Аластер рейнольдс префект: Аластер Рейнольдс «Префект»

Аластер Рейнольдс «Префект»

Во вселенной, созданной разумом Рейнольдса, есть лишенная атмосферы планета Йеллоустон, которая известна не только своим Городом Бездны, но и обширнейшей сетью орбитальных станций, получивших общее название «Блистающий Пояс». Это теперь, после разрушительной эпидемии так называемой «плавящей чумы», он более известен как «Ржавый Пояс». В те же времена это была великолепная по своей стабильности система, в которой каждый элемент, анклав, выбирал себе любую из возможных форм власти – будь то автократия, монархия, диктатура, демократия, анархия. При этом все обладали правом голоса и более того, обязаны были голосовать по любым глобальным вопросам. За соблюдением прав и обязанностей строго следила одна организация – «Доспехи» — все действия публичны, четки и одобрены голосованиями.

Эта система работала десятилетиями без сбоев, пока однажды не был уничтожен один анклав с сотнями жителей – чудовищное по меркам прежней спокойной жизни преступление! По первым уликам виновны межзвездные перевозчики и торговцы – ультра, но все ли так просто в этом деле? Один из главных героев, префект Дрейфус, быстро догадывается – все это часть плана, разветвленного, запутанного и скорее всего, еще более страшного, чем гибель одной станции.

Зная о событиях ранее вышедших книг, можно было бы сразу предположить, что во всем виновата чума, да и аннотация вроде намекает на это.

Да, была бы очередная эпидемия, постоянно растущее число зараженных, трупы, а может быть, и люди, полностью контролируемые, и творящие в таком состоянии всякие кровавые ужасы – Рейнольдс наверняка вывернул бы все тематические штампы наизнанку, сделал все по-своему и в меру оригинально.

Но нет – причина на самом деле оказывается совсем другой. И, пожалуй, более острой в плане проблематики.

Перед нами раскрываются изнанки организаций, испещренных многоуровневыми допусками, секретными отделами, подпольными группами, которые, считая, что действуют во благо, творят истинное зло. Пусть это удается порой предотвратить, и результат эксперимента только краем задевает людей – как было с Дрейфусом, в прошлом потерявшем жену и совсем не оправившимся от этого. А бывает так, что результат этот преобразовывается в неожиданной плоскости и оборачивается уже не только против создателей, но и против всех, кто под руку попадется.

И тогда система начинает рушиться, подтачиваемая изнутри.

Этому также не в малой степени поспособствовало и еще одно – очень наглядная демонстрация того, как у каждого в этом свободном обществе рано или поздно может появиться собственный взгляд на то, «как будет лучше». А что из этого выходит, мы уже с вами знаем.

Также явно видно мнение автора по поводу самой свободы – как она становится едва ли не главной причиной несвоевременного, замедленного реагирования на проблему – пока будут пройдены все разнородные инстанции в анклавах и согласованы все действия.

В общем, перед нами титановым цветком распускается мощный технотриллер, увлекательный и непредсказуемый.

Можно, конечно, придраться к поведению персонажей, порой ведущих себя непрофессионально и эмоционально, но это запросто парируется вопросом: «А может, в будущем положено так себя вести?»

Другое дело, что до цветения по всей первой половине книги медленно тянется стебель детектива, который, если честно, не примечателен ничем, кроме вселенной со знакомыми названиями вроде демархистов, сочленителей, тех же ультра, а также необычными технологиями, например, хлыст-ищейка, заменяющий префектам целый арсенал.

А книга тем временем вышла неравномерной.

И о финале.

Едва не проигрывая войну, люди в итоге (с подачи Дрейфуса, неубедительно уверенного в собственной правоте) пошли по самому простому пути – выбрали меньшее зло. Нет, это не значит, что они начали бомбить беспокоящие их районы (хотя и без этого вначале не обошлось), а всего лишь стравили одно зло, которое знакомое и местное со злом пришлым и более явным, чем первое, любителем геноцидов.

И можно долго рассуждать по этому поводу, стоило ли оно того или был иной выход – ведь проблема не была решена окончательно, а только отсрочена на неопределенное время (по словам Дрейфуса, все еще убеждающего остальных в правильности решения).

Вывод из всего этого возникает по крайней мере один – пока время спокойное, всем нравится идея свобод и демократий, но как только что-то случается, большинство быстро перестает думать своей головой и начинает слушать кого-то одного, уверенного в своих действиях, какие бы они ни были. Здорово, конечно, позднее, если что-то пойдет не так, свалить вину на этого «решальщика», однако ж – своя голова и все такое, нет?..

Аластер Рейнольдс: Префект

Аластер Престон Рейнольдс (Alastair Preston Reynolds) родился в 1966 году в Барри, в Южном Уэльсе. Ранние годы провёл в Корнуолле (возле Труро), затем вернулся в Уэльс. С 1977 по 1985 учился в Pencoed Comprehensive School. Изучал физику и астрономию в университете Ньюкасла. С тех пор считает этот город одним из любимейших мест мира. В 1988 переехал в шотландский город Сент-Андрус для получения докторской степени по астрономии. После защиты диссертации в 1991 переехал в Нидерланды, где вскоре нашёл свою спутницу жизни, Жозетту. Вёл исследовательскую работу в Европейском Космическом Агентстве (European Space Agency) в 1991-1994 годах, затем два года провёл в Утрехтском университете (post-doctoral work). В настоящее время снова работает по контракту в ESA, участвует в нескольких научных астрофизических проектах.

Его первый научно-фантастический рассказ появился в 1990 году в журнале «Interzone». С тех пор он опубликовал множество романов, повестей и рассказов. Его работы представляют собой «твёрдую» научную фантастику, скрывающуюся за восхитительными космическими операми и историями в стиле нуар, и отражают его профессиональный опыт в области физики и астрономии.

В своих произведениях автор пытается экстраполировать развитие технологий будущего, отталкиваясь от текущих научных разработок. Его первые четыре романа и сборник «Galactic North» входят в общую вселенную «Пространство Откровения» («Revelation Space»). В то время, как значительная часть научной фантастики выбирает либо чересчур оптимистичный, либо чересчур антиутопический взгляд на будущее человечества, миры Рейнольдса примечательны тем, что в них людское сообщество не имеет выраженной наклонности к позитивному или негативному варианту развития, а, вместо этого, очень похоже на современное (в плане моральных приоритетов и внутрисоциальных процессов) на фоне сильно продвинутых технологий. Особняком стоит роман «Дождь Забвения», который, в отличие от предыдущих работ автора, не погружает сразу читателя в экзотику будущего, а разворачивает картину постепенно, используя для этого протагониста, гораздо более приближенного к современности. Выход романа «Префект» знаменует возврат во вселенную «Пространства Откровения».

Роман «Город бездны» был удостоен премии Британской ассоциации научной фантастики (BSFA) в 2001 году. Многие другие произведения Аластера были номинированы на премии Локус и BSFA.

Читать книгу Префект Аластера Рейнольдс : онлайн чтение

Аластер Рейнольдс
Префект

Моим родителям в благодарность за сорок лет любви и поддержки

Copyright © 2007 by Alastair Reynolds

© А. Ахмерова, перевод, 2015

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Аластер Рейнольдс – один из ведущих британских фантастов. Он несколько лет прожил в Голландии, сотрудничая с Европейским центром космических исследований и технологий. Подобно многим писателям, имеющим практический опыт работы в таких «сверхнаучных» областях науки, как астрономия и физика, он тяготеет к «твердой» фантастике. Но при этом его произведения всегда динамичны и насыщены психологизмом – это совершенно реальная борьба за выживание в беспощадной космической среде.

Увиденное Рейнольдсом будущее – это абсолютный холод и кромешная мгла межзвездного пространства, где господствует искусственный разум.

Publisher’s Weekly

Рейнольдс – автор с сильным природным чувством будущего.

Strange Horizons

Великолепно придуманный мир.

Booklist

Чарующий гибрид космооперы, полицейского детектива и психологической драмы… Рейнольдс поочередно снимает слои тайны, как шелуху с луковицы, и не скупится на детали, отчего роман интригует одним своим фоном, еще до раскрытия ставок и характеров. Это отличная английская приключенческая фантастика.

Publisher’s Weekly

Для тех, кто уже стал поклонником «Космического Апокалипсиса», это книга, которую нельзя пропустить. Для тех, кто еще не читал Аластера Рейнольдса, это лучший выбор, чтобы познакомиться с его писательским мастерством и видением грядущего.

Amazon.com

Глава 1

Лифт несся от стыковочного узла вниз по спице, и Талия Нг чувствовала, как увеличивается ее вес. Она сползла на пол, пытаясь уловить тот момент, когда гравитация достигнет одного g. Талия надеялась, что в этом анклаве жители не зациклены ханжески на большой гравитации. Можно подумать, страдания при двух g улучшают моральные качества. Хлыст-ищейка и приборы для настройки центра голосования сильно оттягивали пояс.

– Талия, учись скрывать волнение, – негромко посоветовал Дрейфус, когда лифт затормозил.

Та оправила китель под ремнем.

– Простите, сэр.

– Ты справишься.

– Мне немного не хватило времени, сэр. Ну, чтобы заочно познакомиться с Домом Перигалов.

– Маршрут тебе сообщили, как только мы улетели из анклава «Доспехов».

– Сэр, с тех пор прошел всего час.

Дрейфус глянул на Талию, прищурив левый глаз:

– Какой у тебя индекс скорочтения?

– Три, сэр. Ничего особенного.

Дрейфус хлебнул кофе из термоса, который захватил с корабля. Создала кофе Талия – чернее дегтя, начальник любит именно такой.

– Полагаю, сводка данных получилась очень длинной.

– Свыше тысячи параграфов, сэр.

– Да, но там частности, основное сообщают на занятиях.

– Надеюсь, что так. Тем не менее я не могла не заметить…

– Что именно? – вкрадчиво спросил Дрейфус.

– Сэр, ваше имя там сплошь и рядом.

– Ну, в свое время мы с Кейтлин Перигал вдоволь потрепали друг другу нервы. – Дрейфус скупо улыбнулся.

– Уверена, она с удовольствием мне об этом напомнит.

– Можешь не сомневаться, – вставил Спарвер, еще один младший полевой префект, участвующий в блокаде.

Дрейфус положил мозолистую ладонь Талии на плечо.

– Просто помни: твое дело – собрать доказательства. Любые провокации – наша со Спарвером забота.

Дверцы лифта открылись, и в лицо пахнуло горячей влагой. Повсюду клубился пар. Префекты стояли перед огромной пещерой, выдолбленной в каменном торе – ободе гигантского колеса. Куда ни глянь, бассейны с водой, соединенные мудреной системой каналов и шлюзов. Люди, в большинстве обнаженные, плавали, плескались, играли в воде. Среди них были и немодифицированные, и напоминавшие людей весьма отдаленно, и даже юркие целеустремленные существа, которые людьми никогда не были.

Дрейфус достал из кармана кителя круглые очки и рукавом стер испарину с темных стекол. Талия достала свои, надела и заметила, как изменилась обстановка. Людей она теперь видела не обнаженными, а в масках и костюмах или частично прикрытыми движущимися цветовыми блоками и дымчатым оперением. Кое-кто менял размер и форму. Иные и вовсе стали невидимыми, хотя их присутствие выдавал мерцающий контур. Над бассейнами выросли сложные блестящие конструкции – Талия не могла решить, скульптуры это или форма визуализации данных, связанная с игрой воображения.

– Вот вам и теплый прием, – проговорил Дрейфус.

Что-то зашагало к ним по сухой дорожке между бассейнами – стройные женские ноги в чулочках несли поднос с напитками. Высокие каблуки цокали, ноги приближались, с сумасшедшей точностью ставя туфельки одну перед другой. Жидкость в бокалах даже не колыхнулась.

Талия потянулась к поясу.

– Спокойно! – шепнул Дрейфус.

Робот-слуга остановился прямо перед ними.

– Добро пожаловать в Дом Перигалов! – пропищал он. – Выпить хотите?

– Спасибо, – поблагодарила Талия, – но нам же следует…

Дрейфус опустил термос с кофе на пол и потянулся к подносу.

– Что посоветуете?

– Красное весьма недурно.

– Тогда красное. – Том поднес бокал к губам, чтобы только аромат почувствовать.

Талия тоже взяла бокал, а Спарвер воздержался: с его обменом веществ лучше не рисковать.

– Пожалуйста, идите за мной. Я отведу вас к матриарху.

Вслед за женскими ножками префекты зашагали вокруг бассейнов. Поначалу их прибытию не уделили должного внимания – но только поначалу. Теперь от пристальных взглядов у Талии аж затылок покалывало.

Они поднялись к самому высокому бассейну, где четыре железные рыбы изрыгали воду из разверстых ртов. По грудь в воде с ароматизированной пеной сидели двое мужчин и Кейтлин Перигал, вполне узнаваемая по изображениям из сводки. Мускулистые плечи Кейтлин плавно сужались к предплечьям и изящным перепончатым кистям, ногти ядовито зеленели, в волосах блестело павлинье перо. Над головой резвились зеленые нимфы и сатиры.

– Префекты! – Голос Кейтлин по теплоте не отличался от сверхтекучего гелия.

– Матриарх Перигал, – отозвался Дрейфус, остановившись в паре сантиметров от края бассейна. – Меня сопровождают младшие полевые префекты Спарвер Банкал и Талия Нг. Мы с вами, разумеется, знакомы.

– Вялый толстяк – Том Дрейфус, – объяснила Кейтлин, лениво повернувшись к своим компаньонам.

Один из них, томный сероглазый блондин с длинными волосами, холодно взглянул на Дрейфуса. Казалось, он сошел с полотна импрессионистов, а все из-за плюмажа.

– Кейтлин, вы с ним уже встречались?

Перигал шевельнулась, рассекая воду мускулистым хвостом с плавниками, который был у нее вместо ног. Талия даже коснулась очков, чтобы убедиться: ей не почудилось, хвост настоящий.

– Смысл жизни Дрейфуса – досаждать мне любыми законными путями, – съязвила Перигал.

– Я лишь выполняю свою работу, – невозмутимо отозвался Дрейфус. – Разве моя вина, что эта работа периодически касается вас?

– Так она снова касается меня?

– Похоже на то. Кстати, хвост замечательный. Что случилось с ногами?

Перигал кивнула на ходячий поднос:

– Вот, интерьер мне украшают.

– Ну, каждому свое.

– Да, суть такова. – Перигал подалась вперед и куда жестче проговорила: – Хватит любезностей. Начинайте проверку, или зачем вы пожаловали, и вон из моего анклава.

– Я прилетел не с проверкой, – заявил Дрейфус, и у Талии засосало под ложечкой.

Этого момента она боялась и втайне ждала.

– Тогда зачем? – спросила Перигал.

Дрейфус вынул карту из кармана кителя, переглянулся с помощниками и, щурясь, прочитал:

– Кейтлин Перигал, настоящим вы как матриарх этого анклава обвиняетесь в нарушении демократического процесса пятой категории. Имеются данные о том, что вы, преследуя корыстные цели, вмешивались в работу центра голосования.

Перигал что-то пробормотала и покраснела от негодования. Дрейфус поднял руку, требуя тишины, и продолжил:

– На время расследования ваш анклав блокируется. Физическое перемещение и обмен информацией между Домом Перигалов и системой, включая Город Бездны, прерывается. Любые попытки воспрепятствовать налагаемым санкциям будут жестко пресечены. Настоящее решение окончательно и обязательно для исполнения. – Дрейфус остановился и опустил карту. – Объявляю блокаду начатой.

Повисла неловкая пауза, прерываемая лишь плеском воды в бассейне.

– Это шутка? – наконец спросил сероглазый блондин, с надеждой глядя на Перигал. – Пожалуйста, скажите, что это шутка.

– Значит, блокада, – проговорила матриарх. – Дрейфус, я всегда знала, что ты подлец, но не думала, что опустишься до такого.

Дрейфус положил карту на бортик бассейна.

– Здесь итоговый текст обвинения. По-моему, все предельно четко, хотя куда мне судить, я ведь лишь полевой префект. – Он коснулся пальцем подбородка, словно только что вспомнил о задании. – Теперь сделайте мне маленькое одолжение.

– Да ты ненормальный!

– Пожалуйста, обратитесь к своим гражданам и гостям. Объясните, что начата блокада и они вот-вот потеряют связь с внешним миром. Напомните, что эта ситуация может растянуться на целый век. Если кто-нибудь желает отправить сообщение за пределы Дома Перигалов, на это остается шестьсот секунд.

Том повернулся к Спарверу и к Талии.

– Младшие префекты, вы знаете, что делать, – проговорил он негромко, но так, чтобы слышала Перигал. – Если кто окажет сопротивление или не подчинится, у вас будет право совершить эвтаназию.

* * *

Кольцевой транзит двигался быстро, противодействуя центробежной гравитации медленно вращающегося колеса. Талия сидела рядом со Спарвером, погруженная в раздумья.

– Это несправедливо, – наконец сказала она.

– Что именно?

– Столько людей попало сюда случайно, кто-то в гости прилетел.

– Порой единственное осуществимое решение несправедливо.

– Оказаться в глухой изоляции от Блистающего Пояса, от Йеллоустона, от друзей и близких, от абстракции, от медицинских программ… Некоторые не доживут до снятия блокады.

– Об этом им следовало подумать заранее. Не хочешь получить блокаду – досконально изучи свой анклав.

– Бессердечные рассуждения!

– Они плевали на демократию. Я не сильно расстроюсь, когда демократия наплюет на них.

Талия чувствовала, как вес становится нормальным: они приближались к месту назначения, транзит замедлялся. Префекты высадились в другой пещере, поменьше размером и поярче освещенной, чем первая. Здесь пол был мощен черными и белыми плитами, натертыми до блеска. Из отверстия в его центре поднимался конус. Толстый, как древесный ствол, острым концом он тянулся к самому потолку. На его черной поверхности мерцали схемы инфопотоков, переливались красные и синие линии. Конус обвивала лестница без поручней, по которой добирались до портов интерфейса, похожих на короткие ветви.

У основания ствола стоял мужчина в бежевой форме, инженер или техник, и смотрел на пришедших с подозрением.

– Не приближайтесь! – сказал он.

– Разве Перигал не предупредила, что мы идем сюда и мешать нам нельзя? – спросил Спарвер.

– Это обман. Вы шпионы Дома Кантарини.

– Я похож на шпиона Дома Кантарини? – В голосе Спарвера звучало недоумение.

– Шпион может выглядеть как угодно.

– Я свинья. Разве при наличии других кандидатов они подослали бы уродца вроде меня?

– Рисковать я не могу. Если прикоснетесь к центру голосования, я потеряю работу, положение – всего лишусь.

– Отойдите, сэр! – велела Талия.

– Извините, но я не могу подпустить вас ближе. – Мужчина раскрыл ладонь: к ней крепился тускло-серебристый приборчик с красной пусковой кнопкой. – Вы под прицелом. Пожалуйста, не заставляйте меня стрелять.

– Убьете нас – «Доспехи» пришлют других префектов, – предупредил Спарвер.

У Талии мурашки побежали по спине. Она чувствовала пристальное внимание невидимых пушек, готовых уничтожить ее, стоит руке мужчины дрогнуть.

– Если развернетесь и уйдете, я вас не убью.

– Соберем доказательства, тогда и уйдем.

Спарвер снял хлыст-ищейку с пояса и махнул им, чтобы активировать хвост. Потрескивая, тот вытянулся на максимальную длину и хлестнул по полу.

– Он прав, – добавила Талия, сдерживая дрожь в голосе.

– Мы префекты «Доспехов».

– Уходите! – взмолился мужчина, поглаживая пусковую кнопку. – Центр голосования я буду защищать до последнего.

Спарвер дал хлысту свободу. Рукоять осталась на уровне пояса: скрученный конец затвердевшего хвоста держал ее прекрасно. Ищейка покачивалась из стороны в сторону, будто кобра в поисках добычи. Вот рукоять нацелилась на мужчину, на кадыке у того появилась ярко-красная точка.

– Пожалуйста, ответьте на один вопрос, – сказал Спарвер. – Пальцы вам очень дороги?

Мужчина вдохнул и задержал дыхание.

– Хлыст уже настроился на вас, – продолжал Спарвер. – Если почувствует враждебное намерение, а он к такому очень-очень чувствителен, то набросится быстрее, чем нервный импульс дойдет до кончиков ваших пальцев. Острая кромка хвоста причинит вам серьезнейшие травмы.

Мужчина хотел заговорить, но изо рта вырвалось лишь хриплое карканье. Он раскрыл обе ладони и растопырил пальцы.

– Разумное решение, – похвалил Спарвер. – Теперь так и держим руки и отходим от центра голосования.

Спарвер кивнул Талии: вперед, мол, собирай доказательства. Хлыст-ищейка остался при свинье, но повернул гладкую голову, когда мужчина отодвинулся от черной колонны в центре пещеры.

Талия подошла к центру голосования. Он был стандартной модели, установлен лет двадцать назад, поэтому она знала, с чего начинать.

– Я младший полевой префект Талия Нг, – проговорила она вслух. – Подтвердите идентификацию.

– Добро пожаловать, младший префект Нг, – ответил бесполый, как у всех таких машин, голос. – Чем я могу вам помочь?

Талия вспомнила одноразовый пароль, который ей сообщили после отлета с анклава «Доспехов».

– Нарцисс, восемь, палисандр. Подтвердите доступ к системе безопасности.

– Доступ подтверждаю. Младший префект Нг, в вашем распоряжении шестьсот секунд.

– Блокировать двусторонний доступ к абстракции.

– Доступ блокирован.

Красные линии исчезли. Теперь на колонне отражался лишь синий инфопоток. Отныне анклав не мог ни посылать, ни принимать сигналы. Синий поток мгновенно усилился – местные жители запаниковали, бомбардируя центр голосования вопросами о ЧП.

Талия глянула на мужчину, которого до сих пор сдерживал хлыст Спарвера. Впервые в жизни этого человека его имплантаты потеряли доступ к связи с инфоматрицей за пределами Дома Перигалов. Все равно что нож гильотины упал.

Хватит, нужно сосредоточиться на центре голосования.

– Подготовьте три экземпляра сводки-отчета об инфопотоке, прошедшем через этот анклав за последнюю тысячу дней.

– Уже готовлю. Прошу подождать.

Талия дотронулась до шейного микрофона:

– Сэр, это Талия. Мы собираем доказательства. К вам вернемся минут через десять.

Ответа не последовало. Талия подождала, пока Дрейфус активирует свой микрофон, но начальство молчало.

– Тишина, – сказала Талия, взглянув на Спарвера.

– Шеф, наверное, занят, – отозвался свинья.

– Пора бы ему ответить. Я волнуюсь. Может, стоит вернуться? Вдруг…

– Талия, нам нужна эта сводка. Через пять минут центр голосования отключит тебя.

Спарвер был прав. Одноразовый пароль позволяет лишь десять минут неограниченного доступа. Повторно центр голосования его не примет.

– Давайте скорее! – процедила Талия.

Она снова попробовала вызвать Дрейфуса и снова не получила ответа. Казалось, прошла вечность, прежде чем центр выдал копии сводки из паза в самом низу колонны. Талия скрепила толстые дискеты и пристегнула к поясу. Она как будто чувствовала вес информации, которую те содержали. Глупое заблуждение, конечно. Радиолучом такое количество информации за несколько дней не передашь.

– Готово? – спросил свинья.

– Здесь все, что нам надо. Местную абстракцию можно не отключать.

– Что, если они попробуют преодолеть блокаду, которую ты только что организовала?

– Они получат мертвый центр голосования. Хорошо, если после этого системы жизнеобеспечения сохранятся. Про абстракцию я уже не говорю.

Талия велела центру голосования перекрыть доступ, который ей только что предоставили.

– Ну вот и все, – объявила она, неожиданно почувствовав разочарование.

– Ага. Видишь, ничего сложного.

– Я за начальство беспокоюсь.

– Наш сигнал блокируют скалы, – заверил Спарвер и улыбнулся технику. – Мы закончили. Могу я положиться на ваше благоразумие и отозвать хлыст?

Техник нервно сглотнул и дернул головой.

– Переведем это как «да», – проговорил Спарвер и поманил к себе хлыст. Раз – ищейка щелкнула хвостом, два – рукоять легла Спарверу на ладонь, три – хвост с шорохом втянулся в рукоять.

Спарвер погладил рукоять и прикрепил к поясу.

– Пора проведать начальника.

Дрейфуса они увидели застывшим посреди сцены кровавого побоища. В одной руке он держал очки, в другой – хлыст-ищейку.

Талия сорвала с себя очки, чтобы разобраться в происходящем. Люди кричали, метались, чтобы не попасться Дрейфусу на глаза. Два гостя Кейтлин Перигал сползли в воду, порозовевшую от крови. Сероглазый блондин потерял руку – теперь она лежала на мраморном бортике и обвиняюще указывала на Дрейфуса. Кожа за запястьем вздулась, словно сквозь нее прорывалось оружие, вживленное в ткани. Другой гость бился как припадочный; из ноздрей хлестала кровь, широко раскрытые глаза уставились в потолок. Еще трое или четверо получили раны различной тяжести. Через шлюзы и водопады окровавленная вода перетекала из бассейна в бассейн – поди разбери, сколько человек пострадало.

Самыми тяжелыми уже занимались медицинские сервороботы. Даже они казались обескураженными. Алый порез рассекал правую щеку Кейтлин, от уголка рта до уха. Побелев от страха и злости, Кейтлин хватала воздух ртом.

– Ты… ошибаешься, – просипела она.

– Ошибаетесь вы. И заплатите за это.

Дрейфус медленно повернулся к младшим префектам.

– Получили сводку? – спросил он.

У Талии пересохло во рту.

– Да, – выдавила она, стараясь сохранить профессиональное спокойствие.

– Тогда летим. Здесь делать больше нечего.

Глава 2

Ограничитель приближения остановил Дрейфуса посреди кабинета верховного префекта. Джейн Омонье будто не замечала его, сосредоточившись на настенном дисплее.

– Если угодно, я подам в отставку, – проговорил он, негромко кашлянув.

Омонье едва взглянула в его сторону.

– На каком основании, Том?

– На любом. Если я нарушил протокол или принял неверное решение, просто отдайте приказ.

– Ты недостаточно позаботился о себе и о младших префектах, а других недочетов я не вижу. Сколько всего погибших?

– Шестеро, – ответил Дрейфус.

– Бывало и хуже. Кейтлин Перигал – крепкий орешек. Главное, жертв менее десяти. Такой расклад меня устраивает, особенно с учетом возможных вариантов.

– Я надеялся, что до бойни не дойдет.

– Это выбор Перигал, а не твой.

– Боюсь, с ней мы не покончили. Она мне сказала… – Дрейфус осекся: и без его сомнений у Омонье хватало забот. – Такое чувство, что я долг отдал. Префект так думать не должен.

– Чувство вполне человеческое.

– Перигал оставалась безнаказанной, потому что нам не хватало ума и времени устроить проверку, прежде чем доказательства потеряют актуальность. Даже если бы удалось в чем-то обвинить Кейтлин, на целый век блокады ее проступки не потянули бы.

– Мы не уверены, что и нынешние нарушения тянут на такое.

– Считаете, она снова выкрутится?

– Зависит от доказательств. Пора использовать ту смышленую девушку, нового специалиста из твоей команды.

– Я полностью доверяю Талии.

– Тогда опасаться нечего. Если Перигал виновна, блокада продолжится. Если веских доказательств не найдется, Дому Перигалов позволят снова примкнуть к Блистающему Поясу.

– Шестеро уже погибли.

– Люди паникуют, когда теряют абстракцию. Это не наша проблема.

Дрейфус пытался понять выражение лица Омонье. Что-то случилось. Не в привычках Джейн спрашивать, сколько человек погибло во время операции; она узнала бы все цифры еще до возвращения его команды. Только лицо Омонье – бесстрастная маска, такое не расшифруешь ни сегодня, ни в принципе. Все труднее вспоминалось, как она улыбается, смеется или злится, какой она была до встречи с Часовщиком.

– Простите, это не упрек, но… зачем вы меня вызвали?

– Поболтать. Насладиться теплом человеческого общения.

– Нет, это вряд ли.

– Кое-что случилось. Новость поступила в твое отсутствие. Проблема острая, как и с Перигал, если не острее. А еще безотлагательная. Действовать нужно немедленно.

– Еще одна блокада? – спросил огорошенный Дрейфус.

– Нет. Блокада здесь, увы, не поможет.

– Что, простите?

Омонье, протянув к стене руку, увеличила одну из граней дисплея. На ней отображался анклав, серый шар, нечеткий из-за мелких элементов изображения, с огромными зеркалами по полюсам и экватору, окруженный панелями мощных солнечных батарей. Дрейфус не знал масштаба, но сомневался, что ширина анклава более километра.

– Ты не узнаешь его. Это недавний снимок «пузыря» Раскин-Сарторий, анклава пятой категории с внешних орбит. Прежде он не привлекал внимания «Доспехов».

– Что же натворили его обитатели?

– Вот картинка посвежее, трехчасовой давности.

«Пузырь» Раскин-Сарторий вскрыли, разрезали посредине, как глазное яблоко скальпелем, едва на полушария не разделили. По обеим сторонам разреза поверхность анклава опалилась до угольно-черного, внутренности еще светились вишневым.

– Какие потери? – спросил Дрейфус, сдерживая ужас.

– По данным последней переписи, население Раскин-Сартория составляло девятьсот шестьдесят человек. Предположительно, все погибли, но мы срочно собираем команду для осмотра. Вдруг кто-то уцелел? По крайней мере, симулякры бета-уровня должны остаться.

– Почему новость не разнеслась по всему Поясу?

– Потому что мы не позволили. На стихийное бедствие это не похоже.

– Кто-нибудь да заметит, что жители Раскин-Сартория отключились от сетевых ресурсов.

– Абстракцией они пользовались на низком уровне, который, благодаря нашим сетевым привилегиям, какое-то время можно полноценно моделировать.

– Какое-то время… это сколько?

– Попробую угадать. Менее двадцати шести часов. Тринадцать больше похоже на правду.

– А когда правда вскроется?

– Наступит страшный кризис. Я подозреваю, кто тут замешан, но, чтобы действовать, нужна полная уверенность. Поэтому я и хочу, чтобы ты немедленно отправился на Раскин-Сарторий. Возьми с собой кого нужно, собери доказательства, симов и возвращайся сюда. Потом затаим дыхание и будем ждать результатов анализов.

Дрейфус снова взглянул на раскуроченный анклав.

– Такие повреждения можно нанести одним-единственным способом, верно? Оружие тут ни при чем.

– Мы с тобой мыслим одинаково, – заметила Омонье.

* * *

Двери штаба были облицованы панелями из тика, отполированными до невероятного блеска. Ни окон, ни картин, ни малейших признаков уюта. Вся мебель темная, тяжелая, грубая – дерево вырастили, срубили, обработали, отдали плотнику. Двойные двери утыкали огромными медными болтами и покрыли чеканной бронзой. Обе половинки украшало стилизованное изображение поднятой перчатки – символ «Доспехов». По идее, перчатка означала защиту, но вместе с тем она символизировала готовый сжаться кулак, способный раздавить врагов и предателей.

– Нг, пожалуйста, начинайте, – проговорил старший префект Майкл Криссел, сидевший напротив Талии.

Та положила добытые дискеты на стол, от волнения едва их не уронив.

– Спасибо, старший префект. Здесь сводка из центра голосования Дома Перигалов. Копия сводки за каждый из тысячи дней сохранена в наших архивах. – Талия кивнула на шестеренку, символизирующую анклав Дома Перигалов; штабная Единая система увеличила его и подняла над истинной орбитальной плоскостью. – Сводка в трех экземплярах. Я проверила все: они идентичны, без признаков фальсификации.

– Что вы обнаружили?

– На проверку мне дали несколько часов, и я успела лишь поверхностно…

– Хватит болтать, Нг! – нетерпеливо проворчал старший префект Гастон Клирмаунтин. – Просто огласите результаты.

– Сэр, – Талия едва не заикалась, – предварительный анализ полностью подтверждает отчет о блокаде. Дом Перигалов действительно нарушал демократический процесс. Как минимум в восьми случаях, когда сами Перигалы или их союзники встречали серьезную конкуренцию, матриарх изменяла результаты голосования. Случаев нарушения может быть больше. Проведем тщательную проверку, и ситуация прояснится.

– Я думал, все уже ясно, – буркнул Клирмаунтин.

Старший префект Шеридан Гаффни подался вперед так, что его черное кожаное кресло заскрипело.

– Помягче с ней, Гастон, – прорычал он. – Думаешь, Талии легко? Времени на подготовку мы ей почти не дали.

Гаффни, глава Службы внутренней безопасности и подготовки хлыстов-ищеек, слыл вспыльчивым и нетерпимым к дуракам. Талию он никогда не щемил, наоборот, поддерживал. Среди присутствующих он казался ей единственным безусловным союзником. Присутствие Дрейфуса или Джейн Омонье все изменило бы, но Дрейфуса не было (он не старший префект, но посещал такие собрания благодаря допуску «Панголин»). Красноречиво пустовало и место верховного префекта, зарезервированное для проекции Джейн. По дороге в штаб Талия слышала сплетни о назревающем кризисе, совершенно не связанном с блокадой, которую они только что наложили.

Другие старшие префекты не относились к ней никак. Застенчивый, робкий Майкл Криссел внешностью напоминал ученого. Судя по всему, прежде он был отличным полевым префектом, но последние двадцать лет провел в анклаве «Доспехов», постепенно отдаляясь от суровой реальности внешнего мира. Полевую службу Лилиан Бодри оборвал взрыв неисправного хлыста-ищейки. Лилиан собрали по частям, но нервную систему полностью не восстановили. Она могла бы обратиться за помощью к докторам из другой части Блистающего Пояса, но тогда анклав «Доспехов» ей пришлось бы покинуть навсегда, чтобы не подвергать службу риску. Лилиан предпочла долг личному благополучию, хотя на собраниях теперь сидела неподвижно, как фарфоровая статуэтка.

По числу старших префектов на собрании можно было судить о важности отчета. Талию слушали только четверо вместо обычных шести-семи, а то и десяти. Ясно, «Доспехи» желают поскорее разобраться с Домом Перигалов, но считают блокаду этого анклава рядовой проблемой.

– Давайте покороче, – предложил Клирмаунтин. – У нас есть сводка. Она подтверждает, что Перигалы замешаны в махинациях. Блокада останется. Нужно лишь избежать утечки информации, а то дурной пример заразителен.

– Я согласна, сэр, – отозвалась Талия.

– Какой ущерб нанесла подтасовка результатов голосования? – спросила Бодри.

– При нынешнем раскладе практически никакого, – ответила Талия. – В каждом из восьми случаев голосование касалось вопросов небольшой важности. Кейтлин Перигал, вероятно, хотелось бы влиять и на решение проблем посущественнее, но тогда вмешательство стало бы заметнее. Тем более, если результат голосования принципиально важен, мы контролируем процесс так тщательно, что серьезную подтасовку не представляю возможной.

– А вам по долгу службы следует представлять, – заметил Майкл Криссел.

– Она в курсе, – шепотом напомнил Гаффни.

– Вы правы, сэр, – сказала Талия Крисселу. – Я лишь имела в виду, что с учетом известных фактов это маловероятно. Незыблемой нашу систему не назовешь. Согласно теореме Гёделя о неполноте…

– Лекция по теореме Гёделя мне не нужна, – осадил ее Криссел.

– Сэр, я лишь имела в виду, что такие нарушения проверяют жизнеспособность системы. По большому счету, Дом Перигалов оказал нам услугу – мы увидели лазейку, позволяющую подтасовывать результаты голосований. Мы устраним ее и двинемся дальше. Впоследствии кто-то изловчится, найдет новую лазейку, мы устраним и ее, и так далее.

– Так вы уверены, что существующую лазейку мы устраним? – спросила Бодри.

– Конечно, мэм, дело-то пустяк.

– Раз «пустяк», как же мы ее просмотрели?

– Потому что сами же ее открыли, – пояснила Талия, стараясь говорить не слишком самоуверенно. – Мы устранили одну лазейку, решив, что проявляем находчивость, но случайно открыли другую. Проблема спрятана в нашей программе устранения недочетов. Она разработана для победы на ключевых голосованиях, но позволяет обманным путем регистрировать дополнительные голоса.

– Небось в истории такое уже бывало, – сухо проговорил Криссел.

Талия сложила пальцы замком. Хотелось взять верный тон, что-то среднее между ершистостью и профессиональной отрешенностью.

– Прискорбно, что так получилось. Однако до сегодняшнего дня той лазейкой воспользовались лишь считаные анклавы.

– Прискорбно? – переспросил Клирмаунтин. – На мой взгляд, это предосудительно.

– Сэр, в существующей программе устранения недочетов двадцать два миллиона строк кода, включая подпрограммы, написанные при Первой Системе, то есть более двухсот двадцати лет назад. Те программисты современным каназианом не владели. Читать их программы – это как с санскрита переводить.

– Нг права, – вмешался Гаффни. – Они очень старались, да и вторичная лазейка столь мала, что из десяти тысяч анклавов лишь пять пытались ею воспользоваться. Думаю, случай с Перигалами нужно запомнить и идти дальше.

– Разумеется, при условии, что проблема полностью устранена, – заметила Бодри, холодно кивнув Талии. – Вы сказали, что тут все просто.

– В этот раз да. Исправить недочет проще, чем вносить поправку, его вызвавшую. Нужно откорректировать лишь несколько тысяч строк. Тем не менее первые установки я хотела бы провести вручную, чтобы при необходимости устранить непредвиденные проблемы, связанные с различиями конфигураций центров голосования. Когда закончу проверку, исправленную программу можно будет разослать по всему кольцу.

Гаффни пристально посмотрел на Талию.

– Бардак с программой нужно ликвидировать поскорее. К вступлению блокады в полную юридическую силу – а она непременно вступит – апгрейд нужно подготовить. Спецкомиссия по доказательственным материалам получила сводку?

– Еще утром, сэр.

Гаффни вытащил платок и промокнул вспотевший лоб.

– При обычном их темпе решения можно ждать дней через десять. Управишься за это время?

– Велите – подготовлюсь и за два дня. Уверена, серьезных отклонений я не выявлю.

– Мы и в прошлый раз были уверены, – напомнил Гаффни. – Не стоит делать одну и ту же ошибку дважды.

«Между тем разом и этим есть существенное отличие», – подумала Талия.

При прошлом апгрейде она не была членом команды. За своих предшественников Талия ручаться не могла, но сама такого недочета не упустила бы.

– Мы и не сделаем, – проговорила она.

* * *

Дрейфус рассматривал место преступления из катера «Доспехов». «Атака была быстрая, – думал Том, – но, увы, не настолько, чтобы получиться безболезненной или милосердной».

Анклав погубили, превратили в безвоздушный остов. Когда преступники пронзили оболочку и коснулись атмосферы, она раздулась в раскаленный шар перегретого воздуха и пара. Добраться до шаттлов, спасательных капсул или хотя бы до бронированных бункеров местные жители не успели. Зато успели понять, что происходит. На Блистающем Поясе не ждут смерти, особенно страшной и мучительной.

Аластер Рейнольдс

Аластер Престон Рейнольдс (Alastair Preston Reynolds) родился в 1966 году в Барри, в Южном Уэльсе. Ранние годы провёл в Корнуолле (возле Труро), затем вернулся в Уэльс. С 1977 по 1985 учился в Pencoed Comprehensive School. Изучал физику и астрономию в университете Ньюкасла. С тех пор считает этот город одним из любимейших мест мира. В 1988 переехал в шотландский город Сент-Андрус для получения докторской степени по астрономии. После защиты диссертации в 1991 переехал в Нидерланды, где вскоре нашёл свою спутницу жизни, Жозетту. Вёл исследовательскую работу в Европейском Космическом Агентстве (European Space Agency) в 1991-1994 годах, затем два года провёл в Утрехтском университете (post-doctoral work). В настоящее время снова работает по контракту в ESA, участвует в нескольких научных астрофизических проектах.

Его первый научно-фантастический рассказ появился в 1990 году в журнале «Interzone». С тех пор он опубликовал множество романов, повестей и рассказов. Его работы представляют собой «твёрдую» научную фантастику, скрывающуюся за восхитительными космическими операми и историями в стиле нуар, и отражают его профессиональный опыт в области физики и астрономии.

В своих произведениях автор пытается экстраполировать развитие технологий будущего, отталкиваясь от текущих научных разработок. Его первые четыре романа и сборник «Galactic North» входят в общую вселенную «Пространство Откровения» («Revelation Space»). В то время, как значительная часть научной фантастики выбирает либо чересчур оптимистичный, либо чересчур антиутопический взгляд на будущее человечества, миры Рейнольдса примечательны тем, что в них людское сообщество не имеет выраженной наклонности к позитивному или негативному варианту развития, а, вместо этого, очень похоже на современное (в плане моральных приоритетов и внутрисоциальных процессов) на фоне сильно продвинутых технологий. Особняком стоит роман «Дождь Забвения», который, в отличие от предыдущих работ автора, не погружает сразу читателя в экзотику будущего, а разворачивает картину постепенно, используя для этого протагониста, гораздо более приближенного к современности. Выход романа «Префект» знаменует возврат во вселенную «Пространства Откровения».

Роман «Город бездны» был удостоен премии Британской ассоциации научной фантастики (BSFA) в 2001 году. Многие другие произведения Аластера были номинированы на премии Локус и BSFA.

Префект (Скорая помощь префекта Дрейфуса, № 1) Аластера Рейнольдса

Когда я сел читать Префект, , мне показалось, что я читаю научно-фантастическую загадку вроде «Пробуждает Левиафан». Тогда я подумал, что, возможно, читаю Последний полицейский , действие которого происходит в космосе: упорный детектив, раскрывающий преступление, о котором никто не заботится и который не нуждается в раскрытии. Оказывается, это была обширная космическая опера, и это совсем не то, чего я ожидал. Так что была необходима определенная повторная калибровка.

Несмотря на то, что это был отдельный роман, я не мог не чувствовать, что начинаю со второго сезона сериала

. Когда я сел читать Префект, , я подумал, что читаю научно-фантастический роман. строки, возможно, «Левиафан просыпается». Тогда я подумал, что, возможно, читаю Последний полицейский , действие которого происходит в космосе: упорный детектив, раскрывающий преступление, о котором никто не заботится и который не нуждается в раскрытии. Оказывается, это была обширная космическая опера, и это совсем не то, чего я ожидал.Так что была необходима определенная повторная калибровка.

Несмотря на то, что это был отдельный роман, я не мог не чувствовать, что начинаю со второго сезона сериала. Том Дрейфус — префект, который является своего рода полицейским для демократий из группы Glitter Band, свободной организации с более чем десятью тысячами населенных пунктов, которые номинально поддерживают идею демократии. Дрейфуса отправляют расследовать разрушение среды обитания и убийство более девятисот человек, которые жили в ней. Похоже, что это может быть работа корабля Ультра, который посещал до разрушения, что имеет огромное политическое значение, но Дрейфус чувствует, что это нечто большее.В рамках своего расследования он устраивает деликатную дипломатическую встречу с ультрас. Он также берет интервью у нескольких записанных личностей жителей среды обитания, известных как «бета». Очевидно, личность этих голографически записанных личностей несколько сомнительна, особенно после неудачного эксперимента с попыткой полностью загрузить людей в «Альфа». Все еще со мной?

Тем временем, вернувшись на ранчо, лейтенанту Дрейфуса Талии нужно исправить компьютерную ошибку, которая влияет на серверы, поддерживающие демократию в каждой среде обитания.О, и другой лейтенант Дрейфуса — «гиперсвинья», что может быть чем-то вроде генетического или расового, я не могу сказать, но, очевидно, здесь много предрассудков.

Это грубая предпосылка, поэтому вы можете увидеть, где она требует внимания. Я вижу, что это одна из тех книг, которые нравятся только читателям жанров, в отличие от «Пробуждений Левиафана», которые привлекали даже не жанровых фанатов. Одна ошибка состоит в том, что Префект следует повествованию от третьего лица, меняя точки зрения по мере необходимости, в том числе и тех, кто имеет оппозиционные планы команде Дрейфуса.Есть двоякий результат: во-первых, это рано портит тревогу тайны; вместо того, чтобы обнаружить вместе с детективом, читатель ждет, когда Дрейфус догонит. Мои примечания к книге показывают, что это было всего лишь (мягкий спойлер) (см. Спойлер) [чуть больше половины, когда это гештальт, (скрыть спойлер)], поэтому оставшаяся часть книги явно не посвящена первоначальной загадке.

Во-вторых, переключатели повествования усложняют идентификацию и развитие конкретного персонажа. Не уверен, что я когда-либо много узнал о Талии, за исключением того, что она вынуждена преодолевать остракизм со стороны своего старшего отца.Точно так же Дрейфуса преследует случай, произошедший восемь или десять лет назад, но не совсем то, что было. Кроме того, его история остается загадкой.

Рейнольдс также немного увлекается творчеством и дает обзор ряда миров в Блестящем Кольце, включая базу Префекта, уничтоженную среду обитания и четыре различных среды обитания, которые посещает Талия. Ничего из этого не уместно, и все это вносит вклад в ощущение второго сезона. Знаешь, Рейнольдс, это помогает запустить звездолет, прежде чем ты отправишься во все разные миры.

Последняя проблема состоит в том, что в последней части книги несколько вопросов совпадают. Это был гениальный финал, но действительно требовалась более ранняя сборка, чтобы сделать его по-настоящему потрясающим. Мне кажется, Рейнольдс не мог решить, хочет ли он рассказать маленькую историю (историю Дрейфуса) в контексте драматического фона (как Последний полицейский ) или большую историю с точки зрения различных агентов. .

Тем не менее, это отличная история. Написание сложное и позволяет избежать кормления читателя с ложечки.Темп кажется твердым, особенно когда он переходит в космическую оперу. Это интригующая и сложная вселенная. Философские вопросы, поднятые как целенаправленно, так и в стороне, дразнят, хотя и несколько недостаточно развиты. Это книга, которую я снова могу прочитать.

В целом, это была хорошая книга, которая могла бы быть отличной.

Три с половиной звезды. Я бы дал четыре, за исключением того, что начал бегать по экрану во время (см. Спойлер) [SPACE WARFARE (скрыть спойлер)]

Большое спасибо Мими и Милде за то, что они побудили меня прочитать это!

.

The Prefect (Prefect Dreyfus Emergency, # 1), автор Alastair Reynolds

Giallo nel Blu

Si tratta di un giallo ambientato nella Fascia Splendente, una Fascia Democraa di 10.000 Habitone orbitanti attorno al conianetagon un prefetto operativo facente parte della forza di polizia Panoply, incaricato di seguire un caso che si rivelerà essere solo la punta dell’iceberg di importanti e preoccupanti sconvolgimenti a breve termine, tali da mettere in ginocchio l’intera.

Il romanzo si colloca prima degli aventi raccontati nel Cicl

Giallo nel Blu

Si tratta di un giallo ambientato nella Fascia Splendente, una Fascia демократичный , di 10.000, предварительная среда обитания желтых орбит, ун. Operativo facente parte della forza di polizia Panoply, incaricato di seguire un caso che si rivelerà essere solo la punta dell’iceberg di importanti e preoccupanti sconvolgimenti a breve termine, tali da mettere in ginocchio l’intera Fascia.

Романтика, основанная на одном языке, передающем Ciclo di Rivelazione , который находится в доме Рейнольдса, и дает автономное сообщение, соответствующее истории, важной информации.
Rispetto allo stile impiegato nel Ciclo, indebbiamente pi ostico, qui tutto и molto pito comprensibile e lineare, ahimè al limite dello scolastico: l’autore prende per mano il lettore e gli spiega ongni cosa che avviene daviene интуитивно понятный, как quel gioco di detto / non detto che io seekisco.
Фортепиано, фортепиано, все исследования, сделанные на английском языке, до финального содержания.

Рейнольдс добился успеха в своем совместном творчестве, которое было совершено в течение всего периода времени, аввинсенте и рикко-д’азионе, реста соло ун-компитино, чье движение в достаточном количестве; Качественная идея, основанная на том, что е ла нон gli permettono di superarla.

Scommetto comunque che, tra i sui romanzi, sarà quello che avrà pi presa sui lettori.

.

Префект (Чрезвычайная ситуация префекта Дрейфуса, № 1), Аластер Рейнольдс

Префект находится в непосредственной близости от универсальной памяти Chasm City , mais bien des années auparavant, durant ce que les gens appelleront la «Belle Epoque». L’intrigue seitue major dans la Glitter Band, un ensemble d’habitats gravitant autour de la planète Yellowstone dont Chasm City est la capitale.
Le personnage Principal est un prefet, Том Дрейфус, поверенный за справедливость в области обитания.Son équipe est composée de deux autres personnes, Thalia Ng, une jeune recrue désirant faire ses preuves, et Sparver Bancal, un hyperpig qui ne manque pas non plus de ressources.
Le roman débute sur une mission évoluant en état d’urgence, nous plongeant directement dans la vie de cette police un peu speculière. Cependant, loin de pouvoir se reposer, Dreyfus doit ensuite enquêter sur la destroy de l’habitat Ruskin-Sartorious, survenue quasiment au même moment. Bien que les circonstances insinuent que ce sont les conséquences d’une négociation ayant mal tournée entre la famille Ruskin-Sartorious et un capitaine de la faction Ultra, l’instinct de Dreyfus l’incite à creuser davantage.

Honnêtement, il m’est très difficile d’être objective et de Trouver des points à redire sur ce roman. Префект возможных учеников превосходного жанра лекций.

Заголовок научной фантастики и проч. Точка де вю, лекция, которая ведёт плутот, как часть элементов у квартиры. La technologie utilisée est très intéressante. Que ce soit l’arme des prefets — un fouet pouvant prendre une forme similaire à un serpent et aux fonctions different -, les simulations permettant de sauvegarder en quelque sorte la «совесть» человека — le degré de réalisme et d’exactitude вариант selon les niveaux -, le système de sécurité cryptant les Documents sensibles à l’image d’une dyslexie — les personnes autorisées devant s’injecter un produit specific leur permettant ainsi de déchiffrer les messages -, ou enore les différentes specific a l’injecter Com les Ultras ou les Conjoiners, le roman s’ancre dans un Universe bien huilé et frappant de réalisme.

Il s’agit également d’un roman policier puisque nous suivons une enquête visant à exploer le meurtre d’une multitude de personnes. Cet аспект s’avère tout aussi bien développé que le précédent. Si surees réponses nous sont livrées Assez to dans le récit, elles sont loin d’être suffisantes pour reconstruire le puzzle entier tant la toile possible de fils. L’histoire ne fait que s’intensifier au fur et à mesure des chapitres, jusqu’aux révélations finales où le lecteur pourra recnaître le soin apporté par l’auteur à disimuler toutes les information nécessaires sur la route.

Tout cela permet bien sûr d’instaurer определяет темы, связанные с искусственным интеллектом, демократией, авторитаризмом, определением человека и bien d’autres на бис, который резонирует с истинным реальным. Ces sujets sont d’ailleurs animés grâce à des personnages réussis. Qu’ils soient attachants или parfaitement detestables, leurs motivations и leur caractère en font des piliers de ce roman.

Finalement, The Prefect est un roman qui m’a compètement happy dans son universal, et que j’ai lu avec passion, ne pouvant même plus le lâcher lors du dernier quart.À noter qu’il est intéressant d’avoir lu Chasm City avant The Prefect afin de reconnaître sures éléments évoqués, créant un lien special entre les deux œuvres, com une sorte de dualité.

.

романов | Аластер Рейнольдс

Мой последний роман — КАПИТАН ТЕНЕЙ. Опубликованный в январе 2019 года, вскоре за ним последует BONE SILENCE.

Мои романы на сегодняшний день имеют порядок и дату публикации в Великобритании:

.

REVELATION SPACE (2000) BSFA и окончательный список Кларка.Готическая космическая опера с путешествием медленнее света и размышлениями о внеземном разуме.

CHASM CITY (2001) Победитель BSFA в 2002 году. Жестокий триллер о преследовании и мести, действие которого происходит во вселенной RS.

REDEMPTION ARK (2002) Больше веселья с инопланетянами-убийцами.

ABSOLUTION GAP (2003) Короткий список BSFA. Приближается конец времен; появляются религиозные лунатики. Содержит движущиеся соборы и размышления о мирах бран.

CENTURY RAIN (2004) Тайна убийства в 1959 году Париж открывает банку червей для борющегося пианиста и джазмена Венделла Флойда.Космическая опера, параллельные миры, джаз и т. Д. Мой личный фаворит, хотя я поклялся, что продолжения никогда не будет.

PUSHING ICE (2005) Шорт-лист Кларка. Ближайшее будущее: освоение космоса и первый контакт, а также дикая поездка в глубокое-далекое будущее для команды карьерной машины Rockhopper. Возможно, моя самая кларковская книга на сегодняшний день. Я всегда говорил, что однажды вернусь в эту вселенную, и все еще надеюсь на это.

THE PREFECT (2007) Преступление и наказание во вселенной RS.Кризис для префекта Дрейфуса в почти утопии Glitter Band. В 2017 году выйдет продолжение, действие которого разворачивается через два года после событий, описанных в этой книге, и в котором приняли участие известные актеры.

ДОМ СОЛНЦА (2008) Шорт-лист Кларка. Шесть миллионов лет в будущем, звездные клоны, противоречие между метацивилизациями людей и роботов, шутит King Crimson. Написание этого романа было очень приятным, особенно после клаустрофобии «ПРЕФЕКТ», и я думаю, это видно.Опять же, я хотел бы вернуться в эту вселенную, но у меня нет определенных планов, когда это произойдет.

TERMINAL WORLD (2010) Финалист Книги года Уэльса. Стимпанк-экшен в умирающем мире с загадкой под кожей вещей.

СИНИЕ ПОМНИТЕ ЗЕМЛЮ (2012), НА СТАЛЬНОМ БРИЗЕ (2013), ПОЗЕЙДОНСКИЕ ПРОБУЖДЕНИЯ (2015): трилогия «Дети Посейдона», прослеживающая членов космической африканской семьи на протяжении многих веков истории будущего, но с лишь незначительными связями между книгами .Я планировал, что каждый отдельный том будет функционировать как хорошо оформленный отдельный роман. Я открыт для идеи другой книги в этой последовательности, если есть идеи и желание.

ХРОНИКИ МЕДУЗЫ (2016): со Стивеном Бакстером. У нас со Стивом возникла идея написать продолжение основополагающего рассказа Артура Кларка «Встреча с Медузой», и с любезного разрешения поместья Кларков мы смогли это сделать. В нашем романе персонаж Говарда Фалкона катапультируется через столетия напряженности и борьбы между человеческими и роботизированными силами, причем Сокол выступает в роли непростого, а порой и нежелательного посредника между ними.

REVENGER (2016): отдельный роман, не имеющий отношения ни к одному из других, действие которого происходит более чем через десять миллионов лет в будущем и повествует о приключениях сестер Несс в пиратском боевике с космическим оперным подтекстом.

ELYSIUM FIRE (2018): продолжение THE PREFECT (последнее в Великобритании переименовано в AURORA RISING).

КАПИТАН ТЕНЕЙ (2019): вторая книга о сестрах Несс, следующая из книги «Мститель».

BONE SILENCE (2020): третий и последний роман сестер Несс.

Из моих книг на сегодняшний день шесть находятся в одной вселенной «Revelation Space». На мой взгляд, порядок чтения не так важен, но он, вероятно, улучшает чтение ПРОСТРАНСТВА ОТКРОВЕНИЯ, КОВЧЕГА ИСКУПЛЕНИЯ и АБСОЛЮТНОГО РАЗРЫВА в этой последовательности. PREFECT (AURORA RISING) и ELYSIUM FIRE можно читать по отдельности или вместе, но лучше всего в указанном выше порядке. CHASM CITY, а также коллекции DIAMOND DOGS, TURQUOISE DAYS и GALACTIC NORTH можно прочитать в любой момент.

ВЕК ДОЖДЬ, ТЯНУЩИЙ ЛЕД, ДОМ СОЛНЦА и МИР ТЕРМИНАЛА — все это не связанные между собой отдельные романы.У меня смутные намерения вернуться во вселенные PI и HOS, но ничего твердого, и я не собираюсь возвращаться в миры CR или TW, как бы мне ни нравились эти книги. В серии REVENGER есть три книги.

Я также написал роман о Докторе Кто, УРОЖАЙ ВРЕМЕНИ, о котором я скажу здесь немного подробнее.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *