Книги побережник николай: Николай Побережник

Содержание

Николай Побережник ★ Бремя выбора читать книгу онлайн бесплатно

Николай Побережник

Бремя выбора

Лодка не утонет, пока она в воде, но стоит воде попасть в лодку, она пойдет на дно.

Не важно, что происходит вокруг нас, важно то, что происходит внутри нас.

Речной буксир Проекта 1741А с говорящим названием «Проворный», на малом ходу, двигался меж затопленных по сорванные и поломанные крыши домов поселка Чаща. Мало что осталось целого здесь после прохода Волны, разве что несколько полуразрушенных кирпичных зданий. До Волны тут была вполне бойкая жизнь. В Чаще, несмотря на таежную глушь, проживало несколько тысяч жителей, были школа и детский сад в одном трехэтажном здании – хрущевке, своя котельная и контора бывшего леспромхоза, где в основном и работали жители поселка. Теперь, кроме больших стай черноголовых ибисов и прочих птиц, что облюбовали образовавшиеся заболоченные долины, реки и заводи, здесь и не встретишь никого.

Капитан чуть прибавил ход и направил буксир к торчащим из воды руинам котельной, что были завиты плотным вьюном, да и все вокруг поросло неведомой ранее в этих местах тропической растительностью.

– Ну вот Мишаня, прибыли, теперь пойду и высплюсь, – капитан перевел рычаг управления ходом в положение «Стоп машина» и прокричал в окно, – Ринат, едрид мадрид! Швартуйся!

– Да капитань, нам тут до вечера кавиляться, – прокричал в ответ таджикский юноша.

– Мишань, а ты это, с теми парнями-то договорился?

– А чего с ними договариваться, они тут что, хозяева? Наехали по беспределу, как до Волны, ничего, отобьемся если что.

– Ну, – вздохнул капитан, – ты у нас бугор, тебе решать, только вот ребятам подставляться под пули какой резон? Говорил я тебе, прибился бы ты к судоремонтному, они же тебя звали.

– Не дядь Вов, так мы больше заработаем, а Черкасову придется половину отдавать… ладно, чего на эту тему уже в который раз тереть, – ответил Михаил, вытащил из заднего кармана обрезанных по колено джинсов перетянутую изолентой Уоки-Токи, – Чибис, на тебе охранение, остальные, айда работать!

С кормы в воду опустили четырёхместную резиновую лодку, потом, по веревочной лестнице в нее опустились трое, разномастно одетых и вооруженных людей. С кормы подали аккумулятор, который подсоединили к электромотору на транце, и лодка тихо и плавно поплыла в сторону накренившейся опоры ЛЭП в самом начале затопленного поселка…

… та-тах – та-тах – та-тах, – внезапно, разорвав утреннюю тишину и вспугнув птиц, три короткие очереди из плотных зарослей у подножия сопки выбили из лодки сразу двоих, а тот, кто остался, кинулся к мотору, после чего лодка практически на месте развернулась и понеслась обратно к буксиру.

– Дождались! – капитан в отчаянии ударил по кнопке ревуна, а затем перевел рычаги в положение «Средний назад».

– Куда! – заорал Михаил, – сколько можно хвост поджимать! Будем драться!

Михаил выскочил из рубки, прихватив висевший на стене АКСУ с двумя смотанными скотчем магазинами и что-то крича, побежал вдоль борта. Из надстройки выбежали еще семеро вооруженных людей и, пригибаясь, побежали на ют, еще один богатырского вида мужик в промасленных штанах и драной тельняшке, показался из люка на баке с ПКМ в руках…

– Тьфу ты, едрид мадрид! – сплюнул на палубу капитан, остановил буксир и потянул из ящика у стены видавший виды ИЖ-43 и патронташ.

Тем временем бой разгорался, меж остовов домов промелькнули два водных мотоцикла, стрельба из кустов усилилась, велась она весьма прицельно и плотно, не давая экипажу буксира поднять голов из-за борта, пока пулемётчик в тельняшке не пристроился у якорной лебедки и не открыл плотный ответный огонь, образуя просеку в кустарнике…

420 день

о. Сахарный

Стараясь не шуметь, в тусклом свете керосиновой лампы, я оделся. Обратил внимание, что Светлана открыла глаза и еле заметно улыбаясь, смотрит на меня.

– Собрался? – прошептала она.

– Да, пора, – я наклонился и поцеловал ее.

– Будь осторожен.

– Я сама осторожность!

– Конечно, – Света вздохнула и отворачиваясь к стене добавила, – Алешку поцелуй.

Я постоял немного над детской кроваткой, глядя как безмятежно сопит сын и поцеловал его в пухлую ладошку, которую он высунул из-под пеленки. Вздохнул и, прихватив свое походное снаряжение, что еще с вечера приготовил и поставил у двери, тихо вышел во двор, где сразу шикнул на Бима, который собрался было своим лаем оповестить всех соседей о том, что наступило утро.

Читать дальше

все книги по сериям Писатель николай побережник

Под гнусным предлогом и с помощью политического шантажа начинается «миротворческая миссия» на территории России, которая по сути запланирована как ограбление и оккупация.

Много лет «кукловоды» вынашивали эти планы, и время пришло.

Но не все продались, не все забыли, что такое Родина, и планы врага были сорваны, однако мир за это дорого заплатил, пережив ядерный конфликт.

И теперь людям, выжившим на восточных рубежах некогда великой страны, предстоят суровые испытания.

В боях, в труде, но мы справимся, мы сильный, никем и никогда не покорённый народ – русский народ!

Рухнувшие надежды

Автор: Николай Побережник Серия: Потерянный берег #1 Жанры: Боевая фантастика

Сергей всю сознательную жизнь работал, работа ради работы заняла все его жизненное пространство.

И судьба в очередной раз намекнула ему, что пора что-то менять, а точнее всё!

И он решил всё бросить и переехать в старый домик где-то в глухой тайге…

Но катастрофа планетарного масштаба ломает все его надежды.

Что ж, он сильный и волевой человек, он будет строить свой новый мир на осколках старого, будет спасать и защищать доверившихся ему людей, будет выживать.

И Сергей должен справиться, просто обязан, так как некоторые из обретенных в новом мире друзей отдали свои жизни за будущее.

Архипелаг

Автор: Николай Побережник Серия: Потерянный берег #2 Жанры: Боевая фантастика

Катастрофа разделила жизнь людей на «до» и «после» Волны.

И пришло понимание – не так страшен конец света, как то, что будет потом.

Материки изменили свой облик, и выжившие наносят на карты новые берега.

На основе уцелевших поселков создаются анклавы переживших планетарную катастрофу.

Сергей Николаевич, его близкие, друзья и единомышленники на одном из островов нового архипелага создают свой анклав – остров Сахарный.

А покой только снится…

забота о людях, возрождение ремесел и технологий, покорение моря и поиски ценных ресурсов прошлой цивилизации, и все это ни на миг не выпуская из рук оружия.

Через труд и кровавый пот, радость успеха и горе потерь, через многое еще предстоит пройти, чтобы занять свое место в Новом мире, от которого зависит будущее островитян и будущее детей, рожденных «после».

Болотный кот

Автор: Николай Побережник Серия: Трехречье Жанры: Попаданцы Боевая фантастика

Все неприятности, что случились на работе, надо было срочно забыть и уединиться.

И он отдалился…

настолько, что пути назад нет.

Ждет новый мир.

Мир дремучего и жестокого средневековья, со всеми сопутствующими атрибутами – междоусобицы, смелые одинокие воины, не совсем святая, но все же инквизиция…

и немного магии.

Теперь придется начинать жизнь сначала, а возможно, и знания современного мира пригодятся и помогут обосноваться в этих средневековых землях Трехречья.

Дело за малым – осталось найти верных друзей, научиться владеть мечом – и вперёд!

Гнев изгнанников

Автор: Николай Побережник Серия: Трехречье #2 Жанры: Попаданцы Боевая фантастика

Волею неведомых сил он был заброшен в другой мир, в котором смог адаптироваться, найти друзей, любовь и…

врагов, что лишились власти, затаили обиду и нашли союзников среди вероломных и хитрых иноземцев. Потеря близких, предательство и изгнание не смогут сломить того, чья воля и характер переплелись с Хозяевами болот – дикими монстрами с кошачьей натурой.

Желая спасти любимую, Никитин встанет на тропу, которая приведёт его в Шахар.

Он въедет в древний город верхом на болотном коте ожившей легендой.

Бэли поведёт древний народ, пути назад нет, пусть сбудется пророчество!

Время сирот

Автор: Николай Побережник Серия: Эрта #1 Жанры: Боевая фантастика

Из отличников выпуска школы сирот с военным уклоном — в одного из самых разыскиваемых преступников.

Из простодушного юноши — в жесткого, не знающего жалости к себе воина, ищущего смерти.

Из южных долин — в голые степи, а затем на фронтир, на продуваемые северными ветрами перевалы высоких гор.

Вернуть свое имя и покорить этот мир, мир Эрты.

Мир угля и пара, дирижаблей, паровозов и первых самобеглых колясок.

Безудержная, слепая роскошь — и жалкая, голодная нищета.

Блеск золота на фоне голодных глаз.

Роскошные витрины и лачуги бедноты…

Падение терратоса

Автор: Николай Побережник Серия: Эрта #2 Жанры: Боевая фантастика

Череда загадочных происшествий продолжается.

Герою удается чудом выжить в кровавой бойне и лютой стуже предгорий, вернуться к друзьям и начать новую жизнь.

Но у судьбы свои планы на будущее, и она не позволит потерять навыки и опыт тому, кто воспитан для битв.Случайный попутчик сначала прикроет спину в бою, затем станет лучшим другом.

Стечение обстоятельств подтолкнет к новой и опасной службе.Пока одна часть граждан терратоса живет праздником прогресса и упивается властью денег, другая, затаив обиду, вынашивает планы революции.

Люди заняты, но еще не чувствуют могильного холода и запаха смерти.

Терратос катится в бездну забытья, и все громче и громче слышны барабаны войны…

Гнев изгнанников

Никитину удалось адаптироваться к новому миру, в который его забросили неведомые силы. Он нашёл друзей, любовь и… врагов.

Его характер, судьба и воля переплелись с Хозяевами болот — дикими чудовищами с кошачьей натурой.

Чтобы спасти любимую, Никитин должен попасть в древний город и исполнить пророчество. Пути назад нет и да поможет ему Бэли!

Потерянный берег

Рухнувшие надежды

Сергей, всю свою жизнь отдавший работе, наконец-то бросил всё и перебрался в тайгу. Но все его надежды были разрушены катастрофой планетарного масштаба.

Строить новый мир на обломках старого? Спасать и защищать тех, кто доверился ему? Выживать? Обязательно.

Сергей — сильный, волевой человек, он обязан справиться со всеми испытаниями, ведь некоторые из его друзей отдали свои жизни за новый мир, за счастливое будущее.

Архипелаг

«До» и «после» Волны. Именно так разделилась жизнь тех, кому удалось пережить катастрофу. Материки изменили свои очертания, и выжившие правят карты — наносят новые берега и новые реки.

Сергей Николаевич, его друзья и единомышленники создают свой анклав — остров Сахарный — на одном из многочисленных островов нового архипелага.

А покоя теперь не будет: необходимо возрождать ремёсла и технологии, заботиться о людях, покорять море, искать ценные ресурсы и при этом всегда быть начеку.

Новый мир… Каким ты будешь для детей, рождённых «после» Волны?

Бремя выбора

Прошёл год после Волны. На карты нанесены очертания новых материков и остров, новые озёра и реки.

Уцелевшие после катастрофы объединяются в республики, анклавы, общины, ведь жизнь не остановилась. Необходимо приспособиться к новой реальности, сохранить то малое, что осталось и создать новое.

История Нового Архипелага — это подвиги, испытания, обретения и — увы! — потери.

  • Потерянный берег. Рухнувшие надежды. Архипелаг. Бремя выбора (сборник)

Эрта

Время сирот

Простодушный, наивный юноша становится воином — жёстким, не ведающим жалости, отчаянно ищущим смерти.

Он сменил южные, пропитанные солнцем и спокойствием долины на голые степи и высокие горы, где всегда дует северный ветер.

Покорить мир Эрты и вернуть своё имя… Это только начало пути в мире, где безудержная роскошь соседствует с жалкой нищетой.

Падение терратоса

Всё громче стучат барабаны войны, холодный воздух пропитан запахом смерти и терратос вот-вот скатится в бездну забытья.

Одни упиваются властью денег и наслаждаются праздником прогресса, другие — затаили злобу и готовят революцию, новый передел мира.

Рождённого для битв судьба не забудет: его навыки и опыт пригодятся на новой службе. Череда загадочных событий продолжается…

Эрта: Армия Акана

Гильдии промышленников и торговцев готовы разорвать терратос на куски. В результате вероломного вторжения были потеряны предгорья, богатые ресурсами и ископаемыми.

Молодой и отважный Кинт Акан, чьё лицо иссушили ледяные ветра, возглавляет горную армию. Верный терратосу никогда не сломается и не согнётся. Его цель — победить северян!

А храброго воина в конце пути непременно ждёт награда…

Эрта.

Личное правосудие

Испытания и битвы закаляют.

Но бесконечные поиски могут сломать даже такого сильного воина, как Кинт Акан. Впрочем, достаточно робкой надежды, чтобы силы и разум вернулись к нему.

Аристократ и промышленник, отставной офицер и торговец. Он сменил множество имён, превзошёл своих учителей — остался последний рывок: сорвать маски и сделать то, что оказалось не по силам всем сыщикам Империи…

Болотный кот

Болотный кот

Желая отдохнуть от неприятностей на работе, не стоит слишком отдаляться от всех и терять связь с внешним миром. Лес, природа — отличный отдых, но можно уйти настолько далеко, что путь назад затеряется в веках…

Жестокий и дремучий мир средневековья со стандартным набором — междоусобицы, инквизиция, воины-одиночки и… магия.

На землях Трёхречья ему предстоит начать новую жизнь. Дело за малым: найти верных друзей, вооружиться мечом и вспомнить всё, что знал раньше.

Впереди — победа!

Мы выжили!

Мы выжили! Начало

Очередное известие о грядущем апокалипсисе люди встретили со здоровым скептицизмом: таких предупреждений — десяток в день.

Но в этот раз всё иначе… Выжил лишь небольшой процент населения Земли и двое закадычных друзей, один из которых прилежно готовился к каждой объявленной катастрофе.

Они чудом пережили крушение Мира, но как же хочется позавидовать мёртвым! Теперь каждый новый день — борьба за жизнь.

Без серии

Принцип разумного вмешательства

Как много вариантов миров может существовать? По какому сценарию они развиваются и пересекаются ли новосозданные миры между собой?

У обывателя нет ответов на подобные вопросы, но в случае очередного Межвариантного прокола на поиски беглеца оперативно отправляются лучшие сотрудники инспекции наблюдения.

Да, существует Нулевой вариант — эталон мира, который стоит над множеством миров. Но так ли идеальна нулевая точка отсчёта мироздания? Или в выверенной иерархии есть свои изъяны?

Я вас не звал!

«Миротворческая миссия», которая началась на территории России под гнусным предлогом, по сути представляет собой разграбление страны. Пришло время «кукловодов» и их «марионеток».

Но есть и те, кто знает, что такое Родина и не намерен сдаваться.

Цена свободы — ядерный конфликт…

Бизнесмен, уставший от жизни, без жены и детей, решил всё бросить. Распродаёт всё своё добро, и переезжает в старый домик где-то в глухой тайге… И тут происходит природный апокалипсис (землетрясения, цунами и прочее). Приходится как- то выживать самому и не дать пропасть доверившимся тебе людям!

Сергей всю сознательную жизнь работал, работа ради работы заняла все его жизненное пространство. И судьба в очередной раз намекнула ему, что пора что-то менять, а точнее всё! И он решил всё бросить и переехать в старый домик где-то в глухой тайге… Но катастрофа планетарного масштаба ломает все его надежды. Что ж, он сильный и волевой человек, он будет строить свой новый мир на осколках старого, будет спасать и защищать доверившихся ему людей, будет выживать. И Сергей должен справиться, просто обязан, так как некоторые из обретенных в новом мире друзей отдали свои жизни за будущее.

Катастрофа разделила жизнь людей на «до» и «после» Волны. И пришло понимание – не так страшен конец света, как то, что будет потом. Материки изменили свой облик, и выжившие наносят на карты новые берега. На основе уцелевших поселков создаются анклавы переживших планетарную катастрофу.

Сергей Николаевич, его близкие, друзья и единомышленники на одном из островов нового архипелага создают свой анклав – остров Сахарный. А покой только снится… забота о людях, возрождение ремесел и технологий, покорение моря и поиски ценных ресурсов прошлой цивилизации, и все это ни на миг не выпуская из рук оружия.

Через труд и кровавый пот, радость успеха и горе потерь, через многое еще предстоит пройти, чтобы занять свое место в Новом мире, от которого зависит будущее островитян и будущее детей, рожденных «после».

Возможно ли остаться человеком, потеряв веру в себе подобных? В мире, где из-за хороших ботинок на тебя объявят охоту, а в некоторых пустошах можешь вполне сойти за еду. В мире, который скатился до уровня средневековья, в мире, где процветают рабство и каннибализм, в мире, где горсть соли это состояние, а золото просто металл и не стоит ничего. Рассказ.

Сколько может существовать вариантов миров? Как они развиваются? Пересекаются ли между собой? На эти вопросы нет ответов у обывателя, однако когда происходит очередной Межвариантный прокол, то на поиски беглеца из своего мира отправляются сотрудники инспекции наблюдения Нулевого варианта – мира, стоящего на высшей иерархической ступени множеств миров. Однако, иерархи не идеальны…

Волею неведомых сил он был заброшен в другой мир, в котором смог адаптироваться, найти друзей, любовь и… врагов, что лишились власти, затаили обиду и нашли союзников среди вероломных и хитрых иноземцев.

Потеря близких, предательство и изгнание не смогут сломить того, чья воля и характер переплелись с Хозяевами болот – дикими монстрами с кошачьей натурой. Желая спасти любимую, Никитин встанет на тропу, которая приведёт его в Шахар. Он въедет в древний город верхом на болотном коте ожившей легендой. Бэли поведёт древний народ, пути назад нет, пусть сбудется пророчество!

Судьба Кинта Акана тесно переплетена с судьбой империи. Спокойной жизни ждать не приходится, да и не умеет Кинт ничего, кроме как служить. Верный пёс империи возвращается на службу…

Рекомендуем героическую фантастику, которую пишет Николай Побережник. Все книги по сериям представлены ниже в списке. Его романы о квестах, опасных и захватывающих приключениях в духе добротного фантастического боевика.

Боевая фантастика

Гнев изгнанников

По вине сил, неподвластных разуму, Никитин попадает в чужой мир, полный неведомого. Постепенно приспосабливаясь, учится жить в новых для него условиях, находит друзей и даже встречает настоящую любовь. Однако обзаводится и врагами. Озлобленные, лишенные власти, они нашли единомышленников в рядах беспринципных чужеземцев. Но ни предательство, ни утрата близких людей, ни бремя изгоя не способны разрушить того, с кем силою духа неразрывно связаны монстры с повадками дикой кошки – Хозяева болот. Чтобы освободить свою возлюбленную, герой отправляется в древний Шахар. В городе он предстает всадником болотного монстра, легендой, восставшей из пепла времен. Бэли предстоит вести за собой народ Шахара, отступать бессмысленно. Пророчеству суждено сбыться сейчас! Дальше

Потерянный берег

Потерянный берег. Рухнувшие надежды. Архипелаг. Бремя выбора (сборник)

Случается, человек повинуется зову сердца, необъяснимому внутреннему желанию изменить свою обыденную жизнь. И тогда он отрекается от всего, что имеет, решительно не желая брать с собой в светлое будущее груз насущных проблем. Он покупает домик в глуши, где нет суеты, городских дорог, где он сможет сполна насладиться природой. И, кажется, он абсолютно счастлив. Но разрушительная сила стихии беспощадно крушит все на планете, сметает все живое, без разбора, сметает его ожидания. И только чудом пережив ад катастрофы, он понимает, что зов сердца был голосом судьбы, сигналом к спасению. Теперь ему предстоит создавать с нуля собственный мир, чтобы выжить самому и помочь людям, доверившим ему свои жизни. А радость жизни после конца света постепенно сменяется осознанием страшного и неизвестного будущего… Дальше

Вся жизнь Сергея была заполнена работой. Все, что происходило вокруг, так или иначе было с ней связано. Но судьба дала ему шанс все изменить. Бросив все, Сергей перебирается в старый дом в глуши. Однако его надеждам на лучшую жизнь не суждено сбыться. Масштабное стихийное бедствие стирает с лица Земли все, что было создано человеком. Сергей оказывается среди немногих, чудом выживших в этой катастрофе. И теперь ему предстоит строить новый мир на руинах прежнего. Он не имеет права сдаваться, ведь он в ответе за жизни людей, которые ему поверили! Дальше

Жизнь после Волны кардинально изменилась. Масштабная катастрофа превратила ее в банальное выживание. Призрачное будущее оказалось гораздо страшнее самой Волны… Уцелевшие люди объединяются в анклавы, чтобы попытаться обеспечить хоть какие-то условия для существования. Остров Сахарный — один из таких анклавов, созданный Сергеем Николаевичем и его союзниками. Жизнь продолжается и, чтобы будущее стало реальным, героям придется с нуля воссоздать подобие уничтоженной цивилизации: исследовать природу, покорять моря и возрождать технологии. Но занять свое место в этом новом мире будет совсем не просто… Дальше

Все ужасы катастрофы остались в недалеком прошлом. Спустя год после Волны, чудом выжившие люди смогли объединиться в республики. Уже созданы новые карты, на которых отражены измененные бедствием материки, острова и новые реки. Началось новое время, был положен новый отсчет годам. Как и раньше, кто-то старательно выстраивает новую жизнь, обучается новому, пытается сделать больше и лучше. А кто-то, так и не сумев оправиться от потерь, просто бредет в никуда… А кто-то решил ничего не менять и, как и в жизни до Волны, ухитряется выживать за счет других. Архипелаг продолжает развиваться. Жизнь не стоит на месте, она бурлит рекой, полной радостей, потерь, счастливых и горьких событий. Дальше

Эрта

Время сирот

Жизнь бросает его из стороны в сторону, не щадя, будто желая показать все свои грани. Школа сирот с военным уклоном знала юношу отличником, который превратился в известного преступника в вечном розыске. Когда-то он был простым добрым парнем. Теперь же это бесстрашный и беспощадный воин, слишком часто бросающий вызов смерти. Жизнь кидала его из южных долин в степи, в холодные горы с ледяными ветрами, но не смогла сломить. Мир Эрты должен покориться ему! Мир достижений человечества, мир летательных аппаратов и паровозов, мир новых изобретений и технологий. Яркий контраст этого мира – слепящая роскошь и вопиющая нищета, шикарные богатые дома и ветхие жилища бедняков – только малая часть того, что ему предстоит увидеть… Дальше

Падение терратоса

Необъяснимые события происходят снова и снова. Волей случая, герой выжил в жестокой битве и перенес свирепые горные холода. Возвратившись к друзьям и близким, он начинает жить заново. Но судьба все решила за него. Тот, кто рожден бойцом, не сможет жить в мире. Обстоятельства вынуждают его снова вступить на опасную служебную тропу. Граждане терратоса, сами того не подозревая, раскололись на две части. Одни ведут праздную жизнь и купаются в деньгах, другие же жаждут перемен и расправы над своими обидчиками. Люди продолжают привычную жизнь, не обращая внимания, что грозный набат войны звучит все ближе. А терратос уже стремительно падает в пропасть небытия… Дальше

Эрта: Армия Акана

Война совсем близко. Торговцы, жадные до наживы, промышленные владельцы, словно падальщики, рвут терратос, пытаясь ухватить кусок побольше. Жестокое нападение повлекло потерю ценных ресурсов предгорий, где среди опасных горных рельефов Кинт Атан ведет свое войско. Война снова и снова бросает вызов молодому бесстрашному бойцу, проверяя его на прочность. Он стойко переносит все тяготы, все испытания судьбы, его сердце устало оплакивать товарищей, погибших в бою, и превратилось в камень. И в этот раз он сможет выстоять, он должен прийти к победе любой ценой! Дальше

Эрта. Личное правосудие

Поиски не приносят Кинту успеха. Находясь в полном отчаянии, он близок к тому, чтобы сойти с ума. Собравшись с духом, он решает достичь своей цели во что бы то ни стало. За годы службы он многому научился и превзошел профессионалов. Офицер в отставке, интеллигент, промышленник, он преуспел во всем. Настало время показать, кто есть кто и добиться того, что было недосягаемым многие годы для лучших сыщиков. Точный расчет, холодный разум практически безрассудное бесстрашие непременно приведут его к цели! Дальше

Болотный кот

Болотный кот

Все навалилось в одночасье – проблемы на работе, неприятности и прочие жизненные неурядицы. Его душа и тело просто нуждались в срочном отдыхе, в уединении. Идеально было бы уехать куда-нибудь в лес, почувствовать единство с природой. Так и произошло. Только теперь уже нет возможности вернуться назад, прошлая жизнь растаяла в небытие. Перед ним предстал новый мир – средневековая жестокость, междоусобные войны, ведьмы, воины-одиночки и костер инквизиции – полный набор. Ему предстоит начинать жить по-другому, заново. А навыки и умения современной цивилизации помогут адаптироваться в непривычных условиях. Теперь нужно научиться управляться с оружием и заручиться поддержкой верных друзей. Дальше

Мы выжили!

Все произошло как в сказке «Про пастушка», который ради развлечения кричал «Волки». Очередная дата апокалипсиса была объявлена, но большинство не поверило. Лишь небольшой процент населения планеты и двое друзей, один из которых регулярно и с прилежанием готовился к каждому концу света, не состоявшемуся ранее. Они смогли пережить гибель Мира, но теперь впору завидовать мертвым… Дальше

Без серии

Наконец-то отпуск! Теперь можно больше не откладывать поездку в родной город. По стечению обстоятельств, эти дни стали последними в жизни человечества… Вирус, мутировавший в лаборатории, оказался на свободе. Люди под действием вируса стремительно превращались в зомби! Наступала эра мертвецов. Про отпуск и долгожданную поездку можно забыть навсегда. Все потеряло смысл, осталось только дикое желание выжить. Дальше

Политический шантаж оказывается спусковым механизмом для запуска масштабной стратегической операции в России, которая по факту является разграблением и подчинением территории. План, который обдумывался и просчитывался много лет, вступил в силу сейчас! Однако враг не учел того, что русские не продаются и прекрасно помнят, что значит Родина. Вражеский план рухнул, но слишком высока была цена. Ядерный конфликт принес великой стране разруху и потери, но люди, выжившие на востоке, преодолеют все, чтобы подняться. Ведь русские – это сильный, непобедимый и мужественный народ! Дальше

Принцип разумного вмешательства

Как происходит жизнь и развитие миров, сколько их и связаны ли они между собой, — неизвестно и слишком сложно для простого человека. Однако миры пересекаются. И в случае нового Межвариантного прокола зачастую происходит побег… инспекции наблюдения Нулевого варианта – мира, стоящего на высшей иерархической ступени множества миров. Однако иерархи не идеальны… Поиск такого гостя — задача инспекторов наблюдения из высшего мира иерархической лестницы. Вот только иерархи Нулевого варианта далеко не идеал, в отличие от своего мира… Дальше

Это был Николай Побережник – все книги по сериям в списке. Делитесь впечатлениями, если читали, и добавляйте в закладки его подборку.

Все произошло как в сказке «Про пастушка», который ради развлечения кричал «Волки». Очередная дата апокалипсиса была объявлена, но большинство не поверило. Лишь небольшой процент населения планеты… и двое друзей, один из которых регулярно и с прилежанием готовился к каждому концу света, не состоявшемуся ранее. Они смогли пережить гибель Мира, но теперь впору завидовать мертвым…

Из серии: Мы выжили!

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мы выжили! Начало (Николай Побережник, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес .

Опираясь локтями на бетонный леер моста и подперев голову ладонями, я все смотрел на воду. Сзади по мосту проезжали редкие машины, шурша резиной по асфальту. Одна из них, проехав мост, остановилась, но я не поворачивался, продолжая смотреть вниз.

– И чего ты там медитируешь? – услышал я Вовкин голос. – Запрыгивай, поехали, а то дел навалом.

– Привет, – плюхнулся я на переднее сиденье Вовкиного «датсуна».

– Привет, – кивнул Вовка и включил передачу, – новости сейчас с утра смотрел, в ООН одиннадцатое число объявили «днем тишины», ну вроде как выходной…

– Ну вот, будет теперь еще один красный день в календаре.

– Ага, – ухмыльнулся Вовка, – нет повода не выпить.

Весь день возились с вентиляцией. Используя куски пластиковых канализационных труб, сделали четыре сменных фильтра, из этой же трубы придумали сделать воздушные клапаны, чтобы из одной трубы воздух мог только выходить, в другую – только поступать. А потом все это надо было примостить на две торчащие в кровле чугунные трубы. Матюков, конечно, мы на это сложили… ведь кроме того, что нужно было наши самоделки закрепить крепко и герметично, надо было предусмотреть возможность замены фильтров. Пришлось посетить магазин сантехники и понабрать там всяких переходников и тройников канализационных. Скучающий единственный продавец с наушниками от айфона в ушах, не преминул пошутить, мол, нормальные люди еду закупают, а мы ремонт канализации затеяли. Мы с Володькой поулыбались в ответ на его замечание и ничего не сказали, не ведомо ему, что едой мы уже запаслись чуть ли не на полгода вперед. Оставалось только решить проблему с водой, ну да мы ее уже заказали, и нам скоро привезут сотню пятилитрововок, которую я оплатил через мобильный банк. Вообще три четверти площади подвала были уже заняты продуктами, Вовкиными, как он говорит, «ништяками» и прочим, а нам под «жилье» остался закуток два на два метра. В самом же гараже, наверху, предстоит оборудовать хозчасть, установить генератор, аккумуляторы и печку-буржуйку. И надо будет еще выводить в оставшееся над воротами вентиляционное окошко дымоход, но по-хитрому – выведем трубу, а ее верх загнем в привязанную жестяную канистру из под масла, заполненную тосолом и дым будет, булькая, выходить наружу, а с улицы в гараж воздух, зараженный всякими токсичными соединениями, не пройдет… правда, это в теории, и надо будет эту систему испытать, что на днях и сделаем.

Новости из телевизора продолжали «радовать»… посмотрел вечерние выпуски нескольких каналов, картина получалась следующая – в Штатах готовились серьезно, показывали какого-то фермера, который, зарыв в землю сорокафутовый контейнер, оборудовал его по последнему слову техники и забил продуктами, так же меня потряс его арсенал, одних пистолетов десятка полтора. В ЕС тоже готовились, более того, все произведения искусства свозили в какое-то большое хранилище… нет, я понимаю – наследие, но в том хранилище, что показали, поместилась бы не одна тысяча людей, но там, в переполненной людьми Европе, решили больше позаботиться об искусстве… ну, хозяин барин, как говорится. Порадовался за швейцарцев, у них там, кроме того, что со Второй мировой остались «норы» в горах, так еще за период холодной войны они преуспели в постройке огромных убежищ, куда людей могли доставлять даже по железной дороге. В странах Восточной Европы люди надеялись только на себя, и на кое-где оставшиеся советские убежища. А в Китае людей уже готовили к заселению в целые подземные города, которых у них, как оказалось, не меньше десятка, но пускали туда как-то избирательно, делая специальные пропуска, из-за чего в стране во многих местах начались массовые беспорядки, которые жестко подавлялись с помощью армии. Во всяких же Сомали и прочих странах третьего мира и так БП как образ жизни, он у них там постоянный и поэтому там никак, ни к чему не готовились, про угрозу из космоса знали, но ждали ее как избавления от мучений. У нас в России, как всегда, какой-то чинуша с важным лицом, которое с трудом помещалось в кадре, бросался цифрами, графиками исполнения «планов мероприятий», озвучивались какие-то просто колоссальные суммы «освоенных» бюджетных средств, выделенных на подготовку к неминуемой катастрофе. На деле же, судя по статьям в Интернете, все было далеко не так радужно, за исключением больших городов от полумиллиона населением и выше, где действительно было что и кому подготавливать. В нашем же городке было всего два бомбоубежища, одно на сто человек, второе на двести… все, остальные как хотите. Но народ не унывал, сегодня вечером, подъезжая к дому, заметил, как в пятиэтажке напротив группа мужиков активно герметизировала подвал, работала сварка и пара бетономешалок, люди объединились и решили сами позаботиться о себе. Вот это они молодцы, даже порадовался тому, что есть еще у нашего народа дух к единению, а уж перед бедой, так вообще. А ведь в последнее время, честно говоря, я было начал сомневаться, что нас что-то может объединить. Так же отметил, что люди и квартиры приспосабливают как могут, заклеивают и задувают пеногерметиком щели в окнах и дверных проемах.

У нас в городе хулиганства и беспорядков особо не было, да и полиция по-честному патрулировала улицы, а кое-где в больших городах даже ввели комендантский час и привлекли внутренние войска для патрулирования улиц. Но чем ближе был «день тишины», тем более тревожными становились настроения и вообще, обстановка «на нерве». Позже и у нас в городке все чаще стали раздаваться сирены полицейских машин, люди на улицах стали замкнутыми и нервозными, в продуктовых магазинах были почти пустые полки, но хлеб, молоко и прочие товары, которые производились рядом, все же были, правда, цена на них выросла. После того, как в нашем кооперативе вскрыли пару гаражей и вынесли все продукты из подвала, мы с Вовкой решили, что стоит уже, наверное, из квартир забрать все ценное, да и переехать в гараж… до «дня тишины» оставались считанные дни.

Мой гаражный кооператив находился на окраине поселка, по соседству через грунтовку был частный сектор. С утра оттуда пришел мужик и предложил приличный кусок свинины.

– Возьмите, ребята, я уже холодильник набил… жалко, если пропадет, – мужик держал перед собой пакет с мясом.

– Сколько стоит? – спросил я его, прикидывая в уме цену свеженины с учетом бешеной инфляции.

– Да так берите… чего уж, может, послезавтра и помрем все, и куда мне эти деньги?

– Спасибо, – ответил я, принимая от мужика пакет, – как вас зовут-то?

– Генкой зовут.

– О! – встрепенулся Володька. – А давай замаринуем да вечером шашлычка… напоследок, а?

Мужик услышав это Вовкино «напоследок» как-то совсем погрустнел и побрел восвояси.

– Вов, ну вот ты как ляпнешь, блин…

– А чего? – дурацки улыбнулся он в ответ. – Может, и переживем все малой кровью.

– Ладно, уберу пока мясо, потом замариную.

– Геннадий! – окрикнул Вовка уходящего, – ты вечером на шашлык заглядывай.

А после обеда к дальнему боксу приехал аж целый бортовой КамАЗ, и из него выгрузилось семейство соседа по кооперативу. Он приветственно махнул мне рукой, а потом деловито, при помощи жены, двух сыновей и дочери принялся разгружать машину и таскать коробки и тюки к себе в гараж. Сидя на упаковках пятилитровых бутылей воды, мы с Вовкой обедали и наблюдали за действием неожиданно появившегося соседа.

– Теперь у нас есть сосед, – кивнул в его сторону Вовка.

– Это Олег, председатель нашего кооператива.

– Что-то он поздновато опомнился, – Володя поморщился, – но такой бригадой, вон как шустро вкалывают, может и успеет по минимуму подготовиться.

Вообще, кроме меня и приехавшего заселяться соседа, в кооперативе обосновался еще один мутный мужик, он с год как тут гараж купил. Тоже потихоньку что-то возит, тоже что-то городил со своей вентиляцией. Но нелюдимый какой-то, даже не здоровается. Да и хрен с ним, как сказал Вовка.

Вечером, как и запланировали, нажарили шашлыка, варварски пустив на дрова вагонку, что стопкой лежала у меня вдоль стены гаража. Пришёл и Гена, и притащил бутылку самогона, позже к нашей компании присоединился Олег и мы до глубокой ночи, разведя костёр рядом с гаражом, болтали и строили прогнозы. Дверь моей машины, стоящей рядом, была открыта, и мы периодически прислушивались к новостным блокам, сразу же делая выводы. Кстати, чем ближе к Земле подлетал этот объект, тем интенсивнее на планете стали проходить всякие природные, мягко говоря, неприятности. Прокатилась волна землетрясений, вулканы активизировались практически везде, выбрасывая в атмосферу на многокилометровую высоту пепел. Опять досталось японцам с их Фукусимой, которую окончательно доломало очередное цунами после землетрясения в восемь баллов, и теперь половина новостей переключилось на Японию.

На следующий день мы с Вовкой с утра начали проверку всех «систем жизнеобеспечения», работало почти все, пришлось повозиться только с печной трубой, подгоняя глубину ее погружения, подливая в емкость тосол. Проверили работу датчиков газоанализатора, в котором я толком ничего не понял, но Вовка, посидев пару ночей по несколько часов, вроде с ним разобрался. Проверили, как работают три маленькие китайские камеры, одна из них показывала картинку перед воротами гаража, вторая была направлена в сторону города, а третья на подъездную грунтовку к кооперативу.

Постоянно включенный приемник, не прекращая, лил на нас поток негатива событий, происходящих на планете. Вообще новости уже начинали выводить из себя, но надо было быть в курсе событий, и поэтому я лишь убавил громкость и прибавлял, когда передавали что-то очень важное, например то, что уже сутки не работают множество авиакомпаний из-за вулканического пепла, которого за несколько дней мощных извержений скопилось прилично, или то, что наш президент со всей своей свитой укрылся где-то в горах Урала.

Вообще, тревога всего человечества, витающая в эфире, очень даже ощущалась физически, то иногда начинало крутить в желудке, то периодически по телу пробегали мурашки, и казалось, волосы на голове шевелятся. Даже планета как-то готовилась, с каждым днем становилось все тише, а перед «днем тишины» совсем не стало ветра, и воздух аж звенит. Под вечер даже мы с Володькой перестали разговаривать, и все больше общались жестами и короткими фразами. Когда стемнело и мы с другом сидели у костра и пили чай, пришел Олег с несколькими баллонами пеногерметика.

– Андрей, поможешь? – не смотря мне глаза, сказал Олег.

– Я сейчас закроюсь, а ты пройди вот пеногерметиком по воротам снаружи.

– Да без проблем, пошли, – поднялся я с упаковки воды.

– Подожди, – он замялся и достал початую бутылку водки из-за пояса, – давайте мужики… накатим, и дай Бог нам все пережить это…

Он отпил из горлышка и передал мне, потом я передал бутылку Вовке. Олег поставил бутылку на землю, пожал руку Вовке, и мы пошли к его гаражу. Возле которого, молча кивнув и пожав руку, он попрощался и со мной, что-то пробубнив, зашёл в гараж и закрыл ворота. Встряхнув несколько раз баллон, я принялся задувать щели в воротах и, использовав два баллона, вернулся к Вовке.

– Будешь? – поднял Вовка с земли бутылку.

– Не, и так что-то мутит всего.

– Выпей, мутить и перестанет, – ответил он и, сделав два больших глотка, передал мне бутылку.

Я приложился, запрокинув голову, и увидел как в ночном небе, появляется много «лишних» звезд…

Книги и аудиокниги автора: Николай Побережник

Николай Побережник Эрта. Пёс империи 🎧 Аудиокнига «Эрта. Пёс империи» , автором которой является Николай Побережник была напечатана в 2019 году. Книга является частью цикла «Эрта » — №5 в серии. На нашем сайте книга относится к жанру ЛитРес: чтец, Квест, Опасные приключения, Остросюжетная фантастика, Таймпанк, Фантастический боевик, Боевая фантастика, Героическая фантастика. Продолжительность чтения составляет: 8 ч. 06 мин. 03 сек. Книгу увлекательно озвучивает Пожилой Ксеноморф . Все права принадлежат известному издательству Автор, Пожилой Ксеноморф, ЛитРес: чтец . Вы можете в один клик купить полную версию аудиокниги или же с заинтригованностью слушать онлайн на нашем сайте. Рекомендуется к прослушиванию лицам старше 16+. Николай Побережник Эрта. Личное правосудие 🎧 Аудиокнига «Эрта. Личное правосудие» , автором книги является Николай Побережник была напечатана в 2018 году. Книга является частью цикла «Эрта » — №4 в серии. На нашем сайте книга находится в разделе ЛитРес: чтец, опасные приключения, остросюжетная фантастика, таймпанк, фантастический боевик, Квест, Квест, Опасные приключения, Остросюжетная фантастика, Таймпанк, Фантастический боевик, Боевая фантастика, Героическая фантастика. Продолжительность чтения занимает: 8 ч. 29 мин. 57 сек. Книгу захватывающе читает Пожилой Ксеноморф . Все права принадлежат известному издательскому фонду Автор, Пожилой Ксеноморф, ЛитРес: чтец . Вы можете в один клик купить полную версию аудиокниги или же с увлеченностью слушать онлайн на нашем сайте. Рекомендуется к прослушиванию лицам старше 16+. Николай Побережник Принцип разумного вмешательства 🎧 Аудиокнига «Принцип разумного вмешательства» , автором произведения является Николай Побережник была написана в 2017 году. На нашем сайте произведение находится в разделе Авантюрные приключения, Квест, Остросюжетная фантастика, Остросюжетная фантастика, Параллельные миры, Параллельные миры, Смертельная опасность, Смертельная опасность, Героическая фантастика, Научная фантастика. Продолжительность чтения занимает: 9 ч. 00 мин. 16 сек. Книгу интересно озвучивает Алексей Макаров . Все права принадлежат крупному издательству Клуб любителей аудиокниг . Вы можете в один клик купить полную версию аудиокниги или же с удовольствием воспроизводить онлайн на нашем сайте. Рекомендуется к прослушиванию лицам старше 12+.

Лучшие книги автора

Николай (Dark Light, #2.

5) С.Л. Дженнингс Черт возьми!!!
Я просто знал, что это будет больно читать!

НО я все равно это прочитал…мазохист!

эту книгу нужно прочитать перед 3 книгой где мы впервые видим Николая в полной силе, НО мы получаем только проблеск или намек на его прошлое и то, что сделало его таким, каким он был…

и здесь мы видим его таким, какой он есть, полный темный, жестокий альфа-принц

«Мы все здесь монстры.И я самый ебанутый из них всех.»
«Я Темный — бог среди людей.»

которого изменили ради любви…

Это опасная смесь, которая дра
Проклятье!!!
Я просто знал, что это будет больно читать!

НО я все равно это прочитал…мазохист!

эту книгу нужно прочитать перед 3 книгой где мы впервые видим Николая в полной силе, НО мы получаем только проблеск или намек на его прошлое и то, что сделало его таким, каким он был. ..

и здесь мы видим его таким, какой он есть, полный темный, жестокий альфа-принц

«Мы все здесь монстры. И я самый ебанутый из них.»
«Я Темный — бог среди людей.»

которого изменили ради любви…

Это опасная смесь, которая притягивает меня к ней, затягивая меня все глубже в неизвестность.

все начинается внезапно, как ВСПЫШКА электричества, как ВЕРА в создание….когда люди Нико захватывают девушку, которую привезли в качестве оплаты долга. Ее жизнь или сделать ее шлюхой? НО она проявляет к нему стойкость и ненависть, угрожая ему раскрытием того, КТО и ЧТО он такое.

«Откуда ты меня знаешь? Откуда ты, блять, знаешь, кто я такой?»
«Я мечтал о тебе»

и это чистая правда! она была написана как 8-летняя девочка как средство, чтобы спасти ее от смертельной болезни, у нее была связь с его воспоминаниями, она выросла, видя то, что сделал Нико, его жестокость, его чудовищность, она знала все и привыкла к Это. Она презирала его… и то, что он представлял мерзким, убийственным существом… монстром темного царства — ТЕМНЫМ ПРИНЦЕМ

НО вместо того, чтобы убить ее, чтобы покончить с потенциальной угрозой раскрытия его истинной личности людям, Нико влюбляется в нее, заинтригован ее ненавистью и ее смелостью… он щадит ее жизнь, НО он держит ее рядом с собой… потому что она чувствовала себя другой, новой, чистой, и он ПЫТАЛ ее энергией и девственностью…


Николай Скотос

Он чувствует себя с ней живым, он узнает ее и позволяет ей увидеть себя таким, каким он был когда-то, а не полной темнотой….она медленно меняет его и начинает смотреть на него другими глазами…
НО есть секрет, который Амели хранит, темная сущность, помещенная внутрь Амели, о которой она не подозревает, и ее единственная миссия — убить Нико…
Он борется против своих собственных принципов и собственных правил, чтобы спасти ее… в то время как вокруг них таится другая опасность… угрожая их жизням…

когда для них приближается время столкнуться с этой угрозой… Амели — та, кто действует в соответствии со своей истинной судьбой…

Сладко-горький, без царапин, разрушительный вывод, как бы меня ни рвало на части, чтобы сказать это, черт, НО это было необходимо, потому что это было сделано смысл для Николая пройти свой собственный путь и пожертвовать собой в книге 3 этой серии…

Итак, идеальный порядок чтения книг следующий:

Собрание повестей Николая Гоголя Николая Гоголя


Мой дедушка (упокой господь его душу! и пусть он ничего не ест на том свете, кроме белых булочек да маковых лепешек с медом!) был замечательным рассказчиком. Стоит ему заговорить, и ты весь день не сдвинешься с места, чтобы послушать. Никакого сравнения с каким-нибудь теперешним болтуном, который начинает трещать, причем таким языком, как будто он три дня ничего не ел, — хватай шапку и беги.

Дедушка Гоголь действительно замечательный рассказчик, способный заставить вас забыть, где вы находитесь, и волшебным образом перенести вас в классический рождественский мир, наполненный снегом, печеными сладостями и семьей, собравшейся вокруг массивной печи, чтобы послушать старинные сказки.

Большая часть первой половины этого сборника, под заголовком Украинские сказки , традиционна, вдохновлена ​​народными сказками и казацкой историей, и является замечательным рождественским подарком.Чтение этих ранних рассказов помогло мне думать о Николае Гоголе как о русском Диккенсе, но вторая половина сборника, «Петербургские рассказы» , показывает гораздо более современного и амбициозного писателя. Гоголь умеет сочетать реализм с тем, что Андрей Белый называл «импрессионизмом», с острой социальной сатирой, с абсурдом и со сверхъестественным вмешательством в стиль, который в конце концов приведет к Герману Мелвилю, Францу Кафке, Михаилу Булгакову, Андрею Белому, Оскару Уайльду и многочисленным другие писатели, которые признают и воздают должное этому мастеру озорства с трагической жилкой.
Текущий сборник, переведенный неизменно превосходным дуэтом Ларисы Волохонской и Ричарда Пивера, включает в себя самые известные и самые очаровательные/тревожные рассказы автора. Некоторые из них настолько хороши, что сокращать их до пары абзацев интернет-обзора — почти медвежья услуга, когда они заслуживают длинных томов комментариев, посвященных исключительно им [которые, кстати, у них есть]

>>> <<<>>><<<

ул.«Ева Иоанна » — источник моей вступительной цитаты о дедушке, который рассказывает небылицы перед печным огнем, но «никогда не солжет». Я сидел, как зачарованный, как и его племянники, и слушал эту казачью басню о молодом крестьянине, который влюбляется в дочь своего богатого хозяина. В фаустовской сделке этот юноша просит помощи у Дьявола и старухи [Баба-Яги?]. Он получает сундук с золотом в обмен на свою душу с ожидаемыми трагическими последствиями.
Не обычное чтение для поднятия настроения, но запоминающееся благодаря воспоминанию о деревенской жизни в Украине.

Ночь перед Рождеством В снова ведьма и Дьявол планируют шалости в темных небесах над деревней Диканька. Но это гораздо более веселая история, в которой снова двое влюбленных молодых людей испытывают трудности в ухаживании. Вся деревня: старики, юноши и дети выходят по ночам то напиться, то колядовать, то искать незаконную любовь, то подшутить над соседями. Фантастические элементы переносят нас во двор Екатерины Великой и знаменитых запорожских казаков.

Чудесно светит луна! Трудно описать, как хорошо толкаться в такую ​​ночь с кучей смеющихся и поющих девиц и парней, готовых на каждую шутку и шалость, которые может вдохновить весело смеющаяся ночь. Под твоей толстой овчиной тепло; твои щеки еще ярче горят от мороза; и сам лукавый толкает тебя на зло сзади.

Ужасная месть — это историческая басня с явным готическим оттенком.Это снова любовная история, обреченная вмешательством Дьявола, указывающая на то, что реалист Гоголь также разделял глубокие религиозные чувства. Рассказ также является доказательством интереса автора к украинской истории и его любви к Днепру и степи.
Сюжет запутан и его трудно описать без спойлеров, но он имеет дело с казачьим повстанческим духом, их любовью к битве, музыке и выпивке, к свободному сну под звездами и вере в колдунов и чертей во время борьбы с турками и поляками. .

Иван Фёдорович Шпонька и его тетя — незаконченная [нарочно?] история о невзгодах робкого юноши, который просто хочет мирной жизни. Тем не менее, когда он наследует богатую ферму, он возвращается из армии, чтобы управлять поместьем. Иваном Шпонькой командует как его напористая тетка, так и продажный эпикурейский сосед, который, по-видимому, украл часть земли, принадлежащей Ивану. У этого соседа тоже есть красивая, хотя и банальная дочь.

«Что, тетя?» Иван Федорович вскрикнул, испугавшись.«Что, жена? Нет, тетенька, помилуйте… Вы мне совсем совестно… Я никогда прежде не был женат… Я совершенно не знаю, что с нею делать!

Старосветские помещики знаменует отход от народных сказок с элементами сверхъестественного раннего гоголевского периода. Это горько-сладкая песня о любви к семейной жизни и простой жизни о пожилой паре, которая владеет очаровательным коттеджем с богатым садом. Некоторые комментаторы заметили сходство с классической историей о Филемоне и Бавкиде.Резкий критический взгляд на современную жизнь и на Санкт-Петербург в частности противопоставляется традиционному образу жизни украинского села, печальный финал которого возвещает туманную перспективу будущего страны.

А что в нас сильнее – страсть или привычка? Или все наши сильные порывы, весь вихрь наших желаний и кипящих страстей исходят только от нашей светлой юности и только от этого кажутся глубокими и разрушительными? Как бы то ни было, именно тогда все наши страсти показались мне детскими по сравнению с этой долгой, медленной, почти бесчувственной привычкой.

Вий , наверное, самая фантастическая история в сборнике, прямо ужастик, достойный пера Эдгара Аллана По. Начинается она, как обычно у Гоголя, в другом регистре, как забавный рассказ о трех студентах киевской семинарии, уезжающих на летние каникулы без гроша в кармане. Когда они ищут убежища ночью на изолированной ферме, одному из них снится кошмар о том, как старая карга, владеющая коттеджем, едет на нем, как на лошади. Молодому человеку удается изменить ситуацию с ведьмой, он, в свою очередь, едет на ней и избивает ее до крови, и в этот момент она превращается в красивую молодую девушку [к большому удовольствию будущих фрейдистов].
На этом история не заканчивается, а на том, что юная студентка вынуждена отправиться в девичью станицу, где ее отец-казак заставляет его три ночи дежурить над трупом девушки. Далее следуют более ужасные события: силы добра [молитва] и зла [половая распущенность] сражаются в маленькой деревенской церкви.

Рассказ о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем , является последней из народных сказок и знаменует собой переход от деревенской буколической жизни к стрессу большого города.С большим комедийным моментом Гоголь представляет двух богатых и ленивых соседей в городе Миргороде, которые целыми днями бездельничают в своих садах и созерцают свое счастье.

Лежа, он долго смотрел на сараи, двор, хозпостройки, на кур, бегающих во дворе, и думал про себя: «Господи Боже, какой я хозяин! Есть ли что-то, чего у меня нет? Домашняя птица, хозяйственные постройки, амбары, что только не; водка разных вкусов; груши и сливы в садах; маки, капуста и горох в саду… Чего у меня нет? … Хотел бы я знать, чего у меня нет?»

Один из Иванов желает чего-то от другого Ивана, и когда тот отказывается отдать предмет, два бывших друга годами ожесточенно ссорятся, тратя свое состояние на коррумпированные и медлительные суды, в то время как их поместья деградировать, к раздражению своих соседей. В гоголевской вселенной комедия не более чем в шаге от трагедии.

>>><<<>>><<<

Невский проспект — первая большая городская повесть, и впервые я стал думать о гоголевской прозе как о «шедевре».Это также первая повесть, в которой обедневший художник-интроверт Пискарев прогуливается по знаменитому бульвару в компании своего друга, экстраверта лейтенанта Пирогова. Оба юноши, под влиянием весеннего солнца, зачарованно смотрят на проходящих мимо барышень.

Тысяча видов шляпок, платьев, шалей — пестрых, бесплотных, к которым привязанность их владельцев длится иногда целых два дня — ослепит любого на Невском проспекте.Кажется, что из стеблей вдруг поднялось целое море бабочек, их блестящее облако колышется над черными жуками мужского пола.

И Пискарев, и Пирогов выбирают молодую женщину для преследования на улицах, но с совершенно разными результатами, противопоставляя слабый идеализм романтического движения прагматичному, грубому и корыстному реализму. На заднем плане роскошный и многообещающий Невский проспект оказывается материалом, из которого сделаны мечты.

«Боже, что такое наша жизнь! Вечный диссонанс между сном и явью!»

Дневник сумасшедшего продолжает тему отчуждения личности, когда его иллюзии о жизни в большом городе обращаются в прах в реальной жизни. История именно то, что написано на обложке, размышления сумасшедшего человека, который чувствует себя обиженным обществом и живет в альтернативной вселенной, которая существует только внутри его разума. Многие врачи хвалили эту историю за точное описание шизофрении.
Тема хорошо подходит сатирическому перу Гоголя, высмеивающему здесь и чиновничество, и общественную жизнь элит. Абсурдные элементы говорящих собак и коров, пьющих чай, являются предшественниками восхваления чепухи из следующего рассказа.

Нос бросает вызов логике с подрывным и комическим воодушевлением, представляя еще одного бюрократа и социального альпиниста, поверженного необъяснимым магическим инцидентом. Все начинается с того, что местный парикмахер обнаруживает человеческий нос в утреннем хлебе, который только что испекла его жена.

— Черт его знает, как это случилось, — сказал он наконец, почесывая себя за ухом. «Пришел ли я вчера домой пьяным или нет, точно сказать не могу. Но по всем признакам этот случай должен быть неправдоподобен: хлеб — это дело для выпечки, а нос — совсем другое. Я не могу понять это! …»

Жена уговаривает цирюльника выбросить оскорбительный предмет в Неву, а в другой части города коллежский асессор Ковалев просыпается без упомянутого придатка.Пытаясь обратиться в полицию, к врачам и в газеты, чтобы сообщить о происшествии и попросить вернуть ему нос, Ковалев замечает, что тот самый нос начал прогуливаться по городу, богато одетый, в современной карете. и посещение лучших домов.

Сама абсурдность истории представляет собой богатое поле для ученой интерпретации, но я предпочитаю наслаждаться той частью, которая высмеивает социальные устремления и тщеславие. Мне нравятся сравнения некоторых критиков с работами Лоуренса Стерна и Михаила Булгакова, поскольку они знаменуют собой духовную преемственность через континентальные и исторические границы между авторами, считающими своим долгом разоблачать слабости своих современников.

Карета , пожалуй, самая короткая история в сборнике, но она такая же отполированная и острая, как и другие. Хотя тематически это часть «Петербургских повестей», на самом деле действие происходит в скучном провинциальном городке, известном только как Б.
. Местный помещик, желая произвести впечатление на офицеров заезжего кавалерийского полка, хвастается дорогой каретой, которую он только что купил, и приглашает всех посетить его имение и полюбоваться им, но он напивается с теми же офицерами и забывает уведомить жену о визите.
Утром его поверхностность и неуверенность обнажаются в жестоком свете Реальности. Темы, юмор, язык и персонажи к настоящему времени стали тем, что критики называют «гоголевскими».

Портрет — это история о демонической картине неизвестного мужчины, купленной по необъяснимому принуждению обедневшим художником, который становится богатым и модным, но отказывается от своей художественной целостности. Его договор с Дьяволом в конечном итоге приносит ему несчастье в том, что для меня является шаблоном, из которого был нарисован более известный «Портрет Дориана Грея».Другие комментаторы находили сходство с Э.Т.А. Хоффманом, Эдгаром Аланом По и Вашингтоном Ирвингом, но для меня здесь преемственность в изучении влияния Зла на нашу обыденную жизнь, конфликт между идиллическим пейзажем гоголевских ранних рассказов и нарастающим отчуждением. его городских лет.

Пальто — это тот случай, когда самое лучшее нужно оставить напоследок! Это кульминация роста Гоголя как художника, по крайней мере для меня. Элегантная, пронзительная и вневременная, это история о никем, который на слишком короткое время поверил, что может быть кем-то.

Когда и в какое время он поступил в отделение и кто его назначил, никто не мог вспомнить. Сколько бы ни приходили и не уходили директора и прочее начальство, его всегда можно было видеть в одном и том же месте, в той же должности, в том же качестве, в качестве одного и того же переписчика, так что через некоторое время они убедились, что он должен просто родились на свет готовыми, в мундире и с лысеющей головой.

Как и писец Бартлби, Акакий Акакиевич Башмачкин — неприметный клерк в бюрократической конторе.В отличие от Бартлби, Акаки любит свою работу по копированию юридических бумаг и предпочел бы заниматься этим с удовольствием всю свою жизнь, если бы не другие клерки, которые безжалостно издеваются над ним.
Акакий тоже очень беден, над ним издеваются не только за кротость, но и за ветхое зимнее пальто. С большими жертвами и с некоторой помощью местного портного Акакий экономит достаточно, чтобы купить материалы для нового пальто, которое его друг превосходно шьет. Как только он надевает новое пальто, вся его жизнь меняется: коллеги замечают его и отмечают это событие, его уверенность в себе взлетает, а хроническая депрессия проходит.Увы, возвращаясь домой с вечеринки в его честь, Акакий лишается своего нового владения. Полиция и бюрократы ничем не помогают бедняге, который умирает в нищете и разочаровавшись в человечестве.
Читая немного позже о жизни Гоголя, я с ужасом осознавал параллели между его стремительным взлетом к славе и его жалким, грязным концом под влиянием ядовитого религиозного руководства. Человек с прекрасным чувством юмора и чувствительной душой, которого, тем не менее, запомнят за его невероятный талант к перу.

Исчезло существо, никем не охраняемое, никем не дорогое, никому не интересное, не привлекавшее даже внимания естествоиспытателя – который не преминет проткнуть обыкновенную муху булавкой и рассмотреть это под микроскопом; существо, смиренно терпящее служебное издевательство и ушедшее в могилу без особой причины, но для которого все-таки, хотя и в самом конце жизни, блеснул светлый гость в образе шинели, оживляющий для момент его бедной жизни, и на которого затем обрушилась беда так же невыносимо, как она обрушивается на царей и правителей этого мира…

Нет «Не могу» | Дорожная карта ASD

Катание со мной на велосипеде-тандеме

В начале этой осени я обнаружил, что кто-то украл наш потрепанный трейлер Wike из багажника нашей машины, когда он был припаркован в торговом центре. Это вызвало отчаянный поиск альтернатив, пока я ждал замены, и я решил пересмотреть возможность Марго покататься на чем-то самой. Я не думал, что у нее хватит сил или интереса терпеть сидение в традиционном вертикальном положении.Хотя есть несколько лежачих трехколесных велосипедов, которые можно приспособить для буксировки, я еще не мог представить себе время в ближайшем будущем, когда он мог бы стать более независимым и, следовательно, оправдать для него отдельный трехколесный велосипед.

Поэтому я был заинтригован, когда наткнулся на лежачий тандем, который можно было адаптировать для людей с ограниченными возможностями, — Hase Pino STEP. Марго едет в более удобном лежачем положении, в то время как я все еще контролирую руль.

Велосипеды

Hase включают в себя множество дополнений для поддержки людей с ограниченными возможностями (я добавил адаптированные педали для поддержки лодыжки).На данный момент Марго не нужно крутить педали, но я могу легко изменить это, когда захочу. STEPs — это электронная система помощи при крутящем моменте, которая может проехать более 60 миль без подзарядки и действительно помогает преодолевать длинные подъемы. Несмотря на то, что сейчас Марго весит всего 100 фунтов, с возрастом она будет становиться только тяжелее, поэтому я ценю дополнительную помощь.

Я был рад обнаружить магазин в этом регионе (Recumbent Cycles of Lancaster) с таким же велосипедом в наличии. Владелец, Скотт Бэрроуз, имел опыт в подгонке велосипедов для таких детей, как Марго.Скотт явно не из школы «не умею», и его терпение и опыт были чрезвычайно полезны. Скотт помог мне протестировать различные виды адаптированных педалей и ремней безопасности. Вместо ремней, предлагаемых Hase, я надел Марго на ее ремни EZ-ON Bus, а затем протянул длинный ремень, чтобы пристегнуть ее к сиденью. Поскольку в нашей машине Марго носит автобусную привязь, переход на тандем проходит незаметно. Мой тест-драйв с Марго изображен выше (вы можете заметить, что я очень сосредоточен, когда я слежу за Марго, пытаясь не разбиться).

Транспортировка тандема была самой большой проблемой: из-за его 7 футов в длину и необычной конфигурации его неудобно висеть на стандартной велосипедной стойке. Так что я закончил тем, что адаптировал несущую платформу, установленную на сцепке. Я строю отдельную алюминиевую раму, на которой надежно сидит тандем и которая прикреплена к платформе.

Клип, включенный в видео, основан главным образом на второй поездке Марго (снимок справа сделан непосредственно перед нашим отъездом) — и первой по настоящей дороге, а не по велосипедной дорожке.

Мы все еще работаем над ошибками. Практики, основанные на доказательствах, такие как прерывание реакции, предшествующие вмешательства и дифференцированное подкрепление, были необходимы для предотвращения того, чтобы она тянула меня за руль; поведение, которое вам нужно уменьшить, чтобы ездить на велосипеде по узким проселочным дорогам! Но Марго это понравилось с самого начала, и она начала пробовать крутить педали во время нашей третьей поездки. Использование тандема вместо прицепа означает, что я могу ездить на велосипеде практически по любой проселочной дороге, а это означает еще больше совместных поездок в еще больше мест.Я начал включать мои любимые дорожные тандемные маршруты в онлайн-карту маршрутов приключений Марго.

Подкладка на молнии в поместье Кэмп Фэрли

Только когда я впервые посетил Кэмп-Фэрли-Мэнор в поисках летних вариантов для родителей моих учеников из Делавэрской программы по аутизму, я начал думать о лагере для ночлега для Марго. Директор лагеря и сотрудники явно отвергли отношение «не могу», часто встречающееся в других местах, и с энтузиазмом и успешно приняли некоторых из самых сложных студентов в моей программе.Это отношение чудесно передано в недавнем видео о лагере, разработанном компанией Easter Seals (в которую входит и Марго!).

Такое отношение также помогло мне совершить «прыжок веры», в котором я нуждался, когда задавался вопросом, как они могут удовлетворить некоторые потребности Марго (будет ли ее график кормления через зонд исключать ее из некоторых занятий?) и реагировать на поведение, которое казалось вероятным. снова появиться (неужели Марго будет спать всю ночь в незнакомой комнате, особенно когда она поймет, что рядом с ней находится ее вожатая?).В конце концов, Марго справилась очень хорошо — настолько хорошо, что с тех пор она посещает его каждый год и с каждым разом получает все больше удовольствия. В прошлом году она даже узнала маршрут и становилась все более возбужденной по мере того, как мы приближались к лагерю

.

Потом я услышал, что в лагере установили канатную дорогу… еще более решительное неприятие «не могу»! Я предположил, что Марго может стать нетерпеливой из-за необходимой подготовки, или сопротивляться тому, чтобы ее запрягли, или испугаться вместо того, чтобы быть в восторге. Но лагерь уже оправдал мое доверие к ним, и я сразу записался к Марго.Я был рад услышать, что она получила огромное удовольствие от этого опыта. Прошлым летом они любезно предоставили мне короткий клип, который я смог включить.

Прогулка с собакой

Многие дети мечтают завести собаку, и брат и сестра Марго не стали исключением. Но, честно говоря, я не мог себе представить, чтобы ежедневные потребности собаки сочетались с обязанностями, которыми мы с Марго жонглировали. И долгое время, когда мы встречали собак или других животных на улице, Марго не обращала внимания, поэтому я не видел для нее потенциальной пользы.

Все изменилось, когда я принял приглашение соседки отведать гамбургеров и пива и взял с собой Марго. Я редко делал это, так как Марго требовалось постоянное наблюдение, и она никогда не была в лучшей форме по вечерам. Но прошло много времени с тех пор, как я в последний раз пробовал, это были хорошие друзья, которые хорошо знали Марго, и мне было особенно любопытно посмотреть, как Марго отреагирует на своих собак. Мой прыжок веры был вознагражден: когда соседские спаниели вскочили, чтобы лизнуть Марго в знак приветствия, она улыбнулась и захихикала!

После некоторых исследований я понял, что правильная собака может не только обеспечить компанию, но и открыть для Марго новые занятия.А при правильном обучении собака могла бы отвлекать или успокаивать Марго в обществе, когда она начинала расстраиваться. Поэтому мы искали породу, которая была бы гипоаллергенной, с правильным темпераментом и интеллектом. Мы остановились на мини-бернадушке: помесь миниатюрного пуделя и бернского зенненхунда. Купер присоединился к нашей семье, когда ему было около 12 недель.

В первом видео GoPro мы засняли одну из программ ходьбы, которую мы установили с Марго, так что теперь нам просто нужно было создать ее с Купером.Во время их первой совместной прогулки Марго удивила меня тем, что с готовностью взяла поводок Купера, а затем отказывалась отпускать его в течение 20 минут, пока мы петляли по собачьему парку, недавно созданному недалеко от нашего дома. И Купер удивил меня, внимательно проверяя, не отстает ли Марго от него. Видео, представленное здесь, было второй прогулкой Марго с Купером, когда ему было около 16 недель. С тех пор Марго начала спонтанно подходить к Куперу, чтобы погладить его — я называю это успехом!

Катание на своих первых американских горках в Dutch Wonderland

Волнение Марго на водной горке запечатлено в первом видео GoPro.Это заставило меня задуматься о американских горках. Но парки развлечений почти идеально спроектированы, чтобы совершенно не подходить для кого-то вроде Марго. Они могут быть горячими и шумными. Приходится много ходить, а потом ждать своей очереди на прогулку. Они часто далеко и всегда незнакомы.

А моя первая попытка с Марго, когда ей было лет 8, оказалась настолько неудачной, что даже смешно. Я попробовал ее на космическом корабле, который, как я думал, напомнит ей поездку в нашей машине (но немного более ухабистый).Как только я пристегнул ее ремень безопасности, и они закрыли двери, я понял, что это было похоже на ее последний полет на самолете… который Марго совершенно ненавидела (другая история!). Как и ожидалось, это привело к 2-минутным пинкам, крикам и почти рвоте.

Так что на этот раз я немного больше исследовал и планировал. Я выбрал тот же парк развлечений, что и раньше — Dutch Wonderland, потому что он был рядом, был маленьким и ориентирован на маленьких детей, а также имел симпатичный аквапарк, который мог бы служить запасным вариантом.В Dutch Wonderland действуют очень благоприятные правила для детей с ограниченными возможностями: дети пропускают очередь и могут остаться на аттракционе во второй раз, не выходя из него. Объявление, если вам нужно уйти в течение 5 минут или прибыть, вы можете получить полный возврат средств. Я просмотрел карту и видео на YouTube и определил несколько потенциальных аттракционов, которые выглядели захватывающими, но позволили нам сесть рядом с Марго.

Для нашей первой поездки у нас были низкие ожидания: моя цель состояла в том, чтобы погулять с ней по парку в ее трейлере Wike, попробовать 3-4 аттракциона, а затем провести час в аквапарке.Это сработало достаточно хорошо, чтобы спланировать вторую поездку в сопровождении ее брата и сестры (которые очень хотели увидеть, как справится Марго), и план попробовать «большие» американские горки. Сначала мы попробовали водную горку меньшего размера, а затем прокатились на маятнике с ее няней (которая изо всех сил старалась побороть собственные страхи). И вот, наконец, пришло время для больших американских горок. Николас и Лили ехали впереди, а я одной рукой удерживала Марго от выпадения железной хваткой, а другой снимала. Но диапазон ее выражений во время этой и других поездок поистине бесценен: ожидание, трепет, удивление, ужас, доверие и чистая радость!

Николай Значение имени, семейная история, фамильный герб и гербы

Эта фамилия является одной из старейших фамилий, происходящих из французского региона, известного как Бретань.Оно происходит от латинского личного имени Николаус, означающего «люди победы».

Раннее происхождение семьи Николаи

Фамилия Николаи впервые встречается в провинции Виваре (позже Лангедок), где Ги или Гульельмо из Флоренции, Италия, основал графский и баронский дом Николая.

Ранняя история семьи Николаи

На этой веб-странице показан лишь небольшой отрывок из нашего исследования Николая. Еще 109 слов (8 строк текста), охватывающих 1736, 1789, 1815 и 1848 годы, включены в тему «Ранняя история Николая» во всех наших продуктах расширенной истории в формате PDF и печатных продуктах, где это возможно.

Николай Варианты написания

Большинство фамилий претерпели незначительные изменения в написании. Сын не может выбрать написание своего имени так же, как его отец. Много было ошибок, много преднамеренных. Во время раннего развития французского языка человек обычно фонетически отдавал свою версию писцу, священнику или регистратору. Префиксы или суффиксы менялись. Они были необязательными, поскольку проходили через века или были приняты различными ветвями, чтобы обозначить либо политическую, либо религиозную приверженность.Следовательно, существует множество вариантов написания имени Николай, в том числе Николай, Николай, Николай, Де Николай, Де Николай и многие другие.

Ранние знаменитости семьи Николаи (до 1700 г.)

Еще 39 слов (3 строки текста) включены в тему «Ранние знаменитости Николая» во всех наших продуктах расширенной истории в формате PDF и печатных продуктах, где это возможно.

Николай Рейтинг

Во Франции имя Николай является 3102 и самой популярной фамилией с примерно 2000 — 2500 человек с этим именем. [1] Однако в Соединенных Штатах имя Николай занимает 14 806 90 287 th 90 288 самых популярных фамилий с примерно 2 487 людьми с этим именем. [2]


Миграция Николая в США +

Франция была активным культурным лидером в начале 16 века. Одной из конкретных областей, в которой они лидировали, было исследование Нового Света. Исследователи, такие как Жак Картье в 1534 году, проложили путь в Северную Америку. Шамплен в 1608 году совершил первое из двадцати путешествий во Францию, чтобы привлечь поселенцев, и привез первого мигранта в 1617 году.К 1675 году в Квебеке проживало 7000 французов, а присутствие французских акадийцев в Приморье достигло 500. Французы основали Нижнюю Канаду, став, таким образом, одной из двух великих наций-основателей Канады. Фамилия Николай внесла значительный вклад во Франции и Новой Франции в науку, культуру, религию и образование. Среди поселенцев в Северной Америке с этим выдающимся именем Николай были

Николай Поселенцы в Соединенных Штатах в 18 веке
  • Анна Николай, поселившаяся в Америке где-то между 1750 и 1753 годами
  • Анна Николай, высадившаяся в Америке в 1750-1750 гг. 1753 [3]
Николай Поселенцы в США в XIX веке
  • И. М. Николай, 27 лет, высадившийся в Новом Орлеане, штат Луизиана, в 1829 году [3]
  • , высадившийся в Новом Орлеане, штат Луизиана Чарлстон, Южная Каролина, 1837 г. [3]
  • Якоб Николай, высадившийся в Бразилии в 1846 г. [3]
  • Дж. Х. Николай, прибывший в Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, в 1850 г. [3]
  • 5 Анна Мария 90 Луиза Николаи, высадившаяся в Америке в 1854 году [3]
  • … (Дополнительные сведения доступны во всех наших продуктах расширенной истории в формате PDF и печатных продуктах, где это возможно.)

Миграция Николая в Новую Зеландию +

Эмиграция в Новую Зеландию последовала по стопам европейских исследователей, таких как капитан Кук (1769 г.) -70): сначала пришли тюлени, китобои, миссионеры и торговцы. К 1838 году Британская новозеландская компания начала скупать землю у племен маори и продавать ее поселенцам, а после заключения договора Вайтанги в 1840 году многие британские семьи отправились в трудный шестимесячный путь из Британии в Аотеароа, чтобы начать новая жизнь.Среди первых иммигрантов:
Николай Поселенцы в Новой Зеландии в 19 веке
  • Мисс Н. Николай, британский поселенец, путешествующий из Лондона, Великобритания, на борту корабля «Бенвеню», прибывающего в Окленд, Новая Зеландия, 24 февраля 1878 года [4]

Современные знаменитости по имени Николай (после 1700) +

  • Норика Николай (1958 г.р.), румынский юрист и политик
  • Джон Джордж Николай, биограф Авраама Линкольна
  • Карл Отто Николай1 (4810-4810) , немецкий композитор и дирижер
  • Кристоф Фридрих Николаи (1733-1811), немецкий писатель и книготорговец
  • Рена Николаи, политик Американской демократической партии, заместитель делегата Национального съезда Демократической партии от Калифорнии, 1956, 1964 [5]
  • Мэтью Николай , политик Американской демократической партии, делегат Национального съезда Демократической партии от Аляски, 2000 г. [5]
  • Грегори Николаи , американский политик гражданин, кандидат в президенты от штата Мичиган, 2012 г. [5]
  • Чарльз Х.Николай , американский политик, делегат Конституционного съезда штата Мэриленд, 1867 г .; Член Палаты делегатов штата Мэриленд от округа Балтимор, 1867-68 [5]
  • Асмус Николай Клаузен (1911-1943), командир немецкой подводной лодки во время Второй мировой войны, которому приписывают потопление 23 кораблей
  • Йохан Николай Мадвиг (1804–1886), датский ученый-классик и государственный деятель

Похожие истории +


Девиз Николая +

Первоначально девиз был боевым кличем или лозунгом.Девизы впервые начали изображать на гербе в 14 и 15 веках, но не получили широкого распространения до 17 века. Таким образом, самые старые гербы обычно не содержат девиза. Девизы редко являются частью герба: согласно большинству геральдических властей девиз является необязательным компонентом герба и может быть добавлен или изменен по желанию; многие семьи решили не показывать девиз.

Девиз: En bon espoir
Перевод девиза: В надежде. Политическое кладбище: Алфавитный указатель имён. (Проверено 11 декабря 2015 г.). Получено с http://politicgraveyard.com/alpha/index.html



Николас Кейдж Face Everywhere meme — подставка для напитков, подарочная подставка для напитков подарочный набор подставка

Почтовые отправления в: Великобританию, США, Канаду, Ирландию, Германию, Францию, Грецию, Австрию, Бельгию, Болгарию, Хорватию, Республику, Кипр, Чехию, Данию, Эстонию, Финляндию, Венгрию, Латвию, Литву, Люксембург, Мальту , Нидерланды, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Швеция, Бахрейн, Израиль, Норвегия, Швейцария, Гернси, Гибралтар, Исландия, Джерси, Иордания, Лихтенштейн, Монако, Оман, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Катар

Исключая: Конго, Республику Бурунди, Конго, Демократическую Республику, Египет, Кот-д’Ивуар (Кот-д’Ивуар), Замбию, Мадагаскар, Марокко, Мавританию, Либерию, Центральноафриканскую Республику, Нигерию, Того, Свазиленд, Габонскую Республику. , Уганда, Алжир, Бенин, Зимбабве, Сомали, Джибути, Тунис, Гамбия, Экваториальная Гвинея, Западная Сахара, Гана, Нигер, Коморские острова, Ливия, Руанда, Маврикий, Лесото, Мозамбик, Гвинея, Мали, Сенегал, остров Святой Елены, Ботсвана, Гвинея-Бисау, Майотта, Сьерра-Леоне, Кения, Танзания, Ангола, Эфиопия, Эритрея, Чад, Камерун, Острова Зеленого Мыса, Малави, Сейшельские острова, Буркина-Фасо, Намибия, Южная Африка, Реюньон, Афганистан, Казахстан, Туркменистан, Мальдивы, Япония , Монголия, Шри-Ланка, Армения, Узбекистан, Китай, Корея, Юг, Кыргызстан, Пакистан, Бангладеш, Грузия, Индия, Таджикистан, Азербайджанская Республика, Бутан, Непал, Гаити, Ямайка, Антигуа и Барбуда, Сальвадор, Гватемала, Нидерландские Антильские острова , Мартиника, Гондурас, Британские Виргинские острова, Сент-Китс-Неви s, Каймановы острова, Сент-Винсент и Гренадины, Коста-Рика, Ангилья, Доминиканская Республика, Доминика, Сент-Люсия, Аруба, острова Теркс и Кайкос, Панама, Виргинские острова (U.S.), Барбадос, Монтсеррат, Гваделупа, Пуэрто-Рико, Белиз, Гренада, Багамы, Никарагуа, Тринидад и Тобаго, Италия, Испания, Гренландия, Мексика, Сен-Пьер и Микелон, Бермудские острова, Новая Зеландия, Уоллис и Футуна, Папуа-Новая Гвинея , Микронезия, Тувалу, Французская Полинезия, Американское Самоа, Кирибати, Новая Каледония, Австралия, Маршалловы Острова, Западное Самоа, Палау, Науру, Гуам, Вануату, Соломоновы Острова, Острова Кука, Ниуэ, Фиджи, Тонга, Сингапур, Лаос, Бруней-Даруссалам , Макао, Камбоджа, Гонконг, Вьетнам, Филиппины, Индонезия, Малайзия, Тайвань, Таиланд, Уругвай, Гайана, Колумбия, Фолклендские острова (Мальвинские острова), Бразилия, Суринам, Французская Гвиана, Боливия, Парагвай, Венесуэла, Аргентина, Эквадор, Чили, Перу, Украина, Российская Федерация

За границей: Книга первая Лиз Джейкобс

от EE Османская

 

Снег пошел вечером, большими тяжелыми хлопьями падал в темноту.Эрин взяла в постель книгу и чашку чая и надеялась, что ночью это прекратится.

Утром, однако, мир был белым, мягким и безмолвным, снег все еще падал с темно-серого неба.

Эрин стояла у окна гостиной с кофе в руке и смотрела, как падает снег. Около пяти дюймов покрыло ее машину, и еще больше было унесено в широкие дюны вокруг нее. Подъездная дорожка петляла от ее старого фермерского дома к дороге, усыпанной нетронутым снегом.

За небольшой рощей, разделявшей их владения, Эрин могла разглядеть своих соседей, закутавшихся и пытающихся откопать свои машины.Значит, школы не закрыли, наверное, просто с опозданием.

В конце концов ей тоже придется раскопать. Они были недостаточно близко к городу, чтобы в ближайшее время плуг мог расчистить дороги. Хотя Эрин негде было быть. Она могла позволить себе подождать, по крайней мере, пока не перестанет идти снег.

Сегодня день в джинсах, толстом свитере и шерстяных носках. Эрин переоделась в один из своих самых старых свитеров, вересково-зеленый, низ и манжеты которого порвались; джинсы с темными пятнами книжного клея; и пушистые носки.Она заплела волосы, чтобы они не падали на лицо.

Налив вторую чашку кофе, она пошла посмотреть, над какими проектами ей предстоит работать в офисе. У нее всегда была книга, над которой можно было поработать в свободное время, даже тогда, когда она была директором отдела сохранения университетской библиотеки и чинила книги каждый день. Была разница между тем, чтобы делать что-то, потому что это была ее работа, и тем, чтобы делать что-то, потому что ей это нравилось. Эти проекты принадлежали ей и только ей, а не диктовались библиотечным бюджетом или тем фактом, что в первую очередь нужно было работать над более часто используемыми предметами.

Одной из вещей, которых она больше всего ждала после выхода на пенсию, были эти маленькие проекты.

Ее внимания ждала стопка примерно из шести книг в твердом переплете, которые она купила в местном магазине подержанных книг. Эрин отложила кофейную чашку и взяла книгу о птицах Нью-Йорка и о том, как их идентифицировать. Дата публикации — 1966 год, книга в скромном коричневом переплете, ныне выцветшем, с золотыми буквами. Надпись была тем, что изначально привлекло внимание Эрин. Он был в довольно хорошем состоянии, хотя корешок оторвался, в результате чего доски также оторвались от текстового блока.Некоторые другие книги нуждались в полном переплете, что заняло бы больше времени, поэтому Эрин отложила их, чтобы поработать над ними позже.

Канцелярским ножом она разрезала ткань переплета, полностью отделив корешок и доски от текстового блока. Она отложила корешок и доски в сторону и поместила текстовый блок, теперь голый, корешком вверх, в деревянный зажим.

Звук хруста колес по снегу заставил ее взглянуть в окно. Это звучало слишком близко, чтобы быть ее соседями или какой-то храбрецом на дороге.Отложив свои инструменты, она пошла выглянуть наружу.

Пикап со снегоочистителем медленно полз по подъездной дорожке, расчищая дорогу. Эрин открыла кухонную дверь и высунулась на холод.

Грузовик припарковался у ее подъездной дорожки, и дверь распахнулась. Из него вылезла Рай, крупная, квадратная, в рабочих ботинках, комбинезоне, фермерской куртке и шерстяной шапке.

«Эй», — крикнули они и помахали Эрин.

«Привет». Она помахала в ответ, когда Рай пробрался через снег и поднялся по ступенькам к дому.

«Я думал, что приду и вышвырну тебя». Рай стряхнула снег с их ботинок и вошла на кухню. — С тех пор, как я закончил расчищать подъездную дорожку.

«Спасибо. Я не хочу доставлять тебе лишние неприятности». Эрин закрыла за Рай дверь и повернулась, чтобы увидеть, как они стягивают шерстяную шапку и стряхивают влагу со своих темных волос.

«Ничего страшного». Рай посмотрела в пол, щеки порозовели. Эрин не могла сказать, было ли это от холода или от застенчивости.

«Ну, тогда спасибо».

Рай только кивнула. — Дай мне закончить. Они снова надели кепки и повернулись к двери.

«Когда закончишь, вернись, пожалуйста. Выпейте чаю, что-нибудь поесть». Это было меньшее, что Эрин могла сделать взамен за то, что ей не пришлось чистить подъездную дорожку. Не говоря уже о волнении, которое охватило ее при мысли о встрече с Рай.

Когда она переехала сюда несколько месяцев назад, она слышала о них как об одном из немногих других трансгендеров в этом районе.У них были общие друзья: Эмма, руководившая местной библиотекой, и Питер, руководивший историческим обществом. Питеру нравилось устраивать званые обеды, а Эмме нравилось знакомить людей, поэтому было неизбежно, что Эрин и Рай встретятся и подружатся. Они все еще зависали в этом неловком пространстве между друзьями и знакомыми, хотя Эрин очень надеялась, что они вдвоем сойдутся и встанут на сторону дружбы.

Рай была тихой, она знала. Они владели небольшой фермой и продавали ее на местном фермерском рынке.Они двое говорили о том, что хорошо, а что сезонно, так что Эрин знала, что они едят вместе.

Рай не смотрел на нее. Они замолчали, и она думала, что они скажут «нет», пока они не посмотрели на нее и не кивнули. «Это было бы чудесно.»

«Отлично». Она просияла.

Они просто снова кивнули и распахнули дверь, впустив небольшой снежок.

Она наполнила электрический чайник и включила его, жалея, что не спросила Рай, что они предпочитают — черный чай или травяной.Она положила оба на прилавок, просто чтобы убедиться. Был торт, который Эрин испекла вчера, темный от патоки, приправленный гвоздикой и кардамоном. Был также домашний сыр, травы и оливковый хлеб со вчерашнего дня, а также козий сыр, который Эрин купила на крошечной козьей ферме в сорока минутах езды от ее дома. Она поставила пирог и хлеб в духовку, чтобы они согрелись.

Снаружи грузовик Рая двигался вверх и вниз по подъездной дорожке, пока весь снег не был убран, за исключением небольшого пятна вокруг машины Эрин.Рай припарковался и выбрался наружу, взяв с кузова лопату.

Эрин надела сапоги и пальто, засунула руки в варежки и вышла на снег. «Позвольте мне помочь.»

Она взяла свою лопату и пошла по снегу туда, где стоял Рай.

«Тебе не обязательно. Я сказал тебе, что не возражаю».

Однако

Рожь не помешала ей копаться в снегу вокруг своей машины. — С двумя из нас дело пойдет быстрее. Из-за этого Эрин чувствовала себя неловко, заставляя Рай бороздить подъездную дорожку и откапывать ее машину.Она расчистила пространство, достаточное для того, чтобы добраться до задней части машины, и открыла багажник. Там была старая метла, которой она сметала снег с самой машины.

«Достаточно честно». Рай снова наклонился к лопате, оставив Эрин подметать.

К тому времени, как она закончила расчехлять машину, им удалось освободить достаточно места, чтобы она могла легко выйти и спуститься по подъездной дорожке.

«Теперь мы поедим». Эрин убрала метлу обратно в багажник, а Рай убрал лопату.

Они оба забрались по снегу обратно на кухню Эрин.Внутри они сбросили пальто, шапки, шарфы и варежки, повесив все на крючки и оставив сапоги на резиновом коврике внизу.

Еда была полностью подогрета, что очень обрадовало Эрин, хотя воду пришлось подогреть. «Чёрный чай, травяной?» Она указала на ряд чайных коробок и снова включила чайник.

«Черный подойдет, или что ты там пьешь». Рай немного пошаркал, выглядя неловко, стоя в носках на кухне у Эрин.

«Вот торт, хлеб и сыр.

Рожь посветлела. — Я бы хотел торт.

Эрин отрезала им кусочек, и когда она закончила, вода снова закипела. Она приготовила им обоим чай, пока Рай ел их торт.

«Это действительно хорошо». Рай улыбнулась ей, когда Эрин повернулась и увидела, что он съел почти весь свой кусок.

«Спасибо». Она положила на тарелки еще кусочков торта, хлеба и сыра и поставила их на кухонный стол.

Они сидели по обе стороны стола, каждый со своей кружкой чая, между ними была еда.

«Ну как твоя ферма и животные?» Эрин потянулась за своим ломтиком темного влажного торта.

«Все идет хорошо». Рай пожала плечами, небрежно покрутив рукой их кружку. «Был занят подготовкой всего к зиме».

«У вас много еды и вещей?»

Рай улыбнулась. — Да, я кое-что припасаю на зиму — корнеплоды, мед, мыло, свечи, варенье в банках. Конечно, я многое продам».

«Конечно». В конце концов, ферма Рая была их средством к существованию, а времена для фермеров были тяжелыми.Тем не менее, она надеялась, что они смогут оставить себе хотя бы немного.

— А ты? Рай потянулась за ломтиком хлеба. «Пережить зиму в северной части штата Нью-Йорк — нормально?»

Эрин рассмеялась. «Я жил здесь много лет, и я не был далеко, но да, все было в порядке. Особенно при таком мягком начале».

Рай кивнул. «Всегда странно, когда у нас нет снега даже в ноябре или декабре».

Между ними воцарилась тишина.

«Если вы не возражаете, я спрошу .. ». Рай снова отложила кружку. «Зачем ты вернулся сюда? Это не похоже на то место, куда уходит большинство людей».

Эрин посмотрела на кружку темного чая в своих руках. Она не сказала, что вернется сюда, потому что здесь она жила, когда была замужем, когда у нее была семья, дети, которые до сих пор с ней разговаривали, — в этой прекрасной части страны, где для долгое время она предполагала, что проживет всю оставшуюся жизнь. До того, как она вышла и совершила переход, до того, как все было убрано.Она подняла кружку и сделала глоток. — Здесь тихо.

«Это так». Голос Рая был нежным и спокойным. Дальше они не спрашивали, просто оставили в покое то, что она сказала. Легкость, с которой они держались, вызывала у Эрин желание продолжить разговор, желание рассказать им обо всем.

Какое-то время они оба молчали, а затем Эрин подалась вперед, упершись локтями в исцарапанное дерево стола. «Могу я задать тебе личный вопрос?»

«Зависит от того, что это такое». Рай выглядел настороженно.

«Зачем использовать единственное число «они»?»

Это вызвало удивленный смех Рая.»Почему бы нет?» Они взяли свои кружки и откинулись на спинки стульев. «Я тоже пользуюсь мужскими местоимениями — это заставляет людей чувствовать себя более комфортно — но чем старше я становлюсь, тем меньше гендер означает, понимаете?»

В некотором смысле Эрин не знала, не могла представить, что знает, но в другом… . . она думала о том, до перехода, о том, на что это было похоже, что это было сейчас. «Наверное.»

Рай склонили голову набок. «Знаете, когда я был моложе, все дело было в том, чтобы быть настоящим мужчиной». Они улыбались, как будто шутили.«Но, в конце концов, я больше, чем кто-либо другой, и меня это устраивает».

Эрин подумала о правде в том, что они сказали. «Думаю, моя женственность — это часть меня. Невозможно разделить их».

Она почти ожидала, что Рай будет протестовать, но вместо этого они кивнули. «Я это понимаю.»

Они просто оставили это между собой на долю секунды, а затем Эрин потянулась к своей кружке, и Рай переместилась туда, где они сидели. Слишком много близости слишком рано. Они оба отвернулись.

Эрин откашлялась. — Так что ты делаешь, когда не работаешь?

Рай колебалась. «Я путешествую пешком, разбиваю лагерь и люблю собирать грибы, дикий лук-порей и все, что здесь растет естественным образом».

«Звучит интересно». Это звучало устрашающе для Эрин, которая не могла вспомнить, когда в последний раз ходила в поход.

«Чем ты занимаешься?»

«Ремонтирую книги». Эрин подумала о том, чтобы оставить все как есть, но потом встала. «Позволь мне показать тебе.»

Она вошла в кабинет, отстегнула зажим, удерживавший книгу, над которой работала, и протянула ее Рай.

«Я нахожу подобные книги в букинистических магазинах и на распродажах библиотек, приношу их домой и реставрирую». Она смотрела, как Рай переворачивает наполовину разобранную книгу в их руках.

«Знаете, когда я работал, мы в основном просто следили за тем, чтобы книги были функциональными, чтобы они прослужили сколько угодно лет и были хотя бы читабельны. Но для моих собственных проектов я хочу сделать книги красивыми, понимаете? Например, взять книгу, которая была выпущена в массовом порядке как объект потребления, и превратить ее в произведение искусства.Или взять книгу, которая изначально создавалась, чтобы быть красивой, но, возможно, плохо состарилась, и снова сделать ее красивой другим способом».

«После того, как вы закончите делать эти книги красивыми, куда они пойдут?» Рай перевернул книгу во второй раз, затем осторожно открыл ее, чтобы заглянуть внутрь.

«Я их раздаю».

«Это прекрасный подарок».

Эрин почувствовала, как горят ее щеки. «Спасибо.» Потом возникла идея. — Ты любишь птиц?

Это казалось смешным, но Рай улыбнулась.»Я делаю. Известно, что я участвовал в некоторых исследованиях Корнелла по идентификации птиц. Просто сбор данных, знаете ли.

Эрин засунула руки в карманы джинсов. — Если хочешь, когда я закончу, можешь взять этот.

Рай замерла. Когда они посмотрели на нее, их глаза расширились от настоящего удивления. «Вы уверены?»

Рай держала книгу теперь почти благоговейно, а Эрин смотрела в пол, чтобы не смотреть на их большие руки на переплете обложки.»Да. Я имею в виду, что я бы все равно делал эту работу».

«Ну, спасибо». Рай протянул книгу Эрин, которая взяла ее и положила обратно на рабочий стол.

Они вернулись на кухню. — Мне пора идти, — сказал Рай. — Тебе нужна помощь в уборке? Они кивнули на стол с едой, тарелками и кружками.

«Я понял». Эрин отмахнулась от них, хотя и позволила Рай помочь ей отнести посуду к раковине.

«Вы уверены, что я хотя бы не могу высохнуть?»

Эрин сдалась.»Конечно.» Она включила воду и протянула Рай кухонное полотенце.

Она мыла и сушила, пока посуду не убрали.

Рай повесила кухонное полотенце и насухо вытерла руки о штаны. “Большое спасибо за еду.”

«Спасибо, что вытащил меня».

Рай кивнула, улыбнулась и пошла натягивать сапоги.

Она смотрела, как они одеваются для холода. Снаружи ветер все еще гнал в воздух тучи снега. Небо было цвета бледного сланца, а деревья казались еще темнее на фоне неба, отяжелевшего от снега.

Снова укутавшись, Рай кивнула в последний раз и распахнула кухонную дверь.

«Берегитесь», — крикнула им вслед Эрин. Рай повернулся и помахал им рукой.

Она смотрела, как они идут к своему грузовику. Двигатель грузовика тарахтел и кашлял, но заводился. Ржи дайте ему прогреться в течение минуты или двух.

Эрин вернулась внутрь. Она стояла у окна и смотрела, пока грузовик не съехал с подъездной дорожки на дорогу.

Затем она отвернулась и вернулась к своим книгам.

 

***

 

Если вам понравилась эта история, вам также может понравиться роман Э. Э. Оттомана Documenting Light

Если вы ищете себя в прошлом и ничего не видите, как вы узнаете, кто вы? Откуда ты знаешь, что ты должен быть здесь?

Когда Вятт приносит в местное историческое общество неопознанную фотографию, он надеется, что штатный историк Грейсон расскажет ему больше о людях на фотографии.Субъекты на загадочной фотографии сидят бок о бок, их руки сближены, но не соприкасаются. Один темный, другой светлый. Оба носят мужские костюмы.

Они были друзьями? Любовники? Деловые партнеры? Любопытство заставляет Грейсона и Вятта копать глубже в поисках информации, и чем больше они узнают, тем больше начинают задумываться — о фотографии и о самих себе.

Грейсон сбился с пути. Он скучает по семье и друзьям, которые поддерживали его до его перехода, и по уверенности, благодаря которой он стал успешным аспирантом.Уайатт живет в таком же подвешенном состоянии, ухаживая за больной матерью, беспокоясь о деньгах, не зная, как и когда он сможет публично выразить свой небинарный пол. Растущее притяжение между Уайеттом и Грейсоном пугает и невероятно волнует.

По мере того, как Грейсон и Вятт открывают для себя силу любви, обеспечивающую им безопасность и комфорт в настоящем, они находят новые способы написать неписаную историю своей жизни и жизни таких же людей, как они. С сочувствием и проницательностью Осман предлагает блестящее исследование современной транс-идентичности.

Поступит в продажу в конце лета 2016 г. в Brain Mill Press

Дополнительная информация на сайте documentinglight.com

***

Выдержка из Documenting Light

Глава 1

Первое, что подумал Вятт, когда увидел квартиру, было то, что она прекрасна. Потолки были высокими, с восточными узорами на каждом. Дверные проемы в гостиной представляли собой высокие широкие арки, и в каждой комнате были огромные окна.В гостиной был встроенный книжный шкаф и камин, в спальне тоже камин. Все помещение представляло собой свежевыкрашенные белые стены и блестящие деревянные полы.

«Забудь о маме». Джесс медленно повернулась в гостиной. «Я хочу жить здесь».

«Да, если бы кто-то из нас мог себе это позволить». Вятт засунул руки в карманы и посмотрел в окно гостиной на усаженную деревьями улицу.

Их мать была совсем другой историей. «Это не ферма.— Она провела руками по каминной полке в гостиной, обходя кушетку, которую движущиеся мужчины оставили у нее на пути. Ее большие серебряные браслеты-кольца скользили и щелкали по дереву. «Как я буду выгуливать собак без достаточного пространства на улице?»

«Вы не приводите собак». Уайатт взял ее за руки и осторожно повернул к себе. «Запомнить? Мы говорили об этом. Мальчики из Бейкеров любят их, они хорошо о них позаботятся».

«А ферма?» Она выглядела смущенной, но тогда они ожидали этого.Им сказали, что переезд будет трудным и дезориентирующим для нее.

«Да, теперь они управляют фермой, и ты будешь жить здесь, где ты будешь рядом со мной и Джесс».

Тимоти, жених Джесс, проковылял мимо, его маленькое тело было нагружено коробками для кухни.

— И Тимоти, — добавил Вятт с чувством вины. Он был рад, что Тимоти здесь, даже если бы он предпочел, чтобы это была только семья. «Все будет хорошо».

Однако она все еще не выглядела убежденной.

«Давай». Вятт подвел ее к одному из встроенных книжных шкафов, где уже были сложены коробки с книгами. «Давайте распаковываем эти книги. Вы знаете, как вы хотите, чтобы они были организованы.

Он открыл одну, и какое-то мгновение она смотрела в коробку так, словно никогда раньше не видела ее содержимого. Затем ее лицо просветлело. «О, да. Это мои книги о лечебных травах, — она вытащила целую горсть, — и о выращивании трав. Я также вижу здесь кое-что об идентификации диких трав. Каждому из них нужно будет идти вместе в свои разделы.

«Хорошо». Вятт откинулся на пятки, пока она сортировала книги, расставляя каждую на полке. Доктор сказал ему, что ключом к успеху является разбиение движения на части, которые ей по силам.

«Остальные книги посвящены садоводству?» Она постучала по крышке следующей неоткрытой коробки.

«Я предполагаю, что некоторые из них». Вятт сорвал ленту с коробки и открыл ее. — Но ваши книги по лесоводству, вероятно, тоже здесь. Так у каждого своя секция?

«О, у меня слишком много книг по этим темам, чтобы каждая из них была отдельным разделом.Их придется разбивать дальше».

«Тогда тебе придется это сделать, а я разложу книги там, где ты мне скажешь, но я недостаточно хорошо разбираюсь в этом деле, чтобы сортировать их».

«Если бы вы были внимательны, когда росли, вы бы знали». Но она улыбалась, той маленькой дразнящей улыбкой, которая говорила, что, несмотря на то, что у нее был голос мамы, она не хотела этого.

Это заставило Вятта улыбнуться в ответ, даже когда его желудок скрутило, потому что он не видел эту улыбку несколько месяцев и начал думать, что больше никогда ее не увидит.

Это была одна из тех вещей, от которых нужно было отказаться. По крайней мере, так он говорил себе.

«Похоже, у вас двоих здесь все хорошо».

Он повернулся и увидел в дверях Джесс, растрепанную в своей самой старой одежде, с кудрями, выбившимися из хвоста на затылке.

«Распаковка?» Она ободряюще улыбнулась.

«Да». Вятт махнул рукой, глядя на открытые коробки и книжный шкаф. «У нас все хорошо, систематизируем книги.

Она сунула руки в карманы джинсов и подошла, чтобы посмотреть, что у них есть на полке. «Ну, я думаю, что переселенцы все уладили».

«Я организовал по темам. Вот, держи это. Он сунул Джесс стопку книг.

«Знаешь что, Вятт?» Джесс послушно взяла книги. «Я немного помогу маме, если ты захочешь перенести коробки из холла на чердак. Хозяин сказал нам, что мы можем использовать пространство там для хранения.

«Конечно». Вятт отряхнул штанины своих джинсов, встал и направился в холл.

Тимоти был на кухне, распаковывал коробки с посудой. «Вы хотите заказать китайский в ближайшее время?» Вятт заглянул в кухню, упершись рукой в ​​дверной косяк.

«Конечно. Китайский звучит хорошо».

«Мне нужно переместить несколько ящиков на чердак, но когда я вернусь, я закажу».

Тимоти кивнул. «Скажи мне, сколько, и я внесу свою лепту».

На мгновение Вятт хотел сказать: Не надо, она не твоя мать .Но это вышло бы гораздо суровее, чем он имел в виду. «Конечно. Я дам Вам знать.» Он нырнул обратно в холл.

Квартира его матери находилась на втором этаже. Ему потребовалось несколько минут, чтобы найти дверь, ведущую на чердак. Как только он это сделал, все оказалось не так плохо, как он думал. Лестница и чердак были хорошо освещены, по крайней мере, не только потолочными светильниками, но и круглым окном, расположенным в передней части дома, через которое проникали остатки дневного солнечного света и тепла.Там было пыльно, но не грязно само по себе, и пол под ним казался прочным, что делало его примерно на сто процентов безопаснее, чем чердак старого фермерского дома, где он вырос.

Вятт поднимал коробки по одной вверх по лестнице. Было трудно сказать, куда их положить, потому что все на чердаке, казалось, было расставлено хаотично, без какого-либо четкого способа определить, что кому принадлежит. Он решил отодвинуть коробки своей матери так далеко, как они могли упираться в стену напротив лестницы, хотя в итоге ему пришлось поставить их у окна просто потому, что это было единственное оставшееся место.

Чем ближе он подходил к окну, тем жарче становилось, из-за чего у него на руках и затылке выступили выступающие точки пота. Его глаза начали слезиться от света и пыли, и когда он поднял последнюю коробку, Уайатт сел на пол, скрестив ноги.

Он должен вернуться и заказать китайский язык или посмотреть, как идет сортировка книг. Вместо этого он откинул лицо назад и закрыл глаза, сделав несколько глубоких вдохов.

В старом доме они собирали вещи до часу-двух ночи.Потом Тимоти приехал с грузовиком в пять. Конечности Уайетта отяжелели, мышцы спины болели при каждом движении, а им еще предстояло распаковать всю квартиру. Он покрутил плечами, пытаясь избавиться от изломов.

С лестницы донесся смех Джесса, громкий и сильный, смех его матери, слава богу, тоже.

Это было . . . Странно, однако, слышать их там внизу, когда он один здесь наверху.

Он встал, пытаясь отряхнуть пыль с задницы, и не осознавал, что просчитался, пока резкая и горячая боль не вспыхнула в его глазах.Дерево, пыль и грязь посыпались на него сверху. «Дерьмо!» Он согнулся пополам, руки потянулись к затылку, который он врезался прямо в балку. «Блядь!»

Первый удар сменился волнами боли, охватившей всю его голову, достаточно сильной, чтобы его глаза наполнились слезами. Он снова опустился на колени и на мгновение подумал, что, может быть, ему стоит начать звать Джесс, которая, в конце концов, была медсестрой. Однако боль уже уменьшалась, поэтому Вятт просто раскачивался взад-вперед, жалобно постанывая.

В конце концов, он уменьшился до такой степени, что он смог убрать руки, внимательно осмотреть их на наличие крови и снова встать.

Часть розовой изоляции оторвалась прямо над местом, где его голова ударялась о балку, но в остальном ничто не выглядело хуже из-за износа. Изоляцию нельзя было трогать, если он правильно помнил, но, с другой стороны, он не хотел, чтобы куски торчали наружу. Он натянул рукав своей фланелевой рубашки на руку и попытался засунуть изоляцию обратно в потолок.Конечно, легко обратно не вернулось. Вятт вложил в него весь свой вес и толкнул вперед руку так сильно, как только мог. Все это хрустнуло, а затем большой кусок выпал, приземлившись к его ногам.

«Ну, бля». Вятт осуждающе посмотрел на проделанную им дыру.

За изоляцией что-то было. Он потянулся, касаясь кончиками пальцев бумаги. Он толкнул руку глубже, пока не почувствовал край, а затем потянул. Все сразу ушло.

Это был конверт, один из самых больших, в которые люди посылали бумаги, ломкий и уже разваливающийся, когда он держал его.Он казался слишком легким, чтобы вместить бумаги. Вятт открыл ее так осторожно, как только мог.

Казалось, что там ничего не было, когда он просунул внутрь пальцы, так что он перевернул его вверх дном, чтобы убедиться. Он сжал дно и несколько раз встряхнул конверт. Что-то выпало и упало на пол.

Вятт наклонился, чтобы поднять его.

Это была фотография. Не особо крупная, немного выцвела, уголки немного потрепаны.

Двое мужчин, темнокожий и светлокожий, сидели по разные стороны стола, но смотрели в камеру, а не друг на друга.Они были одеты в одинаковые темные костюмы и позировали почти одинаково, положив одну руку на столешницу. Ноги светлокожего мужчины были скрещены, его поза стала более расслабленной. Его спутник смотрел прямо в камеру. Он казался почти нервным в своей напряженной концентрации, в том, как он держал себя. Ни один из них не улыбнулся, но в кадре было что-то почти искреннее, как будто мужчины ждали, когда же будет сделан настоящий портрет. Как будто в следующий момент более светловолосый мужчина расправил ноги, сел прямее, а его спутник расслабился, выпустив часть своей энергии, и сел с большей уверенностью.В этот момент, однако, оба были застигнуты в ожидании.

У Вятта кольнуло затылок, и он перевернул фотографию, но там было нечего разглядеть. Он снова взял конверт и просмотрел его. На этот раз он был по-настоящему пуст, а также совершенно без опознавательных знаков.

Что за фотография застряла в конверте и засунута под потолок чьего-то чердака?

Он снова посмотрел на них, на двоих, сидящих там, пойманных в этот момент, оба без охраны, их руки скользнули слишком близко друг к другу по столу.

Может быть, вопрос был бы лучше: Какую фотографию ты прячешь?

Вятт смотрел еще секунду, а затем покачал головой. Вероятно, это было ничего, просто старая фотография, о которой забыли.

Но что-то было в них двоих. Его палец прошелся по фигуре того, что покрасивее, по углу челюсти, по тому, как свет очерчивал его лицо — это ощущалось , семья , и это резонировало глубоко внутри тела Уайатта.

«Кем ты был?» Он понизил голос.— Ты прятался?

Были, конечно, очевидные теории, причины, по которым такую ​​картину можно убрать. Он мог представить, что они были парой. Эту компрометирующую улику спрятали, чтобы она не была уничтожена после смерти людей, которых она изображала.

Вятт никогда не скрывал, что он гей, но когда дело доходило до всего остального, он только и делал, что скрывался. Вес прохождения через мир как нечто, чем он не был, иногда был почти сокрушительным.Чтобы люди смотрели на него и видели мужчину, когда он так явно не воспринимался как худшая ложь. Это было похоже на пустое место внутри тебя, грубое, вырванное место, которое нужно охранять, прятать, о котором лгали. Синяк, о котором можно забыть даже боль, пока к нему не прикоснешься.

Были ли они известны?

Он сунул фотографию в нагрудный карман и спустился по лестнице в новую квартиру своей матери.

***

Об авторе

EE Осман вырос в окружении сельскохозяйственных угодий и лесов северной части штата Нью-Йорк.Они начали писать, как только научились, и до сих пор не остановились. Осман учился в Эрлхэм-колледже и получил степень по истории, а затем также получил степень магистра по истории. В наши дни они делят свое время между историей, писательством и сохранением книг.

Осман также инвалид, квир, транс-чувак, чьи правильные местоимения: они/они/их или он/его/его. Однако в основном это люди, увлеченные историей, историями и пространством между ними.

Была ли Жанна Кальман самым старым человеком, который когда-либо жил, или мошенницей?

Течение времени часто улашает споры, но в случае с Кальментом оно только рассеяло пыль. Поскольку население мира продолжало расти, когорта людей, доживших до ста двадцати двух лет, не росла. Спустя более двух десятилетий после смерти Кальман ее рекорд все еще стоял, делая ее все более заметным исключением с каждым годом. Либо она прожила дольше любого человека, либо совершила дерзкий обман.Как написал один обозреватель: «Обе истории жизни маловероятны, но одна из них правдива». В «Les 120 Ans de Jeanne Calment» ее валидаторы воспроизвели единственное известное изображение двух взрослых женщин Кальман. В нем Ивонн сидит на подоконнике. Жанна стоит слева от нее за столом, глядя на корзину с цветами и завернутый подарок. Обе женщины одеты в белые рубашки и темные свитера. Фотография сопровождалась дразнящей подписью: «Жанна и Ивонн, ее дочь.Какой из них какой?»

19 декабря 2018 года Николай Зак опубликовал препринт — в академических кругах, черновик статьи, которая еще не прошла рецензирование — в ResearchGate, социальной сети для ученых. Он начинался с цитаты из Книги Бытия («Тогда ГОСПОДЬ сказал: «Не будет Дух Мой состязаться с людьми вовеки, ибо они смертны; будут дни их сто двадцать лет») и повторялся в несколько более благопристойной форме. язык дела, которое они с Новоселовым составили в «Комсомольская правда» , добавив некоторые новые подробности.На одной странице Зак выполнял сложные математические уравнения; в следующий он цитировал Википедию или Daily Mail . Временами его логика переходила в область чистой спекуляции. «Находясь в доме престарелых и не имея возможности самой уничтожить документы, Жанна прибегла к помощи дальней родственницы», — написал он, имея в виду решение Кальман сжечь большую часть ее личных бумаг. «Скорее всего, это был результат холодного расчета и острой необходимости, а не эмоционального поступка.

Бумага Зака, хоть и необычная, но заманчивая. Французское телеграфное агентство A.F.P. подхватило его, и в канун Нового года в ряде газет появились статьи о разногласиях. Вскоре история с Кальманом превратилась в «дело », название, которое во Франции описывает драматический эпизод, более или менее гарантируя его эскалацию. Национальная телекомпания France 2 посвятила специальный выпуск в прайм-тайм «загадке Жанны Кальман», а Le Monde рассмотрела «безумную гипотезу двух российских исследователей», цитируя экспертов, которые сравнили методы русских с методами «фейковые новости.”

Дело могло бы так и остаться предметом заботы геронтологов и французов, если бы Обри де Грей не вмешался. Шикарный и бородатый участник движения против старения, де Грей родился в Лондоне в 1963 году. После карьеры в области искусственного интеллекта он начал изучать биологию, получив степень доктора философии. из Кембриджа в возрасте тридцати семи лет. Теперь, будучи главным научным сотрудником Исследовательского фонда SENS (Стратегии искусственного незначительного старения), некоммерческой организации, базирующейся в Маунтин-Вью, Калифорния, он пытается разработать медицинские методы лечения, которые обратят старение вспять.Он утверждает, что прямо сейчас живут люди, которые могли бы прожить более тысячи лет.

Такие виды, как морские анемоны и гидры, не проявляют признаков старения, и многие исследователи считают, что старение не является неизбежным. Как писал геронтолог Том Кирквуд: «Старение происходит в результате постепенного накопления неисправленных дефектов в клетках и тканях нашего тела по мере того, как мы живем, а не в результате какого-то активного механизма смерти и разрушения. ” В последние годы желание магнатов Кремниевой долины приобрести то, что вы не можете купить, положило начало своего рода космической гонке за «продление жизни».Соучредитель PayPal Питер Тиль пожертвовал на проекты де Грея не менее пяти миллионов долларов. Сам Де Грей внес еще тринадцать миллионов в 2011 году, получив наследство от своей матери. Некоторая эксцентричность только добавила его ауре. «Де Грей расслабляется, выпивая пинту пива в местном пабе и время от времени устраивая обнаженные пикники со своей значительно старшей женой», — отмечает L.A. Times в обзоре документального фильма 2014 года под названием «Бессмертники».

Де Грей — главный редактор биогеронтологического журнала Rejuvenation Research , в котором в феврале 2019 года была опубликована статья Зака ​​«Доказательства того, что Жанна Кальман умерла в 1934, а не в 1997 году».Статья была основана на его препринте, с некоторыми изменениями и новыми домыслами. Примечательно, что Зак утверждал, что фотографии Ивонны показали наличие фибромы — мясистой шишки — на кончике ее носа, которая совпадала с фибромой на фотографии Кальмент в старости. «Интересно, что на более поздних фотографиях его нет, что указывает на то, что он был удален», — написал он, чтобы объяснить фотографии Кальман в виде еще более старой женщины без такой фибромы. Ранее Зак говорил о возможности эксгумации тела Калмента; теперь он предложил другой способ исследовать ее ДНК.Сообщается, что Кальман дал исследователям образец крови в рамках проекта «Хронос» — новаторского опроса более тысячи французских долгожителей, проведенного в 1990-х годах Фондом Жана Доссе- CEPH , известным центром генетических исследований. Зак утверждал, что «биологический материал человека, умершего в 1997 году», вероятно, все еще находится в хранилище.

С. Джей Ольшанский, геронтолог из Иллинойского университета в Чикаго, сказал мне: «Я не нашел бумагу очень высокого качества.Если бы я был редактором, я бы не принял его». Многие читатели были сбиты с толку: почему де Грей решил дать одобрение академической респектабельности работе Зака? Распространялись диковинные теории заговора. Был ли де Грей, «международный адъюнкт-профессор» Московского физико-технического института, каким-то образом связан с русскими? Это была Большая Фарма? Был ли это Путин? Или был заговор с участием Фонда спасательных шлюпок, техно-выживательной организации, к которой принадлежали де Грей и Зак, в которую проникли русские шпионы? «Это плохие парни, которые играют в грязные игры», — сказал мне Роберт Янг, консультант Книги рекордов Гиннеса и директор Исследовательской группы по геронтологии, которая ведет базу данных долгожителей.«Это сфабрикованный спор — мы даже не считаем дело оспариваемым».

Валидаторам Кальмента внезапно пришлось защищать работу, которую они сделали двадцать пять лет назад. Один из них, Виктор Лебр, умер. Мишель Аллар, геронтолог, вышел на пенсию и жил в деревне в центральной Франции. Когда я разговаривал с ним, он казался слегка удивленным всем этим. Сначала он допускал возможность мошенничества, но, изучив свои файлы, пришел к выводу, что эта идея нелепа.«Я пытался построить сценарий, но можете ли вы представить, что кто-то будет все это делать?» он сказал. «В определенный момент мы должны быть разумными». Что касается ДНК, он сказал: «Его нет в моем холодильнике».

Третий валидатор, Жан-Мари Робин, был директором INSERM , французского национального института медицинских исследований. Он серьезно воспринял нападки русских на свою репутацию. «Это вздор, и не только вздор, но и враждебный, а не научный подход», — сказал он мне о статье Зака ​​ Rejuvenation Research .«Почему они начали эту операцию как камикадзе? Почему они отбросили шестьдесят слабых аргументов?» Робин не думал, что Путин или КГБ был вовлечен. Де Грей, как он считал, хотел получить доступ к крови Кальмана, которая, как говорили, хранилась в рефрижераторном биобанке в Фонде Доссе.

Клодин Серена была маленькой девочкой, когда однажды увидела Жанну Кальман возле своей школы. Ее мать только что приехала забрать ее. «Что вы знаете, вот идет Матушка Кальмент», — сказала она, когда стройная, быстро идущая фигура шла по улице.Семья Серены не любила местную высокую буржуазию. «Мой дед был коммунистом, а Жанна не любила коммунистов, потому что обвиняла их в русской революции, — объяснила Серена. Как и Кальман, ее дед почти всю жизнь прожил в Арле. «Он бы знал разницу между ней и ее дочерью», — сказала Серена. — И если бы у него было хоть малейшее подозрение, он бы донес на нее.

«Некоторые называют это фальсификацией присяжных. Я называю это судьбой». Карикатура П. К. Вея

Мы сидели во дворе арльского кафе с Сесиль Пеллегрини, еще одной уроженкой Арлезии.Они оба были членами группы Facebook под названием Contre Enquête sur l’Enquête Jeanne Calment (Контррасследование расследования Жанны Кальман), которая использовала коллективные таланты более тысячи простых людей, чтобы попытаться очистить имя Кальман. Ни Серена, ни Пеллегрини не могли до конца поверить, во что ввязались. Серена вышла на пенсию из дома престарелых Maison du Lac, где проработала сиделкой пятнадцать лет, десять из которых присматривала за Кальманом. «У нее были такие маленькие глаза с проницательным взглядом, — вспоминала она.«Очень снисходительно, ‘ ma fille ’ и так далее». Она добавила: «Она мне не нравилась, поэтому я беспристрастна». Пеллегрини, социальный работник, обычно проводила время в Интернете, публикуя фотографии своих четырех кошек. Теперь оба часами в день посвящали детективной работе и спаррингам с Заком. (Они позволили ему присоединиться к группе в Facebook.)

« C’est du James Bond », — сказала Серена.

Я спросил, зачем они ввязались.

«Несмотря на все это, это меня ужалило», — сказала Серена.«Мы не идиоты. Что оскорбительно, так это то, что Зак нам не верит.

— Как будто мы прячем тайного злодея, — сказал Пеллегрини.

«Он живет за своим компьютером на другом конце света», — добавила Серена.

В Арле сгущается электрическая энергия. На протяжении тысячелетий Рона была его жизненной силой, но город обращен внутрь, как будто он был слишком тщеславен, чтобы признать своего благодетеля. Посади цветок в Арле, ударь лопатой по римской реликвии. Мистраль может выбить зубы изо рта.Дизайнер Кристиан Лакруа, родившийся там, писал о мрачной палитре: «траурная синева кипарисов», «испеченная белизна неба». Ван Гог нарисовал город фиолетовым, кобальтовым, золотым и зеленовато-желтым цветом. Как выразился Лакруа, «не столько Арль дал свои краски Ван Гогу, сколько Ван Гог дал Арлю свои краски». Серена упомянула, что ее прабабушка спала, сидя прямо на стуле, чтобы сохранить свою традиционную арлезианскую прическу.

Зак утверждал, что жители Арля были слишком близки к делу Кальмана, чтобы быть рациональными.Но контр-следователи выстраивали дотошную защиту. Они начали с того, что опровергли теорию Зака ​​о финансовых мотивах Кальментов. Один из лучших исследователей группы, инженер по телекоммуникациям по имени Франсуа Робен-Шампиньель, показал, что в 1934 году налоги на наследство для семьи, вероятно, составили бы шесть процентов от активов Жанны, которые в сумме составляли около двухсот пятидесяти тысяч франков.

Post A Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.