Самые популярные книги научные: Научно-популярная литература — топ-100

Содержание

Какие самые лучшие научные книги: обзор

Книги научно-популярного и научно-фантастического жанра – отличный способ сбежать от суеты будней и погрузиться в другие миры, с которыми знакомят авторы произведений – ученые и писатели. Следующие книги будут интересны каждому, кому небезразлична судьба человечества и вопросы научно-технического прогресса.

Самая известная книга Хокинга

Одной из лучших научных книг по праву считается «Краткая история времени» Стивена Хокинга. Ее ученый посвятил поискам ответа на важнейший вопрос, поставленный еще Эйнштейном: был ли выбор у Бога, когда он творил Вселенную? При написании своего труда Хокинг был убежден, что каждая из научных формул может в два раза снизить количество потенциальных покупателей, и автор решил изложить все свои теории доступным языком.

В одной из лучших научно-популярных книг Хокинг простыми словами излагает идеи теории квантового притяжения. Эта область физики пока что не завершена и объединяет в себе общую теорию относительности Эйнштейна и квантовую механику. Хокинг начинает свою книгу с рассказа о том, как эволюционировали представления человека о Вселенной: начиная от небесных сфер древнегреческих философов Аристотеля и Птолемея и до понимания того факта, что Солнце представляет собой обычную желтую звезду средней величины, расположенную в рукаве спиралевидной галактики – прямо посреди сотен миллиардов других таких же галактик.

«Физика невозможного» Митио Каку

Еще одна из лучших научных книг, давно получившая признание у читателей. В ней известный исследователь Митио Каку изучает те технологии, физические явления или приборы, которые сегодня кажутся невозможными с точки зрения их реализации в будущем. Ученый доступным читателю языком также рассказывает об устройстве нашей Вселенной, о Большом взрыве и загадочных объектах – черных дырах.

Совсем недавно нам было сложно даже представить те вещи, которые сегодня стали привычными. Невозможными еще столетие назад казались мобильный телефон и интернет. Митио Каку в своей лучшей научной книге (литературы подобного плана много, но эта книга – одна из самых увлекательных в своем роде) пишет о том, какие сегодняшние прогнозы фантастов могут сбыться в ближайшем будущем. Уже в XXI веке могут быть реализованы невидимость, чтение мыслей, связь с межпланетными цивилизациями и даже путешествия из галактики в галактику.

«Голубая точка», Карл Саган

Многие читатели считают данную работу лучшей научной книгой, которая повествует о нашей безграничной Вселенной и о воображаемой значимости человека в ней. Карл Саган пишет о том, что даже если бы и существовали цивилизации, похожие на нашу (или которые были бы значительно более древними и развитыми, чем человечество), то они мы не могли бы преодолеть те значительные расстояния, что разделяет наши миры.

Ученый пишет о том, что даже если оправдаются самые оптимистические оценки, согласно которым на 1 млн звезд приходится светило, неподалеку от которого развивается технологическая цивилизация, и такие очаги распределены равномерно во Вселенной, то ближайшая к нам окажется как минимум на расстоянии сотни световых лет. Даже если сегодня человечество станет посылать сигнал этой цивилизации, то он поступит к ней только через 150 лет. При этих оценках, которые ученый справедливо называет крайне неопределенными, взаимный ответ от внеземной цивилизации поступит только к 2350 году.

Эта работа – одна из лучших научных книг, так как позволяет читателям понять, насколько сложным процессом является освоение космоса, и как медленно он происходит. Непросто принять тот факт, что человек не является центром Вселенной. Он всего лишь небольшой островок в огромном, безбрежном океане. Ученый в своей лучшей научной книге рассказывает о том, что человек уже смог узнать о других мирах и о том, как понять наш собственный мир.

Ричард Докинз, «Эгоистичный ген»

Многие читатели пишут о том, что данная книга способна если не перевернуть мировосприятие, то, по крайней мере, посмотреть на окружающий мир совершенно под другим углом. Они пишут о том, что для них биология стала столь же захватывающей, как и другие дисциплины – хотя до этого казалось, что это совершенно не так. В своей лучшей научной книге Докинз пишет о том, что человека делают гены. Фактически он является животным, существующим для того, чтобы обеспечить свое выживание и транспортировать гены. Вселенная «эгоистичного гена» — это мир, где балом правит жестокая конкуренция и безжалостная эксплуатация одного живого существа другим.

А как же альтруистические действия, иногда наблюдаемые в природе? Например, пчелы, которые совершают благородное самоубийство, когда жалят врага ради защиты улья? Докинз в своей книге доказывает, что это совершенно не противоречит фундаментальному правилу об эгоистичности гена. Докинз в своей лучшей научной книге надеется, что вид Homo Sapiens является единственным, который в силах дать отпор эгоистичному гену. Данная книга для многих читателей стала более интересной и захватывающей, чем самый остросюжетный роман. И кроме того, она позволяет понять, что биология – вовсе не скучная дисциплина, как может показаться на первый взгляд.

Топ-10 самых популярных книг

Многих читателей интересует рейтинг лучших научных книг. Списки и рейтинги помогают определиться с произведением, которое можно почитать в первую очередь Согласно одной из версий, топ-10 самых увлекательных изданий выглядит так:

  1. Ричард Докинз, «Рассказ предка. Паломничество к истокам жизни».

  2. Александр Панчин, «Сумма биотехнологии».

  3. Роберт Хейзен, «История Земли. От звездной пыли — к живой планете. Первые 4 500 000 000 лет».

  4. Светлана Бурлак, «Происхождение языка».

  5. Александр Соколов, «Мифы об эволюции человека».

  6. Роб Найт, «Смотри, что у тебя внутри. Как микробы, живущие в нашем теле, определяют наше здоровье и нашу личность».

  7. Сергей Попов, «Суперобъекты: Звезды размером с город».

  8. Кристофер Хэдфилд, «Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите».

  9. Митио Каку, «Будущее разума».

  10. М. Фарадей, «История свечи».

Лучшая книга в номинации «Естественные науки» в 2017 году

Стоит отметить и книгу Дарьи Варламовой и маркетолога Антона Зайниева «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города», которая стала лучшей научной книгой года в 2017 году в номинации «Естественные науки». Данная книга предназначается не для психиатров, а для широкой аудитории. Каждый при ее помощи может разобраться в том, чем является депрессия, биполярно-аффективным расстройством или же обсессивно-компульсивным расстройством.

Лучшая научная фантастика: книги и рейтинг

Тех, кто увлекается работами популяризаторов науки, могут заинтересовать и произведения научно-фантастического жанра. Отличие данного направления от других ему подобных заключается в способе объяснения фантастических событий. Например, что касается мира фэнтези, то он совершенно нереален, и его существование носит сверхъестественный характер. Явления в этих мирах не нужно объяснять дополнительно.

Например, эльфы могут читать мысли, и никакого дополнительного объяснения, в отличие от научно-фантастических книг (лучшие из них будут рассмотрены далее), не требуется. Рассмотрим рейтинг самых интересных произведений данного жанра:

  1. “Автостопом по Галактике”, Дуглас Адамс (1979).
  2. “Машина времени”, Герберт Уэллс (1895).
  3. “Дюна”, Фрэнк Герберт (1965).
  4. “Мечтают ли андроиды об электроовцах?”, Филип Дик (1968).
  5. “Марсианин”, Энди Уир (2011).

Другие интересные книги жанра научной фантастики

Помимо перечисленных, для тех, кому нравится данный жанр, представят интерес еще несколько изданий. Одной из лучших в своем роде работ остается «Солярис» Станислава Лема. В ней идет речь о психологе Кельвине, который на огромном расстоянии от Земли высаживается на припланетную станцию, странным образом захламленную. Никто не встречает Кельвина, кроме одного человека, пугающегося при виде гостя чуть ли не до обморока. Встречающий не отвечает на его вопросы, но дает приказ не трогать других обитателей станции и ничего не делать. Через некоторое время Кельвин встречает огромную обнаженную негритянку, «чудовищную Афродиту».

Еще одна интересная книга – «Конец вечности» А. Азимова. Ее называют истинным образцом виртуозной игры писателя с пространством и временем. «Конец вечности» является одним из лучших и увлекательных произведений писателя, который сам себя считал прежде всего фантастом. Хотя в действительности Азимов считается превосходным популяризатором науки и истории ее развития. Он составлял сборники научной фантастики, писал книги детективного жанра, комментировал Шекспира, Байрона и даже Библию.

Многие читатели пишут о его книге «Конец вечности» как о самом интересном и увлекательном произведении. В нем нет скучных описаний, а за внешним сюжетом скрываются интересные мысли о том, как эволюционировал человек, о межпланетных путешествиях, о тех опасностях, которые подстерегают желающих исправить ошибки прошлого. В произведении даются ответы на важные вопросы, которые редко встретишь на страницах научной фантастики.

Лучшие научно-популярные и познавательные книги в 2020 году

Аннотация: 14 июля 2015 г. произошло удивительное событие. Более чем в 4,8 млрд км от Земли маленький космический аппарат NASA под названием «Новые горизонты» промчался мимо Плутона со скоростью более 50 000 км/ч, направив все свои приборы на таинственные ледяные миры, а затем продолжил путешествие к дальним пределам Солнечной системы.

Ничего подобного не случалось на памяти целого поколения — исследований новых миров не было со времен полетов «Вояджеров» к Урану и Нептуну, — и ничего похожего на это не планировалось в будущем. На сайте NASA, посвященном экспедиции, за дни перед пролетом и после него побывало более 2 млрд человек. А теперь все подробности этого исторического проекта можно узнать из рассказа непосредственных его участников — руководителя Алана Стерна и других членов команды.

Эта книга — захватывающий репортаж о научном открытии, о десятилетиях самоотверженной и настойчивой работы, о политических сражениях внутри NASA и вокруг него, о высоком мастерстве, которое потребовалось для того, чтобы спроектировать и построить космический аппарат, а затем отправить его в полет. И еще о дальнейшей судьбе программы и о том, что нас ждет за новыми горизонтами.

Авторы подробно описывают предысторию исследований Плутона, подготовку миссии и сам полет продолжительностью 9,5 лет к этой самой далекой планете Солнечной системы. Книга захватывает читателя в вихрь волнительных событий, где временами кажется, что полет так и не удастся осуществить, заставляет сопереживать команде «Новых горизонтов» до самого конца повествования.

Рассказ о миссии космического зонда к Плутону. Пока корабль летел, планету успели разжаловать в астероиды. Это пожалуй самый длительный проект по обследованию дальних планет — от начала проектирования миссии до ее выполнения прошло около 30 лет. Из неожиданного — у Плутона есть 4 спутника. Организатор проекта зарабатывал деньги, продавая участки на Марсе.

Издательство: Портал, 2021 год,
твёрдая обложка, 384 стр.
ISBN: 978-5-907241-34-3

Аннотация: Всего лишь 28 000 лет назад в пещерах у Гибралтарского пролива закончилась эпоха неандертальцев. Мы привыкли считать их грубыми, неуклюжими и не слишком сообразительными людьми, над которыми легко взяли верх наши ловкие и хитрые предки… Но действительно ли это было так просто? Если рассматривать родословную человечества как схему с пересекающимися ветвями, то выяснится, что между отдельными видами людей очень много общего. К тому же большая часть признаков так называемой когнитивной революции была присуща и неандертальцам. Клайв Финлейсон уверен: судьбу неандертальцев и «современных людей» определили экологические факторы. Если бы климат не изменился в нашу пользу около 50 миллионов лет назад, все могло сложиться иначе…


Издательство: М.: АСТ, 2020 год,
твёрдая обложка, 544 стр.
ISBN: 978-5-17-116636-6
Серия: Цивилизация и цивилизации

Аннотация: Что такое кризис? Почему одни страны успешно преодолевают его последствия, а другие нет? И каков механизм преодоления? Как шесть стран – Япония, Финляндия, Чили, Индонезия, Германия и Австралия — оказались в кризисном положении и как они нашли из него выход? Кризисы были и будут всегда… Какая страна следующая? Вновь Япония? Или США? А может быть, весь мир? Обо всем этом и многом другом рассуждает в своей книге Джаред Даймонд — автор, удостоенный Пулитцеровской премии за книгу «Ружья, микробы и сталь».

У Даймонда все одно — кто читал одну его книжку, тот читал их все.


Издательство: М.: АСТ, CORPUS, 2021 год,
Формат: 60×90/16, твёрдая обложка, 368 стр.
ISBN: 978-5-17-121921-5
Серия: Книги Политеха

Аннотация: Британский журналист и писатель Оливер Мортон освещает в своих работах влияние научно-технического прогресса на нашу жизнь. Луна испокон веков занимала второстепенное место в мифологическом сознании, в культурном контексте, а потом и в астрономических исследованиях. Краткий апогей ее славы, когда по лунной поверхности прошлись люди, окончился более полувека назад. И тем не менее Луна всегда рядом, скромная, но незаменимая, неразрывно связанная с прошлым, настоящим и будущим человечества. Мортон создает ее объемный портрет, прорисовывает все грани нашего с ней взаимодействия и наглядно показывает: что бы ни происходило с нами дальше, Луна продолжит играть свою тихую, но ключевую роль.

Комментарий: Документальное произведение.

Колонизация спутника, выбор места, обоснование по полезным ископаемым, устройство колонии, политический режим колонистов — неожиданное прожектерство, местами интересно.

Космические фотографии всегда завораживают. Таких изданий вообще-то много уже было и надеюсь будет. Просто для коллекции эти три книги:

Нирмала Натарадж «Удивительные планеты» — Бомбора, 2019, ISBN: 978-5-699-91905-5, 256 стр. (эта пожалуй самая шикарная потому что на меловке, фотоснимки просто изумительны)

Издательство: М.: Бомбора, 2020 год, 4000 экз.
твёрдая обложка, 256 стр.
ISBN: 978-5-04-106197-5

Аннотация: Новый альбом уникальных фотографий Земли прямо с борта Международной космической станции, созданный космонавтом Сергеем Рязанским. Пустыни и города, горы и вулканы, реки и острова — такими вы сможете увидеть их только с орбиты. Наша прекрасная планета тысячи цветов предстанет перед вами в поистине удивительном ракурсе. Раскладывающиеся панорамные развороты сделают удовольствие от книги незабываемым!

Комментарий: Новый альбом уникальных фотографий Земли прямо с борта Международной космической станции, созданный космонавтом Сергеем Рязанским.

Издательство: М.: АСТ, 2020 год, 2000 экз.
Формат: 60×84/8, твёрдая обложка, 216 стр.
ISBN: 978-5-17-117925-0
Серия: Как наблюдать за звездами

Аннотация: NASA начала планировать запуск большого телескопа в 1970-е годы, а на орбите космическая обсерватория оказалась только в 1990 году. И вот уже 30 лет мы познаем Вселенную по снимкам, которые передает на Землю «Хаббл», — познаем ее и удивляемся ей. Под этой обложкой трогательная история запуска, наладки, ремонта, усовершенствований и достижений легендарного телескопа, а также коллекция портретов самых значимых и оригинальных космических объектов, изучение которых легло в основу смелых научных теорий и перевернуло нашу картину мира.

Авторы: историк астрономии Дэвид Деворкин, Роберт Смит, историк науки и участник подготовки запуска телескопа Джеймса Уэбба. Предисловие написал Роберт Киршнер, Клоусовский профессор Гарвардского университета, автор революционного исследования о сверхновых и расширении Вселенной, которое стало возможным благодаря телескопу «Хаббл».

Научный редактор — А. М. Красильщиков, к. ф.-м. н., старший научный сотрудник лаборатории Астрофизики высоких энергий Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе.

Нирмала Натарадж «Удивительные планеты» — Бомбора, 2019, ISBN: 978-5-699-91905-5, 256 стр. (эта пожалуй самая шикарная потому что на меловке, фотоснимки просто изумительны)

Издательство: Минск: Дискурс, 2020 год,
твёрдая обложка, 304 стр.
ISBN: 978-985-7251-01-8

Аннотация: Причуды эволюции не перестают нас изумлять, особенно когда мы сталкиваемся с животными, которые кажутся невероятными и даже устрашающими. Порой нас пугает их внешний вид, а иногда — привычки или рацион… Как они вообще смогли появиться и уцелеть? Автор предлагает поближе познакомиться с голыми землекопами, морскими пауками, тихоходками, выхухолями и прочими удивительными созданиями — возможно, к тому моменту, когда вы перевернете последнюю страницу книги, многие из ее героев покажутся вам довольно симпатичными. А при чем тут, собственно, часовщик и почему он близорукий, читайте в книге.

Книжка напомнила великолепную работу Андрея Журавлева «Парнокопытные киты, четырехкрылые динозавры, бегающие черви..» (СПб, Ломоносовъ, 2015). Там есть любопытные открытия, например что мамонты не были бурыми, они были белыми, а шерсть за тысячелетия лежания в земле набралась железа.

https://fantlab. ru/edition223850

Роберт Хейзен «Симфония номер 6. Углерод и эволюция почти всего» — Альпина, 2021 г.

Предыдущая книга Хейзена «История Земли. Первые 4 500 000 000 лет» — стэптолдианскиим размахов рассказывает историю нашей планеты. Всплывают любопытнейшие детали, например что с 850 по 800 млн лет назад вся Земля была скована ледяным панцирем. Не год, а 50 миллионов лет.

Сьюзен Хокфилд «Время живых машин» — Альпина нон-фикшен, 2021, 236 стр. 978-5-00139-359-7

Помните фантастику Гуревича «Глотайте хирурга», Азимова «Фантастическое путешествие»? Вот эта книжка показывает что эти чудеса уже скоро.


Издательство: М.: Альпина нон-фикшн, 2018 год, 3000 экз.
Формат: 60×90/16, твёрдая обложка, 400 стр.
ISBN: 978-5-91671-776-1

Аннотация: «Однажды люди научатся жить на Титане, самом крупном спутнике Сатурна» — этими словами начинается книга «За пределами Земли», написанная планетологом Амандой Хендрикс и научным журналистом Чарльзом Уолфортом. Не на Марсе, как считалось долгие годы, а именно на Титане, с его плотной атмосферой, щадящим климатом и неисчерпаемыми запасами топлива и воды, возможно создание автономной колонии. Аргументируя свою точку зрения, ученый и журналист показывают не только неизбежность и заманчивые перспективы освоения планет и спутников Солнечной системы, но и болевые точки государственного и коммерческого освоения космоса, политические, бюрократические и научные проблемы, которые препятствуют покорению иных миров. И все же это реальная перспектива, а не фантастический сценарий, убеждены авторы и заражают своей верой читателя.

Комментарий: Научно-популярное произведение о будущей колонизации человечеством Титана, спутника Сатурна.
Художник не указан.

Книга перемежается рассказами о современном состоянии дел в изучении спутника Титана космическими зондами — и фантастическими рассказами о полете сверхкорабля с поселенцами, в середине этого столетия.

«Фабрика планет: Экзопланеты и поиски второй Земли», Элизабет Таскер. Альпина нон-фикшен, 2019, 486 стр. 978-5-91671-949-9

За последние двадцать лет открыто более тысячи планет у чужих звезд. Планеты газовые гиганты, планеты с опасными орбитами, планеты слишком далекие от своих звезд или чересчур близкие к источнику тепла. Все эти причуды природы описываются и изучаются, и ученые продолжают искать миры, близкие по комфортности нашей Земле.

Сборник «Человек в космосе» — Нил Армстронг, Базз Олдрин, Алексей Леонов, Ричард Докинз и др. рассказывают что они ждали от космоса, и как человечеству осваивать вселенную.

Издательство: М.: Альпина Паблишер, 2018 год,
Формат: 60×90/16, твёрдая обложка, 284 стр.
ISBN: 978-5-91671-769-3

Аннотация: Если наша планета не уникальна, то вероятность повсеместного существования разумной жизни огромна. Более того, за всю историю человечества у инопланетян было достаточно времени, чтобы дать о себе знать. Так где же они? Какие они? И если мы найдем их, то чем это обернется? Ответы на эти вопросы ищут ученые самых разных профессий — астрономы, физики, космологи, биологи, антропологи, исследуя все аспекты проблемы. Это и поиск планет и спутников, на которых вероятна жизнь, и возможное устройство чужого сознания, и истории с похищениями инопланетянами, и изображение «чужих» в научной фантастике и кино. Для написания книги профессор Джим Аль-Халили собрал команду ученых и мыслителей, мировых лидеров в своих областях, в числе которых такие звезды, как Мартин Рис, Иэн Стюарт, Сет Шостак, Ник Лейн и Адам Резерфорд. Вместе они представляют весь комплекс вопросов и достижений современной науки в этом поиске, и каждый из них вносит свой уникальный вклад.

Сборник статей физиков, химиков, астрономов, биологов, геологов с печальным лейтмотивом. Обновленная версия пресловутой формулы Дрейка. Ответ на вопрос Энрико Ферми. Теперь счет инопланетян снижен на сотни порядков. Жизнь во Вселенной скорее всего есть везде — но это самая простейшая жизнь, даже не клеточная. Но практически нет и не может быть многоклеточной жизни вообще. Один из наиболее убедительных тезисов о сложности появления многоклеточной жизни выглядит так: археи и бактерии жили бок о бок на Земле 2 миллиарда лет, но соединились в протоособь, которая дала старт многоклеточным — лишь через два миллиарда лет сосушествования с одном океане. И после этого за 2,5 млрд лет такая случайно не повторилась ни разу. Подробнее об этом в книжке «Хлопок одной ладонью», в конце списка.


Издательство: М.: АСТ, CORPUS, 2020 год,
твёрдая обложка, 720 стр.
ISBN: 978-5-17-112710-7
Серия: Библиотека фонда «Эволюция»

Аннотация: «А правда, что последние находки антропологов не подтверждают происхождение человека от обезьяны?», «А правда, что «недостающее звено», переходная форма между человеком и обезьяной, так и не найдено?», «А правда, что современные ученые давно уже не рассматривают теорию эволюции всерьез?», «А правда, что питекантропа на самом деле не было, а его останки – подделка «первооткрывателей»?» Вокруг теории эволюции всегда было множество домыслов, недопонимания и спекуляций. Научный журналист Борис Жуков собрал невероятное количество информации, которая, с одной стороны помогает понять, что же такое теория эволюции и как она укреплялась в мировом научном сообществе, а с другой – подробно описывает те изменения, которые произошли с этой теорией в связи с новейшими открытиями в области молекулярной биологии, антропологии, генетики, иммунологии и других наук.

Издательство: М.: Альпина нон-фикшн, 2020 год,
Формат: 60×90/16, твёрдая обложка, 526 стр.
ISBN: 978-5-00139-302-3

Аннотация: Когда и почему наши предки потеряли свою шерсть? И действительно ли потеряли? Почему мы не голые и не водные, а, скорее, потеющие обезьяны? Сколько сумасбродных гипотез было предложено, чтобы объяснить нашу безволосость, и почему вопрос остался открытым? Что про эволюцию человека могут рассказать вши и блохи? Как изменился цвет кожи в процессе эволюции: наши предки посветлели или потемнели? А может, сначала потемнели, а потом посветлели? К чему была вся эта чехарда и при чем тут неандертальцы? Зачем голубые глаза лемурам, а лысина — макакам? И правда ли, что борода не привлекает женщин, зато устрашает мужчин? Об этом и многом другом рассказывает в своей книге редактор портала Антропогенез. РУ Александр Соколов, еще раз доказывая, что наука — это потрясающе интересно и порой парадоксально.


Издательство: М.: Бомбора, 2020 год, 3000 экз.
твёрдая обложка, 464 стр.
ISBN: 978-5-04-111733-7
Серия: Подпишись на науку. Книги российских популяризаторов науки

Аннотация: Мезозой — это триумф, это величие! Вторая часть трилогии «Палеонтология антрополога» известного российского популяризатора науки Станислава Дробышевского иллюстрирует картину нашей Земли в мезозойскую эру. На протяжении большей части мезозоя развитие шло как в замедленной съемке. В этот период появились цветковые растения и бабочки, черепахи и змеи, птицы и млекопитающие. Исчезли динозавры, птерозавры, ихтиозавры, плезиозавры, мозазавры и прочие «завры». Казалось бы, зачем нам знать о них, если от них не осталось потомства? Если уж такие великолепные существа, в течение многих эпох правившие планетой, не справились, мы-то точно не сдюжим? Но нет! Существование аммонитов, плезиозавров и всех прочих странных созданий минувшего не прошло впустую. Своей ежедневной жизнью они влияли на экосистемы, меняли мир, в котором обитали, заставляя и наших предков эволюционировать. Не будь их, не было бы никаких гарантий, что один из видов спустя еще шестьдесят три миллиона лет взял бы в каждую руку по камню и начал новую эпоху в истории планеты, а возможно — и всей Галактики.

Дробышевский активен, азартен, блестящий лектор — теперь это запечатлено и в книжной форме. Удивительные подробности и факты — например крокодил, из-за того что у него нет щёк, теряет 70% своей пищи.


Аннотация: Рассказ из первых уст об одном из самых значимых открытий 21-го века — новом для человеческого «генеалогического древа» виде Homo Naledi.

В 2013 году два исследователя пещер показали Ли Бергеру фотографии из южноафриканской пещеры. Она была усыпана костями, которые явно принадлежали не современному человеку. Проход в эту пещеру был очень узкий: Бергеру пришлось обратиться с призывом о помощи в Сеть — на необычное сообщение откликнулись десятки людей, достаточно худых, чтобы пролезть в эту пещеру и помочь ученому добыть ценный материал. Команда энтузиастов, которых Бергер называл «подземными космонавтами», помогла сделать открытие всей его жизни — найти множество костей и более 15 скелетов, которым примерно 2 миллиона лет. Команда Бергера открыла новый вид, который назвали Homo naledi.

Пещера с самыми богатыми залежами костей гоминид поставила перед учеными много вопросов:

когда возник этот вид — до, во время или после развития Homo Sapiens?

почему в пещере нет ничего, кроме останков этих людей?

хоронили ли они своих мертвецов?

если да, то у них был определенный уровень самосознания, они осознавали свою смертность. А это характеристика, которая присуща нам, людям.

населял ли Землю настолько же разумный вид, как и мы, до нас или в одно время с нами?

В своей увлекательной книге Ли Бергер не только обсуждает эти вопросы, но и делится историей своего большого открытия.

Аннотация: Книга, которая легла в основу одноименного знаменитого голливудского фильма с Робертом Де Ниро в главной роли! История, которая читается как хорошая фантастика — хотя в действительности в ней описана правда! … Летаргический энцефалит. Болезнь, эпидемия которой прокатилась по всему миру в 1918-20 годах. Десятки людей впали в летаргический сон, продлившийся ни много ни мало — пятьдесят лет. Их считали безнадежными и содержали в специальных клиниках. Но когда в начале 1970-х на рынок лекарственных препаратов вышло новое лекарство, предназначенное для борьбы с болезнью Паркинсона, молодой врач Оливер Сакс попытался испробовать его на пациентах, страдающих «сонной болезнью». Он шел на риск и верил в чудо…

Комментарий: Документальное произведение.

Книжка Оливера Сакса попала сюда прицепом — об этой истории с редчайшей болезнью рассказывается в книжке Николая Кукушкина, а тут так удачно книга вышла на русском языке, можно прочитать подробнее. Это звучит так успокаивающе — летаргический сон, ну подумаешь, спит человек. Одна из проснувшихся рассказала что все сорок лет ей снился один и тот же сон по кругу — она ходит по огромному пустой замку, и отовсюду играет одна и та же музыка. Причем она понимает что спит и надо проснуться, но что-то ее держит. И это сорок лет, из часа в час, бесконечно.

Издательство: М.: Альпина нон-фикшн, 2020 год,
Формат: 60×90/16, твёрдая обложка, 336 стр.
ISBN: 978-5-91671-995-6

Аннотация: Книга рассказывает о прошлом, настоящем и будущем самых, быть может, загадочных созданий на Земле. О том, как выглядели древнейшие, ранние киты, как эти обитавшие на суше животные миллионы лет назад перешли к водному образу жизни, мы узнаем по окаменелостям. Поиск ископаемых костей китов и работа по анатомическому описанию существующих видов приводила автора в самые разные точки планеты: от пустыни Атакама в Чили, где обнаружено самое большое в мире кладбище древних китов — Серро-Баллена, до китобойной станции в Исландии, от арктических до антарктических морей. Киты по-прежнему остаются загадочными созданиями. Мы знаем о них мало, слишком мало, но геологические масштабы их жизни и параметры их тел завораживают нас. К тому же они разговаривают друг с другом на непостижимых языках. У них, как и у нас, есть культура. Выдающийся знаток китов Ник Пайенсон отвечает на вопросы о том, откуда появились киты, как они живут сегодня и что произойдет с ними в эпоху людей — в новую эру, которую некоторые ученые называют антропоценом.

Издательство: СПб.: Питер, 2020 год,
твёрдая обложка, 352 стр.
ISBN: 978-5-4461-1576-1
Серия: New Science

Аннотация: 14 миллиардов лет. Полет нормальный. А ведь когда-то, сразу после Большого Взрыва, Вселенная увеличилась настолько, что достигла размеров грейпфрута. За эти 10-33 секунды в ее истории прошла целая эпоха. Когда-то во Вселенной было настолько жарко, что в ней еще не могли образоваться звезды, а потом все стало гораздо интереснее. Выйдите ясной ночью на улицу, полюбуйтесь просторами Млечного пути, а потом прочтите эту книгу и осознайте, что история всего на свете только начинается. У вас в руках трепетная, увлекательная и завораживающая книга для всех, кто любит смотреть в небо и хочет понимать, что же он там видит. Добро пожаловать во Вселенную (кстати, и полотенце не забудьте).

«Тайсон и Голдсмит — лучших гидов по космическим путешествиям и пожелать нельзя.» — Митио Каку.

Чтобы насладиться великолепием цветных фотографий Большого Космоса (в первую очередь, снимками с космического телескопа «Хаббл»), перейдите по ссылке, и скачайте файл с иллюстрациями (https://goo.gl/geuoxy).

Аннотация: Наши представления о черных дырах чаще всего основываются на популярных мифах и нескольких общеизвестных научных фактах. Описывая историю исследования черных дыр, Крис Импи с легкостью развенчивает наиболее распространенные заблуждения и приоткрывает дверь в загадочный мир далеких звезд и их невидимых, но влиятельных спутниц.

В этой книге история астрофизики предстает как череда потрясающих открытий, сделанных несколькими поколениями увлеченных и талантливейших ученых, сумевших описать прошлое, настоящее и будущее космического пространства, вычислить приблизительное местоположение ближайших черных дыр и предположить, что ждет Вселенную через миллионы лет.

Пожалуй, лучшая книжка в обзоре про появление и развитие жизни. История развития жизни как процесс, как борьба двух противоречивых концепций: продолжение рода — и индивидуальное развитие. Лёгкий стиль изложения с шутками-прибаутками, множество карикатур:

Хлопок одной ладонью: Как неживая природа породила человеческий разум

Кукушкин Николай

Альпина нон-фикшн

2020, ISBN 978-5-00139-301-6, 542 стр.

Издательство: М.: АСТ, CORPUS, 2020 год,
Формат: 60×90/16, твёрдая обложка, 288 стр.
ISBN: 978-5-17-098941-6

Аннотация: Либеральная наука стала самым эффективным способом изучения мира, изобретенным человеком. Благодаря строгой этике, науке удалось отладить процесс накопления и проверки знаний.

Одна из серьезных угроз научному поиску — авторитарные режимы, которые транслируют свое понимание истины и подавляют любое несогласие. Но и общественный мейнстрим ополчился на верховенство науки. Борьба с ранящими словами, задетые чувства «профессиональных оскорбляющихся», диктат меньшинств, буквально понимаемое человеколюбие — это мощные силы новой реальности, претендующие на власть и влияние.

Однако необходимо помнить, что «создавать знание больно — по той же причине, по которой это бывает так захватывающе. Знание не достается нам бесплатно, мы должны за него страдать». Только защитив свободную науку от этих угроз, можно рассчитывать на дальнейшее развитие мысли.

Эта книжка не о космосе и не о биологии, не о робототехнике и не о геологии. Она об эпистемологии.

Рассказывается как и почему появилась наука в современном виде и в чем причина взрывного роста знаний в последние века. Дело не только в децентрализации и демократизации процесса получения знаний и росте количества университетов, но и в отсутствии политического вмешательства в науку. Никто не может обладать абсолютным или окончательным знанием о чем бы то ни было. Вчерашний авторитет низвергается, концепции меняются, уточняются, переписываются — в этом бесконечном процессе и заключается суть науки. Не может быть постоянного авторитета — авторитаризм ведет к фундаментализму, в негативном смысле слова («для фундаменталиста в мире существует только истина и много лгунов»). Ни в одной научной дисциплине нет незыблимых постулатов, всё подвержено сомнению, изменению, уточнению, пересмотру. Требовать на законодательном или административном уровне закрепить равенство концепций — значит цементировать текущее состояние в науке, и запретить развиваться. Д.Рауш прослеживает генезис этого подхода — ни много ни мало, прямиком от обезьяних процессов (1925, Теннеси, и др.), чьи методы аргументации и уловки вошли в современную жизнь и используются разными группировками, борющимися за привилегии под видом борьбы за права.

Релятивизм ошибочен (у каждого своя правда), а фаллибилизм правомочен (каждый может заблуждаться).

Вы можете считать что луна сделана из молодого сыра, но если вы хотите чтобы это мнение было признано знанием, то вы должны отдать его на проверку в рамках игры в науку. И если ваше мнение проиграет, то оно не будет включено в научные тексты. Нельзя уважать ничье мнение, если оно не прошло проверку знанием, мнения ничего не стоят и не достойны уважения, только знания.

С помощью науки создаются самолеты, лекарства, компьютеры, посудомоечные машины и многие другие хорошие вещи. Некоторые замечательные инженеры и ученые — креационисты, и им это не мешает. Чтобы управлять лабораторией по созданию компьютерных микросхем, не обязательно принимать либеральные интеллектуальные ценности. Советский Союз показал что можно задушить свободу мысли, но иметь высокотехнологичную космическую программу. Аятолла Хомейни выступал за технологии без либерализма. Ему говорили что ТВ и самолеты которыми он пользуется, созданы на Западе. Он отвечал «это то хорошее, что пришло с Запада. Мы не боимся вашей технологии и науки, мы боимся ваших идей».

Фундаментализм и ортодоксия в науке выгодны низкокачественной интеллигенции, неконкурентноспособной в открытой конкурентной борьбе свободного общества, поэтому государство (с ортодоксальными правителями) стремится окуклиться и перейти к автаркии (закрытию границ на всех уровнях, даже к запрету перемещения идей).

Вслед за Гансом Айзенком (1916-1997) и К.Г.Юнгом (1875-1961) Д.Рауш отмечает что новые инквизиторы, регламентёры доброго отношения всех ко всем, действуя из благих побуждений, на самом деле восстают против порядка. Людям с различными психологическими отклонениями общественная структура, где доминируют нормальные люди, кажется системой притеснения. У них появляется мечта, некая утопия счастливого мира и новой социальной системы, где все будут равны, и не нужно будет подчиняться законам и обычаям, значение которых труднопостижимо малообразованному человеку, где всё будет просто и понятно, они мечтают о мире, в котором доминировал бы простой и эффективный способ управления, и в котором конечно же им будут гарантированы безопасность и процветание. Легче всего этого достичь введя квоты на премирование, и законы о равном или пропорциональном представительстве в органах управления, власти, в культуре, в кино, в спорте и даже в научных учреждениях. Группа погромщиков с радостью принимает любую идеологию которая будет оправдывать их деструктивные действия. Человеческая натура требует чтобы мерзкие вопросы были заглушены сверхкмопенсационной мистикой, чтобы заставить замолчать сознание и критические способности, свои или других людей. Грабёж просто так — это уголовное преступление, а грабеж узурпатора — это священное действие, поэтому деструктивные культы, религиозные или политические, слишком много говорят о своей идеологии, ведь если лишить эти движения идеологии, то не остается ничего кроме непривлекательной реальности и негуманных действий.

Торможение развития науки происходит при засилье ортодоксов, представляющих начальников властвующей доктрины. Учащиеся и научные сотрудники в СССР, писавшие работы до 1991 года, помнят что начинать надо было обязательно с цитаты из эМ-ЭЛ классиков, подкрепляющих важность данного исследования. Не важно что марксизм был маргинальным течением в мировой науке и опровергнут еще при жизни основателей (работы Ойгена фон Бем-Баверка (1851-1914) были доступны на русском языке в дореволюционных публикациях, но сухой академический стиль разбора «Капитала» проигрывал в толпе на митинге работам Карла Маркса (1818-1883), который писал в упрощенной стилистике, доступной самому примитивному, необразованному мировосприятию), важно что надо было проштудировать книги эм-эл философии и ввернуть подходящую цитатку. У археологов была спасительная самодельная брошюрка, составленная (по слухам) великим эрудитом Л.С.Клейном (1927-2017) — он собрал цитаты из классиков, с точным указанием источника и номера страницы, распределив высказывания по разным археологическим эпохам, от эпохи первобытного камня австралопитеков до бронзового века, от раннего железного века и античности — до номадов и средневековья. Общеизвестно печальное влияние идеологии на генетику, историю, кибернетику. (Причина сочащейся ненавистью уничижительной фразы «кибернетика — продажная девка буржуазии» в том, что Норберт Виннер (1894-1964) доказал невозможность управления без обратной связи, а в сложных системах необходимо еще распределение и делегирование). Удивительно, что от ортодоксальной идеологии страдало и сельское хозяйство — у кого-то из классиков нашли фразу о том что почва — это просто набор минеральных веществ в грунте для питания растений. Почвоведение (наука о живой и меняющейся биоте), основанное геологом Василием Васильевичем Докучаевым (1846-1903) в XIX веке, затормозилось в развитии, химизация убила полезные микроорганизмы в земле, урожаи упали везде. Как параллельное следствие — стало невозможным появление гидропоники по причинам ортодоксального свойства.

Джонатан Рауш (р. 1960) делает обзор тоталитарного государства по Платону (429-347 годы до нашей эры), с диктатурой философов. Описывает ошибки Платона, которые при благих устремлениях приводят научное познание в тупик. Если люди — неумные и глупые, то из простого здравого смысла следует, что доверив неким людям (у Платона это сословие философов) монопольное установление дисциплины среди остальных людей в замкнутом пространстве, мы создаем идеальные условия для проявления всех перечисленных отвратительных качеств со стороны вечных управляющих — по отношению к управляемым.

Удивительно, как у утонченного циника и умнейшего скептика Сократа (470-399 годы до нашей эры) вырос такой дуболомный ученик Платон. Прорыв в идеологии Рауш связывает с Джоном Локком (1632-1704), который предложил идею о том что легитимность определяется не личностью, а постоянным согласием. Распространение методик этой концепции на научное познание привело к колоссальному росту знания и НТР. (открытые дискуссии, свободная печать, равенство всех участников разговора, невозможность единовластия). Жизнь это не статика, это процесс постоянных изменений из-за появления новых игроков на сцене. В этом концепция Локка равна идее эволюции в биологии, в этом схожесть явлений — нет ничего вечного и закостенелого, всё есть процесс, эволюция.

В конце концов либеральная наука не учит нас, как что-то делать. Она представляет собой способ организации общества и модель поведения. Защищать ее, апеллируя только к технологическому успеху — значит защищать лаборатории и полностью игнорировать социальную инфраструктуру, которая обеспечивает условия для их работы. Так или иначе, большая часть того, что производит современная интеллигенция, — это не технологии, а знания. Социология и экономика не помогут вылечить рак, да и предсказательная сила у них невелика — но они не меньше, чем физика и химия, заслуживают того, чтобы их защитили от любителей подкорректировать результаты исследований или подвести их под политическую конъюнктуру. Ньютон говорил, что стоит на плечах гигантов. Это так, но что еще более важно, наука позволяет каждому из нас стоять на плечах миллионов простых исследователей. В авторитарных системах есть свои штучные интеллектуальные гиганты. Чего в них нет, так это способности организовывать и использовать ресурсы массы средних мыслителей. В обстановке когда убивают не людей за идеи, а только сами идеи, развитие науки идет быстрее.

Слишком много законов об оскорблении чувств верующих, когда никаких приборов для измерения чувств не существует и доказать степень изменения состояния чувств невозможно. И где противоположные законы — о награждении за поднятие духа верующих?

Автор разбирает конкретные примеры травли ученых не по научным, а по политическим основаниям — кто-то кого-то оскорбил, использовал агрессивную лексику на лекции, и всё — университеты начинают принимать внутренние законы, регламентирующие дискуссии. Подтягиваются креационисты, требующие равноправия в преподавании теорий происхождения жизни, приходят афроамериканцы, требующие переписать историю таким образом, чтобы ученым и политикам, выходцам из Африки, отводилось столько же места как и выходцам из Европы. Появляются феминистки, требующие квот в научных журналах. Геи требуют запретить психологам исследовать своё сообщество. Джонатан Рауш недоумевает: квоты на представительство при научных публикациях делают преференции определенным группам, но не развивают собственно науку. Далее Рауш рассказывает сюжеты о судебных делах, когда обиженные и оскорбляющиеся сделали из этого себе карьеру: «По мере того как все больше людей начали понимать, что могут добиваться привилегий и одерживать моральные победы благодаря тому, что их оскорбляют, многие из них становились активистами». Проникновение этого принципа «меня обидели или моя группа была обижена в прошлом веке по цвету кожи или полу, следовательно моя точка зрения важнее» в научный мир приводит в конечном итоге к развалу собственно научной дискуссии — гипотезы, открытия, факты, идеи не привязаны к человеку, они самодостаточны, ценность их не прибавляется за счет личности открывателя или ученого. Релятивистский подход «у каждого своя правда» — неверный и ошибочный, а вариант когда каждый может заблуждаться (фаллибилизм) — правомочен и позволяет развиваться. Единственное на чем держится наука — это проверка каждым каждого в поле общественной критики. Книга написана в 1993 году.


Самые популярные книги-2020 | Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В.Я. Шишкова

1. Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

Действие романа «Зулейха открывает глаза» начинается зимой 1930 года в глухой татарской деревне. Крестьянку Зулейху вместе с сотнями других переселенцев отправляют в вагоне-теплушке по извечному каторжному маршруту в Сибирь. Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированный элемент и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши – все встретятся на берегах Ангары, ежедневно отстаивая свое право на жизнь.

Роман «Зулейха открывает глаза» – лауреат премий «Ясная Поляна» (2015), «Большая книга» (2015).

1. Гузель Яхина «Дети мои»

Это история Якоба Баха – старого российского немца, учителя немецкого языка в школе колонии Гнаденталь. Он живет отшельником на одиноком хуторе, воспитывает дочь Анче и пишет удивительные сказки. И только в них он может поделиться собственными надеждами, мечтами, болью, страхами и любовью. Своими воспоминаниями…

Истории Якоба – это истории самой страны. Времена лихолетья, голод, репрессии, невиданные урожаи и вместе с тем голодные будни, отчаяние и страх. Но при всем этом старый немец все еще хранит простую и наивную, но такую светлую надежду на лучшее будущее. Но наступит ли оно?

«Дети мои» – это трагическая, но по-своему красивая история целого народа, который был приглашен Екатериной II для проживания в России. Народа, которому пришлось пережить трудные страницы своей истории.

2. Евгений Водолазкин «Лавр»

Действие романа происходит в средневековой Руси XV века. Главный герой – травник Арсений, обладающий целительными способностями, выросший у деда Христофора, грамотея и ведуна. Его тайная возлюбленная, невенчанная жена Устина умирает во время родов. Арсений, сокрушаясь, что Устина умерла из-за него и без причастия, стремится искупить грех и отмолить её душу, посвятив ей свою жизнь. С неослабевающей любовью к Устине он в течение своей долгой жизни становится странствующим травником, исцеляющим людей, юродивым, принявшим имя своей возлюбленной, путешествует паломником в Иерусалим и обратно, постригается в монахи, а потом в схиму, приняв имя Лавр.

Роман «Лавр» – лауреат премий «Ясная поляна» (2013), «Большая книга» (2013).

2. Евгений Водолазкин «Брисбен»

Евгений Водолазкин в своем новом романе «Брисбен» продолжает истории героев («Лавр», «Авиатор»), судьба которых – как в античной трагедии – вдруг и сразу меняется. Глеб Яновский – музыкант-виртуоз – на пике успеха теряет возможность выступать из-за болезни и пытается найти иной смысл жизни, новую точку опоры. В этом ему помогает… прошлое: он пытается собрать воедино воспоминания о киевском детстве в семидесятые, о юности в Ленинграде, настоящем в Германии и снова в Киеве уже в двухтысячные. Только Брисбена нет среди этих путешествий по жизни. Да и есть ли такой город на самом деле? Или это просто мираж, мечтания, утопический идеал, музыка сфер?

3. Борис Акунин «Не прощаюсь…»

Последний роман о приключениях Эраста Фандорина. 1918 год. Молодое советское государство еще лихорадит. По улицам ходят чекисты. Голод, холод и грязь расползаются по бывшим барским кварталам. А в набитых битком поездах едут в столицу бывшие купцы, вороватые гимназисты, матросы и один очень странный японец. Он хорошо говорит по-русски и везет с собой огромный тюк, в который завернут человек с мертвенно-бледным лицом, белыми волосами и аккуратными черными усиками. И этот японец, конечно же, Маса – верный слуга и друг Эраста Фандорина.

3. Борис Акунин «Просто Маса»

«Просто Маса» – это Масахиро Сибата, один, без Фандорина. Осиротевший помощник великого сыщика возвращается в родную Японию, которая очень сильно изменилась за время странствий своего блудного сына – и осталась вечно неизменной. Открывшего детективное агентство Масу ожидают невероятные потрясения, невероятные приключения, невероятные женщины и невероятные открытия.

4. Дина Рубина «Наполеонов обоз»

Новый долгожданный роман Дины Рубиной «Наполеонов обоз», состоящий из 3-х книг («Рябиновый клин», «Белые лошади», «Апрельский рожок»), – своеобразный синтез всех ее предыдущих текстов. В нем объединятся любимые читателями сюжеты, где главенствуют случай и провидение, неповторимый стиль автора и захватывающие приключения.

Гротескно и одновременно грустно представленная жизнь сегодняшней российской деревни; смелая пародия на современный литературный процесс, издательское дело и действующих писателей; чистота первой трагической любви героев, разлученных на много лет, детство их в маленьком железнодорожном поселке… – все написано так, что мир книги и ее персонажи в сознании читающего обретают яркость удивительную, подчас более убедительную, чем обыденная реальность нашего мира.

5. Алексей Иванов «Тобол. Много званых»

В эпоху великих реформ Петра I «Россия молодая» закипела даже в дремучей Сибири. Нарождающаяся империя крушила в тайге воеводское средневековье. Народы и веры перемешались. Пленные шведы, бухарские купцы, офицеры и чиновники, каторжники, инородцы, летописцы и зодчие, китайские контрабандисты, беглые раскольники, шаманы, православные миссионеры и воинственные степняки джунгары – все они вместе, враждуя между собой или спасая друг друга, творили судьбу российской Азии. Эти обжигающие сюжеты Алексей Иванов сложил в роман «Тобол».

5. Алексей Иванов «Тобол. Мало избранных»

«Тобол. Мало избранных» – вторая книга романа Алексея Иванова «Тобол». Причудливые нити человеческих судеб, протянутые сквозь первую книгу романа, теперь завязались в узлы.

Реформы царя Петра перепахали Сибирь, и все, кто «были званы» в эти вольные края, поверяют: «избраны» ли они Сибирью? Беглые раскольники воздвигают свой огненный Корабль – но вознесутся ли в небо души тех, кто проклял себя на земле? Российские полки идут за золотом в далёкий азиатский город Яркенд – но одолеют ли они пространство степей и сопротивление джунгарских полчищ? Упрямый митрополит пробивается к священному идолу инородцев через сопротивление таёжных демонов. Тобольский зодчий по тайным знакам старины выручает из неволи того, кого всем сердцем ненавидит. Всемогущий сибирский губернатор оказывается в лапах государя, которому надо решить, что важнее: своя гордыня или интерес державы?

6. Федор Достоевский «Преступление и наказание»

Это и глубокий философский роман, и тонкая психологическая драма, и захватывающий детектив, и величественная картина мрачного города, в недрах которого герои грешат и ищут прощения, жертвуют собой и отрекаются от себя ради ближних, и находят успокоение в смирении, покаянии, вере. Главный герой романа Родион Раскольников решается на убийство, чтобы доказать себе и миру, что он – не «тварь дрожащая», а «право имеет». Главным предметом исследования писателя становится процесс превращения добропорядочного, умного и доброго юноши в убийцу, а также то, как совершивший преступление Раскольников может искупить свою вину.

6. Лев Толстой «Война и мир»

Роман «Война и мир» – книга, которую стоит прочитать неоднократно, ведь каждый раз она раскрывается с иной стороны. Батальные сцены, бытовые, любовные, философские, политические и психологические фрагменты – кажется, нет темы, которую бы не затронул Толстой. Каждая из них уместна и выразительна, и каждая раскрывает образы не только героев, но и описывает общество того времени. Следуя одно за другим, события изменяют судьбу всех персонажей, а ритм романа затягивает читателя, будто водоворот.

6. Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

«Мастер и Маргарита» – завораживающая мистическая дьяволиада, обнажающая вечные темы любви, борьбы добра со злом, смерти и бессмертия. Опубликованный в середине 1960-х, этот роман поражает читателей необычностью замысла, красочностью и фантастичностью действия, объединяющего героев разных эпох и культур. Автор создал «роман в романе», где сплетены воедино религиозно-историческая мистерия, восходящая к легенде о распятом Христе, московская «буффонада» и сверхъестественные сцены с персонажами, воплощающими некую темную силу, которая, однако, «вечно хочет зла и вечно совершает благо».

7. Харпер Ли «Убить пересмешника»

«Убить пересмешника» – пронзительная история семьи, живущей в вымышленном маленьком городке на юге Америки, в штате Алабама, рассказанная от лица восьмилетней девочки. Время действия – 30-е годы XX века, период Великой депрессии.

Мир глазами ребенка – сложный, противоречивый, неоднозначный – проносится перед читателем. Все смешалось в этом мире: детские страхи и взрослые проблемы, жажда справедливости и горькая реальность, расовые проблемы американского Юга и сложности отдельно взятой семьи.

За роман «Убить пересмешника» писательница была удостоена Пулитцеровской премии. Книга была признана лучшим американским романом ХХ века по версии «Library Journal», а затем принесла автору высшую гражданскую награду США – медаль Свободы.

7. Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»

Детство – это крошечный и безопасный мир. За его пределами полно тревог и страхов взрослой жизни. Но, пока ты ребенок, у тебя впереди лето, полное чудес и радостных открытий. Что может быть лучше, чем просто жить, дышать и радоваться?

Это история о двенадцатилетнем мальчике по имени Дуглас Сполдинг. Случайно ли автор – классик американской литературы Рэй Дуглас Брэдбери – дал герою собственное второе имя? Отнюдь. Книга пронизана ощущениями и воспоминаниями настоящего, живого мальчугана. Он с нетерпением предвкушает лучшее время года… Ведь лето – это целая жизнь! Новые теннисные туфли, истории бабушкиных друзей и, главное, вино из одуванчиков – ежегодная семейная традиция.

«Вино из одуванчиков» – это настоящий глоток тепла, свободы и счастья. Попытка сохранить, запечатать в бутылке солнечный свет уходящего детства… Проживите одно лето вместе с Дугласом Сполдингом, и пусть ваша жизнь наполнится ароматом солнечных цветов, который согреет даже в зимнюю стужу.

8. Михаил Елизаров «Земля»

Михаил Елизаров – автор романов «Библиотекарь» (премия «Русский Букер»), «Pasternak» и «Мультики» (шорт-лист премии «Национальный бестселлер»), сборников рассказов «Ногти» (шорт-лист премии Андрея Белого), «Мы вышли покурить на 17 лет» (приз читательского голосования премии «НОС»).

В своем новом романе «Земля» он рассказывает о Кроте, «русском Танатосе», а другими словами – мастере похоронного дела. Его зовут Кротышев Владимир Сергеевич, и с самого раннего детства в его жизни присутствует смерть. Ее символы постоянно преследуют Крота, а когда он начинает заниматься похоронным делом, то сам становится олицетворением смерти.

На эту тему Михаил Елизаров говорит, балансируя между серьезным и несерьезным, но при этом не использует экзистенциальные идеи и похоронные байки. Смерть он рассматривает со всех сторон: от лица ребенка, с точки зрения суеверий и оккультизма, сурового похоронного бизнеса и философии.

8. Андрей Рубанов «Финист – ясный сокол».

«Финист – ясный сокол» – новый роман лауреата премии «Ясная Поляна» Андрея Рубанова. Писатель уже обращался к древнерусской тематике – стоит вспомнить его сценарий к фильму «Викинг». В 2019 году он выпустил настоящую сказку для взрослых, подкупающую читателей сочетанием магии и реализма.

Здесь современное переплетается с древним, а обыденное – с волшебным, связываются судьбы героев. Любовь движет миром, да так, что он едва не покидает ось.

Девка Марья, ее возлюбленный Финист и три Ивана-рассказчика, которые делают все, чтобы суженые встретились – и неважно, что сами они любят ее без надежды на взаимность.

Перед вами – многоуровневое, стилистически выверенное и пропитанное русским духом дохристианское фэнтези, которое полностью разрушает все законы жанра. Поклонникам необычных миров убедительно рекомендуется.

9. Дмитрий Глуховский «Текст»

«Текст» – первый реалистический роман Дмитрия Глуховского, автора «Метро», «Будущего» и «Сумерек». Эта книга на стыке триллера, романа-нуар и драмы, история о столкновении поколений, о невозможной любви и бесполезном возмездии. Действие разворачивается в сегодняшней Москве и ее пригородах. Телефон стал для души резервным хранилищем. В нем самые яркие наши воспоминания: мы храним свой смех в фотографиях и минуты счастья – в видео. В почте – наставления от матери и деловая подноготная. В истории браузеров – всё, что нам интересно на самом деле. В чатах – признания в любви и прощания, снимки соблазнов и свидетельства грехов, слезы и обиды. Такое время. Картинки, видео, текст. Телефон – это и есть я. Тот, кто получит мой телефон, для остальных станет мной. Когда заметят, будет уже слишком поздно. Для всех.

9. Григорий Служитель «Дни Савелия»

Это – роман о котах и людях, о чувствах и переживаниях, о светлых эмоциях и грусти. В книге автор буквально перевоплотился в кота Савелия, сумел описать все те чувства, которые присущи маленькому пушистому животному с далеко не самой простой судьбой.

Да, тема котов в мировой и отечественной литературе уже не новая, но все еще не избитая. Григорий Служитель все же старается выделиться. Он пишет не столько о персонажах и явлениях вокруг них. Его цель – чувства. И он попадает в точку. Любовь в романе – платоническая, но от этого не менее сильная и эмоциональная. Читатель, любит он кошек или нет, наверняка проникнется всем эмоциональным многообразием и богатством, которым наполнена книга. А оригинальные черно-белые иллюстрации только дополняют всю картину, делая ее еще более многогранной.

10. Дэниел Киз «Цветы для Элджернона»

Эта фантастическая история обладает поразительной психологической силой и заставляет задуматься над общечеловеческими вопросами нравственности: имеем ли мы право ставить друг над другом эксперименты, к каким результатам это может привести, и какую цену мы готовы заплатить за то, чтобы стать «самым умным». А одиноким?

Тридцатитрехлетний Чарли Гордон – умственно отсталый. При этом у него есть работа, друзья и непреодолимое желание учиться. Он соглашается принять участие в опасном научном эксперименте в надежде стать умным…

10. Фредрик Бакман «Вторая жизнь Уве»

На первый взгляд Уве – самый угрюмый человек на свете. Он, как и многие из нас, полагает, что его окружают преимущественно идиоты – соседи, которые неправильно паркуют свои машины; продавцы в магазине, говорящие на птичьем языке; бюрократы, портящие жизнь нормальным людям…

Но у угрюмого ворчливого педанта – большое доброе сердце. И когда молодая семья новых соседей случайно повреждает его почтовый ящик, это становится началом невероятно трогательной истории об утраченной любви, неожиданной дружбе, бездомных котах и древнем искусстве сдавать назад на автомобиле с прицепом. Истории о том, как сильно жизнь одного человека может повлиять на жизни многих других.

11. Анджей Сапковский «Ведьмак»

«Ведьмак» – одна из легендарнейших саг в жанре фэнтези, на страницах которой вы познакомитесь с удивительным охотником за нечистью, прошедшим через невероятные испытания. Действие книги происходит в вымышленном мире, напоминающем Восточную Европу времён позднего Средневековья, где рядом с людьми существуют разного рода волшебные существа и чудовища.

Нетрадиционный взгляд на классические сюжеты, харизматичные персонажи, блистательный юмор, глубокий психологизм – все это делает романы Анджея Сапковского уникальным явлением в славянской фантастике.

11. Сергей Лукьяненко «Порог»

Этот роман в жанре космической научной фантастики продолжает традиции раннего творчества Сергея Лукьяненко, известного по книгам «Линия грез», «Звезды ‒ холодные игрушки».

Итак, расцвет эпохи освоения далекого космоса. Люди уже знают, что на других планетах тоже обитают разумные существа, с которыми можно наладить контакт. Только вот большинство представителей развитых цивилизаций гибнет из-за непонятных экспериментов и кровавых войн. Возможно, за всем этим стоит некая сила, уже несколько тысяч лет провоцирующая геноцид разумной жизни во Вселенной?

Экипажу земного корабля предстоит разгадать зловещую загадку. Получится ли?

12. Виктор Пелевин «Искусство легких касаний»

«Искусство легких касаний» – сборник повестей, две первые истории которого объединены ницшеанской идеей о смерти бога. Третья часть – сиквел к роману Виктора Пелевина «Тайные виды на гору Фудзи», в котором писатель продолжает рассуждение о возможности счастья отдельного человека.

Пелевин раз за разом удивляет аудиторию, поражая её в самое сердце неожиданными аллюзиями, точными и яркими формулировками, своеобразным – то изящным, то грубоватым – юмором и обязательным желанием вновь обращаться к творчеству писателя: невозможно с первого раза постичь все смыслы, заложенные в многогранный сюжет.

13. Джордж Оруэлл «1984»

Роман «1984» – одна из самых ярких антиутопий. Это – отпечаток любого возможного автократического общества. Страшно? Безусловно. Реалистично? До ужаса. Но неужели все так беспросветно, как рисует это Оруэлл? Неужели нет никакого выхода из положения?

Каждый, ознакомившись с романом, придет к каким-то своим мыслям. Мир, нарисованный Оруэллом, много больше, чем просто выдумка. Он показывает нашу силу и нашу слабость, нашу боль и отчаяние, жестокость – в своей истинной ипостаси, и жажду власти, которую не способен утолить ни один источник на Земле. Этот мир не должен существовать – с этим согласятся все без исключения. Но этот мир может существовать, и это как раз – самое страшное… Главное – в любой ситуации оставаться человеком.

13. Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

Айн Рэнд – наша бывшая соотечественница, крупнейшая американская писательница, создатель философской концепции, в основе которой лежит принцип свободы воли, главенство рациональности и «нравственность разумного эгоизма».

К власти в США приходят социалисты, и правительство берет курс на «равные возможности», считая справедливым за счет талантливых и состоятельных сделать богатыми никчемных и бесталанных. Гонения на бизнес приводят к разрушению экономики, к тому же один за другим при загадочных обстоятельствах начинают исчезать талантливые люди и лучшие предприниматели. Главные герои романа – стальной король Хэнк Риарден и вице-президент железнодорожной компании Дагни Таггерт – тщетно пытаются противостоять трагическим событиям. Вместо всеобщего процветания общество погружается в апатию и хаос.

14. Стивен Кинг «Институт»

Если верить статистическим данным, только в США ежегодно пропадает восемьсот тысяч детей. Большинство из них находятся, но тысячи – нет. Куда исчезают малыши и что с ними происходит? Пытаясь привлечь внимание широкой общественности к проблеме похищения детей, известный американский писатель Стивен Кинг предлагает свой вариант ответа. Фантастический? Да. Страшный? Безусловно! Правдоподобный? Кто знает…

Еще недавно у двенадцатилетнего Люка Эллиса была вполне привычная жизнь: школа, обеды с родителями в любимой пиццерии, вечера в компании лучшего друга… Пока одним июньским утром он не просыпается в собственной комнате, вот только в ней нет окон и находится она в тщательно укрытом от всего мира месте под названием «Институт».

Здесь полно вундеркиндов вроде Люка – детей, способных к телепатии и телекинезу. Путем безжалостных экспериментов директор Института и ее подчиненные сперва развивают, а затем извлекают из подопытных силу, чтобы использовать ее в своих зловещих целях. Сможет ли группа детей во главе с Люком избежать гибели и выбраться из места, которое еще ни один узник не покидал живым?

14. Джоан Роулинг «Гарри Поттер»

«Гарри Поттер» – серия романов, написанных британской писательницей Дж. К. Роулинг. Книги представляют собой хронику удивительных приключений мальчика-сироты и его друзей Рона Уилзли и Гермионы Грейнджер, обучающихся в школе чародейства Хогвартс. Юному волшебнику предстоит встреча с опасным противником по имени лорд Волан-де-Морт, в чьи цели входит обретение бессмертия и порабощение магического мира.

15. Алекс Михаэлидес «Безмолвный пациент»

Жизнь Алисии Беренсон кажется идеальной. Известная художница вышла замуж за востребованного модного фотографа. Она живет в одном из самых привлекательных и дорогих районов Лондона, в роскошном доме с большими окнами, выходящими в парк. Однажды поздним вечером, когда ее муж Габриэль возвращается домой с очередной съемки, Алисия стреляет в него. И с тех пор не произносит ни слова.

Отказ Алисии говорить или давать какие-либо объяснения будоражит общественное воображение. Тайна делает художницу знаменитой. И в то время, когда сама она находится на принудительном лечении, цена ее последней работы – автопортрета с единственной надписью по-гречески «АЛКЕСТА» – стремительно растет.

Тео Фабер – криминальный психотерапевт. Он долго ждал возможности поработать с Алисией, заставить ее говорить. Но что скрывается за его одержимостью безумной мужеубийцей, и к чему приведут все эти психологические эксперименты? Возможно, к истине, которая угрожает поглотить и его самого…

15. Майк Омер «Заживо в темноте»

Зои Бентли, главная героиня романа, – именитый профайлер, агент ФБР, женщина, которая буквально «читает по лицам». Она в мгновение ока разгадает даже самые страшные секреты только по положению рук или взгляду преступника. Кому из нас не хотелось бы обладать такой суперспособностью? Зои Бентли вместе со своим напарником, агентом ФБР Тайлером Греем, отправляются в жаркий Техас, чтобы расследовать одно ужаснейшее убийство…

Роман «Заживо в темноте» Майкла Омера – книга о доблести и чести, о долге, который, порой, приводит профессионалов к неминуемой гибели. В романе идут одновременно две линии убийц, которые не остановятся, пока криминалисты не сумеют их разоблачить. Выбор слишком суров. А истина где-то совсем рядом. Книга позволит читателю взглянуть на человеческую натуру с новой, нетривиальной стороны.

16. Александра Маринина «Горький квест»

Один из самых необычных романов Александры Марининой, при подготовке к написанию которого автор организовала фокус-группы, состоящие из молодых людей, никогда не живших в СССР. Представьте, что вы оказались в СССР. Старые добрые семидесятые: стабильность и покой, бесплатное образование, обед в столовой по рублю, мороженое по 19 копеек… Мечта?! Что ж, квест покажет…

Организаторы отобрали несколько парней и девушек для участия в весьма необычном эксперименте – путешествии в 1970-е годы. В доме, где предстоит жить добровольцам, полностью воссоздан быт эпохи «развитого социализма». Они читают пьесы Максима Горького, едят советские продукты, носят советскую одежду и маются от скуки на «комсомольских собраниях», лишенные своих смартфонов и прочих гаджетов. С виду – просто забавное приключение. Вот только для чего все это придумано? И чем в итоге закончится для каждого из них?

16. Татьяна Устинова «Пояс Ориона»

Талантливый сценарист Антонина Морозова счастлива в браке с известным режиссером Александром. Кто бы мог подумать, что в один не очень прекрасный день ее идеальная жизнь станет похожа на остросюжетный детективный сценарий?

Однажды они отправляются в прекрасный старинный город, где Александр должен встретиться с давним другом Кондратом, которого Тонечка не знает. В присутствии столичных гостей его задерживают по подозрению в убийстве жены. Александр явно что-то скрывает, встревоженная Тонечка пытается разобраться в происходящем сама – и оказывается в самом центре детективной истории, сюжет которой ей, сценаристу, непонятен. Ясно одно: в опасности и Тонечка, и ее дети, и идеальный брак с прекрасным мужчиной, который, возможно, не тот, за кого себя выдавал…

17. Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Аркадий Натанович и Борис Натанович Стругацкие – классики современной научной и социальной фантастики. Произведения Стругацких издавались в переводах на 42 языках в 33 странах мира.

«Трудно быть Богом» – одно из самых знаменитых произведений Стругацких, в котором есть и захватывающий приключенческий сюжет, и изображение тоталитарного общества с узнаваемыми деталями недавнего прошлого, и морально-философская проблематика.

На планете, живущей по средневековым законам, работают наблюдатели-земляне. Они здесь, чтобы понять механизмы развития общества, и не имеют права вмешиваться в исторический процесс. Главный герой повести – благородный дон Румата, он же Антон – ученый из Института экспериментальной истории. А вокруг – грубый и мрачный мир Средневековья. Мир войн, казней и пыток, крови и страдания, жестокости и мракобесия. Мир, где нужно пройти через грязь и остаться чистым, жить перед лицом горя и смерти и не опуститься до насилия. Мир, в котором очень трудно быть Богом…

18. Эмили Бронте «Грозовой перевал»

«Грозовой перевал» Эмили Бронте – не просто золотая классика мировой литературы, но роман, перевернувший в свое время представления о романтической прозе. Его называли и одним из самых лучших романов «по силе и проникновенности стиля», и «дьявольской книгой, объединившей все самые сильные женские наклонности». Он притягивает к себе, манит, очаровывает, вновь и вновь возвращая читателя в мир сказочных и волшебных грез. Проходят годы и десятилетия, но история бурной, страстной, трагической любви Хитклифа и Кэти по-прежнему не поддается ходу времени. «Грозовым перевалом» зачитывалось уже много поколений женщин – продолжают зачитываться и сейчас. Эта книга не стареет, как не стареет истинная любовь…

19. Василий Шукшин «Рассказы»

Под пером выдающегося писателя Василия Макаровича Шукшина оживает целая галерея образов русского характера. Герои его рассказов – странные непутевые люди, чудаки, мечтатели-мудрецы, живые и естественные, иногда стихийно бунтующие. Именно в этом протесте автор видит проявление духовного начала, но не идеализирует своих героев.

20. Владимир Топилин «Когда цветут эдельвейсы»

Повесть «Когда цветут эдельвейсы» – реальная история профессионального охотника и его избранницы, городской девушки Ольги. Тайга принимает ее далеко не с распростертыми объятиями. Ей приходится постигать премудрости таежной жизни, пройти школу выживания и даже… вступить в схватку с медведем.

20. Михаил Тарковский «Промысловые были»

В новой книге известного сибирского писателя собраны произведения, в которых сочетаются живописные образы промыслового охотничьего быта и необыкновенные, почти сказочные, повороты сюжета. Особенно примечательна в этом плане повесть «Что скажет Солнышко?», где повествование ведётся от лица охотничьей собаки по кличке Серый. Кроме того, в книгу входит ряд повестей и рассказов, написанных в духе сибирского эпоса, а также отрывки из таёжных дневников, рассказывающих о промысловом опыте в приенисейской тайге. Герои книги – старообрядцы, охотники-промысловики, философы и, конечно же, корневой русский язык в его неповторимом сибирском звучании и колорите.

Жанр «Научно-популярная литература», 51 книга. О жанре: описание, книги, рейтинги, рекомендации — Персональная электронная библиотека

  • из всех библиотек

Мультифильтр: off

c 1 по 25 из 51

Сьогодні, коли відбуваються потужні зрушення в суспільному сприйнятті минулого, відновлюється інтерес до історії України. Читач може познайомитися з думкою провідних вітчизняних істориків…
  • Статус:не читал

Описание

Научно-популярная литература — литературные произведения о науке, научных достижениях и об учёных, предназначенные для широкого круга читателей.
Научно-популярная литература направлена как на специалистов из других областей знания, так и на малоподготовленных читателей, включая детей и подростков. В отличие от научной литературы, произведения научно-популярной литературы не рецензируются и не аттестуются.
Научно-популярная литература включает произведения об основах и отдельных проблемах фундаментальных и прикладных наук, биографии деятелей науки, описание путешествий и т. д., написанные в различных жанрах.
Лучшие популярные сочинения пропагандируют достижения передовой науки в форме, наиболее доступной читателям, которым они предназначены. В поэтической форме были написаны первое в Европе популярное произведение о науке — «О природе вещей» Лукреция Кара и «Письмо о пользе стекла» М. В. Ломоносова. Из бесед возникли «История свечи» М. Фарадея и «Жизнь растения» К. А. Тимирязева. Известны популярные сочинения, написанные в форме календаря природы, этюдов, очерков, «интеллектуальных» приключений и т. п.
В научно-популярных книгах обычно приводятся общие сведения по какому-либо тематическому вопросу. Нацеленные на широкого читателя, эти издания пишутся простым языком, иногда с юмором, обычно содержат минимальное число формул и исчислений и большое количество иллюстраций.

Известные научно-популярные книги:
международный ежегодник «Наука и человечество»
«Занимательная физика» Якова Перельмана
«Краткая история времени» Стивена Хокинга
«Путеводитель по науке» Айзека Азимова

Рекомендации в жанре «Научно-популярная литература»

Информация

Все библиотеки

Рекомендуем

Научная и научно-популярная литература в современном мире

Научная литература — это разновидность литературных трудов, которые созданы в результате исследовательской деятельности или теоретических обобщений в рамках научного метода, предназначены для специалистов. Научно-популярная литература – рассказ о науке, явлениях и ученых в простой и доступной форме для обычного читателя, в том числе и детей.

Особенности научных трудов

Научная литература представляет собой письменные работы, созданные в результате практических исследований или теоретических обобщений в рамках научной методики. Данные тексты предназначена для информирования исследователей, ученых и узких специалистов о новейших достижениях и открытиях науки.

Внимание! Научная работа не считается завершенной, если она не опубликована.

Первые научные сочинения были написаны в разнообразных жанрах: рассуждения, трактаты, рассуждения, поучения, жизнеописания, путешествия, диалоги и даже стихотворения. Сегодня структура научной литературы строго стандартизирована и состоит из докладов, монографий, тезисов, обзоров, статей, рецензий, рефератов и авторефератов.

В некоторых странах существуют механизмы аттестации научных текстов, которые устанавливаются правительством или общественными научными организациями. Так, в Российской Федерации, к примеру, аттестацию осуществляет ВАК (Высшая аттестационная комиссия). Основное и обязательное требование к публикации научной литературы — рецензирование текстов.

В рамках данного процесса редакция или издательство научной литературы перед публикацией новой работы направляет ее двум-трем рецензентам, которые являются специалистами в данной области. В процессе рецензирования материалы, содержащие прямые фальсификации или грубые методологические ошибки, не допускаются к публикации в рамках научной литературы.

С начала XX века объем публикации научной литературы резко возрастают и постоянно увеличиваются. Главными носителями научных статей являются периодические издания, как правило, рецензируемые научные журналы. С конца XX века в эпоху всемирной глобализации осуществляется переход данных журналов с бумажных носителей на электронные, то есть, в Интернет пространство.

Самые известные российские научные журналы в современном мире: «Альманах клинической медицины», «Адвокатская практика», «Бизнес. Образование. Право», «Вестник Академии военных наук», «Психологический журнал», «Радиотехника».

Читайте также интересную статью — , которые принято разделять как по содержанию, так и по предназначению текстов, поэтому соблюсти единый принцип классификации разновидностей литературы проблематично. Подобная классификация нередко вводит в заблуждение, объединяя в одну группу абсолютно разные явления.

Особенности научно-популярных произведений

Это литература, дающая знания популярно «sen­su stric­to». Научно-популярной литературой считаются труды о науке, ученых и научных достижениях, предназначенные для массового читателя, а не для специалистов.

Научно-популярные произведения способные понять, как специалисты из других областей, так и малоподготовленные читатели, в том числе подростки и дети. От научных текстов они отличаются простотой и доступностью, а также отсутствием необходимости обязательного рецензирования и аттестации. Поэтому их нельзя считать вводной наукой.

Характерной чертой популярного изложения научных знаний является отсутствие деталей и, прежде всего, спорных мнений, вследствие чего эти знания предстают искусственно упрощенными. Форма этого изложения обладает художественной привлекательностью, живостью и доступностью.

В поэтической форме написаны: популярное произведение о науке «О природе вещей» Лукреция Кара, «Письмо о пользе стекла» М. В. . В научно-популярном стиле выдержаны «Диалоги о двух главнейших системах мира» Галилео Галилея и шутливый трактат «О шестиугольных снежинках» Иоганна Кеплера.

Из бесед появились «История свечи» М. Фарадея и «Жизнь растения» К. А. Тимирязева. Известны популярные произведения, написанные в форме календаря природы, этюдов, очерков, «интеллектуальных» приключений и т. п.

К научно-популярной литературе относятся также сочинения о биографии деятелей науки, основах и отдельных проблемах фундаментальных и прикладных наук, описание путешествий, запечатленные в разных жанрах. Лучшие из этих работ популяризируют достижения передовой науки в доступной для читателей форме.

Научно-популярная литература включает произведения об основах и отдельных проблемах фундаментальных и прикладных наук, биографии деятелей науки, описание путешествий и т. д., написанные в различных жанрах.

Научно-популярные книги и журналы

В научно-популярных книгах, как правило, приведены обобщенные сведения по какому-либо тематическому вопросу. Данные собрания нацелены на широкую читательскую аудиторию, пишутся простым языком, иногда с юмором, содержат минимум формул и максимум иллюстраций, облегчающий понимание.

Известные научно-популярные книги:

  • международный ежегодник «Наука и человечество»;
  • «Жизнь животных» А. Брема;
  • «Популярная астрономия» К. Фламмариона
  • серия книг Я. Перельмана: «Занимательная физика», «Занимательная математика», «Занимательная геометрия»;
  • «История атомной энергии» Ф. Содди;
  • «Краткая история времени» С. Хокинга;
  • «Путеводитель по науке» А. Азимова;
  • «Магия реальности» Р. Докинза.

В научно-популярных журналах, как правило, публикуются новости науки, разнообразные статьи, фоторепортажи, ведется колонка интересных фактов.

Известные научно-популярные журналы и бюллетени:

  • Sci­en­tif­ic American;
  • Вокруг света;
  • В защиту науки;
  • Dis­cov­er;
  • В мире науки;
  • Древо познания;
  • Pop­u­lar Mechanics;
  • Машины и Механизмы;
  • Земля и Вселенная;
  • Pop­u­lar Science;
  • Знание — сила;
  • Квант;
  • Наука и жизнь;
  • Nation­al Geographic;
  • Наука и техника;
  • Новости космонавтики;
  • Sci­ence & Vie;
  • Педиатрия;
  • Популярная механика;
  • Радио;
  • Les Grands Dossiers des Sci­ences Humaines;
  • Химия и жизнь — XXI век;
  • Юный натуралист;
  • Physics Today;
  • Юный техник;
  • Экология и жизнь;
  • Молодой учёный.

В журнальных изданиях подобной направленности содержится большое количество иллюстраций, таблиц, интересных фактов в статьях.

Научно-популярная литература в России и мире

Самым первым известным популяризатором науки стал французский писатель Жюль Верн. Кроме научных исследований, которые описаны в его художественных работах, он написал несколько научно-популярных книг — «Иллюстрированная география Франции и её колоний», «Научное и экономическое завоевание Земли» и «История великих путешествий и великих путешественников».

В начале XX века Я. Перельман писал научно-популярные книги по физике и математике. Основоположником научно-художественной литературы в Советском Союзе является М. Ильин, который написал книги для детей «Сто тысяч почему», «Рассказы о вещах» и «Как человек стал великаном».

В. открыл для детей мир природы, описывал жизнь животных на страницах книг «Лесные домишки», «Чей нос лучше?», «Первая охота», «Сова» и пр. П. Кошель выпустил в 2000 г. книги для подростков «На заре человечества» и о биологии «В стране вечных загадок». Множество научно-популярных книг по самым разным отраслям знаний было издано в сериях «Эврика» и «Жизнь замечательных идей».

Американский физик и популяризатор науки Джордж Гамов выпустил серию книг, в которых ему ассистирует воображаемый мистер Томпкинс: «Мистер Томпкинс в Стране Чудес» и др. Несколько изданий выдержала и до сих пор переиздается книга микробиолога Поля де Крюи «Охотники за микробами», написанная в далеком написанная в 1926 году.

Американский популяризатор математики Мартин Гарднер являлся автором рубрики в журнале Sci­en­tif­ic American.Американский писатель-фантаст Айзек Азимов — автор научно-популярных статей в журнале Mag­a­zine of Fan­ta­sy and Sci­ence Fic­tion, он написал множество книг, касающихся разных областей науки, от истории до астрономии, в том числе «Путеводитель по науке».

Научной и научно-популярной литературой интересуются многие читатели. Данные произведения пользуются спросом, наравне с и жанровой (женский роман, детективы) литературой.

14 лучших научно-популярных книг всех времен

Заинтересованный читатель мог бы всю жизнь читать только научно-популярные книги, но не всем повезло иметь на это время. Итак, для любителей науки, которым не хватает времени, вот мои фавориты, примерно разделенные по категориям:

.

Физика и астрономия

Я немного сжульничал, так как мой первый выбор — оба эпических исследования вселенной Стивеном Хокингом.

Он покрывает 13.7 миллиардов лет истории, от Большого Взрыва до наших дней, на языке, доступном любому, кто разбирается в математике средней школы.

Вселенная в двух словах  может иметь небольшое преимущество перед своим компаньоном, поскольку иллюстрации вносят большую ясность, особенно для неастрофизиков!

Саган идет по пути, противоположному Хокингу, и проводит инвентаризацию Вселенной в ее нынешнем виде — от истории планеты Земля до образования далеких галактик.

Первоначально отмеченное наградами телешоу, книга и сериал были недавно переосмыслены с Нилом Деграссом-Тайсоном в главной роли.

Трудно представить себе другую отрасль науки, которая больше обязана своим женщинам.

Большая часть основ современной астрономии была заложена Энни Джамп-Кэннон и Генриеттой Свон Ливитт (Harvard Computers).

Hidden Figures  рассказывает историю трех чернокожих женщин, следующих этой традиции, которые работали в НАСА в 1960-х годах в качестве человеческих «компьютеров», решая проблемы, которые позволили США выиграть космическую гонку.

Взгляд на космическую гонку глазами ее летчиков-испытателей в первые дни пилотируемых космических полетов.

Вулф кропотливо исследовал эту книгу, разыскивая и тщательно опрашивая всех бывших астронавтов, каких только мог, пытаясь выяснить, как эти люди могли добровольно принять опасности космических полетов.

Биология и экология

Хотя в 2019 году его проза может показаться немного библейской, нет сомнений, что эти произведения сыграли решающую роль в популяризации науки.

Дарвин понял, что его открытие имеет огромное значение, выходящее за рамки самой науки, и поэтому просто, но точно описал то, что он наблюдал.

Эти книги выдержали испытание временем и обязательны к прочтению всем, кто интересуется природой и тем, как устроена наша планета.

Почти все сегодня чем-то обязаны Генриетте Лакс, которая умерла от рака в 1951 году.

В этой книге рассказывается трагическая история о том, как клетки опухоли мисс Лакс были извлечены и использованы без ее согласия или с признанием их уникальности.

Эти клетки продолжают жить как клеточная линия HeLa, от которой зависят почти 70 лет биологических и медицинских исследований.

Жизненно важная книга для любого поклонника медицины или биологии, это также глубоко личная история о расизме, потерях и согласии.

Захватывающее обсуждение генома человека, его открытия, картирования, потенциальных преимуществ и подводных камней.

Мэтт Ридли мастерски описывает работу по раскрытию генома и человеческих черт, которыми он управляет.Он подробно описывает основные проблемы человечества: болезни, смерть, профилактическое лечение и политические последствия.

Первая научно-популярная книга Докинза — шедевр, возродивший общественный интерес к изучению эволюции. Здесь эволюция переработана в современных терминах, принимая во внимание точку зрения генов и их роль в репликации.

Докинз называет это «эгоистичным геном» и продолжает распространять эти идеи на человеческое поведение, в конечном итоге предсказывая появление мема!

В истории планеты Земля произошло пять крупных случаев вымирания видов.Колберт утверждает, что мы находимся в середине шестого, вызванного изменением климата и другой деятельностью человека.

Автор объективно рассматривает этот процесс, посещая различные места обитания и опрашивая экологов по всему миру, чтобы составить глобальную картину выживания видов на Земле.

Пугающая, суровая книга, которая по праву должна стоять на книжной полке любого энтузиаста науки.

Психология и экономика

Саган — единственный автор, дважды фигурирующий в списке! Он включен сюда из-за его мастерских объяснений популярных псевдонаучных концепций.

Саган пытается вооружить читателя «набором для обнаружения вздора» и разоблачает психические кристаллы, похищения инопланетянами, ведьм и исцеление верой.

Интересно, увлекательно и приятно от начала до конца.

Продолжая тему : Мир, населенный демонами, , у нас есть, возможно, первая научно-популярная книга из когда-либо написанных.

Созданный в 1841 году, Mackay стремился понять, как толпы людей могут так охотно втягиваться в аферы и пузыри.

Начав с финансового кризиса Южных морей и тюльпанового безумия, он затем переходит к религиозным маниям (таким как Крестовые походы) и заканчивает алхимией и гаданием.

Это немного запутанно, но абсолютно стоит вашего времени, как будто ничто иное, как подчеркивает повторяющуюся тему глупости человечества (иногда очень, очень забавным образом).

Это оригинальный манифест Фрейда, описывающий состояние психоанализа в 1917 году.

Несмотря на то, что эта первоначальная работа была в конечном итоге переработана с учетом обновленных идей, она исследует работу разума через оговорки, сны и неврозы.

Хотя с тех пор многие концепции были уточнены, пересмотрены или даже отвергнуты, это была первая окончательная работа по психоанализу, сыгравшая важную роль в эволюции нашего понимания человеческого мозга.

Двадцать четыре эссе об историях болезни его самых интересных пациентов, написанные ведущим неврологом Оливером Саксом.

Удивительное изображение того, как работает (и не работает) мозг глазами реальных людей. Это и смешно, и пугающе, и легко читается.

Химия

Действительно ли наполеоновская армия потерпела поражение из-за того, что их оловянные пуговицы обратились в пыль русской зимой?

Ле Кутер и Барресон считают это маловероятным, но в истории было много других случаев, когда новые молекулы или новые свойства старых молекул эффектно меняли мир.

От лекарств от цинги до взрывчатых веществ и реорганизации мировой торговли после контакта с Ост-Индией, авторы исследуют влияние химии на мир.

Химия иногда может показаться сухой темой, но точки зрения, которые авторы используют здесь, проливают свет на ее важность во всех науках и во все времена.

Всего лишь несколько этих книг возбудит аппетит у ненасытного читателя научно-популярных книг, а кто его знает, есть еще много прекрасных книг, которых нет в этом списке.

Но это отличное место для начала, и ни одна книжная полка энтузиаста науки не будет полной без вышеуказанных названий!

Стивен Вайнберг: 13 лучших научных книг для широкого круга читателей | Книги по науке и природе

Если бы у вас была возможность спросить Аристотеля, что он думает об идее писать о физических науках для широкого круга читателей, он бы не понял, что вы имеете в виду. Все его собственные сочинения по физике и астрономии, а также по политике и эстетике были доступны любому образованному греку того времени.Это свидетельствует не столько о способностях Аристотеля как писателя или превосходстве греческого образования, сколько о примитивном состоянии эллинской физической науки, которая не использовала математику эффективно. Препятствием для общения профессиональных ученых и широкой образованной публики является прежде всего математика. Развитие чистой математики уже шло полным ходом во времена Аристотеля, но ее использование в науке Платоном и пифагорейцами было детским, и сам Аристотель мало интересовался использованием математики в науке.По виду ночного неба на разных широтах он проницательно заключил, что Земля представляет собой шар, но не удосужился использовать эти наблюдения (что можно было бы сделать) для расчета размеров нашей планеты.

Лиза Рэндалл, профессор теоретической физики Гарвардского университета

Физическая наука начала серьезно извлекать пользу из математики только после смерти Аристотеля в 322 г. до н.э., когда жизненный центр науки переместился из Афин в Александрию. Но обязательное использование математики эллинистическими физиками и астрономами стало мешать общению между учеными и общественностью.Глядя на сохранившиеся высокоматематические работы Аристарха, Архимеда и Птолемея, мы можем почувствовать укол симпатии к грекам или грекоязычным римлянам, которые старались идти в ногу с последними открытиями о свете, жидкостях или планетах.

Вскоре писатели, называемые «комментаторами», начали пытаться восполнить этот пробел. По иронии судьбы, как писатели они были настолько более популярны, чем профессиональные ученые, что во многих случаях именно их комментарии к научным исследованиям, а не отчеты о самих исследованиях копировались и переписывались, что давало их книгам шанс пережить крах древнего мира. .Например, об измерении окружности Земли Эратосфеном около 240 г. до н.э. мы знаем не из его собственных сочинений, которые утеряны, а из комментария Клеомеда, написанного несколькими веками позже. Как будто в каком-то постапокалиптическом будущем ученые узнают о работах Ньютона и Эйнштейна из сохранившихся статей в Scientific American или New Scientist.

После падения Римской империи на западе профессиональные традиции математической физики и астрономии угасли в оставшейся греческой половине империи, хотя и сохранились на землях ислама.Эта традиция была возрождена и активизирована в Европе в конце средневековья, достигнув апогея два века спустя в работах Кеплера, Гюйгенса и, прежде всего, Ньютона. « Principia » Ньютона по-прежнему остается самой важной книгой по физике из когда-либо написанных, но она невероятно трудна для любого читателя. Сам Ньютон не пытался донести свои теории движения и тяготения до широких масс. Таким образом, было важно, чтобы Вольтер взял на себя обязательство объяснить эту работу французской публике, погрязшей в ошибках Декарта.В 2006 году на этих страницах Иэн Макьюэн справедливо включил писем Вольтера об Англии в канон научной литературы.

По мере того, как после Ньютона физическая наука становилась все более математической, общение с общественностью становилось все более и более трудным. В 20-м веке физики Джордж Гамов и сэр Джеймс Джинс с переменным успехом взялись за объяснение захватывающего нового развития теории относительности и квантовой механики. Меня, только начинающего в подростковом возрасте серьезно интересоваться физикой, вдохновляли книги Гамова и Джинса.Не то чтобы они все прояснили. Скорее наоборот. Эти книги давали яркую картину мира, управляемого контринтуитивными фундаментальными законами, которые (как прекрасно объяснил Галилей в «Пробирном» ) мог понять только тот, кто знал язык, на котором были написаны законы, язык математика. Я помню, как видел в одной из их книг (кажется, это была книга Джинса «Таинственная Вселенная ») обсуждение принципа неопределенности Гейзенберга, в котором упоминалось уравнение qp-pq=ih/2 π .Я не знал, что имелось в виду под правой частью уравнения, но я знал, что если q и p были каким-либо числом, то q, умноженное на p, будет таким же, как p, умноженное на q, так как же qp минус pq может быть ничего, кроме нуля? Для меня было очевидно, что мне нужно многому научиться, прежде чем я смогу освоить этот глубокий материал.

Четыре вида вьюрков, наблюдаемых Дарвином. Фотография Энн Ронан Пикчерз/коллекционер принтов/Getty

Таким образом, при написании статей о физике не обязательно, чтобы все было понятно обычному читателю.Важно уважать читателей, а не обманывать их, думая, что все было бы ясно, если бы они не были такими болванами, или что неясность есть признак глубокомыслия. В предисловии к моей книге о большом взрыве, «Первые три минуты», , я объяснил, что «когда юрист пишет для общественности, он предполагает, что они не знают французского языка или правила, запрещающего вечность, но он не думает, что тем хуже из них, а он к ним не снисходит… Читателя я себе представляю умным старым поверенным, не говорящим на моем языке, но ожидающим тем не менее услышать какие-нибудь убедительные доводы, прежде чем он примет решение.”

Когда работающие ученые вроде меня пишут для публики, у нас есть возможность участвовать в полемике. Полемический способ научного письма восходит, по крайней мере, к золотому веку мусульманской науки, когда он был сосредоточен на ценности науки и ее отношении к исламу. Один из самых опытных мусульманских астрономов, персидский аль-Бируни, жаловался на антинаучные настроения среди исламских экстремистов, в то время как ученый-медик Разес, которым восхищался аль-Бируни, утверждал, что ученые более полезны для человечества, чем религиозные лидеры. и что чудеса — это просто уловки.В ответ известный врач Авиценна сказал, что Разес должен был придерживаться понятных ему вещей, таких как фурункулы и экскременты.

Портрет Исаака Ньютона работы Чарльза Джерваса. Фото: Королевское общество

Полемика также вошла в литературу европейских ученых для публики во время научной революции. Галилей не только не подчинился приказу римской инквизиции, когда утверждал в своем Dialogo , что именно Солнце, а не Земля покоится, он написал Dialogo на итальянском, а не на латыни ученых, используя мало математики, чтобы его мог прочитать и понять любой грамотный итальянец.Его соотечественники не остались равнодушными; к тому времени, когда церковь запретила книгу, она была распродана.

«» Дарвина «О происхождении видов» — почти уникальный пример отчета о профессиональном научном исследовании самого высокого уровня, который в то же время, по крайней мере косвенно, является полемикой — как сказал Дарвин, «одним длинным аргументом» — по общественный вопрос, основания религиозных убеждений. Он навсегда разрушил почти универсальное предположение о том, что для объяснения способностей растений и животных необходимо божественное вмешательство.Его книга работает как полемика отчасти потому, что она прекрасно читается. (Конечно, Дарвин как писатель имел то преимущество, что биология в его время не была достаточно развита, чтобы использование математики было уместным, поэтому ему не приходилось сталкиваться с задачей объяснения математических идей публике.) Полемика по поводу наука и религия продолжаются до сих пор, особенно в трудах Ричарда Докинза (также перечисленных Макьюэном в его каноне) и Сэма Харриса, с одной стороны, и Джона Полкингхорна и Фрэнсиса Коллинза, с другой.Я высказал свое мнение по этому вопросу.

Галилео Галилей работы Ивана Петровича Колер-Вилианди. Фотография: The Gallery Collection/Corbis

Несколько лет назад я начал много писать по другому вопросу: общественной поддержке науки. В начале 1980-х годов правительство США поддержало планы по строительству очень большого ускорителя элементарных частиц — сверхпроводящего суперколлайдера. Работы начались, и было потрачено около 1 миллиарда долларов, но дальнейшее финансирование оставалось под вопросом. Вместе с другими физиками меня призвали объяснять комитетам Конгресса, редакционным коллегиям и общественным собраниям, почему суперколлайдер был хорошей идеей.Я обнаружил, что так часто защищаю редукционистские цели физики высоких энергий, что написал об этом книгу Dreams of a Final Theory . Увы, финансирование Суперколлайдера было прекращено в 1983 году, но хотя я сожалею, что нам, физикам, не удалось убедить Конгресс, я, по крайней мере, горжусь тем, что моя книга вошла в канон Макьюэна.

В Объяснить мир Я спорю с теми историками науки, которые пытаются судить о научной работе каждой эпохи по меркам той эпохи, а не по нашим собственным, как будто наука не была кумулятивной и прогрессивной, как будто ее история можно написать как историю моды.Можно признать великую энергию и ум Аристотеля, но в то же время заметить, что его представление о том, как познавать мир, было препятствием для прогресса. Я с огромным уважением отношусь к профессиональным историкам науки, от которых я так многому научился, но моя книга более прохладно, чем некоторые историки, относится не только к Аристотелю, но и к другим иконам, таким как Демокрит, Платон, Авиценна, Гроссетест, Франциск. Бэкон и Декарт.

В последние десятилетия для общественности открылся еще один канал передачи научных идей.Это литература. Я не имею в виду научную фантастику, которая еще со времен Жюля Верна имеет дело с влиянием технологических приложений науки. В последнее время некоторые авторы — например, Том Стоппард — стали интересоваться влиянием на людей научных работ и научных идей, а не их приложений. Они многое сделали для того, чтобы наука стала тем, на что некоторые ученые всегда надеялись: частью культуры нашего времени.

Это действительно одна из целей, которая, я думаю, побудила физиков, таких как Брайан Грин, Дэвид Дойч и Ларри Краусс, и биологов, таких как Докинз, Стивен Джей Гулд и Э. О. Уилсон, взять перерыв в своих собственных исследованиях, чтобы написать для общего общественный.Конечно, есть и другие цели. Я думаю, что Э. М. Форстер сказал, что писал, чтобы заслужить уважение тех, кого он уважает, и заработать себе на хлеб. Что касается хлеба, то я много консультировал по вопросам обороны, пока не узнал, что писать книги во всех отношениях более выгодно, а поскольку это не связано с работой с секретными материалами, я могу заниматься этим дома. Более важной была возможность покинуть на время башню из слоновой кости исследований теоретической физики и установить контакт с внешним миром.

13 лучших научных книг Стивена Вайнберга для широкого круга читателей

В приведенном ниже списке особенно мало книг, написанных женщинами. Это потому, что женщины не приветствовались в науке на протяжении большей части ее истории. Александрия была менее угнетательна в этом отношении, чем Афины, но даже в этом случае из женщин-натурфилософов древнего мира выделяется только Гипатия Александрийская. Однако, к счастью, постепенно этот недостаток исправляется. Хотя все еще слишком мало, сейчас во многих областях науки есть блестящие женщины, одна из них включена в этот список.

Философские письма (1733) Вольтер

Происхождение видов (1859) Чарльз Дарвин

На кусочке мела (1868) Томас Хаксли

Таинственная Вселенная (1930) Джеймс Джинс

Рождение и смерть Солнца (1940) Георгий Гамов

Характер физического закона (1965) Ричард Фейнман

Элегантная Вселенная (1999) Брайан Грин

Эгоистичный ген (1976) Ричард Докинз

Создание атомной бомбы (1986) Ричард Родс

Инфляционная Вселенная (1997) Алан Гут

Весь Шебанг (1997) Тимоти Феррис

Прячась в зеркале (2005) Лоуренс Краусс

Деформированные проходы (2005) Лиза Рэндалл

  • Объяснить мир опубликовано Алленом Лейном.

100 лучших научно-популярных книг всех времен (обновлено на 2021 г.)

Представьте, если сможете, мир в 2100 году. Невозможное — дает нам ошеломляющее, провокационное и волнующее видение грядущего века, основанное на интервью с более чем тремя сотнями ведущих ученых мира, которые уже изобретают будущее в своих лабораториях. Результатом является наиболее авторитетное и научно точное описание революционных разработок, происходящих в медицине, компьютерах, искусственном интеллекте, нанотехнологиях, производстве энергии и космонавтике.

По всей вероятности, к 2100 году мы будем управлять компьютерами с помощью крошечных сенсоров мозга и, подобно волшебникам, перемещать объекты силой нашего разума. Искусственный интеллект будет рассредоточен по всей окружающей среде, а контактные линзы с подключением к Интернету позволят нам получить доступ к мировой информационной базе или вызвать в воображении любое желаемое изображение в мгновение ока.

В то же время автомобили будут управлять сами собой с помощью GPS, а если будут обнаружены сверхпроводники при комнатной температуре, транспортные средства будут легко летать на воздушной подушке, двигаясь по инерции на мощных магнитных полях и открывая эру магнетизма.

Используя молекулярную медицину, ученые смогут вырастить почти каждый орган тела и вылечить генетические заболевания. Миллионы крошечных сенсоров ДНК и наночастиц, патрулирующих наши клетки крови, будут бесшумно сканировать наши тела на предмет первых признаков болезни, а быстрый прогресс в генетических исследованиях позволит нам замедлить или, возможно, даже обратить вспять процесс старения, что позволит значительно увеличить продолжительность жизни человека. .

В космосе принципиально новые корабли — корабли размером с иглу, использующие лазерные двигатели — могли бы заменить сегодняшние дорогие химические ракеты и, возможно, посетить близлежащие звезды.Достижения в области нанотехнологий могут привести к созданию легендарного космического лифта, который одним нажатием кнопки поднимет людей на сотни миль над земной атмосферой.

Но эти поразительные открытия — только верхушка айсберга. Каку также обсуждает эмоциональных роботов, ракеты на антивеществе, рентгеновское зрение и способность создавать новые формы жизни, а также рассматривает развитие мировой экономики. Он отвечает на ключевые вопросы: кто победит, а кто проиграет в будущем? У кого будут рабочие места и какие страны будут процветать?

Все это время Каку освещает строгие научные принципы, исследуя скорость, с которой определенные технологии могут развиваться, как далеко они могут развиваться и каковы их предельные ограничения и опасности.Синтезируя огромное количество информации, чтобы построить захватывающий взгляд на годы, предшествовавшие 2100 году, «Физика будущего» представляет собой захватывающее, чудесное путешествие через следующие 100 лет захватывающей дух научной революции. (Из издания в твердом переплете)

(Продолжительность: 15:39:15)

10 лучших научных книг всех времен 2022

Ищете 10 лучших научных книг всех времен? Вы пришли в нужное место! Бесконечное исследование реалий повседневной жизни и тайн Вселенной увлекательно, и все это объединено в один предмет, известный как наука.

В этом мире, полном художественной литературы и книг-антиутопий, где все контексты основаны больше на чьем-то воображении, а не на реальной реальности, научные книги приносят облегчение людям, ищущим реальных знаний.

Эти книги являются подлинным источником знаний о каждой мелочи этой Вселенной. От загадок пространства до концепции времени, от состава человеческого тела до его функционирования, все и все можно объяснить с помощью науки.

Благодаря этим книгам у нас есть возможность глубже понять реалии времени и жизни.Феноменальные концепции и исследования легкомысленных умов создали эти шедевры для нас, чтобы мы могли обдумать их и подробно изучить собственное существование.

Если вам интересны реалии жизни и вы хотите узнать что-то новое, 10 лучших научных книг всех времен станут для вас идеальным выходом. Давайте начнем!

В этом разделе мы рассмотрим 10 лучших научных книг, доступных для любителей и профессионалов.

В сегодняшнем преклонном возрасте все подключены к своим цифровым устройствам.Особенно нынешнее поколение, которое не чувствует необходимости открывать книгу, потому что считает, что может найти всю необходимую информацию в Интернете.

На самом деле проверки подлинности данных, загружаемых онлайн, не существует, и если вы действительно хотите изучить точные процессы и механизмы, вам придется прибегнуть к книгам.

Но есть сотни вариаций книг, и многие книги посвящены только одному или другому аспекту. Итак, чтобы купить научно обоснованные книги, которые соответствуют вашим предпочтениям, ознакомьтесь с нашим руководством по покупке, чтобы узнать, какие функции следует искать в отличных книгах.

О Advanced Science Books

На протяжении всей истории человечества наука всегда спасала его. Мы живем в эпоху технического прогресса, когда искусственный интеллект уже не миф, когда устройства работают по голосовым командам, а управлять целыми домами можно одним простым прикосновением.

Все это стало возможным благодаря науке и ученым. Чтобы узнать об этих уникальных гениях и их открытиях, мы склоняемся к их книгам; тексты, которые они написали, являются воплощением изобретательности и самым значительным ресурсом человечества.

Большинство книг, которые мы рассмотрели в этой статье, были революционными для мира науки и помогли поколениям немного лучше понять нашу реальность.

Преимущества научных книг

Люди, предпочитающие читать научные книги в свободное время, получают много знаний. Эти люди лучше разбираются в повседневных жизненных проблемах и поэтому могут лучше общаться как со своим начальством, так и с подчиненными.

Если вы родитель ребенка, которого всегда интересует мир и происходящие в нем процессы, то эти книги могут даже стать для вас спасением.Чтение одной конкретной идеи привлекает внимание к субъективным реалиям и помогает сосредоточиться на тексте перед вами.

Эти книги в конечном счете приведут вас к месту, где вы сможете эффективно общаться с любым человеком из любой сферы жизни. Книги по естествознанию дают вам более глубокое представление и при этом помогают вам лучше сконцентрироваться на работе и всех других аспектах жизни.

Вводный абзац

Качество контекста книги имеет первостепенное значение и определяет вероятность признания книги во всем мире, а также ее стоимость.Определяющим фактором качества текста является автор, а также представлено в нем исследование, особенно для научно обоснованных книг.

Но как за считанные минуты решить, стоит ли покупать книгу из-за контекста? Вступительный абзац книги влечет за собой все, о чем книга, и, таким образом, становится основой ее суждения для читателя-бродяги.

Итак, чтобы вы могли решить, в какой книге описываются принципы, которые вам нравятся или интересны, просто внимательно прочитайте вводный абзац, и вы поймете, соответствует ли он вашим предпочтениям или нет.

Автор

Если у автора книги хорошая репутация в соответствующих сообществах, книга будет хорошо прочитана. То же самое касается научных книг; если автор книги — уважаемый ученый, то книга воспринимается более положительно.

Однако мы не должны игнорировать книгу только потому, что у автора нет истории положительных результатов исследований. Вместо этого мы должны судить главным образом по представленному ими материалу. Но если вы новичок среди читателей этого жанра, вы можете начать с точки зрения известного ученого.

Иллюстрации  

С самого детства мы сосредоточены на изучении вещей с помощью картинок и схем. Есть причина того, что мы лучше запоминаем информацию, которую узнали с помощью картинок и диаграмм.

Затылочная доля нашего мозга отвечает за обработку изображений. Наша префронтальная кора и миндалевидный комплекс сосредоточены на создании воспоминаний. Эти структуры хранят воспоминания с доминирующими сигналами, поэтому мы можем легко их вызывать, когда захотим.

При чтении большую часть работы выполняет поле зрения, поэтому основные сигналы сохраняются с помощью изображений. Вот почему мы можем вспоминать информацию, основанную на картинках. Поэтому иллюстрации необходимы, потому что они помогают не только неспециалисту, но и профессионалу запомнить важную информацию.

Качество бумаги  

Для тех, кто читает в качестве хобби, книга с плохим качеством бумаги просто получает понижение рейтинга независимо от содержания.Ощущение бумаги имеет значение, потому что существуют сотни веб-сайтов, на которых можно просмотреть ту же информацию по более низкой цене. Люди, предпочитающие читать с книги, покупают их, так как хотят чувствовать то, что читают.

Одна из основных причин, по которой люди до сих пор прибегают к книгам, заключается в том, что они чувствуют связь с реальностью, держа материал в руках. Это придает книге смысл и помогает некоторым людям стать ценным достоянием.

Хорошая книга, которая стоит ваших с трудом заработанных денег, должна содержать содержательный материал и качественную бумагу.

Стоимость

Мы понимаем, что большинство этих книг содержат информацию, которая была понята и получена в результате ряда дорогостоящих исследований, поэтому их результаты должны оцениваться таким же образом.

У нас есть список недорогих, а также подлинных книг на ваш выбор. Однако, если вы хотите выбрать книгу самостоятельно, всегда выбирайте книгу со средней ценой в зависимости от контекста.

Почему детям нужно больше читать научно-популярных книг?

В наше время мы видим много детей, особенно подростков, интересующихся художественными книгами и комиксами, в то время как они должны проводить время с научной литературой.Ответ на этот вопрос заключается в том, что эти книги, основанные на науке, более информативны и, таким образом, способны пробудить интерес подростка к конкретной научной области.

Может ли человек, не занимающийся наукой, написать научную книгу?

Большинство книг этого жанра написаны теоретиками, учеными и инженерами, но существуют и различные научные публикации, написанные другими людьми. Однако имейте в виду, что большинство этих книг, написанных другими высококвалифицированными специалистами, являются проекциями идей, выдвинутых самими учеными.

Почему большинство научных книг посвящены только одной области?

Наука — очень сложная область, и в каждом ее аспекте необходимо опубликовать подробное исследование. До тех пор, пока не будет разработана основная тема, книга не получит достаточного признания и признания. Эти книги, посвященные одному вопросу, лучше, чем многие, потому что в них подробно рассказывается о том, как возник тот конкретный феномен, который они обсуждают.

Научно-популярные книги обладают бесчисленными преимуществами, особенно книги, основанные на науке.В наш век цифровизации наше экранное время выходит из-под контроля, потому что у большинства из нас работа связана с компьютерами. Книги дают ощущение облегчения и контроля над рутиной человека.

Что может быть лучше, чем почитать хорошую книгу с чашкой теплого чая в конце долгого напряженного дня? Мы говорим, что это идеальное завершение дня в наш век непрерывного рабочего давления. Более того, эти книги просто не подчиняют нас тем знаниям и теориям, которых придерживается наша Вселенная. Тем не менее, они также дают нам более осмысленное представление о нашей собственной реальности и о том, как эти законы природы влияют на нашу повседневную жизнь.

Эти книги успешно расширяют наш кругозор и расширяют кругозор, чтобы мы могли более свободно и критически мыслить о существовании всего, что нас окружает.

Прочитайте обзоры 10 лучших научных книг всех времен, и вы найдете ту, которая пощекочет ваше воображение. Наш подробный гид по покупке поможет вам выбрать книги со всего мира.

Приятного чтения, друзья!

Как писать научные книги : Веб-фокус : Природа

Как писать научные книги

В этом фокусе

Пять ведущих авторов научных книг дают советы начинающим авторам в серии интервью в разделе Nature’s Books & Arts.Питер Аткинс рассказывает о тяжелой работе, стоящей за успешным учебником; Карл Циммер подчеркивает, насколько важна страсть для популярной науки; Дэвид Брин рассказывает, как критика улучшает его художественную литературу; Джорджина Ферри делится советами по исследованию биографий; а Джоанна Коул объясняет, как донести науку до детей.

Изображение: Алексей Старосельцев/iStockphoto.com


Книги и искусство

Вопросы и ответы: Джоанна Коул о написании научных книг для детей

Джоанна Коул является автором более 100 научных книг для детей, включая серию бестселлеров «Волшебный школьный автобус», последнее издание которой посвящено теме изменения климата.В последней серии интервью с авторами, пишущими научные книги для разной аудитории, Коул рассказывает, как ясность и цвет могут познакомить с наукой даже самых маленьких детей.

Природа 464, 36 (4 марта 2010 г.) doi : 10.1038/464036a

Полный текст | ПДФ


Книги и искусство

Вопросы и ответы: Джорджина Ферри о написании биографии

Известный биограф Джорджина Ферри ведет хронику жизни двух химиков, лауреатов Нобелевской премии, Дороти Ходжкин и Макса Перуца.В четвертом из пяти интервью с авторами, каждый из которых пишет научные книги для разной аудитории, Ферри рассказывает, как необходима отстраненность, чтобы превратить чердак личных писем в захватывающую историю.

Природа 463, 1025 (25 февраля 2010 г.) дои : 10.1038/4631025a

Полный текст | ПДФ


Книги и искусство

Вопросы и ответы: Дэвид Брин о написании художественной литературы

Получив докторскую степень по физике планет, Дэвид Брин понял, что мог бы зарабатывать больше как писатель-фантаст, чем как исследователь.В третьем из пяти интервью с авторами, каждый из которых пишет научные книги для разной аудитории, Брин рассказывает, что критика — и толстая кожа — являются ключами к хорошему творческому письму.

Природа 463, 883 (18 февраля 2010 г.) дои : 10.1038/463883a

Полный текст | ПДФ


Книги и искусство

Вопросы и ответы: Карл Циммер о написании научно-популярных книг

Известный эссеист Карл Циммер написал восемь научно-популярных книг на разные темы: от паразитов и Escherichia coli до эволюции.Во втором из пяти интервью с авторами, каждый из которых пишет научные книги для разной аудитории, Циммер описывает, как страсть порождает популярный успех.

Природа 463, 737 (11 февраля 2010 г.) дои : 10.1038/463737a

Полный текст | ПДФ


Книги и искусство

Вопросы и ответы: Питер Аткинс о написании учебников

Успех классического учебника Питера Аткинса Физическая химия привел его к тому, что в 1980-х годах он поменял исследования на писательство и преподавание на полную ставку.В первом из пяти интервью с авторами, каждый из которых пишет научные книги для разной аудитории, Аткинс объясняет, что вознаграждение за учебники может быть большим, но необходимые усилия могут повлиять на ваши исследования.

Природа 463, 612 (5 февраля 2010 г.) дои : 10.1038/463612a

Полный текст | ПДФ



Когда ученые пишут книги для публики | БиоНаука

Любителям науки книги, написанные учеными для широкой аудитории, открывают доступ к скрытым мирам — таким же далеким, как окраины вселенной, или таким близким, как человеческий разум.Самые успешные ученые-писатели могут стать почти культовыми среди широкой публики или, по крайней мере, приобрести группу преданных поклонников. Кто эти ученые-авторы? Почему они пишут? Как они это делают? А кто читает их работы? Обсуждения с несколькими учеными-писателями, книжными редакторами и литературными агентами дают некоторые ответы.

Популярный успех таких книг, как книга физика Стивена Хокинга « Краткая история времени » (переизданная в 1998 г. издательством Bantam Doubleday Dell), привел к повышению осведомленности значительной аудитории о серьезных научных книгах, которые написаны учеными, но доступны более широкому кругу читателей.С момента первой публикации в 1988 году книга Хокинга разошлась тиражом более 9 миллионов экземпляров по всему миру и была переведена на 40 языков — выдающееся достижение практически для любой книги, не говоря уже о космологии.

Конечно, большинство книг о науке продаются не так хорошо, как книги Хокинга, и немногим ученым суждено написать популярные книги о своей работе. Многие ученые просто заняты выполнением требований карьеры и пытаются поддерживать личную жизнь. И не у всех ученых есть талант писать для непрофессионалов.Но для тех ученых, которые умеют писать хорошо и доступно, а также имеют время и мотивацию для этого, написание книг для широкой аудитории может стать полезным и приятным занятием, которое принесет пользу как писателю, так и читателю.

Некоторые мотивирующие факторы

Почему ученые решают писать книги для широкой аудитории? Некоторые вдохновлены популярными трудами других ученых. Когда приматолог и исследователь поведения животных Франс де Ваал был аспирантом, популярными книгами в его области были Конрад Лоренц и Десмонд Моррис.«Мне было приятно читать эти книги, и это вдохновило меня, поэтому мне было интересно заняться тем же самым», — говорит де Ваал, директор Центра живых связей в Йерксском региональном центре приматов и профессор психологии в Университете Эмори. Атланта. Он написал свою первую популярную книгу « Политика шимпанзе » в начале своей научной карьеры. (Исправленное издание было опубликовано в 1998 году издательством Johns Hopkins University Press.) Совсем недавно де Ваал написал книгу Bonobo: The Forgotten Ape в сотрудничестве с фотографом дикой природы Франсом Лантингом (University of California Press, 1997).

Многие ученые, пишущие для широкой публики, хотят поделиться с широкой аудиторией своим интересом к науке, своим опытом и идеями. «Если вы публикуете то, что узнали, только в научных журналах, то это очень небольшая группа читателей, и тогда ваши коллеги, по сути, тоже не знают, каков был ваш опыт», потому что журнальные статьи, как правило, не включают обсуждение ученых. «Личный опыт, — отмечает биолог-акустик Корнеллского университета Кэти Пейн.Ее научно-популярная книга « Silent Thunder: In the Presence of Elephants » (Simon &c Schuster, 1998) представляет собой как хронику естественной истории, так и личные воспоминания о ее опыте изучения общения слонов в Африке.

Интерес ученых к написанию статей для широкой аудитории может быть частью более распространенного среди ученых желания обратиться к общественности. «Я думаю, что многие люди, не только ученые, работающие в академических учреждениях, разочарованы тем фактом, что широкая общественность так мало знает о том, чем они занимаются… и [они] хотели бы охватить более широкую аудиторию», — говорит Ребекка. Салетан, главный редактор Farrar, Straus & Giroux’s North Point Press, нью-йоркского издательства, специализирующегося на научной литературе.

Еще одним фактором, который побуждает ученых писать книги для более широкой аудитории, является растущее понимание того, что общение с общественностью и информирование ее о науке и о том, как она работает, необходимы для дальнейшего здоровья научной деятельности. По крайней мере, некоторые ученые, пишущие популярные книги, считают, что для того, чтобы наука сохраняла свой статус в нашей культуре, «люди должны более четко осознавать ценность [науки] и ее ценности и слушать непосредственно самих ученых», — говорит Майкл Фишер, редактор по закупкам в Harvard University Press.

В сочетании с общим желанием обучать людей науке желание информировать общественность о последствиях результатов исследований для человеческого общества и государственной политики. Большинство книг, которые палеонтолог Найлс Элдридж, куратор отдела беспозвоночных Американского музея естественной истории в Нью-Йорке, написал для широкой аудитории, посвящены вопросам биоразнообразия или эволюции. Элдридж, который вместе со Стивеном Джеем Гулдом разработал эволюционную теорию прерывистого равновесия, часто пишет о своей вере в то, что деятельность человека привела к шестому массовому вымиранию жизни на Земле.Его книги, по его словам, «явно касаются аспектов биологии, [которые] имеют более широкое значение для социальной политики… Есть намерение обсудить эти вопросы и привлечь к ним внимание людей». Одна из его самых последних популярных книг, Life in the Balance (Princeton University Press, 1998), опубликованная в связи с открытием Зала биоразнообразия в музее, представляет собой учебник для начинающих о том, что такое биоразнообразие и почему люди должны заботиться о нем.

Награды

Многие ученые, пишущие книги для широкой аудитории, делают это в значительной степени потому, что обнаруживают, что, помимо предоставления возможности общаться с публикой или обучать ее, сам опыт написания приносит значительную личную выгоду.«Мне нравится сам процесс — мне нравится сам процесс написания, и я знаю, что многие другие люди [чувствуют то же самое]», — говорит Элдридж. «Мне нравится… погружаться во что-то и решать проблемы — будь то проблемы с правильным выражением вещей или к моему удовлетворению, или это более глубокие проблемы, связанные с попыткой бороться с [научной проблемой] и попыткой понять ее», — он говорит.

Опыт написания книг позволяет ученым исследовать тему более тщательно и, возможно, с большим количеством предположений, чем на других форумах.Это позволяет им отстраниться, посмотреть на общую картину и обобщить свои мысли и выводы по предмету. Биолог из Университета Вермонта Бернд Хайнрих, чья первая книга « Экономика шмелей » (Harvard University Press, 1981) была попыткой собрать воедино результаты разрозненных исследований, которые он провел в таких областях, как физиология и поведение пчел, говорит, что «частично Самое интересное в писательстве было попытаться собрать все это вместе и сделать из этого историю, потому что, в конце концов, наука для меня — это находить истории.

Генрих, автор нескольких научно-популярных книг, последней из которых стала « Mind of the Raven » (Cliff Street Books, 1999), основанная на его исследованиях поведения воронов, рассматривает письмо как процесс исследования. «Я постоянно учусь, пока пишу, потому что выявляю все лазейки, все пробелы, и я не знаю, что они собой представляют, пока не начну писать… Без письма я бы зациклился на деталях и не увидел бы общей картины», — говорит он. Другие ученые-писатели разделяют эти чувства.«За всю свою жизнь я никогда не узнавал так много за короткое время, как я научился, пытаясь написать свою книгу», — говорит Пейн. Письмо для широкой аудитории также может повысить качество работы ученого, когда он или она возвращается в лабораторию или в поле. Писательский опыт, по словам Пейна, «побудил меня мыслить широко, а также побуждает меня мыслить более точно теперь, когда я снова вернулся в науку». «Я пишу, чтобы учиться», — говорит Элдридж, который рассматривает написание книг, в том числе для широкой аудитории, как способ «делать настоящую работу и предлагать новые идеи.Он отмечает, что «эволюционная биология отличается от многих других отраслей науки [тем, что] значительная часть настоящей работы исторически проводилась посредством книг, начиная, конечно, с книги «О происхождении видов» , в первый же день она попала в книжные магазины». Он цитирует книгу Ричарда Докинза «: Эгоистичный ген » как более свежий пример книги, которая одновременно является и серьезной работой по эволюции, и бестселлером.

Написание книг также позволяет ученым разобраться с более личными чувствами, связанными с их работой.Основная причина, по которой Пейн написала Silent Thunder , заключалась в том, чтобы поразмышлять о своих мыслях о жизни слонов, жизни африканцев, с которыми она познакомилась в ходе своих исследований, и о своем опыте ученого. Ее особенно преследовало знание того, что многие из слонов, которых она изучала, были позже убиты из-за практики управления дикой природой, заключающейся в контроле популяции слонов путем выбраковки. «Я сделала это ради опыта», — говорит она о трех годах, которые она потратила на написание своей книги.«Я был весьма обеспокоен тем, чтобы вернуться в поле, чтобы провести больше исследований на животных, которых затем собирались выбраковывать. У меня не хватило духу для дальнейших исследований, пока я каким-то образом не избавился от этих мыслей о том, что происходит с этими животными — во что жизни этих животных превращаются человеческими решениями».

Требования и проблемы

Написание научных книг для широкой публики сопряжено с множеством проблем, а также с наградами, и не каждый ученый способен стать успешным популярным автором, как отмечает Сара Джейн Фрейманн, президент Литературного агентства Сары Джейн Фрейманн в Нью-Йорке.«Я думаю, что любой, у кого есть страсть к этому, должен попробовать это, но это не значит, что у каждого, кто занимается научными исследованиями, есть отраслевая книга [то есть книга, опубликованная в коммерческой или торговой прессе] в их, — говорит она.

Многие проблемы, с которыми сталкиваются ученые-писатели, такие же, как и у любого писателя, хотя некоторые проблемы могут быть уникальными для ученых, пишущих для широкой аудитории. Одно из самых основных, но важных требований к любому будущему автору научной книги — иметь достаточно материала, чтобы поддерживать интерес читателя на протяжении всей книги.Ученому нужно достаточно материала, чтобы «очаровать читателя от корки до корки», — говорит де Вааль. Генрих добавляет: «Каждый, кто [напишет книгу для неученых], — это тот, у кого есть тема, которая им действительно интересна, у кого есть о чем написать — это главное, — о чем вам есть о чем написать и [что вы может сделать это на основе] личного участия».

Еще одним ключевым условием успеха является умение рассказать хорошую историю, а не просто представить множество не связанных между собой фактов.Салетан говорит, что один полезный литературный прием — «найти небольшую рамку, через которую можно рассказать большую историю». Например, автор может использовать фундаментальное научное открытие, такое как выяснение структуры ДНК, или событие, которое было в новостях, такое как вспышка вируса Эбола, в качестве основы для более широкого рассказа о генетической революции. или эпидемиологии соответственно. Серия эссе на одну тему также может стать увлекательной научно-популярной книгой.

Умение объяснять сложные научные понятия четко, без использования технического жаргона, в занимательной и увлекательной форме — еще одна проблема, связанная с написанием статей о науке для широкой аудитории.Опытный ученый-писатель знает, как использовать метафору и аналогию для популяризации и объяснения. «Когда [писатель] может воплотить в жизнь концепцию, которую вы никогда раньше не понимали… не убирая ее нюансов, это действительно очень интересно читать», — говорит Салетан.

Ученые, которые объясняют науку широкой аудитории в любом контексте, включая преподавание и письмо, вскоре обнаруживают, что им необходимо очень хорошо понимать предмет, чтобы хорошо передавать информацию. «Задача состоит в том, чтобы понять предмет достаточно хорошо, чтобы вы могли объяснить его ясно и просто», — говорит Элдридж.«Оказывается [что] не так просто сесть и объяснить непрофессионалу, как работает эволюционный процесс».

Как ученые-писатели, так и издатели подчеркивают, что научно-популярные книги должны балансировать на тонкой грани между ясным объяснением научных концепций, с одной стороны, и чрезмерным упрощением или «оболваниванием» материала, с другой. «Люди, вышедшие из какого-то специализированного мира… часто путают необходимость писать доступным языком с необходимостью чрезмерного упрощения», — говорит Салетан.«В какой-то момент, когда вы заглушаете это, это просто становится неинтересным». В результате, говорит она, вместо того, чтобы «стоять там и вглядываться в этот удивительный скрытый мир, мы видим версию, которая настолько далека от оригинала, что потеряла всю свою магию».

И, как отмечает Салетан, «люди чувствуют, когда к ним относятся снисходительно, и им это не нравится». Элдридж также призывает ученых уважать своих читателей: «Говорить с людьми свысока — ужасное отвращение». де Вааль также подчеркивает этот момент.«Я стараюсь очень серьезно относиться к читателям в том смысле, что я всегда предполагаю, что они умные люди… Я собираюсь предположить, что [люди, для которых] я пишу, могут понять практически все, если [я] объясню это правильно», — говорит он.

Совет, который Салетан и другие редакторы дают ученым, которые спрашивают, как представить свои работы широкой аудитории, заключается в том, чтобы «писать так, как будто вы пишете для кого-то, кто так же умен, как и вы, но не обладает вашими специальными знаниями». и жаргон, — говорит она.В конце концов, большинство людей, читающих научно-популярные книги, по-видимому, уже интересуются наукой и относительно умны. Они предпочитают читать книги ученых, потому что надеются пойти по стопам ученых и увидеть мир их глазами.

Связанная с этим задача — найти правильный «голос», которым можно обратиться к аудитории. Совет Элдреджа ученым, столкнувшимся с этой проблемой, заключается в том, чтобы «слушать, как они говорят сами по себе — например, как они разговаривают со своими [учениками] в классе, и как они разговаривают с членами своей семьи за обеденным столом, если уж на то пошло, и насколько это возможно, чтобы попытаться принять разговорный тон.Пейн целый год боролась, прежде чем обрела нужный голос. Но, по ее словам, «через некоторое время… вы просто начинаете писать… так, как вы бы вели разговор, и позволяете этому разговору развиваться страница за страницей, глава за главой». В конце концов Пейн решила писать голосом, который она использовала бы «для своих друзей и для людей, [которых] я считала своими друзьями».

Элдридж дает еще один совет ученым, которые хотят писать для публики. «Будь собой, — говорит он. «Люди хотят знать, что наукой занимаются люди….Очень важный аспект написания для публики — демифологизировать эзотерическую природу науки и просто показать, что [наука] — это люди, пусть и умные, занимающиеся человеческими делами и решающие проблемы».

Ученые, пишущие для широкой аудитории, говорит де Ваал, также должны избегать увязания в «мелких академических спорах» по вопросам, которые могут быть интересны или важны только другим ученым в этой области. «Задача охватить большую аудиторию состоит в том, чтобы бросить все это и попытаться достичь [читателей] на том уровне, который им интересен», — говорит де Ваал.«Я думаю, вам следует упомянуть [споры], но с достаточной дистанцией… чтобы они информировали читателя».

Но сосредоточение внимания на общей картине — что многие ученые считают одним из преимуществ написания для публики — имеет и обратную сторону. «Как только вы расширяетесь, вы открываете себя для критики» со стороны других ученых, говорит Генрих, «потому что вы больше не эксперт и не можете включить каждую деталь, которую ученый хотел бы видеть».

Одна из практических проблем, с которой сталкиваются ученые, желающие писать популярные книги, заключается в том, чтобы найти для этого время.Большинство людей, пишущих книги, обнаруживают, что им нужны сосредоточенные, непрерывные отрезки времени. Пейн советует потенциальным авторам «отводить на это как можно больше и как можно больше времени… Я действительно имею в виду блоки времени — не час времени, я имею в виду три месяца в году, чтобы вы работали над этим последовательно и вникали», — говорит она.

Время иногда можно купить за деньги, и если ученый хочет и может существенно отвлечься от своей обычной работы, аванс от издателя может помочь сделать такой перерыв возможным.(Некоторые издатели дают авторам аванс в ожидании будущих гонораров.) Пейн взяла 3-летний перерыв в исследованиях, чтобы написать свою книгу, с помощью аванса, который, по ее словам, скудно поддерживал ее в течение этого периода. Благодаря авансам издателей Генриху удалось несколько раз уйти от своих академических обязанностей, чтобы сосредоточиться на писательстве в течение полугода или целого года. И у Элдриджа счастливая ситуация, когда он может проводить вторник и четверг дома и писать с благословения своих работодателей в музее.

Почему ученые?

Хотя неученые также публикуют получившие признание критиков и очень успешные научно-популярные книги, книги, написанные учеными-практиками, могут иметь особое значение. По словам Салетана, одна из причин заключается в том, что ученые, пишущие о своей области исследования, «пишут с определенным авторитетом», который исходит от того, что они являются экспертами и активно участвуют в исследованиях. И Фрейманн отмечает, что «то, что [издатели и читатели] надеются получить, — это лучшее из обоих миров — голос и полномочия эксперта, который провел интенсивное исследование и сосредоточился на конкретном предмете, и в то же время имеет широкий взгляд на жизнь.”

Советы по написанию успешного предложения книги

Ученые, надеющиеся опубликовать научно-популярную книгу, обычно подают предложение книги потенциальным литературным агентам и издателям. Предложение может быть чем угодно: от подробного письма с описанием идей автора до формального плана с кратким изложением каждой главы и одной или двух прикрепленных глав-примеров до частичной рукописи с описанием того, на что будет похожа остальная часть книги. Чтобы найти агента, автору, впервые пишущему на тему без очевидной коммерческой привлекательности, возможно, даже придется представить законченную рукопись.

Предложение книги должно быть адресовано конкретному редактору издательской компании, а не отправлено в издательство в целом. Поиск подходящего редактора без помощи агента может занять некоторое время. Один из способов определить потенциальных редакторов — это выбрать научно-популярные книги, которые вам нравятся и похожи по подходу к вашей собственной книге, а затем узнать, кто был редактором, позвонив в рекламный или редакционный отдел издателя. В некоторых случаях редактор будет указан на странице благодарности книги.

Вот некоторые вещи, которые, по словам редакторов и агентов, они ищут в предложении книги:

  • Сильные навыки письма и привлекательный стиль письма. В некоторых случаях редактор или агент может предложить ученому с отличной идеей, но плохими навыками письма рассмотреть возможность написания книги в соавторстве с опытным писателем.

  • Интересная сюжетная линия и свидетельство способности писателя хорошо рассказать историю и передать читателю свое волнение по поводу предмета.

  • Тема или история, которая может понравиться широкой аудитории, будь то новая идея или новый взгляд на старую тему.

  • Информация о том, как будет структурирована книга, которая указывает на то, что автор имеет некоторое представление о том, как организовать материал для популярной книги.

  • Глубокие знания предмета, предпочтительно благодаря личному участию в данной области.

  • Научная достоверность. Редакторы, как правило, ищут авторов, которые имеют солидную научную репутацию и пользуются уважением среди своих коллег.Прошлый опыт написания для широкой аудитории также является плюсом.

  • Причины написания книги автором.

  • Описание того, как книга вписывается в рынок, которое может включать примеры книг в том же духе, которые были успешными, а также информацию о том, что отличает предлагаемую книгу от существующих книг.

Читатели могут почувствовать страсть ученого к предмету, и когда ученый рассказывает историю, в которой он или она является участником действия, говорит Салетан, результат может быть особенно привлекательным.Независимо от того, исследуют ли они внутренние миры или описывают физические приключения, соглашается Фрейманн, ученые «являются исследователями, и в этом есть своего рода романтизм, привлекательность и поэзия. В каком-то смысле они вторгаются на [новую] территорию… и приносят нам этот мир на языке, который мы можем понять».

Иногда издатели ищут научные книги, написанные учеными, потому что считают, что ученый может привлечь больше внимания, чем другие авторы научных книг. «Это действительно сильный крючок, когда есть кто-то, кто действительно занимается исследованиями, [думает] и сам находится в авангарде этой области», — говорит Салетан.И, по ее словам, поскольку ученые-писатели «часто имеют особенно сильную точку зрения» на тему, они могут привлечь больше внимания, чем писатели, освещающие тему более беспристрастно. «Некоторые из ученых, занимающихся самой интересной и быстро развивающейся работой, часто обладают индивидуалистичным характером, который, как правило, хорошо превращается в не только авторов, но и представителей своих книг», — говорит она.

Некоторые книги ученых преуспевают, потому что их автор завоевал популярность.«Есть [ученые], которые являются своего рода брендами», — говорит Салетан, хотя даже этим авторам не гарантируется успех каждой книги. Тем не менее, по словам Фрейманна, «многие публикации в наши дни зависят от личности». Действительно, Фишер говорит, что многие издатели в наши дни «пытаются получить книги от людей, которые уже хорошо известны… потому что [они думают, что если] кто-то известен, у них больше шансов привлечь внимание». Однако иногда ученый, неизвестный широкой публике, пишет книгу, которая пользуется огромным успехом.В качестве примера Фишер цитирует The Elegant Universe (WW Norton, 1999) теоретика струн Брайана Грина. Грин «нашел хорошую тему и обладает потрясающим умением представлять ее в метафорах и [] таким образом, чтобы люди чувствовали, что они понимают то, что, по их мнению, может быть непонятным», — говорит он. И, добавляет Фишер, не повредило то, что талант Грина был замечен в самом начале игры его агентом Джоном Брокманом, который, по словам Фишера, вероятно, «в такой же степени, как и любой другой человек,… был ответственен за «бычий рынок» в книг по профессиональным наукам» — и его редактором в W.В. Нортон, Анджела фон дер Липпе.

Некоторые практические аспекты книгоиздания

Некоторым авторам-новичкам повезло, что к ним пришел издатель с предложением книги, или они легко смогли установить хорошие связи с агентом или редактором. Для других, однако, навигация в мире издательского дела поначалу может показаться немного сложной. Потенциальные авторы могут начать с посещения книжных магазинов и других мест (например, www.amazon.com или веб-сайтов или каталогов издателей), чтобы выяснить, какие типы научно-популярных книг пользуются спросом и как предлагаемая ими книга может вписаться в — или отличаться от — книг, которые уже есть.

Редакторы, агенты и опытные ученые-авторы предлагают множество советов, как пробиться в книгоиздание. Один из них — прочитать путеводитель, такой как «Руководство писателя для редакторов, издателей и литературных агентов» Джеффа Хермана (Prima Publishing, 1998). Общение с друзьями и коллегами, издавшими книги, также является хорошим способом получить совет и, возможно, даже найти редактора или литературного агента. Редакторы и агенты могут предоставить дополнительные советы и точку зрения начинающему автору.Одним из мест, где можно встретиться лицом к лицу с редакторами книг или представителями издательств, являются выставки, которые издатели часто проводят на крупных научных встречах.

При поиске редактора или литературного агента потенциальный писатель может захотеть назвать редакторов или агентов для книг, которые ему или ей нравятся. Хотя нет необходимости работать с агентом, общение с ним может дать полезную информацию о потенциальной коммерческой жизнеспособности идеи книги. А для авторов, которые пытаются выбрать среди нескольких агентов или редакторов, интервью с претендентами или неформальное общение с ними, чтобы убедиться, что вы чувствуете себя комфортно с ними и их подходом, является хорошей идеей.

Писатели, думающие о сотрудничестве с агентом, должны знать, что литературный агент будет брать процент от прибыли автора (обычно 15 процентов), включая авансы и гонорары. Но работа с агентом имеет много преимуществ. Хороший агент может помочь автору договориться с издателем о более выгодной сделке, включая более крупный аванс. Агент также может помочь писателю составить официальное предложение книги, определить конкретных редакторов, которым нужно направить предложение, и с большей вероятностью привлечь внимание редактора.

Университетские издательства против торговых

Некоторые авторы могут столкнуться с выбором между академическим (или университетским) издательством и коммерческим (или торговым) издательством. Хотя некоторые академические издательства по-прежнему считают своим долгом в первую очередь служить академическому сообществу, многие университетские издательства в наши дни заинтересованы в публикации книг для широкой аудитории. Университетские издательства, которые находятся под таким же рыночным давлением, как и коммерческие издательства, все больше осознают, что существует значительный рынок научно-популярных книг, написанных учеными.

Как объясняет Майкл Фишер, редактор отдела закупок, занимающийся научными книгами в Harvard University Press, «наша миссия — донести университетскую информацию до читателей, будь то широкая или специализированная аудитория». Поэтому издательство Гарвардского университета и другие университетские издательства вряд ли будут публиковать книги журналистов и других научно-популярных писателей. Вместо этого, говорит Фишер, «то, что мы пытаемся сделать, — это дать кому-то, кто, возможно, еще не написал [для широкой аудитории] возможность сделать это, и помочь им в этом.”

Различия между университетскими и коммерческими издательствами иногда могут быть размыты, и выбор автора может просто сводиться к тому, с кем он или она чувствует себя наиболее комфортно. Ребекка Салетан, главный редактор издательства Farrar, Straus & Giroux’s North Point Press в Нью-Йорке, говорит, что книгоиздателей «от академических до очень коммерческих издателей массового рынка [следует рассматривать] как находящихся в спектре, а не в совершенно разных категориях. ». Действительно, говорит она, «более «традиционный» университет очень тесно граничит и пересекается с более литературными, менее коммерческими торговыми домами.

Принимая во внимание оговорку о том, что каждое издательство уникально и находится где-то в континууме, можно сделать несколько обобщений о различиях между академическими и коммерческими издателями:

  • В общем, научная книга должна быть « «мягче» — то есть иметь меньше строгого научного содержания — для обращения к коммерческой прессе, чем к университетской.

  • Коммерческие издательства обычно имеют больше ресурсов университетских издательств для маркетинга и рекламы, при этом более крупные университетские издательства, которые издают книги для широкой аудитории, вероятно, имеют маркетинговые ресурсы, сравнимые с ресурсами мелкой торговой прессы.

  • Ученый-писатель, работающий в небольшом отраслевом издании, скорее всего, получит больше внимания и известности, чем он или она получили бы в крупном коммерческом издательстве.

  • Университетские издательства с большей вероятностью, чем торговые издательства, разрешат автору книги включать подробную информацию в форме сносок, концевых сносок и ссылок.

  • Университетские издательства, как правило, держат книги в печати дольше, чем профессиональные издательства, даже когда объемы продаж значительно снизились.

  • Университетские издательства могут подвергнуть рукопись книги официальному процессу рецензирования, в то время как коммерческие издатели менее склонны делать это и с большей вероятностью оставят на усмотрение автора обеспечение научной достоверности книги.

  • Коммерческие издательства, как правило, дают авторам большие авансы, в то время как университетские издательства могут давать небольшой аванс или вообще ничего.

Показатели успеха

Большинство ученых, берущихся за написание книги, естественно, надеются, что люди купят и прочитают ее, когда она появится в книжных магазинах.В целом, говорит литературный агент Фрейманн, книги по науке трудно продать, за исключением «книг о целительстве и медицине и о том, как мы все можем жить вечно и быть здоровыми». Для большинства научно-популярных книг, по словам редакторов и литературных агентов, существует относительно небольшая, но значительная основная аудитория, и вполне вероятно, что эта аудитория включает в себя как ученых, так и неученых.

Ничто так не приносит успеха, как успех, и в некоторых случаях, как говорит Фрейманн, спрос на популярные книги ученых «растет в зависимости от того, сколько успешных книг опубликовано учеными.По словам Салетана, в последнее время наблюдается всплеск интереса к научно-популярным книгам в целом, в том числе к книгам о науке. Однако трудно определить, какое место научные книги занимают в общей картине продаж повествовательной документальной литературы. «В любой категории книгоиздания большинство книг не пользуются особым успехом, поэтому трудно сказать, отличается ли [наука] от других», — говорит Салетан.

Конечно, приятно видеть, как чья-то книга становится бестселлером, но ученые могут также судить об успехе своих книг на основе других факторов, помимо показателей продаж.Хвалебные рецензии, общественное признание и одобрение, а также положительные отзывы отдельных читателей — все это можно считать признаком успеха или, по крайней мере, важной наградой за публикацию.

Хотя Генрих был обеспокоен тем, что мог утомить свою аудиторию слишком большим количеством научных подробностей в Разум ворона , он говорит, что был рад и «очень приятно удивлен», услышав от многих читателей-неученых, которые оценили его подход. «Они рады, что кто-то разговаривает с ними, как со взрослыми, и на самом деле говорит о данных и дает им возможность увидеть настоящие наблюдения и то, как они были сделаны, чтобы они стали частью научного процесса.Он получил восторженные отзывы читателей, некоторые из которых поделились с ним собственными наблюдениями над воронами. «Я чувствую, что они вовлечены и интересуются наукой и этой темой, — говорит он, — и это было очень весело».

Пейн тоже получил немало писем от широкой публики, в основном положительных, в ответ на Silent Thunder. Большинству ученых, от которых она слышала, книга также понравилась, хотя многие хотели бы, чтобы она включила больше материала.«Это противоречиво, это вызвало удивление», — говорит она о своей книге. Поднятые брови в основном исходили от менеджеров по охране дикой природы, которые не соглашались с ее позицией против выбраковки слонов, которую она восприняла с некоторым трепетом. «Но [книга] также принесла мне множество замечательных писем, замечательных телефонных звонков, интересных возможностей поговорить со всеми людьми, которых я раньше не знал. Некоторые из них — ученые, а некоторые — обычные люди из всех слоев общества, поэтому я чувствую, что [написание книги] расширило меня.

Даже самые критические отзывы, которые получил Пейн, были ценны. «Часть того, за что я очень благодарен, это то, что я получил несколько очень мудрых критических ответов от людей, которые мужественно написали мне и сказали: «Мне нравится ваша спорная книга, и я не согласен с ней» или «Я не согласен с позицию, которую вы заняли по следующим причинам». себя.»

Ученые-писатели иногда подвергаются критике со стороны своих коллег просто за их усилия по популяризации науки.Такая критика может основываться на ощущении, что ученый каким-то образом перешел границы допустимого, обращаясь к широкой аудитории. Но риск критики со стороны других ученых стоит того, говорит де Ваал. «Альтернатива… заключается в том, что мы все разговариваем только друг с другом, а не с большой аудиторией. Я думаю, что это не лучшая альтернатива, потому что это означает, что мы просто заперты в нашей маленькой дисциплине и делаем свои маленькие вещи, и никто об этом не слышит. Думаю, все согласны с тем, [что] нам нужны популяризаторы, но работа по популяризации не всегда оценивается в полной мере.

Тем не менее, Пейн говорит: «Я думаю, что осторожные ученые будут уважать тщательную популяризацию. Если вы будете писать тщательно и честно, и достаточно [открыто] о вещах, которых вы не знаете, о вещах, которые являются вашим мнением, о вещах, которые вы принимаете за действительное… тогда я думаю, что [другие ученые] окажутся представленными в то, что вы написали».

Писать для широкой аудитории может быть рискованно, но и заниматься наукой тоже. Однако выгода от написания популярных книг, скорее всего, компенсирует недостатки.Как подводит итог писательскому опыту Пейн, «это будет огромной наградой, даже если не будет продано ни одной копии».

© Американский институт биологических наук, 1999 г.

научно-популярных книг по теории информации, биологии и сложности

Ранее я составил большой и несколько случайный список книг, которые лежат на стыке применения теории информации, физики и инженерной практики в области биологии. Ниже я начну делать несколько лучшую работу по более тонкой градации технического уровня как для любителей, так и для начинающих студентов, которые хотят подняться на более высокий уровень понимания этих областей.В будущих постах я постараюсь начать классифицировать и другие тексты по градуированным слоям. Окончательный список будет храниться здесь: Книги на пересечении теории информации и биологии.

Вводная / широкая читательская литература / научно-популярная литература

Эти книги, как правило, написаны на нетехническом уровне и дают широкий обзор своих тем с случайными набегами на интересные или интригующие подтемы. Они включают мало, если таковые имеются, математических уравнений или концептуализации.Как правило, любой старшеклассник должен уметь читать, следовать и понимать основные понятия, лежащие в основе этих книг. Хотя эти тексты часто не имеют технического характера, они могут дать полезную информацию по рассматриваемым темам даже самым продвинутым исследователям.

Сложность: экскурсия с гидом Мелани Митчелл (обзор)

Возможно, это одно из лучших мест для начала. Этот текст дает отличный обзор большинства основных областей исследований, связанных с этими областями.

Демистификация энтропии: второй закон, сведенный к простому здравому смыслу Арье Бен-Наима

Одна из лучших книг по энтропии.Его могут читать даже ученики средней школы, не знакомые с алгеброй, и он отлично справляется с изложением концепции того, как энтропия лежит в основе больших областей более широкого предмета. Даже те, кто имеет докторскую степень в области статистической термодинамики, могут почерпнуть что-то полезное из этого прекрасного тома.

Информация: история, теория, потоп Джеймса Глейка (обзор)

Относительно недавний научно-популярный том, охватывающий различные концепции того, что такое информация и как с ней обращаться в науке и технике.Хотя у него есть свои недостатки, это, безусловно, хорошее введение для новичка, особенно в отношении истории.

Происхождение видов Чарльза Дарвина

Одно из самых влиятельных произведений, известных человеку, этот классический текст является основой, на основе которой в результате были достигнуты большие успехи в биологии. Обязательна к прочтению всем на планете.

Информация, энтропия, жизнь и Вселенная: что мы знаем и чего не знаем Арье Бен-Наим

Теория информации и эволюция Джона Эйвери

Пробный камень жизни: молекулярная информация, клеточная связь и основы жизни Вернера Р.Loewenstein (обзор)

Теория информации, эволюция и происхождение жизни Хьюберта П. Йоки

Четыре приведенные выше книги во многом совпадают. Хотя можно прочитать их все, я рекомендую тем, у кого мало времени, сначала выбрать Бен-Наима. Когда я пишу это, я отмечу, что книга Бен-Наима должна быть выпущена 30 мая 2015 года, но он был достаточно любезен, чтобы позволить мне прочитать предварительный экземпляр, пока она находилась в процессе; он получает мою самую высокую рекомендацию в своем классе.Loewenstein охватывает немного больше, чем Avery, у которого также есть более простая презентация. Большинство из тех, кто продолжает изучать эту тему, позже наткнутся на книгу Йоки «Теория информации и молекулярная биология», которая похожа на его текст здесь, но написана на несколько более высоком уровне сложности. Те, кто закончит на этом уровне сложности, могут захотеть вместо этого попробовать Йоки-третье.

Красная Королева: секс и эволюция человеческой природы Мэтта Ридли

Грамматический человек: информация, энтропия, язык и жизнь Джереми Кэмпбелл

Храповик жизни: как молекулярные машины извлекают порядок из хаоса, Питер М.Хоффманн

Сложность: развивающаяся наука на грани порядка и хаоса М. Митчелл Уолдроп

Общая картина: об истоках жизни, значении и самой Вселенной (Даттон, 10 мая 2016 г.)

В ближайшие недели/месяцы я постараюсь продолжить размещать рекомендуемые книги в оставшейся части остального спектра, баланс которых приведен в виде схемы ниже. Как всегда, я приветствую предложения и рекомендации, основанные на опыте других.Если вы хотите предложить дополнительные ресурсы в любом из разделов ниже, сделайте это в нашем поле для предложений. Для тех, кто заинтересован в дополнительных ресурсах, посетите страницу ресурсов ITBio, которая включает информацию о связанных исследовательских группах; ссылки и журнальные статьи; академические, исследовательские институты, общества, группы и организации; а также конференции, семинары и симпозиумы.

Бакалавриат нижнего уровня

Эти книги написаны на уровне, доступном для восприятия и понимания большинству первокурсников или второкурсников университета.Курсовая работа по математике, естественным наукам и технике обычно предполагает знание математического анализа, базовой теории вероятностей, вводной физики, химии и базовой биологии.

Высший уровень бакалавриата

Эти книги написаны на уровне, доступном для восприятия и понимания студентами младших и старших курсов университетов.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.