Все мы смертны мастер и маргарита: Михаил Булгаков Мастер и Маргарита

Содержание

Михаил Булгаков Мастер и Маргарита

Михаил Булгаков Мастер и Маргарита

Москва 1984

 Текст печатается в последней прижизненной редакции (рукописи хранятся в рукописном отделе Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина), а также с исправлениями и дополнениями, сделанными под диктовку писателя его женой, Е. С. Булгаковой.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

…Так кто ж ты, наконец?

– Я – часть той силы,

что вечно хочет

зла и вечно совершает благо.

Гете. «Фауст»


Глава 1. Никогда не разговаривайте с неизвестными

 Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина. Первый из них, одетый в летнюю серенькую пару, был маленького роста, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нес в руке, а на хорошо выбритом лице его помещались сверхъестественных размеров очки в черной роговой оправе.

Второй – плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке – был в ковбойке, жеваных белых брюках и в черных тапочках.

Первый был не кто иной, как Михаил Александрович Берлиоз, председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращенно именуемой МАССОЛИТ, и редактор толстого художественного журнала, а молодой спутник его – поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный.

Попав в тень чуть зеленеющих лип, писатели первым долгом бросились к пестро раскрашенной будочке с надписью «Пиво и воды».

Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, – никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.

– Дайте нарзану, – попросил Берлиоз.

– Нарзану нету, – ответила женщина в будочке и почему-то обиделась.

– Пиво есть? – сиплым голосом осведомился Бездомный.

– Пиво привезут к вечеру, – ответила женщина.

– А что есть? – спросил Берлиоз.

– Абрикосовая, только теплая, – сказала женщина.

– Ну, давайте, давайте, давайте!..

Абрикосовая дала обильную желтую пену, и в воздухе запахло парикмахерской. Напившись, литераторы немедленно начали икать, расплатились и уселись на скамейке лицом к пруду и спиной к Бронной.

Тут приключилась вторая странность, касающаяся одного Берлиоза. Он внезапно перестал икать, сердце его стукнуло и на мгновенье куда-то провалилось, потом вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нем. Кроме того, Берлиоза охватил необоснованный, но столь сильный страх, что ему захотелось тотчас же бежать с Патриарших без оглядки. Берлиоз тоскливо оглянулся, не понимая, что его напугало. Он побледнел, вытер лоб платком, подумал: «Что это со мной? Этого никогда не было.

.. сердце шалит… я переутомился. Пожалуй, пора бросить все к черту и в Кисловодск…»

И тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный же пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая.

Жизнь Берлиоза складывалась так, что к необыкновенным явлениям он не привык. Еще более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: «Этого не может быть!..»

Но это, увы, было, и длинный, сквозь которого видно, гражданин, не касаясь земли, качался перед ним и влево и вправо.

Тут ужас до того овладел Берлиозом, что он закрыл глаза. А когда он их открыл, увидел, что все кончилось, марево растворилось, клетчатый исчез, а заодно и тупая игла выскочила из сердца.

– Фу ты черт! – воскликнул редактор, – ты знаешь, Иван, у меня сейчас едва удар от жары не сделался! Даже что-то вроде галлюцинации было, – он попытался усмехнуться, но в глазах его еще прыгала тревога, и руки дрожали.

Однако постепенно он успокоился, обмахнулся платком и, произнеся довольно бодро: «Ну-с, итак…» – повел речь, прерванную питьем абрикосовой.

Речь эта, как впоследствии узнали, шла об Иисусе Христе. Дело в том, что редактор заказал поэту для очередной книжки журнала большую антирелигиозную поэму. Эту поэму Иван Николаевич сочинил, и в очень короткий срок, но, к сожалению, ею редактора нисколько не удовлетворил. Очертил Бездомный главное действующее лицо своей поэмы, то есть Иисуса, очень черными красками, и тем не менее всю поэму приходилось, по мнению редактора, писать заново. И вот теперь редактор читал поэту нечто вроде лекции об Иисусе, с тем чтобы подчеркнуть основную ошибку поэта. Трудно сказать, что именно подвело Ивана Николаевича – изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он собирался писать, – но Иисус в его изображении получился ну совершенно как живой, хотя и не привлекающий к себе персонаж. Берлиоз же хотел доказать поэту, что главное не в том, каков был Иисус, плох ли, хорош ли, а в том, что Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нем – простые выдумки, самый обыкновенный миф.

Надо заметить, что редактор был человеком начитанным и очень умело указывал в своей речи на древних историков, например, на знаменитого Филона Александрийского, на блестяще образованного Иосифа Флавия, никогда ни словом не упоминавших о существовании Иисуса. Обнаруживая солидную эрудицию, Михаил Александрович сообщил поэту, между прочим, и о том, что то место в 15-й книге, в главе 44-й знаменитых Тацитовых «Анналов», где говорится о казни Иисуса, – есть не что иное, как позднейшая поддельная вставка.

Поэт, для которого все, сообщаемое редактором, являлось новостью, внимательно слушал Михаила Александровича, уставив на него свои бойкие зеленые глаза, и лишь изредка икал, шепотом ругая абрикосовую воду.

– Нет ни одной восточной религии, – говорил Берлиоз, – в которой, как правило непорочная дева не произвела бы на свет бога. И христиане, не выдумав ничего нового, точно так же создали своего Иисуса, которого на самом деле никогда не было в живых. Вот на это-то и нужно сделать главный упор.

..

Высокий тенор Берлиоза разносился в пустынной аллее, и по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, – поэт узнавал все больше и больше интересного и полезного и про египетского Озириса, благостного бога и сына Неба и Земли, и про финикийского бога Фаммуза, и про Мардука, и даже про менее известного грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике.

И вот как раз в то время, когда Михаил Александрович рассказывал поэту о том, как ацтеки лепили из теста фигурку Вицлипуцли, в аллее показался первый человек.

Впоследствии, когда, откровенно говоря, было уже поздно, разные учреждения представили свои сводки с описанием этого человека. Сличение их не может не вызвать изумления. Так, в первой из них сказано, что человек этот был маленького роста, зубы имел золотые и хромал на правую ногу. Во второй – что человек был росту громадного, коронки имел платиновые, хромал на левую ногу. Третья лаконически сообщает, что особых примет у человека не было.

Приходится признать, что ни одна из этих сводок никуда не годится.

Раньше всего: ни на какую ногу описываемый не хромал, и росту был не маленького и не громадного, а просто высокого. Что касается зубов, то с левой стороны у него были платиновые коронки, а с правой – золотые. Он был в дорогом сером костюме, в заграничных, в цвет костюма, туфлях. Серый берет он лихо заломил на ухо, под мышкой нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя. По виду – лет сорока с лишним. Рот какой-то кривой. Выбрит гладко. Брюнет. Правый глаз черный, левый почему-то зеленый. Брови черные, но одна выше другой. Словом – иностранец.

Пройдя мимо скамьи, на которой помещались редактор и поэт, иностранец покосился на них, остановился и вдруг уселся на соседней скамейке, в двух шагах от приятелей.

«Немец», – подумал Берлиоз.

«Англичанин, – подумал Бездомный, – ишь, и не жарко ему в перчатках».

А иностранец окинул взглядом высокие дома, квадратом окаймлявшие пруд, причем заметно стало, что видит это место он впервые и что оно его заинтересовало.

Он остановил свой взор на верхних этажах, ослепительно отражающих в стеклах изломанное и навсегда уходящее от Михаила Александровича солнце, затем перевел его вниз, где стекла начали предвечерне темнеть, чему-то снисходительно усмехнулся, прищурился, руки положил на набалдашник, а подбородок на руки.

– Ты, Иван, – говорил Берлиоз, – очень хорошо и сатирически изобразил, например, рождение Иисуса, сына божия, но соль-то в том, что еще до Иисуса родился еще ряд сынов божиих, как, скажем, фригийский Аттис, коротко же говоря, ни один из них не рождался и никого не было, в том числе и Иисуса, и необходимо, чтобы ты, вместо рождения и, скажем, прихода волхвов, описал нелепые слухи об этом рождении… А то выходит по твоему рассказу, что он действительно родился!..

Тут Бездомный сделал попытку прекратить замучившую его икоту, задержав дыхание, отчего икнул мучительнее и громче, и в этот же момент Берлиоз прервал свою речь, потому что иностранец вдруг поднялся и направился к писателям.

Те поглядели на него удивленно.

– Извините меня, пожалуйста, – заговорил подошедший с иностранным акцентом, но не коверкая слов, – что я, не будучи знаком, позволяю себе… но предмет вашей ученой беседы настолько интересен, что…

Тут он вежливо снял берет, и друзьям ничего не оставалось, как приподняться и раскланяться.

«Нет, скорее француз…» – подумал Берлиоз.

«Поляк?..» – подумал Бездомный.

Необходимо добавить, что на поэта иностранец с первых же слов произвел отвратительное впечатление, а Берлиозу скорее понравился, то есть не то чтобы понравился, а… как бы выразиться… заинтересовал, что ли.

– Разрешите мне присесть? – вежливо попросил иностранец, и приятели как-то невольно раздвинулись; иностранец ловко уселся между ними и тотчас вступил в разговор.

– Если я не ослышался, вы изволили говорить, что Иисуса не было на свете? – спросил иностранец, обращая к Берлиозу свой левый зеленый глаз.

– Нет, вы не ослышались, – учтиво ответил Берлиоз, – именно это я и говорил.

– Ах, как интересно! – воскликнул иностранец.

«А какого черта ему надо?» – подумал Бездомный и нахмурился.

– А вы соглашались с вашим собеседником? – осведомился неизвестный, повернувшись вправо к Бездомному.

– На все сто! – подтвердил тот, любя выражаться вычурно и фигурально.

– Изумительно! – воскликнул непрошеный собеседник и, почему-то воровски оглянувшись и приглушив свой низкий голос, сказал: – Простите мою навязчивость, но я так понял, что вы, помимо всего прочего, еще и не верите в бога? – он сделал испуганные глаза и прибавил: – Клянусь, я никому не скажу.

– Да, мы не верим в бога, – чуть улыбнувшись испугу интуриста, ответил Берлиоз. – Но об этом можно говорить совершенно свободно.

Иностранец откинулся на спинку скамейки и спросил, даже привизгнув от любопытства:

– Вы – атеисты?!

– Да, мы – атеисты, – улыбаясь, ответил Берлиоз, а Бездомный подумал, рассердившись: «Вот прицепился, заграничный гусь!»

– Ох, какая прелесть! – вскричал удивительный иностранец и завертел головой, глядя то на одного, то на другого литератора.

– В нашей стране атеизм никого не удивляет, – дипломатически вежливо сказал Берлиоз, – большинство нашего населения сознательно и давно перестало верить сказкам о боге.

Тут иностранец отколол такую штуку: встал и пожал изумленному редактору руку, произнеся при этом слова:

– Позвольте вас поблагодарить от всей души!

– За что это вы его благодарите? – заморгав, осведомился Бездомный.

– За очень важное сведение, которое мне, как путешественнику, чрезвычайно интересно, – многозначительно подняв палец, пояснил заграничный чудак.

Важное сведение, по-видимому, действительно произвело на путешественника сильное впечатление, потому что он испуганно обвел глазами дома, как бы опасаясь в каждом окне увидеть по атеисту.

«Нет, он не англичанин…» – подумал Берлиоз, а Бездомный подумал: «Где это он так наловчился говорить по-русски, вот что интересно!» – и опять нахмурился.

– Но, позвольте вас спросить, – после тревожного раздумья спросил заграничный гость, – как же быть с доказательствами бытия божия, коих, как известно, существует ровно пять?

– Увы! – с сожалением ответил Берлиоз, – ни одно из этих доказательств ничего не стоит, и человечество давно сдало их в архив. Ведь согласитесь, что в области разума никакого доказательства существования бога быть не может.

– Браво! – вскричал иностранец, – браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила по этому поводу. Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство!

– Доказательство Канта, – тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, – также неубедительно. И недаром Шиллер говорил, что кантовские рассуждения по этому вопросу могут удовлетворить только рабов, а Штраус просто смеялся над этим доказательством.

Берлиоз говорил, а сам в это время думал: «Но, все-таки, кто же он такой? И почему так хорошо говорит по-русски?»

– Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки! – совершенно неожиданно бухнул Иван Николаевич.

– Иван! – сконфузившись, шепнул Берлиоз.

Но предложение отправить Канта в Соловки не только не поразило иностранца, но даже привело в восторг.

– Именно, именно, – закричал он, и левый зеленый глаз его, обращенный к Берлиозу, засверкал, – ему там самое место! Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут».

Берлиоз выпучил глаза. «За завтраком… Канту?.. Что это он плетет?» – подумал он.

– Но, – продолжал иноземец, не смущаясь изумлением Берлиоза и обращаясь к поэту, – отправить его в Соловки невозможно по той причине, что он уже с лишком сто лет пребывает в местах значительно более отдаленных, чем Соловки, и извлечь его оттуда никоим образом нельзя, уверяю вас!

– А жаль! – отозвался задира-поэт.

– И мне жаль! – подтвердил неизвестный, сверкая глазом, и продолжал: – Но вот какой вопрос меня беспокоит: ежели бога нет, то, спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?

– Сам человек и управляет, – поспешил сердито ответить Бездомный на этот, признаться, не очень ясный вопрос.

– Виноват, – мягко отозвался неизвестный, – для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок. Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день? И, в самом деле, – тут неизвестный повернулся к Берлиозу, – вообразите, что вы, например, начнете управлять, распоряжаться и другими и собою, вообще, так сказать, входить во вкус, и вдруг у вас… кхе… кхе… саркома легкого… – тут иностранец сладко усмехнулся, как будто мысль о саркоме легкого доставила ему удовольствие, – да, саркома, – жмурясь, как кот, повторил он звучное слово, – и вот ваше управление закончилось! Ничья судьба, кроме своей собственной, вас более не интересует. Родные вам начинают лгать, вы, чуя неладное, бросаетесь к ученым врачам, затем к шарлатанам, а бывает, и к гадалкам. Как первое и второе, так и третье – совершенно бессмысленно, вы сами понимаете. И все это кончается трагически: тот, кто еще недавно полагал, что он чем-то управляет, оказывается вдруг лежащим неподвижно в деревянном ящике, и окружающие, понимая, что толку от лежащего нет более никакого, сжигают его в печи. А бывает и еще хуже: только что человек соберется съездить в Кисловодск, – тут иностранец прищурился на Берлиоза, – пустяковое, казалось бы, дело, но и этого совершить не может, потому что неизвестно почему вдруг возьмет – поскользнется и попадет под трамвай! Неужели вы скажете, что это он сам собою управил так? Не правильнее ли думать, что управился с ним кто-то совсем другой? – и здесь незнакомец рассмеялся странным смешком.

Берлиоз с великим вниманием слушал неприятный рассказ про саркому и трамвай, и какие-то тревожные мысли начали мучить его. «Он не иностранец! Он не иностранец! – думал он, – он престранный субъект… Но позвольте, кто же он такой?»

– Вы хотите курить, как я вижу? – неожиданно обратился к Бездомному неизвестный, – вы какие предпочитаете?

– А у вас разные, что ли, есть? – мрачно спросил поэт, у которого папиросы кончились.

– Какие предпочитаете? – повторил неизвестный.

– Ну, «Нашу марку», – злобно ответил Бездомный.

Незнакомец немедленно вытащил из кармана портсигар и предложил его Бездомному:

– «Наша марка».

И редактора и поэта не столько поразило то, что нашлась в портсигаре именно «Наша марка», сколько сам портсигар. Он был громадных размеров, червонного золота, и на крышке его при открывании сверкнул синим и белым огнем бриллиантовый треугольник.

Тут литераторы подумали разно. Берлиоз: «Нет, иностранец!», а Бездомный: «Вот черт его возьми! А?»

Поэт и владелец портсигара закурили, а некурящий Берлиоз отказался.

«Надо будет ему возразить так, – решил Берлиоз, – да, человек смертен, никто против этого и не спорит. А дело в том, что…»

Однако он не успел выговорить этих слов, как заговорил иностранец:

– Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.

«Какая-то нелепая постановка вопроса…» – помыслил Берлиоз и возразил:

– Ну, здесь уж есть преувеличение. Сегодняшний вечер мне известен более или менее точно. Само собой разумеется, что, если на Бронной мне свалится на голову кирпич…

– Кирпич ни с того ни с сего, – внушительно перебил неизвестный, – никому и никогда на голову не свалится. В частности же, уверяю вас, вам он ни в коем случае не угрожает. Вы умрете другой смертью.

– Может быть, вы знаете, какой именно? – с совершенно естественной иронией осведомился Берлиоз, вовлекаясь в какой-то действительно нелепый разговор, – и скажете мне?

– Охотно, – отозвался незнакомец. Он смерил Берлиоза взглядом, как будто собирался сшить ему костюм, сквозь зубы пробормотал что-то вроде: «Раз, два… Меркурий во втором доме… луна ушла… шесть – несчастье… вечер – семь…» – и громко и радостно объявил: – Вам отрежут голову!

Бездомный дико и злобно вытаращил глаза на развязного неизвестного, а Берлиоз спросил, криво усмехнувшись:

– А кто именно? Враги? Интервенты?

– Нет, – ответил собеседник, – русская женщина, комсомолка.

– Гм… – промычал раздраженный шуточкой неизвестного Берлиоз, – ну, это, извините, маловероятно.

– Прошу и меня извинить, – ответил иностранец, – но это так. Да, мне хотелось бы спросить вас, что вы будете делать сегодня вечером, если это не секрет?

– Секрета нет. Сейчас я зайду к себе на Садовую, а потом в десять часов вечера в МАССОЛИТе состоится заседание, и я буду на нем председательствовать.

– Нет, этого быть никак не может, – твердо возразил иностранец.

– Это почему?

– Потому, – ответил иностранец и прищуренными глазами поглядел в небо, где, предчувствуя вечернюю прохладу, бесшумно чертили черные птицы, – что Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже разлила. Так что заседание не состоится.

Тут, как вполне понятно, под липами наступило молчание.

– Простите, – после паузы заговорил Берлиоз, поглядывая на мелющего чепуху иностранца, – при чем здесь подсолнечное масло… и какая Аннушка?

– Подсолнечное масло здесь вот при чем, – вдруг заговорил Бездомный, очевидно, решив объявить незванному собеседнику войну, – вам не приходилось, гражданин, бывать когда-нибудь в лечебнице для душевнобольных?

– Иван!. . – тихо воскликнул Михаил Александрович.

Но иностранец ничуть не обиделся и превесело рассмеялся.

– Бывал, бывал и не раз! – вскричал он, смеясь, но не сводя несмеющегося глаза с поэта, – где я только не бывал! Жаль только, что я не удосужился спросить у профессора, что такое шизофрения. Так что вы уж сами узнайте это у него, Иван Николаевич!

– Откуда вы знаете, как меня зовут?

– Помилуйте, Иван Николаевич, кто же вас не знает? – здесь иностранец вытащил из кармана вчерашний номер «Литературной газеты», и Иван Николаевич увидел на первой же странице свое изображение, а под ним свои собственные стихи. Но вчера еще радовавшее доказательство славы и популярности на этот раз ничуть не обрадовало поэта.

– Я извиняюсь, – сказал он, и лицо его потемнело, – вы не можете подождать минутку? Я хочу товарищу пару слов сказать.

– О, с удовольствием! – воскликнул неизвестный, – здесь так хорошо под липами, а я, кстати, никуда и не спешу.

– Вот что, Миша, – зашептал поэт, оттащив Берлиоза в сторону, – он никакой не интурист, а шпион. Это русский эмигрант, перебравшийся к нам. Спрашивай у него документы, а то уйдет…

– Ты думаешь? – встревоженно шепнул Берлиоз, а сам подумал: «А ведь он прав!»

– Уж ты мне верь, – засипел ему в ухо поэт, – он дурачком прикидывается, чтобы выспросить кое-что. Ты слышишь, как он по-русски говорит, – поэт говорил и косился, следя, чтобы неизвестный не удрал, – идем, задержим его, а то уйдет…

И поэт за руку потянул Берлиоза к скамейке.

Незнакомец не сидел, а стоял возле нее, держа в руках какую-то книжечку в темно-сером переплете, плотный конверт хорошей бумаги и визитную карточку.

– Извините меня, что я в пылу нашего спора забыл представить себя вам. Вот моя карточка, паспорт и приглашение приехать в Москву для консультации, – веско проговорил неизвестный, проницательно глядя на обоих литераторов.

Те сконфузились. «Черт, все слышал,» – подумал Берлиоз и вежливым жестом показал, что в предъявлении документов нет надобности. Пока иностранец совал их редактору, поэт успел разглядеть на карточке напечатанное иностранными буквами слово «профессор» и начальную букву фамилии – двойное «В».

– Очень приятно, – тем временем смущенно бормотал редактор, и иностранец спрятал документы в карман.

Отношения таким образом были восстановлены, и все трое снова сели на скамью.

– Вы в качестве консультанта приглашены к нам, профессор? – спросил Берлиоз.

– Да, консультантом.

– Вы – немец? – осведомился Бездомный.

– Я-то?.. – Переспросил профессор и вдруг задумался. – Да, пожалуй, немец… – сказал он.

– Вы по-русски здорово говорите, – заметил Бездомный.

– О, я вообще полиглот и знаю очень большое количество языков, – ответил профессор.

– А у вас какая специальность? – осведомился Берлиоз.

– Я – специалист по черной магии.

«На тебе!» – стукнуло в голове у Михаила Александровича.

– И… и вас по этой специальности пригласили к нам? – заикнувшись спросил он.

– Да, по этой пригласили, – подтвердил профессор и пояснил: – Тут в государственной библиотеке обнаружены подлинные рукописи чернокнижника Герберта Аврилакского, десятого века, так вот требуется, чтобы я их разобрал. Я единственный в мире специалист.

– А-а! Вы историк? – с большим облегчением и уважением спросил Берлиоз.

– Я – историк, – подтвердил ученый и добавил ни к селу ни к городу: – Сегодня вечером на Патриарших прудах будет интересная история!

И опять крайне удивились и редактор и поэт, а профессор поманил обоих к себе и, когда они наклонились к нему, прошептал:

– Имейте в виду, что Иисус существовал.

– Видите ли, профессор, – принужденно улыбнувшись, отозвался Берлиоз, – мы уважаем ваши большие знания, но сами по этому вопросу придерживаемся другой точки зрения.

– А не надо никаких точек зрения! – ответил странный профессор, – просто он существовал, и больше ничего.

– Но требуется же какое-нибудь доказательство… – начал Берлиоз.

– И доказательств никаких не требуется, – ответил профессор и заговорил негромко, причем его акцент почему-то пропал: – Все просто: в белом плаще…

Цитаты из книги «Мастер и Маргарита» — Михаил Афанасьевич Булгаков — Citaty. info

Зарегистрироваться Войти
  • Цитаты…
    • из книг
    • из фильмов
    • из сериалов
    • известных людей
    • из песен
    • из мультфильмов
    • из аниме
    • из игр
    • из телешоу
    • из спектаклей
    • из стихов
    • из комиксов
    • из самиздата
    • пословицы и поговорки
    • притчи
    • автор неизвестен
    • короткие цитаты
    • цитаты с картинками
    • цитаты на английском с переводом
  • Цитаты по темам
    • цитаты про любовь
    • цитаты про дружбу
    • цитаты про жизнь
    • мотивирующие цитаты
    • красивые цитаты
    • грустные цитаты

Мастер и Маргарита — Викицитатник

Мастер и Маргарита

Ма́стер и Маргари́та — известный роман Михаила Булгакова. Написан в 1929—1940 годах, впервые опубликован в 1966 г.

Трудно сказать, что именно подвело Ивана Николаевича — изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он собирался писать, — но Иисус в его изображении получился ну совершенно как живой, хотя и не привлекающий к себе персонаж. — о сатирической поэме Ивана Бездомного

Кто сказал, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! — Начало второй части

Никогда не разговаривайте с неизвестными — Название 1-ой главы

В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.

Он шёл в сопровождении Банги, а рядом с ним шел бродячий философ. Они спорили о чем-то очень сложном и важном, причём ни один из них не мог победить другого. Они ни в чем не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем. Само собою разумеется, что сегодняшняя казнь оказалась чистейшим недоразумением — ведь вот же философ, выдумавший столь невероятно нелепую вещь вроде того, что все люди добрые, шел рядом, следовательно, он был жив. Казни не было! Не было! Вот в чем прелесть этого путешествия вверх по лестнице луны. — сон Понтия Пилата

Афранию показалось, что на него глядят четыре глаза — собачьи и волчьи. — начальник тайной стражи докладывает Пилату об убийстве Иуды из Кириафа

Этот герой ушёл в бездну, ушёл безвозвратно, прощённый в ночь на воскресенье сын короля-звездочёта, жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтий Пилат. — последние строки романа

Наутро он просыпается молчаливым, но совершенно спокойным и здоровым. Его исколотая память затихает, и до следующего полнолуния профессора не тревожит никто. Ни безносый убийца Гестаса, ни жестокий пятый прокуратор Иудеи, всадник Понтийский Пилат. — последние строки эпилога

Боги, боги мои! Как грустна вечерняя земля! Как таинственны туманы над болотами. Кто блуждал в этих туманах, неся на себе непосильный груз, тот это знает. Это знает уставший. — первые строки главы «Прощание и вечный приют»

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете.

Но оказались в спальне вещи и похуже: на ювелиршином пуфе в развязной позе развалился некто третий, именно — жутких размеров черный кот со стопкой водки в одной лапе и вилкой, на которую он успел поддеть маринованный гриб, в другой.

Возникает вопрос, уж не в милицию ли спешил Максимилиан Андреевич жаловаться на разбойников, учинивших над ним дикое насилие среди бела дня? Нет, ни в коем случае, это можно сказать уверенно. Войти в милицию и сказать, что вот, мол, сейчас кот в очках читал мой паспорт, а потом человек в трико, с ножом… нет, граждане, Максимилиан Андреевич был действительно умным человеком!

Пошевелив пальцами ног, Степа догадался, что лежит в носках, трясущейся рукою провел по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил. — пробуждение Стёпы Лиходеева

Тот, кто ещё недавно полагал, что он чем-то управляет, оказывается вдруг лежащим неподвижно в деревянном ящике, и окружающие, понимая, что толку от лежащего нет более никакого, сжигают его в печи.

Никакою силой нельзя заставить умолкнуть толпу, пока она не выдохнет все, что накопилось у нее внутри, и не смолкнет сама.

Впрочем, вы… вы меня опять-таки извините, ведь, я не ошибаюсь, вы человек невежественный? — обращаясь к Бездомному

Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож! — про любовь к Маргарите

Меня сломали, мне скучно, и я хочу в подвал.

— Вы были женаты? — Ну да, вот же я и щёлкаю… На этой… Вареньке, Манечке… нет, Вареньке… ещё платье полосатое…

Слушай беззвучие! — глава 32

Я тебе сказку расскажу. Была на свете одна тетя. И у неё не было детей и счастья вообще тоже не было. И вот она сперва долго плакала, а потом стала злая. — обращаясь к маленькому мальчику

Мастер: Нет, это чёрт знает что такое, чёрт, чёрт, чёрт!
Маргарита: Ты сейчас невольно сказал правду. Чёрт знает, что такое,… — о Воланде

Если ты, сволочь, ещё раз позволишь себе впутаться в разговор. .. — на балу, Бегемоту

А вот интересно, если вас придут арестовывать? — Коровьеву и Азазелло, после бала

«Прости меня и как можно скорее забудь. Я тебя покидаю навек. Не ищи меня, это бесполезно. Я стала ведьмой от горя и бедствий, поразивших меня. Мне пора. Прощай. Маргарита».

С желтыми цветами я вышла, чтоб ты наконец нашёл меня…

Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над Вами потешаться будут». — о Канте

Но отправить его в Соловки невозможно по той причине, что он уже с лишком сто лет пребывает в местах значительно более отдаленных, чем Соловки, и извлечь его оттуда никоим образом нельзя, уверяю вас! — о Канте

Рукописи не горят. — возвращая Мастеру роман, сожжённый 4 месяца назад

Люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их… — о москвичах

Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус! И вообще не может сказать, что он будет делать в сегодняшний вечер.

«… как же может управлять человек, если он не только лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?»

Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится.

Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет! — В ответ на утверждение, что дьявола нет.

Я — историк. Сегодня вечером на Патриарших будет интересная история! — в ответ на вопрос, историк ли он.

Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, то это означает, что она тухлая!

Вы когда умрете? — вопрос с целью подсчитать, сможет ли человек остаток жизни прожить безбедно

Праздничную полночь иногда приятно и задержать. — в ответ на вопрос, почему ночь не кончается

Интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье от первого до последнего слова. — о рассказе Бегемота

…никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!

— Я к тебе, дух зла и повелитель теней, — ответил вошедший, исподлобья недружелюбно глядя на Воланда.
— Если ты ко мне, то почему же ты не поздоровался со мной, бывший сборщик податей? — заговорил Воланд сурово.
— Потому что я не хочу, чтобы ты здравствовал, — ответил дерзко вошедший.
— Но тебе придётся примириться с этим, — возразил Воланд, и усмешка искривила его рот, — не успел ты появиться на крыше, как уже сразу отвесил нелепость, и я тебе скажу, в чём она, — в твоих интонациях. Ты произнёс свои слова так, как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как выглядела бы земля, если бы с неё исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. Вот тень от моей шпаги. Но бывают тени от деревьев и от живых существ. Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и всё живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп.
— Я не буду с тобой спорить, старый софист, — ответил Левий Матвей.
— Ты и не можешь со мной спорить, по той причине, о которой я уже упомянул, — ты глуп,.. — глава 29

Ну что ж, тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.

Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено.

Оставим их вдвоем. Не будем им мешать. И, может быть, до чего-нибудь они договорятся. — про Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата

Как же, как же, — отозвался Воланд, — я имел удовольствие встретиться с этим молодым человеком на Патриарших прудах. Он едва самого меня не свел с ума, доказывая мне, что меня нету!

Однако! Я чувствую, что после водки вы пили портвейн! Помилуйте, да разве это можно делать!

Что-то, воля ваша, недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжко больны, или втайне ненавидят окружающих. Правда, возможны исключения. Среди лиц, садившихся со мною за пиршественный стол, попадались иногда удивительные подлецы!

Какой смысл умирать под стоны и хрип безнадежных больных. Не лучше ли устроить пир на эти двадцать семь тысяч и, приняв яд, переселиться в другой мир под звуки струн, окруженным хмельными красавицами и лихими друзьями?

Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?

Имейте в виду, что Христос существовал.

Каждому будет дано по его вере.

Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!

О, город Ершалаим! Чего только ни услышишь в нём. Сборщик податей, вы слышите, бросил деньги на дорогу! — недоверчивая реакция Пилата на рассказ о Левии Матвее.

Что такое истина?

Итак, Марк Крысобой, холодный и убежденный палач, люди, которые, как я вижу, тебя били за твои проповеди, разбойники Дисмас и Гестас, убившие со своими присными четырёх солдат, и, наконец, грязный предатель Иуда, — все они добрые люди?

Тесно мне! Тесно мне!

— Боги, боги… Какая пошлая казнь! Но ты мне, пожалуйста, скажи: ведь её не было! Молю тебя, скажи, не было? — Ну, конечно, не было. Это тебе померещилось. — И ты можешь поклясться в этом? — Клянусь. — Больше мне ничего не нужно! — разговор Понтия Пилата с Иешуа Га-Ноцри во время их вечного путешествия по лунной дороге, во сне Ивана Николаевича Понырёва

И при луне мне нет покоя

О боги, боги мои, яду мне, яду!..

Правду говорить легко и приятно. — на допросе

Твоя жизнь скудна, Игемон.

Всякая власть является насилием над людьми. Настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть. — слова, за которые его казнили

…он не был многословен на этот раз. Единственное, что он сказал, это, что в числе человеческих пороков одним из самых главных он считает трусость. — Афраний об Иешуа

— Бог один, — ответил Иешуа, — в него я верю. — на допросе

Злых людей нет на свете, есть только люди несчастливые.

Коровьев (Фагот)[править]

На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая. — глава 1

Маркиза… отравила отца, двух братьев и двух сестёр из-за наследства! Королева в восхищении! — глава 23

Нет документа, нет и человека. — глава 24

Граждане! Что же это делается? Ась? Позвольте вас об этом спросить! Бедный человек целый день починяет примуса; он проголодался… а откуда же ему взять валюту? Откуда? Задаю я вам вопрос! Он истомлен голодом и жаждой. Ему жарко. Ну, взял на пробу горемыка мандарин. И вся-то цена этому мандарину три копейки. И вот они уж свистят, как соловьи весной в лесу, тревожат милицию, отрывают её от дела. — глава 28; про паясничающего Бегемота

Да, но! Но, говорю я и повторяю это — но! Если на эти нежные тепличные растения не нападет какой-нибудь микроорганизм, не подточит их в корне, если они не загниют! А это бывает с ананасами! Ой-ой-ой, как бывает! — глава 28; про писателей МАССОЛИТа

… вовсе не удостоверением определяется писатель, а тем, что он пишет! Почем вы знаете, какие замыслы роятся в моей голове? Или в этой голове? — И он указал на голову Бегемота, с которой тот тотчас снял кепку, как бы для того, чтобы гражданка могла получше осмотреть её. — глава 28

Прелесть моя… — начал нежно Коровьев.
— Я не прелесть, — перебила его гражданка.
— О, как это жалко, — разочарованно сказал Коровьев и продолжал: — Ну что ж, если вам не угодно быть прелестью, что было бы весьма приятно, можете не быть ею. — глава 28

Никогда не судите по костюму. Вы можете ошибаться, причём весьма крупно.

  — В ответ охраннику магазина

Ведь ваша подруга называет вас мастером, ведь вы мыслите, как же вы можете быть мертвы? Разве для того, чтобы считать себя живым, нужно непременно сидеть в подвале, имея на себе рубашку и больничные кальсоны? Это смешно! — Мастеру, после его смерти

Убить упрямую тварь. — про Бегемота, не желающего признать поражение в шахматном поединке с Воландом

Хамить не надо по телефону. Лгать не надо по телефону. Понятно? — Варенухе, перед тем, как отпустить его из «Нехорошей квартиры»

Трудный народ эти женщины! Зачем, например, меня послали по этому делу? Пусть бы ездил Бегемот, он обаятельный…

… Так пропадите же вы пропадом с вашей обгоревшей тетрадкой и сушеной розой! Сидите здесь на скамейке одна и умоляйте его, чтобы он отпустил вас на свободу, дал дышать воздухом, ушел бы из памяти!

Тогда огонь! Огонь, с которого все началось и которым мы все заканчиваем!

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус. И ещё считаю долгом предупредить, что кот — древнее и неприкосновенное животное. — сотрудникам НКВД

Вызываю на дуэль! — сотрудникам НКВД

Я совершенно не понимаю причин такого резкого обращения со мной… — сотрудникам НКВД

Воланд Что происходит в квартире? Мне мешают заниматься.
Азазелло Ну, конечно, Бегемот, черт его возьми!
Коровьев Мессир! Суббота. Солнце склоняется. Нам пора.
Бегемот Извините, не могу больше беседовать. Нам пора. — сотрудникам НКВД

Всё кончено… Отойдите от меня на секунду, дайте мне попрощаться с землей. О мой друг Азазелло! Где ты? Ты не пришел ко мне на помощь в момент неравного боя. Ты покинул бедного Бегемота, променяв его на стакан — правда, очень хорошего! —коньяку! Ну что же, пусть моя смерть ляжет на твою совесть, а я завещаю тебе мой браунинг… Единственно, что может спасти смертельно раненного кота, — это глоток бензина… — издевательства над сотрудниками НКВД

Маэстро! Урежьте марш!

Прохор Петрович: Да что ж это такое? Вывести его вон, черти б меня взяли!
Бегемот Черти чтоб взяли? А что ж, это можно!

Протестую! Достоевский бессмертен!

Каким отделением выдан документ?… Четыреста двенадцатым, ну да, конечно! Мне это отделение известно! Там кому попало выдают паспорта! — Поплавскому, дяде погибшего Берлиоза

Ваше присутствие на похоронах отменяется. — дяде погибшего Берлиоза, после того как выяснилось, что того больше волнует квартира погибшего племянника, чем сам племянник

Слушаю, мессир, — если вы находите, что нет размаха, и я немедленно начну придерживаться того же мнения.

Я не могу стрелять, когда под руку говорят!

Протестую, это не позор! — имея ввиду действия Маргариты, набросившейся на Алоизия, расцарапывая ему лицо ногтями

У меня скорее лапы отсохнут, чем я прикоснусь к чужому.

Сим удостоверяю, что предъявитель сего Николай Иванович провел упомянутую ночь на балу у сатаны, будучи привлечен туда в качестве перевозочного средства… поставь, Гелла, скобку! В скобке пиши «боров». Подпись — Бегемот. — диктуя справку для Николая Ивановича

Чисел не ставим, с числом бумага станет недействительной.

Теперь главная линия этого опуса ясна мне насквозь!

Что ты говоришь, Азазелло? — обратился он к молчащему Азазелло.

А я действительно похож на галлюцинацию. Обратите внимание на мой профиль в лунном свете…

Хорошо, хорошо, готов молчать. Я буду молчаливой галлюцинацией.

Помилуйте… разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!

Да, сдаюсь, — но сдаюсь исключительно потому, что не могу играть в атмосфере травли со стороны завистников!

Домработницы всё знают — это ошибка думать, что они слепые.

Я ещё кофе не пил, как же это я уйду? Неужели, мессир, в праздничную ночь гостей за столом разделяют на два сорта? Одни — первой, а другие, как выражался этот гнусный скупердяй-буфетчик, второй свежести? — на просьбу Воланда выйти вон

Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта.

Я побежал в кладовку, спас сёмгу. Я побежал в кухню, спас халат. — рассказ о пожаре в Грибоедове

История нас рассудит — Коровьеву

Речи мои представляют отнюдь не пачкотню, как вы изволите выражаться в присутствии дамы, а вереницу прочно упакованных силлогизмов, которые оценили бы по достоинству такие знатоки, как Секст Эмпирик, Марциан Капелла, а то, чего доброго, и сам Аристотель. — Воланду

Здоро́во, вредитель! — в ответ на приветствие врача в психиатрической клинике

  — Бездомный

Коровьев А что это за шаги такие на лестнице?
Азазелло А это нас арестовывать идут.
Коровьев А, ну-ну. — Коровьев и Азазелло за завтраком

Милиция? Милиция? Товарищ дежурный, распорядитесь сейчас же, чтобы выслали пять мотоциклетов с пулеметами для поимки иностранного консультанта. Что? Заезжайте за мною, я сам с вами поеду. Говорит поэт Бездомный из сумасшедшего дома… Вы слушаете? Алло! Безобразие!

  — Бездомный

Рыцарь, тут явился маленький человек, который говорит, что ему нужен мессир.

  — Гелла

И как вам не надоест, я не понимаю? Все люди, как люди, ходят сейчас по улицам, наслаждаются весенним солнцем и теплом, а вы здесь на полу торчите в душном зале! Неужто уж программа такая интересная? Впрочем, что кому нравится.

  — Артист, ведущий «театральную программу» во сне Никанора Ивановича

Антракт, негодяи!

  — Артист во сне Никанора Ивановича

Граждане! Расписывайтесь, а потом уже будете молчать сколько угодно!

  — Разносчица телеграмм

Доллары в вентиляции, — задумчиво сказал первый и спросил Никанора Ивановича мягко и вежливо: Ваш пакетик?
— Нет! — ответил Никанор Иванович страшным голосом, — подбросили враги!
— Это бывает…

  — Из диалога Босого с сотрудниками НКВД

Я Никанор, конечно, Никанор! Но какой же я к шуту председатель!… Желаете, землю буду есть, что не брал? A Коровьев — он чёрт.

  — Никанор Иванович Босой на допросе в НКВД

Не бойтесь, королева… Не бойтесь, королева, кровь давно ушла в землю. И там, где она пролилась, уже растут виноградные гроздья.

  — последняя сцена бала

Чем буду потчевать? Балычок имею особенный… у архитекторского съезда оторвал…

  — Арчибальд Арчибальдович Коровьеву и Бегемоту

Какой там кот? Осел у нас в филиале сидит, осел!

  — девица из сцены «Славное море…»

Чтобы жениться, прокуратор, требуются деньги, чтобы произвести на свет человека, нужны они же, но чтобы зарезать человека при помощи женщины, нужны очень большие деньги… Женщины не было в этом деле, прокуратор. — после убийства Иуды

  — Афраний

— Хороши ваши стихи, скажите сами?
— Чудовищны! — вдруг смело и откровенно признал Иван.
— Не пишите больше! — попросил пришедший умоляюще.

30 бесподобных цитат из книги “Мастер и Маргарита”

Главная 30 бесподобных цитат из книги “Мастер и Маргарита”

Роман “Мастер и Маргарита” Михаил Афанасьевич Булгаков начал писать в конце 20-х годов прошлого века и так и не успел окончить. Его супруга, Елена Сергеевна, редактировала и собирала записи уже после его смерти, и потратила на это двадцать лет. Впервые роман был напечатан в 1966-1967 г. с серьезными правками вследствие цензуры, а в полном объеме – в 1969 году в Германии и 1973 году в СССР.

Полемика вокруг этого произведения поднялась в литературных кругах еще до того, как он был напечатал и не смолкает до сих пор. Мы собрали самые известные цитаты из бессмертного романа.

  • Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!
  • Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда, но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются.
  • Недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжко больны, или втайне ненавидят окружающих.
  • Трудный народ эти женщины!
  • Человек без сюрприза внутри, в своём ящике, неинтересен.
  • Все будет правильно, на этом построен мир.
  • Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!
  • Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем не пил брудершафта.
  • Несчастный человек жесток и черств. А все лишь из-за того, что добрые люди изуродовали его.
  • Вы судите по костюму? Никогда не делайте этого. Вы можете ошибиться, и притом, весьма крупно.
  • Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут.
  • Тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.
  • Помилуйте… Разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!
  • Вторая свежесть — вот что вздор! Свежесть бывает только одна — первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, то это означает, что она тухлая!
  • Правду говорить легко и приятно.
  • Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено?
  • — Достоевский умер.
    — Протестую, Достоевский бессмертен!
  • А факт — самая упрямая в мире вещь.
  • Все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это!
  • Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?
  • Моя драма в том, что я живу с тем, кого я не люблю, но портить ему жизнь считаю делом недостойным.
  • — Трусость — один из самых страшных человеческих пороков.
    — Нет, я осмелюсь вам возразить. Трусость — самый страшный человеческий порок.
  • Никогда и ничего не бойтесь. Это неразумно.
  • Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?
  • Поймите, что язык может скрыть истину, а глаза — никогда!
  • Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… Квартирный вопрос только испортил их.
  • Что бы ни говорили пессимисты, земля все же совершенно прекрасна, а под луною и просто неповторима.

Сколько лиц на картинке?Спорная задачка для второклассника

Комментарии: 119

Оставить комментарий

Цитаты из романа Михаила Булгакова «МАСТЕР И МАРГАРИТА»: krambambyly — LiveJournal

По сути, весь роман — это сборник цитат на все случаи жизни. Однако, зачастую смысл событий и диалогов героев романа не явный, а всегда с подтекстом, который не предполагает однозначного толкования. По этой причине большинство цитат из романа, будучи вырванными из повествования, становятся либо бесконечно банальными, либо непонятными для того, кто романа не читал.
Цитаты и афоризмы, которое уже стали крылатыми фразами и цитаты, которые понятны только тем, кто роман читал.

По сути, весь роман — это сборник цитат на все случаи жизни. Однако, зачастую смысл событий и диалогов героев романа не явный, а всегда с подтекстом, который не предполагает однозначного толкования.

«МАСТЕР И МАРГАРИТА». ИЗБРАННЫЕ ЦИТАТЫ

Никогда не разговаривайте с неизвестными.

Жизнь Берлиоза складывалась так, что к необыкновенным явлениям он не привык.

– Простите мою навязчивость, но я так понял, что вы, помимо всего прочего, еще и не верите в бога? – он сделал испуганные глаза и прибавил: – Клянусь, я никому не скажу.

И все это кончается трагически: тот, кто еще недавно полагал, что он чем-то управляет, оказывается вдруг лежащим неподвижно в деревянном ящике, и окружающие, понимая, что толку от лежащего нет более никакого, сжигают его в печи.

– Кирпич ни с того ни с сего, – внушительно перебил неизвестный, – никому и никогда на голову не свалится.

Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже разлила. Так что заседание не состоится.

– А-а! Вы историк? – с большим облегчением и уважением спросил Берлиоз.

– Я – историк, – подтвердил ученый и добавил ни к селу ни к городу: – Сегодня вечером на Патриарших прудах будет интересная история!

– Имейте в виду, что Иисус существовал.

В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца ирода великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат.

– Добрый человек! Поверь мне…

Я вообще начинаю опасаться, что путаница эта будет продолжаться очень долгое время. И все из-за того, что он неверно записывает за мной.

– И в этом ты ошибаешься, – светло улыбаясь и заслоняясь рукой от солнца, возразил арестант, – согласись, что перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил?

– А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова «добрые люди»? Ты всех, что ли, так называешь?

– Всех, – ответил арестант, – злых людей нет на свете.

– Правду говорить легко и приятно, – заметил арестант.

– Иешуа Га-Ноцри, веришь ли ты в каких-нибудь богов?

– Бог один, – ответил Иешуа, – в него я верю.

– Так помолись ему! Покрепче помолись!

Пилат прогнал эту мысль, и она улетела в одно мгновение, как и прилетела. Она улетела, а тоска осталась необъясненной, ибо не могла же ее объяснить мелькнувшая как молния и тут же погасшая какая-то короткая другая мысль: «Бессмертие… пришло бессмертие…»

– Нет, – сказал Пилат, – это не оттого, что душно, а тесно мне стало с тобой, Каифа, – и, сузив глаза, Пилат улыбнулся и добавил: – Побереги себя, первосвященник.

– Как? А… где же вы будете жить?

– В вашей квартире, – вдруг развязно ответил сумасшедший и подмигнул.

– Ну, уж это положительно интересно, – трясясь от хохота проговорил профессор, – что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!

– Не прикажете ли, я велю сейчас дать телеграмму вашему дяде в Киев?

Прямо, и выйдете куда надо. С вас бы за указание на четверть литра… поправиться… бывшему регенту!

– Котам нельзя! С котами нельзя! Брысь!

– К Грибоедову! Вне всяких сомнений, он там.

Кто скажет что-нибудь в защиту зависти? Это чувство дрянной категории, но все же надо войти и в положение посетителя.

– Хлопец, наверно, на Клязьме застрял, – густым голосом отозвалась Настасья Лукинишна Непременова, московская купеческая сирота, ставшая писательницей и сочиняющая батальные морские рассказы под псевдонимом «Штурман Жорж».

И ровно в полночь в первом из них что-то грохнуло, зазвенело, посыпалось, запрыгало. И тотчас тоненький мужской голос отчаянно закричал под музыку: «Аллилуйя!!»

И было в полночь видение в аду. Вышел на веранду черноглазый красавец с кинжальной бородой, во фраке и царственным взором окинул свои владения.

О боги, боги мои, яду мне, яду!

Чем мы поможем Михаилу Александровичу? Тем, что голодными останемся? Да ведь мы-то живы!

Тут все увидели, что это – никакое не привидение, а Иван Николаевич Бездомный – известнейший поэт.

– Дура! – прокричал он, ища глазами крикнувшую. – Причем здесь Вульф?

– Нет, уж кого-кого, а тебя я не помилую, – с тихой ненавистью сказал Иван Николаевич.

Судорога исказила его лицо, он быстро переложил свечу из правой руки в левую, широко размахнулся и ударил участливое лицо по уху.

– Дамы здесь ни при чем, дамам это все равно.

Нам таких швейцаров в ресторане и даром не надо. Ты в церковь сторожем поступи.

– А вот на беговой! Я возил в психическую!

– А почему в кальсонах? С постели взяли?

– Типичный кулачок по своей психологии, – заговорил Иван Николаевич, которому, очевидно, приспичило обличать Рюхина, – и притом кулачок, тщательно маскирующийся под пролетария.

– Так вот вы какие стеклышки у себя завели!

Шизофрения, надо полагать. А тут еще алкоголизм…

Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи.

Что-нибудь особенное есть в этих словах: «Буря мглою…»? Не понимаю!.. Повезло, повезло! – вдруг ядовито заключил Рюхин и почувствовал, что грузовик под ним шевельнулся, – стрелял, стрелял в него этот белогвардеец и раздробил бедро и обеспечил бессмертие…»

– Арчибальд Арчибальдович, водочки бы мне…

Через четверть часа Рюхин, в полном одиночестве, сидел, скорчившись над рыбцом, пил рюмку за рюмкой, понимая и признавая, что исправить в его жизни уже ничего нельзя, а можно только забыть. Поэт истратил свою ночь, пока другие пировали, и теперь понимал, что вернуть ее нельзя. Стоило только поднять голову от лампы вверх к небу, чтобы понять, что ночь пропала безвозвратно.

Ни какая это была дама, ни который сейчас час, ни какое число, ни какого месяца – Степа решительно не знал и, что хуже всего, не мог понять, где он находится.

Надо сказать, что квартира эта – N 50 – давно уже пользовалась если не плохой, то, во всяком случае, странной репутацией.

Но не вернулся он не только через десять минут, а вообще никогда не вернулся. Удивительнее всего то, что, очевидно, с ним вместе исчез и милиционер.

Ну, а колдовству, как известно, стоит только начаться, а там уж его ничем не остановишь.

Горе и ужас мадам Беломут не поддаются описанию. Но, увы, и то и другое было непродолжительно.

– Добрый день, симпатичнейший Степан Богданович!

Никакой пирамидон вам не поможет. Следуйте старому мудрому правилу, – лечить подобное подобным. Единственно, что вернет вас к жизни, это две стопки водки с острой и горячей закуской.

Да, вчерашний день лепился из кусочков, но все-таки тревога не покидала директора Варьете.

Ах, Берлиоз, Берлиоз! – вскипало в голове у Степы. – Ведь это в голову не лезет!

– Умоляю, скажите, какой это город?

– Однако! – сказал бездушный курильщик.

В них заключались мольбы, угрозы, кляузы, доносы, обещания произвести ремонт на свой счет, указания на несносную тесноту и невозможность жить в одной квартире с бандитами.

– Эх, Никанор Иванович! – задушевно воскликнул неизвестный. – Что такое официальное лицо или неофициальное? Все это зависит от того, с какой точки зрения смотреть на предмет, все это, Никанор Иванович, условно и зыбко. Сегодня я неофициальное лицо, а завтра, глядишь, официальное! А бывает и наоборот, Никанор Иванович. И еще как бывает!

А вашему товариществу, Никанор Иванович, полнейшая выгода и очевидный профит.

– Доллары в вентиляции, – задумчиво сказал первый и спросил Никанора Ивановича мягко и вежливо: – Ваш пакетик?

– Нет! – ответил Никанор Иванович страшным голосом, – подбросили враги!

– Это бывает, – согласился тот, первый, и опять-таки мягко добавил: – Ну что же, надо остальные сдавать.

– Товарищи! – неистово закричал председатель, – держите их! У нас в доме нечистая сила!

– Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!

Сталин — фанат, «Мастер и Маргарита» под морфием. Что ещё врут о Булгакове?

10 марта 1940 года в квартире Михаила Булгакова раздался звонок из секретариата Иосифа Сталина.

— Что, товарищ Булгаков умер?

И на другом конце провода положили трубку.

Сейчас одного из самых известных писателей XX века знает каждый школьник. А тогда, в 1940 году, он считался едва ли не персоной нон грата. Многие произведения признавали чуть ли не антисоветскими. А читали их, тихонько лёжа под одеялом с фонариком или свечкой, зажжённой у изголовья, — главное, чтобы не заметили.

Булгаков стал, пожалуй, самым мистическим писателем в российской истории со времён Николая Гоголя. Его жизнь до сих пор окутана легендами, тайнами и мифами. Рассмотрим наиболее популярные из них.

Любил котов

Кадр из фильма «Мастер и Маргарита»/kinopoisk.ru

Считается, что писатель любил котов. Такое мнение, конечно, появилось из-за знаменитого персонажа свиты Воланда — кота Бегемота, в уста которого Булгаков вложил одни из самых ярких фраз книги.

По словам второй супруги писателя Любови Белозёрской, его прототипом стал серый котёнок Флюшка, которого кто-то украл. Впрочем, в квартире жили и другие кошки, писатель иногда даже писал от их имени записки супруге. При этом он никогда не брал кошек на руки, так как, по словам второй супруги, брезговал. Если могло случиться так, что кошка запрыгнет на стол, Булгаков непременно подкладывал бумажку.

Дом в Киеве, в котором в 1906–1921 гг. жил Булгаков. Фото: © wikipedia.org/Posterrr

Куда теплее у него были отношения со щенком по кличке Бутон. Вот с ним он мог играться и обниматься. А на стол Бутона пускали, не подкладывая бумажки.

Сжёг один из своих романов в припадке

Да, Михаил Афанасьевич действительно сжёг как минимум одну из своих рукописей. Это был черновик «Мастера и Маргариты». Только припадки — пример Гоголя и второго тома «Мёртвых душ» — здесь совершенно ни при чём. Дело в том, что незадолго до этого комитет по делам искусств запретил пьесу «Кабала святош». После, весной 1930 года, Булгаков сжёг первую рукопись, а затем написал письмо цензорам: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе».

После этого он сообщал, что сжёг и второй вариант романа. А мы все знакомы только с третьим. Название «Мастер и Маргарита», кстати, носил только он.

Церковь резко критикует «Мастера и Маргариту»

Фото: © РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Один из самых распространённых мифов связан с тем, что церковь не приемлет «дьявольский роман». На самом деле позиция РПЦ по данному поводу несколько иная. Её ещё в 2011 году раскрыл в своём интервью патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

— Польза романа в том, что он впервые в послереволюционное время, когда уже в стране не было никакой свободы, реально сказал о господстве тёмной силы в жизни тогдашнего советского общества. Именно поэтому, думаю, его роман стал бессмертным, — отметил тогда патриарх.

Предстоятель РПЦ подчеркнул, что «ужасное падение тогдашнего советского человека, его нравственности, его отношения к добру и злу» можно было выразить только в форме «метафизической притчи».

Прообразом для профессора Преображенского был сам Булгаков

Кадр из фильма «Собачье сердце»/kinopoisk.ru

Такой миф сложился из-за того, что писатель окончил медицинский факультет Киевского университета, был врачом в селе Никольском Сычёвского уезда. Кроме того, «Записки юного врача» Булгаков создал частично на основе собственного опыта — в них он описывает свою работу врачом в селе под Смоленском.

На самом же деле прообразом Преображенского стал его дядя — известный гинеколог Николай Покровский. Даже квартира булгаковского родственника в деталях совпадает с тем описанием, которое встречается в «Собачьем сердце».

В 1926 году ОГПУ провело обыск у писателя, и в результате были изъяты рукописи «Собачьего сердца» и дневник. Позже после неоднократных просьб вернуть отобранное повесть и дневник будут возвращены.

Все самые известные произведения были написаны под наркотиками

Фото: © РИА Новости/Владимир Песня

Миф о Булгакове-наркомане, пожалуй, один из самых распространённых. Якобы он написал как минимум «Записки юного врача», «Собачье сердце» и «Мастера и Маргариту» под воздействием морфия.

Булгаков действительно попробовал кокаин в 1913 году, когда учился на врача. Этот факт не отрицала и его первая жена Татьяна Лаппа. Кроме того, около года он действительно сидел на морфии. Зависимость началась после того, как летом 1917 года к молодому доктору Михаилу, который работал в селе Никольском Сычёвского уезда, привезли больного дифтерией младенца. Булгаков разрезал ему горло и через трубку отсосал дифтерийные плёнки. А после, чтобы обезопасить себя, ввёл себе противодифтерийную вакцину. Когда она подействовала, начался зуд и страшные боли, облегчить которые Булгаков пробовал с помощью инъекции морфина.

В течение 1917 года он пытался отвыкнуть от наркотика, в 1918 году переехал в Киев. Позже Лаппа вспоминала, как разводила его порции наркотика водой, постепенно увеличивая процент последней. Считается, что Булгаков в 1921 году, во время переезда в Москву, уже не был наркоманом. Незадолго до смерти он вновь принимал морфий и даже после инъекций диктовал последний вариант «Мастера и Маргариты». Однако вещество ему было прописано исключительно в медицинских целях и дозах.

Попытка самоубийства

В мемориальной квартире (музее) Михаила Булгакова на улице Большая Садовая, дом 10, в Москве. Фото: © РИА Новости/Михаил Фомичев

В своих мемуарах литературовед Владимир Лакшин цитирует третью супругу писателя и говорит, что якобы тот собирался стреляться в 1929 году, когда его практически объявили вне закона.

— После разговора по теле­фону со Сталиным, когда ему была обещана работа в художественном театре, он бросил револьвер в пруд. Кажется, в пруд у Новодевичьего монастыря, — пишет Лакшин.

Однако позже уже российские СМИ растиражировали версию о том, что писатель даже пытался совершить самоубийство, однако это не получилось сделать. Ещё раз повторяем: таких свидетельств нет.

Сталин 20 раз был на спектакле «Дни Турбиных»

Фото: © РИА Новости/Борис Кауфман

Существует мнение, что советский вождь якобы множество раз был на «Днях Турбиных». Дело в том, что в 1929 году эту пьесу сняли с репертуара за «буржуазное настроение». Однако её возобновили спустя три года по личному распоряжению Сталина.

— Что касается собственно пьесы «Дни Турбиных», то она не так уж плоха, ибо она даёт больше пользы, чем вреда. Основное впечатление, остающееся у зрителя от этой пьесы, есть впечатление благоприятное для большевиков, — писал вождь.

Решение Сталина отчасти было вызвано тем, что в то время во МХАТе ставили «Страх» по пьесе Александра Афиногенова. И эта постановка советскому руководителю решительно не понравилась.

Однако ни о каких 20 посещениях не шло и речи. В целом сомнения вызывает факт, что Сталин был хоть один раз на постановке. Ну а если смотрел, то у него сложилось очень своеобразное понятие о постановке.

— Если даже такие люди, как Турбины, вынуждены сложить оружие и покориться воле народа, признав своё дело окончательно проигранным, — значит, большевики непобедимы… «Дни Турбиных» есть демонстрация всесокрушающей силы большевизма, — писал он драматургу Владимиру Билль-Белоцерковскому.

Мастер и Маргарита Книга 2 — Главы 30-32 Резюме и анализ

Резюме

Глава 30 — «Время! Время!»

Маргарита и Мастер в своей подвальной квартире обсуждают события последних дней. Азазелло появляется в окне, и Маргарита восторженно приветствует его. Азазелло говорит, что Воланд послал его спросить, не хотят ли они поехать с ним в короткое путешествие, и двое влюбленных соглашаются. Азазелло дает им в подарок бутылку вина и говорит, что это то же самое вино, что пил Пилат.Вино отравляет Мастера и Маргариту, которые теряют сознание.

Азазелло идет в дом Маргариты, где чудом умирает сама Маргарита — она ​​находится сразу в двух местах. Он возвращается в подвальную квартиру, где Маргарита превращается в себя из ведьмы. Азазелло наливает ей в рот еще вина, и это ее оживляет. Вскоре возрождается и Мастер, и влюбленные понимают, что они мертвы. Азазелло поджигает квартиру, когда они выбегают на улицу и садятся на трех ожидающих их черных лошадей.

Начинают летать на лошадях; Когда они добираются до больницы Стравинского, Азазелло говорит, что будет ждать их на поляне, и они входят в комнату 117 с балкона. Мастер знакомит Ивана с Маргаритой и говорит: «Прощай, мой ученик», прежде чем они исчезнут от Ивана. Он звонит Прасковье Федоровне и спрашивает, что произошло в комнате 118. Она говорит ему, что Учитель только что умер, и он не удивлен; он говорит, что знает, что где-то в городе умерла женщина: Маргарита.

Глава 31 — «На Воробьевых горах»

Когда шторм утихает, Маргарита, Мастер и Азазелло встречают Воланда, Коровьева и Бегемота, также сидящих на вороных конях, на холме. Мастер бежит к краю холма, чтобы попрощаться с городом; сначала он чувствует «чувство глубокой и смертельной неправоты», но оно уступает место «гордому безразличию, которое, в свою очередь, сменяется предчувствием вечного мира». Когда он возвращается к группе, они отправляются в небо.

Глава 32 — «Прощение и вечное убежище»

С наступлением ночи Маргарита замечает, что ее спутники изменились во внешности, поскольку их чары спадают.Коровьев-Фагот становится «пурпурным рыцарем с мрачным, никогда не улыбающимся лицом», Бегемот появляется как «стройный юноша, демон-паж, лучший шут из когда-либо существовавших в мире», «Азазелло» в своем истинном облике, демон безводной пустыни, демон-убийца », и даже Учитель изменился, теперь у него белый хвост.

Они приземляются на «плоскую, каменистую, безрадостную вершину горы», и Маргарита может различить белую фигуру человека, сидящего в кресле, вроде бы слепого, с огромной собакой: это Пилат и Банга.Воланд объясняет, что он снова и снова повторяет, что даже при лунном свете ему нет покоя, и что у него плохая работа. Он не мог подняться перед собой по пути лунного света «двенадцать тысяч лун». Маргарита просит его освободить, но Воланд говорит ей, что «тот, с кем он хочет поговорить, уже просил его». По указанию Воланда Учитель объявляет Пилату, что он свободен. Пилат встает, что-то кричит и следует за Бангой по пути лунного света.

Мастер спрашивает Воланда, куда им с Маргаритой идти дальше, и Воланд отвечает: «О, трижды романтический Мастер, не хочешь ли ты прогуляться с любимым днем ​​под цветущими вишнями, а по вечерам послушать Музыка Шуберта? Разве тебе не приятно будет писать пером при свечах? Разве ты не хочешь сидеть, как Фауст, над репликой, надеясь создать нового гомункула? Вот твой путь! Твой дом и старый слуга уже ждет вас.«Тогда он и его товарищи« ныряют в бездну ».

Мастер и Маргарита видят приближение рассвета и идут к своему вечному дому, через мостик и песчаную дорогу.

Анализ

Название 30 главы — отсылка к стихотворению «Пора, друг мой, пора!», написанному Александром Пушкиным в 1834 году. Текст переведен следующим образом:

Пора, друг мой, пора! Сердца жаждут покоя …

Дней поток за днями — каждый час отходит

Немного жизни — и оба, ты и я,

Планирует долгую жизнь, но может внезапно умереть.

В мире нет счастья, но есть свобода, покой.

И давно мечтаю о жизни в блаженстве —

И давно задумал, уставший раб, рейс

В удаленную обитель труда и восторга.

Язык призыва дьявола теперь становится характерной чертой Мастера, поскольку его жизнь переплелась с жизнью Воланда. Сидя с Маргаритой в подвальных комнатах, он восклицает: «Какого черта!» А затем, о переживаниях, которые, по подтверждению Маргариты, имели место в квартире Воланда: «Нет, нет, только дьявол может рассказать, в чем дело! Дьявол, дьявол… «Когда перед ними появляется Азазелло, Мастер говорит:« Что за гипнотизеры, черт возьми! »

Булгаков ставит под сомнение природу существования рассказчика, сообщая о душевном состоянии Маргариты и Мастера в начало 30 главы: «Что касается их психики, то она претерпела большие изменения, что обнаружил бы любой, кто потрудился подслушать разговор в подвале. Но слушать было некому ». Конечно, это предложение абсурдно, так как рассказчик доказал читателю, что он не только может подслушивать разговоры, но на самом деле знает мысли персонажей.Рассказчик всеведущ, но иногда это отрицает.

Азазелло отравляет Мастера и Маргариту вином, присланным Воландом, о котором он говорит: «Прошу вас заметить, это то же вино, которое пил прокуратор Иудеи. Фалернский». Вино раньше было связующим звеном между миром Пилата и Воланда; теперь то самое вино, которое пил Пилат, используют, чтобы отравить Мастера и Маргариту, а затем вернуть их к «жизни», чтобы они могли обрести покой.

В главе 30 погода отражает эмоции персонажей, как это было в прошлом; теперь буря, которая собиралась, когда Мэтту Леви просил мира для Маргариты и Мастера, начинает разрушаться.Когда они садятся на лошадей, грозовое облако олицетворяет себя, как это было во время казни Иешуа Га-Ноцри: «Облако бросилось навстречу всадникам, но еще не пролило дождя». Когда они летают над городом, «начали падать первые капли». После того, как Мастер исчезает из больницы, Иван становится беспокойным, потому что «Буря бушевала с нарастающей силой и, очевидно, встревожила его».

В начале главы 32 ночь олицетворяется раскрывающим секреты: «Ночь настигла кавалькаду, распространилась над ними и разбрасывала кое-где в опечаленном небе белые пятнышки звезд.Ночь сгущалась, летела бок о бок с всадниками, хватая их плащи, стягивая их, раскрывая обман ».

Глава 32 начинается с повторения лейтмотива« Боги, боги! »Это уместно, поскольку мир Мастер и Маргарита вот-вот пересекутся с мотивом Пилата, который на протяжении тысячелетий скрывался от мира. Этот мотив служит связующим звеном между Мастером и Пилатом, которые оба его используют.

Мастер и Маргарита — Владимир Бортко

Основная тема сериала Мастер и Маргарита — смерть при загадочных обстоятельствах — остается актуальной.Несколько смертей актеров, имевших место после съемок сериала Владимира Бортко Мастер и Маргарита с 2005 года, подпитывают многих россиян, что проклятие лежит на тех, кто участвует в экранизации фильма Мастер и Маргарита . Некоторые актеры умерли в молодом возрасте, другие при загадочных или даже подозрительных обстоятельствах.

Однако о некоторых событиях сообщается неточно. Некоторые СМИ сообщают, что 29-летняя дочь Валентина Гафта (Кайфа) повесилась бы вскоре после стрельбы.Но это не совсем так: тело Ольги обнаружили 24 августа 2002 года, за три года до съемок сериала. Однако следующие факты верны.

2 октября 2005 года, за два месяца до премьеры сериала, актер Александр Чабан , сыгравший роль следователя НКВД Сидорова, был найден мертвым в своей квартире. Ему было 47 лет, и он умер при невыясненных обстоятельствах. Он исчез незадолго до премьеры сериала и был найден мертвым в своей квартире.

Актер Александр Галыбин , исполнивший роль мастера, рассказал, что через пять дней после окончания съемок попал в страшную аварию. Когда он возвращался домой с женой от свекрови, его машина перевернулась из-за метели и оказалась в переулке. Однако он не верит, что его роль в сериале как-то связана с этим.

Александр Адабашян , исполнивший роль Михаила Берлиоза, вскоре после стрельбы получил сердечный приступ.Однако, как и Галыбин, он никак не связывал свою роль в сериале. Не раз он шутил над тем, как члены съемочной группы использовали имя дьявола на работе. Например, они сказали, что злые духи сами заставили их выпить за день до стрельбы.

Актер Станислав Ландграф , исполнивший роль критика Латунского, умер 27 декабря 2006 года. Причиной смерти стал сердечный приступ. В сериале Маргарита страстно хотела убить своего персонажа выстрелом в сердце.

27 марта 2007 года во время рыбалки трагически погиб актер Евгений Меркурьев , сыгравший Василия Степановича, бухгалтера комиссии по зрелищам и развлечениям на зажигалке типа . Совершенно случайно он провалился под лед на Ладожском озере недалеко от Приозерска.

Кирилл Лавров , исполнивший роль Понтия Пилата, скончался 27 апреля 2007 года после нескольких изнурительных попыток победить лейкоз.Его дочь Мария помогла ему продлить жизнь на шесть месяцев в качестве донора для трансплантации костного мозга.

Валерий Золотухин , исполнивший роль Никанора Ивановича Босого, 2 июля 2007 года потерял своего 27-летнего сына Сергея. Он покончил жизнь самоубийством. Сам Золотухин скончался 30 марта 2013 года. Ему был 71 год, он страдал от опухоли головного мозга.

Александр Абдулов, непревзойденный переводчик Коровьева, умер от рака легких 3 января 2008 года.Абдулов всю свою сознательную жизнь курил. В августе 2007 года у актера возникли проблемы со здоровьем, предположительно, язва. Однако в сентябре того же года в израильской клинике у него обнаружили рак легких. В последние годы жизни у Абдулова были крайне напряженные отношения с таблоидами. Он горячо возмущался всей ложной информацией о нем и ненавидел тех недобросовестных журналистов, которые пытались вмешаться в его личную жизнь. Все это, вместе с тем фактом, что он был очень успешен с женщинами, привело к появлению нескольких спекуляций вокруг его смерти.Одна из них заключалась в том, что его бы отравили.

7 апреля 2008 года Толубеев Андрей скончался. Роли в сериалах он не играл, но озвучил голос Геннадия Богачева как Алоизий Могарыч. Он умер от рака поджелудочной железы в возрасте 63 лет. Коллеги помогли ему, собрав необходимые средства на лечение в израильской клинике, где Александр Абдулов пытался вылечиться. Но болезнь была сильнее.

В 2009 и 2010 годах умерло несколько актеров из сериала.25 января 2009 г. в возрасте 72 лет скончался швейцар ресторана « Грибоедов » Юрий Оськин , швейцар ресторана « Грибоедов » — через три года его сын, актер Тихон Оськин , внезапно скончался в результате остановки сердца. . 23 декабря 2009 г. в возрасте 73 лет скончалась Галина Боркова , продавщица универмага Торгсин . Валентине Егоренковой , медсестре больницы доктора Стравинского, было 65 лет, когда она скончалась на 20 апреля 2010 г.Через пять месяцев, 20 августа 2010 года, в возрасте 70 лет от послеоперационного сепсиса скончался актер Станислав Соколов , секретарь Понтия Пилата.

Михаил Суров — довольно призрачный человек, несколько раз осужденный за уголовные преступления, а также активный в региональной политике в своем родном городе Вологде. В свободное время он играл дополнительные роли в сериалах. В сериале Владимира Бортко он был массовкой в ​​массовке, который даже не фигурировал в титрах сериала.11 августа 2011 года он трагически погиб в автокатастрофе в возрасте 55 лет. Его выбросило в окно и он скончался на месте.

Владислав Галкин , известный по роли поэта Ивана Бездомного в сериале, страдал от алкогольной зависимости. В июле 2009 года ему было предъявлено обвинение в хулиганстве с применением оружия против полицейского в баре. В декабре он был осужден к 14 месяцам лишения свободы условно. В январе 2010 года Галкин лечился в московской больнице им. Боткина по поводу воспаления поджелудочной железы.Спустя месяц, 27 февраля 2010 года, он был найден мертвым при подозрительных обстоятельствах на съемной квартире в Москве. Ему было 38 лет. Официальной причиной смерти стала остановка сердца. Однако, по словам его семьи и друзей, он был убит на основании доказательств, указывающих на присутствие других людей в его комнате незадолго до его смерти и исчезновение 130 000 долларов из его квартиры.

5 апреля 2013 г. при невыясненных обстоятельствах скончался актер Дмитрий Поддубный , сыгравший в сериале роль агента НКВД.Накануне он был госпитализирован в Городскую больницу № 15 в Санкт-Петербурге. Его жена сказала, что у Поддубного был небольшой спазм и никаких травм, когда она и ее дочь доставили его в больницу. Однако врачи сказали, что он умер от травмы головы, а полиция сообщила, что у него уже была эта травма, когда его поместили в больницу. По словам жены Поддубного, врачи не захотели предоставить ей официальные документы, подтверждающие диагноз ее мужа.

Еще актеры погибли после съемок сериала. Илья Олейников , исполнивший роль Григория Римского, финансового директора театра эстрады и Станислава Пряхина, , сыгравшего карманника (в титрах), умерли оба в 2012 году. В 2014 году Станислав Фесюнов, который был швейцар в магазине Торгсин также умер. Но эти смерти произошли не при странных обстоятельствах.

Может, не стоит винить роман в проклятии.Творческие люди зачастую суеверные люди, и в плену предрассудков можно забыть фразу, которую Михаил Булгаков вложил в уста Воланда: «Да, человек смертен, но это было бы только полбеды. Хуже всего то, что он иногда неожиданно смертен, вот в чем загвоздка! »

Если говорить о Воланде, то его роль в сериале изначально была предложена актеру Олегу Янковскому . Однако в последний момент он отказался, заявив, что, по его мнению, никто никогда не должен играть роль дьявола или роль Бога.

Кстати, более известные актеры отказались сниматься в сериале. Александр Калягин отказался от роли Берлиоза, Владимир Машков мог бы быть мастером, но не хотел. И, наконец, Александр Панкратов-Черный отказался от роли Варенухи. Но Бортко решил не отказываться от актера и предложил ему взамен роль Степана Лиходеева. Он согласился с этим.

непревзойденных цитат из романа «Мастер и Маргарита».Стр. 1


Когда Михаил Булгаков писал роман о волшебнике, он даже представить себе не мог, что создает наиболее значимые произведения русской литературы ХХ века. Сегодня произведение заслуженно входит в списки самых читаемых в мире книг, оставаясь при этом объектом бесконечных споров философов и литературоведов.

А для Сайт «Мастер и Маргарита» — любимый рассказ, полный загадок и бесконечной мудрости.Что больше всего нужно в наше непростое время.

Кто вам сказал, что нет света настоящей, верной, вечной любви? Да отрезать лжецу его гнусный язык! Мы, как всегда, будем говорить с вами на разных языках, но то, о чем мы говорим, не меняется. зло таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества, очаровательных женщин, застольных разговоров. Такие люди либо серьезно больны, либо тайно ненавидят других. Злые люди делают в мире, есть только люди несчастные. Трудные люди, эти женщины! Человеку без удивления внутри, в своей коробке, неинтересно.Все хорошо в этом мире построено. Да, человек смертен, но это было бы не так уж плохо. Плохая новость в том, что он иногда внезапно умирает, вот и вся уловка! Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с кошкой. Кошки обычно почему-то говорят «ты», хотя ни у одной кошки не было брудершафта, чтобы никто не пил. Бедняга жесток и бездушен. И все просто из-за того, что его изуродовали хорошие люди. Вы примеряете костюм? Никогда не делай этого. Можно ошибиться, и к тому же очень большая. Ничего не проси! Ничего не делать, а особенно тем, кто сильнее вас.Сами предложить себе все будет. Тот, кто любит, должен разделить судьбу любимого человека. Вторая свежесть — это ерунда! Свежесть только одна — первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, значит, она тухлая! Правда легко и приятно. Зачем идти по стопам того, что уже сделано? <- Достоевский умер.
— Возражение, Достоевский бессмертен! Факт — самая упрямая вещь на свете. Все теории согласуются друг с другом.Среди них есть такие, по которым каждому будет дано по вере. Да сбудется оно! Вино какой страны вы предпочитаете в это время суток? Моя драма в том, что я живу с человеком, который мне не нравится, но портить ему жизнь считаю недостойным делом. — Трусость — один из самых страшных человеческих пороков.
— Нет, смею спорить. Трусость — самый страшный человеческий порок. Ничего не бойся. Это неразумно. Самый страшный гнев — бессилие гнева. что сделало бы вас добром, если бы не было зла, и как бы выглядела земля, если бы она исчезла из тени? Поймите, что язык может скрыть правду, а глаза — никогда! Людям нравятся люди.Они любят деньги, но так было всегда … Человечество любит деньги из того, что они были бы сделаны, или, если они сделаны из кожи, из бумаги, бронзы или золота. Ну легкомысленно … Ну-ну … а милосердие иногда стучит в их сердца … простые люди … в общем, напоминают предыдущие … жилищный вопрос только их разорил. Каковы бы ни были пессимисты, земля по-прежнему довольно красивая и залита лунным светом и просто уникальна.

через adme.ru

Life Got You Down? Пора читать Мастера и Маргариту

‘« А в чем конкретно вы работаете? » — спросил Берлиоз.«Я специализируюсь на черной магии».

Если многие русские классические произведения мрачны, глубоки и полны ужасов черноты человеческой души (или, действительно, о ГУЛАГе), то это единственная книга, которая противостоит этой тенденции. Из всех русских классиков « Мастер и Маргарита », несомненно, самая радостная. Это забавно, глубоко, и это нужно прочитать, чтобы поверить. В некотором смысле книга имеет странную репутацию. Он широко известен как один из величайших романов ХХ века и шедевр магического реализма, но даже очень начитанные люди часто не слышали о нем, хотя среди русских достаточно упомянуть кошка размером со свинью и абрикосовый сок, который вызывает икоту, и все поймут, о чем вы говорите.Больше всего меня спасла книга, когда я почувствовал, что зря потратил свою жизнь. Это роман, который побуждает не относиться к себе слишком серьезно, как бы плохо ни было. Мастер и Маргарита — это напоминание о том, что в конечном итоге все будет лучше, если можно будет внести нотку глупости и абсурда. Мало того, что это возможно в любое время; иногда это абсолютно необходимо: «Вы должны смеяться. Иначе ты заплачешь.

Для тех, кто уже знает и любит Мастер и Маргарита , происходит что-то вроде культового «круга доверия».Я подружился с людьми исключительно на основании того, что они прочитали этот роман и получили от него удовольствие. У меня есть подруга, которая вышла замуж за своего мужа почти исключительно потому, что он сказал ей, что читал это. Обычно я бы сказал, что строить отношения на всю жизнь на основе того, что вам нравится одна книга, — не лучшая идея. Но в данном случае это особенная книга. Итак, если вы не женаты, любите это и встречаетесь с кем-то, кто любит это, вам обязательно стоит выйти за него замуж.Это самый занимательный и успокаивающий роман. Когда я чувствовал себя подавленным из-за того, что больше не могу притворяться русским, я читал отрывки из этого, чтобы подбодрить себя и напомнить себе, что какой бы ни была правда о том, откуда я родом, мне удалось понять некоторые важные вещи о другая культура. Это книга, от которой захватывает дух и заставляет громко смеяться, иногда из-за ее хитрости, иногда потому, что она такая смешная и нелепая. Я мог бы обмануть себя, что нужно быть немного русским, чтобы понять Толстого.Но с Булгаковым все, что вам нужно, чтобы понять его, — это чувство юмора. Его комедия универсальна.

Написанный в 1930-х годах, но опубликованный только в 1960-х, Мастер и Маргарита — наиболее захватывающе оригинальное произведение. Немногие книги могут сравниться с этим по странности. Дьявол Воланд приезжает в Москву со свитой устрашающих приспешников, включая, конечно же, гигантского говорящего кота (буквально «размером со свинью»), ведьму и косоглазого убийцу с одним желтым клыком.Похоже, они нацелены на литературную элиту Москвы. Воланд знакомится с Берлиозом, влиятельным редактором журнала и председателем крупнейшего советского писательского клуба. (Берлиоз пил абрикосовый сок, вызывающий икоту.) Берлиоз считает Воланда своего рода немецким профессором. Воланд предсказывает смерть Берлиоза, которая почти мгновенно наступает, когда редактор обезглавливается в ужасной аварии с участием трамвая и пролитой подсолнечного масла. Все это происходит на первых страницах.

Молодой поэт Иван Бездомный (его фамилия означает «Бездомный») был свидетелем этого инцидента и слышал, как Воланд рассказывал причудливую историю о Понтии Пилате.(Этот рассказ о «Прокураторе Иудеи» перемежается между «московскими» главами.) Бездомный пытается преследовать Воланда и его банду, но попадает в сумасшедший дом, разглагольствуя о злом профессоре, одержимом Понтием Пилатом. В приюте он встречает Учителя, писателя, которого посадили в тюрьму за то, что он написал роман об Иисусе Христе и, да, Понтии Пилате. История взаимоотношений между Христом и Пилатом, свидетелем которой был Воланд и рассказанная Учителем, периодически повторяется на протяжении всего романа, и, в конце концов, обе истории связаны друг с другом.(Оставайся здесь со мной. Честно говоря, это очень весело.)

Тем временем, за пределами лечебницы, Воланд занял квартиру Берлиоза и устраивает волшебные шоу для московской элиты. Он вызывает любовницу Мастера Маргариту, которая осталась верна писателю и его творчеству. На полуночном балу, устроенном сатаной, Воланд предлагает Маргарите шанс стать ведьмой с магическими способностями. Это происходит в Страстную пятницу, в день распятия Христа. (Серьезно, все это имеет смысл, когда вы читаете книгу.И это нисколько не сбивает с толку. Обещаю.) На балу много голых танцев и скачек (ах, вдруг тебе интересно и хочется прочитать эту книгу?), А потом Маргарита начинает летать голой, сначала по Москве, а потом по СССР. Еще раз повторяю: все это имеет смысл в контексте книги.

«Литература может стать катализатором перемен. Но он также может быть предохранительным клапаном для снятия напряжения и того, что приводит к параличу ».

Воланд исполняет одно желание Маргариты.Она выбирает максимально альтруистический поступок, освобождая женщину, с которой встречается на балу, от вечных страданий. Дьявол решает не считаться с этим желанием и дает ей еще одно. На этот раз Маргарита решает освободить Мастера. Воланд недоволен этим и заставляет ее и Мастера выпить отравленное вино. Они снова собираются вместе в загробной жизни, даровав «мир», но не «свет», неопределенную ситуацию, которая заставляла ученых на долгие годы скручивать себя узлами. Почему Булгаков их не прощает? Почему и Иисус, и дьявол, кажется, согласны относительно своего наказания? Булгаков, кажется, предлагает всегда выбирать свободу — но ожидайте, что за нее придется платить.

Одна из самых сильных сторон Мастер и Маргарита — это легкость тона. Он полон дешевых (но хороших) шуток над литераторами, которые получают возмездие за то, что отвергают работу Учителя. (Это параллель с опытом Булгакова; советский литературный истеблишмент держал его на расстоянии вытянутой руки и «разрешал» работать только в театре, да и то с некоторыми трудностями). Имея столь легкомысленное и неожиданное отношение к кошмарному обществу, в котором Воланд сеет хаос, сатира Булгакова становится злой, даже без необходимости проливать кровь.Его персонажи находятся в своего рода аду, но они никогда не упускают из виду тот факт, что вокруг них происходят занимательные и забавные вещи. Какими бы мрачно-комедийными ни были эти вещи.

В то время как Мастер и Маргарита — чрезвычайно сложный роман с его квазирелигиозными темами и резкой критикой советской системы, но, прежде всего, это большой жирный урок оптимизма через смех. Если вы не видите смешной стороны своего затруднительного положения, тогда в чем смысл всего? Булгаков любит подшучивать над всеми и вся.«Есть только один способ, которым мужчина может ходить по Москве в нижнем белье — когда его сопровождает полиция по дороге в отделение!» (Это когда Иван Бездомный появляется в ресторане сценаристов, полуобнаженный, чтобы сказать им, что странный персонаж приехал в Москву и убил их коллегу.) «Я бы предпочел быть кондуктором трамвая, и нет работы хуже этой». (Гигантский кот говорит чушь на шаре сатаны.) «Единственное, что может спасти смертельно раненую кошку, — это глоток парафина». (Больше кошачьей тарабарщины.)

Последняя шутка в книге состоит в том, что, возможно, сатана в конце концов не плохой парень. Пока я пытался восстановить свое чувство юмора по поводу того, что я поляк и еврей, а не русский, все это было большим утешением. Жизнь в глазах Булгакова — великая космическая шутка. Конечно, здесь есть и политический посыл. Но Булгаков передает это с таким азартом и игривостью, что никогда не чувствуешь себя проповедуемым. Вы должны быть действительно хорошим сатириком, чтобы написать роман, в котором Дьявол должен представлять Сталина и / или советскую власть, не давая читателю почувствовать, что вы забиваете их этой идеей по голове.Роман Булгакова во многом трагичен и пронзен, но это чувство подкрадывается к вам только потом. Больше всего Булгаков вызывает чувство веселья. Возможно, поэтому он самый умный и подрывной из всех писателей, которые работали в то время. Практически невозможно поверить, что они с Пастернаком были современниками, настолько разные их романы по стилю и тональности. (Пастернак родился в 1890 году, Булгаков — в 1891 году.) Мастер и Маргарита и Доктор Живаго кажутся написанными в двух разных столетиях.

Однако, в отличие от Пастернака, Булгаков никогда не испытывал никакой реакции на свой роман при жизни, так как он был опубликован только после его смерти. Одна из вещей, которая делает серию Мастер и Маргарита настолько убедительной, — это обстоятельства, в которых она была написана. Булгаков написал ее, может быть, не только «для ящика» (т.е. не для печати при его жизни), но и для того, чтобы ее вообще никто не читал. Он писал это в то время, когда «Черные Марии» (парк автомобилей КГБ), стуки в дверь и исчезновения посреди ночи.Для большинства москвичей обычная жизнь перевернулась с ног на голову, и все же им нужно было найти способ продолжать жить и делать вид, что все нормально. Булгаков опирается на это и создает сумеречный мир, в котором все не так, как кажется, а фантастические, паранормальные и откровенные злы рассматриваются как повседневные явления.

Трудно представить, как бы выжил Булгаков, если бы вышел роман. Булгаков, должно быть, знал об этом, когда писал. И он также должен был знать, что это никогда не может быть опубликовано — это означает, что он не сдерживался и писал именно то, что хотел, не опасаясь возмездия.(Хотя всегда существовал страх, что роман будет обнаружен. Просто написать его было бы преступлением, не говоря уже о том, чтобы пытаться опубликовать его.) Это не означает, что он каким-либо образом жил беззаботной жизнью. Он опасался нападения властей. Он беспокоился о том, что ему помешают выполнять какую-либо работу, которая могла бы принести ему деньги. Он беспокоился о том, что не сможет закончить этот роман. И он беспрерывно — и не без основания — беспокоился о своем здоровье.

При жизни Булгаков был известен своими антиутопическими рассказами «Роковые яйца» (1924) и «Собачье сердце» (1925) и пьесой « Дни Турбиных » (1926) о гражданской войне.Несмотря на свой ранний успех, начиная с двадцати лет и старше, Булгаков, казалось, жил с пониманием того, что его, вероятно, сократят в середине жизни. Он написал себе записку на рукописи «Мастер и Маргарита »: «Заверши это, прежде чем умрешь». J.A.E. Увлекательная биография Кертиса « Рукописи не горят: Михаил Булгаков», «Жизнь в письмах и дневниках » дает почти кинематографическое представление о травматической двойной жизни, которую вел Булгаков, когда он тайно писал роман.Я люблю эту книгу так же сильно, как Мастер и Маргарита . Цитаты Кертиса из писем и дневников оживляют Булгакова и полны черной комедии и повседневных подробностей, от Булгакова, умоляющего своего брата не присылать кофе и носки из Парижа, потому что «долг значительно возрос» до дневниковой записи его жены. из новогоднего 1937 года, в котором рассказывается о радости Булгакова разбивать чашки с надписью 1936 года.

Булгаков не только боялся, что он никогда не закончит Мастер и Маргарита , но и заболел.В 1934 году он написал другу, что страдал от бессонницы, слабости и «наконец, что было самым грязным, что я когда-либо испытывал в своей жизни, — страха одиночества, а точнее страха остаться самостоятельно. Это так отталкивает, что я предпочитаю отрезать ногу. Он часто испытывал физическую боль из-за болезни почек, но не меньше подвергался психологическим пыткам. Казалось, что им постоянно предлагали возможность поехать за границу, но она была отозвана.Конечно, власти не были заинтересованы в том, чтобы его отпускать, если он не вернется. (Потому что им было бы плохо, если бы талантливые писатели не захотели жить в СССР. И потому что было гораздо интереснее держать их в своей стране, пытаться заставить их писать вещи, восхваляющие Советскую власть и пытающие их, в большинстве случаев буквально.)

Удивительно, что Булгакову удалось написать роман, столь полный юмора, остроумия и легкости тона, когда он жил в этот период.Он привык жить в мире, где иногда звонит телефон, он поднимает трубку, а на другом конце линии анонимный чиновник говорит что-то вроде: «Идите в Иностранный отдел Исполнительного комитета и заполните форма для себя и своей жены ». Он будет делать это и осторожно питать надежду. И тогда вместо загранпаспорта он получал листок бумаги с надписью: «M.A. Булгакову отказано в разрешении ». Все те годы, что Булгаков тайно продолжал писать Мастер и Маргарита — а также зарабатывал на жизнь (своего рода) драматургом, — в конечном итоге удивительно то, что он не сошел с ума от всего этого кошачьего. игры-мышки, в которые Сталин и его приспешники играли с ним.Сталин проявил к нему личный интерес, как и к Ахматовой. Есть предположение, что его отношения со Сталиным предотвратили арест и казнь Булгакова. Но это также мешало ему работать над тем, над чем он хотел бы работать публично.

Как же досадно не иметь признания при жизни за свой величайший труд. Когда книга действительно вышла в 1966-1970 годах, ее значение было огромным, возможно, большим, чем любая другая книга, изданная в 20 веке.Как однажды сказал писатель Виктор Пелевин, практически невозможно объяснить никому, кто не жил советской жизнью, что именно этот роман значил для людей. « , Мастер и Маргарита даже не позаботились о том, чтобы быть антисоветскими, но чтение этой книги мгновенно сделает вас свободными. Это освободило вас не от каких-то конкретных старых идей, а, скорее, от гипноза всего порядка вещей ».

Мастер и Маргарита символизирует инакомыслие; это ироничное признание того, что происходили плохие вещи, которые никогда нельзя простить.Но он также представляет интересный вид пассивности или ненападения. Это не роман, поощряющий революцию. Это роман, который в ужасе вскидывает руки, но не обязательно знает, что делать дальше. Литература может стать катализатором перемен. Но он также может быть предохранительным клапаном для снятия напряжения и того, что приводит к параличу. Иногда я задаюсь вопросом, объясняет ли « Мастер и Маргарита» — роман, о котором русские отзываются наиболее страстно — безразличие многих россиян к политике и текущим событиям.Они глубоко циничны по причинам, полностью раскрытым в этом романе. Булгаков описывает общество, в котором все не так, как кажется. Люди обычно лгут. Люди, которые их не заслуживают, получают вознаграждение. Вас могут объявить сумасшедшим просто за то, что вы хотите писать художественную литературу. Мастер и Маргарита — это, в конечном счете, огромное исследование когнитивного диссонанса. Речь идет о состоянии ума, когда ничего не складывается, но вы должны действовать так, как будто это складывается. Часто единственный способ выжить в таком состоянии — отключиться. И, в идеале, подшутить над тем, как все ужасно.

Булгаков явно хочет, чтобы мы думали о добре и зле, свете и тьме. Чтобы не проповедовать о вещах, он делает это, добавляя абсурдный юмор. Выбираете ли вы быть человеком, который присоединится к свите чудаков Воланда? (Стеноглазые головорезы, шагайте вперед!) Или вы предпочитаете быть человеком, который готов отправиться в психиатрическую лечебницу за то, чтобы писать стихи? (Я не говорил, что это был простой выбор.) На более глубоком уровне он спрашивает, согласны ли мы отстаивать то, во что мы верим, даже если последствия ужасны.И он призывает нас жить жизнью, в которой мы можем смотреть себе в глаза и быть счастливыми тем, кто мы есть. В темноте всегда есть свет. Но сначала нужно быть подходящим человеком, чтобы увидеть это.

из Исправление Анны Карениной , автор: Вив Грокоп, любезно предоставлено Абрамсом. Авторские права 2018, Вив Гроскоп.

Мастер и Маргарита | Сюжет, персонажи и факты

Мастер и Маргарита , русский язык Мастер и Маргарита , роман русского писателя Михаила Булгакова, написанный в 1928–1940 годах и изданный в цензуре в Советском Союзе в 1966–67.В 1973 году там была опубликована безупречная версия романа. Остроумный и грубый, этот роман представляет собой в то же время проницательный философский труд, посвященный глубоким и вечным проблемам добра и зла. Считается шедевром 20 века.

Булгаков, г. 1932

© Ardis Publishers

Британская викторина

Имя писателя

Каждый ответ в этой викторине — это имя писателя.Сколько вы знаете?

Роман сопоставляет два плана действия: один происходит в Москве в 1930-е годы, а другой — в Иерусалиме во времена Христа. Три центральных персонажа современного сюжета — Дьявол, замаскированный под профессора Воланда; «Мастер», репрессированный писатель; и Маргарита, которая хоть и замужем за бюрократом, но любит Мастера. Мастер, символ Христа, сжигает свою рукопись и охотно отправляется в психиатрическую палату, когда критики нападают на его работу.Маргарита продает свою душу Дьяволу и становится ведьмой, чтобы добиться освобождения Мастера. Параллельный сюжет представляет собой действие разрушенного романа Учителя — осуждение Иешуа (Иисуса) в Иерусалиме.

Булгаков начал писать Мастер и Маргарита в 1928 году и продолжал работать над ним незадолго до своей смерти в 1940 году. Мало кто знал о существовании рукописи до 1966 года, когда первая часть романа, подвергшаяся жесткой цензуре, была опубликовано в ежемесячном журнале « Москва »; вторая партия появилась в следующем году. Мастер и Маргарита сегодня признан одним из лучших достижений русской литературы ХХ века. Предложения из романа вдохновили русские пословицы; «Рукописи не горят» и «Трусость — самый ужасный из пороков» имеют особый резонанс для поколений, переживших худшее из советского тоталитаризма. Влияние романа можно обнаружить и дальше — от Салмана Рушди до Rolling Stones («Сочувствие дьяволу», как говорят, было вдохновлено Булгаковым).

Поочередно жгучая сатира на советскую жизнь, религиозная аллегория, соперничающая с « Фауст » Иоганна Вольфганга фон Гете, и необузданная бурлескная фантазия, это роман смеха и ужаса, свободы и рабства — роман, который взрывается » официальные истины »с силой неконтролируемого карнавала.

Получите эксклюзивный доступ к контенту из нашего первого издания 1768 с вашей подпиской. Подпишитесь сегодня

Непреходящее литературное наследие Мастера и Маргариты в России и за ее пределами

Баз Лурманн снимал «Ромео + Джульетту», когда член съемочной группы рассказал ему о книге, которую, по его мнению, должен прочитать режиссер.

В сатирическом романе 1930-х годов учтивый сатана прибывает в город, чтобы провести волшебное шоу, время возвращается к Распятию и сливается в волшебную историю любви.

«Он сказал мне:« Ты знаешь, что есть только один человек в мире, который может превратить этот роман в фильм — это ты », — рассказывает Лурманн в интервью ABC RN« Слушай историю ».

«Я был очарован [историей], но я думал, что нет, я никогда не смогу этого сделать. Но гештальт этого действительно застрял во мне».

В последующие годы к Лурманну снова и снова обращались поклонники романа.

«С этого момента я в основном проводил все свое время, убегая от этого. Не то чтобы я его преследовал, мне честно казалось, что он преследует меня», — говорит он.

Двадцать лет спустя Лурманн получил желанные права на экранизацию «Мастера и Маргариты», которую русские считают великим русским романом ХХ века.

Одержимость

Запоминающаяся первая встреча с «Мастером и Маргаритой» — обычное дело для страстных читателей его автора, Михаила Булгакова.

Майк Цыкин был подростком в Москве 1960-х годов, когда он услышал, что сенсационное художественное произведение собиралось опубликовать в журнале, почти через 30 лет после смерти его автора.

«Библиотекари были заинтересованы в том, чтобы школьники читали, и я кое-что слышал. Они говорили, что вот-вот что-то выйдет. А потом они упомянули имя Михаила Булгакова».

Майк Цыкин был одним из многих россиян, которые увлеклись историей, когда она вышла. (Приложено: Майк Цыкин)

Бабушка Майка работала в издательстве и была членом государственного союза писателей.Ее собственный отец был министром искусств при жизни Булгакова.

«Я пошел к бабушке — мы были большими друзьями — и спросил:« Кто такой Булгаков? »- вспоминает он.

« Она была глубоко коммунисткой. Она сказала, что он был второстепенным драматургом и на самом деле весьма реакционным: «Так что не беспокойтесь о нем».

«Я подумал, что это странно».

Хотя ему не удавалось прочитать полную версию, пока он не уехал из Советского Союза в Австралию, впечатление Майка от его первого знакомства с работой было ясным.

«Он среди лучших писателей, когда-либо существовавших в России».

Слушайте подкаст

Новые и захватывающие истории Австралии и всего мира.

Подробнее

Симпатия к дьяволу

Юмористически рассказанный со знанием и сатирической манерой «Мастер и Маргарита» разворачивается в 1930-х годах. Это был 1973 год, когда он был опубликован в форме романа, но русские по-прежнему находили его забавно точным в абсурдной жизни при коммунизме.

Читатели были поражены романтикой, завораживающими образами и моральными сомнениями в написании, которое перемещает их между сюжетными линиями и двумя совершенно разными сеттингами: Москвой и древним Иерусалимом.

После десятилетий невидимости Булгаков теперь считается литературным героем, а его шедевр признан и востребован государством.

Посетители Булгаковского музея оставляют граффити и цитаты из романа на лестничной клетке здания. (Getty: Wojtek Laski)

Коммунальная квартира, в которой он жил и которую не любил, теперь является музеем, который привлекает международных паломников. Такие места в романе, как скамейка на Патриарших прудах Москвы, являются литературными достопримечательностями.

Легион художников с Запада, в том числе Патти Смит, Rolling Stones (чья песня Sympathy for the Devil была вдохновлена ​​ею), Салман Рушди, Марлон Джеймс и Фиби Уоллер-Бридж, утверждают, что вдохновлены этой книгой.

Книга, спасенная от огня

В 1930 году Булгаков был запрещенным драматургом и автором рассказов без дохода и остроумия, когда ему позвонил роковой телефонный звонок от Иосифа Сталина.

Автор писал письма властям, желая эмигрировать из Советского Союза.Когда режим стал более репрессивным, его отчаяние и паранойя усилились.

«Моя судьба была хаотичной и ужасной», — писал он своему брату за границу. «Теперь я замолкаю; для писателя это равносильно смерти».

Портрет Булгакова 1928 года. (Wikimedia Commons)

Сочинения Булгакова расходились с официальным стилем соцреализма, и почти все, что он писал, сопровождался потоком плохой прессы.

«Мерзкая неконтролируемая желчь пролилась на него повсюду, что немного похоже на худший троллинг в Твиттере в наши дни», — говорит Джули Кертис, профессор русской литературы в Оксфорде.

Как ни странно, сам Сталин был поклонником Булгакова, и его ночной телефонный звонок, хотя и пугающий писателя, привел к санкционированной государством работе, которая сохраняла средства к существованию Булгакова, но запрещала ему публиковаться.

Дома, в своей квартире, Булгаков продолжал писать на темы, неприемлемые для государства: например, христианство.

Роман включает ясное повествование о том, что произошло, когда Иисус из Назарета встретился с Понтием Пилатом, римским чиновником, приговорившим его к смертной казни.

Вокруг этого Булгаков сплел историю о жизнерадостном и остроумном современном Сатане, который находит развлечение в том, чтобы сеять хаос в высших эшелонах московского общества, особенно литературных критиков.

Среди демонов, окружающих Сатану, есть гигантский черный кот с пистолетом по имени Бегемот — любимец читателей, который почти всегда появляется на обложке книги.

Загрузка …

Булгаков также представил себя в романе как персонаж, известный только как «мастер». Как и он, мастер пишет рукопись, которую пытается сжечь в своей печи, зная, что ему никогда не разрешат ее опубликовать.

В книге рукопись волшебным образом выживает благодаря помощи дьявола, которого зовут Воланд.

«К сожалению, я не могу показать это вам, — ответил мастер, — потому что я сжег его в своей печи».

«Извините, но я вам не верю, — сказал Воланд. «Вы не могли этого сделать. Рукописи не горят».

Эта строчка приобрела собственную известность, как будто символизирует реальную историю того, что случилось с рукописью Булгакова.

Жена Булгакова Елена Шиловская, на которой основана хозяйская любовница Маргарита, хранила роман на протяжении десятилетий после его смерти в возрасте 48 лет, когда само его существование все еще представляло для нее опасность.

Это она, наконец, опубликовала его в конце 1960-х годов.

«Выберите строчку и используйте ее как пророчество»

У многих читателей, особенно россиян, романы вызывают изменяющие жизнь — а иногда и мистические — ассоциации.

«Мой отец столько раз читал эту книгу, что мог говорить цитатами из книги. Он мог цитировать ее практически с любой страницы», — говорит москвичка Наталья Рыжкова.

«Каждый раз, читая его, вы буквально находите что-то новое.То, на что вы не обращали особого внимания в предыдущий раз. «

» Я закончила книгу как человек с другим мышлением «, — говорит Алла Тофф, вспоминая, как читала ее впервые в Советском Союзе.

Сидней Ксения Радченко связывает это с ее встречей с будущим мужем и объясняет игру с любовниками Булгакова

«Русские используют книгу, когда у них есть мечта или желание. Они просто открывают книгу с закрытыми глазами, выбирают линию и используют ее как пророчество.»

Когда Ксения училась в московской школе в 1990-е годы, в классе рисования попросили сделать книжную тарелку-экслибрис. Ксения нарисовала кота Бегемота и поставила свое имя на картинке. сыграть очень важную роль в моей жизни. «Примерно 10 лет спустя на Facebook я встретила красивого парня, который жил в Лос-Анджелесе», — говорит она.

«Он сказал, что узнал мое имя. Его мама была моим учителем рисования в Москве, и она принесла домой [мою тарелку], потому что тоже была очарована книгой.»

Присоединяйтесь к книжному клубу ABC

Вы любите книги? Мы тоже! Присоединяйтесь к нашей группе в Facebook, чтобы разговаривать о книгах — друг с другом, со специалистами со всего ABC и с вашими любимыми авторами.

Подробнее

Австралийский писатель Субхаш Джайрет был студентом в Москве в конце 60-х, когда ему в руки попал печатный экземпляр запрещенной книги под названием «самиздат».

«Кто-то подумал, что я достаточно надежен, и передал мне этот самиздатский экземпляр», — сказал он. говорит.

«У меня был доступ к пишущей машинке, я напечатал на ней около десяти страниц, а затем отдал их и оригинал своему другу.Это могло бы стать еще одним экземпляром книги. Так копии распространились в подпольной общественной сфере Москвы ».

Австралийка Зои Бремер, которая выросла и говорила по-русски, говорит, что книга помогла ей пережить мрачное детство и« углубила »ее жизнь.

« Это была настоящая объединяющая связь между моим покойным мужем и мной. Как только мы обнаружили, что это любимая книга каждого, мы сразу поняли друг друга на всю глубину. Это было одним из факторов, способствовавших моей стойкости, когда он умер.

Мастер в путинской Москве

Булгаков издавна издавался и прославлялся в России, но, по словам профессора Кертиса, сопоставимый набор государственных доктрин теперь используется для цензуры писателей, особенно в театре.

«С момента отказа Социалистического реализма как доктрины, мы наблюдаем своего рода восстановление ценностей советской эпохи в некотором отношении », — говорит она.

« Вы просто удаляете коммунистическую идеологию и добавляете русскую православную религию плюс национализм, и вы как бы продолжаете как раньше, в основном.

Больше историй из Истории Слушайте:

Одним из шагов стало хорошо задокументированное ограничение историй, изображающих рассказы геев и лесбиянок.

«Запрет использования« непристойности », запрет того, что они называют нетрадиционными отношениями, изображенные в произведениях искусства, особенно для лиц моложе 18 лет… подкрепляют гомофобный подход », — говорит профессор Кертис.

Для Лурманна разработка того, как рассказать историю, столь любимую россиянами, неизбежно потребует некоторых отступлений от романа.

«Это не то, во что хочется влюбиться в кинематографе, потому что нет кинематографического языка, который действительно мог бы содержать невероятно инновационную форму», — говорит он.

Но, как и всем читателям, для которых «рукописи не горят», магия Мастера и Маргариты проникла ему в шкуру.

«Я внезапно понял, что это загадка. Это беспрецедентная форма этого, которая внезапно заинтересовала меня, как я могу это перевести».

Вы можете послушать аудиодокументальный фильм Розы Эллен «Рукописи не горят» на странице «Слушайте историю».

RN в вашем почтовом ящике

Получайте больше историй, выходящих за рамки новостного цикла, с помощью нашего еженедельного информационного бюллетеня.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.