • Bold Type Books
                • Economist Books
              • Running Press
          .

    Post A Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *