Высказывания марины цветаевой: Лучшие цитаты Марины Цветаевой (100 цитат)

Содержание

Лучшие цитаты Марины Цветаевой (100 цитат)

Марина Ивановна Цветаева (26 сентября [8 октября] 1892, Москва — 31 августа 1941, Елабуга) — русская поэтесса Серебряного века, прозаик, переводчица. Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве. Сама Цветаева праздновала свой день рождения 9 октября, связывая его с днём поминовения апостола Иоанна Богослова по православному календарю, что отмечала в том числе в нескольких своих произведениях. Будущая поэтесса родилась в интеллигентной семье, что дало толчок для развития её таланта. Она рано начала читать, уже в 6 лет писала стихи. Мы хотим представить вам лучшие цитаты Марины Цветаевой.

Главное понимать – мы все живем в последний раз.

Любовь побеждает все, кроме бедности и зубной боли.

Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.

Мне постоянно хочется говорить с тобой.

Не могу — хоть убейте — чтобы человек думал, что мне что-нибудь от него нужно. Мне каждый нужен, ибо я ненасытна. Но другие, чаще всего, даже не голодны, отсюда это вечно-напряженное внимание: нужна ли я?

Иногда так сильно любишь человека, что хочется уйти от него. Посидеть в тишине, помечать о нем…

Душу никогда не будут любить так, как плоть, в лучшем случае — будут восхвалять. Тысячами душ всегда любима плоть. Кто хоть раз обрек себя на вечную муку во имя одной души? Да если б кто и захотел — невозможно: идти на вечную муку из любви к душе — уже значит быть ангелом.

Шутим, шутим, а тоска всё растёт, растёт…

Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — обратно.

Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины — не Любовь, а женщин. Женщины никогда не изменяют. Мужчины — всегда.

Единственный, кто не знаком с печалью – Бог.

Вся жизнь делится на три периода: предчувствие любви, действие любви и воспоминания о любви.

Он был, как ромашка.
То любит, то не любит.

Что можешь знать ты обо мне,
Раз ты со мной не спал и не пил?

Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо, что – дыхание, как не ритм души? Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они шли или лежали рядом.

У детей прошлое и будущее сливаются в настоящее, которое кажется незыблемым.

Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшее — душу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.

Я ведь знаю, что я — в последний раз живу.

Здесь я не нужна, там — невозможна.

«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!

“Возлюбленный” — театрально, “Любовник” — откровенно, “Друг” — неопределенно. Нелюбовная страна!

В жизни есть и другие важные вещи, не только любовь и страсть.

Я живу, как другие танцуют: до упоения — до головокружения — до тошноты!

Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…

Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.

Каждый раз, когда узнаю, что человек меня любит – удивляюсь, не любит – удивляюсь, но больше всего удивляюсь, когда человек ко мне равнодушен.

Иногда так хочется отдать душу за возможность отдать душу за что-нибудь.

Никогда не говорите, что так все делают: все всегда плохо делают — раз так охотно на них ссылаются. У всех есть второе имя: никто, и совсем нет лица: бельмо. Если вам скажут: так никто не делает (не одевается, не думает, и т. д.) отвечайте: — А я — кто.

Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.

Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.

Первый любовный взгляд – то кратчайшее расстояние между двумя точками, та божественная прямая, которой нет второй.

Постоянная игра в жмурки с жизнью не приводит ни к чему хорошему.

Если взять будущих нас, то дети становятся старше, чем мы, мудрее. Из-за этого – непонимание.

Бойтесь понятий, облекающихся в слова, радуйтесь словам, обнажающим понятия.

Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.

Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.

Сумасбродство и хорошее воспитание: целоваться на Вы.

Такое странное ощущение. Если рассматривать вас, как дорогого мне – останется лишь боль. Если считать вас чужим – добро. Но вы для меня ни тот, ни другой – я ни с кем из вас.

Самое лучшее в мире, пожалуй, — огромная крыша, с которой виден весь мир.

Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.

Расстояние: версты, мили… нас расставили, рассадили, чтобы тихо себя вели по двум разным концам земли.

Женщины часто заводят в туман.

Я – в жизни! – не уходила первая. И в жизни – сколько мне еще Бог отпустит – первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти – легче перейти через собственный труп.

Мужчины не привыкли к боли,— как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.

Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.

Мне плохо с людьми, потому что они мешают мне слушать мою душу или просто тишину.

Слушай и помни: всякий, кто смеется над бедой другого — дурак или негодяй; чаще всего — и то, и другое… Когда человек попадает впросак — это не смешно… Когда человека обливают помоями — это не смешно… Когда человеку подставляют подножку — это не смешно… Когда человека бьют по лицу — это подло. Такой смех — грех.

Я могу без Вас. Я ни девочка, ни женщина, я обхожусь без кукол и без мужчин. Я могу без всего. Но, быть может, впервые я хотела этого не мочь.

Я говорю всякие глупости. Вы смеетесь, я смеюсь, мы смеемся. Ничего любовного: ночь принадлежит нам, а не мы ей. И по мере того, как я делаюсь счастливой — счастливой, потому что не влюблена, оттого, что могу говорить, что не надо целовать, просто исполненная ничем не омраченной благодарности, — я целую Вас.

Тот кто обходится без людей — без того и люди обходятся.

Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? — Не зуб, не голова, не рука, не грудь, — нет, грудь, в груди, там, где дышишь, — дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!

Не стесняйтесь уступить старшему место в трамвае.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться.

У людей с этим роковым даром несчастной – единственной – всей на себя взятой – любви – прямо гений на неподходящие предметы!

Голова до прелести пуста,
Оттого что сердце — слишком полно!

Спасибо тем, кто меня любил, ибо они дали мне прелесть любить других, и спасибо тем, кто меня не любил, ибо они дали мне прелесть любить себя.

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.

Безделие; самая зияющая пустота, самый опустошающий крест. Поэтому я — может быть — не люблю деревни и счастливой любви.

Боль называется ты.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой.

Громким смехом не скроешь дикой боли.

Наши лучшие слова — интонации.

Чувство не нуждается в опыте, оно заранее знает, что обречено. Чувству нечего делать на периферии зримого, оно — в центре, оно само — центр. Чувству нечего искать на дорогах, оно знает — что придёт и приведёт — в себя.

Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь. Короче: свои настольные.

Друг! Равнодушье – дурная школа! Ожесточает оно сердца.

— Вы любите своё детство?
— Не очень. Я вообще каждый свой день люблю больше предыдущего… Не знаю, когда это кончится… Этим, должно быть, и объясняется моя молодость.

Знай одно: что завтра будешь старой,
Остальное, деточка, — забудь.

Нет на земле второго Вас.

… И если сердце, разрываясь,
Без лекарства снимает швы, —
Знай, что от сердца — голова есть,
И есть топор — от головы…

Я молчу, я даже не смотрю на тебя и чувствую, что в первый раз — ревную. Это — смесь гордости, оскорбленного самолюбия, горечи, мнимого безразличия и глубочайшего возмущения.

Я никому не необходима, всем приятна.

Единственное, чего люди не прощают — это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.

Я Вас люблю всю жизнь и каждый час.
Но мне не надо Ваших губ и глаз.
Всё началось — и кончилось — без Вас.

Я, когда не люблю, — не я… Я так давно — не я…

Как много в жизни такого, чего нельзя выразить словами.
Слишком мало на Земле слов…

Доблесть и девственность! Сей союз. Древен и дивен, как смерть и слава.

Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.

Книги мне дали больше, чем люди. Воспоминание о человеке всегда бледнеет перед воспоминанием о книге.

Любовь не в меру — рубит как топором!

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Я в любви умела только одно: дико страдать и петь!

Не стыдись, страна Россия!
Ангелы — всегда босые…

Богини бракосочетались с богами, рождали героев, а любили пастухов.

Когда любовь умирает — воскресить её невозможно. Остаётся пустота, скука и равнодушие. Убить любовь нельзя — она умирает сама, оставляя голое пепелище и страшную невыразимую обиду, обиду на того, кто эту любовь в нас — вызвал, но сохранить — не дал, не смог…

Гетто избранничества. Вал. Ров.
Пощады не жди.
В этом христианнейшем из миров
Поэты — жиды.

Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, НИ-ЧЕ-ГО.

Благословляю Вас на все четыре стороны.

Нельзя тому, что было грустью зыбкой, Сказать: «Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!» Твоя любовь была такой ошибкой, — Но без любви мы гибнем. Чародей!

Императору — столицы,
Барабанщику — снега.

Я любовь узнаю по боли всего тела вдоль.

Меня нужно любить совершенно необыкновенно, чтобы я поверила.

Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
И выстрелит в упор.

Некоторым без кривизн —

Дорого дается жизнь.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой.

Будь той ему, кем быть я не посмела:
Его мечты боязнью не сгуби!
Будь той ему, кем быть я не сумела:
Люби без мер и до конца люби!

Я не знала, где Вы, но была там же, где Вы, а так как не знала, где Вы, то не знала, где я — но я знала, что я с Вами.

Поделиться в социальных сетях

Цитаты Цветаевой

Подготовил: Дмитрий Сироткин

С удовольствием подготовил подборку цитат Марины Ивановны Цветаевой.

Наверное, по концентрации чувств на единицу слова она превосходит поэтов, а по концентрации мысли на единицу слова — философов.

Поэтому цитат немало. Они разнесены

по темам: любовь, поэзия, поэты, о себе, отношения, жизненная этика, люди, женщины, мужчины, душа, жизнь, Родина, книги, дети и родители, семья, разное.

О любви

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…

Первый любовный взгляд — то кратчайшее расстояние между двумя точками, та божественная прямая, которой нет второй.

Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины — не Любовь, а женщин. Женщины никогда не изменяют. Мужчины — всегда.

Любовь странная штука: питается голодом и умирает от пищи.

Всякая любовь — сделка. Шкуру за деньги. Шкуру за шкуру. Шкуру за душу. Когда не получаешь ни того, ни другого, ни третьего, даже такой олух-купец как я прекращает кредит.

«Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.

А вечно одну и ту ж —
Пусть любит герой в романе!

«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!

Я люблю две вещи: Вас — и Любовь.

Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.

Прав в любви тот, кто более виноват.

Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.

Вы меня никогда не любили. Если любовь разложить на все ее составные элементы — все налицо; нежность, любопытство, жалость, восторг и т. д. Если всё это сложить вместе — может и выйдет любовь.
— Но это никогда не слагалось вместе.

Любовь: зимой от холода, летом от жары, весной от первых листьев, осенью от последних: всегда от всего.

Кстати, цитаты о любви

О поэзии

Искусство есть та же природа. Не ищите в нем других законов, кроме собственных (не самоволия художника, не существующего, а именно законов искусства). Может быть — искусство есть только ответвление природы (вид ее творчества). Достоверно: произведение искусства есть произведение природы, такое же рожденное, а не сотворенное.

Гения без воли нет, но еще больше нет, еще меньше есть — без наития. Воля — та единица к бессчетным миллиардам наития, благодаря которой только они и есть миллиарды (осуществляют свою миллиардность) и без которой они нули — то есть пузыри над тонущим. Последний атом сопротивления стихии во славу ей — и есть искусство. Природа, перебарывающая сама себя во славу свою.

Пока ты поэт, тебе гибели в стихии нет, ибо все возвращает тебя в стихию стихий: слово.
Пока ты поэт, тебе гибели в стихии нет, ибо не гибель, а возвращение в лоно.
Гибель поэта — отрешение от стихий. Проще сразу перерезать себе жилы.

Все искусство — одна данность ответа.

Все наше искусство в том, чтобы суметь (поспеть) противупоставить каждому ответу, пока не испарился, свой вопрос. Это обскакиванье тебя ответами и есть вдохновенье.

Эти полчаса Гоголя у камина больше сделали для добра и против искусства, чем вся долголетняя проповедь Толстого.

По существу, вся работа поэта сводится к исполнению, физическому исполнению духовного (не собственного) задания. Равно как вся воля поэта — к рабочей воле к осуществлению. (Единоличной творческой воли — нет.)

Слово для идей есть тело, для стихий — душа.

Не надо работать над стихами, надо чтоб стих над тобой (в тебе!) работал.

Поэт видит неизваянную статую, ненаписанную картину и слышит неигранную музыку.

Бойтесь понятий, облекающихся в слова, радуйтесь словам, обнажающим понятия.

Как таковой жизни я не люблю, для меня она начинает значить, обретать смысл и вес — только преображенная, т. е. — в искусстве. Если бы меня взяли за океан — в рай — и запретили писать, я бы отказалась от океана и рая.

Творчество – общее дело, творимое уединенными.

Поэт не может воспевать государство — какое бы ни было — ибо он — явление стихийное, государство же — всякое — обуздание стихий.

О поэтах

Поэт есть ответ. Пушкин сказал: на все. Ответ гения.

Поэт неизбежно терпит крах на всех других путях осуществления. Привычный, приученный (собой же) к абсолюту, он требует от жизни то, чего она дать не может.

О, поэты, поэты! Единственные настоящие любовники женщин!

Какой поэт из бывших и сущих не негр, и какого поэта — не убили?

Когда я думаю о нравственной сущности этой человеческой особи: поэта, я всегда вспоминаю определение толстовского отца в “Детстве и Отрочестве”: — Он принадлежал к той опасной породе людей, которые один и тот же поступок могут рассказать как величайшую низость и как самую невинную шутку.

Циник не может быть поэтом.

Поэт! поэт! Самый одушевленный и как часто — может быть именно одушевленностью своей — самый неодухотворенный предмет!

Слишком обширен и прочен земной фундамент гения, чтобы дать ему — так — уйти в высь. Будь Шекспир, Гёте, Пушкин выше, они бы многого не услышали, на многое бы не ответили, ко многому бы просто не снизошли.

О А. Пушкине: Пушкин меня заразил любовью. Словом — любовь. Ведь разное: вещь, которую никак не зовут — и вещь, которую так зовут. 
Какое счастье для России, что Пушкин убит рукой иностранца, своей не нашлось.

О К. Бальмонте: Так и останется Бальмонт в русской поэзии — заморским гостем, задарившим, заговорившим, заворожившим ее — с налету — и так же канувшим.

О В. Брюсове: Волей чуда — весь Пушкин. Чудо воли — весь Брюсов.

О А. Блоке: Удивительно не то, что он умер, а то, что он жил. Ведь он — такое явное торжество духа.

О С. Есенине: У Есенина был песенный дар, а личности не было. Его трагедия — трагедия пустоты. К 30-ти годам он внутренно кончился. У него была только молодость.

О В. Маяковском: Двенадцать лет подряд человек Маяковский убивал в себе Маяковского-поэта, на тринадцатый поэт встал и человека убил. Если есть в этой жизни самоубийство, оно не там, где его видят, и длилось оно не спуск курка, а двенадцать лет жизни.

О М. Волошине: Чем глубже я гляжусь в бездонный колодец памяти, тем резче встают мне навстречу два облика Макса: греческого мифа и германской сказки.

О Р. Рильке: Вы – воплощенная поэзия, уже само Ваше имя – стихотворение. Вы – явление природы, которое не может быть моим и которое не любишь, а ощущаешь всем существом, или Вы – воплощенная пятая стихия: сама поэзия, или Вы – то, из чего рождается поэзия и что больше ее самой – Вас.

О себе: «Второй Пушкин» или «первый поэт-женщина» — вот чего я заслуживаю и, может быть, дождусь. Меньшего не надо…

О себе

Сорока семи лет от роду скажу, что всё, что мне суждено было узнать, — узнала до семи лет, а все последующие сорок — осознавала.

Моя душа чудовищно ревнива: она бы не вынесла меня красавицей. Говорить о внешности в моих случаях — неразумно: дело так явно, и настолько — не в ней!

В моих чувствах, как в детских, нет степеней.

Безмерность моих слов — только слабая тень безмерности моих чувств.

Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, ни-че-го.

Самое опьянительное для меня — преданность в несчастье. Это затмевает всё.

Я ведь знаю, что я — в последний раз живу.

Я не любовная героиня, я никогда не уйду в любовника, всегда в любовь.

Никто ничего не отнял!
Мне сладостно, что мы врозь.
Целую Вас — через сотни
Разъединяющих верст.

О, сколько женщин любили и будут любить Вас сильнее. Все будут любить Вас больше. Никто не будет любить Вас так…

Что я делаю на свете? — Слушаю свою душу.

Могу сказать о своей душе, как одна баба о своей девке: «Она у меня не скучливая». Я чудесно переношу разлуку. Пока человек рядом, я послушно, внимательно и восторженно поглощаюсь им, когда его нет — собой.

Все люди берегли мои стихи, никто — мою душу.

У меня особый дар идти с собой (мыслями, стихами, даже любовью) как раз не-к-тем.

Я ненасытная на души.

Когда я пытаюсь жить, я чувствую себя бедной маленькой швейкой, которая никогда не может сделать красивую вещь, которая только и делает, что портит и ранит себя, и которая, отбросив всё: ножницы, материю, нитки, – принимается петь. У окна, за которым бесконечно идёт дождь.

Смеяться и наряжаться я начала 20-ти лет, раньше и улыбалась редко. Я не знаю человека более героичного в ранней юности, чем себя.

Четкость моих чувств заставляет людей принимать их за рассуждения.

Я хочу, чтобы ты любил меня всю, какая я есть. Это единственное средство (быть любимой — или нелюбимой).

Кто создан из камня, кто создан из глины, —
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело — измена, мне имя — Марина,
Я — бренная пена морская.

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте! — Еще меня любите
За то, что я умру.

Наиживейшим наслаждением моей жизни была ходьба — одинокая и быстрая, быстрая и одинокая. Мой великий одинокий галоп.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Об отношениях

Каждый раз, когда узнаю, что человек меня любит — удивляюсь, не любит — удивляюсь, но больше всего удивляюсь, когда человек ко мне равнодушен.

Любить — видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители. Не любить — видеть человека таким, каким его осуществили родители. Разлюбить — видеть вместо него: стол, стул.

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.

Человеческая беседа — одно из самых глубоких и тонких наслаждений в жизни: отдаёшь самое лучшее — душу, берёшь то же взамен, и всё это легко, без трудности и требовательности любви.

Ибо понять другого — значит этим другим хотя бы на час стать.

Для полной согласованности душ нужна согласованность дыхания, ибо, что — дыхание, как не ритм души? Итак, чтобы люди друг друга понимали, надо, чтобы они шли или лежали рядом.

Грустно признаться, но хороши мы только с теми, в чьих глазах ещё можем что-либо приобрести или потерять.

«Возлюбленный» — театрально, «любовник» — откровенно, «Друг» — неопределённо. Нелюбовная страна!

Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…

Первая победа женщины над мужчиной — рассказ мужчины о его любви к другой. А окончательная её победа — рассказ этой другой о своей любви к нему, о его любви к ней. Тайное стало явным, ваша любовь — моя. И пока этого нет, нельзя спать спокойно.

Если считать Вас близким человеком, Вы заставили меня очень страдать, если же посторонним, — Вы принесли мне только добро. Я никогда не чувствовала Вас ни таким, ни другим, я сражалась в себе за каждого, то есть против каждого.

У каждого из нас, на дне души, живет странное чувство презрения к тому кто нас слишком любит. (Некое «и всего-то»? — т. е. если ты меня так любишь, меня, сам ты не бог весть что!)

Вечной верности мы хотим не от Пенелопы, а от Кармен, — только верный Дон-Жуан в цене! 

Вы дороги мне. Но — мне просто нечем больше дышать с Вами.

Предательство уже указывает на любовь. Нельзя предать знакомого.

Ложь. Не себя презираю, когда лгу, а тебя, который меня заставляет лгать.

Ни один человек ещё не судил солнце за то, что оно светит и другому…

Для меня одиночество — временами — единственная возможность познать другого, прямая необходимость.

Баюкай же — но прошу, будь друг:
Не буквами, а каютой рук:
Уютами…

О вопль женщин всех времен:
Мой милый, что тебе я сделала?!

Движение губ ловлю.
И знаю — не скажет первым.
— Не любите? — Нет, люблю.
Не любите? — Но истерзан.

О жизненной этике

Жить надо так, чтобы Душа сбылась.

Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.

В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

Сила человека часто заключается в том, чего он не может сделать, а не в том, что может. Моё «не могу» — главная мощь. Значит, есть что-то, что вопреки всем моим хотениям всё-таки не хочет.

Слушай и помни: всякий, кто смеется над бедой другого, — дурак или негодяй; чаще всего — и то, и другое. 

Друг! Равнодушье — дурная школа,
Ожесточает она сердца.

Я всегда предпочитала заставлять спать, а не лишать сна, заставлять есть, а не лишать аппетита, заставлять мыслить, а не лишать рассудка. Я всегда предпочитала давать — избавлять, давать — получать, давать — иметь.

Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.

Лучше потерять человека всем собой, чем удержать его какой-то своей сотой.

О людях

Нет маленьких событий. Есть маленькие люди.

Тот кто обходится без людей — без того и люди обходятся.

Когда людей, скучивая, лишают лика, они делаются сначала стадом, потом сворой.

Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

Единственное, чего люди не прощают, — это то, что ты без них, в конце концов, обошелся.

Счастливому человеку жизнь должна — радоваться, поощрять его в этом редком даре. Потому что от счастливого — идет счастье.

Мне моё поколенье — по колено.

Глотатели пустот, читатели газет.

Чем больше узнаю людей — тем больше люблю деревья!

Обожаю богатых. Богатство — нимб. Кроме того, от них никогда ничего не ждешь хорошего, как от царей, поэтому просто-разумное слово на их устах — откровение, просто-человеческое чувство — героизм. Если нельзя быть ни человеком, ни красавцем, ни знатным, надо быть богатым.

Кстати, цитаты про людей

О женщинах

Все женщины ведут в туманы.

Все женщины делятся на идущих на содержание и берущих на содержание. Я принадлежу к последним.

Любовность и материнство почти исключают друг друга. Настоящее материнство — мужественно.

Женщине, если она человек, мужчина нужен, как роскошь, — очень, очень иногда. Книги, дом, забота о детях, радости от детей, одинокие прогулки, часы горечи, часы восторга, — что тут делать мужчине? У женщины, вне мужчины, целых два моря: быт и собственная душа.

Милые! А может быть я так много занимаюсь собой, потому что никто из вас мною не занялся достаточно?

— «Женщина не может одна».
— Человек — может.

Я, когда не люблю, — не я… Я так давно — не я…

Никто так не презирает честной женщины — как честная женщина.

Кстати, цитаты про женщин

О мужчинах

Мужчины не привыкли к боли,— как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.

Сколького бы я никогда не поняла, если бы родилась мужчиной.

Вы столь забывчивы, сколь незабвенны.

Сделайте так чтобы Ваша грудная клетка меня вынесла, — нет! — чтобы мне было просторно в ней, РАСШИРЬТЕ её — не ради меня: случайности, а ради того, что через меня в Вас рвётся.

Взгляд — до взгляда — смел и светел,
Сердце — лет пяти…
Счастлив, кто тебя не встретил
На своем пути.

Кстати, цитаты про мужчин

О душе

Что-то болит: не зуб, не голова, не живот, не — не — не-… а болит. Это и есть душа.

Душа — это пять чувств. Виртуозность одного из них — дарование, виртуозность всех пяти — гениальность.

Душа — это парус. Ветер — жизнь.

Душа от всего растет, больше всего же — от потерь.

Моя душа теряет голову.

Хотеть — это дело тел,
А мы друг для друга — души…

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Есть тела, удивительно похожие на душу.

Кстати, цитаты про душу

О жизни

На Твой безумный мир
Ответ один — отказ…

Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.

Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.

Быть современником — творить своё время, а не отражать его.

Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.

У меня вообще атрофия настоящего, не только не живу, никогда в нём и не бываю.

Шутим, шутим, а тоска всё растет, растет…

Первая причина неприятия вещи есть неподготовленность к ней.

Кстати, цитаты о жизни

О Родине

Родина не есть условность территории, а непреложность памяти и крови. Не быть в России, забыть её — может бояться лишь тот, кто Россию мыслит вне себя. В ком она внутри, — тот потеряет её вместе с жизнью. Моя родина везде, где есть письменный стол, окно и дерево под этим окном.

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично, на каком
Непонимаемой быть встречным!

Россия, к ее чести, вернее к чести ее совести и не к чести ее художественности, всегда подходила к писателям, вернее: всегда ходила к писателям — как мужик к царю — за правдой, и хорошо, когда этим царем оказывался Лев Толстой, а не Арцыбашев.

О книгах

Книга должна быть исполнена читателем как соната. Буквы — ноты. В воле читателя — осуществить или исказить.

Книгу должен писать читатель. Лучший читатель читает закрыв глаза.

Книги мне дали больше, чем люди. Воспоминание о человеке всегда бледнеет перед воспоминанием о книге.

Каждая книга — кража у собственной жизни. Чем больше читаешь, тем меньше умеешь и хочешь жить сам.

Кстати, цитаты о книгах

О детях и родителях

Наши дети старше нас, потому что им дольше, дальше жить. Старше нас из будущего. Поэтому иногда нам и чужды.

Дети сначала любят, потом судят, а потом жалеют родителей.

Не слишком сердитесь на своих родителей, — помните, что и они были вами, и вы будете ими.

Целуйте постоянно дите своё — и в его сердце всегда будет любовь.

Мальчиков нужно баловать — им, может быть, на войну придётся.

Кстати, цитаты про детей

О семье

Брак, где оба хороши — доблестное, добровольное и обоюдное мучение (-чительство).

Семья… Да, скучно, да, скудно, да, сердце не бьётся… Не лучше ли: друг, любовник? Но, поссорившись с братом, я всё-таки вправе сказать: «Тыдолжен мне помочь, потому что ты мой брат… (сын, отец…)» А любовнику этого не скажешь — ни за что — язык отрежешь.

Кстати, цитаты про семью

О разном

У моды вечный страх отстать, то есть расписка в собственной овечьести.

Спорт есть трата времени на трату сил. Ниже спортсмена только его зритель.

Танго! — Сколько судеб оно свело и развело!

Лицо — свет. И оно, действительно, загорается и гаснет.

 

Немало. Возможно, мне нужно было жестче отбирать цитаты, но как-то не хочется.

В дополнение вы можете прочитать:

 

Буду признателен, если вы поделитесь с друзьями ссылкой на статью в социальных сетях. Воспользуйтесь кнопками сетей ниже

Комментарии также всячески приветствуются!

25 проникновенных цитат Марины Цветаевой

Она подарила миру красивейшую поэзию. Искреннюю, непосредственную и пронзительную…

Персона

Автор Клубер На чтение 4 мин. Просмотров 4.4k. Опубликовано

Марина Цветаева — величайшая русская поэтесса ХХ века с трагической судьбой. Невероятно талантливая, она начала писать стихи еще в 6 лет, и не только на русском, а также на французском и немецком языках! Первый сборник стихов, изданный ей в 18 лет, сразу же обратил на себя внимание известных поэтов.

Она подарила миру красивейшую поэзию. Искреннюю, непосредственную и пронзительную…

Жизнь не щадила Марину Цветаеву… Её мужа расстреляли по подозрению в политическом шпионаже, 3-летний ребенок погиб от голода в приюте, а вторую дочь репрессировали на 15 лет. Оставшись одна с сыном, она пыталась найти работу, но даже Литфонд отклонил ее заявление, посчитав, что Цветаева может оказаться немецким шпионом.

Пастернак, провожая Цветаеву в эвакуацию, дал ей веревку для чемодана, даже не подозревая, какую страшную роль этой веревке суждено сыграть. Не выдержав унижений, Марина Цветаева 31 августа 1941 года покончила жизнь самоубийством, повесившись на ней.

Мы собрали 25 цитат этой прекрасной женщины, которые раскрывают всю глубину и мудрость её трагической судьбы:

  1. «Я буду любить тебя все лето», – это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и – главное – куда дольше!
  2. Если бы Вы сейчас вошли и сказали: «Я уезжаю надолго, навсегда», – или: «Мне кажется, я Вас больше не люблю», — я бы, кажется, не почувствовала ничего нового: каждый раз, когда Вы уезжаете, каждый час, когда Вас нет – Вас нет навсегда и Вы меня не любите.
  3. Влюбляешься ведь только в чужое, родное – любишь.
  4. Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.
  5. Творчество – общее дело, творимое уединёнными.
  6. В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.
  7. Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
  8. Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше – хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы – до всей моей души.
  9. Успех – это успеть.
  10. Что можешь знать ты обо мне, раз ты со мной не спал и не пил?
  11. Нет на земле второго Вас.
  12. Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.
  13. Слушай и помни: всякий, кто смеётся над бедой другого, дурак или негодяй; чаще всего и то, и другое.
  14. Единственное, чего люди не прощают – это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.
  15. Скульптор зависит от глины. Художник от красок. Музыкант от струн. У художника, музыканта может остановиться рука. У поэта – только сердце.
  16. «Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.
  17. Любимые вещи: музыка, природа, стихи, одиночество. Любила простые и пустые места, которые никому не нравятся. Люблю физику, её загадочные законы притяжения и отталкивания, похожие на любовь и ненависть.
  18. В одном я – настоящая женщина: я всех и каждого сужу по себе, каждому влагаю в уста – свои речи, в грудь – свои чувства. Поэтому все у меня в первую минуту: добры, великодушны, щедры, бессонны и безумны.
  19. Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!
  20. Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна. Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.
  21. Мужчины не привыкли к боли, – как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.
  22. Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.
  23. О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? – Не зуб, не голова, не рука, не грудь, – нет, грудь, в груди, там, где дышишь, – дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!
  24. Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного.
  25. Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

По материалам — mirkrasoty.life

Новое видео:

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Я в любви умела только одно: дико страдать и петь!


Не стыдись, страна Россия!
Ангелы — всегда босые..


«Возлюбленный! — театрально, «любовник» — откровенно, «друг» — неопределённо. Нелюбовная страна!».


Единственное, чего люди не прощают — это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.


Ни один человек, даже самый отрешенный, не свободен от радости быть чем-то (всем!) в чьей-нибудь жизни, особенно когда это — невольно.


Моя душа теряет голову.


Богини бракосочетались с богами, рождали героев, а любили пастухов.


Когда любовь умирает — воскресить её невозможно. Остаётся пустота, скука и равнодушие. Убить любовь нельзя — она умирает сама, оставляя голое пепелище и страшную невыразимую обиду, обиду на того, кто эту любовь в нас — вызвал, но сохранить — не дал, не смог…


Мне БОЛЬНО, понимаете? Я ободранный человек, а вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг — у меня, на глубину, НИ-ЧЕ-ГО.


Нельзя тому, что было грустью зыбкой, Сказать: «Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!» Твоя любовь была такой ошибкой, — Но без любви мы гибнем. Чародей!


Благословляю Вас на все четыре стороны.


Я жду того, кто первый
Поймет меня, как надо —
И выстрелит в упор.


Моя душа чудовищно ревнива: она бы не вынесла меня красавицей.
Говорить о внешности в моих случаях — неразумно: дело так явно, и настолько — не в ней!
— «Как она Вам нравится внешне?» — А хочет ли она внешне нравиться? Да я просто права на это не даю, — на такую оценку!
Я — я: и волосы — я, и мужская рука моя с квадратными пальцами — я, и горбатый нос мой — я. И, точнее: ни волосы не я, ни рука, ни нос: я — я: незримое.


Перестала ли я Вас любить? Нет. Вы не изменились и не изменилась я. Изменилось одно: моя болевая сосредоточенность на Вас. Вы не перестали существовать для меня, я перестала существовать в Вас. Мой час с Вами кончен, остается моя вечность с Вами.


«Возлюбленный» — театрально, «любовник» — откровенно, «Друг» — неопределённо. Нелюбовная страна!

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Я не только ничего не жду взамен, я даже и не знаю, есть ли для него я, доходит ли даваемое, а если доходит — связано ли со мной?


Счастье для Вас, что Вы меня не встретили. Вы бы измучились со мной и все-таки бы не перестали любить, потому что за это меня и любите! Вечной верности мы хотим не от Пенелопы, а от Кармен, — только верный Дон-Жуан в цене! Знаю и я этот соблазн. Это жестокая вещь: любить за бег — и требовать (от Бега!) покоя. Но у Вас есть нечто, что и у меня есть: взгляд ввысь: в звёзды: там, где и брошенная Ариадна и бросившая — кто из героинь бросал? Или только брошенные попадают на небо?


Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…


Никогда не бойтесь смешного, и если видите человека в глупом положении: 1) постарайтесь его из него извлечь, если же невозможно — прыгайте в него к нему как в воду, вдвоём глупое положение делится пополам: по половинке на каждого — или же, на худой конец — не видьте его.


Самое ценное в жизни и в стихах — то, что сорвалось.


Я всегда целую — первая, так же просто, как жму руку, только — неудержимее. Просто никак не могу дождаться! Потом, каждый раз: «Ну, кто тебя тянул? Сама виновата!» Я ведь знаю, что это никому не нравится, что все они любят кланяться, клянчить, искать случая, добиваться, охотиться… А главное — я терпеть не могу, когда другой целует — первый. Так я по крайней мере знаю, что я этого хочу.


Семья… Да, скучно, да, скудно, да, сердце не бьётся… Не лучше ли: друг, любовник? Но, поссорившись с братом, я всё-таки вправе сказать: «Ты должен мне помочь, потому что ты мой брат… (сын, отец…)» А любовнику этого не скажешь — ни за что — язык отрежешь.


Есть чувства, настолько серьезные, настоящие, большие, что не боятся ни стыда, ни кривотолков. Они знают, что они — только тень грядущих достоверностей.


Ищут шестого чувства обыкновенно люди, не подозревающие о существовании собственных пяти.


Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.


Ты — крылом стучавший в эту грудь,
Молодой виновник вдохновенья —
Я тебе повелеваю: — будь!
Я — не выйду из повиновенья.


Есть люди определенной эпохи и есть эпохи, воплощающиеся в людях.


Думали — человек!
И умереть заставили.
Умер теперь. Навек.
— Плачьте о мёртвом ангеле!


Благославляю того, кто изобрёл глобус — за то, что я могу сразу этими двумя руками обнять весь земной шар — со всеми моими любимыми!


Я дерзка только с теми, от кого завишу.

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Не даром я так странно, так близко любила ту вышитую картину: молодая женщина, у её ног двое детей,— девочки.
И она смотрит — поверх детей — вдаль.


Когда люди так брошены людьми, как мы с тобой — нечего лезть к Богу — как нищие. У него таких и без нас много!


Есть нелюбовные трагедии и в природе: смерч, ураган, град. (Град я бы назвала семейной трагедией в природе).
— Единственная любовная трагедия в природе: гроза.


Сердце выметено: метлою
Улица в шесть утра.


Пусть не помнят юные
О согбенной старости.
Пусть не помнят старые
О блаженной юности.


Око зрит — невидимейшую даль,
Сердце зрит — невидимейшую связь.
Ухо пьёт — неслыханнейшую молвь.
Над разбитым Игорем плачет Див.


Любовность и материнство почти исключают друг друга. Настоящее материнство — мужественно.


Белизну я воспринимаю не как отсутствие цвета, а как присутствие.


Слава! Я тебя не хотела;
Я б тебя не сумела нести…


Смеяться и наряжаться я начала 20-ти лет, раньше и улыбалась редко.
Я не знаю человека более героичного в ранней юности, чем себя.


Мёртвые — хоть — спят!
Только моим сна нет —
Снам! Взмахом лопат
Друг — остановимте память!


Обожаю богатых. Богатство — нимб. Кроме того, от них никогда ничего не ждешь хорошего, как от царей, поэтому просто-разумное слово на их устах — откровение, просто-человеческое чувство — героизм. Богатство всё утысячеряет (резонанс нуля!). Думал, мешок с деньгами, нет — человек. Кроме того, богатство дает самосознание и спокойствие («все, что я сделаю — хорошо!») — как дарование, поэтому с богатыми я на своем уровне. С другими мне слишком «униженно».
Обожаю богатых. Клянусь и утверждаю, богатые добры (так как им это ничего не стоит) и красивы (так как хорошо одеваются). Если нельзя быть ни человеком, ни красавцем, ни знатным, надо быть богатым.


Когда людей, скучивая, лишают лика, они делаются сначала стадом, потом сворой


Добрая слава, с просто — славой — незнакома. Слава: чтобы обо мне говорили. Добрая слава: чтобы обо мне не говорили — плохого. Добрая слава: один из видов нашей скромности — и вся наша честность.


Поэт не может воспевать государство — какое бы ни было — ибо он — явление стихийное, государство же — всякое — обуздание стихий.
Такова уже природа нашей породы, что мы больше отзываемся на горящий, чем на строящийся дом.

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой — РуСтих

Но пока тебе не скрещу на груди персты –
О проклятие! – у тебя остаёшься – ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, —
Оттого что мир – твоя колыбель, и могила – мир!


Бог создал человека только до тальи, — над остальным постарался Дьявол.


Благоприятные условия? Их для художника нет. Жизнь сама неблагоприятное условие.


Вы верите в другой мир? Я — да. Но в грозный. Возмездия! В мир, где царствуют Умыслы. В мир, где будут судимы судьи. Это будет день моего оправдания, нет, мало: ликования! Я буду стоять и ликовать. Потому что там будут судить не по платью, которое у всех здесь лучше, чем у меня, и за которое меня в жизни так ненавидели, а по сущности, которая здесь мне мешала заняться платьем.


Не подозревайте меня в бедности: я друзьями богата, у меня прочные связи с душами, но что мне было делать, когда из всех на свете в данный час души мне нужны были только Вы?!


Любовь не прибавляет к весне, весна — тяжёлое испытание для любви, великий ей соперник.


Аймёк-гуарузим — так в первый раз
Предстала тебе любовь.
Так первая книга твоя звалась,
Так тигр почуял кровь.


Женщины любят не мужчин, а Любовь, мужчины — не Любовь, а женщин. Женщины никогда не изменяют. Мужчины — всегда.


Убеждаюсь, что не понятия не люблю, а слова. Назовите мне ту же вещь другим именем — и вещь внезапно просияет.


Некоторым, без кривизн —
Дорого дается жизнь.


Единственный выход в старости — ведьма. Не бабушка, а бабка.


Жизнь — вокзал… жизнь есть место, где жить нельзя.


Расправясь со мной как с вещью, Вы для меня сами стали вещь, пустое место, а я сама на время — пустующим домом, ибо место которое Вы занимали в моей душе было не малó.
Живите как можете — Вы это тоже плохо умеете — а с моей легкой руки, кажется, еще хуже, чем до меня — Вам как мне нужны концы и начала, и Вы как я прорываетесь в человека, сразу ему в сердцевину, а дальше — некуда.
Для меня земная любовь — тупик. Наши сани никуда не доехали, всё осталось сном.


Я неистощимый источник ересей. Не зная ни одной, исповедую их все. Может быть и творю.


Нам с вами важно условиться, договориться и — сговорившись — держать. Ведь, обычно, проваливается потому, что оба ненадёжны. Когда один надёжен — уже надежда. А мы ведь оба надёжны, Вы и я.

Марина Цветаева ✮ Великие русские поэты русского серебряного века, 2019

Содержание

Марина Цветаева (1892-1941), один из величайших поэтов Серебряного века русской поэзии, исключительно творческий период в истории русской поэзии в России. Последнее десятилетие XIX века и первые два-три десятилетия XX века тесно и неразрывно связаны с Москвой. С раннего возраста она знала, что этот город был частью ее судьбы, действительно святилищем.Цветаева назвала Москву «чудесным городом» и «домом, в котором гостят чужие люди». Главный адрес, связанный с Цветаевой, — ее дом в Борисоглебском переулке, изобилующий подлинными предметами, которые когда-то принадлежали и ей, и ее семье.

Старая Москва все еще жива в стихах Цветаевой, таких как Стихи для Москвы (1916) и других произведениях. В одном из этих стихотворений Марина указала на дату, которую она считала отправной точкой своей жизни:

Красной кистью
Горела рябина:
Листья падали
И я родился.
Сотни колокольней
Как минимум.
Была суббота:
Иоанн Креститель…

«Лазурный остров детства»

Марина Цветаева родилась 8 октября 1892 года в одноэтажном деревянном доме с уютным внутренним двориком на ул. Трёхпрудный переулок, д. 8. Трёхпрудный переулок. Хотя этого дома больше нет, здесь она провела все свое детство. Ее отец, Иван Владимирович, родился во Владимирской губернии в семье сельского священника, достаточно прилежного, чтобы стать ученым.Мать Марины, Мария Александровна, была страстной и блестящей пианисткой, вложившей всю свою энергию в дочь. «Моя четырехлетняя Маруся ходит вокруг меня и придумывает стишки. Будет ли она поэтессой? » Мария Александровна пророчествовала в дневнике.

Academic Music College at the Moscow Conservatory Academic Music College at the Moscow Conservatory Родители Цветаевой знали о ее музыкальных талантах и ​​искали учителей для дочери — с 1899 по 1902 год юная Цветаева занималась фортепиано в Государственной музыкальной школе Русский язык: Музыкальное общедоступное училище или Музыкальное общедоступное училище Мерзляковский переулок, дом 11, , ныне Академическое музыкальное училище при Московской консерватории, Академический музыкальный колледж при Московской консерватории, Академический музыкальный колледж при Московской консерватории.Примерно в то же время, с 1901 по 1902 год, она училась в Четвертой женской гимназии № (Четвёртая женская гимназия) (Садово-Кудринская улица, дом 3), помещение которой сейчас занимает Факультет иностранных языков Первого МГУ им. И.М. Сеченова Россия: Первый медицинский университет им. И. М. Сеченова или Первый медицинский университет им. И. М. Сеченова.

Цветаева пережила долгую первую разлуку с Москвой, когда осенью 1902 года у ее матери диагностировали туберкулез.Десятилетняя Марина с семьей уехала из Москвы и три года жила в Италии, Швейцарии и Германии. Вернувшись в Россию в 1902 году, Мария Александровна с дочерьми поселилась в Ялте. Марина собиралась поступать в школу для девочек, но надежда на выздоровление матери угасала с каждым днем. Летом 1906 года Иван Владимирович увез жену и детей в город Таруса, где умерла мать Марины.

Gymnasium Briukhanenko 1910 Gymnasium Briukhanenko 1910 Потеря матери сильно повлияла на Цветаеву.Ее исключили из девичьей школы им. Фон Дервиза № «за вольнодумство и справедливость». через шесть месяцев после того, как она вошла в него. Девушка-нонконформист недолго пробыла в средней школе Алфёровой (гимназия Алфёровой, либо Благовещенский переулок, 21, здания уже нет).В сентябре 1908 года Марина пошла в 6-й класс частной женской школы им. Брюханенко № . Брюханенко, (Большой Кисловский переулок, д. 4), где она и закончила. Сегодня Психологическая мастерская «Интера» или Психологическая мастерская «Интера» занимает бывшее здание школы.

В 1909 году Цветаева уехала из Москвы в Париж, где прошла летние курсы французской классической литературы.Дома она посещала лекции и собрания Мусагета, группы московских поэтов-символистов (Пречистенский, кв. 2, 31, кв. 9 Пречистенский, ныне Гоголевский, бульвар. занимают различные учреждения), издавшая Вечерний альбом, или Вечерний альбом , ее первый сборник стихов. Стихи, наивные, но демонстрирующие талант, привлекли внимание таких поэтов, как М.Волошин, В. Брюсов и Н. Гумилев. Вечерний альбом издан в типографии А. И. Мамонтова Товарищество типографии А. И. Мамонтова или Товарищество типографии А. И. Мамонтова. И. Мамонтова , улица Неглинная, 13 (сейчас в здании клиники Боско).

«Жена в вечности, а не на бумаге»

Первое литературное издание 18-летней Цветаевой привело ее в дом русского поэта украинско-немецкого происхождения Максимилиана Волошина в Коктебеле, где она познакомилась со своим будущим мужем , Сергей Эфрон.Они обвенчались в храме Рождества Христова, 29 января 1912 года, которого больше нет в Москве. 5 сентября 1912 года у них родилась дочь по имени Ариадна (Аля). Позднее Цветаева посвятила следующие проникновенные стихи любимой дочери: «Придет время и тебе: // И дочери — тоже // Москву подаришь // Со сладкой печалью…»

Марина Цветаева читала свой родной город как книгу, отдавая предпочтение «старым московским домам» с их «великолепными мордочками на многовековых воротах» и уродливым новым шестиэтажным домам — она ​​предпочла старую, набожную и патриархальную Москву.Цветаева отвергла еще одну технологическую новинку, появившуюся на московских улицах, — автомобиль. Музей Марины Цветаевой. Кабинет поэта Музей Марины Цветаевой. Кабинет поэта Несмотря на ее сопротивление, городской пейзаж резко изменился. Некоторые из мест, связанных с Мариной Цветаевой, включают Тверской бульвар или Тверской бульвар с памятником Александру Пушкину; дом по Кривоарбатскому переулку, 13, Кривоарбатский переулок, в котором Цветаева жила в 1911 году и который больше не существует; и дом в Борисоглебском переулке, 6, в котором сейчас находится музей Марины Цветаевой, музей Марины Цветаевой.Цветаева переехала в этот дом с мужем и дочерью Алией осенью 1914 года и оставалась здесь до тех пор, пока они не уехали за границу в 1922 году. Семья жила в квартире с семью спальнями, расположенной на втором этаже, где много подлинных вещей, которые когда-то принадлежали. Цветаевой и ее семье сейчас выставлены на обозрение. В квартире также есть кабинет, детская комната и гостиная, где собирались друзья семьи и поклонники Цветаевой. Напротив этого здания в Борисоглебском переулке установлен памятник Марине Цветаевой к 115 -й годовщине со дня рождения русского поэта.

Наряду с наследием всемирно известных людей и великолепными музеями в Москве есть много достопримечательностей, которые не так популярны, но все же очень примечательны. Красивые храмы в православном стиле, необычная архитектура русского средневековья или недавнего советского времени, балетные и драматические театры — информацию о них вы можете найти на нашем сайте.

«Мои стихи, как драгоценное вино, придут»

К этому времени вся литературная Москва была знакома с Мариной Цветаевой, опубликовавшей два новых сборника стихов Волшебный фонарь (1912) и из двух книг 1913).В 1912 году ее фамилия стала известна по всей Российской империи, когда профессор Иван Владимирович Цветаев основал в Москве Музей изящных искусств. Сегодня это Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Русский: Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина или Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, адрес: , Волхонка, 12. Первый директор музея Иван Цветаев посвятил свою жизнь своему детищу.К сожалению, это отрицательно сказалось на его здоровье, и он умер 12 сентября 1913 года. Его семья и друзья присутствуют на его похоронах; Похоронен на Ваганьковском кладбище , русский язык: Ваганьковское кладбище или Ваганьковское кладбище ( 15, улица Сергея Макеева, Россия: улица Сергея Макеева или улица Сергея Макеева), где несколько лет назад была похоронена его жена Мария Александрова Мейн. Марина Цветаева полагала, что она, в свою очередь, тоже будет похоронена там.Однако вмешалась судьба.

«Первой катастрофой» после смерти родителей, по словам Цветаевой, стал роман с поэтессой Софьей Парнок в 1914 году. Этот роман произошел в доме Аделаиды Герцык (Кречетниковский переулок, 13). , теперь исчезли). Цветаева рассказала об этих неловких отношениях в серии стихов под названием Подруга . Спустя много лет советский композитор Михаил Таривердиев переложил на музыку одно из стихотворений из этого сборника.Сейчас он известен как Перед зеркалом, там, где туман… , и впервые был исполнен в «Ирония судьбы, или Наслаждайся ванной!» Русский: Ирония судьбы, или С лёгким паром! или Ирония судьбы, или С лёгким паром !, фильм режиссера Эльдара Рязанова.

The grave of IV Tsvetaeva The grave of IV Tsvetaeva Жизнь становилась все труднее и труднее; После смерти отца Цветаевой и трех лет войны это был 1917 год. Этот год принес смятение всем россиянам. Сергей Эфрон пошел на войну, а позже, как белый русский эмигрант, русский подданный, который эмигрировал из имперской России и который был против современного российского политического климата, не смог сообщить своей семье, что он жив.Цветаева была одинока и в отчаянии. У нее теперь было двое детей, за которыми нужно было ухаживать — в 1917 году она родила еще одну дочь Ирину. Через три года Аля тяжело заболела, и Марина решила отправить Ирину в государственный детский дом и забрать ее обратно после того, как старшая дочь заболела. лучше. К сожалению, она опоздала; Ирина умерла от голода в детском доме в феврале 1920 года. Марина Цветаева ненавидела себя за это, смерть Ирины стала еще одной вехой на ее пути к трагическому концу.

Несмотря на эти катастрофы (а может быть, благодаря им), поэтический талант Цветаевой окреп, воплотившись в зрелые, насыщенные литературные произведения. Изданный в начале 1922 года новый сборник стихов Цветаевой « верст » был тепло встречен публикой. Это издание оказалось последней книгой, которую она опубликовала в Москве при жизни. В том же году Цветаева и ее дочь Ариадна уехали из России в Прагу, чтобы присоединиться к Сергею Эфрону.

«Отчаяние за Родину! долгие мучения! »

На этот раз Марина Цветаева и ее семья провели 17 лет вдали от родины.В 1925 году у нее родился долгожданный сын Георгий (Мур), которого Марина безмерно обожала. Вместе с детьми и мужем Цветаева жила сначала в Чехословакии, затем во Франции. Несчастье, хаос повседневной жизни и драматические любовные интриги не помешали Марине преуспеть в поэзии — именно за границей она написала Поэма Конца , Поэма Горы , множество других замечательных стихов, эссе и длинные сочинения. истории. В этот период Марина Цветаева переписывалась с Борисом Пастернаком, который называл ее «чертовски великим поэтом».В 1937 году Аля, а затем Сергей Эфрон, которые начали работать в НКВД и оказались замешанными в политическом убийстве, вернулись в СССР, за ними последовали сама Цветаева и Мур. Сергею Эфрону предоставили комнату на дачных участках сезонного или круглогодичного второго дома, часто находящегося на окраинах России и других постсоветских городов, принадлежащих Наркомату внутренних дел НКВД в г.Большево (Болшево, Подмосковье, 15, Цветаевой). Улица: улица Цветаевой или улица Цветаевой, Королев, Королёв, Московская область, Россия: Московская область, Московская область, , ныне музей Марины Цветаевой), и там поселилась вся семья.Однако их возвращение домой было фатальным; Ариадна и Сергей были арестованы как враги народа. Дочь Цветаевой была приговорена к 15 годам лагерей и ссылки, а Сергей Эфрон был расстрелян сотрудниками НКВД в Бутово под Москвой 16 октября 1941 года после двух лет тюрьмы и пыток.

Перед началом Великой Отечественной войны Марина Цветаева была вынуждена зарабатывать на жизнь переводом стихов. В августе 1941 года Цветаева, ее сын и еще несколько писателей были эвакуированы из Москвы в город Елабуга.Бесконечное отчаяние, страх, смирение и бремя вины взяли верх. Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством 31 августа 1941 года. Точное местонахождение ее могилы неизвестно.

В 1990 году Патриарх Алексий II дал благословение на отпущение грехов Марины Цветаевой, что противоречит канонам Православной Церкви. Ее отпевание прошло в Москве, в старинной церкви Вознесения Господня у Никитских ворот Храм Вознесения у Никитских ворот или храм Вознесения у Никитских ворот (Большая Никитская, дом 36) ровно пятьдесят лет. после смерти Цветаевой.

The Ascension Church at the Nikitsky Gate The Ascension Church at the Nikitsky Gate По улицам заброшенной Москвы
поеду вперед, а ты медленно пойдешь.
И никто не отстанет по дороге,
И на крыше гроба прогремит первый камень —
И сон самолюбивый и одинокий
Разрешится окончательно.

© 2016-2020 moscovery.com The Ascension Church at the Nikitsky Gate

Автор статьи:
Вера Круглова

Насколько интересной и полезной была для Вас эта статья? .

Марина Цветаева (автор избранных стихотворений)

Марина Цветаева
Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве. Ее отец, Иван Цветаев, был профессором истории искусств и основателем Музея изящных искусств. Ее мать Мария, урожденная Мейн, была талантливой концертной пианисткой. Семья много путешествовала, Цветаева посещала школы в Швейцарии, Германии и Сорбонне в Париже. Цветаева начала писать стихи в раннем детстве. Она дебютировала как поэт в 18 лет со сборником «Вечерний альбом», посвященным ее детству.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за Сергея Ефрона, у них родились две дочери и один сын. «Волшебный фонарь» продемонстрировала свое техническое мастерство, и в 1913 году за ней последовал сборник стихов из ее первых сборников. Роман Цветаевой с поэтом и оперой

Марина Цветаева
Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве. Ее отец, Иван Цветаев, был профессором истории искусств и основателем Музея изящных искусств. Ее мать Мария, урожденная Мейн, была талантливой концертной пианисткой. Семья много путешествовала, Цветаева посещала школы в Швейцарии, Германии и Сорбонне в Париже.Цветаева начала писать стихи в раннем детстве. Она дебютировала как поэт в 18 лет со сборником «Вечерний альбом», посвященным ее детству.

В 1912 году Цветаева вышла замуж за Сергея Ефрона, у них родились две дочери и один сын. «Волшебный фонарь» продемонстрировала свое техническое мастерство, и в 1913 году за ней последовал сборник стихов из ее первых сборников. Роман Цветаевой с поэтессой и оперным либреттистом Софией Парнок вдохновил ее на цикл стихов «Подруга». Карьера Парнок остановилась в конце 1920-х, когда ей запретили публиковаться.Стихи, написанные между 1917 и 1921 годами, появились в 1957 году под названием «Владения лебедей». Вдохновленная отношениями с бывшим офицером Красной армии Константином Родзевичем, она написала «Поэму о горе» и «Поэму о конце».

После революции 1917 года Цветаева на пять лет была в ловушке в Москве. Во время голода одна из ее собственных дочерей умерла от голода. Поэзия Цветаевой свидетельствует о ее растущем интересе к народным песням и приемам ведущих символистов и поэтов, таких как Александр Блок и Анна Ахматова.В 1922 году Цветаева эмигрировала с семьей в Берлин, где воссоединилась с мужем, а затем в Прагу. Это был очень продуктивный период в ее жизни — она ​​опубликовала пять сборников стихов и ряд повествовательных стихов, пьес и очерков.

За годы пребывания в Париже Цветаева написала две части запланированной драматической трилогии. Последний прижизненный сборник «После России» вышел в 1928 году. Его тираж в 100 пронумерованных экземпляров продавался по специальной подписке. В Париже семья жила бедно, доход почти полностью приносил сочинения Цветаевой.Когда ее муж начал работать в советской службе безопасности, русская община Парижа выступила против Цветаевой. Ее ограниченные возможности публикации стихов были заблокированы, и она обратилась к прозе. В 1937 году вышло одно из лучших произведений Цветаевой — МОЙ ПУШКИН. Чтобы заработать дополнительный доход, она также писала рассказы, мемуары и критические статьи.

В ссылке Цветаева чувствовала себя все более изолированной. Без друзей и почти разоренная она вернулась в Советский Союз в 1938 году, где уже жили ее сын и муж.В следующем году ее мужа казнили, а дочь отправили в трудовой лагерь. Цветаева была официально подвергнута остракизму и не могла публиковаться. После вторжения в СССР немецкой армии в 1941 году Цветаева вместе с сыном была эвакуирована в небольшой провинциальный городок Елабуга. В отчаянии она повесилась десять дней спустя, 31 августа 1941 года.

источник: http: //www.poemhunter.com/marina-ivan …

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *