Айзек азимов рассказы: Все рассказы и повести Айзека Азимова

Содержание

Автор Азимов Айзек — Страница 1


Настоящая фамилия Исаак Юдович Озимов — американский писатель. Автор книг в жанре научной фантастики, детектива, фэнтези. Лауреат престижных премий таких как Хьюго-65 за «лучшую научно-фантастическую серию всех времён» и Небьюла за роман «Сами боги».

Родился в России 2 января 1920 года недалеко от Смоленска. Родители мигрировали в Америку в 1923 году. Обосновались в Бруклине. Отец и мать по профессии были мельниками и через несколько лет имели возможность приобрести кондитерскую лавку.

Родители привили ребёнку любовь к труду, что стало отличительной чертой Айзека как писателя и научного деятеля, который за свою жизнь написал более 500 книг на разную тематику.

В школу его отдали в пять лет на один год раньше, так как мать в документах исправила его дату рождения. Очень рано научился читать и в шестилетнем возрасте был записан в библиотеку, где всё читал в больших количествах.

Однажды в руки ему попался один из первых выпусков периодического издания научной фантастики «Удивительные истории». Это произвело на юного Айзека огромное впечатление и в 12 лет он пишет свои первые фантастические рассказы.

Азимов отличался своими удивительными способностями к обучению. Начальную школу закончил в 11 вместо положенных 15 лет со всевозможными знаками отличия. Уникальной особенностью Айзека было то, что он запоминал огромный по объёму материал и никогда больше не забывал его.

Учился сначала в колледже, после перешёл в Колумбийский университет в Нью Йорке, где получил степень магистра по химии. С 18 лет вёл дневник и писал его до конца жизни, что помогло написать три автобиографические книги.

Во время Второй мировой войны работал химиком в Филадельфии на судоверфи вместе с Робертом Хайнлайном, знаменитым писателем-фантастом. После окончания войны служил в подразделении, которое проводило испытания атомной бомбы.

Впечатления от военной службы сформировали антивоенные взгляды. Он всю жизнь вёл активную агитацию за мир и дружбу между странами. Азимов был успешным во многих областях науки от биологии до математики, написал много научных и художественных трудов.

Его работы в научной фантастике вышли за пределы произведений. «Три закона», которые он сформулировал для роботов, послужили основой для их программирования и массового производства.

  • Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
  • Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
  • Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.

6 апреля 1992 года его сердце перестало биться. Литературный и научный феномен Айзека Азимова не остался незамеченным широкой публике. Его любили и продолжают любить читатели за то, что он весело, остроумно, легко преподносил тяжёлые для простых людей истины, открывая фантастический взгляд на необыкновенный мир

.

Список книг и других произведений Айзек Азимов (Isaac Asimov) Сортировка по году написания

Когда Айзек Азимов родился, он с удивлением обнаружил, что родился на территории Советской России в местечке Петровичи под Смоленском. Он постарался исправить эту ошибку, и три года спустя в 1923 его родители перебрались в Нью-Йоркский Бруклин (CША), где открыли кондитерскую лавочку и зажили припеваючи, имея достаточные доходы на то, чтобы финансировать образование сына. Айзек стал гражданином США в 1928 году.
Страшно подумать, что было бы, если бы Айзек остался на родине предков! Конечно, не исключено, что он занял бы место Ивана Ефремова в нашей фантастической литературе, но это вряд ли. Скорее, все сложилось бы гораздо более мрачно. А так он получил специальность биохимика, закончив химический факультет Колумбийского университета в 1939 году, и преподавал биохимию в Медицинской школе Бостонского университета. С 1979 года — профессор этого же университета. Профессиональные интересы никогда не были им забыты: он автор многих научных и научно-популярных книг по биохимии. Но не это прославило его на весь мир.

В год окончания университета (1939) он дебютировал в «Amazing Stories» рассказом «В плену у Весты». Блестящий научный ум сочетался в Азимове с мечтательностью, и поэтому он не мог быть ни чистым ученым, ни чистым писателем. Он стал писать научную фантастику. И особенно ему удавались книги, в которых можно было теоретизировать, строить заковыристые логические цепочки, предполагающие много гипотез, но лишь одно верное решение. Это — фантастические детективы. В лучших книгах Азимова так или иначе присутствует детективное начало, и его любимые герои — Элайдж Бейли и Р. Даниел Оливо — сыщики по профессии. Но даже романы, которые нельзя назвать стопроцентными детективами, посвящены раскрытию тайны, сбору информации и блестящим логическим выкладкам необычайно умных и наделенных верной интуицией героев.
Действие азимовских книг происходит в будущем. Это будущее растянулось на много тысячелетий. Здесь и приключения «Счастливчика» Дэвида Старра в первые десятилетия освоения Солнечной Системы, и заселение дальних планет, начиная с системы Тау Кита, и образование могучей Галактической Империи, и её распад, и работа кучки учёных, объединившихся под названием Академия, над созданием новой, лучшей Галактической Империи, и перерастание человеческого разума во вселенский разум Галаксии. Азимов по сути создал свою собственную Вселенную, протяжённую в пространстве и времени, с собственными координатами, историей и моралью. И как всякий творец мира, он проявил явное стремление к эпичности. Скорее всего, он не планировал заранее превратить свой фантастический детектив «Стальные пещеры» в эпический цикл. Но вот появилось продолжение — «Роботы утренней зари» — уже становится ясно, что цепочка отдельных преступлений и несчастных случаев, которые расследуют Элайдж Бейли и Р. Даниел Оливо, связана с судьбами человечества.
И все же даже тогда Азимов вряд ли собирался связать сюжетно цикл «Стальных пещер» с трилогией «Академия». Это случилось само собой, как это всегда случается с эпосом. Известно ведь, что поначалу романы о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола не были связаны между собой, а тем более с историей Тристана и Изольды. Но с течением времени они объединились в нечто общее. Так же и с азимовскими романами.
И уж если создаётся эпический цикл, то в нем не может не быть центрального эпического героя. И такой герой появляется. Им становится Р. Даниел Оливо. Робот Даниел Оливо. В пятой части «Академии» — романе «Академия и Земля» — он занимает уже место Господа Бога, творца Вселенной и вершителя человеческих судеб.
Азимовские роботы — это самое поразительное из всего созданного писателем. Азимов сочинял чистую научную фантастику, в которой нет места волшебству и мистике. И все же, не будучи инженером по профессии, он не очень-то поражает читательское воображение техническими новинками. И единственное его изобретение — скорее философского плана, чем технического. Азимовские роботы, проблемы их взаимоотношения с людьми — это предмет особого интереса. Чувствуется, что автор много думал, прежде чем писать об этом. Не случайно даже его конкуренты-фантасты, в том числе и те из них, кто нелестно отзывался о его литературном таланте, признавали его величие как автора Трех Законов Роботехники. Законы эти выражены тоже философски, а не технически: роботы не должны причинять вред человеку или своим бездействием допускать, чтобы ему был причинён вред; роботы должны подчиняться приказам человека, если это не противоречит первому закону; роботы должны оберегать своё существование, если это не противоречит первому и второму закону. Азимов не объясняет, как это происходит, но говорит, что ни один робот не может быть создан без соблюдения Трёх Законов. Они заложены в самый базис, в техническую основу возможности построения робота.
Но уже из этих Трёх Законов вытекает масса проблем: например, роботу прикажут прыгнуть в огонь. И он будет вынужден это сделать, потому что второй закон изначально сильнее третьего. А ведь азимовские роботы — во всяком случае, Даниел и ему подобные — это по сути люди, только искусственно созданные. У них уникальная и неповторимая личность, индивидуальность, которая может быть уничтожена по капризу любого глупца. Азимов был человеком умным. Он сам заметил это противоречие и разрешил его. И множество других проблем и противоречий, возникающих в его книгах, были им блестяще разрешены. Создаётся впечатление, что ему нравилось ставить проблемы и находить их решения.
Мир романов Азимова — это мир причудливого переплетения неожиданности и логичности. Вы никогда не угадаете, какая сила стоит за тем или иным событием во Вселенной, кто противостоит героям в их поисках истины, кто им помогает. Финалы романов Азимова столь же неожиданны, как концовки рассказов О’Генри. И тем не менее любая неожиданность здесь тщательно мотивирована и оправдана. Ошибок у Азимова нет и быть не может.
Так же причудливо переплетены в азимовской Вселенной свобода личности и её зависимость от высших сил. В Галактике по Азимову действует множество могущественных сил, гораздо более могущественных, чем люди. И все же в конечном итоге все решают люди, конкретные люди, подобные гениальному Голану Тревайзу из четвертой и пятой книг «Академии». Впрочем, что там в конечном итоге, так и не известно. Азимовский мир — открытый и вечно изменяющийся. Кто знает, куда бы пришло человечество у Азимова, проживи автор ещё немного…
Читатель, вошедший в чужую тревожную, огромную и полную противоборства азимовскую Вселенную, привыкает к ней, как к своему дому. Когда Голан Тревайз посещает давно забытые и пустынные планеты Аврора и Солярия, на которых много тысяч лет назад жили и действовали Элайдж Бейли и Р. Даниел Оливо, мы чувствуем грусть и опустошение, как будто стоим на пепелище. В этом — глубокая человечность и эмоциональность такого, казалось бы, лично-умозрительного мира, созданной Азимовым.
Он прожил по западным стандартам немного — всего семьдесят два года и умер 6 апреля 1992 года в клинике Нью-Йоркского университета. Но за эти годы он написал не двадцать, не пятьдесят, не сто и не четыреста, а четыреста шестьдесят семь книг, как художественных, так и научных и научно-популярных. Его творчество отмечено пятью премиями «Хьюго» (1963, 1966, 1973, 1977, 1983), двумя премиями «Небьюла» (1972, 1976), а также многими другими призами и премиями. Именем Айзека Азимова назван один из популярнейших американских НФ-журналов — «Asimov’s Science Fiction and Fantasy». Есть чему позавидовать.

Сборник рассказов (Азимов Айзек) — слушать аудиокнигу онлайн

Описание

Азимовские произведения это возможное будущее нашей планеты, которое отстоит от нашего времени на много веков. Невозможно угадать, какие силы управляют событиями во Вселенной и противостоят героям или помогают им. 1. Айзек Азимов ‐ Адский огонь ﴾чит. Петр Василевский﴿ 2. Айзек Азимов ‐ Баттен, Баттен! ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 3. Айзек Азимов ‐ Бессмертный бард ﴾чит. Тимур Ша﴿ 4. Айзек Азимов ‐ Буква закона ﴾чит. Петр Василевский﴿ 5. Айзек Азимов ‐ В лето 2430 от рождества Христова ﴾чит. Влад Копп﴿ 6. Айзек Азимов ‐ В плену у Весты ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 7. Айзек Азимов ‐ Все грехи мира ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 8. Айзек Азимов ‐ Вставьте шплинт А в гнездо В 9. Айзек Азимов ‐ Выход из положения ﴾чит. Николай Козий﴿ 10. Айзек Азимов ‐ Галатея ﴾чит. Дмитрий Гор﴿ 11. Айзек Азимов ‐ Гарантированное удовольствие ﴾чит. Cергей Ларионов [babay7]﴿ 12. Айзек Азимов ‐ Глубокое исследование ﴾чит. Влад Копп﴿ 13. Айзек Азимов ‐ Движущая сила ﴾чит. Влад Копп﴿ 14. Айзек Азимов ‐ Демон, ростом в два сантиметра ﴾чит. Дмитрий Гор﴿ 15. Айзек Азимов ‐ Демон, ростом в два сантиметра ﴾чит. Пётр Василевский﴿ 16. Айзек Азимов ‐ Дождик, дождик, перестань ﴾чит. Влад Копп﴿ 17. Айзек Азимов ‐ Женская интуиция ﴾чит. Петр Василевский﴿ 18. Айзек Азимов ‐ Зеркальное отражение ﴾чит. Михаил Макушев﴿ 19. Айзек Азимов ‐ Зеркальное отражение [Мир] ﴾чит. Влад Копп﴿ 20. Айзек Азимов ‐ И пала ночь ﴾чит. Андрей Вильколек﴿ 21. Айзек Азимов ‐ И тьма пришла ﴾чит. Николай Козий﴿ 22. Айзек Азимов ‐ Как поймать кролика ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 23. Айзек Азимов ‐ Как потерялся робот ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 24. Айзек Азимов ‐ Ключ ﴾чит. Влад Копп﴿ 25. Айзек Азимов ‐ Лжец! ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 26. Айзек Азимов ‐ Логика ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 27. Айзек Азимов ‐ Мать‐Земля ﴾чит. Михаил Макушев﴿ 28. Айзек Азимов ‐ Мёртвое прошлое ﴾чит. Николай Козий﴿ 29. Айзек Азимов ‐ Мой сын – физик ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 30. Айзек Азимов ‐ Молодость ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 31. Айзек Азимов ‐ Некролог ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 32. Айзек Азимов ‐ Необходимое условие ﴾чит. Влад Копп﴿ 33. Айзек Азимов ‐ Нечаянная победа ﴾чит. Николай Козий﴿ 34. Айзек Азимов ‐ Новая игрушка ﴾чит. Олег Булдаков﴿ 35. Айзек Азимов ‐ Ночь, которая умирает ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 36. Айзек Азимов ‐ Ночь, которая умирает ﴾чит. Сергей Кирсанов﴿ 37. Айзек Азимов ‐ Они не прилетят ﴾чит. Влад Копп﴿ 38. Айзек Азимов ‐ Открытие Уолтера Силса ﴾чит. Петр Василевский﴿ 39. Айзек Азимов ‐ Памяти отца ﴾чит. Влад Копп﴿ 40. Айзек Азимов ‐ Первый закон ﴾чит. Николай Козий﴿ 41. Айзек Азимов ‐ Покупаем Юпитер ﴾чит. Влад Копп﴿ 42. Айзек Азимов ‐ Поющий колокольчик ﴾чит. Влад Копп﴿ 43. Айзек Азимов ‐ Произносите мое имя с буквы «С» ﴾чит. Cергей Ларионов [babay7]﴿ 44. Айзек Азимов ‐ Профессия ﴾чит. Николай Козий﴿ 45. Айзек Азимов ‐ Пустота! ﴾чит. Влад Копп﴿ 46. Айзек Азимов ‐ Робби ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 47. Айзек Азимов ‐ Робот EL‐76 попадает не туда ﴾чит. Влад Копп﴿ 48. Айзек Азимов ‐ Робот ЭЛ‐76 попадает не туда ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 49. Айзек Азимов ‐ Секретная миссия ﴾чит. Николай Козий﴿ 50. Айзек Азимов ‐ Сердобольные стервятники ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 51. Айзек Азимов ‐ Ссылка в ад ﴾чит. Влад Копп﴿ 52. Айзек Азимов ‐ Ссылка в преисподнюю ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 53. Айзек Азимов ‐ Творец‐основатель ﴾чит. Ольга Аветисова﴿ 54. Айзек Азимов ‐ Трубный глас ﴾чит. Cергей Ларионов [babay7]﴿ 55. Айзек Азимов ‐ Улики ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 56. Айзек Азимов ‐ Уродливый мальчуган ﴾чит. Николай Козий﴿ 57. Айзек Азимов ‐ Хоровод ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 58. Айзек Азимов ‐ Хэллоуин ﴾чит. Петр Василевский﴿ 59. Айзек Азимов ‐ Человек, который никогда не лгал [Радиоспектакль] ﴾чит. Артисты театров﴿ 60. Айзек Азимов ‐ Что если ﴾чит. Николай Козий﴿ 61. Айзек Азимов ‐ Что значит имя [Радиоспектакль] ﴾чит. Артисты театров﴿ 62. Айзек Азимов ‐ Чувство силы ﴾чит. Юрий Заборовский﴿ 63. Айзек Азимов ‐ Штрейкбрехер ﴾чит. Сергей Грушко﴿ 64. Айзек Азимов ‐ Я робот ﴾чит. Вадим Максимов﴿ 65. Айзек Азимов ‐ Я робот [Радиоспектакль] ﴾чит. Артисты театров﴿

Читать онлайн «Пустота» — рассказ Айзека Азимова

Аннотация

Входит в сборник Вам случалось видеть подобное?



Предисловие

Редакторы вечно придумывают всякие трюки. И порой их жертвой становлюсь я.

Четырнадцатого ноября 1956 года в редакции «Инфинити Сайенс Фикшн» я беседовал с его издателем Ларри Шоу. Мы хорошо ладили (не хотелось бы, чтобы это прозвучало, словно исключение; я вообще хорошо лажу практически со всеми), и я имел обыкновение навещать Ларри, когда судьба заносила меня в Нью-Йорк.

В этот день его осенила идея: он даст мне заглавие для рассказа — наименее вдохновляющее, какое только сумеет придумать, — а я напишу без проволочек рассказ, исходя из заглавия. Потом предложит то же заглавие двум другим писателям, и они сделают то же.

Я опасливо спросил: а какое заглавие? И он ответил:

— «Пустота».

— «Пустота»? — переспросил я.

— «Пустота», — кивнул он.

Ну, я подумал-подумал и написал нижеследующий рассказ под заглавием «Пустота!» (с восклицательным знаком). Рэндолл Гаррет написал «Пустота?» с вопросительным знаком, а Харлан Эллисон написал «Пустота» вообще без знака препинания.

Рассказ

— Положительно, — сказал Огест Пойнтдекстер, — существует такая вещь как необоримая гордыня. Греки называли ее «хубрис» и считали вызовом богам, за которым всегда следует «ате» — воздаяние. — Он неуверенно протер свои бледно-голубые глаза.

— Очень мило! — раздраженно отозвался доктор Эдвард Баррон. — Но какое отношение это имеет к тому, что сказал я? — Лоб у него был высокий, перерезанный горизонтальными складками, которые глубоко наморщивались, когда он презрительно поднимал брови.

— Самое прямое, — ответил Пойнтдекстер. — Создание машины времени уже само по себе вызов судьбе. А вы еще усугубляете его своей безапелляционной уверенностью. Откуда у вас убеждение, будто ваша машина способна действовать на протяжении всего времени, исключая самую возможность парадокса?

— А я и не знал, что вы суеверны, — заметил Баррон. — Все очень просто: машина времени — такая же машина, как всякая другая, и кощунственна она ровно настолько же. Математически она аналогична лифту, поднимающемуся и опускающемуся в шахте. Так почему же это может грозить воздаянием?

— Лифт не чреват парадоксами, — энергично возразил Пойнтдекстер. — Спускаясь с пятого этажа на четвертый, вы не можете убить собственного деда в его детстве.

Доктор Баррон мотнул головой с раздражением, почти бешенством.

— Я этого ждал. Именно этого. А почему бы вам не предположить, что я встречусь с самим собой или изменю историю, сообщив Макклеллану, что Стонуолл Джексон намерен сделать бросок на Вашингтон или еще что-нибудь? Я вас спрашиваю прямо: отправитесь вы со мной в машине или нет?

Пойнтдекстер замялся:

— Я… я… пожалуй, нет.

— Почему вы все усложняете? Я уже объяснил, что время инвариантно. Если я отправлюсь в прошлое, то только потому, что уже побывал там. Все, что я решу сделать и сделаю, я уже изначально сделал в прошлом и, значит, ничего там не изменю, никаких парадоксов не возникнет. Если бы я решил убить моего деда в младенчестве и сделал бы это, меня бы здесь не было. Но я здесь! Следовательно, я не убивал своего деда. Как бы я ни пытался его убить, факт остается фактом: я его не убивал и, выходит, не убью. Вы понимаете, о чем я?

— Да, понимаю. Но правы ли вы?

— Конечно, прав! Господи, почему вы не математик, а только техник с университетским образованием? — Изнывая от нетерпения, Баррон не потрудился скрыть презрительности. -Послушайте, эта машина возможна только потому, что некие математические взаимосвязи времени и пространства верны. Это-то вы понимаете, хотя и не способны разобраться в математических тонкостях? Машина существует, следовательно, математические соотношения, которые я разработал, имеют аналоги в реальности. Так? Вы видели, как я засылал кроликов на неделю в будущее. И видели, как они появлялись из ничего. На ваших глазах я отправил кролика в прошлое через неделю после того, как он появился.

— Ладно, со всем этим я согласен.

— В таком случае вы должны мне поверить: уравнения, лежащие в основе этой машины, предполагают, что время состоит из частиц, существующих в неизменном порядке. Если бы порядок расположения частиц мог бы подвергнуться какому бы то ни было изменению — любому изменению! — уравнения были бы неверны, и эта машина не работала бы. Данный способ путешествия во времени был бы не осуществим.

Пойнтдекстер протер глаза еще раз и сказал:

— Жаль, что я не знаю математики.

— Просто подумайте о фактах, — продолжил Баррон. — Вы попытались отправить кролика в прошлое на две недели, хотя послан он был туда за неделю. Вот это создало бы парадокс, верно? А что произошло? Индикатор зафиксировался на сроке в неделю, и перенастроить его не удалось. Создать парадокс невозможно. Так вы отправитесь со мной?

Пойнтдекстер чуть было не ввергнул себя в бездну согласия; ужаснулся, мысленно попятился и ответил:

— Нет.

— Я бы не просил вас о помощи, — не отступал Баррон, — если бы мог справиться сам, но вы знаете, что для интервалов длиной свыше месяца необходимы два человека. Мне нужен кто-то для контролирования Шаблонов, чтобы мы вернулись с абсолютной точностью. И воспользоваться я хочу именно вашей помощью. Ведь мы уже разделяем это. это великое свершение. Неужто вы предпочтете, чтобы часть славы досталась кому-то третьему? Для новых помощников настанет время, когда мы заявим о себе как о первых путешественниках во времени за всю историю человечества. Господи, да неужели вам не хочется увидеть, что с нами станется через сто лет? Через тысячу? Неужели вы не хотите увидеть Наполеона? Или Иисуса, если на то пошло? Мы будем как… как (Баррона словно увлекло собственное красноречие)… как боги!

— Вот именно! — пробормотал Пойнтдекстер. — Хубрис! Путешествие во времени не настолько приблизит меня к богам, чтобы ради этого пойти на риск застрять где-то не в моем времени.

— Хубрис! Застрять! Нагоняете на себя выдуманные страхи. Мы просто будем двигаться между частицами времени, как лифт между этажами. Собственно, путешествие во времени даже безопаснее, поскольку кабина лифта может оборваться, а в машине времени отсутствует сила тяготения, которая сбросила бы нас вниз на смерть. Никаких неполадок быть не может. Я гарантирую. — Баррон постучал себя по груди средним пальцем правой руки. — Я гарантирую!

— Хубрис!- пробормотал Пойнтдекстер и все-таки рухнул в бездну согласия, наконец уступив уговорам.

Вместе они забрались в машину.

Пойнтдекстер не разбирался в управлении теоретически, как Баррон, так как не был математиком, но он знал, какими рычагами и кнопками пользоваться и для чего.

Баррон сел за пульт Движения, обеспечивающий силу, которая гнала машину по оси времени. Пойнтдекстер сидел за Шаблонами, которые фиксировали точку отправления, чтобы машина в любой момент могла вернуться назад.

У Пойнтдекстера застучали зубы, когда начало движения отозвалось у него внутри живота. Словно от быстрого спуска в лифте, но не совсем. Что-то трудно уловимое, и тем не менее вполне реальное.

— А что, если… Баррон рявкнул:

— Ничего случиться не может! Бога ради!

Тут же последовал сильный толчок, и Пойнтдекстера отбросило на стенку.

— Черт побери! — пробормотал Баррон.

— Что произошло? — спросил Пойнтдекстер еле слышно.

— Не знаю, но это неважно. Мы всего на двадцать два часа в будущем. Выйдем поглядим, что произошло.

Дверь машины скользнула в прорезь, Пойнтдекстер судорожно выдохнул весь воздух из легких.

— Тут же ничего нет! Ничего! Ни вещества. Ни света. Пустота!

— Земля сдвинулась! — истерично закричал Пойнтдекстер. — Мы этого не учли. За двадцать два часа она продвинулась на тысячи миль в пространстве, обращаясь вокруг Солнца.

— Нет, — слабым голосом возразил Баррон, — я этого не забыл. Машина сконструирована так, чтобы следовать по ходу времени Земли, куда бы она ни двигалась. Кроме того, даже если бы Земля ушла из-под машины, то где Солнце? Где звезды?

Баррон вернулся к пульту. Ничто не поддавалось нажиму, ничто не работало. Дверь не закрылась. Пустота!

Пойнтдекстеру было трудно дышать, трудно пошевельнуться.

— Так что же произошло? — еле выговорил он.

Баррон медленно прошел к центру машины и с мучительным усилием сказал:

— Частицы времени. По-моему, мы застряли. между двумя частицами. Пойнтдекстер попытался сжать кулаки и не сумел.

— Не понимаю.

— Как лифт. Как лифт. — У Баррона уже не было голоса, чтобы произносить слова, он только шевелил губами. — Да, как лифт. застрявший между этажами.

Пойнтдекстер не мог даже пошевелить губами. Он подумал: в безвременьи ничто не может существовать. Всякое движение замирает, всякое сознание. Все, все. В них минуту-другую сохранялась инерция времени — ну, как тело наклоняется вперед при внезапном торможении автомобиля, но она стремительно замирала.

Свет внутри машины померк и погас. Чувства, сознание застыли. Одна последняя мысль, один последний мысленный вздох: хубрис. ате! Тут остановилась и мысль. Ничто! На всю вечность там, где даже вечность не имела смысла, не будет ничего, кроме. пустоты!

Послесловие

Все три «Пустоты» были опубликованы в июньском номере «Инфинити» за 1957 год, и идея уловки, полагаю, заключалась в предоставлении читателю возможности сравнить их и обнаружить, в каком направлении работали три совершенно разных воображения, исходя из одного невыразительного заглавия.


Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

В далеком будущем, поставлена статуя Ричарду Сайама Альтмайеру, не столько в дань его заслугам, как в попытке искупить вину перед ним. При жизни Альтмайеру пришлось отсидеть три срока за свои взгляды..

Подробнее

Входит в цикл «Тан Порус». На этот раз Тану Порусу пришлось утихомиривать сквида – малоизученного организма с Беты Дракона, который ставил в тупик всех галактических психологов.

Подробнее

Лауреат двух Нобелевских премий Джеймс Присс был величайшим теоретиком, а его коллега Эдвард Блум, учившийся вместе с ним на одном курсе, — практиком и обладателем богатейшей компании «Блум Энтерпрайзис». Многие открытия Присса претворял в жизнь именно Блум. Кроме того, они раз в неделю …

Подробнее

Читать онлайн «Профессия» — повесть Айзека Азимова

Аннотация

Входит в сборник Девять завтра


      Джордж Плейтен сказал с плохо скрытой тоской в голосе: 
      — Завтра первое мая. Начало Олимпиады! 
      Он перевернулся на живот и через спинку кровати пристально посмотрел на своего товарища по комнате. Неужели он не чувствует того же? Неужели мысль об Олимпиаде совсем его не трогает? 
      У Джорджа было худое лицо, черты которого еще более обострились за те полтора года, которые он провел в приюте. Он был худощав, но в его синих глазах горел прежний неуемный огонь, а в том, как он сейчас вцепился пальцами в одеяло, было что-то от затравленного зверя. 
      Его сосед по комнате на мгновение оторвался от книги и заодно отрегулировал силу свечения стены, у которой сидел. Его звали Хали Омани, он был нигерийцем. Темно-коричневая кожа и крупные черты лица Хали Омани, казалось, были созданы для того, чтобы выражать только одно спокойствие, и упоминание об Олимпиаде нисколько его не взволновало. 
      — Я знаю, Джордж, — произнес он. 
      Джордж многим был обязан терпению и доброте Хали; бывали минуты, когда он очень в них нуждался, но даже доброта и терпение могут стать поперек глотки. Разве сейчас можно сидеть с невозмутимым видом идола, вырезанного из дерева теплого, сочного цвета? 
      Джордж подумал, не станет ли он сам таким же через десять лет жизни в этом месте, и с негодованием отогнал эту мысль. Нет! 
      — По-моему, ты забыл, что значит май, — вызывающе сказал он. 
      — Я очень хорошо помню, что он значит, — отозвался его собеседник. — Ровным счетом ничего! Ты забыл об этом, а не я. Май ничего не значит для тебя, Джорджа Плейтена… и для меня, Хали Омани, — негромко добавил он. 
      — Сейчас на Землю за новыми специалистами прилетают космические корабли, — произнес Джордж. — К июню тысячи и тысячи этих кораблей, неся на борту миллионы мужчин и женщин, отправятся к другим мирам, и все это, по-твоему, ничего не значит? 
      — Абсолютно ничего. И вообще, какое мне дело до того, что завтра первое мая? 
      Беззвучно шевеля губами. Омани стал водить пальцем по строчкам книги, которую он читал, — видимо, ему попалось трудное место. 
      Джордж молча наблюдал за ним. «К черту! — подумал он. — Закричи, завизжи! Это-то ты можешь? Ударь меня, ну, сделай хоть что-нибудь!» 
      Лишь бы не быть одиноким в своем гневе. Лишь бы разделить с кем-нибудь переполнявшее его возмущение, отделаться от мучительного чувства, что только он, он один умирает медленной смертью! 
      В те первые недели, когда весь мир представлялся ему тесной оболочкой, сотканной из какого-то смутного света и неясных звуков, — тогда было лучше. А потом появился Омани и вернул его к жизни, которая того не стоила. 
      Омани! Он-то стар! Ему уже по крайней мере тридцать. «Неужели и я в этом возрасте буду таким же? — подумал Джордж. — Стану таким, как он, через каких-нибудь двенадцать лет?» 
      И оттого, что эта мысль вселила в него панический страх, он заорал на Омани: 
      — Брось читать эту идиотскую книгу! 
      Омани перевернул страницу и, прочитав еще несколько слов, поднял голову, покрытую шапкой жестких курчавых волос. 
      — А? — спросил он. 
      — Какой толк от твоего чтения? — Джордж решительно шагнул к Омани, презрительно фыркнул: — Опять электроника! — и вышиб книгу из его рук. 
      Омани неторопливо встал и поднял книгу. Без всякого раздражения он разгладил смятую страницу. 
      — Можешь считать, что я удовлетворяю свое любопытство, — произнес он. — Сегодня я пойму кое-что, а завтра, быть может, пойму немного больше. Это тоже своего рода победа. 
      — Победа! Какая там победа? И больше тебе ничего не нужно от жизни? К шестидесяти пяти годам приобрести четверть знаний, которыми располагает дипломированный инженер-электронщик? 
      — А может быть, не к шестидесяти пяти годам, а к тридцати пяти? 
      — Кому ты будешь нужен? Кто тебя возьмет? Куда ты пойдешь с этими знаниями? 
      — Никому. Никто. Никуда. Я останусь здесь и буду читать другие книги. 
      — И этого тебе достаточно? Рассказывай! Ты заманил меня на занятия. Ты заставил меня читать и заучивать прочитанное. А зачем? Это не приносит мне никакого удовлетворения. 
      — Что толку в том, что ты лишаешь себя возможности получать удовлетворение? 
      — Я решил наконец покончить с этим фарсом. Я сделаю то, что собирался сделать с самого начала, до того как ты умаслил меня и лишил воли к сопротивлению. Я заставлю их… заставлю… 
      Омани отложил книгу, а когда Джордж, не договорив, умолк, задал вопрос: 
      — Заставишь, Джордж? 
      — Заставлю исправить эту вопиющую несправедливость. Все было подстроено. Я доберусь до этого Антонелли и заставлю его признаться, что он… он… 
      Омани покачал головой. 
      — Каждый, кто попадает сюда, настаивает на том, что произошла ошибка. Мне казалось, что у тебя этот период уже позади. 
      — Не называй это периодом, — злобно сказал Джордж. — В отношении меня действительно была допущена ошибка. Я ведь говорил тебе… 
      — Да, ты говорил, но в глубине души ты прекрасно сознаешь, что в отношении тебя никто не совершил никакой ошибки. 
      — Не потому ли, что никто не желает в этом сознаваться? Неужели ты думаешь, что кто-нибудь из них добровольно признает свою ошибку?.. Но я заставлю их сделать это. 
      Во всем виноват был май, месяц Олимпиады. Это он возродил в Джордже былую ярость, и он ничего не мог с собой поделать. Да и не хотел: ведь ему грозила опасность все забыть. 
      — Я собирался стать программистом вычислительных машин, и я действительно могу им быть, что бы они там ни говорили, ссылаясь на результаты анализа. — Он стукнул кулаком по матрасу. — Они не правы. И не могут они быть правы. 
      — В анализах ошибки исключены. 
      — Значит, не исключены. Ведь ты же не сомневаешься в моих способностях? 
      — Способности не имеют к этому ровно никакого отношения. Мне кажется, что тебе достаточно часто это объясняли. Почему ты никак не можешь понять? 
      Джордж отодвинулся от него, лег на спину и угрюмо уставился в потолок. 
      — А кем ты хотел стать, Хали? 
      — У меня не было определенных планов. Думаю, что меня вполне устроила бы профессия гидропониста. 
      — И ты считал, что тебе это удастся? 
      — Я не был в этом уверен. 
      Никогда раньше Джордж не расспрашивал Омани о его жизни. Мысль о том, что у других обитателей приюта тоже были свои стремления и надежды, показалась ему не только странной, но даже почти противоестественной. Он был потрясен. Подумать только — гидропонист! 
      — А тебе не приходило в голову, что ты попадешь сюда? 
      — Нет, но, как видишь, я все-таки здесь. 
      — И тебя это удовлетворяет. Ты на самом деле всем доволен. Ты счастлив. Тебе здесь нравится, и ничего другого ты не хочешь. 
      Омани медленно встал и аккуратно начал разбирать постель. 
      — Джордж, ты неисправим, — произнес он. — Ты терзаешь себя, потому что отказываешься признать очевидные факты. Ты находишься в заведении, которое называешь приютом, но я ни разу не слышал, чтобы ты произнес его название полностью. Так сделай это теперь, Джордж, сделай! А потом ложись в кровать и проспись. 
      Джордж скрипнул зубами и ощерился. 
      — Нет! — сказал он сдавленно. 
      — Тогда это сделаю я, — сказал Омани, и, отчеканивая каждый слог, он произнес роковые слова. 
      Джордж слушал, испытывая глубочайший стыд и горечь. Он отвернулся. 


      В восемнадцать лет Джордж Плейтен твердо знал, что станет дипломированным программистом, — он стремился к этому с тех пор, как себя помнил. Среди его приятелей одни отстаивали космонавтику, другие — холодильную технику, третьи — организацию перевозок и даже административную деятельность. Но Джордж не колебался. 
      Он с таким же жаром, как и все остальные, обсуждал преимущества облюбованной профессии. Это было вполне естественно. Впереди их всех ждал День образования — поворотный день их жизни. Он приближался, неизбежный и неотвратимый, — первое ноября того года, когда им исполнится восемнадцать лет. 
      Когда День образования оставался позади, появлялись новые темы для разговоров: можно было обсуждать различные профессиональные вопросы, хвалить свою жену и детей, рассуждать о шансах любимой космобольной команды или вспоминать Олимпиаду. Но до наступления Дня образования лишь одна тема неизменно вызывала всеобщий интерес — и это был День образования. 
      «Кем ты хочешь быть? Думаешь, тебе это удастся? Ничегошеньки у тебя не выйдет. Справься в ведомостях — квоту же урезали. А вот логистика…» 
      Или «а вот гипермеханика…», или «а вот связь…», или «а вот гравитика…» 
      Гравитика была тогда самой модной профессией. За несколько лет до того, как Джорджу исполнилось восемнадцать лет, появился гравитационный двигатель, и все только и говорили, что о гравитике. Любая планета в радиусе десяти световых лет от звезды-карлика отдала бы правую руку, лишь бы заполучить хоть одного дипломированного инженера-гравитационника. 
      Но Джорджа это не прельщало. Да, конечно, такая планета отдаст все свои правые руки, какие только сумеет наскрести. Однако Джордж слышал и о том, что случалось в других, только что возникших областях техники. Немедленно начнутся рационализация и упрощение. Каждый год будут появляться новые модели, новые типы гравитационных двигателей, новые принципы. А потом все эти баловни судьбы в один прекрасный день обнаружат, что они устарели, их заменят новые специалисты, получившие образование позже, и им придется заняться неквалифицированным трудом или отправиться на какую-нибудь захудалую планету, которая пока еще не догнала другие миры. 
      Между тем спрос на программистов оставался неизменным из года в год, из столетия в столетие. Он никогда не возрастал стремительно, не взвинчивался до небес, а просто медленно и неуклонно увеличивался в связи с освоением новых миров и усложнением старых. 
      Эта тема была постоянным предметом споров между Джорджем и Коротышкой Тревельяном. Как все закадычные друзья, они спорили до бесконечности, не скупясь на язвительные насмешки, и в результате оба оставались при своем мнении. 
      Дело в том, что отец Тревельяна, дипломированный металлург, в свое время работал на одной из дальних планет, а его дед тоже был дипломированным металлургом. Естественно, что сам Коротышка не колеблясь остановил свой выбор на этой профессии, которую считал чуть ли не неотъемлемым правом своей семьи, и был твердо убежден, что все другие специальности не слишком-то респектабельны. 
      — Металл будет существовать всегда, — заявил он, — и когда ты создаешь сплав с заданными свойствами и наблюдаешь, как слагается его кристаллическая решетка, ты видишь результат своего труда. А что делает программист? Целый день сидит за кодирующим устройством, пичкая информацией какую-нибудь дурацкую электронную машину длиной в милю. 
      Но Джордж уже в шестнадцать лет отличался практичностью. 
      — Между прочим, вместе с тобой будет выпущен еще миллион металлургов, — спокойно указал он. 
      — Потому что это прекрасная профессия. Самая лучшая. 
      — Но ведь ты попросту затеряешься в их массе, Коротышка, и можешь оказаться где-то в хвосте. Каждая планета может сама зарядить нужных ей металлургов, а спрос на усовершенствованные земные модели не так уж велик, да и нуждаются в них главным образом малые планеты. Ты ведь знаешь, какой процент общего выпуска дипломированных металлургов получает направление на планеты класса А. Я поинтересовался — всего лишь 13,3 процента. А это означает семь шансов из восьми, что тебя засунут на какую-нибудь третьесортную планету, где в лучшем случае есть водопровод. А то и вовсе можешь застрять на Земле — такие составляют 2,3 процента. 
      — Не вижу в этом ничего позорного, — вызывающе заявил Тревельян. — Земле тоже нужны специалисты. И хорошие. Мой дед был земным металлургом. — Подняв руку, Тревельян небрежно провел пальцем по еще не существующим усам. 
      Джордж знал про дедушку Тревельяна, и, памятуя, что его собственные предки тоже работали на Земле, не стал ехидничать, а, наоборот, дипломатично согласился: 
      — В этом, безусловно, нет ничего позорного. Конечно, нет. Однако попасть на планету класса А — это вещь, скажешь нет? Теперь возьмем программиста. Только на планетах класса А есть такие вычислительные машины, для которых действительно нужны высококвалифицированные программисты, и поэтому только эти планеты и берут их. К тому же ленты по программированию очень сложны и для них годится далеко не всякий. Планетам класса А нужно больше программистов, чем может дать их собственное население. Это же чистая статистика. На миллион человек приходится в среднем, скажем, один первоклассный программист. И если на планете живет десять миллионов, а им там требуется двадцать программистов, они вынуждены обращаться к Земле, чтобы получить еще пять, а то и пятнадцать специалистов. Верно? А знаешь, сколько дипломированных программистов отправилось в прошлом году на планеты класса А? Не знаешь? Могу тебе сказать. Все до единого! Если ты программист, можешь считать, что ты уже там. Так-то! 
      Тревельян нахмурился. 
      — Если только один человек из миллиона годится в программисты, почему ты думаешь, что у тебя это выйдет? 
      — Выйдет, можешь быть спокоен, — сдержанно ответил Джордж. Он никогда не осмелился бы рассказать ни Тревельяну, ни даже своим родителям, чти именно он делает и почему так уверен в себе. Он был абсолютно спокоен за свое будущее. (Впоследствии, в дни безнадежности и отчаяния, именно это воспоминание стало самым мучительным.) Он был так же непоколебимо уверен в себе, как любой восьмилетний ребенок накануне Дня чтения, этого преддверия следующего за ним через десять лет Дня образования. 


Понравился рассказ? Поделись с друзьями:

ЧИТАЙТЕ ДРУГИЕ РАССКАЗЫ:

Психолог Тан Порус, можно сказать спас галактическое содружество наций от быстро набирающей силу цивилизации с планеты Земля. Население этой планеты было названо Хомо Сол, и отличалось оно прежде всего тем, что имело огромный жизненный потенциал и способность к технологическому рывку впе …

Подробнее

Хирург-трансплантолог беседует с пациентом, которому предстоит сложная операция по замене сердца. Какой протез выбрать: металлический или изготовленный из органических полимеров? Медика беспокоит, что большинство пациентов выбирают металл, ведь таким образом они отчасти теряют свою орган …

Подробнее

Человечество всегда сталкивалось с какой-то угрозой или проблемой в процессе своего развития. Наверное, то же самое происходит и с любой другой инопланетной цивилизацией. Но за долгие тысячелетия колонизации и экспансии в галактике Млечный Путь наши потомки не встретили никого. Никого, к …

Подробнее

список кандидатов для первой книги для знакомства с творчеством писателя, только на тему научной фантастики

Здравствуйте, рады вас здесь видеть! На этой странице, вы узнаете с какой книги лучше начать читать Айзека Азимова. Но для начала, добро пожаловать в клуб любителей настоящей научной фантастики! А именно ей больше всего знаменит Азимов. А также он был самым известным и лучшим популяризатором науки в мире на то время. Писатель выпустил немыслимое количество книг — около 500, и вопрос выбора первой стоит особенно остро. Нужно составить правильное хорошее впечатление, ведь не все книги одинаково хороши. Так что здесь собраны, наверное лучшие книги Азимова для старта.

Сложность ещё в том, что большое количество произведений входят в так называемую Галактическую историю — историю будущего на много тысяч лет вперёд, по версии писателя. И нам нужно выбрать книгу так, чтобы не получилось что вы начали с середины этой истории, и не понимали что вообще происходит. В тоже время, она должна быть объективно хорошей, чтобы правильно сформировалось мнение о писателе. Поэтому предлагаем несколько вариантов логики для выбора первой книги. Итак, приступим.

Вариант первый: с самого начала

Наша книга должна быть хорошей, и в тоже время или отдельным произведением, не связанным с общей историей, или началом всей истории.

Одновременно всем этим критериям удовлетворяет роман “Конец Вечности”. Многие считают его вообще лучшим из всего, что писал Азимов. В тоже время, это совершенно отдельная история, в ней не нужно знать тот мир, который строил Азимов в остальных романах. И вишенка на торте это то, что формально, с этой книги можно начать всю Галактическую историю. На временной шкале, события этого романа произошли раньше всего остального. Если уместно так говорить про историю, где речь идёт о путешествиях во времени и изменении будущего.


Конец вечности

The End of Eternity

Эта книга Азимова является образцом виртуозной игры писателя с пространством и временем. Отличная проработка временных парадоксов, сюжет держит в постоянном напряжении, совершает крутые виражи и поражает научным подходом. Многие критики говорят, что это лучшая работа Азимова.

Роман описывает деятельность организации под названием «Вечность», существующей вне времени и зародившейся в 27 столетии. Люди «Вечности» изменяют ход развития истории во имя блага человечества. Миллиарды людей могут навсегда исчезнуть по их воле. Так бы и продолжалось дальше, но главный герой Эндрю Харлан становится участником странных событий, о которых и пойдёт речь в романе.

Год: 1955

Вариант второй: роман, взявший все награды

Выбрать хороший роман, совершенно не связанный с общей Галактической Историей. Данная книга общепризнана, взяла все награды, написана в зрелом возрасте, когда из-под печатной машинки писателя выпущены в свет уже не одна сотня книг. К тому же, роман особенно необычен, в нём очень оригинально описывается какой могла быть цивилизация разумных существ в другой вселенной с другими законами физики. Встречайте, “Сами боги”.

Сами Боги

The Gods Themselves

События в книги происходят на Земле, Луне и в параллельной вселенной с другими законами физики.
Благодаря счастливой случайности было совершенно открытие, и теперь Земле больше не грозит энергетический кризис. Был создан Электронный Насос — неисчерпаемый, дешёвый, экологически чистый и безопасный источник энергии. Электронный насос помогает двум совершенно разным мирам. Но действительно ли все так хорошо?
Это и предстоит выяснить главному герою. И известно ли учёным что на самом деле хотят существа из другой вселенной?

Год: 1972

Вариант третий: классические рассказы о роботах

Что-нибудь лёгкое, развлекательное, но со смыслом. Что-то, что позволит немного познакомиться с миром Азимова… Это рассказы! А их он писал очень много. Например, о роботах. Если понравится, можно начать читать всю серию О роботах, а в ней уже есть и романы. По мотивам рассказов из этого сборника был даже снят одноименный фильм. Встречайте, “Я, Робот”.

Я, робот

I, Robot

«Я, робот» – сборник научно-фантастических рассказов (впервые опубликован в 1950), давно ставших для любителей фантастики классикой жанра и оказавших большое влияние на современную научно-фантастическую литературу. В данном сборнике впервые были сформулированы Три закона робототехники.

Год: 1950

Вариант четвертый: лучшая серия всех времён

Если вы хотите погрузиться надолго в большую историю, то это должен быть роман из серии. Предлагаю начать сразу с одного из культовых циклов. Или Академия, или О роботах, в зависимости от того, что вам по душе. Если о роботах, то с первого романа об Элайдже Бейли и роботе Дениеле Оливо “Стальные пещеры”. Если про “Основание”, то на мой субъективный взгляд, будет правильно начать с классической трилогии. А именно, первого когда-либо написанного романа в этом цикле — “Основание”.


Основание

Foundation

Первая книга большого цикла романов о распаде Галактической Империи с высочайшим уровнем развития цивилизации и история появления новой.

Учёный Гэри Селдон создаёт науку «психоисторию» и математически доказывает, что Империя через 500 лет перестанет существовать. Власти ему не поверили, но он и его последователи это предвидели и уже подготовили план по созданию новой Галактической Империи. Согласно этому плану, период варварства после краха Империи сократится с 30000 лет всего лишь до 1000 лет.

Другие переводы: «Академия», «Фонд»

Год: 1951

На этом рекомендации по выбору лучшей первой научно-фантастической книги Айзека Азимова закончены. Надеемся вы выберите то, что вам по душе и с удовольствием погрузитесь в миры Азимова. Приятного чтения!


Понравилась статья? Покажи её друзьям:

Айзек Азимов

George E. Dale

H. B. Ogden

Когда Айзек Азимов родился, он с удивлением обнаружил, что родился на территории Советской России в местечке Петровичи под Смоленском. Он постарался исправить эту ошибку, и три года спустя в 1923 его родители перебрались в Нью-Йоркский Бруклин (CША), где открыли кондитерскую лавочку и зажили припеваючи, имея достаточные доходы на то, чтобы финансировать образование сына. Айзек стал гражданином США в 1928 году.

Страшно подумать, что было бы, если бы Айзек остался на родине предков! Конечно, не исключено, что он занял бы место Ивана Ефремова в нашей фантастической литературе, но это вряд ли. Скорее, все сложилось бы гораздо более мрачно. А так он получил специальность биохимика, закончив химический факультет Колумбийского университета в 1939 году, и преподавал биохимию в Медицинской школе Бостонского университета. С 1979 года — профессор этого же университета. Профессиональные интересы никогда не были им забыты: он автор многих научных и научно-популярных книг по биохимии. Но не это прославило его на весь мир.

В год окончания университета (1939) он дебютировал в «Amazing Stories» рассказом «В плену у Весты». Блестящий научный ум сочетался в Азимове с мечтательностью, и поэтому он не мог быть ни чистым ученым, ни чистым писателем. Он стал писать научную фантастику. И особенно ему удавались книги, в которых можно было теоретизировать, строить заковыристые логические цепочки, предполагающие много гипотез, но лишь одно верное решение. Это — фантастические детективы. В лучших книгах Азимова так или иначе присутствует детективное начало, и его любимые герои — Элайдж Бейли и Р. Даниел Оливо — сыщики по профессии. Но даже романы, которые нельзя назвать стопроцентными детективами, посвящены раскрытию тайны, сбору информации и блестящим логическим выкладкам необычайно умных и наделенных верной интуицией героев.

Действие азимовских книг происходит в будущем. Это будущее растянулось на много тысячелетий. Здесь и приключения «Счастливчика» Дэвида Старра в первые десятилетия освоения Солнечной Системы, и заселение дальних планет, начиная с системы Тау Кита, и образование могучей Галактической Империи, и её распад, и работа кучки учёных, объединившихся под названием Академия, над созданием новой, лучшей Галактической Империи, и перерастание человеческого разума во вселенский разум Галаксии. Азимов по сути создал свою собственную Вселенную, протяжённую в пространстве и времени, с собственными координатами, историей и моралью. И как всякий творец мира, он проявил явное стремление к эпичности. Скорее всего, он не планировал заранее превратить свой фантастический детектив «Стальные пещеры» в эпический цикл. Но вот появилось продолжение — «Роботы утренней зари» — уже становится ясно, что цепочка отдельных преступлений и несчастных случаев, которые расследуют Элайдж Бейли и Р. Даниел Оливо, связана с судьбами человечества.

И все же даже тогда Азимов вряд ли собирался связать сюжетно цикл «Стальных пещер» с трилогией «Академия». Это случилось само собой, как это всегда случается с эпосом. Известно ведь, что поначалу романы о короле Артуре и рыцарях Круглого Стола не были связаны между собой, а тем более с историей Тристана и Изольды. Но с течением времени они объединились в нечто общее. Так же и с азимовскими романами.

И уж если создаётся эпический цикл, то в нем не может не быть центрального эпического героя. И такой герой появляется. Им становится Р. Даниел Оливо. Робот Даниел Оливо. В пятой части «Академии» — романе «Академия и Земля» — он занимает уже место Господа Бога, творца Вселенной и вершителя человеческих судеб.

Азимовские роботы — это самое поразительное из всего созданного писателем. Азимов сочинял чистую научную фантастику, в которой нет места волшебству и мистике. И все же, не будучи инженером по профессии, он не очень-то поражает читательское воображение техническими новинками. И единственное его изобретение — скорее философского плана, чем технического. Азимовские роботы, проблемы их взаимоотношения с людьми — это предмет особого интереса. Чувствуется, что автор много думал, прежде чем писать об этом. Не случайно даже его конкуренты-фантасты, в том числе и те из них, кто нелестно отзывался о его литературном таланте, признавали его величие как автора Трех Законов Роботехники. Законы эти выражены тоже философски, а не технически: роботы не должны причинять вред человеку или своим бездействием допускать, чтобы ему был причинён вред; роботы должны подчиняться приказам человека, если это не противоречит первому закону; роботы должны оберегать своё существование, если это не противоречит первому и второму закону. Азимов не объясняет, как это происходит, но говорит, что ни один робот не может быть создан без соблюдения Трёх Законов. Они заложены в самый базис, в техническую основу возможности построения робота.

Но уже из этих Трёх Законов вытекает масса проблем: например, роботу прикажут прыгнуть в огонь. И он будет вынужден это сделать, потому что второй закон изначально сильнее третьего. А ведь азимовские роботы — во всяком случае, Даниел и ему подобные — это по сути люди, только искусственно созданные. У них уникальная и неповторимая личность, индивидуальность, которая может быть уничтожена по капризу любого глупца. Азимов был человеком умным. Он сам заметил это противоречие и разрешил его. И множество других проблем и противоречий, возникающих в его книгах, были им блестяще разрешены. Создаётся впечатление, что ему нравилось ставить проблемы и находить их решения.

Мир романов Азимова — это мир причудливого переплетения неожиданности и логичности. Вы никогда не угадаете, какая сила стоит за тем или иным событием во Вселенной, кто противостоит героям в их поисках истины, кто им помогает. Финалы романов Азимова столь же неожиданны, как концовки рассказов О’Генри. И тем не менее любая неожиданность здесь тщательно мотивирована и оправдана. Ошибок у Азимова нет и быть не может.

Так же причудливо переплетены в азимовской Вселенной свобода личности и её зависимость от высших сил. В Галактике по Азимову действует множество могущественных сил, гораздо более могущественных, чем люди. И все же в конечном итоге все решают люди, конкретные люди, подобные гениальному Голану Тревайзу из четвертой и пятой книг «Академии». Впрочем, что там в конечном итоге, так и не известно. Азимовский мир — открытый и вечно изменяющийся. Кто знает, куда бы пришло человечество у Азимова, проживи автор ещё немного…

Читатель, вошедший в чужую тревожную, огромную и полную противоборства азимовскую Вселенную, привыкает к ней, как к своему дому. Когда Голан Тревайз посещает давно забытые и пустынные планеты Аврора и Солярия, на которых много тысяч лет назад жили и действовали Элайдж Бейли и Р. Даниел Оливо, мы чувствуем грусть и опустошение, как будто стоим на пепелище. В этом — глубокая человечность и эмоциональность такого, казалось бы, лично-умозрительного мира, созданной Азимовым.

Он прожил по западным стандартам немного — всего семьдесят два года и умер 6 апреля 1992 года в клинике Нью-Йоркского университета. Но за эти годы он написал не двадцать, не пятьдесят, не сто и не четыреста, а четыреста шестьдесят семь книг, как художественных, так и научных и научно-популярных. Его творчество отмечено пятью премиями «Хьюго» (1963, 1966, 1973, 1977, 1983), двумя премиями «Небьюла» (1972, 1976), а также многими другими призами и премиями. Именем Айзека Азимова назван один из популярнейших американских НФ-журналов — «Asimov’s Science Fiction and Fantasy». Есть чему позавидовать.

рассказов Ларри, Разное. Тайны, стихи и слова

Рассказы Исаака Азимова: рассказы Ларри, Разное. Тайны, стихи и слова

Авторские права © 1995 Эдвард Зайлер. Все права защищены.


Путеводитель по рассказам Азимова


Ларри рассказы

Сара Топс

Заголовок при первой публикации: Попробуйте топы Sarah
Впервые опубликовано в: Boys ‘Life, февраль 1975 г., стр.24
Сбор:
  • Ключевое слово и другие тайны
Антологии:
  • Развитие навыков чтения , Кэрол Стебен, изд. McDougal, Littel, 1980
  • Pursuits , Olive Stafford Niles, L. Jane Christensen и Ruth S. Cohen, ред. Скотт Форесман и Ко., 1984, стр. 236-239

Санта-Клаус получает монету

Впервые опубликовано в: Boys ‘Life, декабрь 1975 г., стр.31
Сбор:
  • Ключевое слово и другие тайны

Случай необходимости

Впервые опубликовано в: Журнал «Молодой мир» («Субботняя вечерняя почта»), октябрь 1975 г., стр. 4-7.
Коллекция:
  • Ключевое слово и другие тайны

Тринадцатый день Рождества

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine, июль 1977 г., стр.33-36
Сбор:
  • Ключевое слово и другие тайны
  • Opus 200
  • Лучшие тайны Исаака Азимова
Антологии:
  • Двенадцать преступлений Рождества , Кэрол-Линн Россель Во, Мартин Х. Гринберг и Исаак Азимов, ред. Avon, 1981, стр. 251-254

Ключевое слово

Впервые опубликовано в: Ключевое слово и другие тайны , 1977, стр.7-16
Сбор:
  • Ключевое слово и другие тайны
  • Лучшие тайны Исаака Азимова

Исчезающий человек

Впервые опубликовано в: Boys ‘Life, июнь 1978 г., стр. 31
Сбор:
  • Исчезающий человек и другие тайны
Антологии:
  • Книга тайн на Бэнк-стрит , Говард Циммерман, Сеймур Рейт и Барбара Бреннер, ред.Pocket Books (pbk.), Сентябрь 1989 г., стр. 106-119

Счастливая семерка

Впервые опубликовано в: Boys ‘Life, сентябрь 1982 г., стр. 36-?
Сбор:
  • Исчезающий человек и другие тайны

Рождественское решение

Впервые опубликовано в: Boys ‘Life, декабрь 1983 г., стр. 26-?
Сбор:
  • Исчезающий человек и другие тайны

Близнецы

Впервые опубликовано в: Исчезающий человек и другие истории , 1985, стр.31-40
Коллекция:
  • Исчезающий человек и другие тайны

Человек в парке

Впервые опубликовано в: Исчезающий человек и другие истории , 1985, с. 41-50
Коллекция:
  • Исчезающий человек и другие тайны

Почтовый Индекс

Впервые опубликовано в: Мальчики Жизнь, сентябрь 1986 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Разные Тайны

Проблема чисел

Заголовок при первой публикации: От химика к химику
Впервые опубликовано в номере: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine, май 1970 г., стр.88-92
Напечатано в: Журнал «Научная фантастика» Айзека Азимова, ноябрь / декабрь 1978 г., стр. 65-69
Антология научной фантастики Айзека Азимова, том 4, осень / зима 1980 г., стр. 108-112
Коллекция:
  • Лучшие тайны Исаака Азимова
  • Хроники Азимова
Антологии:
  • Ellery Queen’s Headliners , Ellery Queen, ed. Мировой паб. Co., 1971
  • Миры научной фантастики Исаака Азимова , Джордж Х.Scithers, изд. Наберите Press, 1980

Маленькие вещи

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine, май 1975 г., стр. 17-19
Коллекция:
  • Лучшие тайны Исаака Азимова
Антологии:
  • Миниатюрные тайны: 100 злобных маленьких тайн , Исаак Азимов, Мартин Х. Гринберг и Джозеф Д. Оландер, ред. Taplinger, 1981, стр. 3-6
  • Лучшие детективные истории 1976 года, 30-е ежегодное собрание , 1976
  • The Bank Street Book of Mystery , Говард Циммерман, Сеймур Рейт и Барбара Бреннер, ред. .Pocket Books (pbk.), Сентябрь 1989 г., стр. 38-49

Хэллоуин

Впервые опубликовано в: American Way, октябрь 1975 г.
Коллекция:
  • Лучшие тайны Исаака Азимова
Антологии:
  • Тринадцать ужасов Хэллоуина , Исаак Азимов, Кэрол-Линн Россель Во и Чарльз Г. Во, ред. Avon, 1983, стр. 15-19

Ничего не может случиться

Впервые опубликовано в: Mystery Magazine Альфреда Хичкока, декабрь 1983 г.
Коллекция:
  • Лучшие загадки Исаака Азимова

Стихи и тексты песен

Основа успеха S F

Впервые опубликовано в: Журнал фэнтези и научной фантастики, октябрь 1954 г., стр.69
Сбор:
  • Земля — ​​это достаточно места
  • Дальние края времени и Земли (сводное издание)
  • Лучшая научная фантастика Исаака Азимова
  • Полное собрание рассказов, том 1
Антологии:
  • Лучшее из фэнтези и научной фантастики, четвертая серия , Энтони Баучер и Дж. Ф. МакКомас, ред. Little, Brown, 1955, стр. 249-250
  • The Eureka Years , Annette P.МакКомас, изд. Бантам (пбк), 1982

Как добиться успеха в научной фантастике, не особо стараясь

Впервые опубликовано в: The Original Science Fiction Stories, ноябрь 1956 г., стр. 110-111
Коллекция:

Авторские испытания

Впервые опубликовано в: Science Fiction Quarterly, May 1957, pp. 34-36
Сборник:
  • Земли достаточно места
  • Дальние края времени и Земли (сводное издание)
  • Полное собрание рассказов, том 1

Сказка о первопроходце

Впервые опубликовано в: Научная фантастика будущего, лето 1957 г., стр.76-78
Сбор:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

О, это потерянное чувство чуда

Впервые опубликовано в: The Original Science Fiction Stories, январь 1958 г., стр. 103
Сбор:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Я просто их выдумываю, смотри!

Впервые опубликовано в: Журнал фэнтези и научной фантастики, февраль 1958 г., стр.129-130
Сбор:
  • Девять завтрашних дней
  • Лучшая научная фантастика Исаака Азимова
  • Полное собрание рассказов, том 1

Громовые воры

Заголовок при первой публикации: Это все, как вы на это смотрите
Впервые опубликовано в: Научная фантастика будущего, октябрь 1958 г.
Коллекция:
  • НЕ НАХОДИТСЯ В ЛЮБОЙ КОЛЛЕКЦИИ
Антологии:
    SF: ’59 Величайшая научная фантастика и фэнтези года , Джудит Мерилл, изд.Гном, 1959 год

Отклонения

Впервые опубликовано в: Девять завтрашних дней
Коллекция:
  • Девять завтрашних дней
  • Научная фантастика Азимова
  • Полное собрание рассказов, том 1

Расцвет жизни

Название до публикации: Я все еще в самом расцвете сил, ты, тухлый ребенок
Впервые опубликовано в: Журнал фантастики и научной фантастики, октябрь 1966 г., стр.56
Сбор:
  • Человек двухсотлетия и другие истории

Конвенция научной фантастики

Впервые опубликовано в: Научно-фантастический журнал Айзека Азимова, осень 1977 г., стр. 35
Сбор:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Единственное, чего не хватает

Впервые опубликовано в: Laughing Space , 1982
Коллекция:
  • НЕ НАХОДИТСЯ В ЛЮБОЙ КОЛЛЕКЦИИ
Антологии:
  • Laughing Space , Айзек Азимов и Дж.О. Джеппсон, ред. Houghton Mifflin, 1982, стр. 291

Более полное объяснение первородного греха

Впервые опубликовано в: Laughing Space , 1982
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ
Примечание: Написано с Джанет Азимов
Антологии:
  • Laughing Space , Айзек Азимов и Дж. О. Джеппсон, ред. Houghton Mifflin, 1982, стр.3

Мухомор Phalloides

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), май 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Стрела яд

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), май 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Мышьяк

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), май 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Белладонна

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), июнь 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Ботулизм

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), июнь 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Кураре

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), июнь 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Фосген

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), июль 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Цианистый калий

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), июль 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Тройной уникальный

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), июль 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Змеиный яд

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), август 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Стрихнин

Впервые опубликовано в: Журнал Ellery Queen’s Mystery Magazine (Detectiverse), август 1984 г.
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Энтузиасты Гилберта и Салливана

Впервые опубликовано в: Лексикон Гилберта и Салливана , Гарри Бенфорд, Сара Дженнингс Press, 1991, стр.xi-xii
Коллекция:
  • НЕ НЕТ НИ В КОЛЛЕКЦИИ

Домашняя страница Айзека Азимова
Часто задаваемые вопросы об Айзеке Азимове
Справочник Дженкинса по Исааку Азимову со спойлером


Автор:

Эдвард Зайлер
[email protected]
.

Индекс научной фантастики и фэнтези Исаака Азимова

Указатель научной фантастики и фэнтези Исаака Азимова

Авторские права © 1995 Эдвард Зайлер. Все права защищены.


Путеводитель по рассказам Азимова


Научная фантастика и фэнтези рассказы

1939
Оставлено у Весты (март 1939 г.)
Оружие, слишком ужасное в использовании (май 1939 г.)
Trends (Ad Astra) (июль 1939 г.)

1940
полукровка (февраль 1940)
Кольцо вокруг Солнца (март 1940)
Угроза Каллистана (Безбилетный пассажир) (апрель 1940)
Великолепное владение (аммоний) (июль 1940)
Homo Sol (сентябрь 1940)
Робби (странный товарищ по играм) (сентябрь 1940 г.)
полукровок на Венере (декабрь 1940 г.)

1941
Тайный смысл (март 1941 г.)
История (март 1941 г.)
Наследственность (близнецы) (апрель 1941 г.)
Причина (апрель 1941 г.)
Лжец! (Май 1941 г.)
супер-нейтрон (сентябрь 1941 г.)
сумрак (сентябрь 1941 г.)
не финал! (Октябрь 1941)

1942
Рождество на Ганимеде (январь 1942 г.)
Робот АЛ-76 сбивается с пути (февраль 1942 г.)
Обход (март 1942 г.)
Киска времени (апрель 1942 г.)
Оружие (май 1942 г.)
Черный монах пламени (весна 1942)
Победа непреднамеренная (август 1942)
Дедовщина (октябрь 1942)
Воображаемое (ноябрь 1942)

1943
Смертный приговор (ноябрь 1943 г.)

1944
Поймай этого кролика (февраль 1944 г.)

1945
Тупик (март 1945 г.)
Побег! (Парадоксальный побег) (август 1945)

1946
Доказательства (сентябрь 1946)

1947
Little Lost Robot (март 1947 г.)

1948
Эндохронные свойства ресублимированного тиотимолина (март 1948 г.)
Нет связи (июнь 1948 г.)

1949
Раса Красной Королевы (январь 1949 г.)
Мать-Земля (май 1949 г.)

1950
Маленький человек в метро (1950)
Неизбежный конфликт (июнь 1950 г.)
Правовые обряды (сентябрь 1950 г.)
Дарвиновская бильярдная (октябрь 1950 г.)
День охотников (ноябрь 1950 г.)
Зеленые пятна (Незаконнорожденный миссионер) ) (Ноя 1950)

1951
In a Good Cause — (1951)
Tyrann (серийная версия The Stars, Like Dust-) (январь 1951, февраль 1951, март 1951)
Гарантированное удовлетворение (апрель 1951)
Хозяйка (май 1951)
пород Вот человек…? (Июнь 1951)
C-Chute (Greater Love) (октябрь 1951)
Shah Guido G. (ноябрь 1951)
Веселье, которое они имели (1 декабря 1951)

1952
Молодежь (май 1952 г.)
Что, если -? (Лето 1952)
The Currents of Space (сериал) (октябрь 1952, ноябрь 1952, декабрь 1952)
Марсианский путь (ноябрь 1952)
The Deep (декабрь 1952)

1953
Никто здесь, кроме — (1953)
Пуговица, Пуговица (январь 1953)
Палец обезьяны (февраль 1953)
Салли (май-июнь 1953)
Мухи (июнь 1953)
Детские вещи (сентябрь 1953)
Вера (Октябрь 1953)
Стальные пещеры (сериал) (октябрь 1953, ноябрь 1953, декабрь 1953)
Эверест (декабрь 1953)
Микропсихиатрические применения тиотимолина (декабрь 1953)

1954
Пауза (1954)
Это такой прекрасный день (1954)
Приманка для присоски (февраль и март 1954 года)
Бессмертный бард (май 1954 года)
Давайте не будем (декабрь 1954 года)

1955
Поющий колокол (январь 1955)
Риск (май 1955)
Последний козырь (июнь 1955)
Франшиза (август 1955)
Говорящий камень (октябрь 1955)
Dreamworld (ноябрь 1955)
Dreaming Is a Private Thing (декабрь 1955 г.)
The Portable Star (зима 1955 г.)

1956
Послание (февраль 1956 г.)
Мертвое прошлое (апрель 1956 г.)
Адский огонь (май 1956 г.)
Жизненное пространство (май 1956 г.)
Что в имени? (Смерть медовой блондинки) (июнь 1956)
Умирающая ночь (июль 1956)
Когда-нибудь (август 1956)
Паштет из фуа-гра (сентябрь 1956)
Первый закон (октябрь 1956)
Водяное место (октябрь 1956)
Each an Explorer (1956)
The Naked Sun (сериал) (октябрь 1956, ноябрь 1956, декабрь 1956)
The Last Question (ноябрь 1956)
Три уловки (The Brazen Locked Room) (ноябрь 1956)
Jokester (декабрь 1956) )

1957
Пыль смерти (январь 1957)
Strikebreaker (мужчина Strikebreaker) (январь 1957)
Let’s Get Together (февраль 1957)
Пусто! (Июнь 1957)
Ухаживает ли пчела? (Июнь 1957)
A Woman’s Heart (июнь 1957)
Профессия (июль 1957)
A Loint of Paw (август 1957)
Идеи Крепкий орешек (октябрь 1957)
Я в Марспорте без Хильды (ноябрь 1957)
The Gentle Стервятники (декабрь 1957 г.)
Подчиненный камбуз (декабрь 1957 г.)
Вставьте ручку A в отверстие B (декабрь 1957 г.)

1958
Назови мое имя буквой «S» (S, как у Зебатинского) (январь 1958)
Ленни (январь 1958)
Чувство власти (февраль 1958)
The Story Machine (февраль 1958)
Глупые задницы ( Февраль 1958)
Все беды мира (апрель 1958)
Купить Юпитер (май 1958)
Современный колдун (июль 1958)
Уродливый мальчик (последний) (сентябрь 1958)

1959
Статуя Отцу (Благодетелю человечества) (февраль 1959)
Юбилей (март 1959)
Четвертому поколению (апр 1959)
Некролог (август 1959)
Дождь, дождь, уходи (сентябрь 1959)

1960
Завет (июль 1960 г.)
Тиотимолин и космическая эра (октябрь 1960 г.)

1961
Как это называется любовью? (Плейбой и Бог слизи) (март 1961 г.)
Машина, выигравшая войну (октябрь 1961 г.)

1962
Мой сын, физик (февраль 1962 г.)
Звездный свет (октябрь 1962 г.)

1964
Автор! Автор! (1964)

1965
Глаза делают больше, чем видят (апрель 1965 г.)
Человек, создавший 21 век (октябрь 1965 г.)
Отец-основатель (октябрь 1965 г.)

1966
Фантастическое путешествие (сериал) The Key (октябрь 1966 г.)

1967
Сегрегационист (1967)
Бильярдный шар (март 1967)

1968
Изгнание в ад (май 1968)
Ключевой предмет (Компьютер, который пошел на забастовку) (июль 1968)
Правильное исследование (сентябрь 1968)
Устройство Холмса-Гинсбука (декабрь 1968)

1969
Женская интуиция (октябрь 1969)

1970
Хлопок с водой (май 1970 г.)
2430 A.D. — Слишком поздно для космического ковчега (октябрь 1970 г.)

1972
Самый большой актив (январь 1972 г.)
Совпадение (1972)
Зеркальное отображение (май 1972 г.)

1973
Тиотимолин к звездам (1973)
Светлый стих (сентябрь-октябрь 1973 года)

1974
Большая игра (1974)
Наполовину испеченный издательский восторг (1974)
Сон (январь-февраль 1974 г.)
Сон Бенджамина (апрель 1974 г.)
То, что ты помнишь о нем (май 1974 г.)
Вечеринка через спутник ( Май 1974)
Незнакомец в раю (май-июнь 1974)
Двухсотлетний взрыв Бенджамина (июнь-июль 1974)
Небесное воинство (декабрь 1974)

1975
Жизнь и времена Multivac (5 января 1975 г.)
Лучший друг мальчика (март 1975 г.)
Точка зрения (июль 1975 г.)

1976
Двухсотлетний человек (1976)
Хороший вкус (1976)
Старомодный (январь-февраль 1976 г.)
Рассеивание (февраль 1976 г.)
Марширование (май 1976 г.)
Рождение идеи (июнь 1976 г.)
Трехсотлетний инцидент (август 1976 г.)

1977
Краткое описание (февраль 1977 г.)
Настоящая любовь (февраль 1977 г.)
Подумайте! (Весна 1977)
Sure Thing (лето 1977)
About Nothing (Лето 1977)
Конвенция по научной фантастике (осень 1977)

1978
Найдено! (Октябрь 1978)

1979
Приближается (1979)
Забастовка! (Январь 1979 г.)
Ничего напрасно (февраль 1979 г.)
Как это случилось (весна 1979 г.)
Справедливый обмен? (Осень 1979 г.)

1980
Последний ответ (январь 1980 г.)
Для птиц (май 1980 г.)
Смерть фоя (октябрь 1980 г.)

1981
Точка зажигания! (1981)
Идеально подходит (1981)
Последний челнок (10 апреля 1981)

1982
Ветры перемен (1982)
Не помним (февраль 1982)
Супер бегун (октябрь 1982)

1983
Потенциал (фев 1983)

1984
Десятисекундные выборы (ноябрь 1984 г.)

1985
Галлюцинации (февраль, март, апрель 1985)

1986
Фегхут и суды (1986)
Робот-мечты (1986)

1987
Слева направо (январь 1987 г.)
Слева направо и дальше (июль 1987 г.)
Басня о трех князьях (ноябрь 1987 г.)

1988
Улыбка Чиппера (Человек как совершенное устройство) (1988)
Рождество без Родни (середина декабря 1988 года)

1989
Нестабильность (январь 1989 г.)
Прощай, Земля (январь 1989 г.)
Жаль! (Ноя 1989)

1990
Видения роботов (апрель 1990 г.)
Нетолерантность к сбоям (май 1990 г.)
В каньоне (июль 1990 г.)
Kid Brother (середина декабря 1990 г.)

1991
Золото (сентябрь 1991)
Forward the Foundation (сериал, часть 1) (ноябрь 1991)
Cal (1991)
Prince Delightful and the Flameless Dragon (1991)
Frustration (1991)

Дата неизвестна
Бог Александр (?)
Боевой гимн (?)
Народ в космосе (?)

1992
Клеон Император (серийная версия Forward the Foundation, часть 2) (апрель 1992)

1993
The Consort (серийная версия Forward the Foundation, часть 3) (апрель 1993)


Другие индексы

Алфавитный указатель названий

Хронологические указатели


Домашняя страница Исаака Азимова
Часто задаваемые вопросы о Исааке Азимове
Дженкинс со спойлером Руководство по Исааку Азимову


Автор:

Эдвард Зайлер
ejseiler @ earthlink.нетто
.

фактов об Исааке Азимове | Ментальная нить

Айзек Азимов наиболее известен своими научно-фантастическими романами, такими как серия Foundation и Робот , но удивительно плодовитый автор также написал сотни загадок, рассказов, научных руководств, эссе и даже книгу юмора. И, конечно, он проконсультировался по Star Trek (правда, только после того, как посмотрел шоу еще раз). Ознакомьтесь с 15 фактами об известном гуманисте.

1. Родители Айзека Азимова были иммигрантами, владевшими кондитерскими.

Азимов родился в Петровичах (современная Россия) в 1920 году. Ему было всего 3 года, когда он и его семья эмигрировали в США. Прожив несколько лет в Бруклине, отец Азимова, Иуда, скопил достаточно денег на различные случайные заработки, чтобы купить кондитерскую. Его родители работали круглосуточно, чтобы магазин оставался открытым 19 часов в сутки, и благодаря успеху они удержались на плаву во время Великой депрессии. В течение 30-х годов Джуда Азимов приобрел ряд кондитерских в Бруклине.Все это время семья Азимовых жила в нескольких квартирах в районе, в том числе в двух над их магазинами. Исаак, его отец и его сестра (младший брат еще не родился, а его мать ждала до 1938 года) стали натурализованными гражданами США в 1928 году.

2. Айзек Азимов полюбил фантастику с первой работы.

Когда ему было 9 лет, Азимов начал работать в семейных кондитерских. Его отец ожидал, что его сын будет работать сверхурочно, и Азимов постоянно вставал рано и поздно ложился спать, чтобы помочь управлять магазинами.Даже работая на неполный рабочий день, в том числе на фабрике по производству тканей и машинистом у профессора колледжа, он в какой-то мере работал в семейном бизнесе, уйдя только в возрасте двадцати с небольшим лет. Помимо конфет, в магазинах продавались журналы, а молодой Исаак поглощал научно-фантастические рассказы, которые читал на их страницах, и влюблялся в этот жанр.

3. Айзека Азимова исключили почти из всех школ, в которые он подавал документы.

В 15 лет Азимов подал заявление в Колумбийский колледж, но получил отказ, потому что «квота [школы] для евреев на следующий год уже была заполнена», — писал он позже.Вместо этого он учился в младшем колледже Сета Лоу, который был связан с Колумбией. Эта школа вскоре закрылась, и он был переведен в Колумбию, где в 1939 году получил степень химика. В надежде стать врачом Азимов подал заявление в пять медицинских школ Нью-Йорка, но все отказали ему. На всякий случай он снова подал заявление, и каждый из них снова получил отказ. Он также подал заявление в аспирантуру Колумбийского университета по химии, но ему отказали в приеме.

4. Несмотря на медленный старт, Айзек Азимов в итоге получил докторскую степень.

После разговора с преподавателями Колумбийского университета Азимову удалось убедить школу принять его в качестве аспиранта на год с испытательным сроком. Его оценки были на высоте, и он получил степень магистра химии в 1941 году. С 1942 по 1945 год он работал на экспериментальной базе военно-морской авиации Филадельфии — после атаки на Перл-Харбор пятью месяцами ранее он знал, что призыв идет чтобы приехать, и он предпочитал быть полезным, а не пытаться прикрыться докторской степенью.Д. кандидат. Позже он писал, что надеялся, что с этой работой «мои труды могут быть непосредственно полезными для этой войны, и я знал, что могу сделать больше как достаточно способный химик, чем как паникующий пехотинец, и, возможно, правительство тоже так подумает. » Когда война закончилась, его призвали в армию на 9 месяцев; затем он вернулся в Колумбию, где получил степень доктора философии. по химии в 1948 г.

5. Айзек Азимов сделал успешную карьеру в академической среде.

Азимов продвинулся вверх по академической лестнице, пройдя путь от постдока в Колумбии, где он сосредоточился на том, как бороться с малярией, до работы преподавателем биохимии в медицинской школе Бостонского университета.Его лекции пользовались популярностью, и через несколько лет он стал доцентом. Он также является соавтором учебника биохимии под названием «Биохимия и метаболизм человека ». В 1958 году он прекратил преподавать и сосредоточился исключительно на написании научной фантастики. Спустя годы, в 1979 году, Бостонский университет присвоил Азимову звание полного профессора.

6. Исаак Азимов использовал псевдоним Поль Френч.

В 50-х годах Азимов написал серию из шести научно-фантастических романов для детей под псевдонимом Пол Френч.Книги, под общим названием Lucky Starr , рассказывают о Дэвиде «Счастливчике» Старре и его приключениях по Солнечной системе. Поскольку издатель, Doubleday, надеялся превратить сериал в телешоу, Азимов использовал псевдоним на случай, если телеадаптация будет ужасной — он не хотел быть привязанным к чему-то отвратительному, но он также ненавидел то, что люди начали думать, что он использовал псевдоним, чтобы защитить свою репутацию в научном сообществе. В конце концов, телешоу не состоялось, и некоторые книги теперь приписываются и Френчу, и Азимову.

7. Айзек Азимов написал мюзикл для Пола Маккартни.

Поищите в архивах Бостонского университета план истории под названием «Пять, пять и один». Азимов написал его для Пола Маккартни, давнего фаната научной фантастики, который попросил его написать сценарий к научно-фантастическому мюзиклу. Идея бывших Beatles была сосредоточена на группе, которая осознала, что ее выдают инопланетяне, и он думал, что Азимов станет идеальным писателем для этой работы. К сожалению, Маккартни не понравилось обращение с Азимовым, и фильм так и не был снят.

8. Айзек Азимов был постоянным участником Mensa.

Азимов не стеснялся вступать в клубы. Некоторыми из групп, к которым он принадлежал, были Нерегулярные члены Бейкер-Стрит (эксклюзивная организация для поклонников Шерлока Холмса), Общество Гилберта и Салливана, Общество Вудхауза и Менса. После вступления в старейшее в мире общество с высоким IQ, Азимов участвовал в мероприятиях и был почетным вице-президентом. Но он постепенно приходил в активное членство и выходил из него из-за некоторых неприятных членов, которые, как он их описал, «гордились своим умом и агрессивно относились к своему IQ».«Они, как и я в молодости, навязывали свой интеллект невольным жертвам. В общем, они тоже чувствовали себя недооцененными и недостаточно успешными. В результате они испортили Вселенную и, как правило, были неприятными».

9. После первоначальной размолвки Айзек Азимов сотрудничал с создателем Star Trek .

В 1966 году Азимов написал критическую статью для TV Guide , утверждая, что нынешнее поколение научно-фантастических шоу, включая Star Trek , было неточным в их описании научной фантастики.Джин Родденберри, создатель шоу, написал письмо Азимову, защищаясь. Признавшись, что он был большим поклонником работы автора, Родденберри объяснил, что шоу наняло нескольких научных консультантов, чтобы обеспечить точность, и изо всех сил пытался выпускать новое шоу каждую неделю. Родденберри закончил свое письмо, заявив, что он верит, что Star Trek превратит новых людей, которые купят книги Азимова, в поклонников научной фантастики.

Затем двое мужчин стали друзьями, и Азимов стал фанатом шоу.Он служил консультантом для Star Trek , давая Родденберри несколько предложений по сюжету и характеристикам. Со своей стороны, Родденберри попытался снять фильм по мотивам « I», «Робот » Азимова, но этого не произошло при нем (и Родденберри, и Азимов умерли за десять лет до того, как фильм 2004 года Уилла Смита был в работе).

10. Исаак Азимов придумал слово робототехника .

Карел Чапек, чешский писатель, дал нам робота , когда он использовал это слово в пьесе в 1921 году.Произведенное от славянского термина, обозначающего раб, это слово описывало похожие на людей машины, которые работали на заводской сборочной линии. Но в 1941 году в своем собственном рассказе «Лжец!» Азимов стал первым, кто использовал слово robotics , имея в виду технологию, которой обладают роботы. В следующем году он написал еще один рассказ под названием «Обход», в котором представил свои три закона робототехники. Эти законы объясняют, что робот не может причинить вред человеку, должен подчиняться людям и должен защищать себя, если он не противоречит первым двум законам.

11. Айзек Азимов страдал крайней акрофобией и авиофобией.

Азимов был стойким разумом, но он так и не смог найти выход из двух своих самых больших страхов: высоты и полета. Когда ему было чуть за двадцать, два ужасных приключения на американских горках заставили его понять, что он акрофоб, и, к сожалению, оба события произошли на свиданиях. «Из того, что я видел в фильмах, мне казалось, что моя пара будет кричать и цепляться за меня, что, как я думал, было бы восхитительно», — писал Азимов в своих мемуарах о том, как взять свою девушку на американские горки. на Всемирной выставке 1939 года в Нью-Йорке.Вместо этого поездка произвела противоположный эффект. «Я кричала от ужаса и отчаянно цеплялась за своего парня, который сидел неподвижно и невозмутимо».

Вторая подобная поездка на горках на Кони-Айленде подтвердила его опасения, и после двух первых поездок на самолетах он никогда больше не ступал на самолет. Чтобы путешествовать, он ездил на машинах и поездах по США, а на круизных лайнерах он путешествовал по Европе, Африке и Карибскому региону. Довольно иронично для человека, чья серия Foundation теперь улетела в дальний космос благодаря SpaceX.

12. Айзек Азимов познакомился со своей второй женой на раздаче автографов.

Азимов женился на своей первой жене, Гертруде — участнице второго приключения на американских горках — в 1942 году после шестимесячных ухаживаний, и у них родилось двое детей. По его описанию, их брак начал медленно портиться: «Просто раздражения множатся, трения постепенно кажутся непримиримыми, прощение приходит с большей неохотой и с худшей грацией». Худшая грация была правильной — позже он частично винил в их расколе курение и ревматоидный артрит своей жены, хотя и настаивал на том, чтобы оставаться вместе, пока их дети не подрастут.

В 1956 году Азимов раздавал автографы на съезде, когда он встретил Джанет Джеппсон, психиатра и поклонницу его писательства. Через несколько лет они снова встретились на писательском банкете. В течение следующего десятилетия они начали дружить и переписываться, и когда в 1970 году Азимов и Гертруда расстались, Джеппсон помогла ему найти квартиру в Нью-Йорке всего в нескольких кварталах от ее собственной. Вскоре они начали встречаться, и когда его развод был завершен в 1973 году, Азимов женился на Джанет две недели спустя.

13. Айзек Азимов и Джеппсон совместно работали над множеством писательских проектов.

Азимов сотрудничал с Джеппсоном над несколькими научно-фантастическими романами, включая серию Норби . В то время как она писала большую часть, он полировал ее рукописи и позволил издателям добавлять свое имя на обложки книг, чтобы продавалось больше копий. В 70-х Джеппсон начал писать научно-фантастические романы для детей, используя имя J.O. Джеппсон, и она возглавила научно-популярную колонку своего мужа после его смерти.Она также составила и отредактировала несколько мемуаров Азимова, собрав записи из его дневников и выдержки из его писем.

14. Айзек Азимов заразился ВИЧ во время переливания крови.

В 1977 году у Азимова случился сердечный приступ. Шесть лет спустя, в декабре 1983 года, ему сделали операцию тройного шунтирования, во время которой ему сделали переливание крови. К сожалению, врачи не знали, что кровь, которую они ему дали, была инфицирована ВИЧ. Азимов заразился вирусом, и он полностью перерос в СПИД.Он умер от сердечной и почечной недостаточности, вызванной СПИДом, 6 апреля 1992 года.

15. Истинная причина смерти Айзека Азимова не была раскрыта до 2002 года.

Хотя семья подумывала рассказать миру, что Азимов болен СПИДом, врачи отговорили его — широкая общественность по-прежнему боялась ВИЧ, и о нем мало что было известно. Его ВИЧ-статус оставался секретом до 2002 года, через десять лет после его смерти, когда Джанет раскрыла его в It’s Been A Good Life , посмертном сборнике писем и других статей, которые она редактировала.«Я в частном порядке спорила с врачами об этой секретности, но они преобладали даже после смерти Исаака», — пояснила Джанет в письме в Locus Magazine (научно-фантастическое и фэнтезийное издание). «Доктора уже нет в живых, и… мы с дочерью Исаака договорились публично рассказать о ВИЧ».

.

Полное собрание рассказов, Vol. 2 Исаака Азимова

Сборник из 23 рассказов, написанных между 1950 и 1968 годами, представляет собой одни из лучших произведений Азимова, включая «Сумрак» и «Уродливый мальчик». Первый рассказ часто называют лучшим из когда-либо написанных научно-фантастических рассказов. Хотя это, безусловно, один из моих любимых в этом сборнике, я не оценил его так высоко, как «Гадкий мальчик», а тем более заставляющий задуматься рассказ «Это такой прекрасный день».

Огромный объем произведений, которые Азимов оставил для читателей, демонстрирует ряд мотивов и тем.

Сборник из 23 рассказов, написанных между 1950 и 1968 годами, представляет собой одни из лучших произведений Азимова, включая «Сумрак» и «Уродливый мальчик». «.Первый рассказ часто называют лучшим из когда-либо написанных научно-фантастических рассказов. Хотя это, безусловно, один из моих любимых в этом сборнике, я не оценил его так высоко, как «Гадкий мальчик», а тем более заставляющий задуматься рассказ «Это такой прекрасный день».

Огромный объем работ, которые Азимов оставил для читателей, демонстрирует ряд мотивов и тем, которые не только не имеют себе равных в художественной литературе, но и впервые были представлены аудитории, мало знакомой с такими вещами, как путешествия во времени, космические путешествия или астрономия и т. Д. астрофизика.Азимов, похоже, смог заглянуть вперед в судьбу человечества и то, как будет развиваться общество, с помощью таких историй, как «Это такой прекрасный день», где все боятся природы на открытом воздухе и проводят все свое время в помещении, как картошка на диване. воспитан сегодня родителями.

Я нашел знаменитую историю «Сумрак» довольно ошибочной в том смысле, что затмение длится всего полдня, в течение которых все общество Лагаша должно сойти с ума. Однако в обществе, которое он описывает, уже рассказывали о затмении и природных явлениях, когда люди боятся темноты.Поскольку у большей части этого общества больше нет религиозных убеждений, предположение, что все они сойдут с ума и подожгут свои города из-за «продолжающейся» тьмы и появления звезд на небе, кажется смешным. Все, что им нужно сделать, это посидеть полдня, и все вернется в норму, снова появятся их шесть солнц.

Еще более глупо предполагать, что, уже установив теорию вращения планет вокруг солнц, люди планеты Лагаш должны все же верить в «огромную пещеру», которая поглощает их планету на полдня.Однако философские вопросы, лежащие в основе этой истории, сейчас так же актуальны, как и тогда, когда история была впервые опубликована. Разве мы не сошли с ума, если бы наш мозг действительно мог понять концепцию «вечности» и необъятности Вселенной?

Некоторые из историй в этом сборнике показывают их возраст: например, довольно предсказуемый «Современный колдун» и все еще веселый «Что это за вещь называется любовью» основаны на гендерных ролях и морали 1950-х годов.

Одна из моих фаворитов в этом сборнике — это не столько научно-фантастический рассказ, сколько паранормальное явление: «К четвертому поколению» — трогательная история о молодом американце, который обнаруживает свои корни довольно поразительным образом.Признаюсь, «The Ugly Boy» вместе с «It’s So A Beautiful Day» и «Green Patches» были моими фаворитами в этом сборнике. Первый из них вызывает множество вопросов о том, как мы проводили и проводим научные эксперименты.

От миллионов «выброшенных» животных, используемых чудовищными исследователями в косметике и медицинских тестах, до миль туннелей, построенных для ускорителя частиц, который вполне может быть единственным экспериментом, разрушающим планету, одержимые «потребность знать» небольшой части человечества есть за что ответить.Эта одержимость поиском «ответа на жизнь, вселенную и все остальное», по словам Дугласа Адамса, в конечном итоге уничтожит человечество.

Это нельзя просто объяснить или оправдать, говоря, что принесенные жертвы служат для большего блага человечества или что такие эксперименты представляют собой прогресс. В крайнем случае, Азимов показывает нам в «Уродливом мальчике», что безжалостные и совершенно неэтичные ученые не будут иметь никаких проблем, если сначала будут пытать маленького ребенка, а затем бросить его на верную смерть, если это означает, что они могут продвигать свои теории и опубликовать выучил бумагу для собственного прославления.

В этой истории нет никакой разницы между беззащитными шимпанзе или бонобо и маленьким мальчиком-неандертальцем, подвергающимся неописуемым «исследованиям». На мой взгляд, любой ученый, который пытается оправдать свою жестокость по отношению к лабораторным животным, говоря нам, что это для «большего блага человечества», должен проводить время в клетке, каждый день вводить ему бог знает что, и смотреть, как ему это нравится.

Эти ученые явно психопаты во всех смыслах этого слова, они полностью рационализировали свои ужасающие действия так же, как нацисты во время Второй мировой войны.Это, безусловно, самая волнующая и заставляющая задуматься история в этом сборнике, и, на мой взгляд, она выдержала испытание временем лучше, чем все остальные.

.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *