Высказывание философа: Цитаты великих философов (210 цитат)

Содержание

Цитаты великих философов |Афоризмы и высказывания.

Чтобы приисполниться мудрости и жизни и бытии обязательно читайте цитаты великих философов, уж они то знают, что и как устроено в этой жизни.

Содержание:

  1. Цитаты великих философов
  2. Цитаты философов
  3. Высказывания философов
  4. Афоризмы философов

Цитаты великих философов

Вернуться к содержанию

Мы зарабатываем монеты, чтобы их тратить. Лишаемся времени, чтобы получить его. И воюем ради мира.

Аристотель

Человек сам придумывает границы мира. Он может быть размером с улицу – а может стать бесконечным.

Артур Шопенгауэр

Каждый врач – по определению философ. Ведь медицина обязана подкрепляться мудростью.

Гиппократ

Недостатки подруги ускользают от внимания влюбленного.

Гораций

Понимать, что справедливо, чувствовать, что прекрасно, желать, что хорошо, — вот цель разумной жизни.

Платон

Всякая философия, или наука науки, есть критика. Идея о философии — это схема Будущего.

Новалис

Все зданья падут, разрушась, и травы на них взрастут, — Лишь зданье любви нетленно, на нем не взрастет бурьян.

Хафиз

Цитаты философов

Вернуться к содержанию

Нельзя отнять ни нашего прошлого, потому что его уже нет, ни будущего, потому что мы его ещё не имеем.

Марк Аврелий

Следует любить друга, помня при этом, что он может стать врагом, и ненавидеть врага, помня, что он может стать другом.

Софокл

Разумный наказывает не потому, что был совершён проступок, а для того, чтобы он не совершался впредь.

Платон

Кто сам не любит никого, того, кажется мне, тоже никто не любит.

Демокрит

Философией называется не самая мудрость, а любовь к мудрости.

Августин

Любовь — теорема, которую каждый день надо доказывать!

Архимед

Совершеннейшим из людей можно считать того человека, который стремится к совершенству; счастливейшим же из людей можно считать того, кто сознаёт, что он уже достигает своей цели.

Сократ

Высказывания философов

Вернуться к содержанию

При философской дискуссии больше выигрывает побежденный — в том отношении, что он умножает знания.

Эпикур

Первая чаша принадлежит жажде, вторая — веселью, третья — наслаждению, четвертая — безумию.

Анахарсис

Любовь свойственна только здравомыслящему человеку.

Эпиктет

Когда слушающий не понимает говорящего, а говорящий не знает, что он имеет в виду, – это философия.

Вольтер

Самая великая победа — победа над своим негативным мышлением.

Сократ

Не пренебрегай врагами: они первыми замечают твои ошибки.

Антисфен

От любви лекарств много, но верного средства нет ни одного.

Франсуа Ларошфуко

Афоризмы философов

Вернуться к содержанию

Там нет прекрасного, где нет доброго и полезного.

Сократ

Нет такой бессмыслицы, которой бы не учил какой-нибудь философ.

Цицерон Марк Туллий

Ответ на вопросы, которые оставляет без ответа философия, заключается в том, что они должны быть иначе поставлены.

Гегель

Нельзя любить ни того, кого боишься, ни того, кто тебя боится.

Цицерон

Источником всякого заблуждения в жизни является недостаток памяти.

Отто Вейнингер

Любовь – начало и конец нашего существования. Без любви нет жизни. Поэтому-то любовь есть то, перед чем преклоняется мудрый человек.

Конфуций

Влюбленный всегда готов поверить в реальность того, чего он опасается.

Овидий

[Всего голосов: 19    Средний: 2.4/5]

Философские афоризмы ☯☯☯ Мудрые высказывания

Очередная подборка мыслей мудрых людей. Философские афоризмы Сократа, Геродота, Аристотеля и других великих мыслителей, прописавших истины нашей современности – свои мудрые высказывания, еще до нашей эры. Мысли философов для публикации в социальных сетях Инстаграм, Вконтакте, Твиттер, Одноклассники, Ватсап, Телеграм, Фэйсбук и др. В продолжение статьи «Философские статусы«…

Философские афоризмы и мудрые высказывания для статуса

Если не высказаны противоположные мнения, то не из чего выбирать наилучшее (Геродот)

***

Как нельзя порицать за невольный поступок, так нельзя и хвалить за вынужденное благодеяние (Еврипид)

***

Мы не столько нуждаемся в помощи друзей, сколько в уверенности, что мы ее получим (Демокрид)

Заговори, чтобы тебя увидели (Сократ)

***

Когда слово не убьет, то палка не поможет (Сократ)

Философские афоризмы

***

Надежда – источник великой тревоги, свобода от надежд — источник великого покоя

***

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности (Конфуций)

***

Будьте внимательны к своим мыслям – они начало поступков (Лаоцзы/Ли-Эр)

***

У солнца есть один недостаток, оно не может видеть самого себя (Сократ)

***

Твое право ругаться, мое право не слушать (Аристипп)

***

Самая необходимая наука – это наука забывать не нужное (Антисфен)

***

Дружба довольствуется возможным, не требуя должного (Аристотель)

Мудрые высказывания

***

Наслаждаться общением – главный признак дружбы (Аристотель)

***

Разумный гонится не за тем, что приятно, а за тем, что избавляет от неприятностей (Аристотель)

***

Если ты не воспитан и молчишь, то ты воспитан, если же воспитан и воспитан и молчишь, то прекрасно воспитан (Теофраст)

***

В споре часто побеждают дерзость и красноречие, а не истина (Менандр)

***

Давать советы глупцу – только злить его

***

Женщины учены от природы, мужчины – от книг

***

Забота об излишнем часто соединяется с потерей необходимого. (Солон)

***

К другу не учащайся ходить, дабы пересыщенный тобой, он не возненавидел тебя (Солон)

***

Молчание может быть самым тяжким обвинением (Менандр)

***

Не будь сварливым и не уживчивым, такие люди никогда не выходят из нищенского состояния. (Менадр)

***

Не следует ежедневно есть хлеб у того, кто богаче тебя. Когда ты бываешь у него за столом, он специально для тебя ничего не тратит, но если он придет к тебе, ты потратишь сразу все, что скопил за месяц, а потом тебя будут мучить угрызения совести (Менандр)

***

Природа каждому дала два уха и один язык, для того чтобы говорить меньше, чем слушать (Плутарх)

***

Есть три способа отвечать на вопросы: сказать необходимое, отвечать с приветливостью и наговорить лишнего (Плутарх)

***

Или как можно короче, или как можно приятнее (Плутарх)

***

Когда надо давать советы другим, каждый – кладезь премудростей. Когда надо самому следовать этим советам, то и мудрец не умнее дурака.

***

Когда случается упасть, достойный человек падает как мяч, ничтожный – как ком глины.

Итак наша подборка подошла к концу, но если у вас есть собственные философские афоризмы или интересные заимствованные мудрые высказывания – будем им рады в комментариях.

Оцените статью

Спасибо за Ваш голос!

Настоящее значение философских афоризмов • Arzamas

«Бог умер», «Я знаю, что ничего не знаю», «Бытие определяет сознание»: что на самом деле хотели сказать философы, когда изрекали эти и другие известные максимы

Подготовили Сергей Машуков, Петр Торкановский

1. «Религия — опиум для народа»

Автор 
Карл Маркс

Как на самом деле звучит

«Религия есть опиум народа».

Контекст

«Религия — это вздох угнетенной твари, серд­це бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа».  К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. 2-е изд. Т. 1. М., 1955. 

«К кри­тике гегелевской философии права» (1843)

Как принято понимать

Религия — средство для одурманива­ния народа, и в этом видится угроза с ее стороны.

Комсомольская пасха. Москва, 1920-е годыNo atheism
Что хотел сказать автор

По Марксу, религия — это то, что создано человеком в определенных общест­вах и куль­турах. У нее есть определенные функции в обществен­ном организ­ме. Маркс утвержда­ет: религия возникает в тех обществах, где есть угнетенные, нуждающиеся в иллюзиях. «Опиум» религии уменьшает непосредст­венные страдания людей и погружает их в мир приятных иллюзий, которые, в свою очередь, дают им силы для продолжения жизни. Отдельно следует отметить, что на момент написания текста Марксом опиум не принято было рассматри­вать как нарко­тик. Его считали в первую очередь лекар­ством (обезболиваю­щим).

В конечном счете, по Марксу, религия долж­на быть упразднена, поскольку она имеет значение лишь как способ производства иллюзий, а когда общество изменится, иллюзий уже не потребуется. Следует ли в таком случае просто запретить религию? Для Маркса это бессмысленно, поскольку невозможно полностью одержать победу над ней, не уничто­жив ее базис — капитали­стиче­ские социальные отношения, отчужде­ние от труда и в целом буржуазный уклад.

2. «Прав не дают, права берут»

Автор 
Петр Кропоткин; также фразу приписывают Горькому

Контекст

Афоризм часто приписывается Максиму Горькому, который вложил его в уста одного из персонажей пьесы «Мещане» (1901):

Петр. Кто дал… кто дал вам это право?

Нил. Прав — не дают, права — берут… Человек должен сам себе завоевать права, если не хочет быть раздавленным грудой обязанностей…

Но близкое по смыслу выражение впервые появляется в статье «Политические права» Петра Кропоткина, одного из круп­­­нейших теоретиков анархизма, опуб­ликован­ной в 1870–80-е годы на французском язы­ке: «Свобода — не именин­ный подарок. Ее нуж­но взять; даром она никому не дается». На рус­ском языке статья впервые вышла в 1906 году, и русско­языч­ная версия этого высказывания действительно могла быть навеяна слова­ми героя Горь­кого:

«Захотим ли мы свободы печати, свободы слова, собраний, союзов — мы не дол­жны просить их у парла­мента, не должны ждать от сената, как мило­стыни, издания соответ­ствующего закона. Станем организо­ванной силой, спо­собной показать зубы каждому, дерзнувшему посяг­нуть на наши права; будем сильны, и никто не посмеет тогда запретить нам говорить, писать и со­бирать­ся. В тот день, когда мы сумеем вселить единодушие в среду эксплуати­руемых, в эту молчаливую, но грозную армию, объединен­ную одним жела­ни­ем — при­обрести и защи­щать свои права, никто не дерзнет оспари­вать их у нас. Тогда и только тогда мы завою­ем себе эти права, которые мы тщет­но бы просили десятки лет у какого бы ни было конституционного прави­тельства; тогда они будут принадле­жать нам вернее, чем если бы их гаранти­ровали писаные законы. Прав не дают, их берут!»

«Политические права» (1906)

Как принято понимать

Чаще всего эту фразу понимают как призыв к борьбе за свои (в первую очередь полити­ческие) права и, шире, как призыв к борьбе за свободу, к революции.

Что хотел сказать автор

В своем эссе «Полити­ческие права» Кропоткин раз­би­­рает разные виды поли­тических прав: право на сво­боду собраний, свобо­ду печати, изби­ра­тельное право и так далее. Он опира­ется на историю европей­ских стран, в первую очередь Франции. 

Прериальское восстание в Париже. Гравюра Шарля Моне. 1796 год Bibliothèque nationale de France

Кропоткин приходит к неутешитель­ному выводу: да, политические права и свободы — это хорошо, но в совре­менном мире буржуа­зия научилась использовать их в своих инте­ресах. К примеру, свобода печати позицио­ниру­ется как лежащий в основе законов прин­цип только в тех странах, где печать продемонстри­ровала свою политиче­скую несостоя­тельность. В таких странах, как США, Швейцария, Англия, действитель­но существует свобода печати — но это именно те страны, в которых капитализм и эксплуа­тация особенно развиты.

Капиталисты готовы признавать различные права у народа до тех пор, пока законода­тельное обеспечение этих прав не угрожает их интересам. «Неотъем­лемы лишь те права, которые человек завоевал упорной борьбой и ради кото­рых готов каждую минуту снова взяться за ору­жие», — делает вывод Кропот­кин. Реальные политические права, по мне­нию Кропоткина, могут быть закреплены только через самоорганизацию и вооружение масс — а права, полу­ченные путем институ­ционализи­рованной политической борьбы, никогда не будут гарантом реальной свободы.

3. «Я мыслю, следовательно, я существую»

Автор 
Рене Декарт

Контекст

«Наконец, принимая во внимание, что любое представление, которое мы име­ем в бодр­ствую­щем состоя­нии, может явиться нам и во сне, не будучи действи­тельностью, я решился представить себе, что всё когда-либо приходив­шее мне на ум не более истинно, чем видения моих снов. Но я тотчас обратил внимание на то, что в это самое время, когда я склонялся к мысли об иллю­зор­но­сти всего на свете, было необходимо, чтобы я сам, таким образом рассуж­даю­­щий, дей­стви­тельно существовал. И, заметив, что истина «Я мыслю, следовательно, я суще­ствую» столь тверда и верна, что самые сума­сброд­ные предположения скептиков не мо­гут ее поколебать, я заключил, что могу без опасений принять ее за пер­вый принцип искомой мною философии».  Р. Декарт. Сочинения в 2 т. Т. 1. М., 1989.

«Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках» (1637)

Как принято понимать

Фразу сегодня чаще всего употреб­ляют, призывая собеседника к раз­мышле­нию. К сути высказывания относятся с юмо­ром: мало кто всерьез сомневается в соб­ственном существовании.

Что хотел сказать автор

Декарт считал сомнение в собствен­ном бытии отправной точкой для любых рассуждений. В своем труде «Рассуждение о методе…» философ предлагает новый универсальный способ добычи научного знания. Этот метод должен стать альтер­нативой существующему научному методу, применение которого привело к тому, что доводы наделенных авторитетом ученых стали цениться выше объективной истины, постичь которую способен даже человек без акаде­мического образования. Для этого при исследо­ва­нии мира он должен следовать ряду правил (например, двигаться от мень­шего к большему, разбивать слож­ные задачи на несколько более простых и так далее). 

Наиболее ярко смысл высказывания Декарта, впервые появившегося в публика­ции 1637 го­да, был раскрыт в работе «Разыскание исти­ны посредством естест­венного света» 1641 года. В лучших античных тради­циях Декарт проиллюстри­ровал свои рассуждения с помощью полилога между тремя мыслите­лями: Полианд­ром, Эпистемоном и Евдоксом.

Евдокс — альтер эго самого Декарта, «чело­века посредственного ума, суждение кото­рого, однако, не извра­щено никакими предубеждениями и чей разум сохра­­­няет всю свою первозданную чистоту», — принимает у себя в гостях чрезвычайно образо­ван­ного и начитанного Эпистемона и никогда ничему не учившегося Полиандра. В ходе беседы Евдокс обращается к Полиандру и до­казы­вает ему, что чувства, с помощью которых мы познаем окружающий мир и судим о нем, часто обманывают людей. У нас нет никакого инстру­мента, кото­рый позволил бы нам понять, например, что мир бодрство­вания более реален, чем мир снов. И доверчивый Полиандр, и скепти­чески настроенный Эпи­стемон вынуждены согласиться с Евдоксом, который предлагает ставить под сомнение все доступное человеку знание об окружаю­щем мире. Вскоре в своих размышлениях Полиандр доходит до сомнения в собствен­ном сущест­во­вании. Тут-то Декарт–Евдокс и указывает на парадокс, который должен убе­дить собеседни­ков в том, что они суще­ствуют: Полиандр сомневается во всем — но не может усомниться в собствен­ном сомнении. Он открыто и глу­боко переживает чувство сомнения, чего, конечно, не смог бы сделать, если бы его не существовало. Таким образом, для Декарта мышление и вытекаю­щее из него сомнение — неотъемлемые атрибуты человека.

Далее в работе Декарт предполагает, что не­которые могут подумать, что для то­го, чтобы быть уверенными в истинности фразы «Я мыслю, следо­вательно, я существую» или «Я сомне­ваюсь, следовательно, я суще­ствую», нам необхо­димо знать, что такое сомнение, мышление и суще­ствова­ние. По это­му поводу философ заме­чает: «…не воображай, что для позна­ния этих вещей необ­ходимо насило­вать свой ум… Такое занятие достойно того, кто желает высту­пать в роли классного наставника или вести диспу­ты в школах; тот же, кто хочет иссле­довать вещи сам, судя по тому, как он их воспринимает, не мо­жет обладать столь ничтожным умом, чтобы не понять, внима­тельно иссле­дуя вопрос, что такое сомнение, мышление и существование; для это­го у него доста­­точно разума, и ему нет нужды выучи­вать все эти различения». 

Таким образом, для Декарта вопрос о мы­шле­нии являлся основопола­гающим для любых дальнейших рассуждений о мире. Существование человека для фи­лософа было очевидно, поскольку он мыслит и не может усомниться в своем мышлении.

4. «Ад — это другие»

Автор 
Жан-Поль Сартр

Как на самом деле звучит

«Ад — это Другие».

Контекст

«Эти пожирающие взгляды… (Внезап­но оборачивается.) А! Вас только двое? Я думал, гораздо больше. (Смеется.) Так вот он какой, ад! Никогда бы не поду­мал… Помните: сера, решетки, жаровня… Чепуха все это. На кой черт жаровня: ад — это Другие».  Ж.-П. Сартр. За закрытыми дверями. Пер. Л. Ка­менской.

«За закрытыми дверями» (1943)

Как принято понимать

«Обычно полагают, что под этим я имел в виду то, что наши отношения с дру­гими людьми всегда отравлены, что они неиз­мен­но похожи на ад. Но на самом деле я имел в виду абсолютно другое», — признавался Сартр перед показом пьесы, где должна была прозвучать эта знаменитая реплика. Действи­тельно, эта цитата чаще всего продолжает интерпре­тирова­ться таким образом, что казалось самому Сартру неверным.

Что хотел сказать автор

Эту фразу произносит один из героев пьесы «Huis clos» (буквально «Нет выхо­да»; в рус­ском переводе — «За закрытыми дверями»). Первая версия пьесы, кстати, называлась «Другие». Пьеса переполнена характерным сартровским абсурдом и начи­нается с попадания публициста Гарсена в ад. Первое место в аду оказывается гостиной, оформленной в духе Второй империи, что сбивает Гарсена с толку: он ожидал увидеть колья и камеры пыток. Спустя какое-то время в гостиной оказыва­ются еще двое пер­сонажей — лесбиянка Инес Серра­но и убив­шая собственного ребенка Эстель Риго. Вскоре у троих завязы­вается нечто вроде интриги. Эстель и Гарсен хотят отношений, но им мешает присут­ствие Инес, которая, в свою очередь, не против сблизить­ся с Эстель. Их отно­­шения становятся напря­женными уже через пару часов обще­ния, хотя трое обречены провести в комнате весь свой срок пребыва­ния в аду. 

Сцена из спектакля по пьесе Жан-Поля Сартра «За закрытыми дверями» в Théâtre de la Potinière. Париж, 1946 год monipag.com

Перед показом пьесы Сартру при­шлось пояс­нить, что он имел в виду: «Если отношения с Другим запутанны и извращенны, то Другой превраща­ется в ад. Почему? Когда мы дума­ем о себе, когда мы пытаемся себя понять — мы ис­пользуем знание о нас, которое уже есть у Других. Мы судим о нас, используя сред­ства, которые другие люди дали нам. В каждое суждение, которое я делаю, уже вторгается чье-то еще. В том, что я чувствую, уже вторгается чье-то сужде­ние». Из этого, впрочем, не сле­дует, как поясняет Сартр, невозмож­ность отношений с другими людь­ми. Напротив: это подчеркивает их важ­ность. 

Таким образом, согласно философ­ской пози­ции Сартра, наше познание всегда опосредо­вано Другим. Мы бо­имся быть отрицательно оцененными Другими, и поэтому мы никогда полностью не контролируем себя в присут­ствии кого-то еще. Даже если Другой не присутствует, мы все равно остаемся как бы в присутствии Других.

5. «Женщиной не рождаются, ею становятся» 

Автор 
Симона де Бовуар

Контекст

«Женщиной не рождаются, ею стано­вятся. Ни биология, ни психика, ни эконо­мика не способны предопре­делить тот облик, который принимает в обществе самка чело­века. Существо, называемое женщиной, нечто среднее между сам­цом и кастратом, могло возникнуть только под воздействием всех сторон цивилизованной жизни».  С. де Бовуар. Второй пол. Т. 2. Жизнь женщи­ны. М., СПб., 1997. Пер. С. Айвазовой.

«Второй пол» (1949)

Как принято понимать

Иногда в отрыве от контекста эту фразу понимают как призыв к жен­ствен­ности, к тому, что женщина должна «сделать себя сама». Напри­мер, на попу­лярных сайтах цитата часто соседствует с фотографией улыбающейся жен­щины модельной внеш­ности — намек на то, что нужно приложить некоторые косметические усилия, чтобы стать «настоящей» женщиной. 

Что хотел сказать автор

Книга «Второй пол» — центральная работа второй волны феминизма в США  Периодом второй волны феминизма принято считать отрезок с 1960-х до начала 1990-х годов. Центральный круг проблем этого периода феминистского движения — нера­венство, положение женщины в семье, проблема абортов.. Когда Бовуар опубликовала ее в 1949 го­ду, она мгновенно стала бестсел­лером. Только в США в первый год было продано около миллиона копий. Сперва Бову­ар задумывала ее как исследование существую­щих мифов о жен­щине и жен­ской приро­де, но постепенно работа вобрала в себя все больше философ­ского и социологического материала. Бовуар в своем исследовании утвер­ждает, что женщина никогда не явля­ется в полной мере субъектом, она всегда Другой по отношению к настоящему субъ­екту — мужчине. Она — второй пол.

Симона де Бовуар на демонстрации в Париже, организованной Движением за осво­бождение женщин. 1971 год © Words of Women

То, что женщиной становятся, а не рожда­ются, значит для Бовуар, что жен­щина всегда ориентирована на то, чтобы соответ­ствовать мно­жеству раз­роз­ненных стандар­тов поведения, делающих из нее то, что в обществе принято называть женщи­ной. Бовуар, таким образом, разде­ляет биологиче­ский и со­циальный пол (гендер), подчер­ки­вая социаль­ную природу того, что принято называть «женским». Во французском оригинале Бовуар даже время от вре­ме­ни пишет о женщине (femme) без артикля, подчеркивая предопреде­лен­ность женской судьбы в обществе.

6. «Бог умер»

Автор 
Фридрих Ницше

Как на самом деле звучит

«Бог умер!»

Контекст

«Куда движемся мы? Прочь от всех солнц? Не падаем ли мы непрерывно? На­зад, в сторону, вперед, во всех направлениях? Есть ли еще верх и низ? Не блуж­даем ли мы словно в бесконечном Ничто? Не ды­шит ли на нас пустое про­стран­ство? Не ста­ло ли холоднее? Не наступает ли все сильнее и больше ночь? Не прихо­дится ли средь бела дня зажигать фонарь? Разве мы не слышим еще шума могильщиков, погребающих Бога? Разве не доносится до нас запах боже­ствен­ного тления? — и Боги истлевают! Бог умер! Бог не воскрес­нет! И мы его убили! Как уте­шимся мы, убийцы из убийц! Самое святое и могуще­ст­венное Существо, какое только было в мире, истекло кровью под нашими ножами — кто смоет с нас эту кровь?»  Ф. Ницше. Соч. в 2 т. M., 1990. Пер. К. Свась­яна.

«Веселая наука» (1882)

Как принято понимать

Часто можно встретить буквальное понима­ние этой фразы — как если бы Бог физически существовал и одна­жды наступила его смерть. Такая буквальная интерпретация встреча­ется даже и у некоторых философов, например у Валь­тера Кауфмана. Проблема такого прочтения состоит в том, что оно предпола­гает отход от всех определений Бога, которые так или иначе предполагают его совершенство и всемогущество.

Что хотел сказать автор

Впервые появившись в работе «Веселая наука», впоследствии фраза в несколько измененном виде встречается и в романе «Так говорил Заратустра». У Ниц­ше труд­но найти разработанную философскую систе­му: стиль его пись­ма — это скорее комментарии разной длины. Многие из них довольно туманны и могут открывать очень широкий простор для интерпретации. 

Тезис о смерти Бога вписывается в линию критики иудеохристианской морали, кото­рой Ницше посвятил целый ряд работ. Он считал, что христианский тип морали основыва­ется на культе слабости и страха, и предлагает осуществить то, что он назы­вает «радикальной переоцен­кой ценностей», с целью обрести новую мораль, которая породит здоровые ценности: силу, храбрость, отсут­ствие сострадания.

У этого афоризма есть по крайней мере две распространенные фило­софские интерпрета­ции. Главный тезис первой состоит в том, что времена европейских ценностей без­возвратно ушли, поскольку они были скреп­лены верой в Бога. Бог умирает, поскольку люди больше не основы­вают свои ценности и свою судьбу на вере в его существование. Он мертв, поскольку больше ни на что не влияет. Концепт Бога перестает скреплять западную культуру. Такую трак­товку можно встретить, например, у Хайдеггера и Ясперса.

Другая трактовка основана на внима­тельном чтении самого Ницше. Для него Бог — это то, во что люди верят. Нет никакой истины за преде­лами интерпре­та­ции, поскольку истина — это и есть интерпретация. Полу­ча­ется, что смерть Бога — это смерть одной интерпретации, которая проигрывает в борь­бе с другой интерпретацией.

Таким образом, выражение «Бог умер» в фи­ло­софии имеет две доми­нирующие интер­претации. Во-пер­вых, это смерть Бога как историче­ского концепта, кото­рый много веков подряд был скрепляющим ядром западной культуры. Во-вто­рых, это трактов­ка, которая обращает наше внимание на то, что, согласно тео­рии истины Ницше, любое знание есть лишь интерпрета­ция. Бог был «жив» не потому, что он где-то существовал, а потому, что такого рода интерпрета­ция в мире преобладала и суще­ство­вание этой интерпретации конституировало реальность.

7. «Не надо множить сущности» или «Не следует множить сущее без необходимости»

Автор 
Наверняка неизвестно; вероятно, парафраз высказывания францис­канского монаха Уильяма Оккама (1285–1347)

Контекст

«В формулировке самого Оккама: «Что мо­жет быть сделано на основе мень­шего числа [предположений], не следует делать, исходя из большего».  Оккам, Уильям // Новая философская энци­клопедия. Институт философии РАН. М., 2010.

Филотеус Бёнер. «Оккам. Философские работы» (1957)

Как принято понимать

Эту фразу чаще всего понимают как реко­мендацию не усложнять объяснение, не пере­гружать его лишними допуще­ниями. В целом это достаточно близко к оригинальной трактовке, если считать, что ее источ­ник — Оккам.

Что хотел сказать автор

С именем средневекового монаха Оккама связано понятие бритва Оккама, прин­­цип которой выражает латинская фраза «Entia non sunt multiplicanda praeter necessitatem». Если мы допускаем, что афоризм принадле­жит Оккаму, его источник нахо­дится в кон­тексте спора о так называемых универса­лиях — общих понятиях, противопоставлен­ных единичным. Спор об универсалиях — это главным образом дискуссия о том, каков статус общих понятий: существу­ют ли они сами по себе или только в языке; является ли понятие «человек» столь же реальным, как и сам человек? Суще­ствует ли идея до вещи и вне вещи? Суще­ствование универсальных понятий предполагало и работу общих зако­нов — а значит, и необходимых связей между ними. Оккам возражал оппонен­там: мир устроен по воле Бога и зависит только от нее. В мире нет лишних, избы­точных элемен­тов в виде метафизи­ческих законов и универса­лий. Как след­ствие, устройство мира не мо­жет быть чрезмерно сложным и запутан­ным. Чем проще гипотеза, тем вероят­нее ее соот­­ветствие фактам. Не надо умножать сущ­ности, посколь­ку это противо­речит простому и логич­­ному устройству мира. Впоследствии это и было назва­но «бритвой Оккама» — то есть способом отсе­кать лишнее.

Философы трактуют бритву Оккама и как спо­соб познания: то, что может быть объяснено меньшим количе­ством допуще­ний, должно быть объяснено имен­но так. Чем меньше доказательство нуждается в каких-либо предпосыл­ках, тем оно лучше и эффективнее с точки зрения логики и силы. Можно ли у Оккама встретить обе версии бритвы — предмет дебатов историков филосо­фии. Про­тив метафизического аргу­мента Оккама, например, находится схоластиче­ское возражение: Бог может делать сколь угодно лишних элементов, если он так пожелает.

В практической жизни принцип лез­вия инту­итивно используется, когда мы пы­­­таемся определить причины явлений. Если мы наб­лю­даем в окне квар­тиры дым, то мы склон­ны думать о наличии возгорания и вряд ли будем пред­пола­гать, что это специ­альное вещество, имитирующее дым, которое исполь­­зуют в процессе съемки сериала про полицейских. Второе предполо­жение, в от­личие от пер­вого, требует изрядного коли­чества допущений: съемки фильма, исполь­зование специального веще­ства, запланиро­ванность эффекта. Иными словами, интуи­тивное исполь­зование бритвы в повседнев­ном обще­нии — это отбра­­сывание услож­ненных версий объясне­ния в пользу более простых. Дей­ствитель­но, ничто так не чуждо бритве Оккама, как кон­спиро­логи­ческие тео­рии: масонский заговор, еврейское лобби, невидимые кукло­воды и про­чие мани­пу­ляторы. В некотором смысле конспиро­логи­ческий ход прямо противо­положен бритве Оккама: умножайте сущности, даже если в этом нет необ­ходимости.

8. «Бытие определяет сознание»

Автор 
Карл Маркс

Как на самом деле звучит

«…Общественное бытие [людей] определяет их сознание».

Контекст

«Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не со­зна­ние людей определяет их бытие, а, наобо­рот, их общественное бытие определяет их сознание».  К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. 2-е изд. Т. 1. М., 1955.

«К критике политической экономии» (1859)


Как принято понимать

Чаще всего в СССР это высказывание исполь­зовали для указания на связь между условия­ми жизни конкретного человека и его пове­де­нием. Эта интер­­претация близка к ориги­наль­ному смыслу высказывания, однако не исчер­пывается им.

Что хотел сказать автор

На самом деле Карл Маркс исполь­зо­вал эту фразу для описания куда более масштабных процессов, чем жизнь отдельного инди­вида. Во-первых, Маркс говорит об «обще­ственном» бытии людей — то есть не только о мате­риальных условиях жизни, но и о со­циаль­ных. Марксисты пола­гали, что обще­ство фор­мирует лич­ность человека и оказы­вает значи­тельное влияние на его поведение. Принадлежность человека к обще­ствен­ному классу «эксплуатато­ров» или «эксплуатируе­мых» чрезвычайно существенна для Маркса, считав­шего, что «история всех до сих пор суще­ство­вавших обществ была историей борьбы классов».

Во-вторых, это высказывание явля­ется примером важного для марксист­ской теории различения базиса и надстройки. Маркс полагал, что базисом общества являются произ­вод­ственные отношения и их участ­ники — в первую очередь рабочие и кресть­яне, занимающиеся произ­водством мате­риальных благ. Над­стройка же — это сово­купность всех культурных институций, всех видов чело­веческой деятельности, связан­ной с умственным трудом и работой с нема­те­риальными объектами. Как следует из пред­ложения, предше­ствую­щего афо­ризму, Маркс считает, что изменения в производ­стве мате­риальных благ для об­щества наиболее значимы. Они первичны по отно­шению к транс­форма­ции надстройки: изме­нения в культуре, политике, обществен­ном устройстве всегда следуют за измене­ниями в процессах производства материаль­ных благ. В том числе и социальная революция, к которой, по мне­нию Маркса, неизбеж­но движется капиталисти­ческое общество, таким образом, возможна только после экономиче­ской трансформации, связанной с изме­нениями в производ­стве материальных благ.

Как и многие другие мыслители середины XIX века, Маркс возлагал большие надежды на бурно развиваю­щиеся технологии, которые должны были прийти на смену рабочим, занимающимся тяжелым и низко­оплачиваемым трудом. Он верил, что они позволят сократить продол­жи­тель­ность рабочего дня и дать возможность получить образование, заняться творчеством и духов­ным разви­тием даже представителям эксплуатируемых классов.

9. «Война всех против всех»

Автор 
Томас Гоббс

Контекст

«…Пока люди живут без общей вла­сти, дер­жащей всех их в страхе, они нахо­дятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех».  Т. Гоббс. Левиафан // Сочинения: В 2 т. Т. 2. М., 1991. Пер. А. Гутермана.

«Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и граждан­ского» (1651)

Как принято понимать

Чаще всего эту формулу английского фило­софа понимают как утверждение о том, что природа человека слишком плоха и не поро­ждает ничего, кроме войны и агрессии. Эта трактовка не так уж далека от логики самого Гоббса.

Что хотел сказать автор

Состояние, о котором пишет Гоббс, — это, конечно, не отсылка к какому-то истори­ческому обществу с его естественным состоянием. Скорее это некоторая модель человека и обще­ства, созданная для того, чтобы продемон­стрировать необходимость государства.

Согласно Гоббсу (автору теории обществен­ного договора), все люди от при­роды примерно равны. Это касается как физи­ческих, так и интел­лектуальных способ­ностей. Конечно, определенная разница может быть, но эта разница, как утверждает Гоббс, не настолько велика, чтобы один человек мог претендо­вать на большее благо, чем другой. А если, например, кто-то физи­чески силь­нее, то слабый может вступить в союз, чтобы одо­леть более сильного. Посколь­ку есть представление о равенстве способ­ностей, возникает и равенство надежд на достижение целей. Как только двое начи­нают претендо­вать на одну вещь, пишет Гоббс, они становятся врагами. Когда ни один не может быть уверен, что на него не нападут, люди прони­каются взаимным недоверием другу к другу.

Споря с современниками, уверенными в природной, естественной доброте че­ло­века, Гоббс возражал: тогда зачем мы запираем дверь на замок, когда ло­жим­ся спать? Почему берем с собой большую компанию и оружие, от­прав­­ля­ясь в путешествие? Эти дей­ствия просто и ясно, согласно Гоббсу, сигнализи­руют нам о том, какой уро­вень недоверия присутствует между нами даже в го­су­дар­стве, а не только в естественном состоянии.

Одним словом, для Гоббса природа человека естественным образом подталки­вала его к войне, среди причин которой он выделял сопер­ничество, недоверие и жажду славы. Из этого следует, что «пока люди живут без общей власти, дер­жащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется вой­ной, и именно в состоянии войны всех против всех».

Фронтиспис к книге Томаса Гоббса «Левиафан». Гравюра Абрахама Босса. Лондон, 1651 год Christie’s

В этой войне ничто не может быть неспра­ведливым, не может быть никакой соб­ствен­ности, подмечает Гоббс, поскольку справед­ли­вость и собственность появляются лишь в обществе, где есть закон и власть, способ­ные их защитить. Война всех против всех, таким образом, происте­кает не столько из психологии чело­века, сколько из право­вого состояния общества до государства, в котором нет никаких прав, кроме одного — права всех на всё.

Из теории естественного состояния выраста­ет общественный договор — дого­вор людей о передаче власти единому суверену. Люди отказыва­ются от есте­ствен­ных прав ради мира в государстве.

10. «Я знаю, что ничего не знаю»

Автор 
Вероятно, авторство фразы принадле­жит Сократу — до нас она дошла записан­ной со слов Сократа его уче­ни­­ком Платоном и упрощен­ной Диогеном Лаэртским.

Как на самом деле звучит

«Я знаю, что ничего не знаю, но дру­гие не знают и этого» (пересказ Диогена Лаэрт­ского в «О жизни, учениях и изрече­ниях знаме­нитых философов»).

Контекст

«Уходя оттуда, я рассуждал сам с со­бою, что этого-то человека я мудрее, пото­му что мы с ним, пожалуй, оба ничего в совершен­стве не знаем, но он, не зная, думает, что что-то знает, а я коли уж не знаю, то и не ду­маю, что знаю. На та­­кую-то малость, думается мне, я буду мудрее, чем он, раз я, не зная чего-то, и не вообра­жаю, что знаю эту вещь. Оттуда я пошел к другому, из тех, которые кажутся мудрее, чем тот, и увидал то же самое; и с тех пор возненави­дели меня и сам он, и многие другие».  Апология Сократа // Творения Платона. В 2 т. Т. 2. М., 1903. Пер. М. Соловьёва,

Платон. «Апология Сократа» (390 год до н. э.)

Как принято понимать

Чаще всего эту фразу используют в юмори­стическом ключе. Или в под­держку мнения о том, что истины никто не может знать и что не знать ее не стыдно — и даже в оправ­дание незнания и глупости.

Что хотел сказать автор

Сократ при жизни не написал ни од­ного труда; все, что мы знаем о его жизни, выска­зываниях и идеях, дошло до нас благодаря Платону и другим авторам. Вопрос о том, насколько справедливо приписывать это высказывание Сокра­ту, стоит особенно остро в контексте того, что, во-первых, многие фило­софы писа­ли свои собственные труды в форме диалогов Сократа (естественно, разде­ляв­шего в них точку зрения автора) с оппонентами (естественно, про­игрывав­шими в споре). Во-вторых, даже в «Апологии Сократа», написан­ной его самым изве­стным уче­ником — Платоном, невозможно обнару­жить прямую цитату из речи Сократа.

Сократ перед судьями. Гравюра Эдмунда Джозефа Салливана. До 1933 года Art.com Inc.

Так или иначе, у Платона этот афо­ризм встречается в следующем контексте: Сократ произносит речь в собственную защиту на суде  Суд был устроен афинскими демокра­тами и завершился смертным приговором. и вспоминает эпизод из жизни, после которого его возненавидели многие государственные мужи и мудрецы. Ученик Сократа Херефонт однажды спросил у Дель­фийского ора­кула: есть ли человек мудрее Сократа? По словам прорицатель­ницы, такого человека не существовало. Ни в коем случае не ставя под сомнение слова пи­фии (не станут же боги, говорящие с людьми через пифию, лгать!), Сократ все же задумался об этом эпизоде: сам он не считал себя мудрейшим челове­ком в мире. Он ре­шил обратиться за помощью к изве­стному мудрецу, надеясь, что после разговора с ним сможет объявить оракулу, что тот что-то перепутал.

Однако, поговорив с этим мудрецом, Сократ понимает только одну вещь: этот мудрец думает, что он много знает, однако на самом деле его знание не много­го стоит. Сократ же не сомневается в том, что он очень мало знает об окружаю­щем его мире — но, по край­­­­ней мере, хоть в этом знании он не оши­­бается. Та­ким образом оказы­вается, что Сократ все-таки немного мудрее: он допу­скает на одну ошибку меньше. 

Далее Сократ (согласно Платону) про­дол­жает: «Оттуда [от первого муд­реца] я по­шел к другому, из тех, кото­рые кажутся мудрее, чем тот, и увидал то же самое; и с тех пор вознена­видели меня и сам он, и многие дру­гие». Таким обра­зом, цитата в перво­на­­чальном виде скорее подтверждает мудрость, а не глу­пость говорящего.  

20 мудрых цитат античных философов

Мы подобрали для Вас 20 мудрых цитат античных философов, каждая из которых – самая настоящая кладезь знаний:

1) Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого.
Сократ

2) Любовь — это теорема, которую необходимо каждый день доказывать.
Аристотель

3) Не пренебрегай врагами: они первыми замечают твои ошибки.
Антисфен

4) Первая чаша принадлежит жажде, вторая — веселью, третья — наслаждению, четвертая — безумию…
Анахарсис

5) Детей надо учить тому, что пригодится им, когда они вырастут.
Аристипп

6) Торжество над самим собой есть венец философии.
Диоген

7) Самая великая победа — победа над своим негативным мышлением.
Сократ

8) При философской дискуссии больше выигрывает побежденный — в том отношении, что он умножает знания.
Эпикур

9) Добродетель проявляется в поступках и не нуждается ни в обилии слов, ни в обилии знаний.
Антисфен

10) Твоё право – ругаться, моё право – не слушать.
Аристипп

11) Дружба — золотая середина между стремлением нравиться и хамством.
Аристотель

12) Если человек сам следит за своим здоровьем, то трудно найти врача, который знал бы лучше полезное для его здоровья, чем он сам.
Сократ

13) Ум заключается не только в знании, но и в умении прилагать знание на деле.
Аристотель

14) Однажды, даже получив пинок, Сократ и это стерпел, а когда кто-то подивился, он ответил: «Если бы меня лягнул осел, разве стал бы я подавать на него в суд?»
Сократ

15) Трудности похожи на собак: они кусают лишь тех, кто к ним не привык…
Антисфен

16) Лучшая доля не в том, чтобы воздерживаться от наслаждений, а в том, чтобы властвовать над ними, не подчиняясь им.
Аристипп

17) Почему отец любит сына сильнее, чем сын отца? Потому что сын — его создание. Все бывают благосклонны к тому, что они сами создали.
Аристотель

18) Быть ниже самого себя — невежественность, а быть выше самого себя не что иное, как мудрость.
Сократ

19) Кто боится других, тот раб, хотя он этого не замечает.
Антисфен

20) Два года человек учится говорить, а потом всю оставшуюся жизнь – молчать.
Аристотель

Афоризмы про философию и философов » Страница 4

Посмотрите на портреты всех великих философов и попробуйте после этого отрицать, что мышление старит! Все философии в конечном счете абсурдны, но некоторые абсурднее, чем другие. Само имя философии вызывает достаточно ненависти. Когда слушающий не понимает говорящего, а говорящий не знает, что он имеет в виду, – это философия. Философия имеет дело с проблемами двух видов: решаемыми, которые все тривиальны, и нетривиальными, которые все нерешаемы. На вечные вопросы обычно даются временные ответы. Философия: неразборчивые ответы на неразрешимые вопросы. Философия, собственно, не утверждает ничего, но утверждает это очень непонятными словами. Философия не дает бесценных результатов, но изучение философии дает бесценные результаты. В начале всякой философии лежит удивление, ее развитием является исследование, ее концом — незнание. В основании философии лежит предположение, что мир есть часть человека, а не человек часть мира. Объясняя мир, мы изменяем его. Философы подобны звездам, которые дают мало света потому, что находятся слишком высоко. Философия — это когда берешь нечто настолько простое, что об этом, кажется, не стоит и говорить, и приходишь к чему-то настолько парадоксальному, что в это просто невозможно поверить. Философ, который не участвует в дискуссиях, все равно что боксер, который не выходит на ринг. Философы — это люди, которые к ключам подбирают замки. Право же. какую можно высказать еще нелепость, которая бы уже не была высказана кем-нибудь из философов! «Философия была наука, а теперь дисциплина», — сказал моей дочери преподаватель марксизма. Слово «философ» у нас на Руси есть слово бранное и означает: «дурак».

Русские

Новые открытия в философии почти сплошь открытия новых заблуждений. Споры древних философов были постоянно мирны, а споры богословов были часто кровавы и всегда бурны. Обязанность философа заключается в поисках истины повсюду и насколько провидение это только позволяет человеческому разуму. Не удивление, а недоумение и печаль суть начало философии. Кто не видит суеты мира, тот суетен сам. Насмехаться над философией — это действительно философствовать. Что же такое философия сегодня, если не критическая работа мысли над самой собой?

Афоризмы про философию

Философы — это не мудрые люди.
Это смелые люди, которые не боятся заглядывать туда, куда другие боятся.

Сегодня философу — мало мыслить, чтоб существовать.

В философии ох как следует заботиться о словах именно для того, чтобы не было вечного спора о смысле.

Афоризм — это одним словом роман.

Человек подобен монете, на одной стороне которой вычеканено: «Менее, чем ничто», а на другой: «Все во всем». Поэтому все есть и материя и дух (воля и представление). Поэтому я всегда был и всегда буду, в то же время я так же недолговечен, как былинка. Поэтому подлинно существующее есть только материя, и в то же время только форма. Схоластическое выражение: forma dat esse rеi (форма дает вещи бытие) следует так изменить: геi dat forma essentiam, materia ехistentiam (форма дает вещи бытие, а материя существование). Поэтому, строго говоря, есть только идеи, и в то же время только индивидуумы (реализм и номинализм). Поэтому, наконец, и бог смерти 1аmа имеет два лица — одно грозное и свирепое, а другое кроткое и доброе. Впрочем, есть еще много других подобных противоречий, примирение которых может дать лишь истинная философия.

Если человек готов пожертвовать собой ради истины, то он настоящий философ. А если он готов пожертвовать истиной ради ближнего, то он настоящий мудрец.

Говоря о бытии, мы имеем в виду сущность и субстанцию вещей. Эта сущность в смысле индивидуальном противоположна абсолютному небытию; в смысле же всеобщем она является единым, совершенным и всеобъемлющим бытием, т.е. совокупностью материи всех множеств.

Всюду, где образовалось сильное общество, государство, религия, общественное мнение, всюду, где установилась тирания, она одинаково ненавидела философа, ибо философия открывает человеку убежище, куда не проникает никакая тирания, долину внутреннего мира, лабиринт сердца, и это раздражает тиранов.

Заниматься философией нужно до тех пор, пока не поймешь, что нет никакой разницы между вождем войск и погонщиком ослов.

Еще не было никогда философа, который мог бы терпеливо выдерживать зубную боль.

У философов всегда будет два мира, на которых они строят свои теории: мир их воображения, где все правдоподобно и все неправда, и мир природы, где все правда и все неправдоподобно.

Наука об исцелении души есть философия.

Философия одного столетия — это здравый смысл следующего века.

Неправ был древний философ, утверждавший, что разум — это возбужденное сердце. В жизни все наоборот: возбужденное сердце — это полное отсутствие разума.

Философия не создана для побед над массами. Чем глубже проникает ее мысль в тайники человека и мира, тем уединеннее и пустыннее становится ее дорога, тем более чужой чувствует она себя для обычного понимания вещей, в котором всегда живут массы.

Один факт оспаривает авторитет ста философов.

Немножко философии, немножко здоровья и немножко хорошего расположения духа достаточно, чтобы сделать нас счастливыми. Большинство же ищет счастье подобно рассеянному человеку, ищущему свою шляпу, которая у него на голове или которую он держит в руках.

Наука — это то, что Вы знаете, философия — то, чего не знаете.

Все философы — мудрецы в своих сентенциях и глупцы в своем поведении.

Слова, еще слова и только слова: это все, что нам оставили самые знаменитые философы шестидесяти поколений.

Не доказать никогда, что бытие существует.

Философия легко одерживает победы над бедствиями как прошлыми, так и будущими, но бедствия наличные побеждают ее.

Нет у человека иной причины философствовать, кроме стремления к блаженству.

Почти все древние философы утверждали, что нельзя ничего постигнуть, узнать, изучить, ибо чувства наши ограничены, разум слаб, а жизнь коротка.

Если рыба ищет, где глубже, а человек где лучше, то философа можно уподобить скорее рыбе, чем человеку.

Все философские категории — это весьма категоричные высказывания философов.

ФИЛОСОФИЯ — познание посредством понятий.

Парикмахер лучше видит, что у человека на голове, а философ – что у него в голове.

Трудно придумывать идеи и легко придумывать фразы; этим объясняется успех философов.

Философия есть у каждого, даже у того, кто не знает этого слова.

Мудрые высказывания о философии и философах, стр. 2.

Мудрые цитаты, афоризмы и высказывания про философию и философов, стр. 2.

Показано 19-36 из 61

Любовь к мудрости (наука о мудрости) называется философией.

Наука, Философия и Философы

Аристотель уже критиковал Платона а, скептики — их обоих, и так до наших дней каждый новый и нарождающийся мыслитель борется со своими предшественниками, уличает их в противоречиях и заблуждениях, хотя знает, что сам заранее обречен на такую же судьбу.

Презрение философов к богатству было вызвано их сокровенным желанием отомстить несправедливой судьбе за то, что она не наградила их по достоинствам жизненными благами; оно было тайным средством, спасающим от унижений бедности, и окольным путем к почету, обычно доставляемому богатством.

Сила природы — множество. Сила человека — единство природы: личность. Вот это и есть те два камня, на которых стоит философия природы и человека.

Я не могу представить себе философии, более пагубно отзывающейся на нравственности и независимости писателей, как та, которая учит кормиться на счет благоволения министров и знати. Никакая философия не может так верно превращать людей, предназначенных природою быть нашим благословением и украшением, в позор и чуму общества.

Пифагор первый, кто дал философии ее имя.

