Ольга панкеева все книги: Все книги Оксаны Панкеевой | Читать онлайн лучшие книги автора на ЛитРес

Оксана Панкеева

Оксана Петровна Панкеева родилась в 1967 году. Живет в городе Никополь Днепропетровской области (Украина).

Замужем. Имеет двух детей (мальчиков). По образованию филолог, преподаватель английского языка. Два года проработала по специальности, после чего поменяла работу. Сейчас работает в поликлинике металлургического завода.

Книги Оксаны Панкеевой появились на магазинных полках в 2004 году. Хотя достаточно долго до того их можно была скачать в Интернете. Потом, вероятно, издатели подсчитали количество скачиваний произведений из цикла «Судьба короля», убедились, что они востребованы и закупили все четыре написанные на тот момент книги. Они не прогадали, иначе трудно объяснить появление дополнительных тиражей. Книги понравились. Почему? Они не могли не понравится.

Книги Панкеевой действительно интересные, весёлые и добрые. Похожие одновременно на классические произведения фэнтези, киберпанк и немного на мыльную оперу.

В мире «Судьбы короля» как в обычной фэнтези живут и действуют маги, драконы, эльфы и гномы, однако как в киберпанке и простой НФ люди активно пользуются компьютерными технологиями, могут вылечить (в смысле сделать новую) отрубленную руку, и как в бразильском сериале живут под чужими именами, теряют и находят родственников, влюбляются, женятся или не женятся. Здесь есть короли и принцы, но совсем нетипичные. Например, один король по образованию юрист и раньше работал в службе безопасности (читай ГБ-шник), другой — любитель мальчиков и запойный алкоголик, один принц – маг-бард (это такой мультикласс), глава партии и пропагандист, другой — герой в отставке. Здесь есть драконы, но тоже нетипичные. Они живут в Африке, считают, что есть что-либо на виду у других очень неприлично, а человековеденье у них — наука, которой в силу специфичности занимаются только маги.

Там очень симпатичные герои. Среди них нет безупречного самого умного-сильного-смелого-красивого-талантливого персонажа, который радостно шагает от подвига к подвигу, периодически осчастливливая какую-нибудь спасённую красавицу, чтобы показать, что ничего человеческое ему не чуждо. Впрочем, профессиональные герои, подвиги и спасенные красавицы в книжках очень даже присутствуют, однако герои жалуются, что от спасённых девиц нет спасения, а от последнего подвига осталось воспаление какого-то нерва, поэтому нужно хорошенько укутывать поясницу. Здесь король – умный, порядочный, бесстрашный, ну и король опять же, комплексует из-за своей внешности; красавец, герой, победитель четырёх драконов страдает из-за отсутствия поэтического дара и частенько напивается. Им веришь, потому что они настоящие.

Пока в цикле планируется 12 книг, однако жизнь — сложная штука:). И непредсказуемая…

Оксана Панкеева — Поступь Повелителя читать онлайн

Оксана Панкеева

Поступь Повелителя

– Идиот!

– ?!!

– У меня не начинается!

– Что не начинается?

– Ничего не начинается!!!

«Масяня»

Наверное, для невинных юных девиц, крайне смутно представляющих себе грядущее замужество, свадьба действительно оказывается тем, чего они ожидают. Главное событие в жизни, великий день, переломный момент, прощание с беззаботной юностью, вступление во взрослую жизнь и прочая восторженная трепотня такого рода.

В жизни Ольги этот знаменательный день мало что изменил. Все, что произошло после свадьбы, на самом деле никоим образом не было связано с парой строк в замусоленной амбарной книге, неведомо откуда притащенной и наутро найденной где-то под столами, с явными последствиями традиционных Шариковых шалостей на обложке. Что никого не удивило, ибо, побывав в руках падре, книга стала источать такие запахи копченостей, что и человек разумный не устоял бы.

Примирение с Диего состоялось бы в любом случае, и это никак не зависело от факта бракосочетания. Некоторый опыт совместной жизни у них уже имелся, так что семейный быт для Ольги тоже не стал чем-то новым и неизведанным. Следующее испытание, которое обычно переживают все молодые семьи – рождение ребенка, – в ближайшем будущем им не грозило. Как ни посмеивался на свадьбе король Орландо, в который раз излагая свои предсказания о детях, неизлечимое бесплодие жениха оставалось для молодых супругов надежной гарантией безопасного секса.

Может, когда-нибудь потом, если захочется, можно будет усыновить какого-нибудь подкидыша или, как предложил бесстыжий мистралиец, родить от кого-то другого. Он, дескать, не обидится.

Словом, когда Ольга уже замужней дамой вернулась в свою квартиру в Лоскутном квартале, ничего особенно нового в ее жизни не появилось.

Аж целый один день.

Впрочем, то светопреставление, которое началось прямо с утра второго дня, тоже можно было назвать следствием свадьбы только с натяжкой. Как верно заметил логичный Шеллар: «Это должно было случиться рано или поздно. Слишком много противоречий образовалось вокруг вопроса идентификации товарища Кантора, и они закономерно должны были решиться в какую-то сторону. Учитывая столь значительную утечку информации, шансов скрываться далее у него уже не осталось. Странно, что он сам этого не понимал».

Устраивая свою грандиозную вечеринку и приглашая всех близких ему людей, Диего не мог обойти приглашением родителей, независимо от того, перерастет это действо в свадьбу или нет. Время вынужденной конспирации прошло, а личная прихоть – не повод для подобного пренебрежения. Когда же он все-таки скоропалительно женился (пусть даже невеста при этом выглядела как ходячее позорище), родители не могли его не поздравить. Наверное, в тот момент он и понял, что выбор становится слишком жестким. Что, если он действительно хочет отказаться от прежнего имени и связанной с ним славы, ему придется всю оставшуюся жизнь публично отрекаться от отца с матерью при каждой встрече. И на это у него не хватило сил. Маэстро Эль Драко впервые в присутствии толпы народу признал себя собой, просто поцеловав маэстрину Алламу со словами: «Спасибо, мамочка».

На следующий день о возвращении маэстро знали три столицы. Еще через пару дней – весь континент.

А молодожены на второе утро супружеской жизни обнаружили, что не могут выйти из дому, не попав при этом в лапы охочих до сенсаций тружеников пера и вдохновенных коллег, жаждущих что-нибудь воспеть в актуальных балладах.

Еще через пару дней Диего сказал, что их «медовый месяц» напоминает печально известную оборону Кастель Агвилас. Ольга сочла разумным поверить ему на слово без уточняющих вопросов. Зачем раздражать лишний раз и без того нервного человека, когда он и так готов загрызть первого, кто подвернется, а при стуке в дверь хватается за пистолет, и приходится ловить его за руку и приводить в чувство испуганным вскриком: «А вдруг это просто гости?!»

Впрочем, настоящие гости о бедах осажденной квартиры знали и навещать друзей иначе как телепортом не рисковали. Жак честно признался, что боится быть застреленным по ошибке, у Терезы вызывали отвращение осаждающие дом журналисты, экзальтированные девицы и молодые дарования, а Элмар опасался кого-то из них ненароком зашибить при попытке к общению. Что же касается их величеств, то они и прежде предпочитали самый быстрый и продвинутый метод перемещений. Как раз они и находились в гостях у молодоженов в тот момент и, в отличие от Ольги, никаких скидок на тонкую душевную организацию маэстро делать не собирались.

– Сам виноват, – бестрепетно сообщил Шеллар III, преспокойно попыхивая трубкой, словно и не замечал доносящихся с улицы криков.

В здание все эти жаждущие господа и дамы больше не входили – на третий день, обозрев простреленную дверь, домовладелец подумал немного, решил, что возможность в будущем повесить на здании мемориальную табличку стоит некоторых временных трудностей, и усилил входную дверь двумя гориллообразными привратниками.

Диего только выругался в ответ на королевское замечание.

– Тебе следовало это сделать перед отбытием на войну, – как ни в чем не бывало продолжал король, коего ничуть не впечатляли ни мистралийский темперамент, ни богатый словарный запас собеседника. – Самый удобный был момент. Как раз переждал бы в лесу весь этот шум и вернулся, когда все утихнет. Да и одно твое имя отпугнуло бы от Ольги известную тебе особу.

– Задним умом мы все гении, – зло проворчал Диего, осторожно выглядывая из-за занавески. – Я до хрена всего хорошего мог бы сделать тогда перед уходом, но толку теперь об этом рассуждать? Мать его, лучше б я все-таки не распускал сопли, а промолчал… или уж назвался бы собственным братом, какая разница папе, бастардом больше, бастардом меньше…

– Да-да, – охотно согласился король с едва уловимой иронией.  – Именно что задним умом и именно что гении, ты как раз великолепно свой тезис проиллюстрировал.

Диего сообразил, что сказал, и зло скрипнул зубами.

– Лучше б посоветовали, что теперь делать.

– Действительно, Шеллар, может, стоит полицию задействовать? – предположила Кира. – Они же общественный порядок нарушают? Нарушают.

Его величество пожал плечами.

– Движение транспорта по улице не нарушено. Призывов к бунту не замечено. Силком утащить маэстро и выбить из него интервью методами мастера Тедди никто не пытался. Дверь он сломал сам, без посторонней помощи.

– А соседи разве не жалуются?

– Смеешься? – вздохнула Ольга. – Тут же одни барды. Когда это они жаловались на дармовой пиар? Наоборот, поперед друг дружки делятся с прессой всем, что о нас знали или когда-либо слышали. Заодно и суслика прославили. Кстати, ваше величество, а чем там все кончилось с этим делом? Или до сих пор ведется бесконечное следствие?

Читать дальше

Панкеева Оксана ★ Поступь Повелителя читать книгу онлайн бесплатно

Панкеева Оксана

Поступь ПовелителяСудьба короля_9

Мир и покой, воцарившиеся в мире Дельта, не продлились долго — засевший в соседнем мире давний враг не зря обещал вернуться. Несмотря на то что очередная его попытка предвиделась и ожидалась, Повелителю все же удалось припасти для противников несколько неприятных сюрпризов. Но до победы еще далеко — непокорный мир противостоит захватчикам и силой, и хитростью, и волшебством. Да и не стоит забывать, что сгинувший триста лет назад герой Вельмир тоже обещал вернуться…

Глава 1

   — Идиот!!!!!

   — ???

   -У меня не начинается!!!!

   — Что не начинается?

   — Ничего не начинается!!!

   «Масяня»

  

   Наверное, для невинных юных девиц, крайне смутно представляющих себе грядущее замужество, свадьба действительно оказывается тем, что о ней говорят. Главное событие в жизни, великий день, переломный момент, прощание с беззаботной юностью, вступление во взрослую жизнь и прочая в замужество, свадьба — действительно осторженная трепотня такого рода.

   В жизни Ольги этот знаменательный день мало что изменил. Единственным выдающимся событием можно было считать примирение с Диего, но это никак не зависело от факта бракосочетания. С таким же успехом они могли просто помириться и поселиться вместе, результат был бы примерно тот же. Некоторый опыт совместной жизни у них уже имелся, так что семейный быт для Ольги тоже не стал чем-то новым и неизведанным. Следующее испытание, которое обычно переживают все молодые семьи — рождение ребенка — в ближайшем будущем им не грозило. Как ни посмеивался на свадьбе король Орландо, в который раз излагая свои предсказания о детях, неизлечимое бесплодие жениха оставалось для молодых супругов надежной гарантией безопасного секса. Может, когда-нибудь потом, если захочется, можно будет усыновить какого-нибудь подкидыша или, как предложил бесстыжий мистралиец, родить от кого-нибудь другого. Он, дескать, не обидится.

   Словом, когда Ольга уже замужней дамой вернулась в свою квартиру в Лоскутном квартале, ничего особенно нового в ее жизни не появилось.

   Гораздо больше перемен произошло в судьбе ее возлюбленного супруга. То, что Диего после свадьбы избавился от проклятия, отравлявшего ему жизнь последние несколько лун, было несомненно большой радостью, но давно ожидалось и никого не удивило. А вот больной вопрос с именами, который так его угнетал и вызывал такие сомнения, неожиданно решился самым незамысловатым образом. Как заметил логичный Шеллар, «Это должно было случиться рано или поздно. Слишком много противоречий образовалось вокруг вопроса идентификации товарища Кантора, и они закономерно должны были решиться в какую-то сторону. Учитывая такую значительную утечку информации, шансов скрываться далее у него уже не осталось. Странно, что он сам этого не понимал».

   Король, как всегда, был прав. На такое событие, как собственная свадьба, Диего не мог не пригласить родителей. Время вынужденной конспирации прошло, а личная прихоть — не повод для подобного пренебрежения. Родители, в свою очередь, не могли его не поздравить. Наверное, в тот момент он и понял, что выбор становится слишком жестким. Что, если он действительно хочет отказаться от прежнего имени и связанной с ним славы, ему придется всю оставшуюся жизнь публично отрекаться от отца с матерью при каждой встрече. И на это у него не хватило сил. Маэстро Эль Драко впервые в присутствии толпы народу признал себя собой, просто обратившись в маэстрине Алламе «мамочка».

   На следующее утро о возвращении маэстро знали три столицы. Еще через пару дней — весь континент.

   Через две недели сенсация перестала быть новостью, утратила свежесть и тихонько ушла с первых страниц столичных газет.

   Через луну о ней помнили только в определенных профессиональных кругах. Или вовсе забыли. Точно Ольга уже не могла поручиться, так как именно в этот период у нее появилась немного иная забота, которая была намного важнее всяких светских сплетен и прочей незначительной ерунды.

   В какой именно день началась ее странная хворь, Ольга уже не помнила, так как обратила внимание не сразу, да еще поначалу отнесла тошноту и головокружение поутру на счет бессонной ночи и двух дюжин сигарет.

Читать дальше

Беседа с художницей по леттерингу Ольгой Панковой

Ольга Панкова (@olgapankova) — московский художник-фрилансер, известный своими выразительными шрифтовыми композициями. Изучая промышленный дизайн, Ольга открыла для себя леттеринг на курсах графического дизайна, а затем изучала типографику в Британской высшей школе искусства и дизайна. В Zoom Ольга поделилась некоторыми сведениями о своей работе и вдохновении в качестве художника, фрилансера и преподавателя.

Надписи над проектами Ольги варьируются от книжных обложек до упаковки и редакционных проектов; часто очень выразительный по стилю.Хотя в большинстве ее работ используется кириллица, многие из ее клиентов также просят латиницу, и она объясняет, что рынок в России сейчас требует и того, и другого. Ее первые два шрифта Pulitzer и BigCity Grotesque были разработаны во время учебы. Ольга недавно выпустила свой третий шрифт Curbe, современный взгляд на леттеринг в советском стиле. ‘Их надписи от руки меня так вдохновляют. Я хотел создать шрифт, который выглядел бы как современная версия этого стиля, очень легкий, более четкий и без контраста.’ Вскоре она планирует сделать смелую версию Curbe, когда позволит время.

Исторически экс-СССР получил очень мало иностранного влияния из-за своей ограниченной политической системы, которая неизбежно влияла на советских художников. «Конструкторы в СССР не могли видеть, что делается в остальном мире. У них не было много шрифтов для использования, поэтому они рисовали все вручную». Поскольку доступное пространство также было занято для военных действий, у креативщиков были очень ограниченные ресурсы для создания работы.По этим причинам советское искусство и дизайн развили свою уникальную эстетику и стали популярным источником вдохновения для сегодняшних леттереров в России. ‘Теперь мы очень заинтересованы в этой форме шрифта. Мне нравится его динамичный стиль, он никогда не бывает статичным».

Процесс леттеринга Ольги обычно сочетает рисование от руки, векторизацию в Illustrator и иногда работу с Robotype. «Я всегда начинаю с рисования от руки» , — говорит она, — «но теперь я иногда делаю фотографии и работаю над ними в Adobe Illustrator — я бы хотела однажды получить iPad для рисования. Она также экспериментирует с Cinema4D для работы с движением, часто в черно-белом режиме. Она добавляет, что самые успешные проекты часто связаны с личной мотивацией, которая побуждает ее продолжать экспериментировать. «Все мои лучшие проекты сделаны мной лично, — говорит Ольга, — и у них всегда больше лайков, отзывов и так далее. Вам просто нужно найти время, чтобы сделать их».

Ольга начала преподавать леттеринг 3 года назад, но признается, что изначально ей это было неинтересно. «Моя мама — учитель, и я с детства знаю, как это сложно». Когда некоторые из ее друзей открыли онлайн-школу дизайна, они предложили ей преподавать типографику. «Это была одна из первых крупных онлайн-школ в России. Вы можете найти программу дизайна в Москве и других крупных городах, но Россия настолько велика, что не каждый может приехать туда учиться». Русские буквы и шрифт.Она добавляет, что, когда она сама изучала типографику, было очень мало художников, на которых она могла равняться, тогда как сейчас у студентов их гораздо больше.

Обработано с помощью VSCO с предустановкой f2

Путешествия — одно из самых больших вдохновений Ольги, особенно когда она посещает дизайнерские конференции для обучения и общения. ‘В прошлом году я был в Токио на конференции типографов. Это был первый раз, когда я был в Азии, и это была мечта побывать там и пообщаться с другими людьми». от дизайнеров требовался большой рост, чтобы создать более благоприятную атмосферу. ‘Я чувствую, что это могло бы быть дружелюбнее’, Ольга объясняет, ‘Потому что многие люди в Интернете используют его, чтобы кусать друг друга. Спросят, почему кто-то что-то так нарисовал, или скажут, что не умеют читать». возможность, которой она с нетерпением ждет после блокировки.

Вы можете найти больше проектов Ольги на ее Behance и следить за ее работами в Instagram.

Почему Ольга Токарчук любит читать Т.С. Элиот в переводе

Прежде всего, все, что помогает мне писать — книги, относящиеся к теме, историческому периоду, которые могут быть научными трудами и романами, а также поэзией и книгами по искусству. Когда я пишу, меня больше ничего не интересует.

Раньше я избегал читать великие романы, такие, которые производят настоящее впечатление, потому что боялся, что они слишком сильно повлияют на мой стиль, что я поддамся их влиянию. Я так больше не чувствую.

Что вас больше всего волнует в литературном произведении?

Я думаю, дело в том, что литература — это отдельная республика, где люди могут жить и работать вместе и, может быть, более всего прекрасно общаться — глубоко, сопереживающе, морально, интеллектуально и в революционном духе. Иногда для этого совершенного общения достаточно понимающего взгляда и одной фразы. Конституция составлена ​​из отрывков из великих книг, а история республики — это и история литературы, всей классики и всех литературных эпох, предшествовавших нашей.Сегодняшний день — это дикая мешанина голосов, очень непохожих друг на друга, но часто непреднамеренно похожих. Здесь господствуют тенденции, принимаются стороны, происходят выборы в виде литературных премий и списков бестселлеров. Есть и оппозиция, и даже подполье. Странно то, что вымышленные персонажи живут рядом с гражданами этой республики, где они имеют равные права.

Какие жанры вы особенно любите читать? А чего вы избегаете?

Я всегда любил научную фантастику.Можно сказать, на этом я вырос. Самыми важными авторами для меня были Лем, Дик, братья Стругацкие. Я не люблю фэнтези, за одним исключением: Урсула Ле Гуин, но она выше жанра. Я не большой поклонник криминальной фантастики и читал только Агату Кристи, больше ничего. Я не читаю нон-фикшн, за исключением биографий. Я действительно считаю, что лучший жанр — это просто хороший, солидный роман.

Кто ваш любимый вымышленный герой или героиня? Ваш любимый антигерой или злодей?

Это всегда отличительные цифры.Герр доктор Петер Кин — замкнутый и эксцентричный библиофил из обожаемой мной книги Элиаса Канетти «Ауто-да-Фе». Он персонаж, который меня очаровывает, которого я нахожу одновременно привлекательным и отталкивающим. Я чувствую, что во мне тоже есть что-то странное. Ийон Тихой — персонаж рассказов Станислава Лема, одного из самых диких произведений, которые я читал. Я вырос на космических приключениях Ильона Тихи, который подходит к самым невероятным приключениям в космосе, когда-либо придуманным человеческим разумом, с осторожностью.Я думаю, что он был первым, кто пережил временную петлю, прежде чем Голливуд уловил эту идею. Все знают Пеппи Длинныйчулок, поэтому я не буду описывать ее здесь. Какой идол. Она научила меня смелости и тому, как воплотить свои идеи в жизнь. Мисс Марпл — мой кумир последних лет. Я обожаю ее любопытство, ее упорство и прекрасное самоуничижительное чувство юмора.

Рецензия на книгу: «Книги Иакова» Ольги Токарчук

Польская писательница Ольга Токарчук в 2019 году в юности стала лауреатом Нобелевской премии по литературе.Ей было 57 лет, с дредами, озорная политика, вегетарианка.

Ее роман «Веди свой плуг по костям мертвых» недавно был превращен Агнешкой Холланд в фильм «След», кусочек экзистенциального и экологического ужаса.

Токарчук (произносится как То-КАР-чук) не был среди тех лауреатов, которых Шведская академия иногда, кажется, подпирает в склепе для окончательного просмотра. Ее карьера шла и идет полным ходом.

Ее романы — часто одновременно задумчивые и мифические по тону — постепенно переходят на английский язык.Помимо «Веди свой плуг», к ним относятся философские и часто ослепительные «Полеты» о путешествиях и пребывании между станциями. Он получил Международную Букеровскую премию 2018 года.

Самым амбициозным романом Токарчук — Шведская академия назвала его «magnum opus» — давно называют «Книги Иакова», впервые опубликованные в Польше в 2014 году. Он и сейчас здесь. На почти 1000 страниц это действительно магнум-размер.

Даже его подзаголовок (редкий, в романе) полный рот. Первая треть гласит: «Фантастическое путешествие через семь границ, пять языков и три основные религии, не считая мелких сект.”

Если вы чувствуете, что вот-вот вступите в эпопею о мечах и сандалиях с грязевой комнатой, вы не ошибетесь. Если вы обнаружите спасительную, пахнущую укропом нотку сатиры, вы тоже не ошибетесь.

Середина 18-го века. «Книги Иакова» повествуют о харизматичном самопровозглашенном мессии Якобе Франке, молодом еврее, который путешествует по Габсбургской и Османской империям, в равной мере привлекая и отталкивая толпы и власти.

Франк основан на реальной исторической личности; автор явно провел исследование.Токарчук внимательно следит за перипетиями судьбы Франка, когда он обращается в ислам, а затем в католицизм и попутно становится протосионистом.

Осужденный за ересь, он проводит много лет в тюрьме. Его идеи важны, как говорится, если они верны.

Замечать, что «Книги Иакова» повествуют о мучительных странствиях лидера культа, все равно, что замечать, что «Мейсон и Диксон» Томаса Пинчона повествуют о двух мужчинах, отправившихся на прогулку.

«Книги Иакова» — неуправляемый, ошеломляющий и крайне эксцентричный роман.Он утонченный, грубый и полон народного остроумия. Он относится ко всему, с чем сталкивается, как к номинальной стоимости, так и к абсурду. Это чосерианец в своем брио.

Этот Джейкоб, он образец: мускулистый, высокий, с ямочками. Его пышная борода блестит на солнце. Он грациозен, как благородный олень. Он загадочен и приземлен, певец грязных песен.

Он исцеляет больных и возвращает потерянные вещи. Комета следует за ним в небе. Куры, к которым он прикасается, несут яйца с тремя желтками.

Ольга Токарчук, автор книги «Книги Иакова.”Кредит… Лукаш Гиза

Вокруг него плавает жирный нимб погранично-комической сексуальности. Говорят, что женщины с изумлением смотрят на его гениталии.

Позже говорят, что у него два пениса. Удобно, кажется, что он может убрать одну, когда две кажутся горсткой. Он может сделать женщину беременной, глядя на нее, как, по-моему, Джим Моррисон умел делать.

Несколько других персонажей вращаются вокруг него. Есть сомкнутые ряды жен и любовниц, неудачников, бутинских и разных прихлебателей.

Два второстепенных персонажа особенно важны. Один из них — Нахман, раввин, который становится Босуэллом Джейкоба. Как ни странно, жена Нахмана и Джейкоб презирают друг друга.

Еще есть Йенте, пожилая женщина, находящаяся на грани смерти, которая проглатывает амулет и становится практически бессмертной. Она наблюдает за происходящим как бы с вершины минарета и выступает, как полушутливо выразилась Токарчук в одном из интервью, своего рода «рассказчик в четвертом лице».

В этом огромном романе есть место для обвала событий и комментариев.Есть скандалы из-за плагиата и стрижки сложных ногтей на ногах. Есть доктора-мизантропы и епископы с игровыми долгами. Кровавые пятна — это ерунда.

Спорят о пользе латыни, болеют подагрой, простужаются, фетишизируют большие груди, пьют свежевыжатый гранатовый сок. В ключевой момент персонаж может уйти и прополоть орегано. Это такая книга.

Токарчук может быть очень забавным. Иаков спрашивает перед одной аудиторией: «Почему дух так любит оливковое масло? Зачем все это помазание?» Тонкий перевод Дженнифер Крофт гармонирует со многими регистрами автора; она даже заставляет каламбуры щелкать.

Комедия в этом романе, как и в жизни, сочетается с подлинной трагедией: пыткой, предательством, тюрьмой, смертью.

Темные темы. Евреев травят, гонят по окрестностям. Чувствуются ранние намеки на Холокост.

Автор уделяет пристальное внимание судьбам женских персонажей. Неравенство всегда на виду. «Как так получилось, — думает один из персонажей, — что одни должны платить, а другие собирать?»

«Книги Иакова» кажутся современными в смысле окончания старого порядка.Конечные времена кажутся ближе, чем когда-то. Люди слышат «бряцанье ангельского арсенала». Джейкоб дает своим благодарным последователям ощущение, что кто-то разбирается в том, что происходит.

Плотность этого романа сатурналистская; его сатира проворна; академики десятилетиями будут дергать его темы, как остриц. Энтузиазм автора никогда не ослабевает, даже когда читательский энтузиазм. Она бульдозерами расползание вперед.

Тем не менее персонажи остаются на расстоянии. «Книги Иакова» редко затрагивают эмоции.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.