Вероника рот книги по порядку: Вероника Рот – серия книг Дивергент – скачать по порядку в fb2 или читать онлайн

Содержание

Вероника Рот — Инсургент читать онлайн бесплатно

Вероника Рот

Инсургент

НАД ПЕРЕВОДОМ РАБОТАЛИ:

Переводчики:

Алёна Вайнер, Алина Дольская, Алиса Ермакова, Алиса Зубко, Андрей Кочешков, Анна Мартин, Анна Янишевская, Аня Гардон, Аня Ступина, Валентина Суглобова, Вероника Романова, Вика Фролова, Галина Воробьеваю, Даша Ильенко, Даша Немирич, Даша Румянцева, Екатерина Воробьева, Екатерина Забродина, Екатерина Маренич, Елена Губаренко, Инна Константинова, Карина Абакова, Катерина Мячина, Катя Мерещук, Ксения Звездкина, Ксения Морганвильская, Марина Самойлова, Надя Подвигина, Настя Косенко, Ника Аккалаева, Юта Дягилева, Яна Рыкун, Ania Lune, annnyyy, IvOlga26, Nastya Soulless, NikkieMickey, quinny, Viol, Xoxachka

Редактура, бета-вычитка и оформление:

Юлия Исаева, allacrimo, Любовь Макарова, Индиль, Марина Самойлова

Помощь в редактуре:

4010 (Яна), Denny Jaeger (Александра), Анастасия Лапшина, Валентина Суглобова, Даша Немирич, Елена Губаренко, Марина Обоскалова, Марина Самойлова, Светлана Буткявичюс, Юлия Митрофанова

Пожалуйста, уважайте чужой труд и не выкладывайте книгу без ссылки на группу и сайт, которые работали над переводом. Спасибо! http://vk.com/thedivergenttrilogy http://darkromance.ru/

Перевод: Марина Самойлова

Редактура: Марина Самойлова, Юлия Исаева, allacrimo, Любовь Макарова, Индиль, Denny Jaeger (Александра)

Я проснулась с его именем на губах.

Уилл.

Прежде чем открыть глаза, я снова видела, как он падает на тротуар. Мертвый.

Из-за меня.

Тобиас присел передо мной, касаясь рукой моего плеча. Колеса вагона стучат по рельсам. Маркус, Питер и Калеб стоят у дверей. Я глубоко вдыхаю, надеясь, что станет хоть немного легче.

Еще час назад ничего из случившегося не казалось реальным. Теперь кажется.

Я выдыхаю, но тяжесть не уходит.

— Трис, давай, — говорит Тобиас, встречаясь со мной взглядом. — Пора прыгать.

Слишком темно, чтобы понять, где мы, но если мы выходим, значит, скорее всего, не далеко от забора. Тобиас помогает мне подняться и направляет к двери.

Остальные прыгают один за другим: сначала Питер, потом Маркус, а за ним Калеб.

Я беру Тобиаса за руку. Ветер усиливается, когда мы встаем на самом краю; он, словно рука, толкает меня назад, в безопасность.

Но мы бросаемся в темноту и тяжело падаем на землю. Удар усиливает боль в моем раненном плече. Я закусываю губу, чтобы не закричать, и начинаю искать своего брата.

— Все нормально? — спрашиваю я, когда замечаю его сидящим на земле и потирающим колено в нескольких футах от меня.

Калеб кивает. Я слышу его всхлип, как будто он еле сдерживает слезы, но я вынуждена отвернуться.

Мы приземлились в траву около забора всего в нескольких метрах от изъезженного пути, по которому члены Дружелюбия поставляют пищу в город, и ворот, выпускающих их наружу… Ворота, которые в данный момент закрыты, блокируя нас внутри. Забор слишком высокий и гибкий, чтобы через него перебраться, и слишком крепкий, чтобы его выломать.

— Здесь должны быть Бесстрашные охранники, — говорит Маркус. — Где они?

— Они, скорее всего, были на моделировании, — отвечает Тобиас.  — А сейчас… — Он помедлил. — Неизвестно где и чем заняты.

Мы остановили моделирование. Вес жесткого диска в заднем кармане напоминает мне об этом. Но мы не смеем останавливаться, оценивая последствия. Что случилось с нашими друзьями, нашими лидерами, нашими фракциями? Нет возможности узнать.

Тобиас подходит к маленькой металлической коробочке с правой стороны от ворот и открывает ее, доставая клавиатуру.

— Будем надеяться, что Эрудиты не додумались сменить комбинацию, — говорит он, вводя какие-то числа. Он останавливается на восьми, и ворота с щелчком распахиваются.

— Откуда ты узнал ее? — спрашивает Калеб. Его голос переполнен эмоциями, такими сильными, что я удивлена, как они его не душат.

— В Бесстрашии я работал в комнате контроля, следя за охранной системой. Мы меняли пароль всего дважды в год, — отвечает Тобиас.

— Какая удача, — говорит Калеб. Он окидывает Тобиаса подозрительным взглядом.

— Удача не имеет к этому никакого отношения, — поясняет Тобиас.

 — Я работал там только для того, чтобы быть уверенным, что смогу выбраться.

Я вздрагиваю. То, как он говорит о выходе… Как будто он считает, что мы в ловушке. Я раньше никогда не смотрела на это с такой точки зрения, и теперь это кажется глупым.

Мы идем маленькой группкой: Питер, прижимающий окровавленную руку к груди… Руку, которую я подстрелила. Маркус держит за плечо Питера, страхуя от падения. И Калеб, то и дело вытирающий щеки. Я знаю, что он плачет, но не знаю, как его утешить… или, почему я сама не плачу.

Вместо того чтобы идти впереди, Тобиас шагает рядом со мной. И хотя он даже не прикасается ко мне, он меня поддерживает.

Лучики света — первые признаки того, что мы приближаемся к домам Дружелюбия. А затем этими признаками становятся яркие квадраты, превращающиеся в окна. Вот появилось скопление деревянных и стеклянных зданий.

Прежде чем мы сможем добраться до них, нам нужно пройти через сад. Мои ноги ступают по земле, а ветви надо мной переплетаются друг с другом, образуя что-то вроде тоннеля. Темные фрукты висят среди листьев, готовые вот-вот упасть. Острый сладкий запах гниющих яблок смешивается с запахом влажной земли.

Когда мы подходим ближе, Маркус оставляет Питера и направляется вперед.

— Я знаю, куда идти, — объясняет он.

Он ведет нас мимо первого здания ко второму слева. Все постройки, кроме теплиц, из одинакового дерева — грубого и неокрашенного. Я слышу смех через открытое окно. Контраст между смехом и гробовой тишиной заставляет меня вздрогнуть.

Маркус открывает одну из дверей. Меня бы поразило отсутствие какой-либо защиты, если бы мы не были в штабе Дружелюбия. Они часто находятся на грани между доверием и глупостью.

В этом здании раздается только скрип нашей обуви. Я больше не слышу, как Калеб плачет, пусть и до этого он делал это не особо громко.

Маркус останавливается перед открытой дверью, где Джоанна Рейес, представитель Дружелюбия, сидит, смотря в окно. Я узнала ее, потому что трудно забыть лицо Джоанны, видел ли ты ее тысячу раз или лишь однажды.

Толстая линия шрама тянется от правой брови до рта, что делает ее слепой на один глаз и заставляет шепелявить, когда говорит. Я слышала ее голос только раз, но хорошо это помню. Она была бы красивой женщиной, если бы не шрам.

Читать дальше

Онлайн библиотека

Английский писатель-фантаст Нил Гейман родился 10 ноября 1960 года в Портсмуте (Великобритания). Его отец был бизнесменом, мать работала фармацевтом. После окончания школы в 1977 году Гейман отказался от возможности получить высшее образование в пользу журналистики. Однако прошло целых шесть лет прежде чем его первая профессиональная публикация — интервью с Робертом Силвербергом, появилась в английском издании журнала «Penthouse» в 1984 году. В мае того же года увидел свет первый рассказ автора — «Featherquest», напечатанный в «Imagine».

В 1985 году Гейман решил заняться комиксами, делом, которое к тому времени, мягко говоря, находилось в довольно плачевном состоянии. Он купил пару книг, рассказывающих о принципах создания комиксов, и познакомился с Аланом Муром, который дал ему ряд практических советов.

Первой пробой Нила на этом поприще стал выпуск №488 комикс-антологии «2000AD», вышедший в 1986 году. Несколько лет Гейман совершенствовал свои навыки, попутно выпустив графический роман «Violent Cases» (вместе с художником Дейвом МакКином) и публицистическую книгу «Don’t Panic: The Official Hitch-hiker’s Guide To The Galaxy Companion» — великолепное исследование, посвященное творчеству английского писателя-фантаста Дугласа Адамса. Мэррили Хэйфетц, литературный агент Геймана (она также работала с такими именитыми авторами, как Брюс Стерлинг и Лорел Гамильтон), вспоминала, что Гейману удалось получить за «Don’t Panic» внушительный гонорар — больше, чем кто-нибудь мог предположить, и тогда он сказал ей, что сейчас он пишет комиксы, но когда-нибудь будет писать и романы.

После трех лет практики в чужих проектах Нил Гейман решает попробовать свои силы в создании оригинальной серии комиксов. Для этого он берет порядком подзабытого героя ужастиков 30-х годов, и в 1989 году появляется первый номер комикса «Sandman». Издателем его стало издательство DC (Detective Comics), основанное в 1937 году и создавшее таких сверхпопулярных героев, как Супермен и Бэтмен. Гейман не особенно надеялся на успех своего детища, но это был как раз тот случай, когда он ошибся. «Sandman» стал пользоваться невероятной популярностью, расходясь многотысячными (а позже и миллионными) тиражами. В 1991 году девятнадцатый выпуск «Sandman» даже завоевал World Fantasy Award — это был первый в истории случай, когда престижную литературную награду дали комиксу. Надо отметить, что за время своего существования «Sandman» получил массу призов и наград, названия которых что-то скажут лишь ценителям комикс-индустрии, каковых в нашей стране маловато. Зато все знают компанию Warner Brothers, которая буквально выцарапала у конкурентов право снимать по мотивам серии высокобюджетный блокбастер. Сам Гейман, впрочем, скептически отзывается о возможности хорошей экранизации, говоря, что еще не видел ни одного хорошего варианта сценария, и подчеркивая, что более 2000 страниц о приключениях его героя невозможно уместить не только в 100-минутном фильме, но и даже кинотрилогии, сравнимой по масштабу с «Властелином колец».

В 1990 году Нил Гейман вместе с Терри Пратчеттом выпустил роман «Добрые предзнаменования» [Good Omens] — юмористическую историю о грядущем… Конце Света. Книга 17 недель продержалась в списке бестселлеров «Sundy Times». Примерно в это время сверхуспешного создателя комиксов начали посещать мысли о смене рода занятий.

«Был период — восемь или девять лет, когда я работал очень много как писатель комиксов. И я очень хорошо это делал. С другой стороны, — рассказывает Нил Гейман, — когда я писал «Sandman», то существовало еще множество вещей, которые я хотел сделать, но у меня не было на это времени».

Еще несколько лет Гейман старательно выкраивал время между очередными выпусками приносящих деньги комиксов (среди них были три части «Death: The High Cost of Living» — первая из которых разошлась тиражом в триста тысяч экземпляров и была куплена Warner Brothers для экранизации, а также выпуски «Batman», «Spawn» и др.), чтобы заниматься другими, более интересными ему вещами: он написал еще несколько графических романов, работал для телевидения над сериалом «Neverwhere», создал сценарий одного из эпизодов сериала «Вавилон — 5» и английским вариантом перевода культового японского мультфильма «Princess Mononoke», за что был номинирован на Nebula Award.

Работа для телевидения вдохновила Геймана на написание новой книги — романа «Задверье» [Neverwhere] (1996), основанного на мотивах одноименного телесериала. Этот готический хоррор о мрачных и сырых лондонских подземельях получил весьма благоприятные отзывы и был номинирован на British Fantasy Award, Bram Stoker Award и Mythopoeic Award.

«Я начал ценить свои кошмары, когда писал Сэндмана, — рассказывал Нейл Гейман. — И мне кажется, любой, кто пишет что-то, что содержит в себе чуть-чуть хоррора, или хотя бы чуть-чуть странности или испорченности… В какой-то момент ты просыпаешься и думаешь: «Ооо, это было ужасно! Это было кошмарно!! Все эти штуууки и то, как они… Когда я взглянул в зеркало, и черви начали вылезать у меня из груди и… Да, это просто здорово! Я обязательно это использую!»

В 1997 году Гейман написал свою первую книгу для детей — графический роман «The Day I Swapped My Dad For Two Goldfish», а чуть позже последовала «Звездная пыль» [Stardust] — сказочная история про фей, предназначенная уже для подростков и удостоенная в 1999 году Mythopoeic Award. Первоначально она была издана в четырех частях с иллюстрациями (поэтому в соавторах значится художник Чарльз Весс), а потом вышла одним томом, уже без картинок.

«И когда я ее закончил, — вспоминает Гейман, — я послал рукопись своему редактору в Avon и сказал ей: «Здесь кое-что, что я думаю, тебе будет приятно прочесть»… А потом был телефонный звонок от нее: «Мне это понравилось! Я действительно хочу ее опубликовать и могу отослать ее издателю, но есть одна проблема: он ненавидит фэнтези». Так что на следующее утро зазвонил телефон, и это был издатель, который сказал: «Во первых — я ненавижу фэнтези. Во вторых — мне понравился «Sturdust». Мы ее опубликуем и откроем ей Spike Books». И я сказал: «Ладно. А что такое Spike Books»? А он ответил: «Spike Books» — это наша книжная серия о поп-культуре!» Я сказал: «Ладно. Но почему сказочная фэнтези о Викторианской Англии относиться к поп-культуре?!» И он сказал: «Потому что ее написал ты».

Но как ни старался Гейман написать детский роман, было ясно, что его тяга к хоррору слишком велика. В «Звездной пыли» присутствуют сексуальные сцены, а сборник «детских» рассказов «Дым и зеркала» [Smoke And Mirrors] вышел таким мрачным, что даже номинировался на Bram Stoker Award.

В 1992 году писатель перебрался на новое место жительства, уехав из Англии в Соединенные Штаты. Отчасти это было связано с тем, что жена Геймана — американка, отчасти — примером Дугласа Адамса, который тоже перебрался из Англии в Санта-Барбару, отчасти же — мечтой Нейла о… доме.

«Я сказал своей жене, что хотел бы жить в доме из фильма «Семейка Адамсов», — объяснял он. — В Англии вы такого не найдёте! Вы можете найти настоящий тюдоровский дом, построенный настоящими Тюдорами в тюдоровские времена, но чего вам никогда не достать — так это правильного, честного дома из «Семейки Адамсов». Мне хотелось викторианской готики. Чего-то такого, от чего реально мурашки по коже. Мне хотелось башню. Так что я начал искать, и тут же нашёл. Вот ещё одна прекрасная черта Америки. Они такие вещи просто выбрасывают! И они выглядят так клёво! Это настоящая американская готика! Леденящая душу! Каждый год на Хеллоуин мы ставим на стол разные хеллоуинские сладости и выкладываем на порог стопку комиксов. И каждый раз мы выкидываем и сладости и комиксы, потому что дети просто боятся подходить к нашему дому. За все эти годы не подошёл ни один!»

Вскоре после переезда Гейман выпустил еще один, самый знаменитый его роман — «Американские боги». Будучи свежеиспеченным эмигрантом, писатель удивительно точно уловил свои ощущения и описал их в фэнтезийной истории противостояния эмигрировавших в Америку богов Старого Света с новыми, недавно появившимися силами — богами телевидения, интернета, телефона… Но самое главное, что Гейман не написал очередной фэнтези-эпик о схватке божественных сил, он ухитрился описать все происходящее с точки зрения человека-американца по имени Шэдоу (Тень), отсидевшего в тюрьме, потерявшего родных и ставшего спутником господина, которого зовут Среда (он оказывается скандинавским богом Одином). Путешествие Шэдоу и Одина по Америке Гейман облек в форму классического дорожного романа и получил за это премии Bram Stoker и Hugo, а также массу престижных мест в номинационных списках.

В 2002 году увидела свет еще одна знаковая работа писателя — повесть «Коралина», которую критики охарактеризовали определением: «Алиса в Стране Чудес», написанная Стивеном Кингом».

А в 2005 году вышел новый роман Нила Геймана «Сыны Ананси» [Anansi Boys], относящийся к миру «Американских Богов».


Нил Гейман — список всех книг


  1. Добрые предзнаменования.
  2. Американские боги (2001).
  3. Странные девочки (2001).
  4. Никогде:роман (1996).
  5. Благие знамения (1990).
  6. Звездная пыль (1998).
  7. Одд и Ледяные Великаны (2014).
  8. История с кладбищем (2008).
  9. Коралина (2002).
  10. Океан в конце дороги (2014).
  11. Смерть.
  12. Кукольный домик (2011).
  13. Горькие зерна (2003).
  14. Смерть:цена жизни (2014).
  15. Задверье (1996).
  16. Истина — пещера в Черных горах (2013).
  17. Надгробие для ведьмы (2007).
  18. Повелитель Горной долины (2003).
  19. Мистерии убийства (1992).
  20. Этюд в изумрудных тонах (2003).
  21. В конце (1996).
  22. Как продать Понтийский мост (1985).
  23. Басовый ключ (1995).
  24. «Как мы ездили смотреть на край света» Сочинение Дуони Морнингсайд, 11 лет и 3 месяца (1998).
  25. Страницы из дневника, найденного в коробке из-под обуви, забытой в рейсовом автобусе где-то между Тулсой, Оклахома и Луисвиллем, Кентукки (2002).
  26. Октябрь в председательском кресле (2002).
  27. Особое шогготское (2002).
  28. Цена (1997).
  29. Дым и зеркала (1998).
  30. Сыновья Ананси (2005).
  31. Дело сорока семи сорок (1984).
  32. Все новые сказки (2013).
  33. The Sandman. Песочный человек. Книга 1. Прелюдии и ноктюрны (1989).
  34. Джунгли на макушке (2010).
  35. 1602 (2010).
  36. Фантастические Создания (2013).
  37. The Sandman. Песочный человек. Книга 2. Кукольный домик.
  38. Время жизни (1996).
  39. Цена жизни (1993).
  40. Скандинавские боги (2017).
  41. Осторожно, триггеры (2015).
  42. Творите! (2014).
  43. Дева и веретено (2015).
  44. The Sandman. Песочный человек. Книга 3. Страна снов (1990).
  45. Вид с дешевых мест.

The Little Reading Owl | Читающий Совёнок

Название: The Martian/Марсианин
Автор: Andy Weir/Энди Вейр
Итоговое количество звёздочек: 5/5

Аннотация:
Он — самый знаменитый человек на Земле. Проблема лишь в том, что сейчас он НЕ на Земле.
Я очень гордился тем, что попал в команду для полета на Марс — кто бы отказался прогуляться по чужой планете!
Но… меня забыли. Бросили, раненого и растерянного, и корабль улетел.
В лучшем случае я смогу протянуть в спасательном модуле 400 суток. Что же делать — разыскать в безбрежных красных песках поврежденную бурей антенну, попытаться починить ее, чтобы связаться с базовым кораблем и напомнить о своем существовании? Или дожидаться прибытия следующей экспедиции, которая прилетит только через ЧЕТЫРЕ ГОДА?
Где брать еду? Воду? Воздух?
Как не сойти с ума от одиночества?
Робинзону было легче… у него хотя бы был Пятница.

Отзыв:
В догонку к недавно вышедшему трейлеру к экранизации этой замечательной книги я решила всё-таки собраться с мыслями и опубликовать-таки обзор. Мыслей куча, они хаотичны, но впечатления исключительно положительные.

Попробую по порядку. Итак, персонажи. Точнее, персонаж. Уотни бесподобен. Кажется, только такой человек мог бы выжить на Марсе. Биолог, со знанием химии и механики. Какому-нибудь программисту такое вряд ли бы удалось. Марка также спасает его чувство юмора и отношение к жизни. Именно эти качества и помогают не двинуться мозгами, будучи единственным человеком на планете. +1 в копилку любимых мужских персонажей. Раньше на ум приходил сразу только Дрю («Tangled» Emma Chase), теперь у него есть компания 🙂

Манера повествования и сюжет увлекают с самой первой страницы. Да что там страницы, с первой строчки. Опять-таки стоит отдать должное чувству юмора Уотни (любимые цитаты приведу ниже, уж слишком они шикарные).

Детальность проработки автором книги восхищает. На ум сразу приходят любимые книги Брауна, который тоже скрупулёзно прорабатывал факты и сюжетные линии. У Вейра всё очень научно, но крайне интересно. Поражает количество подсчётов, которых автору пришлось реально провести, количество фильмов, которые пришлось пересмотреть, и количество музыки диско, которое пришлось переслушать. В целом, нижайший поклон автору за проделанную работу.

Ну и, собственно, любимые вырезки из книги.

«Арес-3» — моя миссия. Ладно, по сути не моя. Главной у нас была капитан Льюис, а я — всего лишь член экипажа. По правде сказать, член экипажа самого низшего ранга. Главным я стал бы лишь в том случае, если бы все остальные неким волшебным образом исчезли.
И что? Теперь я главный.
________________________
Есть, правда, один маленький нюанс. Высвобождение водорода из гидразина… ну… именно благодаря этому летают ракеты. Это очень жаркий процесс. И весьма опасный. Если провести его в атмосфере кислорода, высвободившийся горячий водород взорвётся. В конце концов получится много воды, но я буду слишком мёртвым, чтобы оценить результат.
________________________
[12.04]ЛРД: … Кроме того, пожалуйста, следи за языком. Каждое твоё слово транслируется в прямом эфире на весь мир.
[12.15]УОТНИ: Смотрите-ка! Сиськи! -> (.Y.)
________________________
Я даже подвергну электролизу свою мочу. Она придаст прицепу тонкий аромат.
Если выживу, всем расскажу, как мочился ракетным топливом.
________________________
— Дело в том, что я эгоист, — сообщил Уотни. — Хочу, чтобы дома поставили памятник мне одному. Ваша компания, неудачники, мне вовсе не требуется. Я не могу позволить вам взорвать ТШ.
— Ну, — сказала Льюис, — ладно, если ты против, то… Погоди… погоди минутку, я тут взглянула на свою нашивку, и оказывается, я капитан. Жди. Мы летим к тебе.
— Выскочка.

Дивергент Вероніка Рот всі книги по порядку список всіх частин

На початку 21 століття антиутопія стала одним з найпопулярніших літературних жанрів. «Дивергент» — явне тому підтвердження. Дія у знаменитій трилогії відбувається в світі майбутнього. Центром епопеї є Чикаго.

Людська особистість і її особливості — саме це люди майбутнього вважають причиною воєн і постійних конфліктів, що охопили світ. У результаті суспільство було поділено на 5 фракцій, метою яких стало викорінення тих якостей, які вважалися основною причиною зла.

Утворили Товариство борються проти агресії, прихильники Ерудиції з невіглаством, учасники Правдолюбства викорінюють лукавство, послідовники Альтруїзму проти егоїзму, воїни Відважності не терплять боягузтва…

Але існують і дивергенты — особи, які мають схильності одночасно до різних фракцій. І вони ж — головна проблема для будь-якої з них… Представляємо вам книги Дивергент Вероніки Рот по черзі всі частини.

Дивергент (2011)

У світі, де живе Беатріс Прайор, все населення поділено на 5 фракцій, кожна з яких присвячена конкретному якості людської особистості. Ці фракції — Правдолюбство, Альтруїзм. Сміливість, Товариство і Ерудиція. Щороку у визначений день підлітки, які досягають 16 років, отримують право вибрати фракцію. Від того, що вибере Беатріс, залежить, чи залишиться вона зі своїми рідними чи стане тим, ким їй хочеться бути по-справжньому. І головна героїня робить вибір, який вражає всіх, в тому числі і її саму. Її життя повністю змінюється. Вона знаходить нових друзів, нові обов’язки і нові почуття — любов до загадкового і немногословному наставнику. Однак у Трис є і своя таємниця, яка може обернутися серйозними наслідками для неї в тому разі, якщо хтось дізнається про неї…

Инсургент (2012)

Вибір — тяжкий тягар. Він може змінити тебе — так і зруйнувати.
Але який би вибір не був зроблений — наслідки неминучі.
У світі, в якому знаходиться Беатріс Прайор, всі люди поділяються на франкції — Правдолюбство, Альтруїзм, Молодецтво, Товариство і Ерудиція… Беатріс вирішила зупинити свій вибір на фракції — Молодецтво.
В громаді Товариства, де Трис разом з соратниками ховається від ерудитів, вона дізнається, що Джанін, лідер її противників, має якусь інформацію. Заради цих даних люди йдуть на все. З них були вбиті батьки Беатріс. Тепер і вона одержима тим, щоб дізнатися, що за таємну інформацію зберігає Джанін…

Эллигент (2013)

Влада переходить під контроль матері Тобіаса — Евелін. Несподівано вся правда виходить назовні. Стає зрозуміло, що місто — зовсім не ідеально-структуроване суспільство, а «реаліті-шоу». Керують усім цим загадкові люди, які знаходяться за огорожею.
Трис і Тобіас разом з групою друзів зуміли вибратися за межі рідного дому. Вони мають намір дізнатися всю правду і стати вільними. Але в підсумку виявляються прямо в… Бюро Генетичної Захисту. Їх зустрічають працівники Бюро — адже саме вони ведуть спостереження за підопічними з самого першого дня. З’ясовується, що в минулому була генетична Війна за Чистоту. У підсумку світ був поділений на «генетично чистих» і «генетично пошкоджених» людей. А вчені стали одержимими чудовиськами і нескінченно проводили експерименти. Були створені штучні поселення, в яких піддослідні витратним матеріалом служили лише для того, щоб дати «генетично чисте» потомство.
Трис шокована цим, а Тобіас знову потрапляє в неприємності. Вчені з Бюро вирішуються на серйозний крок. Вони хочуть влаштувати «перезавантаження», очистивши пам’ять усіх людей. Трис та інші мають намір запобігти це…

Книги/серии для подростков — «Дивергент», Вероника Рот

                                    
                                          

Серия «Дивергент» (3 книги, 2011-2013)

Книга рассказывает нам о героине по имени Беатрис [Трис] Приор, достигнувшей роковых шестнадцати лет - возраста, в котором подростки дистопичного Чикаго обязаны выбрать одну из пяти фракций и присоединиться к ней на всю оставшуюся жизнь. Каждая фракция представляет определенное качество: Искренность, Отречение, Бесстрашие, Дружелюбие и Эрудицию. К своему собственному удивлению, а также к удивлению ее семьи, принадлежащей Отречению, Беатрис выбирает путь Бесстрашия, путь отваги. Ее выбор подвергается сложным и жестоким испытаниям обряда посвящения, способным раскрыть ее тайну, которая может грозить смертельной опасностью.

1. Дивергент/Избранная (Divergent; 2011)

К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

2. Инсургент/Мятежная (Insurgent; 2012)

К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

3. Эллигент/Аллигент/Преданная (Allegiant; 2013)

К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

Дополнительные книги

1. Четыре. История дивергента (Four: A Divergent Story Collection; 2012-2013)

Перед вами приквел к культовой трилогии-антиутопии о выживании подростков и взрослых в экспериментальной реальности. В сборник вошли четыре рассказа: «Перешедший», «Неофит», «Сын», «Предатель», а также дополнительный бонус для фанатов - «Эксклюзивные сцены из "Дивергента", рассказанные от лица Тобиаса». Главный герой книги, Тобиас Итон по прозвищу «Четыре», сын деспота Маркуса из фракции Альтруистов, станет в недалеком будущем наставником, а потом и парнем мятежной Трис.

К сожалению, это изображение не соответствует нашим правилам. Чтобы продолжить публикацию, пожалуйста, удалите изображение или загрузите другое.

Вероника Рот «Избранные». Супергероика про взрослых, ведущих себя как дети | Книги, Обзоры книг

Десять лет назад пятеро указанных пророчицей Избранных-подростков победили загадочного Тёмного, который уничтожил уйму народа посредством Сливов — страшных водоворотов магической энергии. Но после победы ребята к нормальной жизни так и не вернулись — тут и бремя всемирной славы, и чувство вины перед погибшими, и депрессия. Впрочем, десять лет — большой срок: пора отпустить прошлое и вздохнуть спокойно. Только вот аномалии, как выясняется, и не думали исчезать, а значит, Избранным придётся готовиться к новой битве…

Veronica Roth
Chosen Ones
Роман
Жанр: супергероическое городское фэнтези
Выход оригинала: 2020
Переводчик: М. Мальцева-Самойлович
Издательство: «Эксмо», 2020
Серия: «Фантастика. Вероника Рот. Бестселлеры от автора Дивергента»
«Избранные», часть 1
608 стр., тираж не указан (книга вышла только на Литрес)
Похоже на:
Стивен Кинг «Оно»
Дэниел О’Мэлли «Ладья»

В своём первом заявленном «взрослом» романе видный мастер Young Adult Вероника Рот использовала нестандартный ход: в самом начале мы видим будни героев уже после спасения мира. И будни эти довольно печальные — мрачнее только флешбэки, которыми они перемежаются. Соответственно, в первой трети книги преобладает депрессивная атмосфера с погружением в личные проблемы всеобщих спасителей. К счастью, динамика и увлекательность постепенно раскручиваются, и примерно со второй трети романа мы понимаем, что речь идёт не о простом камбэке типичного тёмного властелина.

Влияние магии на современный мир описано с выдумкой. Ставшее обыденным волшебство отразилось на самых разных сферах человеческой жизни. Магии стали посвящать исследования — выдержки из них не менее интересны, чем основное повествование. Модельеры принялись кроить одежду, отсылающую к популярным образам «волшебников». Привычную нам архитектуру сменили здания, не подчиняющиеся законам физики. Магия проникла в литературу, кино, спорт, даже в маркетинг. Разумеется, были полностью реорганизованы и властные структуры. А вот высокие технологии за ненадобностью забросили, что не раз послужит лазейкой для протагонистов, привыкших мыслить «по старинке».

При этом неординарные способности далеко не всегда становятся благом для их обладателей. Эпизодический, но колоритный образ вышеупомянутой пророчицы — лучший тому пример: как бы вы себя чувствовали, если бы с ранних лет периодически впадали в транс и несли что-то, зловеще намекающее на конец света? Или если бы от вас, опасаясь неконтролируемого магического потенциала, отказались собственные родители?

Увы, Рот всё же не удалось избавиться от своих «юношеских» привычек. В кульминации романа все её яркие находки сводятся к типичным для YA клише — триумфальному сокрушению всего плохого силами пары влюблённых изгоев. Даже как-то обидно.

Не улучшают впечатления и шаблонные персонажи. Герои, вроде бы взрослые люди (всем уже под тридцать), ведут себя как подростки: устраивают глупые разборки, упорствуют в бессмысленном бунтарстве или живут ради образа в соцсети. Особенно на этом поприще отличилась центральная героиня, Слоан Эндрюс. Она не задумывается над своими действиями, нелепо оскорбляет своих и чужих по поводу и без, бросается на шею сразу нескольким «мальчикам», в том числе недавнему лютому врагу. Вот уж действительно «ребёнок, который захотел поиграть в героя», как Слоан однажды характеризует саму себя.

На этом фоне один из антагонистов кажется куда обаятельнее — но ровно до тех пор, пока не переходит в разряд «своих». Хотя и в роли относительно нестандартного злодея он не блистал логикой: мадагаскарскому ежу понятно, что, даже если тебя подло используют, идти на обидчиков в лоб не слишком умно. Ну и, разумеется — это даже не будет спойлером, — с таким «гением» у Слоан тоже роман.

Книга заканчивается вполне предсказуемо, но хотя бы не оставляет много хвостов. Правда, она задумана как цикл, — а значит, песня на тему «никем не понятая одарённая девочка и её необычный парень спасают вселенную» продолжится ещё в двух-трёх томах.

Итог: в общем, довольно неплохое Young Adult, которое автор зачем-то маскирует под «взрослую» фантастику.

Магия имени

Веронику Рот можно поздравить — репутация автора молодёжных бестселлеров работает на все сто. В апреле этого года стало известно, что права на экранизацию «Избранных» уже выкуплены. Причём фильмом займутся те же люди, что ранее работали над экранизацией «Дивергента».

Он развлекался, читая последние теории землян: Тёмный — это неудачный правительственный эксперимент; инопланетный захватчик, стремящийся к мировому господству; сумасшедший миллиардер, ставший суперзлодеем. Он решил, что люди Земли читают слишком много комиксов.

Вероника Рот «Избранные»

Стоит ли читать?

Любителям увлекательной юношеской фантастики и поклонникам мыльных опер — вполне.

Удачно

лихие сюжетные повороты

необычная «точка отсчёта»

проработанное фантдопущение

оригинальное использование магии

Неудачно

подростковое поведение героев

затянутое начало

клише Young Adult

Вероника Рот ★ Аллигент читать книгу онлайн бесплатно

Вероника РОТ

Дивергент 3

Аллигент

Я расхаживаю по нашей камере в штаб-квартире Эрудитов, ее слова эхом звучат в моей голове : Мое имя будет Эдит Приор, и это многое, что я буду рада забыть.

— Итак, ты никогда не видела её раньше? Даже на фотографиях? — спрашивает Кристина, её раненная нога опирается на подушку. Она была ранена во время нашей отчаянной попытки показать видео Эдит Приор нашему городу. В то время, мы понятия не имели о том, что она скажет или что она сможет разрушить ту основу, на которой были построены наши фракции, наши личности.— Может ли она быть бабушкой, тетей или кем-то еще? — Я же сказала, нет, — говорю я и поворачиваюсь, когда дохожу до стены. — Приор — фамилия по линии моего отца, поэтому она могла бы быть его родственницей. Но Эдит это имя Отреченных, а родственники моего отца должны быть Эрудитами, так что…

— Значит она должна быть старше, — говорит Кара и опирается головой о стену. В такой позе она похожа на своего брата, Уилла, моего друга, в которого я стреляла. Когда она выпрямляется, его призрачные очертания испаряются. — Несколько поколений назад.

Предок.

«Предок.» Это слово кажется мне старым, как осыпающийся кирпич. Я прикасаюсь к холодной белой стене и оборачиваюсь. Моя родственница, и это наследство она передала мне: свобода от фракций, знание, что Дивергент является более важным, чем я могла знать. Мое существование является сигналом, что мы должны оставить этот город, и предложить свою помощь тому, кто за ее пределами.

-Я хочу знать,- гороврит Кара, проведя рукой по своему лицу,- Мне нужно знать, как долго мы были здесь . Может остановишься хотя бы на минуту?

Я остановиться посреди камеры и вопросительно поднимаю брови.

— Прости, — бормочет она.

— Всё хорошо, — говорит Кристина, — мы пробыли здесь очень долго.

Прошло много дней с тех пор, когда Эвелин устроила хаос в прихожей штаба Эрудитов и поместила всех заключенных в камеры, которые находятся на третьем этаже.

Женщина из фракции привела к нам доктора, который дал нам обезболивающие и осмотрел наши раны, мы ели и мылись много раз, но никто не сказал нам, что происходит снаружи. Не имеет значения, насколько сильно я их просила.

-Я думала, Тобиас должен был приехать сейчас,-говорю я, опустившись на край своей кровати,-Где он?

-Может быть, он все еще злится, что ты солгалаему, и за спиной работала с его отцом,- говорит Кара.

Я сердито смотрю на неё.

— Четыре не станет вести себя, словно он маленький, — говорит Кристина, может она хочет отчитать Кару или успокоить меня, но я не уверена. — Вероятно что-то происходит, что заставляет его задержаться. Он же сказал, что ты должна доверять ему.

Во время хаоса, когда отовсюду раздавались крики, а афракцинеоры пытались протолкнуть нас к лестнице, я схватила его за подол рубашки, чтобы не потерять. Он взял меня за запястья и оттолкнул, и это были единственные слова, которые он сказал.

Доверься мне. Иди туда, куда они говорят вам.

-Я пытаюсь,-говорю я, и это правда. Я пытаюсь ему доверять. Но каждая часть меня, каждая волосинка и каждый нерв рвется к свободе, и не только из этой камеры, но из тюрьмы города, за его пределы. Мне нужно посмотреть, что находится за забором.

Глава 2. Тобиас

Я не могу ходить по этим коридорам не вспоминая о том, как я провел своё заключение здесь, босоногий, боль пульсировала во мне с каждым шагом. И память того, как Беатрис Приор пошла на свою смерть, мои кулаки, бьющие по её двери, она обмякшая на руках Питера, когда он сказал, что она была просто под действием наркотиков.

Я ненавижу это место. Оно не такое чистое, как было во время господства Эрудитов; теперь оно разорено войной, дырками от пуль в стенах и разбитым стеклом от сломанных лампочек повсюду.

Я прохожу мимо грязных следов и мерцающих огней к ее камере, и меня принимают без вопросов, потому что я несу символ Афракционеров — пустой круг — на черной полоске вокруг моей руки и черты Эвелин на моем лице. Тобиас Итон было позорным именем, и как же могущественно оно сейчас.

Трис приседает на землю снаружи, плечом к плечу с Кристиной и по диагонали с Карой.

Моя Трис должна выглядеть бледной и маленькой — она и есть бледная и маленькая, в конце концов — но вместо этого комната наполнена ей.

Ее круглые глаза находят мои и вот она уже на ногах, ее руки плотно обвивают мою талию, а голова прижимается к моей груди.

Читать дальше

Любопытное начало (Вероника Спидуэлл, #1) Дины Рэйборн

В попытке организоваться:

Что понравилось: …

Что не понравилось: Персонажи. Участок. Диалог Откровения.

Позвольте мне начать с Вероники Спидуэлл, нашего главного героя и рассказчика. На первых 9 страницах мы обнаруживаем, что то, что она называет «прямотой», на самом деле является самым грубым и оскорбительным способом сказать, что у нее на уме. Есть много способов сказать: «Нет, я не выйду замуж за их отца, которого я не знаю, и стану матерью его шестерых детей», но это не «Миссис Уилсон».Clutterthorpe, я вряд ли могу придумать судьбу хуже

В попытке организоваться:

Что понравилось: …

Что не понравилось: Персонажи. Участок. Диалог Откровения.

Позвольте мне начать с Вероники Спидуэлл, нашего главного героя и рассказчика. На первых 9 страницах мы обнаруживаем, что то, что она называет «прямотой», на самом деле является самым грубым и оскорбительным способом сказать, что у нее на уме. Есть много способов сказать: «Нет, я не выйду замуж за их отца, которого я не знаю, и стану матерью его шестерых детей», но это не «Миссис Уилсон».Клаттерторп, я не могу представить себе судьбу хуже, чем стать матерью шестерых детей. Если, возможно, это не была чума, но даже в этом случае я убежден, что несколько обезображивающих бубонов и возможная смерть были бы предпочтительнее материнства».

Идея этой книги заключается в том, что последняя связь мисс Спидуэлл с Англией, ее тетя, которая вовсе не родственница ей, умерла, и она собирается отправиться за границу ловить бабочек, поскольку она лепидоптелист и Ученый.Однако ее поездка прерывается, когда, цитируя краткое изложение этой книги в суперобложке, она «предотвращает собственное похищение» и встречает таинственного пожилого немецкого джентльмена, который утверждает, что знал ее мать. Этот немецкий джентльмен оставляет ее с угрюмым таксидермистом, обещая вернуться и раскрыть происхождение Спидвелла, но его убивают. В остальной части книги Спидвелл и таксидермист Стокер пытаются разгадать убийство и то, как оно связано с мисс Спидвелл.

Должен сказать, что Вероника Спидуэлл НЕ препятствует собственному похищению.Немецкий джентльмен, барон Максимилиан фон Штауффенбах, знает. На самом деле, Вероника чуть не ПОМОГАЕТ своему собственному похищению, ворвавшись в свой явно взломанный коттедж, чтобы противостоять человеку, который все еще находится в доме ! А найдя человека и поняв, что он огромен, призналась, что недооценила своего противника (она его даже не видела! как она могла вообще оценить этого человека?!). Но затем она бежит за ним и противостоит ему. Он хватает ее за руку, и это только тогда, когда Максимилиан подносит револьвер к человеку….итак, это первые 15 страниц.

А что делает наш милый, добрый, воспитанный рассказчик, встретив немногословного таксидермиста по фамилии Стокер? Она тратит большую часть страницы, пытаясь переплюнуть его (он насмешливо предлагает ей сигару, она отказывается, говоря, что его табак хуже, и вытаскивает нашу собственную сигароллу), указать на его ошибки (указывая на ошибку этикетки на бабочке, буквально одна из первых вещей, вылетевших из ее рта), и научите его тому, как организовывать экспедиции. Это действительно снисходительно, и она, кажется, думает, что проявляет сострадание и помогает. «‘Я полагаю, ожидалось, что ты потеряешь самообладание.'» ТАК ДОБРО. Хотя читать эту часть было мучительно. Мне потребовались ЧАСЫ, чтобы пройти 30 страниц. И она нашла вторую возможность рассказать о своей сексуальной жизни. Это здорово и все, что она не живет по жесткой морали того времени, но когда она тратит немало времени на объяснение, почему она никогда не заводит роман с англичанином, потому что это на родной земле и слухи могут получить и общество не прощает, это заставляет меня косо смотреть каждый раз, когда она рассказывает о своих сексуальных выходках.Это то же самое, чего она пытается избежать! Не говоря уже о том, что она якобы не заботится об обществе или о том, что они думают о ней!

Небольшое примечание: Вероника Спидуэлл — Нетрадиционная, Неженственная, Странная, Своеобразная, Уникальная, Удивительная, Умная, Ученый, Лепидоптеролог, Эксцентричная, Самоучка, Интеллектуально Свободная, Шокирующая, Оригинальная, Необычная и т. д. Это важные черты. в ее. Она Путешествовала по Свету в экспедициях и имела несколько Беззаботных Дел (мне на самом деле все равно, что у нее есть, просто все ее отношение к этому противоречит ее правилам! И она любит бросать их людям в лицо).Один из этих романов мог быть или не быть с корсиканским бандитом, который пытался либо жениться на ней, либо убить, и научил ее защищаться. Он упоминается не менее ПЯТИ раз. Он должен быть фаворитом. (Во время чтения я составил для нее два списка. Список «КОНЕЧНО, она есть» и «Список прилагательных»)

Есть также целый отрывок, где Спидуэлл говорит «Мы, как пол, малообразованны и инфантильны. до идиотизма». На следующей странице она пишет: «Там мужчины были и вполовину не так утомительны, как дамы, раскладывающие цветы». ПОЧЕМУ извергать феминистские аргументы только для того, чтобы встать на сторону остального пола? Фу.

Переезд на Кочегар, таксидермист. Тоже экспедитор. И естествоиспытатель. И джентльмен. И читатель романтической поэзии, татуированный, с повязкой на глазу, шрам от ягуара, морской хирург, фокусник и метатель ножей. Я могу ссылаться на него многими титулами, и все же ссылаться только на него. Его полное имя Ревелстоук Темплтон-Вейн. И он полон откровений. Я не помню, сколько ему лет, но не больше 32.Тем не менее, он был в передвижном шоу 3 раза, один раз в детстве, что странно, поскольку он родился в семье джентльмена. И в первой половине этого романа я был убежден, что он был каким-то неоформленным, незаконченным отражением персонажа, существующего только для того, чтобы повышать интеллект Вероники по оценке читателя. Я думаю, что он был лучше конкретизирован к концу. Я думаю. (Я составил список и для Стокера. Список «Конечно, он есть/делал»)

И любой другой персонаж в этой книге либо двухмерный стандартный персонаж (ревнивый танцор из бродячего шоу), либо подпадает под Предполагаемое обаяние Вероники.И все они выглядят так же, как Стокер сначала, а это означает, что они существуют, чтобы подчеркнуть интеллект Вероники. Иногда и Стокера.

Я думаю, что записал персонажей. Идем дальше: Сюжет. Он растянулся примерно на 150 страниц или около того. Не было никакого продвижения в попытках выяснить причину и убийцу, стоящего за убитым немецким бароном. Только страницы и страницы Стокера и Вероники, пререкающиеся, обижающие и т. д. И передвижное шоу. Просто так.

Диалог Откровения. Это не то, о чем я говорю в каждой книге.Я на самом деле не сталкивался с этим раньше вообще. И мне это действительно не нравится. Я не могу быть убежден, что сохранение откровений персонажей или процесс дедуктивного рассуждения, зарезервированный только для диалогов, — это способ сделать персонажей умными. Так много откровений, которые навязываются читателям, происходят не во время внутреннего повествования Вероники, а когда она говорит вслух. То же самое со Стокером. Например, у Вероники была малярия. Мы не узнаем, пока Стокер не противостоит ей (в диалоге, конечно). Или откуда Вероника узнала, что Стокер на самом деле происходил из аристократической семьи — по его ботинкам и произношению гласных.Или Вероника была свидетельницей Кракатау (Конечно, видела). Или ее отцовство, которое все записано в документах. Автор мог бы выбрать, чтобы Вероника увидела это на странице и ПОДЕЛИЛАСЬ этой частью с читателями, но вместо этого мы знаем, что Вероника читает это, и это шокирует, но мы не знаем, КТО или ЧТО, пока она не передаст это Стокеру, чтобы он мог прочитать Вслух (см.: диалог). Все раскрывается в диалоге. Это немного раздражает, и это похоже на дешевое устройство, чтобы усилить шокирующую ценность и / или продлить неизвестность и ожидание.

Говоря как о сюжете, так и об откровениях в диалогах, Стокер и Вероника проводят немало времени, пытаясь понять мотивы убийства барона. И столько времени было потрачено на то, чтобы установить, что персонажи Интеллигентны, что просто кажется абсурдным, что они не видят очевидной связи между убийством барона и Вероникой. Я убежден, что это также способ продлить сюжет. (И Вероника возмутительно долго отрицает, что имеет отношение ко всему этому делу, несмотря на ее интеллектуальное мастерство.Ее рассуждения в конце концов? Мисс Мира Путешественница Ученый Лепидоптерист Удивительно Неженственный Нетрадиционный Необычный Вероника считает себя Не Очень Интересной. <--- WTF Я НЕ МОГУ С ЭТИМ СПРАВИТЬСЯ)

Я не знаю, все ли я упомянул в этой книге, что меня беспокоит. Трудно сказать, потому что я не мог отследить. Я могу сказать, однако, что концовка была очень подходящей для этой довольно экстремальной книги. Это плюс? Я не знаю.

Кстати, упоминание имен не убеждает меня в том, что персонаж умен.Использование феминистского аргумента, который является современным в сегодняшнем мире, для персонажа из Лондона 1887 года не убеждает меня в том, что персонаж умен. То, что персонаж признается в том, что его неоднократно похищали, и все еще жив и невредим, не убеждает меня в том, что персонаж умен.

Моя любимая часть: «Он покачал головой, как бы проясняя ее. «Я однажды курил опиум. Было такое ощущение, что я слушаю тебя…»» Он имеет в виду Веронику.

СЕКРЕТЫ КНИГОПИСАНИЯ — Veronica Lane Books

 

Что такое написание книг?

У большинства из нас в голове есть отличная идея книги, но мы сталкиваемся с трудностями при написании книги или придумывании, как ее опубликовать.Любой, у кого есть что рассказать, может написать книгу либо для собственного удовольствия, либо опубликовать для всеобщего обозрения. Начало работы часто является самой сложной частью, однако при правильном планировании можно успешно написать историю, которую они приготовили. Написание книги — это особый навык, когда человек представляет историю, следуя правильным рамкам и процессу. Написание книг — это искусство, и очень немногие могут овладеть им. Однако при правильном руководстве и четком мыслительном процессе можно успешно написать книгу. Блог посвящен различным советам и идеям по основам написания книги.Написание книг для начинающих может быть сложной задачей, однако при наличии решимости и следовании процессу написания книги можно добиться успеха.

 

Какое хорошее название для книги?

Название — это первое, что читатель увидит или услышит о вашей книге — в большинстве случаев еще до обложки, — и его правильное определение — это самое важное маркетинговое решение, которое вы примете. Название формирует основу суждения читателя о вашей книге. Потратьте время на выяснение наилучшего возможного названия для своей книги, потому что оно во многом определит, что люди думают о вашей книге, и, следовательно, успех вашей книги.Хороший заголовок должен иметь все эти атрибуты:

 

  1. Привлечение внимания: Правильный заголовок поможет вам выделиться и произвести важное первое впечатление. Вы можете быть провокационным, спорным, захватывающим, давать обещания и т. д. Суть в том, что ваш заголовок должен заставить людей остановиться и обратить на него внимание.
  2. Запоминающийся и доступный для поиска: Помните, что название книги — это не только первое, что читатель слышит о вашей книге, но и единственная информация, которой читатель располагает, которая возвращает его к самой книге.Это также означает, что вы хотите, чтобы название книги было легко доступно для поиска. В мире, в котором мы живем, поиск — это то, как люди находят вещи сейчас. Если ваше название не поддается легкому запоминанию и поиску в Google и Amazon, это очень плохо.
  3. Информативный: Это наименее важный аспект для художественных книг, но очень важный для документальной литературы. Название, включая подзаголовок, должно дать читателю некоторое представление о том, о чем книга. Хотя название вашей книги должно быть информативным и понятным, оно не обязательно должно излагать всю идею книги.
  4. Легко и не стыдно сказать: Легко произносимое название — это понятие, называемое когнитивной беглостью. Это означает, что люди с большей вероятностью запоминают и реагируют на слова и фразы, которые они могут сразу понять и произнести. Не пытайтесь быть изощренным, рискуя остаться неясным. Одна из самых важных вещей, о которой следует подумать при выборе названия книги, — это сарафанное радио.
  5. Short: Вообще говоря, лучше всего использовать более короткие заголовки. Короткий заголовок не только лучше запоминается и легче произносится для вашей целевой аудитории, но также дает пространство и гибкость для лучшей обложки книги.Заголовки из одного слова — лучшие. В названии придерживайтесь основной идеи. Если вы хотите многословия, оставьте это для подзаголовка. Если можете, старайтесь, чтобы основной заголовок состоял из 5 слов или меньше. Подзаголовок может предложить контекст или рассказать немного больше о том, что читатель узнает.

 

Как начать писать книги?

Решение начать писать книгу пугает, особенно если вы новичок. Вот несколько шагов, как начать писать книгу:

 

  1. Начните с настройки среды для написания книг

Один из самых важных моментов, о котором следует помнить, если вы хотите начать писать книгу, — это спроектировать пространство для письма, которое позволит вашему творчеству беспрепятственно процветать.Создайте среду, которая поможет вам оставаться сосредоточенным. Вот несколько рекомендаций:

  • Собирайте коллекции вдохновения.
  • Наведите порядок в своем пространстве.
  • Будьте гибкими.
  • Создайте музыкальный плейлист для вдохновения:
  • Попробуйте несколько местоположений.
  1. Начните писать, выработав привычку писать

Основная причина, по которой авторы не могут опубликовать книгу, заключается в том, что они никогда не заканчивают книгу, которую собираются опубликовать.Почему? Потому что у них не сформировалась хорошая писательская привычка. Чувство подавленности при написании книги естественно, но вы должны помнить, что это путешествие всегда начинается с первой страницы. И чтобы написать свою первую страницу, вы должны действовать.

  1. Создайте план перед тем, как начать писать

Четкий план книги обеспечивает ясность и направленность вашей истории. Это также дорожная карта для вашей книги, которая держит вас на правильном пути и гарантирует, что все ваши идеи организованы в естественный поток.Прежде чем писать, потратьте некоторое время на создание плана, выполнив следующие шаги:

  • Мозговой штурм: перечислите все мысли и идеи для историй, которые вы хотите включить в свою книгу, создав ментальную карту.
  • Организация: объедините все связанные идеи.
  • Приказ: Распределите идеи по подразделам от общего к частному.
  • Ярлык
  • : создайте основные и подзаголовки, которые в конечном итоге станут вашими главами.
  1. Работа ТОЛЬКО над письмом

Одна из проблем, с которой сталкиваются многие авторы, заключается в том, что они берутся за несколько новых проектов, когда им нужно сосредоточиться на одном, потому что их умы полны потрясающих книжных идей.Несмотря на заманчивость, разделение внимания может распылить вашу энергию, что приведет к плохому письму или, что еще хуже, к невозможности закончить книгу.

  1. Сохраняйте концентрацию

Как только вы начнете писать книгу, вам нужно оставаться сосредоточенным на протяжении всего сеанса письма. Оставьте отвлекающие факторы позади, создав график письма и отложив в сторону все возможные отвлекающие факторы.

 

  1. Планируйте свое время письма

Планирование времени для письма с помощью календаря — важный шаг, который поможет вам быть эффективным и следить за тем, сколько вы пишете.

  1. Начните с устранения отвлекающих факторов при письме

Отвлекающие факторы могут помешать вам и вашему желанию начать писать книгу. Сопротивление — обычное препятствие, которое может отвлекать нас слишком долго. Это форма страха, которая отпугивает вас от писательства и может выбить вас из писательского потока. Чтение утренних аффирмаций, упражнения и свободное письмо в течение 10 минут могут быть полезными.

 

Как закончить книгу?

Если вы хотите стать лучшим автором, очень важно научиться хорошо заканчивать книгу.Цель отличного финала — связать все воедино, аккуратно подытожить вашу книгу, а затем предоставить вашему читателю конкретный призыв или призывы к действию. Не усложняйте вывод — просто позвольте ему делать свою работу, и он отлично сработает. Вот несколько советов, как закончить книгу:

 

  1. Довести до интригующей кульминации

Великолепная концовка все в наращивании. Напряженная кульминация не одинаково важна для каждого жанра. Как вы строите кульминационную концовку романа?

  • Затруднить персонажам достижение цели — что стоит на их пути?
  • Если применимо к вашей истории, увеличьте опасность персонажей.
  • Меняйте темп — пишите более короткие сцены и главы, чтобы увеличить темп.
  • Сохраните самые масштабные противостояния между персонажами для ваших последних глав. Намекните на их подход.
  1. Убедитесь, что ваша концовка заслужена, не исключено

Обычно осмысленная концовка следует простой логике причины и следствия. Это не означает, что у вас не может быть диковинного, фантастического или неожиданного финала. Когда дело доходит до написания художественной литературы, существует очень мало абсолютных правил.Тем не менее, закладывая основу для вашего финала и создавая предвкушение определенного результата, вы создаете ощущение направления и цели.

  1. Оставьте место для воображения читателей

Концовка не обязательно должна быть последним гвоздем в крышку гроба вашего персонажа. Концовки историй, которые оставляют место для воображения читателей, приятны, потому что читатели могут представить себе, что будет дальше, без подсказок. Осталось немного загадок, несколько недоработок.

  1. Расскажите, как изменились ваши персонажи

История кроется в переменах. Показ того, как ваши персонажи изменились в конце вашего романа по мере того, как они достигли (или не достигли) своих целей, создает удовлетворительное ощущение развития.

  1. Используйте «5 W» для создания завершенности

В дополнение к показу того, как изменились персонажи, используйте «5 w» — кто, что, почему, где и когда — в целом.

  1. Переформулируйте миссию/тезис книги

Это довольно просто, но убедитесь, что вы переформулировали тезис книги.От первой главы до последней главы основная идея вашей книги должна быть последовательной.

 

Как организовать написание книг?

Вот несколько советов по написанию, которые помогут вам организовать свой последний книжный проект:

  1. Начните с письменного мозгового штурма: Прежде чем вы сможете систематизировать свои идеи, вам нужно сначала их придумать. Каждый день выделяйте много времени для письма и записывайте все идеи, которые приходят вам в голову.
  2. Запишите свои идеи на карточках: К настоящему времени у вас должен быть блокнот или компьютерный документ, заполненный идеями. Пришло время отказаться от мозгового штурма и ведения заметок и начать организовывать. Возьмите все свои идеи — будь то сцены, потребности персонажей или сюжетные линии — и запишите их на отдельных каталожных карточках или на стикерах. Продолжайте этот метод до тех пор, пока все основные моменты, важные сцены и случайные идеи вашего романа не будут скопированы на карточки для заметок.
  3. Расположите карточки примерно в хронологическом порядке: Когда все ваши идеи будут на карточках, пора расставить их по порядку.Если вам кажется, что некоторые карточки для заметок не вписываются в более широкий охват истории, отложите их пока в сторону. Разложив все карты, вы должны начать понимать общую картину того, как выглядит ваша история.
  4. Заполните пустые места: Основываясь на схеме вашей карточки, спросите себя: Какие символы нуждаются в дальнейшем развитии? Какие подсюжеты нужно конкретизировать? Какие сюжетные линии нужно переработать? Сосредоточьтесь на том, чтобы у ваших персонажей были сильные мотивы и чтобы ваши сюжетные ходы были оправданы.Наблюдение за тем, как ваш роман выложен в виде карточек для заметок, должно помочь вам визуально определить, что еще нужно сделать, чтобы ваша история могла отслеживаться.
  5. Перенесите набросок обратно на бумагу. К настоящему моменту у вас должна быть куча карточек для заметок, которые составляют приблизительный план вашей истории. Скопируйте идеи сцены обратно на бумагу или в документ Word, чтобы весь план был в одном месте.

 

Написание электронной книги

Электронная книга или «электронная книга» — это книга, распространяемая в цифровом виде.Электронные книги имеют различные преимущества

  • Электронные книги можно использовать для продвижения потенциальных клиентов по воронке продаж.
  • Электронные книги могут иметь удобную навигацию и множество визуальных эффектов, чтобы читатель был заинтересован до самого конца.
  • Электронные книги
  • помогут вам зарекомендовать себя в качестве отраслевого эксперта благодаря глубокому анализу темы.
  • Электронные книги можно хранить и распространять в удобном для доступа формате, распечатывать частично или полностью и распространять с минимальными усилиями с вашей стороны.
  • Завоюйте доверие читателей
  • Увеличение посещаемости вашего сайта

Вот 8 шагов, чтобы написать электронную книгу:

 

  • Выберите тему: Наличие четкого видения при выборе темы электронной книги значительно облегчит процесс написания. Выберите тему, исходя из целей, которых вы хотите достичь с ее помощью, а не обязательно из ваших интересов. Кроме того, подумайте о своем опыте и о том, что может сказать ваша аудитория.
  • Составьте план главы: После того, как вы определились с конкретной темой для своей электронной книги, напишите план главы, содержащий ценную информацию по основной теме.
  • Пишите электронную книгу по одной главе за раз: Вы можете преодолеть непреодолимый страх перед написанием электронной книги, рассматривая каждую главу как единое целое.
  • Напишите введение и заключение: Не относитесь легкомысленно к введению и заключению вашей электронной книги — возможно, это единственные разделы, которые некоторые люди читают.
  • Вычитка и редактирование: Не редактируйте во время написания. Вместо этого сначала закончите рукопись, а затем отредактируйте весь документ.
  • Формат и дизайн: Когда у вас есть готовая электронная книга, пришло время отформатировать и оформить ее, чтобы создать оптимальные впечатления от чтения для вашей аудитории.
  • Опубликовать: Если вы дошли до этого шага, ваша электронная книга готова к миру.
  • Продвигайте свою новую электронную книгу: Написание электронной книги требует времени и энергии, но еще более сложной задачей может быть поиск людей, которые ее прочитают. Отправка его в ваш список адресов электронной почты и просьба к читателям поделиться им, планирование публикаций в социальных сетях, чтобы объявить об этом, таргетирование вашей аудитории с помощью рекламы в социальных сетях — вот некоторые способы.

 

Прибыльно ли писать книги?

Мы представляем жизнь успешного автора идиллией.Реальность не может быть более иной. Типичный автор книг едва зарабатывает больше минимальной зарплаты. Вы получаете аванс и 10% роялти от чистой прибыли с каждой книги. Как автор, вы будете зарабатывать деньги не на продажах своей книги, а на отношениях, которые вы создаете своими книгами. Продюсеры платят им большие деньги за возможность извлечь выгоду из отношений, которые они установили со своими читателями, и дать своим поклонникам более глубокий опыт с историями, которые они узнали и полюбили.70% книг не приносят прибыли. Если это невыгодно, почему так много людей пишут книги? Потому что авторство открывает двери для других возможностей, таких как выступления, обучающие программы и консультации. Кроме того, это заставляет ваших родителей гордиться вами.

  Таким образом, написание книги — это долгое и увлекательное путешествие, которое принесет плоды только при упорной работе, целеустремленности и интересе. Надеюсь, эта статья поможет вам в написании книги.

 

Список книг и серий Вероники Вольф

Список книг по порядку: 15 наименований

  • Расплата

    В ИГРЕ ЗЛА ВСЕГДА ЕСТЬ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ РАСЧЕТ Убийство Аннелиз вампира Дагурссона погрузило Остров Ночи и ее собственное сердце в хаос.Хотя она и связана с вампиром Карденом, ее связь с Ронаном становится все глубже по мере того, как он…


  • Dark Craving

    МЫ СЛЕДИЛИ ЗА ПУТЕШЕСТВИЕМ АННЕЛИЗ ДРЮ, ПОКА ОНА БОРЛАСЬ ЗА ВЫЖИВАНИЕ НА ОСТРОВЕ НОЧИ. ТЕПЕРЬ ПРИШЛО ВРЕМЯ УЗНАТЬ ОТНОШЕНИЕ ИСТОРИИ ОТ РОНАНА. Трейсер Ронан заботился только об одном человеке в своей жизни: Шарлотте, его сестре. С ее смертью всепоглощающее желание …


  • Крепость

    ТОЛЬКО ПОТОМУ ЧТО ВЫ РАБОТАЕТЕ НА МЕРТВЫХ, НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ВЫ ХОТИТЕ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ К НИМ. Дрю только что начала свой второй год на Острове Ночи, и погода — не единственное, что резко меняется. Она возвысилась до ранга Посвященной. Она аль…


  • Timber Creek

    В любви и на войне что-то должно дать… Лоре Бэйли было нелегко пережить подростковые годы в причудливом семейном домике в захолустном городке у подножия Сьерра-Невады.Сбежала в Сан-Франциско, как только закончила школу…


  • Blood Fever

    НЕТ МЕСТА, КАК ДОМ, ДАЖЕ ЕСЛИ ДОМ ТАМ, ГДЕ ЖИВУТ МЕРТВЫЕ… Это начало осеннего семестра, и на Остров Ночи прибыло новое поколение Акари и Стажеров. Тренировки Наблюдателей усилились, а у Дрю появился новый сосед по комнате…


  • Сьерра-Фоллс

    Сьерра-Фолс, штат Калифорния, — один из тех сонных городков, которые люди предпочитают покидать.Сорроу Бейли предпочел остаться и управлять бедным семейным домиком, но всегда стремился к большему. Все меняется, когда она обнаруживает коллекцию писем из…


  • Поцелуй вампира

    Как человек, который пережил свой первый год в качестве новобранца Акари, конечной целью Дрю является стать Наблюдателем и быть в паре с агентом-вампиром. За исключением того, что все не так, как кажется.Вампир Альктара настолько же зловещий, насколько и сексуальный, Ронан более отстраненный…


  • Isle of Night

    Жизнь предлагает все меньше вариантов? Тогда присоединяйтесь к мертвым. Когда Аннелиз встречает темного и обольстительного Ронана, он обещает ей новую жизнь — если у нее хватит смелости рискнуть неизвестностью. Теперь она улетела на таинственный остров и столкнулась с…..


  • Devil’s Own

    Через пятнадцать лет после того, как его похитили и продали в рабство, Эйдан возвращается в Шотландию и обнаруживает, что дом, который он знал, давно исчез. Его мать, надлежащее образование, шанс на любовь — все пропало. Все, что у него есть сейчас, это мечты о мести… Только одна женщина смогла восстановить…



  • Devil’s Highlander

    После гражданских войн в Шотландии осиротевшие братья и сестры из клана МакАльпинов вернули заброшенный замок Данноттар своим неотъемлемым правам.Закаленные в битвах и преследуемые семейными тайнами, эти огненные горцы должны полагаться друг на друга как на…


  • Тонущее море
    в Дамы предпочитают мошенников

    Четверо самых любимых романистов современности доказывают, что когда дело доходит до любви, самое лучшее время — настоящее — независимо от того, в каком веке вы находитесь.Шотландец семнадцатого века мстит за смерть своей самой большой любви и становится печально известным преступником…


  • Lord of the Highlands

    Он был ее единственной настоящей любовью. Он просто жил в другом веке. Служба онлайн-знакомств может объявить Фелисити «непревзойденной», но она полна решимости — и обречена — найти свою идеальную пару. Все, что нужно, это собрать мистическую колоду карт Таро…


  • Warrior of the Highlands

    Она должна изменить прошлое, чтобы спасти свое будущее… Проводя исследование для своей диссертации, аспирантка Хейли Фитцпатрик натыкается на странный артефакт, который отправляет ее в прошлое, в Шотландию семнадцатого века, на путь…


  • Sword of the Highlands

    Ей пришлось вернуться в прошлое, чтобы найти мужчину своей мечты… Одна минута, она нью-йоркская наследница и куратор искусства Магда Дикон, восхищенная ярким горцем, запечатленным на старом портрете. В следующий раз она проваливается сквозь время в семнадцатый век…


  • Хозяин Хайленда

    ОНА ВЕРНУЛАСЬ В ВО ВРЕМЕНИ… Лили Хэмлин наконец осознала, что ее жизнь не так идеальна, как она когда-то думала.Лили надеется, что паломничество в Шотландию, страну, о которой она слышала только в колыбельных, поможет ей снова найти свое место. Но пока…


Полный список серий в заказе

Клан Макальпин Роман
1) Горец дьявола (август 2010 г.)
2) Devil’s Own (март 2011 г.)
Highlands
1) Мастер горной местности (февраль 2008 г.)
2) Меч Высокогорья (июнь 2008 г.)
3) Воин Высокогорья (январь 2009 г.)
4) Lord of the Highlands (ноябрь 2009 г.)
Sierra Falls
1) Сьерра-Фолс (апрель 2012 г.)
2) Timber Creek (январь 2013 г.)
Наблюдатели
1) Остров Ночи (сентябрь 2011 г.)
2) Поцелуй вампира (март 2012 г.)
3) Кровавая лихорадка (август 2012 г.)
4) Крепость (июнь 2013 г.)

Интервью автора с Вероникой Росси

Впервые мы встречаемся с Вероникой Росси, когда приближаемся к третьему парящему кольцу Межгалактического космического цирка.Она попросила Стефани и меня встретиться с ней там. Стеф и я предполагали, что все мы будем наблюдать, как Повелитель зверей приручает великого Мех-хло. Мы должны были знать лучше. Вероника Росси была Повелителем зверей, укрощающим великого Мех-хло, что имеет большой смысл для тех, кто ее знает. Очевидно, это была не ее профессия, просто приглашение на вечер.

Она машет Стефани и мне, так что мы осторожно подошли к краю наэлектризованного силового поля. Мех-хло ревет, и Росси машет своим светящимся неоновым хлыстом в его сторону.«Извините, Кэт Кеннеди и Стефани Синклер, половина цирка заболела плохим Taco Bell, поэтому они попросили меня вмешаться».

— О, — отвечаю я, сильно разочарованный.

«Конечно… мы понимаем. Может быть, мы могли бы перенести время?» — мрачно спрашивает Стефани, когда Мех-хло прыгает через парящие огненные кольца по команде Росси.

Она искренне уверяет нас, что приручение Мех-хло, транспортная трапеция и точная лазерная стрельба не помешают нашему интервью. Мы сомневаемся, но адреналин от встречи с Росси горит в наших венах, и надежда рождается вечно, так что мы соглашаемся.Толпа взрывается аплодисментами, когда зверь бежит через полосу препятствий.

«Итак… Росси… То есть Вероника… То есть мисс Росси…»

«В!» — поправляет она, уклоняясь от зеленой лапы. «Зовите меня Ви! Вероника слишком длинная и формальная».

— Хорошо, Ви, — нервно хихикая, отвечаю я и достаю свой блокнот. Under The Never Sky — это научно-фантастический роман для молодых взрослых, ориентированный на девочек-подростков — демографическая группа, которая не сильно связана с этим жанром.Вы были удивлены, что он был так хорошо принят?» Я пытаюсь быть услышанным из толпы, но мои опасения оказались напрасными.

«Очень удивлен!» — говорит Росси, вставая в стойку на руках. По ее свистку зверь Мех-хло вскакивает ей на ноги и балансирует, пока она поддерживает его.  «Я определенно рассматривал это скорее как жанр фантастики. Когда я писал UTNS, я намеревался написать историю о взрослении, а не историю о молодых годах, если в этом есть смысл. На самом деле я не пытался вписать это в какую-то категорию, я пытался рассказать историю об этой конкретной трансформации в жизнях двух персонажей.Я действительно думаю, что мы видим гораздо больше научной фантастики в YA, хотя на горизонте еще много чего. — Она немного хмыкает, когда говорит, пытаясь удержать тяжелого зверя и одновременно удержать равновесие.

Стефани смотрит на меня, хладнокровно приподняв бровь, и шепчет: «Это хорошая идея?»

«Разве не все мои идеи хороши?»

«А как насчет того времени, когда вы напоили нас, ворвались в посольство и попытались принести словацкого дипломата в жертву богам блогов?»

«Я думал, мы больше не будем об этом упоминать?» Я щелкаю.

Толпа аплодирует, прервав нашу перепалку. Зверь Мех-хло спрыгивает с ног Росси на землю. Он встает на задние лапы и кланяется вместе с Росси. Оказывается, он вовсе не дикое животное. Его зовут Лирой, и ему принадлежит половина цирка. Отличный парень. Злой игрок в Mario Cart. Толпа любит это.

Без предупреждения все кольцо сотрясается, превращаясь в бездонное зияющее пространство Телепортирующейся Трапеции. Кольца для телепортов рассредоточены на ошеломляющих расстояниях.Где-то среди черноты есть поручни, невидимые невооруженным глазом и легко не замеченные даже экспертом. Стефани и я паникуем, наблюдая, как Ви готовится произвести впечатление на публику.

Ария, девушка, которая провела всю свою жизнь в капсуле и бродила по безопасным и сказочным Царствам, внезапно оказывается в Лавке Смерти с очень небольшим количеством навыков выживания. Она довольно беспомощна и зависит от Перри в своем выживании, но она не остается такой надолго.Учитывая вашу аудиторию, какой пример вы надеялись извлечь из роста персонажа Арии?» Спрашиваю, потому что тогда хоть кричать не буду.

Росси в спешке сбрасывает пальто и потягивается. Ее губы сжимаются в тонкую линию, а глаза на мгновение смотрят вдаль, прежде чем она отвечает. «Забавно, Кэт, но я не тратил много времени на размышления о «моей аудитории» и о том, что они отнимут, как о том, что я считаю важными качествами в жизни.Мы все попадаем в новые и пугающие ситуации в любом возрасте. Новая школа, новая работа, новый город. Рождение ребенка, развод, потеря близкого человека. Мы должны адаптироваться все время. Единственный способ сделать это — просто продолжать тащиться вперед, и это то, что делает Ария. Это то, что я надеялся передать».

Затем она подмигивает мне, выходит на край приподнятой платформы, от которой мы со Стефани съеживаемся, где ждет ликующая толпа, и бросается в забытье.У нее даже не хватило приличия нервничать. На полпути к свободному падению она исчезает в кольце телепорта и снова появляется через комнату. Она по-прежнему движется с той же скоростью, что и при падении, только теперь ее отбрасывает горизонтально через открытое пространство. Прежде чем любой нормальный человек успел бы среагировать, она протягивает руку и ловит невидимую опору, которая меняет ее проекцию и отправляет ее дико крениться по дуге к невероятно далекому телепорту. Каким-то образом она достигает его.

«Дерьмо…» — бормочем мы со Стефани, наблюдая за происходящим.

— Следующий вопрос, — глухо говорю я, голос мой медленный и наполненный удивлением, когда я наблюдаю, как Росси мастерски падает и поочередно отбрасывается в бескрайнюю черноту передо мной. Одно неверное движение, и она исчезнет в темной бездне внизу. Она даже не моргает.

— Угу, — рассеянно отвечает Стефани. Через мгновение она просыпается и с беспокойством поворачивается ко мне. — Может быть, нам не стоит сейчас ее отвлекать.

Росси ненадолго появляется из ниоткуда, показывает нам большой палец вверх, сигнализируя нам продолжать, после чего попадает в другой луч и случайным образом переносится вдаль.

«Извините!» Стефани зовет ее. «Я привык работать с Кэт. Нехорошо ее отвлекать».

«Эй! Это заболевание, и я принимаю лекарства!»

«Алкоголь — не лекарство!» Стефани огрызается. Я собираюсь ответить, но она бросает на меня такой взгляд, который говорит, что продолжение спора не стоит моей жизни. У нее с собой записи, потому что она такая организованная и эффективная. Я молча притворяюсь, что не замышляю ее окончательное падение.

» Одним из интересных аспектов романа является рост персонажей Перри и Арии по мере развития сюжета, » Стефани кричит через открытое пространство, хотя Росси находится невероятно далеко. «Поначалу из-за глубоко укоренившихся социальных предубеждений они видят друг друга в негативном свете. Однако, когда они узнают друг друга в путешествии, они начинают понимать, что не такие уж и разные. Когда вы писали «Under The Never Sky», вы изначально собирались исследовать расовые/культурные противоречия?»

Мы ждем, затаив дыхание, чувствуя себя в туманном сне.После смертельного свободного падения Росси хватается за ручку болтающейся веревки, бросается на путь транспортера и с последней яркой вспышкой света появляется рядом с нами, слегка запыхавшись.

Она использует момент, чтобы поклониться публике, которая на ногах, копытах, щупальцах и парящих стульях — все сходят с ума от волнения.

Я действительно хотела взглянуть на этот , — говорит она в ответ на вопрос Стефани, совершенно растерявшись, — , но больше как результат контраста привилегий и их отсутствия.Настоящая цель моего исследования была сосредоточена на технологиях и на том, куда они могут нас привести».

Стефани и я с отвисшей челюстью и слишком напуганы, чтобы ответить, поэтому мы ждем, пока кольцо снова не изменится. Земля снова появляется, и местность превращается в удивительный тир. Есть проблема. Росси нужно стрелять лазерами Каплана по живой цели. Она заменяет Удивительного Трехглазого Стрелка из Амальджаба-хеееееееееек и ее помощника Боба. Росси выглядит обеспокоенным. Она пообещала Мастеру ринга, что поможет спасти его шоу, но ей нужен кто-то, кто встанет посреди ринга и позволит ей стрелять взрывающимся горохом с их голов специальным лазером, который требует от нее лично вычислить три разные математические формулы одновременно. , стрелять.

«Чей следующий вопрос?» — быстро спрашиваю я. Пожалуйста, будьте Стефани. Пожалуйста, будь Стефани. Пожалуйста, будь Стефани.

«Твоя», — отвечает Стефани. — Но тебе нельзя туда! Вы понимаете, насколько это опасно?»

Я морщусь. У меня есть этот кошмар, где я застрелен из лазерного пистолета и умираю мучительной смертью. Глупо, я знаю, но нам очень нужно было это интервью и, в конце концов, это Вероника Росси. Уже один этот факт побуждает меня столкнуться со своим нелепым страхом.

«Я сделаю это!» — говорю я, шагнув вперед. «Я возьму бобы в кольцо!»

Росси улыбается мне благодарной улыбкой, и, прежде чем я успеваю это осознать, я стою посреди сумасшедшей кричащей толпы. Я в большем ужасе, чем когда-либо в своей жизни. Кровь в моих венах подобна льду, и она пыхтит, заставляя мое сердце биться чаще. Я вспотел, но мне холодно, а свет вспыхивает в глазах — ослепляя. Ви тоже ослепляет? Интересно.Теперь я научился не задавать глупых вопросов.

Росси достает свой лазерный пистолет и кивает мне, что означает, что она хочет, чтобы я продолжал это сумасшедшее интервью, пока я стою посреди ликующей толпы. Вы приняли стилистическое решение не вдаваться в технические подробности об Эфире и вместо этого сосредоточиться на повествовании. Вы беспокоились, что зрители этого не поймут?» Мой голос дрожит и слаб, но каким-то образом она его слышит.

Она, должно быть, знает, что я напуган, потому что из-за спины она стреляет первым лазером, который в одно мгновение впечатляюще зигзагами пересекает воздух между нами и сбивает боб с моей головы, прежде чем я успеваю среагировать или даже моргнуть.Пули летят прямо, но этот лазерный луч идет туда, куда хочет Росси. Толчок шокирует меня, но я испытываю безумный трепет, когда толпа сходит с ума.

» О, конечно. И я знаю, что некоторые этого не сделали». Она отстреливает еще одну фасоль, и мои волосы взъерошиваются от этого смещения. «Я объясню Эфир подробнее во второй книге, но я всегда хотел, чтобы книга была сосредоточена на истории и персонажах, как вы сказали. Мне очень надоели длинные отрывки о построении мира, которые объясняют социальную структуру, религию, политику, науку.(Если только это не Толкин. Или Джордж Р. Р. Мартин.)» Она стреляет наугад, иногда подбрасывая пистолет в воздух и ловя его. Социальная структура, религия, политика и наука — все украшено собственной челкой, но я слишком поглощен ее слушанием, чтобы двигаться или паниковать. «Я проделываю большую часть этой работы, прежде чем писать, но это не то, что мне нравится помещать на страницу. И, как я уверен, вы знаете, нет способа угодить всем. Некоторые люди будут винить меня за это, и это нормально. Я должен написать это так, как я хочу это видеть.Все остальное будет казаться фальшивым. да. Фальшивая. Очевидно, я внезапно стал ченнелингом Холдена Колфилда».

Стефани показывает мне большой палец вверх, когда пот струится по моему лицу и скапливается на шее и декольте. Наконец все закончилось, и я чопорно кланяюсь ревущей толпе. Ви делает грандиозные росчерки перед бушующей, ревущей публикой. Стефани и я смотрим на нее выпученными глазами, пока она ведет нас с ринга за кулисы.

Она сочувственно смотрит на меня, но улыбается и благодарит за спасение цирка той ночью.Я благодарю ее за то, что она не убила меня. Она смеется и случайно делает глоток между фырканиями. Кто-то кричит вдалеке, и мы решаем, что сейчас самое время сделать перерыв на кофе.

— Лучше задай свой следующий вопрос побыстрее, — шепчет Стефани, пока мы следуем за Ви. «Это почти счастливый час».

«Теперь посмотрите, кто алкоголик», — шепчу я в ответ, когда мы проходим через безумную, шумную заднюю сцену, где единственные артисты цирка, не выведенные из строя Taco Bell, готовятся закончить представление.Они с энтузиазмом приветствуют Ви, пожимая ей руку, как герой и звезда. Нас окружают яркие цвета, и я, наконец, понимаю достаточно, чтобы спросить: : «В книге есть несколько моментов, которые можно считать спорными для романа для молодежи. Вы беспокоились о том, чтобы оставить их дома?

Ви подмигивает мне и отвечает: «Кэт, ты имеешь в виду комментарии Роара во время ужина? Я не могу держать рот на замке у этого парня!» Она нахально улыбается, и я чувствую, как глупая ухмылка фанатки расползается по моему лицу.

«Я написал то, что казалось правдой, а потом задумался, оставить это или убрать, и обнаружил, что мой агент и редактор согласны со мной. Так что история осталась такой, какой я ее набросал. Он остался таким, каким подсказывала мне моя интуиция».

V показывает нам путь к своему космическому кораблю и любезно предлагает высадить нас на Земле. У нас мало времени, поэтому Стефани пристегивает ремень безопасности и задает следующий вопрос. «Under The Never Sky рассказывается в повествовании от третьего лица с точки зрения как Перри, так и Арии.Не могли бы вы рассказать нам, почему вы решили пойти по этому пути?»

Я все еще возился со своим, который больше похож не на ремень безопасности, а на ремень безопасности. Картина Эшера: в равной степени нелогичное и невозможное. В конце концов, Ви спасает меня от смущения и вводит меня в курс дела. Видимо, это не так уж и сложно.

Стефани смотрит на меня, молча спрашивая, действительно ли я настолько нелепо глуп. боюсь ответить.

К счастью, Росси избавляет меня от необходимости делать это, запуская двигатели и отвечая: «Ну, я написал это от первого лица, затем я изменил его на третье, затем снова на первое, затем на третье… У меня есть это. написано во всех смыслах, кроме второго лица! Я очень люблю третье лицо, и в YA мы его не так часто видим… По крайней мере, таково мое наблюдение.Но мне это нравится, потому что мне кажется, что это немного вневременно и немного ностальгично, и это оказалось лучшим способом для этой истории. Тем не менее, я не могу дождаться, когда напишу свою следующую рукопись первой!»

Затем она спрашивает, не хочет ли Стефани стать вторым пилотом невероятно продвинутого космического корабля. Сука даже не вспотел и летает как чемпион. Хотя, если вы спросите меня, ее приземление могло потребовать немного усилий. Я думаю, мисс Совершенство не во всем идеальна. Я чрезмерно злорадствую после того, как перестаю кричать, как анютины глазки.

«Извините за ваш космический корабль», — говорит Стефани, когда мы смотрим на тлеющие обломки. У нас есть десять долларов на двоих, которые, как уверяет Ви, являются щедрой компенсацией, но совершенно ненужной. Стефани достает одну из своих карточек и пишет: «Космический корабль I.O.U. 1». Я уверен, Вероника Росси знает, что мы хороши для этого.

Мы направляемся к закусочной. Мы считаем, что меньшее, что мы можем сделать, это купить Росси чашку кофе и пирожное или пирог. Затем мы намереваемся ударить по городу и напиться до смехотворного одурения непобедимости.  «Поскольку основное действие происходит за пределами капсул в Магазине Смерти, у нас нет возможности по-настоящему увидеть половину мира Арии. Можем ли мы с нетерпением ждать возможности увидеть больше миров в последующих романах?» Стефани спрашивает.

«Абсолютно. Я работаю над этими сценами прямо сейчас. Какой-то конкретный мир, который вы хотели бы увидеть? Я создам его для тебя!» — отвечает Росси, зная, что это подбодрит нас от позора уничтожения ее личного имущества.Ви такой чемпион.

Я прыгаю вверх и вниз, как разгоряченный ребенок в Диснейленде в первый раз, что является подходящей аналогией, поскольку меня только что вырвало в канаву. «Мир динозавров! Люди, которые ездят на динозаврах, к голове которых прикреплены лазерные лучи! Это было бы так здорово! Представьте сражения!»

«Нет! Создайте Царство Звездных войн с оранжевыми световыми мечами!»

«Бу-у-у! Диноридеры!» Я жалуюсь.

«Хочешь джин-тоник?» Стефани угрожает.

«Идея Стефани фантастическая», — искренне признаюсь я Ви. Пустыня, куда мы приземлились, невероятно жаркая, но, к счастью, рядом есть закусочная. Мы, наверное, должны извиниться перед жителями Розуэлла. Кажется несправедливым выводить их из себя, как это сделали мы. Как будто им мало крушения космических кораблей.

«Под Небесным небом был выбран для фильма. Как здорово! Есть ли какие-то сцены или аспекты, которые вы «должны увидеть»? Стефани спрашивает.

«Всех их, да», — отвечаю я, и Стефани тыкает меня и бормочет о том, какой я стервозный, когда начинаю протрезветь.

V дипломатично игнорирует наши споры. «Мне бы очень хотелось увидеть сцену на крыше, где Ария поет Перри, хотя бы потому, что мне хотелось бы знать, будет ли это транслироваться на большом экране так, как я вижу это в своем воображении».

Мы приходим в закусочную, и мы со Стефани расстроены. Мы знаем, что ночь почти закончилась, и нам придется попрощаться. Когда мы когда-нибудь снова сможем сделать что-то настолько крутое?

«И, наконец, торт или пирог?» Стефани шутит, указывая на стойку закусочной.Чего мы действительно хотим, так это похитить ее и взять с собой на выпивку, но мы знаем, что это невозможно. Она занята, важна и удивительна, и наше интервью окончено. У нас буквально нет вопросов.

Но потом она говорит: «Вино. Ой! Ждать! ммм. Торт.»  Она подмигивает нам и предлагает название ближайшего бара, исходя из своих непревзойденных знаний о местах, где можно выпить. Мы самые удачливые блоггеры в мире. С тортом в руках мы отправляемся на одну сумасшедшую, невероятную ночь.

Но это уже другая история, в другой раз.

Мы хотели бы смиренно поблагодарить Веронику Росси за то, что она нашла время, чтобы дать нам потрясающее интервью! Нам очень жаль космический корабль. *Эти события могут быть или не быть вымышленными.

Авторское интервью с Вероникой Росси, проведенное Кэт Кеннеди и Стефани Синклер. Вы можете ознакомиться с нашими обзорами здесь: Кэт | Стефани

О Веронике Росси

Вероника Росси — автор постапокалиптической фантастики для молодежи.Ее дебютный роман «ПОД НЕБЕСНЫМ НЕБОМ» — первый в трилогии. Выпущенная в январе 2012 года, она была признана журналом School Library Journal одной из лучших книг года. Вторая книга трилогии, «ЧЕРЕЗ ВЕЧНУЮ НОЧЬ», дебютировала в январе в списках бестселлеров NY Times и USA Today. Ожидается, что последняя книга серии INTO THE STILL BLUE выйдет в январе 2014 года.

Родственные

Кэт Кеннеди — обозреватель книг и начинающий автор в жанре «Молодой взрослый».Она делает обзоры критически, но с юмором и очень взволнована великими книгами. Найдите ее на GoodReads.

Сестра Джоан (Вероника Блэк)

Сестре Джоан было 35 лет, когда мы впервые встретились с ней. Она присоединилась к Ордену Дочерей Сострадания в качестве послушницы пять лет назад, а два года назад, став послушницей, дала свои последние обеты. Сестры Сострадания — это молодой и небольшой Орден (предположительно придуманный автором), который, как говорят, был основан молодой женщиной, наполовину голландкой, наполовину англичанкой, которая умерла в Дахау.Монахини носят «серую одежду до лодыжек и короткую вуаль поверх белой чепчика», а также черные колготки и разумные туфли со шнурками (как отстаивала их основательница, которая опередила свое время, отказавшись от старомодного вимпола с его тяжелые кружева), но на них, кажется, мало повлияли более современные тенденции в церкви.

Это полузакрытый орден, «допускается некоторая свобода действий, если монахине требуется работать за пределами ограждения». Поскольку это и активный, и созерцательный Орден, монахиням предлагается использовать свои таланты.Как сказала ей настоятельница сестры Джоан: «Вы всегда должны использовать эти таланты во славу Бога, всегда помня, что религиозная жизнь имеет предпочтение». Помимо обычных обетов целомудрия, бедности и послушания, есть еще и сострадание. «Последнее свойственно нашему Ордену», — напоминает настоятельница своим монахиням.

Это было запоздалое призвание. Сестра Джоан училась в художественной школе, где познакомилась и влюбилась в однокурсника Джейкоба, но он был евреем, и, хотя он и не исповедовал исповедание, это помешало их браку.(«Дорогой Джейкоб» был «в такой же ловушке своей собственной культуры, как и она — своей» и хотел, чтобы все дети, которые у них были, были евреями, поэтому Джоан пришлось бы обратиться). Но это «не было истинной причиной, по которой она выбрала религиозную жизнь… Раньше я думал, что это была преграда религии (которая разделяла их ) , но теперь я действительно думаю, что она закончилась потому что появилось что-то лучшее». Но она продолжает думать о Джейкобе и вспоминать его насмешки о монастырской жизни.

Сестра Джоан ростом всего 5 футов 2 дюйма, но она живая женщина со своим собственным мнением: «кто-то», как описывает ее мать-настоятельница, «кто не связан по рукам и ногам условностями». «В тех редких случаях, когда она мельком глядела на себя в зеркало, она всегда приятно удивлялась, обнаружив, что выглядит лет на десять моложе своего настоящего возраста, щеки у нее румяные, а темно-синие глаза отмечены лишь едва заметными морщинками смеха. » Как говорит ей старая монахиня: «Ты такой человек, которому люди доверяют.Видишь, у тебя сочувствующий вид, и если бы тебя ничто на свете не шокировало».

Она решительный персонаж, который может сказать: «Одна вещь, которую я усвоила, не изменилась, будучи монахиней, это то, что люди, которые не хотят рисковать попасть в беду, обычно ничего не делают». Нам говорят, что «ее преследующим грехом была импульсивность». Нам также говорят, что ее преследующим грехом было «праздное любопытство». Это был также «слишком готовый язык». Затем поясняется, что «духовная гордыня… вероятно, была ее преследующим грехом».Ее проблема, по ее словам, «в том, что я действительно очень люблю компанию, и это часто мешает моей созерцательной жизни». Тогда у нее тоже проблемы с послушанием. Неудивительно, что ей есть что записать в свой дневник ошибок. «С такой скоростью, с какой она шла, — с усмешкой подумала она, — скоро ей понадобится новая книга неисправностей».

Она посвящает много времени молитве, но «если бы она когда-нибудь прошла через небесные врата, решила она, то хотела бы точно узнать, что такое Revelations «.Она знала, что Бог действует таинственным образом. «Иногда слишком таинственно», — подумала она. Затем, когда она, кажется, не получает ответа на молитву о руководстве, она замечает: «Создатель, казалось, молчал этим утром. Если Он спал так же беспокойно, как она сама, она подумала, что, скорее всего, Он спал». . В целом она живой и интересный человек.

Сестра Джоан является детищем Вероники Блэк , настоящее имя которой Морин Питерс (1935-2008), которая также писала под именами Кэтрин Дарби, Элизабет Лоу, Джудит Ротман и Шэрон Уитби.Всего она опубликовала около 80 романов, большинство из которых были историческими романами с такими названиями, как Зачарованный грот и Темный любовник, прекрасная леди , но она также написала одиннадцать детективных рассказов с участием сестры Джоан, действие которых почти все происходит в Корнуолле. Она также публиковала короткие рассказы во многих журналах.

Она родилась в Кернарвоне в Северном Уэльсе, но жила в Саффолке. Она получила степень по английскому языку и философии в Университетском колледже Северного Уэльса в Бангоре, а затем получила диплом педагога.Она обучала детей с трудностями в обучении, прежде чем занялась писательством на полную ставку. У нее было четверо собственных детей, в том числе усыновленный мальчик, но она предоставила минимум биографической информации и избегала показа своей фотографии на пылезащитных обложках.

Обет молчания (1990)
Обет молчания положил начало серии. Сестру Джоан отправляют в корнуоллский монастырь недалеко от Бодмина, где ей также дают работу учителя. Но, похоже, происходят странные вещи.Одна молодая монахиня умерла при странных обстоятельствах, а послушница таинственным образом покинула орден. Затем сестра Джоан замечает, что настоятельница носит бледно-розовый лак для ногтей. В чем дело? И почему для Девы Марии остается пустое место за столом? «Кто знает.» — спрашивает ее новая настоятельница, — кого Богоматерь соблаговолит почтить? «Сестра Джоан внезапно и непочтительно представила Святую Деву, жующую ломтик сыра на тосте, и строго запретила себе ухмыляться».

Тропа ведет к культам языческих богинь и многому другому, чего вы не ожидаете найти в благоустроенном монастыре.Неудивительно, что сестра Джоан не может не думать: «Что, черт возьми, здесь происходит?» Она вспомнила, что ее предыдущая Мать-Настоятельница предупреждала ее: «Проблема безбрачия в том, что такая жизнь противоречит природе. Естественные физические импульсы должны быть направлены на другие выходы, иначе всегда существует опасность истерии или фанатизма. … Я придерживаюсь мнения, что многие из тех, кого причислили к лику святых, считались бы психически неуравновешенными, если бы их сегодня оценивали психологи».

Все это делает довольно захватывающую, хотя и неубедительную историю, написанную с настоящим мастерством и юмором.Возьмем, к примеру, час отдыха: «Все, что сделали члены Общины, это воссоздали события дня в мельчайших и утомительных деталях от сестры Сент-Джуд, которая потеряла и нашла свои очки, до сестры Патрик, увидевшей облако в форме ангел. Поскольку сестра Сент-Джуд каждый день где-нибудь теряла очки, а сестра Патрик всегда видела ангелов — часто в местах, где ни один уважающий себя ангел не приземлился бы, — в разговоре не хватало искры ».

Ближе к концу происходит драматическое нарастание, но оно не приводит к тому великому столкновению, которого можно было бы ожидать.Но читать приятно и характеры здравомыслящих монахинь хорошо описаны. Рекомендуемые.

Обет целомудрия (1991)
Обет целомудрия – хорошо рассказанная история с интересными изображениями монахинь, цыган и полиции. Действительно, это книга, в которой впервые появляется циничный, но привлекательный детектив-сержант Миллс. Сестра Джоан, на втором году обучения в корнуоллском монастыре, все еще наслаждается учением в отдаленной маленькой школе на болотах, но ее озадачивает странное успокаивающее влияние, которое 11-летняя Саманта Олив, новоприбывшая, кажется, оказывает на других. девять учеников.И ее также беспокоит странное стихотворение о природе, которое девочка написала как часть своей школьной работы:
Говорят, что нарциссы — это трубы,
Я говорю, что нарциссы — это шлюхи.
И мальчишки нехорошие, и девчата черные жемчужные,
И розочки полные червей.

Затем она узнает о девушке-помощнице, которая таинственным образом исчезла из дома Саманты (дома, который «притаился на усыпанной цветами вересковой пустоши, словно какой-то дикий зверь, ожидающий весны»). Кажется, что вокруг странное ощущение зла, и она не единственная, кто это чувствует.В конце концов, в монастырской часовне находят тела исчезнувшего мальчика, а затем и одной из монахинь. Сестре Джоан удается выяснить, кто должен быть убийцей, и это, безусловно, сюрприз. На самом деле, это слишком неожиданно, чтобы нести в себе убеждение, как и вся развязка.

Монахини реалистично показаны весьма сентиментальными, а временами, возможно, даже наивными, например, когда сестра Джоан и другая монахиня встречают не по годам развитую в сексуальном отношении молодую цыганскую девочку, 12 лет, плещущуюся в бассейне с мальчиком того же возраста. возраста, оба совершенно голые.Монахини видят в этом сцену абсолютной невинности: «Это напомнило мне Эдем», — говорит одна. «…Такая радость, тебе не кажется?»

Сестра Джоан не всегда забывает спрашивать разрешения у своей матери-настоятельницы абсолютно на все, что она делает (включая взлом и проникновение), и она задается вопросом, не следует ли ей провести какое-то время в ретрите. Мать Дороти говорит ей, что это «просто желание сбежать… Эгоистичная снисходительность, если вы предпримете это в настоящее время. С другой стороны, вам определенно нужен период самоанализа», поэтому она соглашается отправить ее в шотландский ретрит на месяц во время летних каникул.Интересно наблюдать, как потихоньку развиваются отношения и взаимопонимание этих двух сильных характеров. В целом, несмотря на концовку, это остается одной из лучших книг серии, с настоящим чувством монастырской жизни и молитвенной жизни. Рекомендуемые.

Обет святости (1993)
Обет святости видит, как сестру Джоан, которой сейчас 36 лет, отправляют из Корнуолла в духовное убежище в то, что оказывается отдаленной просто обставленной пещерой на полпути вверх по склону. крутая скала с видом на озеро Лох-Мораг в Шотландском нагорье.Ей посоветовали взять с собой свой набор для рисования, но не разрешили подписывать какие-либо картины, поскольку это «рискует совершить грех сингулярности». Она находит местных жителей явно враждебно настроенными по отношению к «папистам», но община монахов оказывает ей более теплый прием на острове, расположенном внизу в озере, где она вскоре оказывается в древнем склепе, содержащем тела давно умерших предков. настоятели. Но один из них не давно умер. И кто-то там, кажется, шпионит за всем, что она делает. Все это делает хорошую историю.

Ближе к концу происходит неожиданное открытие, что самый неожиданный человек тайно зарабатывал деньги на стороне, тайно сочиняя романтические романы. Есть хорошее замечание о таких романах, что «диалог должен быть правдоподобным, даже если сюжет неправдоподобен». Это автор над собой смеется? Это, безусловно, относится к книгам о сестре Джоан, где сюжеты вполне неправдоподобны.

Сестра Джоан никогда не боится самовыражения. «Полезнее быть стройной», — говорит она, а когда дело доходит до монахинь, «я никогда не понимала, почему Нашему Благословенному Господу приходится обременять всех толстых, некрасивых женщин».Что касается ее одинокой пещеры на скале, она размышляет, что «ее главное преимущество заключалось в том, что она могла оказаться отличным средством избавления от пожилой монахини, которая стала немного неприятной в ее монастыре. хихикать». Она помнит, что ее мать-настоятельница недавно однажды предупредила ее: «Юмор — это прекрасное качество, которым можно обладать, при условии, что им не балуются в неподходящее время».

В этих книгах часто фигурирует множество смутно привлекательных молодых людей, но сестра Джоан думает о своем бывшем возлюбленном Джейкобе, а не об этих незрелых юношах.Действительно, она подчеркивает неуклюжесть таких благонамеренных персонажей, как молодой брат Катберт, хотя ей жаль, что он получил такое слабое имя. Когда ей говорят: «Ты чертовски саркастичен для монахини», она признается: «Кротость не входит в число добродетелей, в которых я чувствую себя наиболее комфортно». В целом она реалистичный, интеллигентный человек, который делает эти книги интересными для чтения — и они довольно короткие, около 200 страниц.

Обет послушания (1993)
Обет послушания рассказывает, как сестра Джоан возвращается из своего шотландского убежища только для того, чтобы обнаружить школу на болотах, где она учила дюжину цыган и детей фермеров.был закрыт местными властями. Как объясняет Мать Дороти: «Новые правила образования, с национальной учебной программой и бесконечной серией тестов, делают такие школы, как школа Мавр, излишними. Детей привозят в Бодмин на автобусах».

Итак, вместо того, чтобы вернуться к учению, которое ей нравится, сестру Джоан просят стать временной послушницей. «Сестры-мирянки готовили и делали покупки в основном, они работали раньше и ложились спать позже, чем другие в монастыре.Они спали в двух камерах, выходивших из кухни», и в их обязанности входило каждое утро будить общину. «Должна предупредить вас, — заметила сестра Джоан, — что я готовлю не очень хорошо — и это мягко сказано. — Нам всегда нужны дополнительные епитимьи, — сказала Мать Дороти, слегка дернув губами, но затем объяснила, что послушница, сестра Тереза, умеет готовить и будет помогать ей на кухне.

Сестра Джоан приветствовала возможность совершать покупки в машине.Мать Дороти, размышляла она, «при всех своих женственных манерах знала своих монахинь». Но затем сестра Джоан обнаруживает тела двух молодых католических девушек, обе одетых в свадебное белое и с гирляндами из листьев, и обе задушены. А ее уютное взаимопонимание с детективом сержантом Миллем несколько расстраивает резкий новичок в полицейском участке, сержант Барратт из Бирмингема. Сестра Джоан тоже встречается с его одинокой, по-видимому, запуганной женой и пытается ей помочь.

Мать Дороти, как всегда, поощряет ее выполнять свой долг, помогая полиции, хотя ее немного беспокоит то, как сестра Джоан и сержант Милль, кажется, сближаются.«Я не могу говорить за сержанта Милля, — сказала сестра Джоан с оттенком юмора, — но за себя — Матушка Дороти, у меня уже есть Жених, и я не собираюсь соглашаться на второе место». Тем временем Милль продолжает находить ее загадочной: «Самая странная смесь средневековых суеверий и жесткого здравого смысла, которую я когда-либо знал».

Она подозревает, что таинственная фигура в капюшоне, которую она мельком увидела, имеет отношение к преступлениям и догадывается, кто это должен быть. Но, как она говорит юной сестре Мари: «С моей стороны было бы очень неправильно начинать гадать вслух».Затем, увидев встревоженный взгляд сестры Мари, она продолжает: «Сестра, вы же не думаете, что у меня есть доказательства, которых убивают, когда она собирается передать их кому-то еще, не так ли? так бывает в реальной жизни». Нет, и в книгах их тоже не бывает, если вы оказались сестрой Джоан, но мне бы не хотелось, чтобы любой другой персонаж сказал это.

Хорошая история с обычным реалистичным взаимодействием персонажей. Мне особенно нравится старая сестра Габриэль, которая коварно спрашивает за столом: «Как вы думаете, когда еще кто-нибудь будет убит?»

, Обет покаяния (1994)
В Обет покаяния Отец Мэлоун, бесхитростный, но популярный приходской священник, который также служит монастырю, отправляется в Рим в постное паломничество, а недавно рукоположенный, но суровый Отец Матвей Тимофей отправляется на его место.По опыту матушки Дороти, «молодые священники, только что окончившие семинарию, обычно были еще мокры за уши и полны блестящих реформаторских идей, от которых она считала своим долгом отучить их», и сестре Джоан тоже трудно любить его: «Христос избрал какие-то некрасивые представительницы», — подумала она и упрекнула себя… Христос тоже выбирал очень неподходящих невест, если судить по ее собственному случаю».

Затем умирает первая жертва. Может ли это быть самоубийством? Сестру Джоан посылают служить временной экономкой в ​​дом священника, и настоятельница, мать Дороти, неофициально поощряет ее следить за вещами, хотя «по мнению матери Дороти, сестра Джоан, казалось, начинала большинство событий, которые заканчивались правило на самом деле не нарушено, но определенно нарушено».Но деревья, а затем и цветы подвергаются вандализму, и все больше людей погибают при загадочных обстоятельствах.

Это довольно интересная история, но ее сила в характеристике и в убедительном изображении монастырской жизни. Мать Дороти особенно хорошо нарисована. «Немного зубного камня, не так ли?» — комментирует таксист. «Много зубного камня», — отвечает сестра Джоан. Но Мать Дороти действительно знает и понимает монахинь, находящихся на ее попечении, и не лишена юмора. Когда один из местных священников слышит, что она присылает к нему одну из монахинь в качестве домработницы, он так рад получить помощь, что вырывается: «Я приму ее с распростертыми объятиями».— Надеюсь, метафорически говоря, — сухо сказала Матушка Дороти.

Обет преданности (1994)
В Обет преданности , Отец Мэлоун вернулся из Рима, желая поделиться своими фотографиями и впечатлениями со всеми. Сестра Тереза ​​готовится к церемонии инициации, и прибыли две возможные новые послушницы, одна из которых, Магдалина Коул, кажется странно сдержанной, заторможенной и напуганной — и она даже носит с собой выкидной нож. Как говорит Мать Дороти: «Что-то не сходится».Затем в самых неожиданных местах начинают появляться красные розы, и, похоже, предпринимаются попытки напасть на юную Магдалу. Только в самом конце раскрывается ее секрет.

В отсутствие мирян сестра Джоан, которой сейчас 38 лет, по-прежнему выполняет эту задачу и отвечает за приготовление пищи (неудачный опыт для монахинь), покупки и другие домашние дела. К счастью, она обычно чувствует надежду и оптимизм. Она понимает, что она «не идеальная монахиня, хотя она изо всех сил старалась подогнать свой живой и бурный характер к ровному течению общественной жизни».Она все еще может быть довольно откровенной, как, например, когда молодой, довольно напыщенный отец Стивенс говорит о каких-то нью-эйджевских путешественниках, прибывших в этот район: «Многие», — говорит он. «должны чувствовать себя лишенными корней, ища удовольствия в наркотиках и т.д. — в других вещах». — Секс, ты имеешь в виду? — спросила сестра Джоан. «Отец Стивенс выдал свою юность тем, что покраснел. «Я пробовал однажды, — сказал он. — Боже мой, отец!» Она уставилась на него, и он стал, если возможно, более глубоким алым оттенком, когда он поспешно сказал: «Марихуана, сестра»… Некоторые из нас раздобыли немного в школе и выкурили его … Ну, я сделал всего пару затяжек, прежде чем мне стало плохо ». »

Сестра Джоан должна подготовить старое здание школы, чтобы оно на год стало пристанищем для отшельника. Монастырь рад получить за это даже скромное вознаграждение. Затем приходит отшельник. Он оказывается молодым братом Катбертом из Шотландии, с огненно-рыжими волосами, окружающими тонзуру, которого мы ранее встречали в Обет святости . Он сказал, что ему слишком комфортно в своем старом монастыре, «поэтому я попросил отпуск на год, где-нибудь я мог бы быть совершенно один без какой-либо общественной деятельности… Я совершенно забыл, что ваш монастырь находится в этом районе». Добродушный, хотя и неуклюжий, его игра на лютне особенно ценится монахинями, но он остается одним из самых невероятных персонажей автора. Что с ее дружбе с ним и с все еще циничным детективом-сержантом Миллем (который иногда напоминает ей ее бывшего любовника Джейкоба) она, кажется, наслаждается замечательной свободой для монахини. Как говорит ей Милль: «Меня не перестает удивлять, насколько вы ходите по канату между идеальной монахиней и женщиной с собственным твердым мнением.«Это одно из твоих менее проницательных замечаний, — возразила она. — Ты, конечно, уже знаешь, что монашество никому не мешало иметь твердое мнение». Ну, во всяком случае, не ей.

Когда юную сестру Элизабет убивают (убийства, как правило, случаются, когда сестра Джоан рядом), старый отец Мэлоун утешает ее: «Доктор сказал, что она (сестра Элизабет) могла ничего не знать об этом (ночное нападение Она как обычно легла спать, а проснулась на небесах.Это не может быть плохо, а, сестра? — Нет, если ты так думаешь, отец, — вежливо говорит сестра Джоан. Втайне эта мысль привела ее в ужас». Затем отец Мэлоун объясняет, что жертва, хотя на самом деле еще не новичок, должна быть похоронена в одеянии послушника, так как это было бы «приятным жестом». , — лаконично говорит сестра Джоан. — Прости, отец. Это было грубо с моей стороны». «Ты напоминаешь мне мою старую мать в Ирландии, — отвечает он, не обижаясь. «Язык, как крапива, и сердце, как розы».

Все это взаимодействие делает эту книгу одной из лучших. Конечно, вы узнаете убийцу только в том случае, если вспомните, что он/она всегда самый неожиданный человек. Рекомендуемые.

Клятва верности (1995)
Клятва верности — это интересная и захватывающая история о воссоединении современников художественной школы сестры Джоан, которая проходит в бывшем постулате монастыря, недавно преобразованном в дом для уединения. , во главе с сестрой Джоан.Идея заключалась в том, чтобы собрать столь необходимые деньги (каждый из домов Сестер Сострадания должен быть самоокупаемым). Но из десяти бывших студентов трое уже встретили насильственную смерть в возрасте до сорока лет, а некоторые другие оказываются совсем не такими, какими их помнила сестра Джоан. «Забавно, как в ее памяти все они были намного милее! Молодые и энергичные, готовые смеяться, не злобные, язвительные. Если бы не тот факт, что монастырю нужны были деньги, у нее возникло бы желание рассказать им всем прыгнуть с разбега на что-л.»

Затем убивают маленького мальчика, и раскрываются новые мрачные тайны. В конце концов, именно сестра Джоан, конечно же, противостоит убийце, которую снова в самый последний момент спасает всегда услужливая полиция (она даже начала называть детектива-сержанта Милля его христианским именем Алан).

Среди актеров второго плана Алиса, предположительно обучающаяся в качестве сторожевой собаки, которая, как обычно, проводит много времени на солнышке или закутавшись в свою корзину, и брат Катберт все еще рядом, но, кроме найдя тело мальчика, мало что делает, кроме как молится и рубит дрова.Однако старая матушка Габриель все еще в хорошей форме. Когда предполагается, что гости-мужчины на ретрите могут быть приглашены присоединиться к общине во время отдыха, и одна монахиня объявляет об этом: «Мы не хотим, чтобы мужчины загромождали все место», — вслух говорит сестра Габриель: «О , для небольшого беспорядка!».

Мать Дороти по-прежнему оказывает замечательную поддержку. Не каждая настоятельница начала бы все это с того, что поощрила одного из своих прихожан провести день в Лондоне, просто чтобы встретиться со своими бывшими однокурсниками-студентами.Даже сестре Джоан трудно в это поверить: «Вы дадите разрешение?» Голубые глаза сестры Джоан были недоверчивы. «В обычных обстоятельствах нет, — откровенно ответила матушка Дороти. — Однако, учитывая нынешнюю ситуацию, в которой мы оказались, вам может быть очень полезно встретиться со своими старыми друзьями и сказать им, требуется ли им спокойный отдых. , так сказать, подзарядка их художественных батарей, тогда мы можем обеспечить это по очень умеренной цене ». Сестра Джоан «очень хотела спросить, училась ли ее начальница у Макиавелли», но передумала.Все это приводит сюжет к довольно скрипучему началу, а столь же маловероятный финал, как всегда, становится настоящим сюрпризом. Но я бы все же рекомендовал его.

Обет бедности (1996)
Обет бедности (это больше не « A Обет…») видит, что Орден Дочерей Сострадания испытывает финансовые трудности, поэтому сестра Джоан, которой сейчас почти 39 лет, отправляется очистить чердачные кладовые в монастыре в надежде найти что-нибудь ценное. Она находит старую фотографию со словами «У нас есть секрет, Дьявол и я», нацарапанными на обратной стороне, и вскоре оказывается причастной к гибели двух молодых людей — и даже воображает, что видит мертвого, но все еще зловещего Гранта Тарквина. , сын человека, которому когда-то принадлежало то, что сейчас является монастырскими зданиями.

С помощью всегда услужливого детектива-сержанта Милля, с которым она делит много чашек кофе, и дружелюбного молодого констебля Петри (который, «казалось, был полон решимости подражать всем слегка бычьим полицейским из детективных романов тридцатых годов»), она начинает помогать разгадывать тайны. Кажется странным, что больше никто из старших полицейских не вмешивается.

В этой книге меньше драматизма, чем в некоторых других книгах, но, несмотря на обычный слегка скрипучий сюжет, сама сестра Джоан по-прежнему вызывает интерес.«Сестра Джоан, — размышляла Мать Дороти, — была проблемой. Она была одной из самых энергичных и талантливых в обществе», но Мать Дороти неохотно поощряла ее художественные способности, «подозревая, что в молодой женщине личная гордость своими достижениями никоим образом не проявлялась». значит мертва. Она также обладала удивительной способностью привлекать к себе внимание и волнение своей маленькой аккуратной особы. Если бы сестру Джоан отправили на загородную прогулку, ее могли похитить угонщики самолетов или наткнуться на тело».

И вы можете быть совершенно уверены, что если, как в этой истории, какой-нибудь встревоженный человек позвонит сестре Джоан с важной информацией, которую нельзя будет разглашать, пока они не встретится с ней за кофе на следующий день, этот человек обязательно будет убит, прежде чем они смогут встретиться. .И когда сестра Джоан чувствует, что кто-то наблюдает за ней (что в этих книгах она часто делает), она обычно права. Сестра Джоан, конечно, даже когда на нее только что напали, все еще не научилась идти и рассказывать полиции все, что ей известно, во всяком случае, сначала.

Терпимый и любезный старый отец Мэлоун все еще рядом: «Все хорошие живые люди, которые повинуются Творцу, войдут в рай», — твердо сказал отец Мэлоун. «Разница только в том, что пока иудеям, мусульманам и протестантам предстоит долгий и утомительный путь к золотым воротам, мы, католики, пронесемся мимо них на автобусе».

А некоторые старые монахини до сих пор вызывают восхищение: сестре Габриэль было «восемьдесят шесть лет, и она была крепка, как выглаженная кожа». Сестра Джоан нашла ее у дверей часовни с поднятой в воздух тростью, когда она напала и прогнала молодого нарушителя. «Сестра Габриель, с тобой все в порядке?» Сестра Джоан поспешила протянуть руку, которую нетерпеливо стряхнула с нее: «Закрой дверь, дитя!» — оживленно сказала сестра Габриель. — Со мной все в порядке. Правда, утром у юноши будет сильно болеть голова.Я поймал его прямо на переносицу. Вероятно, сломал его». Затем, когда сестра Джоан спрашивает, нужен ли ей врач, она отвечает: «Конечно, мне не нужен врач. Хотя чашка чая с глотком коньяка приветствуется».

Клятва обожания (1996)
Клятва обожания начинается с того, что детектив-сержант Милл уезжает в отпуск, поэтому сестре Джоан приходится полагаться на собственную смекалку, когда она обнаруживает тело бездомного в заброшенной часовне на болота.Она подозревает, что Майкл Питер (местный торговец антиквариатом, чья жена, похоже, исчезла) знает гораздо больше, чем показывает. В конце концов детектив-сержант Милль (Алан, как она его называет) снова появляется, и все это приводит к еще одному маловероятному выводу.

Сестра Джоан в настоящее время не имеет другой постоянной работы, которая бы занимала ее, но она, как она выразилась, «случайная монахиня». Поэтому, когда она предупреждает свою коллегу, сестру Перпетую, что она может немного опоздать в монастырь, сестра Перпетуя перебивает ее: «Только не говори мне, что ты нашла мертвое тело… Вы делаете из этого положительное хобби. Надеюсь, это не очередное убийство?» В данном случае кажется, что жертва могла умереть естественной смертью, но вскоре «было убито еще (человек) ; двое исчезли». (Во всех этих книгах ближе к концу есть одно из этих полезных описаний совершенных преступлений, ожидающих раскрытия.)

Спокойное чувство юмора сестры Джоан поддерживает дело, как, например, когда констебль Петри говорит ей, что у тела, которое она обнаружила, была «одна забавная вещь, однако! Его одежда была вполне приличной, а его ботинки были начищены.Я это заметила. — Я полагаю, это результат вашей полицейской подготовки, — сказала сестра Джоан. — Я полагаю, это правда. Мы должны замечать то, что не замечает широкая публика, — скромно сказал констебль Петри.

Воодушевленная старой сестрой Габриель, которая делает вид, что ей нужна чашка какао, чтобы вместо этого она могла заставить сестру Джоан выпить его и рассказать ей, что она замышляет, она продолжает признавать: «Бывают моменты, сестра, когда я чувствовать себя совершенно бесполезным». «Добро пожаловать в человеческую расу», — ответила сестра Габриэль.Но, даже с введением жуткого музея реалистичных восковых фигур, это не самая захватывающая история, хотя сама сестра Джоан никогда не бывает скучной.

Клятва сострадания (1997)
Клятва сострадания Сестра Джоан расследует несколько странных смертей в больнице (включая смерть крестной матери Дороти) и исчезновение ребенка, подвергшегося насилию, с территории больницы. Мать Дороти, как понимает сестра Джоан, «хочет, чтобы я сделала несколько осторожных расспросов, фактически не говоря мне об этом».Ей, как обычно, помогает несчастный женатый детектив-сержант Милль, который до сих пор неожиданно появляется чаще, чем можно было ожидать, и ей приходится напоминать себе, что «она была полностью исповедующей религию. В противном случае искра привязанности, вспыхнувшая между ними может вспыхнуть во что-то большее».

Не хватает захватывающих действий, но сестра Джоан по-прежнему привлекает внимание. «Спокойствие, которое я тебе позволяю, иногда меня удивляет», — говорит Мать Дороти, позволяя ей пойти на очередную встречу с Миллем «в каком-то общественном месте».Он до сих пор поражен требованиями монастырской жизни: «Два часа медитации и мессы каждое утро, два часа религиозных дискуссий и занятий днем ​​и еще час вечером!» — воскликнула однажды детектив-сержант Милль, когда попыталась описать неизменный распорядок дня. — Когда у вас есть время на работу? «Это наша основная работа», — ответила она, сдерживая смех при виде ужаса на его лице».

Сестра Джоан, в конце концов, во всем разбирается, но, как она признается, «это было совершенно неудовлетворительное дело…. она не спешила устанавливать связи, улавливать улики».

Обет Зла (2004)
Обет Зла был опубликован через 7 лет после Обет Сострадания и начинается со старой Матери Габриель, которой сейчас около девяноста, наблюдающей. «Ужасно много времени прошло с тех пор, как сестра Джоан нашла мертвое тело». Действительно, Мать Дороти была настоятельницей почти десять лет и вот-вот уступит место преемнице.

Сестре Джоан 46 лет, и, похоже, она не сильно изменилась с тех пор, как мы виделись с ней в последний раз.Пожалуй, больше автор ничего не может сказать о ней. И от сюжета тоже чувствуется усталость. Ему не хватает изобретательности и блеска ранних книг. Это все о странной семье взрослых, которые переезжают в старый дом постулатов (больше не нужен, так как послушников нет) и последующих странных событиях (включая похищение собаки, убийство кота и открытие слова ДЕРЬМО). написано под раковиной в постулате). Затем следуют две внезапные смерти.

Но когда речь заходит о всепроникающем ощущении зла, возникает ощущение, что мы уже были здесь раньше, а происходящего недостаточно для поддержания интереса.Оказывается, даже отпечаток раздвоенного копыта написан черным мелом. Новая настоятельница (боюсь, не сестра Джоан, хотя это дало бы автору шанс выйти на новый уровень, как бы маловероятно ни звучало такое назначение), кажется, действует и даже выглядит почти так же, как предыдущая. Однако она просит сестру Джоан использовать свои художественные таланты (наконец-то!) для иллюстрации некоторых историй о святых, которые она готовит к публикации. Сестра Джоан впечатлена их качеством, и, похоже, ими заинтересовался и издатель.Все как-то слишком уютно. Как и концовка, когда неожиданно появляются два новых кандидата.

Брат Катберт (который получил от своего настоятеля разрешение остаться на неопределенный срок в старом здании школы. Его настоятель явно испытал облегчение, избавившись от него) такой же неуклюжий и добродушный, как всегда, и, кроме рубки дров, не имеет «никаких любые практические навыки». Вместо этого он говорит что-то вроде: «Мне всегда так приятно, когда я вижу свидетельство доброты». Или об инквизиции: «Как, должно быть, скорбела Богородица о тех несчастных, которых волокли на костер!».Затем, когда сестра Джоан говорит ему: «А теперь я должен пойти и помолиться. Мы скоро возобновим наши обеты, а это значит, что нужно подумать о них», он отвечает. «Я забыл! Какое это будет удовольствие для всех вас!». — Надеюсь, — неуверенно сказала она.

Детектив-сержант Милль теперь детектив-инспектор Милл, а констебль Петри повышен до сержанта. Но сестра Джоан «не видит смысла рассказывать кому-либо из них о вандализме в постулатах». Она также не упоминает о странной фигуре, исчезнувшей за стеной.Она не изменилась. Но еще раз, нежное взаимодействие монахинь в монастыре хорошо обработано, но этого самого по себе недостаточно, чтобы удерживать интерес — если мы не читали предыдущие книги.

На сайте Фантастическая фантастика есть список изданных книг автора. (Поищите Веронику Блэк, и вы обнаружите, что большинство ссылок относятся к одноименной порнозвезде!)



Пожалуйста, распишитесь в моей ГОСТЕВОЙ КНИГЕ. Все комментарии, дополнения (или исправления) приветствуются!

Вернуться к СОДЕРЖИМОМУ

#Дневник Писателей Вероники; Войдите в #DeadZone с #Автором Россом Янгом!

Ну здравствуй, август! Последние дни #SummerReading подходят к концу, но еще есть время, чтобы втиснуть новую книгу или две.Сегодня я так взволнована, что у меня в гостях автор блестящих мрачных детективов, писатель Росс Янг! Его умные загадки предлагают новую возможность того, что ждет в загробной жизни, и я, например, так зацепился! Быстро, пока Жнец не прибыл, давайте догоним Росса:

Q1. Мне очень понравилось читать Dead Heads , первую книгу из вашей серии Gloomwood . Это совершенно оригинальный детектив в загробной жизни, наполненный умными остротами и, ну, скажем так, очень уникальными персонажами (и жертвами), LOL.Что вас вдохновило на создание этого сериала и персонажей?

Здравствуйте! Давным-давно у меня была идея для детектива, которым в итоге стал Августан Блант, и я писал о нем крутую детективную историю в стиле нуар. Я читал много городского фэнтези, много криминальных и психологических триллеров. Я фанат книг Джона Коннолли о Чарли Паркере, Яна Рэнкина и классического нуара, а также таких, как Том Холт, Джаспер Ффорде, Терри Пратчетт, Роберт Рэнкин и многие другие, которые больше склоняются к комедийно-фантастическим сторонам вещей.В то же время я читал много ужасов, Стивена Кинга, Джо Хилла, а потом уже явного гениального переплетения сюжетов и комедии Карла Хиассена. Я думаю, что того, что я хотел прочитать, просто не было, поэтому я немного «вездеходен». Мрачный Жнец — мой любимый персонаж во всех его многочисленных итерациях. Я думаю, однажды мне просто надоело писать то или другое, и я решил бросить их все в котел и посмотреть, что из этого получится. Я много путешествовал и у меня ужасная память, поэтому места всегда были немного сложными, я не думаю, что знаю многие места реального мира достаточно хорошо, чтобы уверенно писать о них… потом в один прекрасный день я решил, черт возьми, я создам загробную жизнь, правила должны быть установлены мной!

Q2. Ваши таланты также распространяются на мир комиксов — я с нетерпением жду ваших постов Beezy & Grim в Твиттере. Что появилось раньше — рисование или письмо? Есть идеи для мультсериала?

Письмо было первым. Я всегда рисовал и играл с комиксами в промежутках между написанием, но я прежде всего писатель, а не особенно талантливый художник — мои пределы распространяются на глупые мультяшные рисунки, которые почти передают сообщение! Бизи и Грим — персонажи из вселенной Gloomwood.Я начал записывать их отношения в виде коротких фрагментов разговоров, чтобы помочь исследовать мир Сумрачного леса и их предысторию. У них появилось небольшое количество подписчиков в твиттере, поэтому я решил отбросить осторожность и начать рисовать их. Людям они нравятся, поэтому они продолжают работать!

Q3. Росс, ты большой сторонник #WritingCommunity ! Ранее в этом году вы провели исследование данных о продажах, которое, как мне показалось, содержало несколько очень интересных бизнес-показателей.Пандемия оказала серьезное влияние на продажи независимых писателей — есть ли какие-нибудь идеи, которыми вы хотели бы поделиться, о том, как, по вашему мнению, будут развиваться тенденции дальше?

Опрос дал интересные результаты, и я провожу его уже второй год. Основная цель опроса независимых авторов заключалась в том, чтобы помочь людям понять, что продавать книги непросто, но они не одиноки. На самом деле продавать книги очень сложно. Во всяком случае, существует растущее разделение между теми независимыми авторами, которые тратят время и деньги на то, чтобы донести свою работу до читателей, и теми, кто постоянно проверяет свои продажи и корит себя за то, что люди не читают их книги.Из того, что я узнал, можно ожидать, что сарафанное радио будет привлекать к себе лишь ограниченное количество людей, и в какой-то момент вам придется попытаться протолкнуть свои книги к читателям, а не к другим людям, которые находятся в той же сфере, что и вы. проще сказать, чем сделать. Есть много экспертов, и хотя есть методы, которые работают, я рекомендую людям быть осторожными в поиске собственного пути, будь то платная реклама на крупных сайтах, таких как Amazon и Facebook, или другие средства. Что касается тенденций, я вижу растущее число людей, которые могут зарабатывать на жизнь независимой публикацией, но это тяжелая работа, написание книги может быть даже легкой частью.

Q4. Пытливые умы хотят знать — можете ли вы поделиться с нами какими-либо предстоящими проектами?

Я надеюсь выпустить следующий Gloomwood позже в этом году, ‘Dead Festive’. это находится в работе прямо сейчас и, поскольку все хорошо, должно скоро быть с людьми. Дальнейшие книги находятся на ранних стадиях! Я также работаю над несколькими фрагментами для Beezy and Grim, надеюсь, включая некоторые анимационные работы.

Росс, большое спасибо, что ты сегодня с нами! Если вы хотите связаться с Россом, его ссылки и информацию о книгах можно найти здесь:

https://bio.ссылка/rossyoung

Приятной, мрачной недели! Сегодня среда, время для #DearDiary:

Говоря о мертвецах…

Последнее видео для одной из моих историй в Запутанная паутина , Скульптура мертвых , дебютирует в качестве буктрейлера благодаря удивительный творческий талант Бибианы Кралл! В этой причудливой сказке вы познакомитесь со скульптором Грир и узнаете о ее последнем заказе для персонажа, в который вы не совсем поверите — будет она или нет? Не забудь, Купи туфли!

#AmReading #AmReviewing

Месть серийного убийцы и темные секреты на этой неделе от авторов Twitter…

Автор Рассел, КУИНН; Последняя часть биографии Гэвина Нолана (Книга 3) , 5

Ужасные убийства и коррупция занимают центральное место в этой заключительной части серии Биография Гэвина Нолана автора Рассела. На кладбище неожиданно появляются изуродованные тела, болезненно выставленные на надгробиях, насмехаясь над следователями. Лейтенант Гэвин Нолан и его коллеги соревнуются со временем, чтобы найти демона до того, как будет убита еще одна жертва.Самое тревожное, что жертвы убийства имеют общие связи с полицией; хамоватый капитан полиции с сомнительной репутацией и грубым поведением Куинн Крейтон.

По мере того, как Гэвин и его партнеры углубляются в дело, вскоре становится очевидным, что в основе лежит сокрытие, которое начальство хочет сохранить в тайне, некоторые натравливают копа на копа. По мере того, как расследование продолжается, гнев и угрозы нарастают. Помешают ли прежние личные контакты Гэвина с Куинном продвижению дела и разрушат его нынешние отношения или сделают его следующей целью серийного убийцы?

Темные тайны, скрытое прошлое и кровавая месть держат вас в напряжении в этой истории, переворачивающей страницы.Автор Рассел завершает эту наполненную интригами серию леденящим кровь концом и дает читателям этой трилогии горько-сладкий взгляд на то, что ждет ключевых персонажей в будущем. Предупреждаю читателей, что в этой сюжетной линии есть сцены насилия и секса. Любителям мрачных, полных саспенса триллеров эта книга (и серия) настоятельно рекомендуется!

Следующий в очереди #reading :

Ищете #SummerReads ? Смотрите канал #BOOKEM !

Авторы, книги и все, что связано с писательством — догоните авторов Эми Рид, Бибиану Кролл и moi!

#BOOKEM — YouTube

Добро пожаловать в мой мир.Всем отличной #недели и #выходных, друзья!

Короны и поцелуи,

Вероника

P.S. Желаю вам отличного #августа, наполненного летним бризом! Рикхе и Джемма одобряют! 💖👑

Вероника — Рэндом Хаус Книги

Глава первая

В нижнем Манхэттене есть невероятная точка, где Вейверли Плейс пересекается с Вейверли Плэйс. Именно там я встретил Веронику снежной, ветреной ночью.

Она искала ключи на тротуаре перед домом из коричневого камня рядом с монастырем Св.Зита. Она сообщила мне об этом в пантомиме: поворачивая невидимый ключ в замке. На ней было черное пальто и широкополая шляпа, из-под которой на плечи падали длинные черные волосы. Шляпа затеняла ее глаза, как маска. Я нашел ключи — большой, странный набор на овальном кольце. Поблагодарив меня кивком, она положила его в сумочку и оглянулась через плечо на Кристофер-стрит. Проследив за ее взглядом, я не увидел ничего, кроме уличного фонаря на углу, снег, косо падавший в его конусе света, скрывал пожарный гидрант в сугробе.

«Не могли бы вы проводить меня до Шестой авеню?» — спросила она низким голосом.

Она снова взглянула на улицу, как будто там кто-то должен быть, но никого нет. В тишине было слышно, как снежинки с металлическим звоном скользят по голым ветвям деревьев.

Она шла стремглав, прямо, по летящему снегу, ее волосы развевались. Никто больше не ходил по этому участку тротуара, и мы оставили глубокие следы на снегу.

Машины на Шестой авеню медленно двигались далеко друг от друга, их шины скрипели по снегу.На мгновение она повернула ко мне свое лицо, и оно осветилось мигающим знаком. Затем она поймала такси и, сунув мне в руку конверт, быстро запрыгнула внутрь. Такси мчалось на север, скользя вокруг других машин. Башня с часами на старом здании суда для женщин показывала 1:15. Эмпайр Стейт Билдинг справа был освещен зеленым и белым светом.

В конверте было приглашение на открытие на следующей неделе в галерее на Бонд-стрит: «Полярные льдины: картины маслом Реми Синга».Засунув его в карман, я понял, что не сказал ни слова этой женщине. И я никогда не видел ее глаз.

Глава вторая

Они были разного цвета: правый синий, левый зеленый. И ее лицо в свете свечи на столе поразило меня сначала, как и в ледяном ночном воздухе. Увидев его на улице, я испугался, что мне это только показалось: неподвижное, светящееся лицо с серебристым блеском. Тонко очерченный, с длинным прямым носом и широким ртом, он был почти идентичен другому лицу, которое я фотографировал много лет назад.Не на человеке, а на фрагменте фриза, который я нашел в каких-то развалинах близ Вероны. Фриз, на котором был изображен ансамбль музыкантов, когда-то скрывался под карнизом высокого храма Меркурия, бога магии. Принадлежавшее одному из музыкантов, это было захватывающее лицо, похожее на неразрешимую загадку, которую я никогда не находил и не ожидал найти у живой женщины.

Не обращая внимания на мой взгляд, она играла с мякотью помидора на своей тарелке. Мы сидели у витрины тибетского ресторана, маленького темного места на Мортон-стрит, недалеко от реки.На стене была фреска с изображением монастыря Далай-ламы в Сере, высоко в Гималаях. Облака окружили самые высокие пики. Окна монастыря были голубые, а крыша золотая.

Я был на открытии галереи на Бонд-стрит, но ее там не было. Реми Синг была молодой евразийкой с повязкой на левом глазу. На ней была розовая кожаная куртка с красными молниями. Все ее картины были белыми, и на каждой зигзагом проходила одна черная линия.

Галерея была переполнена.Я взял с подноса бокал красного вина. Реми Синг стояла в толпе поклонников рядом с высоким рыжеволосым мужчиной лет пятидесяти, крепко сложенным, с зигзагообразным шрамом на лбу, похожим на линию на одной из ее картин. На левой руке он носил черную перчатку и, сжав губы, молчаливо выкурил несколько сигарет, скрученных в полосатую бумагу. Я заметил, что люди тянулись к нему, но никогда не подходили слишком близко.

Я стоял возле двери, поглядывая на часы, когда в меня врезался стройный, мускулистый молодой человек в замшевой куртке и затемненных очках.Он улыбнулся, показывая мне ряд очень прямых, очень белых зубов.

«Прошу прощения», сказал он. — Ты случайно не ждешь встречи с кем-нибудь?

«Может быть. Кто ты?»

«Да, я думал, что это может быть ты», сказал он, доставая из кармана карточку. — Вероника попросила меня передать тебе это.

На карточке было название и адрес тибетского ресторана. Дабтонг. Когда я поднял голову, он исчез в толпе.

Я впервые услышал ее имя.

Официант взял наши тарелки, и, порывшись в сумочке в поисках зажигалки, Вероника положила на скатерть кольцо для ключей, которое я нашел в снегу: большую карту Тибета с местами расположения всех буддийских монастырей, отмеченных красным треугольники.

Я изучил ключи. Их было шестнадцать: для замков Медеко, Сегала и Фише; также ключи от почтового ящика, огромная отмычка, крошечная и ключ от сейфа. Один из ключей от дома был помечен черной эмалью в виде буквы «Х».

Вероника курила индонезийские сигареты кретек, в табак вкручивали толченую гвоздику. Когда она говорила, слова медленно, иногда неохотно выскальзывали из ее полных губ. На ней был наряд, полностью состоящий из предметов в горошек — платье, шапка, шарф и перчатки. Платье и перчатки были синие с черными точками; платок был черный в синие точки; а шляпа была как феска — синяя на черном — с черными кистями и золотым пером.

«Я в черных дырах», сказала она. «Как черные дыры в открытом космосе.Вы знаете, они думают, что могут привести к другим системам времени и пространства. Целая другая вселенная антиматерии. Но мы бы взорвались, как только пройдем через одну из дыр.»

Когда я вошел в ресторан, она подняла руку в знак приветствия и внимательно посмотрела на меня, когда я подошел к ней.

«Я был уверен, что ты придешь , — сказала она.

Мои ноздри наполнились ее духами — огненным ароматом, — когда я села. Несколько минут мы не разговаривали. С другими женщинами это было бы невыносимо.Но ее молчание меня успокаивало.

Потом она спросила мое имя.

«Лео», — ответил я. — Всегда так сложно видеть тебя?

«Не всегда. Я голоден, а ты?»

Но она почти не притронулась к еде. Она пила чашку за чашкой горячего черного чая, приправленного по-тибетски, с маслом и солью. А когда стол был убран, она продолжила его пить, заказав у официанта третий горшочек.

«Как ты будешь спать?» — сказал я, постукивая по горшку.

«Я мало сплю», сказала она.

Через дорогу, в темной витрине антикварного магазина, я увидел отражение полной луны вдоль водонапорной башни здания, в котором мы находились. Ночь была холодная, ясная.

Я попросил чек, но когда потянулся за кошельком, его там не было.

— Я знаю, — сказала Вероника, гася сигарету, — твой бумажник пропал. Она не выглядела удивленной. «Я пригласил вас на ужин, так что я должен заплатить».

Я встал и ощупал карманы. «Мои водительские права, мои… как вы узнали, что они пропали?»
«Вам вернут.Она положила деньги на стол. «Пошли».
Мы шли на восток по Мортон-стрит. Стальные стуки по каблукам ее черных ботинок выбрасывали крошечные искры на тротуар.

«Что вы думаете о картинах Реми?» спросила она.

собираешься вернуться в галерею?»

Она впервые улыбнулась.— Нет. Хотя я уверен, что у тебя не было кошелька, когда ты уходил оттуда.

«Откуда ты это знаешь?»

Вместо ответа она заметила: «Знаешь, мы с Реми вместе ходили в школу».

Мы были на Барроу-стрит.

«Кто этот человек со шрамом?» Я сказал.

Она бросила на меня взгляд, и ее лицо стало жестким. — Ты его видел?

«Как я мог пропустить? Он был настоящим центром внимания. Вы вообще не были на открытии?»

«Нет», сказала она.— И то, что ты его видел, еще не значит, что он был там.

Глава третья

Мы внезапно свернули в узкий Г-образный переулок на Барроу-стрит. Крыса выскочила из-за мусорного бака. Голая желтая лампочка, установленная высоко на кирпичной стене, отражалась в луже. Ветки деревьев царапали окна. Там были железные ворота с висячим замком, которые вели в противоположный конец переулка. Вероника достала связку ключей и отперла замок отмычкой поменьше.

Из тени, у обвитого плющом сетчатого забора, на нас рычала собака на цепи. Я так и не увидел собаку, только блеснула цепь, когда она тащила ее. Вероника тихо сказала: «Таши», и рычание прекратилось.

«Где он?» — спросил я, вглядываясь в темноту.

«Давай», сказала Вероника.

Мы поднялись по нескольким замшелым ступеням к почти невидимой двери в стене четырехэтажного кирпичного дома, также покрытого мхом. Дверь была низкой, без ручки и могла быть частью стены.Она толкнула ее, и, пригнув головы, мы вошли в узкий коридор.

На стене в матовой латунной раме висел старый фотографический портрет пожилого азиата — тибетца, судя по чертам лица и медно-красной коже. У него было угрюмое лицо, тонкие белые усы и прямой взгляд. Он был одет в золотую мантию с высоким жестким воротником. В дальнем конце коридора Вероника толкнула еще одну дверь, и мы поднялись на два пролета по деревянной лестнице, освещенной тусклыми лампами на маленьких площадках. На лестнице стояла густая пыль, и, когда я оглянулась, мы увидели дорожку из следов.

На второй лестничной площадке Вероника открыла дверь, выкрашенную желтой эмалью, одним из ключей Медеко.

«Знаешь, — сказала она, нарушая тишину, — хороший замок, когда он открыт, должен издавать звук, похожий на щелчок пары камней под водой».

Она взяла меня за руку — впервые прикоснувшись ко мне — и повела в маленькую комнату, освещенную так слабо, что даже после полумрака коридора глазам пришлось привыкать. В углу абажур единственной горящей лампы был накрыт тканью. Прямо через комнату, над дверью, горела единственная красная лампочка, как будто внутри была фотолаборатория.Единственной мебелью был стол, два тростниковых стула, сундук и диван-кровать, покрытый мятыми одеялами. Не было окон. Вентилятор жужжал на столе рядом со стопкой книг. Рядом с диваном-кроватью стояло что-то вроде большого квадратного напольного радиоприемника, популярного в сороковых годах.

Вероника села за стол, скрестила ноги и закурила одну из своих сигарет с гвоздикой.

«Это твое место?» Я попросил.

Она покачала головой. — Моего брата. Нам нужно подождать.»

Я взглянул на дверь под красной лампочкой. «Ваш брат фотограф?»

«В каком-то смысле. Но не профессионально. Мы не можем его беспокоить, но он никогда не задерживается там надолго. Сядьте.»
Вентилятор выдул сигаретный дым через комнату, в сторону широкой полки, на которой было всего несколько предметов: магнитофон, бутылка водки, треугольное зеркало и бронзовая статуэтка бегущего оленя.

» Хочешь выпить? – спросила Вероника.

– Нет, спасибо. стена, разложенная, между парой крючков.

«Что это?» Я сказал.

«Мой отец был волшебником. Это была одна из его мантий. А это был его чемодан.»

«Как его звали?»

«У него было много имен. Вардоз из Бомбея, Эль-Шабаз из Акабы, Тронг-лук из Лхасы, Зенон Финикийский, Кардин из Кардогилла. Он всегда был из другого места. Вардоз был его любимцем. его лицо и руки и носить этот халат с черными перчатками, черным тюрбаном и длинным черным шарфом с отпечатками лун, звезд и комет.Каждое имя было для другого действия: художник побега, prestidigitator, иллюзионист. В детстве я работала одной из его помощниц. Поездил с ним по стране. Были свои костюмы. Позаботился о голубях и кроликах. Со вздохом она сняла с губ кусочек табака. — Его настоящее имя было Элбин Уайт. Ал Химик, так его звали старые друзья, потому что в детстве, прежде чем сбежать, он работал в аптеке своего отца. Когда он начинал как волшебник, он был просто Альбином-призраком.»

Дверь под красной лампочкой открылась, и из нее вышел молодой человек в черной футболке, джинсах и ковбойских сапогах.Когда я увидел его затемненные очки, я узнал в нем человека в замшевой куртке в художественной галерее.

Похоже, он не удивился, увидев нас.

— Ты пришла не вовремя, — сказал он Веронике с некоторым раздражением.

Он щелкнул настенным выключателем, и я моргнула, когда белый свет залил комнату сверху. Я увидел, что стены выкрашены в цвет морской волны.

«Лео, это мой брат Клемент. Клемент, верни Лео его бумажник.»

Без всякого выражения Клемент открыл ящик комода, достал мой бумажник и кинул его на стол.Потом небрежно пересек комнату, бесшумно, несмотря на сапоги, налил себе рюмочку водки и посмотрел на часы.

«Как вы это получили?» — сказал я, схватив бумажник, — и что вы хотели от него?

«Сейчас мне нужно послушать радио», — сказал он Веронике, демонстративно игнорируя меня и снимая очки.

Когда она встала, я увидел, что у него тоже один глаз голубой, а другой зеленый.

«Я извиняюсь за своего брата», сказала она.

Клемент открыл дверь.— Рад познакомиться, Лео, — пробормотал он, поворачиваясь к нам спиной.
Я все еще сжимал бумажник на Барроу-стрит, где ветер трепал голые ветки каштанов.

«Теперь ты знаешь профессию моего брата», сказала Вероника.

«Он вор?»

«Карманник».

Я посмотрел на свой бумажник.

«Не волнуйся, — сказала она, — ничего не пропало».

Но я больше не думал о своем кошельке. Только когда мы дошли до угла и Вероника пошла в аптеку, чтобы позвонить в телефон-автомат, я понял, что не давало мне покоя с тех пор, как мы спускались по лестнице: следы, которые мы оставили, поднимаясь по ним, исчезли.Пыль была еще густая, но чистая, как будто там неделями никто не ходил. И вдруг я тоже удивился, почему мы не нашли следов Климента по пути наверх.

Когда я зашел в аптеку, телефон-автомат был снят с крючка, свисал с провода, а Вероника исчезла.

Мужчина за прилавком сказал, что никогда ее не видел.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.