Имя, Философия и Философы

Новая философия — никогда не отдыхающая философия, никогда не достигающая цели, совершенства. Ее закон — прогресс. Местность, вчера не видная, сегодня — место ее действия, завтра будет ее исходным пунктом.

Мысли философа — как звезды, они не дают света, потому что слишком возвышенны.

Все элементы мироздания гармонично связаны между собой.

При философской дискуссии больше выигрывает побежденный — в том отношении, что он умножает знания.

Философия является медициной души.

Если под философией понимать поиски знания в его наиболее общей и наиболее широкой форме, то ее, очевидно, можно считать матерью всех научных исканий. Но верно и то, что различные отрасли наук и в свою очередь оказывают сильное влияние на тех ученых, которые ими занимаются, и, кроме того, сильно воздействуют на философское мышление каждого поколения.

Философия — мать всех наук.

Философы говорят много дурного о духовных лицах, духовные лица говорят много дурного о философах; но философы никогда не убивали духовных лиц, а духовенство убило немало философов.

Аристотель научил меня удовлетворять свой разум только тем, в чем убеждают меня рассуждения, а не только авторитет учителя.

Во все века естественная философия встречала докучливого и тягостного противника, а именно суеверие и слепое, неумеренное религиозное рвение.

Есть лишь один поистине серьезный философский вопрос — вопрос о самоубийстве. Решить, стоит ли жизнь труда быть прожитой или она того не стоит, — это значит ответить на основополагающий вопрос философии.

Диалектика не есть ни начало, ни конец; по существу своему она середина, — является путем.

Конец, Философия и Философы

Онтология: примеры и определение | Философские термины

I. Определение

Онтология — это исследование бытия. Он фокусируется на нескольких связанных вопросах:

  • Какие вещи существуют? (звездочки да, единороги нет, числа … да?)
  • К каким категориям они принадлежат? (числа — физические свойства или просто идеи?)
  • Существует ли объективная реальность?
  • Что означает глагол «быть»?

Некоторые из этих вопросов могут показаться до боли абстрактными и не очень полезными, но они были и всегда были чрезвычайно важны для некоторых философов, особенно для тех, кто верит в фундаментализм .Философы-фундаменталисты считают, что для того, чтобы прийти к истине, необходимо начать с самых фундаментальных вопросов — чтобы быть уверенным в основах философии — а затем продвигаться оттуда к более конкретным вопросам. Если вы верите в фундаментализм, то, наверное, самые важные вопросы — это онтологические вопросы!

Онтология также очень актуальна для религий и духовности. Независимо от того, что вы думаете о духовности, они имеют онтологическое измерение. Все следующие онтологические утверждения:

  • Все состоит из атомов и энергии
  • Все состоит из сознания
  • У вас есть душа
  • У вас есть разум

II.Онтология и метафизика

Онтология обычно считается подразделом метафизики. У метафизики много определений, но она означает что-то вроде «исследования фундаментальной природы реальности ». Ясно, что это тесно связано с онтологическими вопросами. Онтология и метафизика частично пересекаются с вопросами типа «что такое существование?» или «как все существует?»

Однако на практике мы можем сказать, что онтология задает вопросов, а метафизика задает вопросов.

Пример

Разницу между онтологией и метафизикой будет легче понять, если мы посмотрим на вымышленный мир. Возьмите фантастический мир, такой как J.R.R. Средиземье Толкина. Его онтология отличается от нашей, потому что в ней есть всевозможные вещи, такие как эльфы, орки и темные лорды, которых не существует в нашем мире. Но его метафизика отличается от метафизики , потому что она имеет принципиально иную природу, связанную с магией. В Средиземье не просто вещей, ; вещи играют по разным правилам .Онтология изучает вещи, а метафизика изучает правила.


III. Онтология и эпистемология

Онтологию и метафизику путают с эпистемологией, но эпистемологию легче отделить. Эпистемология — это исследование знаний , из которых мы узнаем то, что знаем. В то время как онтология и метафизика о реальности, эпистемология о том, как человеческое сознание может взаимодействовать с этой реальностью.

Онтология Метафизика Эпистемология

Существуют ли души? Подчиняются ли они физическим законам?

Есть ли Бог?

Какие физические законы должны соблюдаться, чтобы души существовали?

Какие правила, если таковые имеются, регулируют действия Бога?

Как мы можем узнать, существуют ли души?


Могут ли люди когда-либо узнать, существует ли Бог?

IV.Известные цитаты об онтологии

Цитата 1

«Помимо выдумки реальности, существует реальность вымысла». (Славой Жижек)

Славой Жижек — словенский философ, очень влиятельный в определенных философских кругах. (Хотя в других кругах его полностью отвергают; это для вас философия!) Его онтологию трудно описать в деталях, но для начала, как и многие философы, он видит глубокий разрыв между реальностью и языком.Язык разделяет мир на самые разные части и категории, но эти категории не более чем полезные вымыслы. художественных произведений , хотя и являются реальными историями о вымышленных категориях. Или, другими словами, все, что мы можем сказать о реальности, вымышлено, но язык сам по себе является реальностью.

Цитата 2

«У вас нет души. Ты душа. У тебя есть тело ». (Аноним)

Эта цитата, часто ошибочно приписываемая К.С. Льюис, вероятно, происходит из журнала Quaker 1890-х годов. Это аргумент в пользу очень специфической онтологической точки зрения: души существуют (явно онтологическое утверждение), но это не те вещи, которые вы можете иметь или собственными (онтологическое / метафизическое утверждение). С другой стороны, тела принадлежат к этой категории. Но сознание, читающее в настоящее время эти слова , есть душ.

V. История и важность онтологии

В определенном смысле онтология — одна из старейших форм философии.Обезьяна забирается на дерево в надежде найти дикий инжир; некоторые сказали бы, что поведение обезьяны наводит на онтологический вопрос: есть ли там фига? Это не слишком сложная или философская онтология, но это тот же самый общий вопрос.

Греческие философы были несколько одержимыми онтологами: в своем стремлении к полному познанию мира они имели тенденцию категоризировать вещи и спорить о том, какими должны быть категории и что к ним должно принадлежать.Например, Аристотель привел очень влиятельный аргумент о «Лестнице природы», которая помещала неживые существа внизу (например, камни и облака), затем переходила к растениям, затем к животным и, наконец, к людям. Это онтологическая теория природного мира , которая оказала огромное влияние на средневековую философию и имела далеко идущие последствия для моральной теории Аристотеля .

Подобная онтология практиковалась не только на Западе: арабские, индийские и китайские философы также изучали окружающий мир, выводили общие «правила» существования и пытались категоризировать вещи.Благодаря глобальным торговым сетям древнего и средневекового миров, все эти философы влияли друг на друга; Арабы спорили об Аристотеле, римляне спорили об индийских ведических традициях и так далее. Эти традиции онтологии никогда не были полностью отделены друг от друга.

Научная революция привела к глубокому изменению онтологии. Многие из первых ученых осознали, что единственный способ быть уверенным в том, что они открывают истину о природе, — это забыть обо всем (по крайней мере, занимаясь наукой), что не может быть проверено и доказано, включая сверхъестественные существа, божественные силы. , и души.Только физические законы, материя и энергия кажутся измеримыми и подчиняются надежным законам. Многие из них также имели религиозные убеждения, а некоторые из них даже проводили эксперименты, касающиеся сверхъестественного, но по большей части они обнаружили, что необходимо предположить, что существует только материальный мир, чтобы проводить разумные эксперименты и выводить законы. природы от них.

Эта научная онтология оказалась настолько успешной с точки зрения понимания природы и контроля над ней, что стала доминировать в нашем способе мышления обо всем, включая, для некоторых людей, религию.Например, в мире есть институты, которые стремятся «доказать» или «опровергнуть» существование Бога экспериментально. Но это кажется немного запутанным и наверняка удивило бы как верующих, так и ученых во время научной революции. Большинство из них сказали бы вам, что Бог, если он / она / она существует, не из тех вещей, которые можно доказать или опровергнуть экспериментально — что Бог принадлежит к иной онтологической категории , нежели наблюдаемые нами природные явления. в науке.

VI. Онтология в популярной культуре

Пример 1

В оригинальных фильмах «Звездные войны » Сила представлена ​​как полумистическая или магическая сила, «энергетическое поле, создаваемое всеми живыми существами», которое кажется выйти за рамки естественного закона, каким мы его знаем. Но в приквелах Сила представлена ​​в более научных терминах; мы узнаем, что в кровотоке человека живут крошечные микроорганизмы, называемые «мидихлорианами».Это имеет значение для онтологии вселенной «Звездных войн», потому что она добавляет новый тип существа, а также меняет метафизику, поскольку вселенная «Звездных войн» теперь играет по немного более знакомым, научным правилам.

Пример 2

Игра престолов — редкий пример фантастической истории с очень странной онтологией, но очень реалистичной метафизикой. По сюжету есть драконы, гиганты, зомби и множество других фантастических существ, которых нет в реальном мире.Однако все эти существа ведут себя по довольно знакомым законам, что придает сериалу более реалистичный вид. В определенные моменты шоу включает в себя магию, но это относительно редко и всегда кажется удивительным, потому что в остальном шоу гиперреалистично. Из-за относительного отсутствия магии можно сказать, что шоу имеет довольно реалистичную метафизику, несмотря на его фэнтезийную онтологию.

VII. Споры

Онтология: стоит ли нам вообще беспокоиться?

Многие студенты засыпают во время лекций по онтологии.Даже многие профессиональные философы не практикуют онтологию. Они утверждают, что «бытие» — это расплывчатая идея, может быть, просто языковой артефакт, и что нет смысла интенсивно анализировать его; глагол «быть» — это просто полезный инструмент, который люди развили, чтобы прожить свою повседневную жизнь. У него нет определенного значения, и поэтому онтология ищет то, чего там нет. Некоторые также утверждают, что философам бессмысленно пытаться выяснить, что существует во Вселенной, — что вместо этого мы должны предоставить это ученым.

Конечно, этот аргумент встречает жесткое сопротивление многих философов, считающих онтологию центральной; помните фундаменталистов из раздела 1? Они не согласятся с бессмысленностью онтологии. Более того, онтология и метафизика в последнее время приобрели некоторую новую энергию благодаря загадочным последствиям квантовой физики и науки о сознании, которые превращают многих ученых в философов, и наоборот.

.

Сборник философских концепций и методов Джулиана Баггини

The Philosopher’s Toolkit представляет собой подходящее испытание для сбора, как следует из названия, всех инструментов, которые могут пригодиться новичку в философии или даже мастеру. Автор Джулиан Баггини в 2003 году кратко, но емко затронул многие философские определения и проблемы, заставив задуматься. Книга разделена на семь разделов, по одному на каждый набор инструментов; от самого основания того, как построить достойный, надежный аргумент, до того, как выявлять логические заблуждения и делать выводы об их сильных и слабых сторонах, как оценивать определенные идеи или аргументы и какие некоторые из основных принципов философии — например, реализм , эпистемология, идентичность и скептицизм — суть.

Одна хорошая вещь о том, как книга течет, — это рекомендуемые чтения после почти каждой упомянутой техники; каждый знает, что он / она читает достойное, когда автор связывает ключевые идеи друг с другом, например, после краткого объяснения того, что может содержать проблема альтернативных объяснений, он дал ссылку на подраздел «похищение», который также называется « аргумент в пользу лучшего объяснения ». чтобы иметь в виду четыре фактора, которые мы выбираем: простота, согласованность, тестируемость и полнота охвата.Какой бы краткой ни казалась книга, она все же позволяет гораздо легче погрузиться в глубину проблемы. Еще одна вещь, на которую следует обратить внимание при чтении книги, — это то, что авторская манера письма является ярким примером профессионального использования инструментов. Например, одна часть, которая действительно говорила мне, — это теория ошибок; Баггини утверждает: «Если мы обнаружим, что наши убеждения опрокидываются слишком быстро и легко, мы действительно можем начать с подозрением относиться к нашей способности сформировать любую надежную позицию. Ибо пока накапливаются свидетельства в пользу новой точки зрения, возникает совершенно другой вопрос: «; Теперь, пройдя следующие параграфы, можно увидеть применение этого инструмента на большинстве представленных им примеров; он стремится показать читателю, как строятся столпы хорошего философского труда.Кроме того, с помощью этой книги можно было понять некоторые гораздо более сложные термины и их силу, двусмысленность против неясности, несогласованность против путаницы и субъективность против объективности, только она относительно краткая, потребуются дополнительные ресурсы для полностью понять всю концепцию.

Прочитав «Кант однажды написал, что нужно всегда относиться к людям как к цели, а не как к средствам». (Баггини, 2003, с.95), я, как читатель, размышлял о том, как реальность полностью нарушает это правило почти в каждом простом случае.Это идеально, но никогда не применяется на практике, по крайней мере, для скромных глаз читателя; И вот он, автор, читает мои мысли и представляет то же самое через проблему тележки и то, как консеквенциалисты рассматривают ее в отличие от деонтологов. Беспристрастная точка зрения Баггини сделала его безупречным автором и облегчила читателю сосредоточиться на приобретении инструментов, к которым они стремятся. Баггини продемонстрировал понимание эффективных техник манипуляции, но он просто решил положить их все на стол и никого не скрывать.Эту истину можно заметить, осознав, что он атеист, но ни одно из его заявлений по религиозным вопросам не содержало заблуждения ad hominum и не выражало никакого унижения какой-либо стороне. Ясно, что он в основном полагался на логотип и избегал его заблуждений, и это в принципе его не подвело. Яркие примеры Баггини — одна из вещей, которые меня больше взволновали в этой книге; показывая, как можно упасть, построив башню концептуальной бессвязности, он упомянул: «Знание того, как ведет себя Железо, когда его оставляют в условиях, оптимальных для его непрерывного, неизменного существования, дает лишь частичное представление о его природе.«, Это говорило мне по-настоящему поэтично; вы никогда не сможете понять самого себя, если вы никогда не столкнетесь с разными средами, вы никогда не сможете понять человеческую природу в отношении того, насколько она податлива и открыта для изменений, и в какой степени она сохраняет свою оригинальность, не проходя через многочисленные эксперименты и ситуации. Баггини безупречно показал, через что проходят философы, чтобы понять, проанализировать и определить, какие вопросы применимы и значимы, а какие — просто пустая трата времени.

Это книга, которая определенно послужит двигателем для критического и творческого мышления; плодородная земля, чтобы начать поиски того, что правда, что правильно и что разумно. Это делает философию более доступной и дружелюбной. Если бы я порекомендовал эту книгу, я бы сделал это полностью, несмотря на ее краткость и компактность; это из-за полезных ссылок и рекомендаций в конце каждого подраздела. Автор продемонстрировал доскональное знание основ, и поэтому, можно подумать, он не подведет ни в одной из своих книг.

.

Аристотель: идеи, цитаты и биография

I. Введение

Аристотель, возможно, был самым влиятельным ученым и философом в западном мире до Исаака Ньютона — примерно на протяжении 2000 лет — эмпирические наблюдения и тщательный анализ Аристотеля моделировали научный метод для всех последующих ученых. Более того, его наблюдения, например, в биологии, были настолько обширными, что некоторые из них, такие как репродуктивная рука осьминога, не были повторно подтверждены наукой до 19 -го века.

Работы Аристотеля составляют основу:

  • Литературный анализ
  • Политическая философия
  • Этика, эстетика
  • Метеорология
  • Ботаническая и биологическая классификация

Он также внес вклад в математику, астрономию, теорию музыки, метафизику и лингвистику ; фактически, он был первым, кто признал и назвал большинство этих дисциплин как отдельные области знания. И какую бы тему он ни брался, он трансформировался.

Аристотель был известен в средневековой Европе как «Философ», а древние мусульманские ученые как «Первый учитель» — что примечательно, учитывая, что он открыто верил в древнегреческих богов, которые могли сделать его еретиком как в исламе, так и в исламе. Римско-католические глаза. Но его мысли были настолько влиятельными, что его постоянно признавали первым авторитетом в вопросах философии и науки, по крайней мере, до эпохи Возрождения.

Фактически, только в двадцатом веке его система логики была полностью заменена; достижения Просвещения и эпохи разума воплотили идеи Аристотеля о логике, не противореча им.И во многих областях мысли, таких как литературная, этическая и политическая теория, эстетика и метафизика, ученые до сих пор изучают, дискутируют и извлекают уроки из его идей.

II. Краткая биография

Аристотель (384-322 до н.э.) родился в Стагире, Халкидики, на северном побережье Древней Греции. Мать Аристотеля и его отец Никомах, личный врач царя Македонии, умерли в юности Аристотеля, большую часть которой он провел при дворе Македонии.Его зять Проксен стал его опекуном.

Примерно в возрасте 18 лет Проксен отправил Аристотеля учиться в Афины в Академию Платона, ведущее учебное заведение того времени. Аристотель проучился там двадцать лет. Смерть Платона в 347 году стала поворотным моментом для Аристотеля, который был таким ведущим учеником в академии, что он, вероятно, взял бы на себя ее руководство, если бы не то, что он давно не соглашался с теорией форм Платона; Аристотель думал, что сущность вещей заключается в их наблюдаемых частностях, а не в абстракциях.

После смерти Платона Аристотель несколько лет посвятил себя эмпирическим наблюдениям. Он путешествовал по Малой Азии (недалеко от Турции) и ко двору своего друга Гермия, и подробно наблюдал за растениями и животными в этом регионе, особенно на побережье острова Лесбос, где он встретил свою первую жену, Пифию, племянницу Эрмия. от которой у него была дочь, также по имени Пифия.

В 343 году король Македонский Филипп попросил Аристотеля наставить 13-летнего мальчика, который впоследствии стал Александром Великим, одним из самых успешных завоевателей в истории.Аристотель делал это, будучи главой королевской академии Македонии, пока Александр не стал королем. В 335 году Аристотель вернулся в Афины и основал там свою школу — лицей.

В лицее Аристотель написал много своих знаменитых произведений. Он и его последователи получили прозвище «перипатетики», что означает «те, кто ходит» из-за привычки Аристотеля ходить, разговаривая со своими учениками. Также в это время умер Пифий, и Аристотель женился на женщине, Герпиллисе, из своего родного города, которая, как полагают, ранее была его рабом, которого он освободил (есть некоторые споры о точной природе их ранних отношений).У них был сын по имени Никомах в честь отца Аристотеля.

Ближе к концу своей жизни Аристотель и Александр стали отчужденными друг от друга из-за политики Александра в Персии. Затем, когда Александр умер, антимакедонские настроения в Афинах обернулись против Аристотеля, и в конце концов он сбежал в поместье своей матери на севере, где умер естественной смертью в следующем году.


III. Работы Аристотеля

Из 200 письменных работ, приписываемых Аристотелю, выживает только 31, и ни одно из них не выглядит столь безупречно, как его древняя репутация.Цицерон, римский политический деятель и писатель, считающийся величайшим стилистом латинской прозы, описал произведения Аристотеля как «золотую реку» в отличие от «серебра» Платона. Но работы Аристотеля, которые у нас есть, хотя и убедительны по своей мысли, не заслужили бы такой похвалы за стиль; они выглядят как конспекты лекций, черновики и другие документы, предназначенные только для «внутреннего» использования (в лицее).

Работы Аристотеля разделены на группы, отражающие собственное разделение науки Аристотелем на теорию, практику, производство и его логические основы:

Органон («инструменты»): работы в основном о логике, рациональном аргументе и научном методе. в частности, Analytics , Categories и Sophistical Refutations , названия которых точно описывают их темы.

Теоретические науки : Помимо самых известных книг, Физика и Метафизика , эта группа включает его работы по биологии, метеорологии, астрономии и психологии.

Практические науки : Включает книгу Политика и три книги по этике, центральной теме политической философии Аристотеля.

Производственные науки: Поэтика , и риторика , обе связаны с тем, что мы теперь называем «языковыми искусствами».”


IV. Идеи Аристотеля

Научный метод: Аристотель радикально отошел от теории «форм» своего учителя Платона — абстрактных сущностей наблюдаемых явлений, которые Платон считал реальными и источником всех наблюдаемых явлений. Аристотель, напротив, считал, что сущности вещей являются их наблюдаемыми формами и что эмпирическое наблюдение — лучший путь к истине; он верил в правдивость человеческого восприятия и не видел необходимости в привычном скептицизме.В дополнение к таким наблюдениям Аристотель также считал важным учитывать мнение экспертов — и даже общественное мнение — в философии; он не утверждал, что мы должны соглашаться с этими мнениями, но он принял их как важные данные; он часто утверждал, что популярные, даже наивные, идеи указывают на важные открытия и требуют учета.

В логике Аристотель наиболее известен своим систематическим подходом к силлогистическому мышлению как к сердцу дедукции. Силлогизм — это последовательность утверждений, включающая как минимум две посылки и заключение, например:

Предпосылка 1: Все люди смертны

Предпосылка 2: Сократ — человек

Заключение: Сократ смертен

Аристотель был далек от первый человек, который хорошо рассуждал, но он описал законы, управляющие здравым рассуждением, более ясно и подробно, чем когда-либо до него.Его вклады включали тщательный анализ всех наиболее фундаментальных элементов логического мышления, таких как «включение» и «исключение» — основы теории категорий — и различные мета-теоремы о логике, такие как «закон исключенного среднего». »- что сводится к закону, согласно которому утверждения должны быть либо истинными, либо ложными, но не обоими одновременно (что больше не считается истинным для всех форм логики).

В области естественных наук Аристотель классифицировал более 500 видов птиц, животных и рыб на основе их анатомии и поведения.Эти классификации укладываются в более крупную схему, частью которой считалось, что человек продвигается от неживой материи через растения и животных к человеческому уровню, уникально характеризуемому способностью рассуждать.

Аристотель видел психологию как естественную науку — еще один аспект живой материи. Он постулировал существование трех душ, растительной, животной и человеческой, которые были совокупными; то есть у людей есть все три, а у животных — первые два. Растительная душа обладает только способностью питать и поддерживать свою жизнь, животная душа также обладает способностями чувствовать, воспринимать и двигаться — а человеческая душа — разумом.В своей книге « De Anima » «Души» Аристотель обсуждает пять чувств, память, сны и воображение.

Возможно, потому, что Аристотель ошибался в большей части своих теоретических работ , его Политика и Этика (три книги по этике) остаются среди его наиболее актуальных и до сих пор изучаемых работ. Они вращаются вокруг идеи, что цель политики — создать условия, при которых люди могут достичь максимального счастья, реализовав свой природный потенциал, — условие, которое он назвал eudaimonia .Когда Аристотель подошел к этим вопросам с научной точки зрения, его больше интересовало описание человеческой природы, чем определение системы моральных законов.

Его анализ человеческих добродетелей как форм умеренности является одним из самых известных разделов его Никомаховой этики . Аристотель утверждает, что все добродетели, такие как воздержание, отвага и скромность, проходят средний путь между двумя пороками — пороком избытка и пороком недостатка; так, например, он утверждает, что мужество — это нечто среднее между трусостью и опрометчивостью.Этот подробный анализ человеческих добродетелей является одним из его самых ясных и наиболее актуальных произведений.

Наиболее общие идеи Аристотеля о политике, такие как продолжение этики, все еще часто обсуждаются, хотя его более конкретные идеи были слишком ограничены его культурным происхождением, чтобы иметь вес сегодня; например, он верил, что рабство было частью естественного порядка и что только богатые и образованные должны работать в правительстве. Он также поддерживал государственное образование, демократию и свободу вероисповедания.

Последняя область его работы — Поэтика и Риторика — представила множество идей о письме, убеждении, драме и эстетике, которые мы все еще изучаем сегодня. Поэтика фокусируется на драматической трагедии с такими идеями, как катарсис . Риторика остается самым влиятельным в истории обсуждением методов убеждения.

V. Споры

Из-за статуса и древности Аристотеля «разногласия» по поводу его работ в основном касаются вопроса о том, что он имел в виду .

Один из этих споров касается его теории восприятия; Аристотель верил в присущую нашему сенсорному восприятию точность в передаче нам реальных свойств наблюдаемых вещей. Он утверждал, что наши органы чувств работают, «демонстрируя» регистрируемые ими свойства, но что он имел в виду под этим, все еще обсуждается. Согласно буквальной интерпретации, он считал, что наши органы чувств буквально приобретают такие свойства, что, например, когда глаз воспринимает красный цвет, студенистый материал глаза действительно становится красным.Альтернативная, интенционалистская интерпретация утверждает, что он имел в виду только то, что органы чувств кодируют или представляют свои объекты в некотором смысле.

Другой спор об Аристотеле касается его идеи «естественного рабства»; он утверждал, что некоторые люди являются рабами по своей природе, и этот аргумент, к сожалению, использовался для доказательства правомерности рабства некоторыми, например, испанским теологом XVI -го -го века Сепульведой. Другие, пытаясь реабилитировать Аристотеля, утверждают, что он считал, что природа людей может измениться через образование и привычки, и что поэтому он не обязательно считал рабство постоянным условием.Этому противоречию, конечно же, мешает тот факт, что вторая жена Аристотеля была рабыней, и точно не известно, хотя часто предполагается, что Аристотель освободил ее.

VI. Влияния

Аристотель находился под влиянием многих великих греческих философов, предшествовавших ему, в том числе Сократа, Платона, Гераклита, Демокрита, Гиппократа, Эмпедокла, Эпикура, Парменида и Анаксимандра.

Хотя Аристотель отверг метафизику своего учителя Платона в отношении теории «форм», он явно многим обязан Платону, который заложил основу для теорий политики и этики Аристотеля, будучи первым, кто четко связал эти предметы между собой. в республике .Теория телеологии Аристотеля, занимающая центральное место в его философии, также уходит корнями в платоновский «Федон » .

Аристотель также находился под влиянием милетских философов, таких как Анаксимандр, которые продвигали материалистическое мировоззрение, поощряя преданность Аристотеля эмпирическим наблюдениям.

В целом мысль Аристотеля прочно уходит корнями в предшествовавшую ему греческую традицию с ее акцентом на разуме, физике, математике, риторике и воспитании личных добродетелей.Он был продуктом культуры, которая больше всего ценила демократию и дебаты до современности.

VII. Цитаты

Цитата № 1: «Признак образованного ума — иметь возможность принимать мысли, не принимая их».

Эта цитата отражает мысль Аристотеля о природе интеллекта и исследовательском духе, которыми славятся греческие философы. Эта цитата дает ценный взгляд на работу Аристотеля, которая в значительной степени состоит из классификаций, определений и авторитетных аргументов.Аристотеля не считают «скептиком», потому что он считал, что наблюдение и разум могут дать истину. Но эта цитата напоминает нам, что подход Аристотеля к знанию и истине основывался на признании того, что мы часто не знаем, что правда, а что ложь, поэтому мы занимаемся философскими и научными исследованиями.

Цитата № 2: «Мы то, что мы постоянно делаем. Таким образом, совершенство — это не действие, а привычка ».

Эта мощная идея была центральным элементом аргументов Аристотеля в «Никомаховой этике » , где он обсуждает человеческие добродетели и способы их развития.«Совершенство» — это воплощение добродетелей, качеств действия и разума, которые направлены на «высшее благо» в любой сфере жизни, включая не только этическое благо, но также «добро», как в словах «квалифицированный» или «эффективный». Аристотель утверждал, что мы воплощаем такие добродетели только тогда, когда автоматически привлекаемся к добродетельному выбору и автоматически проявляем превосходные навыки. И хорошо это или плохо, но характер формируется привычкой.

Цитата № 3 : «Я считаю того, кто преодолевает свои желания, храбрее того, кто побеждает своих врагов; ибо самая трудная победа над собой.

Это утверждение можно рассматривать как следствие утверждения из цитаты №2 и идеи, которую, возможно, чаще всего усваивают через стремление к совершенству. Таким образом, эта цитата подчеркивает как зрелость Аристотеля — он, должно быть, усвоил этот урок для себя, — так и его интерес к самосовершенствованию. Обсуждения Аристотеля о добродетели в Этике подразумевают, что самосовершенствование требует длительного самоанализа и сопротивления укоренившимся образцам поведения. Нам не сообщается, победил ли Аристотель себя, но его поразительная продуктивность предполагает, что он добился определенного успеха.

VIII. Поп-культура

Пример №1: Аристотель определил сюжет популярной художественной литературы в том виде, в каком мы ее знаем. Именно Аристотель первым описал трехактную структуру драмы, которую мы видим почти во всех популярных фильмах и на телевидении. Ожидается, что драмы будут иметь начало, середину и конец, с экспозицией, конфликтом и развязкой. Аристотель также писал, что именно сюжет , в частности, выполняет цель трагической драмы, а не характер или другие элементы.Эта идея, кажется, с тех пор господствует в драме; Хотя некоторые писатели экспериментировали с другими типами драмы, анализ Аристотеля, кажется, стал первым законом сценария.

Пример № 2 : Аристотель появлялся как персонаж во многих фильмах об Александре Великом, а также как персонаж в образовательных, а иногда и в комедийных программах. Он упоминается в нескольких набросках Монти Пайтона, и в этот момент из The Simpsons :

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *