Восхождение денег фергюсон: Книга «Восхождение денег» — Фергюсон Найл скачать бесплатно, читать онлайн

Содержание

Ниал Фергюсон. Восхождение денег

Деньги присутствуют в жизни каждого человека и мало кого оставляют равнодушным. Деньги притягивают и вызывают отвращение. Они определяют исходы войн и помогают создавать прекрасные произведения искусства. Тем удивительнее, что люди в массе своей знают о деньгах очень мало. Знаменитый британский историк Ниал Фергюсон взялся восполнить этот пробел и с блеском выполнил задачу. В своей новой книге «Восхождение денег», увидевшей свет в самый разгар всемирного экономического кризиса (2008–2009 гг.), он восстанавливает путь, пройденный деньгами от древности до наших дней, просто и ясно разъясняет смысл сложных финансовых понятий и терминов, расправляется с наиболее укоренившимися заблуждениями. И разумеется, подробнейшим образом разбирает причины нынешнего кризиса. Сегодня все больше и больше людей становятся частью мировой финансовой системы — и знакомство с финансовой историей мира важно, как никогда прежде.

Ссылку на Фергюсона я нашел у Талеба в Антихрупкости… См. также Что почитать по менеджменту.

Ниал Фергюсон.[1] Восхождение денег. – М.: АСТ: CORPUS, 2014. – 432 с.

Скачать конспект (краткое содержание) в формате Word или pdf

Купить цифровую книгу в ЛитРес, бумажную книгу в Ozon или Лабиринте

Введение. В значительной мере прогресс человечества был достигнут именно благодаря деньгам. Можно утверждать, что восхождение человека было бы немыслимо без восхождения денег. Первый и важный шаг на пути к пониманию современных финансовых институтов и оплетающей их терминологии — знакомство с их происхождением. Если вы поймете, откуда взялись те или иные организации и инструменты, вам будет несложно вникнуть и в их нынешнее положение.

Глава I. Немыслимые богатства

В истории человечества были развитые общества, жившие без денег. Пятьсот лет назад без них обходилась империя инков — самое продвинутое общество Южной Америки. Крушение экономики, а с ней

Ниал Фергюсон — Восхождение денег » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Деньги присутствуют в жизни каждого человека и мало кого оставляют равнодушным. Деньги притягивают и вызывают отвращение. Они определяют исходы войн и помогают создавать прекрасные произведения искусства. Тем удивительнее, что люди в массе своей знают о деньгах очень мало. Знаменитый британский историк Ниал Фергюсон взялся восполнить этот пробел и с блеском выполнил задачу. В своей новой книге “Восхождение денег”, увидевшей свет в самый разгар всемирного экономического кризиса, он восстанавливает путь, пройденный деньгами от древности до наших дней, просто и ясно разъясняет смысл сложных финансовых понятий и терминов, расправляется с наиболее укоренившимися заблуждениями. И разумеется, подробнейшим образом разбирает причины нынешнего кризиса. Сегодня все больше и больше людей становятся частью мировой финансовой системы – и знакомство с финансовой историей мира важно как никогда прежде.

Риал Фергюсон

Восхождение денег

Посвящаю эту книгу

памяти Джеральда Д. Фельдмана

(1937–2007)

Niall Ferguson

The Ascent of Money

A Financial History of the World

© 2008, Niall Ferguson

All rights reserved

© А. Бондаренко, оформление, 2010

© А. Коляндр, перевод на русский язык: гл. v, со стр. 276, гл. vi, 2010 © И.Файбисович, перевод на русский язык: Введение, гл. I, II, III, IV, V, до стр. 276, Послесловие, 2010

© ООО “Издательство АСТ”, 2013

Издательство CORPUS ®

Хлеб насущный, тугрики, бабки, лавэ, наличка, жизненно необходимые средства, кэш, капуста – как их ни называй, а деньги вещь важная. По мнению христианского мира, любовь к ним – корень зла. Для генералов деньги – это связующая ткань войн, а революционеры видят в них оковы пролетариата. Где же истина? Что такое деньги? Горы серебра (по убеждению испанских конкистадоров)? Или вполне можно было бы обойтись глиняными табличками и отпечатанными громадными тиражами бумажками? Как получилось, что в сегодняшнем мире лишь малую часть денег можно потрогать, а все остальное – не более чем цифры на экране мониторов? Откуда деньги взялись и, что даже интереснее, куда они делись?

В 2007-м годовой доход среднего американца вырос на 5 % и составил чуть менее 34 тысяч долларов1.

Стоимость жизни за тот же период увеличилась на 3,5 %. В реальном выражении благосостояние мистера Посередине поднялось на каких-то 1,5 %. Если брать в расчет инфляцию, доход медианного (того, что окажется в самой середине цепочки из всех американцев, выстроенных по размеру их доходов) домохозяйства в США с 1990 года почти не изменился – за прошедшие восемнадцать лет его рост составил всего 7%2. У исполнительного директора инвестиционного банка Goldman Sachs Ллойда Бланкфейна дела шли чуть получше. Его жалованье и бонусные выплаты (в том числе акциями компании) за 2007 год составили ни много ни мало 73,7 миллиона долларов; таким образом, господин Бланкфейн заработал на четверть больше, чем за год до того, и примерно в две тысячи раз больше, чем Джо с соседней улицы. Чистая выручка Goldman Sachs за 2007 год оказалась равна 46 миллиардам долларов – до этого показателя недотянули ВВП более ста стран, включая Хорватию, Сербию, Словению, Боливию, Эквадор, Гватемалу, Анголу, Сирию и Тунис3.
Совокупные активы банка впервые в истории преодолели рубеж в триллион долларов. Кое-что перепало и другим исполнительным директорам с Уолл-стрит. По сведениям журнала Forbes, Ричард Фулд из Lehman Brothers унес домой 71,9 миллиона, Джеймс Даймон из JP Morgan Chase – 20,7 миллиона, а Кеннет Льюис из Bank of America – 20,1 миллиона долларов. Он опередил Чарльза Принса из Citigroup (19,9 миллиона долларов), Джона Мака из Morgan Stanley (17,6) и Джона Тейна из Merrill Lynch (15,8). Только не думайте, что Ллойд Бланкфейн заработал больше всех финансистов. Анджело Мозило из Countrywide Financial получил 102,8 миллиона долларов. Но и Мозило почти так же далеко до самых высокооплачиваемых деятелей финансового мира, как обычным людям – до Мозило. Так, знаменитый Джордж Сорос благодаря своему хедж-фонду получил без малого три миллиарда долларов. Кен Гриффин из
Citadel,
а также еще два основателя ведущих хедж-фондов – по два с лишним миллиарда. Хуже всех американских исполнительных директоров оплачивался труд Джеймса Кейна – ему достались 690 757 долларов, тем более жалких по сравнению с полученными им же за предыдущие девять лет 290 миллионами. Миллиард людей по всему миру пытаются свести концы с концами, тратя менее одного доллара в день4.

Как выяснилось, в 2007 году мир угодил в лапы самого страшного кризиса со времен Великой депрессии. “Более чем обильное вознаграждение финансистов более чем обосновано их неповторимыми качествами, не последнее из которых – умение управляться с рисками”; спустя год после начала обвала казалось, что это чья-то злая шутка. К тому времени, как я сел готовить книгу к переизданию,

JP Morgan вытащил Bear Stearns с того света, Countrywide находился во владении Bank of America – как, впрочем, и Merrill Lynch, a Lehman Brothers приказал долго жить. В 2008 году Citigroup недосчитался 18,7 миллиарда долларов, практически сведя на нет усилия предыдущих трех лет, a Merrill Lynch потерял 35,8 миллиарда, вычеркнув таким образом двенадцать лет из своей истории. Оставшиеся в живых Goldman Sachs и Morgan Stanley превратились в холдинговые компании, положив конец зародившейся в 1930-х годах модели инвестиционного банка. Все уцелевшие после катастрофы приняли помощь от Министерства финансов США в рамках так называемой Программы выкупа проблемных активов. Но и этого было мало: котировки акций продолжали падать, и на горизонте замаячил призрак национализации. Так, в июне 2007 года за одну акцию
Citigroup
давали 55 долларов, а в марте 2009-го – уже 2 доллара 59 центов.

Вас выводит из себя несправедливость этого мира, живущего под каблуком жиреющих капиталистов и получающих миллиардные бонусы банкиров? Если у вас в голове не укладывается, почему постоянно увеличивается разрыв между богатыми и бедными – в ответ на протяжное “ох ты!” последних раздается победное “яхты!”, – вы не одиноки. Ненависть к финансам и финансистам, часто тлеющая, но довольно регулярно и легко воспламеняющаяся, – неотъемлемый атрибут истории западной цивилизации.

Ее корни следует искать в распространенном взгляде на ростовщиков как на паразитов, высасывающих кровь из “настоящих” видов экономической деятельности вроде сельского хозяйства или промышленности. Популярность такого взгляда, а с ним и ненависть к бланкфейнам этого мира, имеет три причины. Отчасти дело в том, что должники всегда превосходили кредиторов своей численностью и редко относились к ним с теплотой. Во-вторых, кризисы и сопутствующие им скандалы случаются достаточно часто, чтобы в общественном воображении финансы отождествлялись с

Ниал Фергюсон — Восхождение денег » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Деньги присутствуют в жизни каждого человека и мало кого оставляют равнодушным. Деньги притягивают и вызывают отвращение. Они определяют исходы войн и помогают создавать прекрасные произведения искусства. Тем удивительнее, что люди в массе своей знают о деньгах очень мало. Знаменитый британский историк Ниал Фергюсон взялся восполнить этот пробел и с блеском выполнил задачу.

В своей новой книге “Восхождение денег”, увидевшей свет в самый разгар всемирного экономического кризиса, он восстанавливает путь, пройденный деньгами от древности до наших дней, просто и ясно разъясняет смысл сложных финансовых понятий и терминов, расправляется с наиболее укоренившимися заблуждениями. И разумеется, подробнейшим образом разбирает причины нынешнего кризиса. Сегодня все больше и больше людей становятся частью мировой финансовой системы – и знакомство с финансовой историей мира важно как никогда прежде.

Риал Фергюсон

Восхождение денег

Посвящаю эту книгу

памяти Джеральда Д. Фельдмана

(1937–2007)

Niall Ferguson

The Ascent of Money

A Financial History of the World

© 2008, Niall Ferguson

All rights reserved

© А. Бондаренко, оформление, 2010

© А. Коляндр, перевод на русский язык: гл. v, со стр. 276, гл. vi, 2010 © И.Файбисович, перевод на русский язык: Введение, гл. I, II, III, IV, V, до стр. 276, Послесловие, 2010

© ООО “Издательство АСТ”, 2013

Издательство CORPUS ®

Хлеб насущный, тугрики, бабки, лавэ, наличка, жизненно необходимые средства, кэш, капуста – как их ни называй, а деньги вещь важная. По мнению христианского мира, любовь к ним – корень зла. Для генералов деньги – это связующая ткань войн, а революционеры видят в них оковы пролетариата. Где же истина? Что такое деньги? Горы серебра (по убеждению испанских конкистадоров)? Или вполне можно было бы обойтись глиняными табличками и отпечатанными громадными тиражами бумажками? Как получилось, что в сегодняшнем мире лишь малую часть денег можно потрогать, а все остальное – не более чем цифры на экране мониторов? Откуда деньги взялись и, что даже интереснее, куда они делись?

В 2007-м годовой доход среднего американца вырос на 5 % и составил чуть менее 34 тысяч долларов1. Стоимость жизни за тот же период увеличилась на 3,5 %. В реальном выражении благосостояние мистера Посередине поднялось на каких-то 1,5 %. Если брать в расчет инфляцию, доход медианного (того, что окажется в самой середине цепочки из всех американцев, выстроенных по размеру их доходов) домохозяйства в США с 1990 года почти не изменился – за прошедшие восемнадцать лет его рост составил всего 7%2. У исполнительного директора инвестиционного банка Goldman Sachs Ллойда Бланкфейна дела шли чуть получше. Его жалованье и бонусные выплаты (в том числе акциями компании) за 2007 год составили ни много ни мало 73,7 миллиона долларов; таким образом, господин Бланкфейн заработал на четверть больше, чем за год до того, и примерно в две тысячи раз больше, чем Джо с соседней улицы. Чистая выручка Goldman Sachs за 2007 год оказалась равна 46 миллиардам долларов – до этого показателя недотянули ВВП более ста стран, включая Хорватию, Сербию, Словению, Боливию, Эквадор, Гватемалу, Анголу, Сирию и Тунис3. Совокупные активы банка впервые в истории преодолели рубеж в триллион долларов. Кое-что перепало и другим исполнительным директорам с Уолл-стрит. По сведениям журнала Forbes, Ричард Фулд из Lehman Brothers унес домой 71,9 миллиона, Джеймс Даймон из JP Morgan Chase – 20,7 миллиона, а Кеннет Льюис из Bank of America – 20,1 миллиона долларов. Он опередил Чарльза Принса из Citigroup (19,9 миллиона долларов), Джона Мака из Morgan Stanley (17,6) и Джона Тейна из Merrill Lynch (15,8). Только не думайте, что Ллойд Бланкфейн заработал больше всех финансистов. Анджело Мозило из Countrywide Financial получил 102,8 миллиона долларов. Но и Мозило почти так же далеко до самых высокооплачиваемых деятелей финансового мира, как обычным людям – до Мозило. Так, знаменитый Джордж Сорос благодаря своему хедж-фонду получил без малого три миллиарда долларов. Кен Гриффин из Citadel, а также еще два основателя ведущих хедж-фондов – по два с лишним миллиарда. Хуже всех американских исполнительных директоров оплачивался труд Джеймса Кейна – ему достались 690 757 долларов, тем более жалких по сравнению с полученными им же за предыдущие девять лет 290 миллионами. Миллиард людей по всему миру пытаются свести концы с концами, тратя менее одного доллара в день4.

Как выяснилось, в 2007 году мир угодил в лапы самого страшного кризиса со времен Великой депрессии. “Более чем обильное вознаграждение финансистов более чем обосновано их неповторимыми качествами, не последнее из которых – умение управляться с рисками”; спустя год после начала обвала казалось, что это чья-то злая шутка. К тому времени, как я сел готовить книгу к переизданию, JP Morgan вытащил Bear Stearns с того света, Countrywide находился во владении Bank of America – как, впрочем, и Merrill Lynch, a Lehman Brothers приказал долго жить. В 2008 году Citigroup недосчитался 18,7 миллиарда долларов, практически сведя на нет усилия предыдущих трех лет, a Merrill Lynch потерял 35,8 миллиарда, вычеркнув таким образом двенадцать лет из своей истории. Оставшиеся в живых Goldman Sachs и Morgan Stanley превратились в холдинговые компании, положив конец зародившейся в 1930-х годах модели инвестиционного банка. Все уцелевшие после катастрофы приняли помощь от Министерства финансов США в рамках так называемой Программы выкупа проблемных активов. Но и этого было мало: котировки акций продолжали падать, и на горизонте замаячил призрак национализации. Так, в июне 2007 года за одну акцию Citigroup давали 55 долларов, а в марте 2009-го – уже 2 доллара 59 центов.

Вас выводит из себя несправедливость этого мира, живущего под каблуком жиреющих капиталистов и получающих миллиардные бонусы банкиров? Если у вас в голове не укладывается, почему постоянно увеличивается разрыв между богатыми и бедными – в ответ на протяжное “ох ты!” последних раздается победное “яхты!”, – вы не одиноки. Ненависть к финансам и финансистам, часто тлеющая, но довольно регулярно и легко воспламеняющаяся, – неотъемлемый атрибут истории западной цивилизации. Ее корни следует искать в распространенном взгляде на ростовщиков как на паразитов, высасывающих кровь из “настоящих” видов экономической деятельности вроде сельского хозяйства или промышленности. Популярность такого взгляда, а с ним и ненависть к бланкфейнам этого мира, имеет три причины. Отчасти дело в том, что должники всегда превосходили кредиторов своей численностью и редко относились к ним с теплотой. Во-вторых, кризисы и сопутствующие им скандалы случаются достаточно часто, чтобы в общественном воображении финансы отождествлялись с нищетой и неустроенностью, а не с процветанием и спокойствием. Наконец, нельзя не отметить, что издавна во всех частях света услуги финансового характера предоставлялись в основном членами религиозных или этнических меньшинств, лишенных возможности владеть землей или занимать государственные посты, но преуспевших в финансовом деле благодаря доверию и поддержке, зачастую родственной, со стороны общины.

В значительной мере прогресс человечества был достигнут именно благодаря деньгам, и с этим придется смириться самым ярым ненавистникам “презренного металла”. Пользуясь знаменитым выражением Якова Броновски (школьником я не мог оторвать глаз от экрана, когда по телевизору показывали его замечательную серию программ об истории научного прогресса), можно утверждать, что восхождение человека было бы немыслимо без восхождения денег. Финансовые новшества – вовсе не коварные измышления проклятых кровопийц, которые стремятся выпить все жизненные соки из работящих, залезших в долги семей и поиграть в рулетку со сбережениями вдов и сирот. Напротив, без этих инноваций человек вряд ли смог бы проделать путь от унизительного существования на грани голодной смерти до поистине головокружительных высот материального благополучия, так хорошо знакомых весьма большому числу сегодняшних обитателей Земли. Эволюция кредитных отношений должна занять свое законное место рядом с наиболее важными технологическими прорывами – настолько трудно переоценить ее значение для развития цивилизации от древнего Вавилона до Гонконга наших дней. Именно банки вместе с рынком облигаций послужили надежной материальной основой, на которую опирались роскошества итальянского Возрождения. Финансовые корпорации обеспечивали могущество двух великих империй, голландской и британской, а превращение Соединенных Штатов Америки в единственную супердержаву было неотделимо от рывков в развитии страхования, ипотечного и потребительского кредитования. Кто знает, может, именно финансовый кризис послужит предвестником заката Америки в ее нынешнем виде?

За каждым великим историческим феноменом обязательно обнаружится финансовая тайна, и в своей книге я намереваюсь осветить самые главные из таких тайн. Например, пришедшийся на эпоху Возрождения бум на рынке искусства возник благодаря тому, что Медичи и другие итальянские банкиры применили к делам денежным пришедшие с Востока математические методы и сколотили баснословные состояния. С финансовой точки зрения, обладание первой современной фондовой биржей оказалось предпочтительнее владения крупнейшими в мире серебряными рудниками – и Голландская республика одолела Габсбургскую империю. Для разрешения накопившихся к французской монархии вопросов потребовалась революция, и все потому, что один когда-то осужденный за убийство шотландец разрушил финансовую систему страны, впервые срежиссировав спектакль со взлетом и крушением фондового рынка. В победе над Наполеоном при Ватерлоо заслуги Натана Ротшильда ничуть не меньше заслуг герцога Веллингтона. Наконец, весьма поучительна история Аргентины, за какие-то сто лет скатившейся с шестого места в мире по уровню благосостояния до роли бьющегося в инфляционных конвульсиях середнячка (1980-е годы). Виной падения стала финансовая чехарда, когда отказы от государственных обязательств чередовались с резкими удешевлениями национальной валюты.

«Восхождение денег» читать онлайн книгу автора Ниал Фергюсон на MyBook.ru

Эту книгу я увидел, как не странно это звучит, в метро. Вспомнил, что когда-то давно уже читал книгу «Краткая история денег». После прочтения получил вполне позитивные ощущения и много вещей для обдумывания. Да, да, знаю, что это разные авторы, даже жанры такие, непохожие, но названия же похожи? Похожи. Значит надо почитать (не осуждайте мою логику). Тем более, что в книге я успел заметить несколько картинок. Это окончательно решило дело, запомнил название, пришел домой, прочитал аннотацию, прочитал книгу. И вот уже после прочтения нахожусь в некотором недоумении. Такая раздвоенность ощущений, которая обычно бывает при чтении каких-то научно популярных книг, которые пишут достаточно узкие специалисты.

С одной стороны тут множество интересных историй и информации, которая позволяет по-новому взглянуть на происходившее и происходящее в мире. Неожиданные связи и малозаметные события, которые привели к известным событиям. Но продираться к этим сокровищам приходится через сложную систему ловушек, расставленных специально для тех, кто не обладает докторской степенью по экономике. Автор считает нормальным использовать какой-нибудь узкоспециальный термин, вроде «дивестиции» или «компрадор», а объяснить его только через полсотни страниц. Или вообще не объяснить, подразумевая, что это мы и так знаем.

А еще автор любит делать какие-то заключения, пропуская промежуточные мысли и умозаключения. Мы сходу решаем сложный пример для 3 класса, не расписывая все мелкие примеры, вроде сложения, вычитания. Мы сразу видим ответ, буквально проскакивая от примера к ответу, не задумываясь на тему «сколько будет 5+2». Вот тут точно так же. Поэтому многие утверждения, для человека далекого от плотного общения с миром бизнеса и экономики (вроде меня, например) выглядят повисшими в воздухе. Подобный подход так же не особо позитивно сказывается на легкости чтения. Все время надо останавливаться и пытаться восстановить пропущенные звенья цепочки рассуждений.

Зато с другой стороны – читать достаточно интересно, с той позиции, что вполне наглядно показана история всей этой системы, точнее отдельных её частей. Откуда взялись кредиты, и какой путь они проделали до современного состояния, как использовались в процессе развития и к чему это привело. Таким образом, разобраны несколько крупных финансовых явлений, вроде страховок, облигаций, хэдж-фондов. Попутно нас знакомят с успехами и неудачами разнообразных новаторов в экономике.

Нет, поверьте, тут предостаточно разных историй. Авторская мысль прыгает от одного временного периода, до другого, из одной страны в другую, и при этом находит какие-то неожиданные сравнения и выводы из сказанного. В заключении к книге, он, например, сравнивает экономические идеи с эволюцией генов (по Докинзу). И в это вполне можно поверить, глядя на общую картину того, как кредиты отпочковались из системы облигаций, а потом все это развилось в систему страхования.

Если кратко, то для общего развития эту книгу прочитать будет вполне полезно. Но необходимо быть готовым к тому, что автор тут выдвигает достаточно высокие требования к экономическим знаниям читателя. Так что читать её вдумчиво, с изучением сносок и желательно со словарем под рукой. Для поездок в метро и быстрого чтения по вечерам эта книга не слишком подходит – только вдумчивое изучение, только обдумывание. Можно делать выписки и заметки.

Ниал Фергюсон — Восхождение денег » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

Деньги присутствуют в жизни каждого человека и мало кого оставляют равнодушным. Деньги притягивают и вызывают отвращение. Они определяют исходы войн и помогают создавать прекрасные произведения искусства. Тем удивительнее, что люди в массе своей знают о деньгах очень мало. Знаменитый британский историк Ниал Фергюсон взялся восполнить этот пробел и с блеском выполнил задачу. В своей новой книге “Восхождение денег”, увидевшей свет в самый разгар всемирного экономического кризиса, он восстанавливает путь, пройденный деньгами от древности до наших дней, просто и ясно разъясняет смысл сложных финансовых понятий и терминов, расправляется с наиболее укоренившимися заблуждениями. И разумеется, подробнейшим образом разбирает причины нынешнего кризиса. Сегодня все больше и больше людей становятся частью мировой финансовой системы – и знакомство с финансовой историей мира важно как никогда прежде.

Риал Фергюсон

Восхождение денег

Посвящаю эту книгу

памяти Джеральда Д. Фельдмана

(1937–2007)

Niall Ferguson

The Ascent of Money

A Financial History of the World

© 2008, Niall Ferguson

All rights reserved

© А. Бондаренко, оформление, 2010

© А. Коляндр, перевод на русский язык: гл. v, со стр. 276, гл. vi, 2010 © И.Файбисович, перевод на русский язык: Введение, гл. I, II, III, IV, V, до стр. 276, Послесловие, 2010

© ООО “Издательство АСТ”, 2013

Издательство CORPUS ®

Хлеб насущный, тугрики, бабки, лавэ, наличка, жизненно необходимые средства, кэш, капуста – как их ни называй, а деньги вещь важная. По мнению христианского мира, любовь к ним – корень зла. Для генералов деньги – это связующая ткань войн, а революционеры видят в них оковы пролетариата. Где же истина? Что такое деньги? Горы серебра (по убеждению испанских конкистадоров)? Или вполне можно было бы обойтись глиняными табличками и отпечатанными громадными тиражами бумажками? Как получилось, что в сегодняшнем мире лишь малую часть денег можно потрогать, а все остальное – не более чем цифры на экране мониторов? Откуда деньги взялись и, что даже интереснее, куда они делись?

В 2007-м годовой доход среднего американца вырос на 5 % и составил чуть менее 34 тысяч долларов1. Стоимость жизни за тот же период увеличилась на 3,5 %. В реальном выражении благосостояние мистера Посередине поднялось на каких-то 1,5 %. Если брать в расчет инфляцию, доход медианного (того, что окажется в самой середине цепочки из всех американцев, выстроенных по размеру их доходов) домохозяйства в США с 1990 года почти не изменился – за прошедшие восемнадцать лет его рост составил всего 7%2. У исполнительного директора инвестиционного банка Goldman Sachs Ллойда Бланкфейна дела шли чуть получше. Его жалованье и бонусные выплаты (в том числе акциями компании) за 2007 год составили ни много ни мало 73,7 миллиона долларов; таким образом, господин Бланкфейн заработал на четверть больше, чем за год до того, и примерно в две тысячи раз больше, чем Джо с соседней улицы. Чистая выручка Goldman Sachs за 2007 год оказалась равна 46 миллиардам долларов – до этого показателя недотянули ВВП более ста стран, включая Хорватию, Сербию, Словению, Боливию, Эквадор, Гватемалу, Анголу, Сирию и Тунис3. Совокупные активы банка впервые в истории преодолели рубеж в триллион долларов. Кое-что перепало и другим исполнительным директорам с Уолл-стрит. По сведениям журнала Forbes, Ричард Фулд из Lehman Brothers унес домой 71,9 миллиона, Джеймс Даймон из JP Morgan Chase – 20,7 миллиона, а Кеннет Льюис из Bank of America – 20,1 миллиона долларов. Он опередил Чарльза Принса из Citigroup (19,9 миллиона долларов), Джона Мака из Morgan Stanley (17,6) и Джона Тейна из Merrill Lynch (15,8). Только не думайте, что Ллойд Бланкфейн заработал больше всех финансистов. Анджело Мозило из Countrywide Financial получил 102,8 миллиона долларов. Но и Мозило почти так же далеко до самых высокооплачиваемых деятелей финансового мира, как обычным людям – до Мозило. Так, знаменитый Джордж Сорос благодаря своему хедж-фонду получил без малого три миллиарда долларов. Кен Гриффин из Citadel, а также еще два основателя ведущих хедж-фондов – по два с лишним миллиарда. Хуже всех американских исполнительных директоров оплачивался труд Джеймса Кейна – ему достались 690 757 долларов, тем более жалких по сравнению с полученными им же за предыдущие девять лет 290 миллионами. Миллиард людей по всему миру пытаются свести концы с концами, тратя менее одного доллара в день4.

Как выяснилось, в 2007 году мир угодил в лапы самого страшного кризиса со времен Великой депрессии. “Более чем обильное вознаграждение финансистов более чем обосновано их неповторимыми качествами, не последнее из которых – умение управляться с рисками”; спустя год после начала обвала казалось, что это чья-то злая шутка. К тому времени, как я сел готовить книгу к переизданию, JP Morgan вытащил Bear Stearns с того света, Countrywide находился во владении Bank of America – как, впрочем, и Merrill Lynch, a Lehman Brothers приказал долго жить. В 2008 году Citigroup недосчитался 18,7 миллиарда долларов, практически сведя на нет усилия предыдущих трех лет, a Merrill Lynch потерял 35,8 миллиарда, вычеркнув таким образом двенадцать лет из своей истории. Оставшиеся в живых Goldman Sachs и Morgan Stanley превратились в холдинговые компании, положив конец зародившейся в 1930-х годах модели инвестиционного банка. Все уцелевшие после катастрофы приняли помощь от Министерства финансов США в рамках так называемой Программы выкупа проблемных активов. Но и этого было мало: котировки акций продолжали падать, и на горизонте замаячил призрак национализации. Так, в июне 2007 года за одну акцию Citigroup давали 55 долларов, а в марте 2009-го – уже 2 доллара 59 центов.

Вас выводит из себя несправедливость этого мира, живущего под каблуком жиреющих капиталистов и получающих миллиардные бонусы банкиров? Если у вас в голове не укладывается, почему постоянно увеличивается разрыв между богатыми и бедными – в ответ на протяжное “ох ты!” последних раздается победное “яхты!”, – вы не одиноки. Ненависть к финансам и финансистам, часто тлеющая, но довольно регулярно и легко воспламеняющаяся, – неотъемлемый атрибут истории западной цивилизации. Ее корни следует искать в распространенном взгляде на ростовщиков как на паразитов, высасывающих кровь из “настоящих” видов экономической деятельности вроде сельского хозяйства или промышленности. Популярность такого взгляда, а с ним и ненависть к бланкфейнам этого мира, имеет три причины. Отчасти дело в том, что должники всегда превосходили кредиторов своей численностью и редко относились к ним с теплотой. Во-вторых, кризисы и сопутствующие им скандалы случаются достаточно часто, чтобы в общественном воображении финансы отождествлялись с нищетой и неустроенностью, а не с процветанием и спокойствием. Наконец, нельзя не отметить, что издавна во всех частях света услуги финансового характера предоставлялись в основном членами религиозных или этнических меньшинств, лишенных возможности владеть землей или занимать государственные посты, но преуспевших в финансовом деле благодаря доверию и поддержке, зачастую родственной, со стороны общины.

В значительной мере прогресс человечества был достигнут именно благодаря деньгам, и с этим придется смириться самым ярым ненавистникам “презренного металла”. Пользуясь знаменитым выражением Якова Броновски (школьником я не мог оторвать глаз от экрана, когда по телевизору показывали его замечательную серию программ об истории научного прогресса), можно утверждать, что восхождение человека было бы немыслимо без восхождения денег. Финансовые новшества – вовсе не коварные измышления проклятых кровопийц, которые стремятся выпить все жизненные соки из работящих, залезших в долги семей и поиграть в рулетку со сбережениями вдов и сирот. Напротив, без этих инноваций человек вряд ли смог бы проделать путь от унизительного существования на грани голодной смерти до поистине головокружительных высот материального благополучия, так хорошо знакомых весьма большому числу сегодняшних обитателей Земли. Эволюция кредитных отношений должна занять свое законное место рядом с наиболее важными технологическими прорывами – настолько трудно переоценить ее значение для развития цивилизации от древнего Вавилона до Гонконга наших дней. Именно банки вместе с рынком облигаций послужили надежной материальной основой, на которую опирались роскошества итальянского Возрождения. Финансовые корпорации обеспечивали могущество двух великих империй, голландской и британской, а превращение Соединенных Штатов Америки в единственную супердержаву было неотделимо от рывков в развитии страхования, ипотечного и потребительского кредитования. Кто знает, может, именно финансовый кризис послужит предвестником заката Америки в ее нынешнем виде?

За каждым великим историческим феноменом обязательно обнаружится финансовая тайна, и в своей книге я намереваюсь осветить самые главные из таких тайн. Например, пришедшийся на эпоху Возрождения бум на рынке искусства возник благодаря тому, что Медичи и другие итальянские банкиры применили к делам денежным пришедшие с Востока математические методы и сколотили баснословные состояния. С финансовой точки зрения, обладание первой современной фондовой биржей оказалось предпочтительнее владения крупнейшими в мире серебряными рудниками – и Голландская республика одолела Габсбургскую империю. Для разрешения накопившихся к французской монархии вопросов потребовалась революция, и все потому, что один когда-то осужденный за убийство шотландец разрушил финансовую систему страны, впервые срежиссировав спектакль со взлетом и крушением фондового рынка. В победе над Наполеоном при Ватерлоо заслуги Натана Ротшильда ничуть не меньше заслуг герцога Веллингтона. Наконец, весьма поучительна история Аргентины, за какие-то сто лет скатившейся с шестого места в мире по уровню благосостояния до роли бьющегося в инфляционных конвульсиях середнячка (1980-е годы). Виной падения стала финансовая чехарда, когда отказы от государственных обязательств чередовались с резкими удешевлениями национальной валюты.

финансовая история мира», США, документальный фильм о развитии мировой экономики

Оригинальное название: The Ascent of Money: A Financial History of the World
Год: 2008
Рейтинг IMDB: 8.0
Страна: США, Великобритания
Жанр: документальный, драма
Формат: сериал, шесть серий
Длительность: 47 минут (одна серия)
Награда: премия «Эмми» 2009 года в категории «Лучший документальный фильм»
Режиссёр: Адриан Пенник
В ролях:
Нил Фергюсон — рассказчик
Рональд Рейган — 40-й президент США
Эрнандо де Сота — перуанский экономист и общественный деятель
Кармен Веласко — активист, руководитель микрофинансовой организации Pro Mujer

«Восхождение денег» — это личный проект преподавателя Гарвардского университета Нила Фергюсона. Серия документальных фильмов снята по мотивам одной из его нашумевших книг с аналогичным названием. Дипломированный экономист и доктор философии пытается визуализировать свои мысли о развитии мировой экономики в широкой ретроспективе. В общеобразовательных кругах его точка зрения носит достаточно спорный характер и принимается лишь частью научного сообщества. 

В шести сериях Нил Фергюсон рассказывает об основных векторах развития, которые сегодня характерны для различных отраслей экономики. При этом отдельного упоминания стоят те, кого автор выбирает для интервью. В большинстве своём это не маститые политики или финансисты, а обычные люди: активисты, экономисты, простые рабочие и т.д. Лица, занимающие руководящие должности, проходят здесь фоном в виде кинохроники тех лет. Такой подход помогает зрителю понять суть проблемы в максимально реалистичном разрешении, а не в виде отвлечённых столбиков цифр и графиков. 

Документальный сериал носит ознакомительный характер без углубления в экономическую специфику. Он будет полезен как специалистам, так и всем тем, кто интересуется историей развития рыночных отношений.

Цитаты из сериала «Восхождение денег: финансовая история мира»

Добро пожаловать в мир денег. Бабло, бабки, лаве, капуста — называйте их как угодно, но именно деньги могут сделать вас счастливыми или сломать. Так, например, за последние несколько лет они не принесли добра нескольким известным личностям с Уолл-стрит и из лондонского Сити.

Это только один из множества интересных фильмов про мир финансов. Хотите больше — обязательно подписывайтесь на нашу рассылку. Новые рецензии выходят каждую неделю!

Финансовая история мира, Найл Фергюсон

Империализм: дарвиновское оправдание

Фергюсон утверждает, что сегодняшний финансовый мир является результатом четырех тысячелетий экономической эволюции. Для целей этой книги очень важно принять эту метафору. Фергюсон смотрит на эволюцию денег в сложную финансовую экосистему сегодняшнего дня. Он исследует, как деньги превратились в новые инструменты / организмы и приобрели характеристики, которые позволили им лучше удовлетворять потребности пользователей / потребности окружающей среды.Инструменты, которые он

Империализм: дарвиновское оправдание

Фергюсон утверждает, что сегодняшний финансовый мир является результатом четырех тысячелетий экономической эволюции. Для целей этой книги очень важно принять эту метафору. Фергюсон смотрит на эволюцию денег в сложную финансовую экосистему сегодняшнего дня. Он исследует, как деньги превратились в новые инструменты / организмы и приобрели характеристики, которые позволили им лучше удовлетворять потребности пользователей / потребности окружающей среды.Инструменты, которые помогали мужчинам зарабатывать еще больше денег или более эффективно использовать собственную энергию, были выбраны как «самые приспособленные» и вскоре захватили денежную среду.

Это происходило урывками:

Сначала было изобретение самих денег, которым не уделяется особого внимания, вероятно, потому, что они слишком окутаны туманом времени (а также потому, что у Запада нет на них особых претензий. , на любой его стадии — даже в более продвинутых формах). Затем он начал видоизменяться в свои различные формы, завоевывая и занимая различные ниши в зависимости от функциональности.

И согласно Фергюсону, цивилизации, имевшие доступ к этим новым и более эффективным инструментам, получили огромную выгоду и во многих случаях имели решающее преимущество вплоть до наших дней.

Стадии эволюции

1. Банки

Деньги, когда они позволили количественно оценить стоимость транзакций, вскоре естественным образом привели к задержкам платежей, а затем и в кредитные и заемные учреждения. Они медленно превратились в банки, клиринговые палаты для все более крупных групп заимствований и кредитов.

2. Облигации

Правители и лорды были крупнейшими клиентами банков. Со временем правительства, которые выяснили, как использовать кредитный рынок, стали лучше всего процветать, и их инновации привели к появлению государственных облигаций и секьюритизации потоков процентных платежей. К 13 веку они превратились в полноценные рынки облигаций. У правителей был большой стимул защищать и регулировать этот удивительный новый источник финансирования! Это привело к тому, что правительства, наиболее зависимые от этих рынков, создали регулируемые публичные рынки, чтобы поддерживать стабильность и безопасность транзакций, что отвечало их интересам.Затраты на транзакции и обнаружение резко сократились, и районы с такими рынками оказались чрезвычайно полезными для их правителей, которые не могли более эффективно собирать деньги для войн. Теперь битвы на рынках облигаций можно было выиграть и проиграть.

3. Фондовые рынки

К семнадцатому веку корпорации начали подражать штатам, процесс, который не ограничивался только финансовыми вопросами, и начали увеличивать капитал через фондовые рынки. Сначала это могло развиться только в областях с уже хорошо развитыми рынками облигаций и публичными рынками и, таким образом, дало им дополнительное преимущество — преимущество, полученное от финансовых инструментов, теперь распространенных от войн до торговли и промышленности.По мнению Фергюсона, Запад рос благодаря своим финансовым инновациям.

4. Страхование

В условиях процветания институтов облигаций и акций следующим шагом было использование рынка для распределения рисков. страховые фонды, а затем пенсионные фонды использовали эффект масштаба и законы средних чисел для обеспечения финансовой защиты от поддающихся расчету рисков. Теперь у корпораций было еще одно решающее преимущество, заключающееся в том, что они могли иметь доступ к защите от рисков, и в мире, где финансовый риск был самой большой опасностью, любое преимущество могло оказаться завоеванием мира.Накопление финансовых инноваций уже склонило чашу весов в пользу Запада и теперь помогает им завоевать мир.

5. Недвижимость

С появлением более инновационных инструментов, таких как фьючерсы, опционы и другие деривативы, теперь появилась возможность увеличить леверидж не только для правительств и корпораций, но и для отдельных домохозяйств. При поддержке правительства они вскоре увеличили свои долговые обязательства и использовали их, чтобы вкладывать все больше и больше в недвижимость.Это помогло западным странам иметь все больший и больший класс собственников, помогая им переходить от демократии к собственности, которая, по мнению Фергюсона, является наиболее устойчивой.

6. Империализм и глобализация: обоснованная кульминация

Теперь мы подошли к сути повествования — экономики, которые объединили все эти институциональные инновации — банки, рынки облигаций, фондовые рынки, страхование и демократия владения недвижимостью — показали лучшие результаты в долгосрочной перспективе, чем те, которые этого не сделали, потому что финансовое посредничество обычно позволяет более эффективно распределять ресурсы, чем, скажем, феодализм или централизованное планирование.Финансовая экосистема, сложившаяся на Западе, лучше всего подходила для управления и для человеческой цивилизации в целом. И именно по этой причине западная финансовая модель имела тенденцию распространяться по всему миру, сначала под видом империализма, затем под видом глобализации, и была жизненно важна для всех видов прогресса, достигнутого во всем мире — с наступления наука, распространение закона, спасение человечества от тяжелой работы натурального сельского хозяйства и нищеты мальтузианской ловушки.

Фергюсон описал историю денег как финансовую эволюцию и, таким образом, придал ей вид неизбежной сложности и прогресса. Это создает впечатление, что принятие «развитой» финансовой системы сначала Западом, а потом — остальными — всего лишь логический и неизбежный выбор, который идет на пользу лучшим в мире в целом.

Примечательно, что Фергюсон использует сложные эволюционные метафоры для проецирования истории финансовых институтов в дарвиновском свете.

Почему?

Согласно этой интерпретации, финансовая история, по сути, является результатом институциональной мутации и естественного отбора: Случайный «дрейф» (инновации / мутации, которые не вызваны естественным отбором, а просто происходят) и «поток» (инновации / мутации, которые возникают, когда, скажем, китайские банки перенимают американские методы). Также может происходить «коэволюция», когда разные финансовые виды работают и адаптируются вместе (например, хедж-фонды и их основные брокеры).

Но выбор рынка является основным драйвером. Финансовые организмы конкурируют друг с другом за ограниченные ресурсы. В определенное время и в определенных местах определенные виды могут стать доминирующими. Но инновации конкурирующих видов или появление совершенно новых видов препятствуют возникновению какой-либо постоянной иерархии или монокультуры. Вообще говоря, здесь действует закон выживания наиболее приспособленных. Институты с «эгоистичным геном», способным к самовоспроизведению и самовоспроизводству, будут иметь тенденцию к увеличению и сохранению.

Как мы видим, здесь есть определенные ключевые темы:

a. Что уцелевшие институты должны быть признаны «наиболее приспособленными» в интерпретации Фергюсона, и

b. Этот «эгоизм» институтов / генов в конечном итоге вознаграждает вид / человечество. Поэтому мы должны поощрять эгоистичный империализм стран / глобализацию корпораций сегодня.

Это ложные темы, которые представлены в этой книге с определенной повесткой дня, пытаясь ускользнуть от внимания, представляя их в псевдонаучном свете.И, как мы видели из нашего обсуждения того, как Фергюсон использует историю финансов, чтобы показать нам, насколько империализм был полезен для остального мира, мы можем смело считать эту книгу еще одной из тех, что Фергюсон на протяжении всей жизни пытался придумать. новаторская апологетика Империи.

Восхождение денег | Найл Фергюсон

Найл Фергюсон следует за деньгами, чтобы рассказать человеческую историю, стоящую за эволюцией финансов, от их истоков в древней Месопотамии до последних потрясений, которые он называет Planet Finance .

Хлеб, деньги, дош, тесто, добыча, наживы, бабла, готовность, необходимые средства: называйте это как хотите, это имеет значение. Для христиан любовь к нему — корень всех зол. Для генералов это жилы войны. Для революционеров это цепи труда. Но в книге The Ascent of Money Найл Фергюсон показывает, что финансы на самом деле являются основой человеческого прогресса. Более того, он раскрывает финансовую историю как важнейшую предысторию всей истории.

Через экспертную линзу Фергюсона знакомые исторические достопримечательности предстают в новом и более четком финансовом фокусе.Внезапно цивилизация эпохи Возрождения выглядит совсем иначе: бум на рынке искусства и архитектуры стал возможным, когда итальянские банкиры приняли арабскую математику. Возникновение голландской республики по-новому интерпретируется как победа первого в мире современного рынка облигаций над несостоятельным габсбургским абсолютизмом. А истоки Французской революции восходят к пузырю на фондовом рынке, вызванному осужденным шотландским убийцей.

С той ясностью и энтузиазмом, которыми он известен, Фергюсон разъясняет ключевые финансовые институты и концепции, показывая их происхождение.Что есть деньги? Чем занимаются банки? В чем разница между акцией и облигацией? Зачем покупать страховку или недвижимость? А чем именно занимается хедж-фонд?

Это уже история. Фергюсон едет в Новый Орлеан после Катрины, чтобы спросить, почему свободный рынок не может обеспечить адекватную защиту от катастроф. Он углубляется в истоки ипотечного кризиса.

Возможно, самое важное, The Ascent of Money документирует, как новая финансовая революция продвигает крупнейшие страны мира, Индию и Китай, от бедности к богатству за одно поколение — экономическую трансформацию, беспрецедентную в истории человечества.

И все же центральный урок финансовой истории состоит в том, что рано или поздно каждый пузырь лопнет — рано или поздно медвежьих продавцов будет больше, чем бычьих покупателей, рано или поздно жадность перейдет в страх. И вот почему, бегаете ли вы по нему или катаетесь по нему, сейчас самое лучшее время, чтобы понять подъем денег.

Восхождение денег — Резюме Глава 1 Сны алчности

В 2008 году британский историк Найл Фергюсон опубликовал чрезвычайно проницательную книгу о феномене денег.Обязательно к прочтению всем, кто хочет представить сегодняшнюю экономическую реальность в более широком и глубоком контексте. Краткое описание пейджера 362 следующее:

Мечты о жадности

Примеры из истории человечества продемонстрировали потребность в деньгах и их доступность, чтобы опорочить механизм экономики. Бартер менее эффективен, и ни одно безденежное общество никогда не было устойчивым (и коммунизм, и инки опирались на жестокий централистский абсолютизм и использовали человеческий труд в качестве валюты). Охотники-собиратели будут не торговать, а сражаться за ресурсы.

Еще в 600 г. до н.э. в современной Турции использовались монеты. Греки, римляне и позже китайцы (221 г. до н.э.) стандартизировали монеты в качестве расчетной единицы. Хронический недостаток серебра в старом мире был решен только завоеванием Нового света (богатые серебряные рудники в Лиме и Потоси). Избыток серебра привел к беспрецедентной инфляции в Европе. Не существовало понимания того, что деньги не обязательно должны быть драгоценным металлом, но это именно то, что кто-то другой хочет отдать за них (листы, зерно, соль, ракушки каури, глиняные таблички можно было использовать в качестве денег / векселя, и сделки с ними производились скорее. чем товары, которые они представляли).До самого последнего времени доллар можно было обменять на определенное количество золота. Деньги — кредит — это вера.

Но деньги становятся все более нематериальными. Вся наличность в руках американцев (M2) составляет 11% от общей суммы денег в США. Все остальное виртуально, от зарплаты, которая перечисляется на банковский счет, до кредитных карт, которые ее тратят.

Хуже того, что в обществе, основанном на деньгах, нет денег. Если банков не будет, появятся ростовщики, и это будет тормозить экономическое развитие.В Италии тринадцатого века христианам было запрещено давать деньги под проценты («Ростовщичество»). Приходят евреи (см. «Шейлок» в шекспировском «Венецианском купце»), которым приходилось сражаться и отстаивать свою позицию вне гетто. Их неоднократно преследовали в христианском мире и считали ростовщиками, но они предоставляли кредит там, где никто другой не мог. Современные настоящие ростовщики будут появляться повсюду, в том числе в бедных районах Западной Европы, где нет кредитной сети.

Итак, банковское дело.Медичи были первыми, кто пережил несколько поколений и превратился из клана гангстеров в влиятельных банкиров с большими связями в европейском масштабе. Они одними из первых применили надлежащий бухгалтерский учет, диверсификацию портфеля и открыли филиалы по агентским соглашениям. Позднее система была скопирована и доработана британцами, голландцами и шведами в 1600-х годах. Однако их банки поддерживали 100% -ный золотой резерв по сравнению с депозитами, тем самым ограничивая создание кредитов. В Англии банкноты и монополия на них были еще одним нововведением в сторону современного банковского дела.Испания была сдержана из-за своего «проклятия изобилия ресурсов» в отношении развития банковской системы.

Следующая волна финансовых инноваций из Англии стимулировала индустриализацию в Европе и за ее пределами. Банк Англии получил роль «кредитора последней инстанции» в борьбе с кризисами ликвидности. Возникли промышленные инвестиционные банки и сберегательная касса (около 1900 г.). Остальной мир последовал за созданием центральных банков, работающих по золотому стандарту. Только США не одобряли идею создания центрального банка, вследствие чего они пережили Великую депрессию с небольшими недокапитализированными банками и вынуждены были наверстать упущенное позже.В 1971 году в США был оставлен золотой стандарт, обеспечивающий валютный курс и инфляционную стабильность, но передающий кризисы и подпитывающий риск дефляции. Еще одна отличительная особенность американского банковского дела — легкая правовая база для банкротства, а затем перезапуска. Это поддерживало предпринимательство, но в настоящее время в основном обслуживает людей, у которых просто нет денег и никогда не будет. Кроме того, европейские банки выдают все больше и больше кредитов по сравнению с депозитами, которые они получают. Кредиты, выданные банками в крупных странах, составляют 150% ВВП этих экономик, что является настоящим кредитным бумом по сравнению с предыдущими десятилетиями.

Источник: « Восхождение денег », Найл Фергюсон

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

О curiousmanager

В жизни есть универсалы и специалисты. Хотя ваша работа подталкивает вас к определенной специализации, я считаю, что важно держать глаза и разум открытыми для новых стимулов. И я хочу поделиться своим путешествием через искусство, литературу и науку с другими специалистами и менеджерами.У тебя нет времени читать. Позвольте мне сделать это за вас и представить в своем блоге только лучшее из лучших!

Краткое изложение и обзоры книги «Восхождение денег» Найла Фергюсона

Краткое содержание книги

Хлеб, деньги, дош, тесто, добыча, наживы, бабла, готовность, необходимые средства: называйте это как хотите, это имеет значение. Для христиан любовь к нему — корень всех зол. Для генералов это жилы войны. Для революционеров это цепи труда.Но в книге The Ascent of Money Найл Фергюсон показывает, что финансы на самом деле являются основой человеческого прогресса. Более того, он раскрывает финансовую историю как важнейшую предысторию всей истории.

Через экспертную линзу Фергюсона знакомые исторические достопримечательности предстают в новом и более четком финансовом фокусе. Внезапно цивилизация эпохи Возрождения выглядит совсем иначе: бум на рынке искусства и архитектуры стал возможным, когда итальянские банкиры приняли арабскую математику.Возникновение голландской республики по-новому интерпретируется как победа первого в мире современного рынка облигаций над несостоятельным габсбургским абсолютизмом. А истоки Французской революции восходят к пузырю на фондовом рынке, вызванному осужденным шотландским убийцей.

С той ясностью и энтузиазмом, которыми он известен, Фергюсон разъясняет ключевые финансовые институты и концепции, показывая их происхождение. Что есть деньги? Чем занимаются банки? В чем разница между акцией и облигацией? Зачем покупать страховку или недвижимость? А чем именно занимается хедж-фонд?

Это уже история.Фергюсон едет в Новый Орлеан после Катрины, чтобы спросить, почему свободный рынок не может обеспечить адекватную защиту от катастроф. Он углубляется в истоки ипотечного кризиса.

Возможно, самое важное, The Ascent of Money документирует, как новая финансовая революция продвигает крупнейшие страны мира, Индию и Китай, от бедности к богатству в пространстве одного поколения — экономическая трансформация, беспрецедентная в истории человечества. .

Однако главный урок финансовой истории состоит в том, что рано или поздно каждый пузырь лопнет — рано или поздно медвежьих продавцов будет больше, чем бычьих покупателей, рано или поздно жадность перерастет в страх.Вот почему, проходите ли вы мимо них или катаетесь по ним, сейчас самое лучшее время, чтобы понять подъем денег.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Опасный человек

  • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
  • От: Роберт Крейс
  • Рассказал: Люк Дэниелс
  • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
  • Несокращенный

Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину.Он пошел в банк так же, как любой другой идет в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по дороге на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — только начало неприятностей для Джо и Иззи.

  • 3 из 5 звезд
  • Лучше, чем его последние две книги, но разочаровывает

  • От Керенса Карли на 08.08.19

Восхождение денег (豆瓣)

在线 阅读 本书

Найл Фергюсон следует за деньгами, чтобы рассказать человеческую историю, стоящую за эволюцией финансов, от их зарождения в древней Месопотамии до последних потрясений, которые он называет «планетными финансами».

Хлеб, деньги, дош, тесто, добыча, наживы, бабла, готовность, необходимые средства: называйте это как хотите, это имеет значение. Для христиан любовь к нему — корень всех зол. Для генералов это жила войны. Для революционеров это цепи труда. Но в книге «Восхождение денег» Найл Фергюсон показывает, что финансы на самом деле являются основой человеческого прогресса. Более того, он раскрывает финансовую историю как важнейшую предысторию всей истории.

Через объектив эксперта Фергюсона знакомые исторические достопримечательности предстают в новом и более четком финансовом фокусе.Внезапно цивилизация эпохи Возрождения выглядит совсем иначе: бум на рынке искусства и архитектуры стал возможным, когда итальянские банкиры приняли арабскую математику. Возвышение голландской республики по-новому интерпретируется как триумф первого в мире современного рынка облигаций над несостоятельным габсбургским абсолютизмом. А истоки Французской революции восходят к пузырю на фондовом рынке, вызванному осужденным шотландским убийцей.

С той ясностью и энтузиазмом, которыми он известен, Фергюсон разъясняет ключевые финансовые институты и концепции, показывая их происхождение.Что есть деньги? Чем занимаются банки? В чем разница между акцией и облигацией? Зачем покупать страховку или недвижимость? А чем именно занимается хедж-фонд?

Это уже история. Фергюсон едет в Новый Орлеан после Катрины, чтобы спросить, почему свободный рынок не может обеспечить адекватную защиту от катастрофы. Он углубляется в истоки ипотечного кризиса.

Возможно, самое важное — книга «Восхождение денег» документирует, как новая финансовая революция продвигает крупнейшие страны мира, Индию и Китай, от бедности к богатству за одно поколение — экономическую трансформацию, беспрецедентную в истории человечества.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *