Максим горький книги: Автор: Горький Максим | новинки 2022

Книги Максима Горького страница 3

772 книги

Рекомендации

  • Новинки
  • Рекомендации

только полные версии книг

полная версия

Русская проза

«Тимофей Борцов, сельский – села Вышенки – пастух, человек недюжинный: он немножко колдун и прорицатель, он – „коновал“, но лечит и людей, он же и судья по „семейным делам“ и, – как сам, ухмыляясь,…

Подробнее

полная версия

Классическая отечественная проза

Максим Горький – писатель, творчество которого казалось бы всем знакомо, хотя бы по школьной программе. Его провозгласили классиком литературы социалистического реализма и тем самым фактически…

ПодробнееСказки

В сказках заключена мудрость народа, сказки помогают понять самые сокровенные устремления народной души. Будь то Емеля, лежащий на печи, или богатырь, грудью прикрывший Родину от врага, – все это…

ПодробнееРусская проза

В первый том вошли произведения, написанные М. Горьким в 1892–1894 годах. Из них следующие произведения включались автором в собрания его сочинений: «Макар Чудра», «Девушка и Смерть», «Емельян…

Подробнее

полная версия

Классическая проза

Впервые напечатано в «Самарской газете», 1895, номер 56, 12 марта, в серии рассказов «Теневые картинки».

В собрания сочинений не включалось.

Печатается по тексту «Самарской газеты».

Подробнее

полная версия

Русская проза

Впервые напечатано в журнале «Русская мысль», 1895, номер 9. Рассказ включался во все собрания сочинений. Рассказ основан на одном из эпизодов жизни Горького в Тифлисе в последних числах декабря 1891…

Подробнее

полная версия

Русская классика

Максим Горький – писатель, творчество которого, казалось бы, всем знакомо хотя бы по школьной программе. Его провозгласили классиком литературы социалистического реализма и тем самым фактически…

Подробнее

полная версия

Рассказы

«…Натыкаясь во тьме на плетни, я храбро шагал по лужам грязи от окна к окну, негромко стучал в стёкла пальцем и провозглашал:

– Пустите прохожего ночевать?!

В ответ меня посылали к соседям, в. ..

Подробнее

полная версия

Рассказы

«…Однажды в праздничный вечер он стоял на галерее цирка, плотно прижавшись грудью к дереву перил, и, бледный от напряжённого внимания, смотрел очарованными глазами на арену, где кувыркался ярко…

Подробнее

полная версия

Лирика

От составителей В предлагаемой антологии представлены лишь те поэтические течения и школы, которые оставили в русской литературе след не только в виде деклараций, но и в виде художественных…

Подробнее

полная версия

Русская проза

Впервые напечатано в газете «Нижегородский листок», 1897, номер 5, 6 января; номер 7, 8 января, под заглавием «Старые товарищи (Эпизод)».

Рассказ написан в 1895 году. Дата написания «1897», под…

Подробнее

полная версия

Классическая проза

Впервые напечатано в «Самарской газете», 1896, номер 7, 10 января.

В собрания сочинений не включалось.

Печатается по тексту «Самарской газеты».

Подробнее

полная версия

Классическая проза

Впервые напечатано в газете «Русские ведомости», 1893, номер 213, 5 августа.

Рассказ был передан редакции «Русских ведомостей» без ведома А.М.Горького его товарищем Н.З.Васильевым. Опубликование…

Подробнее

полная версия

Русская проза

«Когда я подарил кладбищенскому сторожу Бодрягину давно желанную им гармонику, он – одноглазый, лохматый – крепко прижал правую свою руку к сердцу и, сияя радостью, закрыв свой одинокий, милый, а…

Подробнее

полная версия

Русская проза

Максим Горький: «Женщина иногда может в своего мужа влюбиться.» Максим Горький (псевдоним Алексея Максимовича Пешкова; 1868–1936) – едва ли не самый известный и вместе с тем самый «непрочитанный»…

Подробнее

полная версия

Русская классика

«…Темп жизни мира становится быстрее, ибо всё глубже в тайные недра её проникает могучая тревога весеннего пробуждения, всюду ясно чувствуется мятежный трепет – потенциальная энергия сознаёт свою…

Подробнее

полная версия

Публицистика: прочее

«Каковы и в чём выражаются наши достижения в области художественной литературы?

Утверждают, что крупных мастеров словесно-изобразительного искусства молодая наша литература не создала. Внесём…

ПодробнееПублицистика: прочее

«Я первый раз на партийной чистке. Разумеется, читал газетные очерки и об этом процессе внутреннего очищения партии от всякой вредоносной примеси…»

Подробнее

Максим Горький – Книги Автора, Биография, Фото

Максим Горький был рожден в 1868 году 28 марта, в городе Нижний Новгород. Настоящее имя – Пешков Алексей Максимович. Будущий известный драматург, писатель, прозаик, революционер, выдающийся представитель Российской литературы, который получил широкую популярность и призвание авторитета за рубежом. Семья Максима Горького – небогатая, отец – столяр.

Образование Алексея Максимовича начинается в семилетнем возрасте, когда отец отдает его в обычную, ничем не примечательную школу, после окончания школы, которая стала для него концом, какого либо образования, Максим через несколько месяцев заболевает оспой. Все дальнейшее его образование было получено только благодаря усидчивости и самообразованию, упорству и любви к труду.

Детство Максима Горького было очень не легким. В раннем возрасте он остался сиротой, детские годы были проведены в доме дела, который отличался крутым нравом. Будучи одиннадцатилетним парнишкой, Алексей ушел искать заработок хотя бы на кусок хлеба «в люди», и его работа была в самых различных местах: тут и магазин, и пекарня, и буфет на пароходе, иконописная мастерская и еще уйма других профессий.

В жаркое лето 1884 года, Максим приезжает в Казань с целью получить высшее образование, однако идея получения диплома становится для него провальной, поэтому его дальнейшая жизнь по-прежнему заставила его тяжело и плодотворно работать. Постоянная потребность в деньгах и сильная усталость, 19-ти летнего юношу привели в попытке суицида. Но, жить любит его сильнее, и Максим выживает.

В 1887 году Максим Горький знакомится с представителями из революционного народничества и марксизма. Он начинает активно посещать кружки, начинает первые попытки проведения агитации, и в следующем, 1888 году, он переживает первый арест. Но, даже будучи в аресте, он не бросает рабочие будни и нанимается работником на железнодорожную станцию, под строгим контролем полицейских.

1889 год стал годом возвращения на родину, где он принялся за работу к адвокату Ланину. письмоводителем. Через два года, весной Максим снова начинает путь странника, но на этот раз в пределах страны. Путешествуя и работая не покладая рук Максим, постепенно пишет и издает свои произведения – «Макар Чудра», «Мещане» и другие. В октябре 1892 года Максим снова попадает в родной город, где продолжает деятельность у адвоката, публикацию произведений в газетах, выступает редактором.

В 1900 году Максим Горький лично знакомится с Чеховым, а 1901 году – с Львом Толстым.

1905 год снова возвращает Максима в круги революционеров, и он становится членом рабочей партии Российского социально-демократического движения. Первая эмиграция для него начнется в 1906 году. В 1913 году попадает под арест и после амнистии возвращается в Россию. С 1932 года за пределы родины Максим больше не выезжал. Вел активную социальную деятельность и продолжал писательскую жизнь.

18 июня стало трагичным для Максима Горького в 1936 году. Это день, когда Максим попрощался с жизнью на своей Горской даче. Место, где погребен его прах – Кремлевская стена на главной Московской площади. Уход из жизни Максима Горького большинство исследователей сопоставляли как средство заговора с политически подтекстом, однако, этот факт и на сегодняшний день остается неодтвержденым официально.

Читать «Книга о русских людях» — Горький Максим — Страница 1

Максим Горький

КНИГА

О РУССКИХ ЛЮДЯХ

Павел Басинский

В СПОРЕ ДУШИ И РАЗУМА

Воспоминания и публицистика М. Горького

Воспоминания Горького, бесспорно, относятся к одним из лучших страниц его творчества. Именно в мемуарном жанре он создал ряд несомненных шедевров русской прозы XX века.Воспоминания о Толстом в свое время перевернули представления многих об этой личности. Перед всем миром (очерк быстро перевели на европейские языки) предстал не просто гениальный писатель и загадочный проповедник, создатель особого направления в христианстве, но, выражаясь образно, человек-произведение,каждый жест, каждая случайно брошенная фраза которого сами по себе являлись фактом высочайшего искусства. Из коротких встреч и разговоров с Толстым Горький вылепил удивительный художественный образ, своего рода «другого Толстого». Некоторые близко знавшие Толстого люди оспаривали достоверность горьковского свидетельства о яснополянском старце. Но вопреки, быть может, буквальной правде жизни, «другой Толстой» оказался живее и интереснее общественной иконы «великого Льва», которая, между прочим, тяготила и самого Толстого, став одной из причин его «ухода». Он бежал из Ясной Поляны не только от семьи, но и от самого себя, каким он утвердился в общественном взгляде. Горький был одним из немногих, кто смог не просто рационально объяснить этот трагический поступок великого человека, но показать изнутри иррациональный узел душевных страстей и противоречий, терзавших Толстого и неимевших выхода вовне, ибо он, если можно так выразиться, перерос границы просто человека и стал самодостаточным миром, вещью в себе.

По-другому построен мемуарный портрет Леонида Андреева. Это настоящий мини-роман с завязкой, высшей точкой развития действия и развязкой. К моменту, когда писались воспоминания, Леонида Андреева уже не было в живых, он умер в финской эмиграции в 1919 году, проклиная большевиков и резко отрицательно высказываясь о Горьком, которого он не без оснований обвинял в сотрудничестве с этими «немецкими шпионами». Между бывшими друзьями и соратниками, а затем примерно с 1908 года врагами и литературными противниками,

Горьким и Андреевым, накопилось столько неразрешенных обид, что, казалось, написать очерк по горячим следам и не скатиться в предвзятость было немыслимо. Каким-то образом это удалось Горькому. Может быть, потому, что он сумел как бы подняться над историей, сделав и самого себя героем собственных воспоминаний. Откровенность, с которой он рассказывает о подробностях их близких отношений (например, сцена с проститутками), порой шокирует, но именно она не позволяет усомниться в достоверности свидетельства. В отличие от Толстого, героя этого очерка Горький знал безусловно лучше всех и даже, если угодно,

слишкомглубоко понимал.
Он знал, например, что некоторые мотивы в произведениях Леонида Андреева навеяны их дружбой-враждой, что некоторые его персонажи являются отражением их двоих. Это знание накладывало на мемуариста особую ответственность, с которой он блестяще справился.

В качестве еще одного примера виртуозного мастерства Горького-мемуариста стоит оценить его очерк о Сергее Есенине. Известно, что Горький не любил крестьянство. Отчасти это связано с неприятным эпизодом его ранней биографии, когда в селе Кандыбино он попытался защитить женщину, подвергавшуюся унизительному публичному истязанию за измену мужу, и был зверски избит мужиками. Как ни странно, в той ситуации были правы и неправы обе стороны. Молодой Горький поступил как романтик-идеалист, который не может позволить себе пройти мимо издевательства над слабым существом и не встать на его защиту. Но и деревенскими мужиками руководила отнюдь не врожденная жестокость. По законам «мира», измена жены мужу была очень серьезным преступлением, а вмешательство в «мир» со стороны было и вовсе недопустимо.

В очерке большого знатока русской крестьянской жизни Глеба Успенского «Не суйся» сказано о том, что городской интеллигент порой «суется» в деревенский «мир» со своим уставом и искренне недоумевает, почему его вроде бы справедливые действия ведут к непредсказуемым результатам. Горький оказался как раз подобным прохожим-интеллигентом.

Однако именно Горький первым глубоко написал о трагедии поэта Сергея Есенина — трагедии деревенского человека, отравленного городской культурой и не сумевшего выработать в себе противоядие от нее. Горький не был близко знаком с Есениным, как, скажем, Николай Клюев. Он не принадлежал к деревенской культуре и даже был враждебен ей. Тем поразительней, что взгляды на смерть Есенина Горького и Клюева («Плач по Сергею Есенину») во многом совпадали. Это говорит о том, что Горький-мемуарист обладал драгоценным талантом — он мог отстраняться от себя самого и описывать ситуацию изнутри, вскрывая ее внутренний смысл, а не навязывая свой. Даже в классических образцах мемуаристики это встречается, к сожалению, редко.

Отдельно надо рассказать о «Заметках из дневника», которые печатаются целиком впервые после Полного собрания художественных сочинений Горького и могут показаться читателям неожиданными.

Горький не оставил после себя полноценных, а тем более многотомных дневников, как, например, А. А. Блок, Л. Н. Толстой, М. М. Пришвин, К. И. Чуковский и другие, смотревшие на дневники как на важную составляющую своего творчества. И хотя часть горьковского наследия все еще хранится в архивах, в том числе в зарубежных, хотя все еще неясной остается «история с чемоданом», в котором он оставил за границей на попечение М. И. Будберг какие-то бумаги перед возвращением в СССР в конце двадцатых годов (таким образом, нас могут ожидать новые находки и открытия), — сегодня можно точно сказать, что Горький не является классиком дневникового жанра. Объяснения этому просты. Горький был человеком прямого, активного действия. Он стремился не просто наблюдать за течением событий, но сам направлять их, быть не просто летописцем своей эпохи, но главным ее участником.

Любопытно в этом плане сравнить цикл статей Горького «Несвоевременные мысли» и дневник Ивана Бунина, известный под названием «Окаянные дни». Обе книги писались в одно и то же время и посвящены событиям революции и Гражданской войны. Оба автора, хотя и с разной степенью категоричности, отрицательно оценивали большевистский переворот. И тем не менее, произведения получились разные. Здесь выбор жанра определялся не художественными соображениями, но общественными темпераментами авторов и той позицией, которую они заняли по отношению к событиям в стране. Бунин ощущал себя изгоем, частью гонимой и оплеванной России. Дневниковый жанр был той нишей, в которой он, без боязни быть окончательно уничтоженным, мог описывать и анализировать события (впрочем, боязнь была и тут, текст дневников он прятал в саду перед домом, опасаясь обысков). Горький, напротив, всеми силами добивался публичности и писал свои статьи, рассчитывая, в частности, именно на то, что их будут читать большевики. Соответственно определился и характер произведений: страстный, бескомпромиссный тон Бунина и не менее страстный, но все-таки политически выверенный пафос Горького.

Один не надеялся ни на что и оставил глубоко лично пережитую хронику революции, другой надеялся изменить ход событий и оставил заведомо обреченный педагогический опыт вразумления власти, которая не желала слушать учителя.

До сих пор неясно, были ли «Заметки из дневника» в изначальном виде дневникомв строгом смысле или же перед нами своеобразный художественный прием. Известно только, что Горький сперва рассматривал эти заметки как подготовку к написанию крупного литературного произведения, которым, в конце концов, стала «Жизнь Клима Самгина». Но в результате «заметки» вылились в самостоятельное произведение, почти не пересекающееся с «Самгиным». Это можно сравнить с работой художника А. Иванова над картиной «Явление Христа народу». Сегодня многочисленные эскизы к этой гигантской картине составляют в Третьяковке отдельную экспозицию, которая некоторыми любителями ценится куда выше самого подавляюще-грандиозного полотна.

как жил и как умирал Максим Горький — Нож

— Да, умираю! — ответил Сокол, вздохнув глубоко.

— Я славно пожил!.. Я знаю счастье!.. Я храбро бился!..
Я видел небо… Ты не увидишь его так близко!.. Ох ты, бедняга!
Максим Горький. Песнь о Соколе

Всю молодость Алексея Максимовича Пешкова, которого мы знаем как прославленного пролетарского писателя Максима Горького, можно назвать жизнью «вопреки». Вопреки судьбе он выжил в три года после тяжелейшей атаки холеры. Вопреки материнской «заботе» и равнодушию родственников, из которых его искренне любила, кажется, только бабушка, вырос и овладел различными ремеслами. Вопреки ненавистной школе и почти полному отсутствию классического образования стал популярнейшим писателем и драматургом Российской империи и самым издаваемым и почитаемым автором Советского Союза.

Интересно, что до того, как Горький попал на морское судно в ученики к судовому коку, даже книги, литературу — главное дело всей его жизни — он поначалу ненавидел.

Увы, но ошибки тяжелой молодости навсегда сказались на его здоровье.

Болезнь, развившаяся после попытки самоубийства, когда молодой человек прострелил себе легкое, шла за ним по пятам, то отступая, то накатывая со свойственной ей настойчивостью. Не пощадивший ни Чехова, ни Кафку, ни Белинского, ни миллионы других людей туберкулез сильно подорвал здоровье писателя, и в один из моментов организм попросту не смог справиться с тем ушатом недугов, который внезапно на него опрокинулся. И запустив разрушительные, похожие на цепочку падающих домино реакции, разнес остатки здоровья вдребезги.

Горький сопротивлялся, как мог, его окружали забота и внимание близких людей, которых, несмотря на все его жизненные перипетии (фактический развод с женой, смерть сына, любовные похождения), осталось рядом с ним немало.

Последние десять дней он фактически не жил — существовал, но даже в этом состоянии ему хватило сил принять в гостях навестившего его Иосифа Сталина, побеседовать с ним о литературе, женщинах-писательницах и даже пригубить стакан красного вина.

Однако недуг всё равно оказался сильнее.

Anamnesis vitae

Когда мы говорили о существовании «вопреки», мы не преувеличивали. Алеша Пешков родился в 1868 году в Нижнем Новгороде в семье столяра и мещанки. Отец Алексея на момент рождения сына работал управляющим пароходной конторы. В 1871 году, когда мальчику было три года, в Нижнем разразилась эпидемия холеры.

Маленький Алеша подцепил страшную инфекцию. Ему самому удалось выжить только по счастливой случайности, а вот отец, который ухаживал за ним, заразился и умер. Это стало причиной того, что у Горького испортились отношения с матерью.

Она, по свидетельству самого Алексея, считала его виновником смерти любимого мужа и потому, утратив любовь и привязанность к сыну, отдала его на воспитание своим родителям — Кашириным. Затем она занялась устройством личной жизни и снова вышла замуж. После этого забрала Алексея к себе, но у того сложились враждебные отношения с отчимом, который постоянно избивал мать. Во время одной из таких ссор Алеша даже набросился на отчима с ножом. После этой истории он окончательно ушел к деду, который к тому времени разорился почти до полной нищеты. Вскоре, когда мальчику исполнилось 11 лет, его мать умерла. Причиной стал туберкулез.

Дед, Василий Каширин, по воспоминаниям литератора, «был очень религиозен, до жестокости деспотичен и болезненно скуп». Он рано научил мальчика читать Псалтирь и знать жития святых. В семь лет Алексея отдали в церковно-приходскую школу, которую он возненавидел из-за строгих порядков. Успевал Пешков плохо, интереса к занятиям не испытывал, а через полгода и вовсе бросил обучение, заразившись и переболев оспой. Результатом религиозного воспитания стало только то, что Алексей еще в ранней юности оказался воинствующим атеистом.

Единственным человеком, искренне любившим и понимавшим Алешу, была бабушка по матери, «изумительно добрая и самоотверженная старуха». Она старалась защищать его и от родственников — дядьев, которые «любили жить широко, то есть много и хорошо пить и есть», а напившись, «обыкновенно дрались между собой или с гостями, которых у нас всегда бывало много, или же били своих жен.

Один дядя вколотил в гроб двух жен, другой — одну». Поколачивали и племянника. Потому Алексей отмечал, что «среди такой обстановки о каких-либо умственных влияниях не может быть и речи, тем более что все мои родственники — народ полуграмотный».

Помыкавшись по подработкам (подмастерье в обувном магазине, ученик чертежника) и побыв недолго учащимся начального приходского училища для детей из неимущих слоев, где его называли «ветошником» и «нищебродом» (вообразите степень бедности!), юный Пешков сбежал из дома и поступил на пароход в ученики к повару. И тут с ним произошли перемены, изменившие всю дальнейшую жизнь, так сказать, направившие его в нужное русло.

Будучи «человеком сказочной физической силы, грубым, но очень начитанным», повар — Михаил Смурый — поразил десятилетнего мальчишку своей эрудированностью. Он обладал богатством — сундуком, набитым книгами самых разных форматов и жанров. Ненавидевший до того любую литературу, Алексей принялся жадно поглощать книгу за книгой и в какой-то момент стал читать всё, что попадалось под руку, а вскоре завел дневник, в который записывал впечатления от прочитанного. «Лошадиная память», по словам его деда, сделала свое дело.

Уже в 16 лет юноша, выглядевший полным уличным оборванцем, успевший поторговать иконами, послужить на Грязе-Царицынской железной дороге сторожем, поработать крендельщиком, булочником, пожить в трущобах и постранствовать по России, имел весьма обширные познания — даже выше уровня молодой интеллигенции.

Он уверенно цитировал философов: Ницше, Шопенгауэра и Гартмана, — даже пытался поступить в Казанский университет, но попытка не увенчалась успехом, поскольку Пешков не имел аттестата о среднем образовании.

Алексей не расстроился и принялся посещать молодежные кружки самообразования. Как известно, там, где собирается молодежь, всегда есть революционные настроения. Пешков быстро добрался до произведений Маркса и Энгельса, которые в России издавались совершенно свободно, и с головой погрузился в пропагандистскую работу. Но в 1887 году он получил сразу двойной удар — в течение трех месяцев умерли любимая бабушка и дед.

Начались также серьезные трудности с деньгами, пропитанием, и это всё вогнало Пешкова в такую депрессию, что в декабре он попытался покончить жизнь самоубийством — выстрелил в себя из ружья, целясь в сердце, однако попал в легкое.

И снова счастливая случайность — неподалеку оказался сторож, который позвал на помощь полицию, и молодого человека увезли в земскую больницу, где удачно прооперировали, отрезав, правда, половину легкого, и достали пулю. Алексей тем не менее через несколько дней попробовал довести дело до конца — на пике истерики выпил хлоральгидрат, но, так как это произошло в ординаторской при врачах, ему быстро сделали промывание желудка и спасли. Впоследствии Горький вспоминал эти выходки с большим стыдом.

После излечения снова были работы, странствия, первые неудачные попытки писать (знакомый писатель Владимир Короленко разнес первую поэму Алексея в пух и прах), вылившиеся затем в первое осознанное произведение Горького «Макар Чудра». После этой публикации он, собственно, и стал Максимом Горьким, взяв в качестве псевдонима имя отца в знак памяти о нем. В странствиях Горький заразился туберкулезом. Впрочем, несмотря на слабые легкие, здоровье молодого человека было богатырским, и болезнь до поры до времени протекала в скрытой форме.

Горький был официально женат всего два раза, но вот для того, чтобы перечислить все объекты его страсти и влюбленности, точно не хватит пальцев на руках и ногах.

Это всё были женщины необычайно талантливые, яркие, образованные, высокоинтеллектуальные и сильные духом — с другими неординарной личности писателя было неинтересно. Интересно, что они прекрасно уживались друг с другом, и когда уже Алексей Максимович приобрел мировую известность и славу — с удовольствием обитали вместе с ним большой «горьковской коммуной».

С первой женой не сложилось. Мало того что Ольга Каменская имела дочь от первого брака и была старше писателя на 9 лет, так она еще и не слишком жаловала его творчество — и нечаянно уснула на первой авторской читке «Старухи Изергиль». Как выражался Горький — «всю мудрость жизни заменил учебник акушерства». Через два года, в 1896-м, он сделал предложение своей коллеге — корректору «Самарской газеты» Екатерине Волжиной, барышне совсем еще юной, «вчерашней гимназистке», которую «воспринимал снисходительно, долгими ухаживаниями не удостоил».

Между прочим, именно благодаря Екатерине ранние произведения Горького в принципе можно читать. Дело в том, что писатель в молодости был, мягко говоря, не в ладах с орфографией и пунктуацией.

В том же году Горький впервые узнал о своем заболевании, которое до этого принимал за банальные частые простуды. В октябре он слег с сильным бронхитом, который перетек в воспаление легких. Месяц пролежал в больнице, и только в январе с диагнозом всё стало ясно. Какие рекомендации на тот момент могли дать Горькому врачи? Усиленное питание да реабилитация в санаториях. После поездки в Крым, на которую у писателя деньги уже были, болезнь несколько отступила.

Так и жил Горький — творчество, путешествия, аресты за прежние революционные дела, больницы, реабилитации на курортах, снова творчество. В начале ХХ века он уже лично познакомился с Чеховым и Толстым, в 1902-м его пьесы начали ставить на театральной сцене, тогда же Горького избрали в почетные академики Императорской Академии наук по разряду изящной словесности.

«Законодатель литературных мод», мировая известность и щедрые гонорары, богема и интеллигенция, первая измена жене и отношения с актрисой МХТ Марией Андреевой, двоеженство, первая поездка в США, смерть младшей дочери Кати от менингита.

Начало издательской деятельности, помощь нуждающимся писателям в виде огромных гонораров и отъезд на Запад. Революция, отношения с большевиками, встреча с Марией Закревской-Бенкендорф-Будберг и расставание с Андреевой. Затем «эмиграция» по причине болезни и продолжения лечения, а если смотреть на ситуацию честно — высылка, скитание по «европам». Сотрудник ОГПУ и молодой любовник Андреевой в качестве главного редактора советского издательского предприятия «Международная книга», которое печатало Горького, и его личного секретаря (речь о Петре Крючкове). Шикарная вилла в итальянском Сорренто в сопровождении всё той же коммуны. Триумфальное возвращение в СССР в роли национального героя, которого «носили на руках», особняк Рябушинского и дача в Горках, переименование Нижнего Новгорода в Горький, первый Всесоюзный съезд советских писателей, смерть сына от переохлаждения и крупозной пневмонии…

Цепь взлетов и падений, обжигающих разочарований и страстной любви, безумных кутежей и отчуждения — о жизни Алексея Максимовича и его домочадцев можно написать сценарий не одного фильма, причем в совершенно разных жанрах.

И жизнь 68-летнего писателя продолжалась бы, наверняка преподнеся нам, наблюдателям, еще не один сюрприз, если бы не досадное стечение обстоятельств, ставшее роковым.

Anamnesis morbi

В мае 1936 года Горький в очередной раз вернулся в Москву, вместе с семьей проведя по своему обыкновению зиму в теплом городе Тессели. Но эта зимовка скорее оказалась во зло, нежели во благо. Перед самым отъездом он простыл, в поезде не спал — задыхался, поэтому по приезде чувствовал себя, мягко говоря, неважно. Тем не менее перед тем, как поехать на дачу, Горький высказал безапелляционное желание навестить маленьких внучек Марфу и Дарью. Его отговаривали, поскольку внучки как раз загрипповали, а ему сейчас только и не хватало того, чтобы подцепить вирус. Но живой классик был непреклонен — остался переночевать в особняке Рябушинского в Первопрестольной и только утром выдвинулся в подмосковные Горки с заездом на Новодевичье кладбище.

Естественно, для вируса гриппа больной и ослабленный организм стал лакомой добычей. Добавила «красок» и поездка на кладбище. Вера Мухина аккурат к его прибытию должна была изготовить памятник для установки на могиле сына, и Горькому не терпелось его увидеть. Погода меж тем стояла противоречивая: обманчивое солнце маскировало дуновения холодного ветра, а потом и вовсе испортилась. Однако, несмотря на протесты сопровождающих его медсестры Липы (Олимпиады Чертковой) и Крюкова, писатель не спешил возвращаться домой и решил прогуляться по кладбищу, чтобы поглядеть на памятник Надежде Аллилуевой, жене Сталина.

Все предчувствовали неладное, ибо еще с утра от дома к машине Горький прошествовал как-то очень вяло. «У машины задержался, с трудом поднял голову, поглядел на солнце, вздохнул тяжело, после большой паузы протяжно сказал: „Всё печет“»,

— вспоминал комендант московского особняка И.М. Кошенков.

Вечером ему позвонили и попросили прислать в Горки кислородные подушки. А 1 июня прибывшие по звонку доктора, между прочим, лучшие — Плетнев, Левин, Казаков, — зафиксировав температуру 38 градусов, поставили диагноз: грипп и воспаление легких.

Болезнь развивалась стремительнейшим образом — писатель буквально таял на глазах. Уже 8 июня ему было настолько худо, что опустившие руки доктора приняли решение оставить больного на время и пригласить домочадцев для прощания с ним.

Катерина Пешкова, которая несмотря ни на что оставалась с ним до самого конца, вспоминает эти страшные моменты:

«Алексей Максимович сидит в кресле, глаза его закрыты, голова поникла, руки беспомощно лежат на коленях. Дыхание прерывистое, пульс неровный. Лицо, уши и пальцы рук посинели. Через некоторое время началась икота, беспокойные движения руками, которыми он точно отодвигал что-то, снимал что-то с лица.

Один за другим тихонько вышли из спальни врачи.

Около Алексея Максимовича остались только близкие: я, Надежда Алексеевна (жена сына Максима. — Прим. авт.), Мария Игнатьевна Будберг, Липа, П.П. Крючков — его секретарь, И.Н. Ракицкий — художник, ряд лет живший в семье Алексея Максимовича…

После продолжительной паузы Алексей Максимович открыл глаза. Выражение их было отсутствующим и далеким.

Точно просыпаясь, он медленно обвел всех нас взглядом, подолгу останавливаясь на каждом из нас, и с трудом, глухо, раздельно, каким-то странно-чужим голосом произнес:
— Я был так далеко, откуда так трудно возвращаться…»

В этот момент весь мир напряженно следил за ходом болезни. Выходили официальные бюллетени, в которых сообщалось о здоровье писателя. В первом значилось:

«Алексей Максимович Горький серьезно заболел 1 июня гриппом, осложнившимся в дальнейшем течении катаральными изменениями в легких и явлениями ослабления сердечной деятельности. А.М. Горький находится под непрерывным и тщательным врачебным наблюдением доктора Л.Г. Левина и профессора Г.Ф. Ланга».

Он действительно был готов умирать… Но неожиданно вступила Олимпиада.

«Я пошла к Левину и сказала: „Разрешите мне впрыснуть камфару 20 кубиков, раз всё равно положение безнадежное“. Без их разрешения я боялась. Левин посовещался с врачами, сказал: „Делайте что хотите“. Я впрыснула ему камфару. Он открыл глаза и улыбнулся: „Чего это вы тут собрались? Хоронить меня собрались, что ли?“»

Горький воспрянул духом, приободрился, показалось, что внезапно болезнь отступила и теперь Алексей Максимович пойдет на поправку. Удивительно, но этот момент потом многие будут называть чудом. Впрочем, показания о его причинах разойдутся.

Липа считала, что это все камфора, а Пешкова же была уверена, что столь оживляюще подействовал звонок из Кремля, извещавшего, что к писателю выехали прощаться Сталин, Молотов и Ворошилов.

Встретил литератор почетных гостей достойно. Начал говорить о работе.

«— О деле поговорим, когда вы поправитесь, — перебил его Сталин.
— Ведь столько работы… — продолжал Горький.
— Вот видите, — Сталин укоризненно покачал головой, — работы много, а вы вздумали болеть, поправляйтесь скорее! — И после паузы спросил: — А может быть, в доме найдется вино? Мы бы выпили за ваше здоровье по стаканчику…»

Улучшение оказалось мнимым. Последующие впрыскивания камфоры только продлевали страдания:

«В один из последних дней сказал чуть слышно: „Отпустите меня“ (умереть). И второй раз — когда уже не мог говорить — показывал рукой на потолок и двери, как бы желая вырваться из комнаты».

«16-го [июня] мне сказали доктора, что начался отек легких, — вспоминала Олимпиада Черткова. — Я приложила ухо к его груди послушать — правда ли? Вдруг как он обнимет меня крепко, как здоровый, и поцеловал. Так мы с ним и простились». <…>

Крючков, который присутствовал при вскрытии, также отмечал, что «состояние легких оказалось ужасное.

Оба легких почти целиком „закостенели“, равно как и бронхи. Чем жил и как дышал — непонятно.

Доктора даже обрадовались, что состояние легких оказалось в таком плохом состоянии. С них снималась ответственность».

При этих многочисленных и в том числе документально подтвержденных доказательствах тяжелого состояния пациента вокруг смерти Горького тем не менее умудрялись роиться слухи и теории заговоров, которые подкрепили затем и сами врачи, представшие перед судом над «троцкистами» и дававшие под пытками ложные показания. Правда, после смерти Сталина удалось доказать их абсолютную невиновность и то, что они действовали строго согласно правилам.

Кроме того, гуляла и гуляет версия о том, что Горького отравили по приказу Сталина конфетами, — тоже достаточно абсурдная и необоснованная. Говорили даже о том, что отравила его любимая Мария Будберг, хотя непонятно, как это могла сделать женщина, столь сильно уважавшая писателя и крепко к нему привязавшаяся (пусть и агент НКВД, и любовница Герберта Уэллса).

Но всё это — пустые разговоры, которым не тягаться с истинной патологией — туберкулезом, хронической обструктивной болезнью легких (Горький еще и курил почти всю жизнь) и внезапно так некстати нагрянувшим вирусом гриппа, давшим «стандартное» осложнение — воспаление легких.

Могли бы спасти писателя сейчас? В принципе — да. Скорая помощь, ОРИТ (отделение реанимации и интенсивной терапии), искусственная вентиляция легких, антибиотики. Случай Максима Горького напоминает нам, что грипп и поныне остается очень коварной болезнью, к которой, увы, многие относятся легкомысленно.

Каждый год от гриппа в мире умирает до 650 000 человек, не от самого заболевания, а от его осложнений, среди которых одно из самых распространенных — воспаление легких. И, кстати, именно от осложнений в основном и предохраняет нас прививка от гриппа. Поэтому Всемирная организация здравоохранения настоятельно рекомендует ее в первую очередь беременным женщинам, детям и пожилым людям.

зачем сегодня стоит читать Максима Горького — блог Storytel

В 2018 году в России отмечался 150-летний юбилей Максима Горького — вернее сказать, не отмечался, поскольку юбилей этот почти никто не заметил. Именем Горького больше не называют не то что города, а даже библиотеки, его «Мать» больше не входит в школьную программу, и, например, в большом проекте «Полка» об истории русской литературы имя Горького не названо ни разу. Последний раз его вспоминали всерьез, кажется, в 2008 году, когда «Независимая газета» включила «Жизнь Клима Самгина» в список 100 важнейших романов прошедшего века. Какой контраст с советскими годами, когда Горьким было буквально загромождено все литературное пространство. Теперь улицы и города, именованные в его честь, переназвали обратно, и даже в тех библиотеках, где нас еще встречает его скорбная фигура, он кажется героем-потеряшкой: зашел присесть, а встать некуда, некуда идти.

И все же сказать, что Горький совсем забыт, не поворачивается язык. Его именем назван крупнейший и самый важный сайт о литературе в России — интересно при этом обнаружить, что на самом «Горьком» о Горьком не сказано почти ничего — разве что подборка не самых ярких цитат и интервью с биографом Павлом Басинским. Правда, ровно в этом интервью Басинский, автор не одной, а целых двух биографий Горького (если считать биографией книгу «Страсти по Максиму» о девяти днях после смерти писателя), признается, что ему сложно читать горьковскую прозу для наслаждения. Точно так же другой биограф, не менее заметный, Дмитрий Быков, относится к Горькому не без скепсиса: «обделенный вкусом, неразборчивый в дружбах, тщеславный, часто ошибавшийся, склонный к самолюбованию и вранью». И все же именно Быков первый призвал прочитать Горького по-новому и увидел в нем писателя, в котором остро нуждаются именно современные, заблудшие в моральном релятивизме читатели, — «большого и сложного писателя, который при всех своих ошибках, отступлениях и заблуждениях всегда учил нетерпимости к скотству».

Детство (Горький Максим) — слушать аудиокнигу онлайн

Описание

Автобиографическое повествование Максима Горького «Детство» раскрывает перед слушателем жизнь и переживания маленького Алеши. Рано оставшись без отца, он переезжает жить в дом деда. Здесь он самостоятельно учится оценивать людей, различать добро и зло, замечать скрытое и отстаивать свое мнение. Большая семья состоит из добрых и злых людей, сильных и слабых. Но все они интересны и сыграли свою роль в жизни Алеши.
Смерть отца Алеши вынуждает его мать вернуться в дом своих родителей. Эта перемена вызывает в душе мальчика массу переживаний. Ему очень нравится бабушка – добрая, веселая и складная, но по приезде в Нижний даже бабушка отстраняется от него. Вся новая семья не очень дружелюбно встречает вновь прибывших и Алеша чувствует тоску, напряжение и уныние.

Все в доме деда было полно вражды. Прибывшая мать претендовала на приданое, которого была лишена в свое время. Из-за этого братья ее – дяди Алеши, постоянно дрались, ссорились. Напряженная атмосфера сказывалась на всем. Здесь же впервые мальчика выпороли до потери сознания. Это первое знакомство со взрослой жизнью заставило Алешу пересмотреть свои взгляды на деда, на Цыганка, на мать. Уже не все так однозначно. Сильная мать потеряла свой авторитет, властный и жестокий дед оказался заботливым и нежным, прямолинейные братья оказались коварными.

Со временем Алёша начинает знакомиться с Богом. Он замечает, что бабушкин Творец сильно отличается от того, которому молится дед. Бабушкина молитва всегда и при любых обстоятельствах полна слов хвалы и прославления. Ее Бог добр ко всем и внимателен, ему легко подчиняться и его легко любить. Бабушка молится не по написанному, а всегда от души и молитву ее слушать приятно. А вот дед ведет себя перед образами как солдат: стоит прямо, много бьет себя в грудь и требует.

Непутевые дядья требуют постоянно своего наследства, дерутся и нападают на родителей. Наконец, после постоянных ссор и драк, дед делит имущества между братьями и те открывают свои мастерские. Старики с Алешей переезжают в новый дом со множеством квартирантов. Здесь Алеша знакомится с новыми людьми, оценивает их, дружит и ненавидит. Замкнутый, но от того больше интересный Хорошее Дело, ворчливый и старый Петр, дружные браться барчуки и многие другие наполняли детство Алеши и заставляли его чувствовать массу переживаний, которые и сформировали молодого человека.

Возвращение матери внесло в дом новые волнения. Дед хотел ее сосватать, бабушка заступалась. Алеша получал новые знания по алгебре, грамоте, письму, чтобы поступить в школу. Время обучения в младших классах совпало с бедностью. И хотя Алеша был довольно умным и сообразительным мальчиком, все же отношения с учителем, попом и одноклассниками не всегда складывались удачно из-за отсутствия денег, возможности купить необходимые книги и новую одежду.

Судьба матери после второго замужества сложилась несчастливо. Отчим проиграл в карты все приданное, маленькие дети умирали в раннем возрасте. Все эти несчастья, частые побои привели к смерти матери, что сильно подкосило стариков.

По ходу всей повести слушатели аудиокниги могут познакомиться с историями жизни главных героев, которые возникают в разных главах, открывая перед нами новые грани характера и особенности жизни. Судьба доброго и честного отца Алеши, подкидыша Цыганка, бабушкина молодость, свадьба и любовь родителей, жизни дяди Якова и Михаила – все это прошло перед Алешей в рассказах, но не могло не оставить отпечаток в его душе.

«В детстве я представляю сам себя ульем, куда разные простые, серые люди сносили, как пчелы, мед своих знаний и дум о жизни, щедро обогащая душу мою, кто чем мог. Часто мед этот был грязен и горек, но всякое знание — всё-таки мед»

Данная аудиокнига озвучена и проработана Любовью Коневой великолепно. Переживания маленького мальчика – его радости и обиды, победы и поражения, горести и счастье переданы очень точно. Любовь Конева создала образ и изобразила характер каждого персонажа, сделала все для того, чтобы аудиокнига захватила и увлекла слушателя.

Поделиться аудиокнигой

Очень короткая дружба Максима Горького и Марка Твена

В апреле 1906 года царь Николай поддался протестам со всего мира и освободил Максима Горького из тюрьмы, в которую он его бросил. Марк Твен и другие писатели, узнав об освобождении знаменитого автора «На дне», пригласили его в Нью-Йорк, и Горький, все еще преследуемый тайной полицией, согласился. С ним в плавании была актриса Мария Андреева.

Пришвартовавшись в Хобокене, Горького приветствовали тысячи русских иммигрантов, а днем ​​позже он был почетным гостем на торжественном ужине, устроенном Твеном.Горький, не говоривший по-английски, пришел с переводчиком. Через него он умолял гостей пожертвовать деньги на помощь его товарищам-большевикам в свержении царя. В сборе средств ему помогал Уильям Рэндольф Херст, издатель The New York American, где статьи Горького размещались на первой полосе. Помогла и новость о том, что Теодор Рузвельт пригласил Горького в Белый дом.

Это приглашение, однако, вскоре было отозвано после того, как главный соперник Херста, Джозеф Пулитцер, издатель The New York World, напечатал скандальную статью под заголовком: «Горький привозит сюда актрису в роли Mme.Горький». Выяснилось, что русский оставил жену и детей в Москве, а затем солгал таможенникам, сказав им, что его спутница — его жена — сенсация, предложенная агентом царя, который также предоставил фотографии семьи Горьких.

Горький стал изгоем. Получив приказ покинуть отель «Бельклер» с пояснением владельца, что «мой отель — семейный отель», он и Мария бежали в «Лафайет-Бревоорт», но им сказали, что, пока они могут принимать там пищу, они не могут там спать.Твен, живущий дома на Пятой авеню, 21, теперь беспокоился, что его связь с этим заклейменным развратником может стоить ему любви читателей. Он настаивал на репортеров, что он все еще революционер, но он опасался, что «г. Горький серьезно подорвал его способность убеждать». Затем Твен вышел из антицарского комитета, который он сам основал.

Когда Горький раскритиковал Нью-Йорк как «чудовищный мегаполис», который заживо варит людей, Твен возразил: «Он бьет публику по лицу своей шляпой, а затем протягивает ее для пожертвований.

Эдвард Сорель, карикатурист и художник-монументалист, является автором и иллюстратором «Пурпурного дневника Мэри Астор».

Следуйте в Нью-Йорке Times Книги на Facebook , Twitter и Instagram , регистрация на нашей рассылки Наша рассылка или Наш литературный календарь . И слушайте нас в подкасте Book Review .

3 лучшие книги Максима Горького › Март 2022

В русской литературе мы находим исключительное множество универсальных авторов.Среди Чехова, Достоевского, его современника Толстого и собственного Горького смогли написать рассказы и романов, которые достигли уровня лучших произведений мирового повествования . Все они каким-то образом создавали во всей своей работе образ несравненной трансцендентности в мире, подверженном экономическим изменениям, политическим взлетам и падениям и даже моральным или религиозным перестройкам.

Примечательно, что лихолетье, прожитое на Руси между XNUMX-м и XNUMX-м веками, могло благоприятствовать этому напряженному, критическому, эмоциональному повествованию, крайнему по человеческим чертам несчастью, усугубленному в желании хотеть дать голос миру, замолчавшему сначала царизмом, а потом революцией.

В случае с Максимом Горьким с его романом «Мать» происходит нечто подобное Достоевскому с «Преступлением и наказанием» или Толстому с «Войной и миром». Речь шла о том, чтобы рассказывать историю через персонажей, которые могли синтезировать чувства исторически наказанных людей и чьи души жили страхом, стойкостью и надеждой на революцию, что в конце было еще хуже, потому что когда монстру нужен другой монстр, чтобы закончить потерпев поражение, сила оказывается единственным законом, вытекающим из конфликта.

Немногие литературные переживания более интенсивны, чем чтения этих русских рассказчиков. В случае с Горьким всегда с точкой политического оправдания, несмотря на то, что с самого начала с Лениным и его возвращения на сторону Сталина они, несомненно, представляли пробуждение к невозможности революции, в идеологии которой он охотно участвовал. Есть те, кто говорит, что в свои последние дни он на своей плоти перенес сталинские репрессии, с которыми у него не было другого морального выбора, кроме как столкнуться с ними…

Топ-3 рекомендуемых романа Максима Горки

Мать

Как известно, русское общество было подвержено большому политическому напряжению на протяжении XNUMX-XNUMX веков. Великая страна стала рассадником марксизма, столкнувшегося с роскошью и непримиримостью царского режима.

Конечно, больше всего от любого конфликта пострадал народ. И из этого города рождается образ матери этой истории, вероятно, матери всех матерей, с большим весом, чем сама божья мать.Пелагея живет в страхе, ее душа подчиняется террору мужа и политическим навязываниям.

Но когда муж умирает, Пелагея пробуждается к тому сознанию, что страх есть лишь субъективное впечатление, которое можно преодолеть, если допустить, что ничего страшнее смерти в жизни быть не может.

Его сын Павел тоже чувствует отцовское освобождение и начинает выступать против такого количества навязываний и несвободы. Сибирь становится последним пунктом назначения, где мать и сын сталкиваются с существованием между муками физической боли и освобождением от борьбы, которая, как они не сомневаются, перерастет во что-то лучшее.

НАЖМИТЕ КНИГУ

Бездомный

Горький, как и его друг Чехов, тоже культивировал повесть с намерением расширить перспективу на разные истории с общим фронтом несправедливостей, классовых различий, голода, страха, холода и дегуманизации самых социальных слоев. низкий.

В случае с Горьким многое из того, что написано, связано с определенным опытом бедности. Различные издания собирают несколько образцов этой повествовательной задачи для брифа.

Хотя сборник не достигает блеска Чехова, способного содрогнуться в его коротком рассказе, правда, он приносит больше грубого реализма, из которого он представляет нам романтический аспект, что проигравшие должны только побеждать…

НАЖМИТЕ КНИГУ

лиловый

Любовь, перенаправленная на то трагическое и театральное чувство России начала ХХ века. С обычным для Горького гиперреализмом, стремящимся описать каждую деталь и каждое ощущение, чтобы превратить каждую сцену в целостный миг в воображении читателя, Мальва, женщина, в которую влюбляются отец и сын, разворачивается в истории со свежестью легчайшего и самая капризная любовь, в то время как личности их любовников затемнены до такой степени, что в сюжете появляются представления о возможном отцеубийстве как единственном варианте разрешения.

Потому что влюбленный мужчина может столкнуться со всем, чтобы быть с этой женщиной. Мальва обычно сопровождается другими историями и историями, такими как так называемые Болесы, странная история, которая временами, кажется, приобретает эротический оттенок и, наконец, дрейфует к проверке одиночества и слабоумия.

НАЖМИТЕ КНИГУ

Australian Left Book Review — Максим Горький

Горький

Анри Тройа

Allison & Busby, 1994. 216 стр., $19,95 (pb)

Отзыв Фила Шеннона

http://www.greenleft.org.au/node/7999

В 1892 году Алексей Пешков принял новое название для публикации своего первого рассказа в России. , а Максим Горький, «Горький», вошёл в историю. Он, как рассказывает французский писатель Анри Труа, наелся горечи жизни в царской России.

Его жестоко избили дед, отчим и прочие «царички». Отправленный на работу в возрасте 11 лет, он прошагал большую часть России, наблюдая и испытывая на себе страдания этого феодального ада и то опустошение, которое он производил на человеческие характеры.Его особенно отталкивала грубость мужчин в их обращении с женщинами, а также уродство и жестокость изнасилования.

Никогда не принимавший «терпения и подчинения внешним силам», этим «добродетелям скота, деревьев и камней», он сопротивлялся, защищая свою мать, крестьянских жен, проституток и других от физических нападений и оскорблений. Однако это была неравная борьба, и, отчаявшись в «ужасной, убогой жизни» в окружающем его мире, он попытался покончить жизнь самоубийством, когда ему было всего 19 лет, пуская пулю в легкое.

В конце концов он нашел в литературе решение своих мучений. Книги предлагали человечеству видение лучших вещей, но его книжное обучение не отрезало его от жизни. Его привлекали молодые революционеры, обсуждавшие стратегии освобождения — образование крестьян, убийства царских чиновников. В конечном итоге Горький выбрал марксистов, которые выступали за организацию рабочего класса и социалистическую революцию.

Его ранние рассказы с их изображением жизни в сыром виде завоевали ему аудиторию среди грамотных рабочих и радикальной интеллигенции.Они же сделали его врагом царского государства. Его преследовала политическая полиция, и в его первой пьесе во МХАТе этот бастион либеральной оппозиции царизму был окружен конной полицией.

Принимал участие в неудавшейся Революции 1905 года, не только своим пером, но и помогая раздавать оружие бастующим рабочим. К нему в качестве телохранителей для предотвращения покушения были приставлены «восемь крепких грузинских большевиков». Сосланный после подавления революции, он вернулся в Россию как раз к революции 1917 года, где выступил против стратегии большевиков по захвату власти рабочим классом путем восстания.

Как редактор «Новой жизни», ежедневной газеты левого края умеренных социалистов-меньшевиков, Горький обрушил на большевиков словесные снаряды — Ленин и Троцкий были «отравлены слизистым ядом власти»; они были «слепыми фанатиками», «сумасшедшими лунатиками»; Ленин был «рабом догмы», а его «приспешники были рабами своего вождя».

Как отмечает Троят (цитируя эту полемику с немалым весельем), социализм Горького «был не аргументирован, а интуитивен», и он мог колебаться в зависимости от настроения и обстоятельств.Разрушение старых порядков в России было слишком бурным, слишком размашистым и подчас слишком неразборчивым для Горького-самоучки с его преувеличенной любовью к «культуре» и ее человеческому и художественному наследию.

Горький действительно оказал полезную услугу в первые годы советской власти — он ходатайствовал перед Лениным (хотя Горький был политическим противником, но был и личным другом Ленина) от имени интеллигенции и умеренных социалистов (а также менее невинных жертв от старые праздные классы).Горький снова отправился в ссылку в 1922 году, но опыт озлобленной эмиграции с их дикими разговорами о большевистских «пьющих русскую кровь» и тоской по России заставил его вернуться на родину в 1928 году.

К сожалению, сталинский рак близился к этому моменту полный токсикоз, и Горький из смеси «искренности и оппортунизма» стал литературным подставным лицом Сталина. Он принял ограничения демократии и мягко намылил трудовые лагеря, полагая, что это было на благо рабочих и, возможно, потому, что режим впервые за 60 лет лишений вознаградил Горького за его лояльность материальной роскошью.

«Идеализм и самосохранение», говорит Троят, в совокупности сделали Горького апологетом тирании в последние годы его жизни. Его литературные произведения в эти годы были в высшей степени забыты. Его романы были «тяжеловесными и доктринерскими», скрипучими «воинствующими политическими проповедями».

Горький умер в 1936 году в возрасте 68 лет от туберкулёза и слабого здоровья. Возможно, это была естественная смерть, как утверждал Троят, хотя есть версия, согласно которой Горький был отравлен Сталиным, потому что Горький так и не смог полностью примириться с собой. к Сталину.После его смерти на даче Горького были найдены и сожжены бумаги с доносами на Сталина. Обвинение Сталина в смерти Горького Троцкого могло быть случаем старой уловки вора, кричащего «Держи вора!» чтобы отвлечь внимание.

Начальник сталинской охранки сказал после обнаружения горьковских антисталинских бумаг: «Как волка ни корми, а он все мечтает о лесе». Было бы уместно оставить Горькому эту прощальную честь, поскольку она отражает сильные стороны этого писателя-активиста, родившегося и умершего противником жестокой власти и оставившего незначительную литературную сокровищницу.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.